Вы находитесь на странице: 1из 21

Содержание

Стр.
Предисловие 5
Признательность 17
Обращение к читателю 19
Введение 21

ЧАСТЬ 1
1. Дух Гомеопатии 29
2. Иллюстративные случаи 61
ЧАСТЬ 2
1. Жизненное ощущение 125
2. Иллюстративные случаи 155
ЧАСТЬ 3
Раздел 1
1. Более глубокое понимание 217
2. Введение к уровням 229
3. Случай из практики 243
4. Новое понимание здоровья и болезни 255
5. Миазмы 267
6. Жизненное ощущение и Царства 293
Раздел 2
1. Взятие случая 321
2. Ощущение в Гомеопатии 429
3. Область Бессмыслицы 523
4. Последующее наблюдение 593
5. Острые ситуации 661
6. Детские случаи 673
7. Прояснение сомнений 681
8. Заключение 689
Приложение
Спектр Миазмов 699
Краткий обзор миазмов 700
Таблица Миазмов 702
Миазмы Доктора Шанкарана (Иллюстрации Д-ра Андреаса Холлинга) 703
Таблица Ощущений (Растительные Семейства) 707
Таблица Миазмов и Средств (Растительные Семейства) 714
Схема Взятия Случая 715
Указатель 717
Правитель Му империи Цин сказал По Ло: «Ты уже немолод. Найдется ли в твоей семье
кто-нибудь, кому я могу поручить отобрать для меня лошадей из твоего стада?» По Ло
отвечал: «Хорошего коня отличает стать, но превосходный скакун несется, не поднимая
пыли, не оставляя следов, легкий как ветерок, неуловимый и эфемерный. Сыновья мои не
обладают талантом в этой области: они могут отличить хорошую лошадь, но не
распознают превосходного скакуна. Однако есть у меня друг Ши-фан Као, он – разносчик
горючего и овощей, но в делах, касающихся лошадей, ни в чем мне не уступит. Сделайте
милость, призовите его». Правитель Му так и сделал и тут же послал его на поиски
коня. Три месяца спустя Као вернулся с вестью о находке: «Она в Ша-ци-ю». «Что это
за лошадь?» – спросил правитель. «О, это мышастая кобыла», – был ответ. Посланные
за лошадью сообщили, что это – угольно-черный жеребец! Разгневанный правитель
призвал По Ло. «Твой друг, – сказал он, – которому я поручил выбрать для меня лошадь,
все перепутал. Он же не в состоянии различить ни пола, ни масти животных! Известно
ли ему хоть что-нибудь о лошадях?» По Ло радостно встрепенулся. «Неужели он достиг
такого совершенства? – вскричал он. – Ах, тогда он стоит десять тысяч таких, как я,
вместе взятых. Мне ли с ним равняться! Као способен видеть духовное устройство.
Сосредоточиваясь на самом главном, он забывает обыденное; пристально вглядываясь
во внутренние качества, он теряет из виду внешнее. Он видит то, что хочет увидеть, а
не то, чего не хочет. Он смотрит на то, на что должен смотреть, и пренебрегает тем,
на что смотреть нет нужды. Если Као столь мудро судит о лошадях, сколь мудры
могли бы оказаться его суждения о предметах более важных!» Лошадь была доставлена
– и оказалась поистине великолепным животным.

Даосская легенда
ПРЕДИСЛОВИЕ

Есть одна шутка, которая мне очень нравится:


Вопрос: Как долго должен практиковать врач?
Ответ: Пока не научится.
Ключом к стойким результатам является более глубокое понимание
болезни и лечения, а также развитие методов взятия случая и анализа ,
которые отражают это более глубокое понимание. В своей практике я
обнаружил, что чем глубже уровень, достигнутый в случае, тем вероятнее
возможность успеха. Каждая из моих более ранних работ, а именно Душа
Гомеопатии, Суть Гомеопатии и Понимание Растений представляет собой
шаг в углублении моего понимания Гомеопатии. Последние четыре года
стали свидетелями крупного сдвига, и эта книга отражает этот сдвиг, а
также метод, возникший в результате него.
Болезнь – это состояние, выраженное как психическое состояние и как
физические симптомы. Психическое состояние часто испытывается как
стресс. Стресс является результатом не внешних фактов (хотя так может
показаться), а индивидуального способа восприятия внешних обстоятельств.
Дело в том, что внешняя действительность не является 'причиной'
большинства стрессов и конфликтов, происходящих в нашей жизни.
Если взять крайности жизни или наблюдать наиболее суровые из внешних
фактов, то в такие моменты редко возникают внутренние конфликты. В
таких ситуациях человек знает, как обстоят дела и точно знает, что делать.
(Известно, что в период войны случаи самоубийств и психических болезней
уменьшаются.)
Например, если горит дом, то в таких обстоятельствах вряд ли возникнет
душевный конфликт. Человек знает, что нужно делать, и он это делает.
Можно сказать, что возникает некое внутреннее единство и гармония. Как
будто в таких обстоятельствах один внутренний голос говорит нам, что
нужно делать. Редко возникают внутренние разногласия или суматоха в
такие моменты. Рассмотрим другой пример - если человека преследуют
дикие животные, не может быть двух мнений относительно того, что нужно
делать. Человека не волнует ситуация; все его внимание сосредоточено на
действии и он просто действует! Поэтому можно уверенно сказать, что в
действительно суровой ситуации, где проблема является отчетливо внешней,
разум интуитивно знает 'что' делать (и даже знает 'как' делать).
Тогда как или при каких обстоятельствах возникает стресс или конфликт?
Стресс или конфликт вступает в игру, когда внешняя действительность
значительно отличается от индивидуального внутреннего восприятия этой
действительности. Перед таким несоответствием между внутренними и
внешними фактами, внутреннее единство и гармония (которые были так
очевидны в примерах выше) перестают быть возможными, и вместо этого
человек испытывает дуальность и конфликт. Он испытывает два внутренних
голоса: один голос говорит 'Что (это фактически) есть', другой ясно
формулирует его внутреннее восприятие того, 'что есть', что в корне
отличается от фактов его внешней действительности. Например, человек
материально обеспеченный, объективно, казалось бы, не имеет причин для
беспокойства по поводу денег. Однако, если его собственное внутреннее или
индивидуальное восприятие такое что, несмотря на его богатство, он
нуждается и материально незащищен (несоответствие между внешней
действительностью и его собственным восприятием), то он испытает
внутри себя два противоречащих друг другу голоса. Именно эти
внутренние разногласия, этот внутренний конфликт вызывают стресс.
Давайте рассмотрим другой пример: девочка, которая постоянно чувствует,
что весь мир ее не любит. Объективно, у нее есть родители, которые любят ее;
учебное заведение, которое она посещает, также хорошо заботится о ней; и
все же она продолжает чувствовать, что никто не любит ее. Субъективно она
чувствует себя нелюбимой. Голос внешней действительности ('что есть')
противоречит ее 'внутренней действительности' (т.е. тому, что она считает
действительностью). Эти два противоречащих голоса создают в ней
суматоху и стресс на каждом уровне.
Таким образом, можно сказать, что то, что мы испытываем как стресс или
конфликт в любой ситуации практически не имеет ничего общего с тем,
'что это есть' (внешняя ситуация), а больше связано с тем, 'чем это кажется'
(наш индивидуальный способ видеть и испытывать эту ситуацию). Когда
наше собственное индивидуальное восприятие заметно отличается от
реальной ситуации, мы фактически страдаем от делюзии', ложного
восприятия действительности, которое раскрашивает наше восприятие
вещей. Это можно сравнить с цветными очками, сквозь которые мы видим все
в одном цвете. Делюзия похожа на ношение цветных очков, которые мы не
снимаем всю жизнь. Мы рассматриваем все ситуации в одном 'цвете'. Это
становится обычным, повседневным способом восприятия самих себя и
окружающего мира.
Таким образом, кажется, что в основе стресса или конфликта лежит делюзия,
ложное восприятие действительности. Позвольте объяснить механизм этого
стресса немного позже: В любой ситуации, наши разум и тело сначала
склонны воспринимать ситуацию, и только потом уже оценивают, что она
значит с точки зрения нашего выживания. Так мы знаем, как
приспособиться и отвечать на ситуацию. Это происходит автоматически.
Например, когда насекомое жалит Вас, ваши чувства воспринимают это, и
Вы автоматически замахиваетесь, чтобы прихлопнуть его. Нет никакого
конфликта, никакой дуальности. Есть действие в данный момент.
Ситуация воспринимается и на нее реагируют соответственно и
соразмерно. Разум и тело воспринимают это и реагируют в соответствии с
действительностью 'как она есть'. Инцидент или ситуация проходят без
следов или последствий. Это - здоровье в терминах адаптируемости, свобода
соответствовать моменту, где разум и тело знают, что делать, и насколько
делать.
Вернемся к более раннему примеру с горящим домом: в такой ситуации
человек может испытывать тревогу и страх, но эти эмоции соразмерны и
вызывают конкретную и адекватную ответную реакцию. Они исчезают,
когда исчезает ситуация. Однако, в случае, когда человек действует исходя
из делюзии, все совершенно по-другому; в таком случае он не может видеть,
какова действительность на самом деле. Вместо этого он склонен
рассматривать ситуацию своим собственным способом, окрашивая и
оттеняя все сквозь свою делюзию. Таким образом, он реагирует неадекватно
или несоразмерно данной ситуации. Ситуация вызывает что-то в его
голове, пробуждает воспоминания из прошлого, напоминая ему что-то из
того, что происходило с ним прежде, несколько ситуаций, каждая из
которых появлялась в тех же самых цветах и оттенках, что и настоящая.
Кроме того, настоящая ситуация подтверждает вновь и вновь его делюзию, и
она более глубоко отпечатывается в его памяти на будущее. Из-за его
'делюзивного способа видения' часть его неспособна жить адекватно моменту,
настоящей действительности; однако другая его часть неспособна отрицать
эту действительность, то, 'что фактически есть'. Эта дуальность между тем,
'что есть' и 'что воспринимается' является причиной глубокого внутреннего
конфликта. В результате - стресс. Таким образом, именно неадекватное
восприятие человека и реакция являются основой стресса, а не сама
ситуация.
Если мы можем жить соответственно моменту, мы воспринимаем
ситуацию такой, как она есть. Поэтому, нет никакого конфликта, и с
ситуацией можно справиться почти автоматически (как в случае с москитом!)
Ситуация тогда остается ситуацией, а не становится проблемой. Ситуация
становится проблемой, только когда она связана с прошлым, и когда она
подтверждает ложное восприятие действительности, фиксируя ее таким
образом в нашей памяти. Так начинается процесс, где каждая ситуация
становится Проблемой, связанной с пожизненной проблемой,
фиксированным и ложным Восприятием действительности, делюзией,
которая управляет личной жизнью. Как только установилась делюзия,
любая ситуации будет всегда рассматриваться в свете этой делюзии, и
соответствующая реакция всегда будет неадекватной.
Каждый из нас имеет свою собственную делюзию, которая оказывает
влияние на все в нашей жизни: на то, как мы работаем, наши
межличностные отношения и т.д., даже эмоциональные состояния, страхи,
ненависть и радость основываются на этой делюзии. Делюзия также
представлена в наших снах, кошмарах и фантазиях. Интересно, что эти
делюзии разделяет вся человеческая раса. Изучая историю, мы можем
наблюдать, что делюзии не являются специфичными только для
отдельного индивидуума, они разделяются всей человеческой расой.
Они глобальны. Для них не существует географических и временных
границ, и они выражены в вечной и всегда притягательной мифологии,
сказках, литературе, искусстве, кино и других формах человеческого
воображения.
Мы видим все, что мы испытываем в жизни, в свете нашей личной делюзии.
Наше внутреннее, ложное восприятие действительно созвучно с
некоторыми событиями, характерами и эрами из истории и даже
мифологии. Мы также выделяем некоторые характеры в романах или
фильмах, действия и реакции которых некоторым образом повторяют
нашу собственную историю. Таким образом делюзия ведет нас за пределы
нашего личного переживания и объединяет нас с другими
индивидуумами из человеческой истории.
Позвольте мне проиллюстрировать это на примере. Молодой человек
может описывать свое состояние, говоря, что несчастлив на своем
рабочем месте. Это - его чувство. Далее, когда его просят описать это
несчастье в глубине, он может сказать, что его переживание на работе
похоже на чувство, как будто его схватили и пытают . Когда его просят
описать слова 'схватили и пытают', ему на ум приходят различные
образы: африканские рабы, привезенные в Америку, или
концентрационные лагеря во время Второй Мировой войны, и то как
Католики обращались со своими пленниками. Эти образы людей, которых
схватили и пытают, принадлежат к различным эпохам и являются частью
человеческого переживания (и поэтому сознания) с незапамятных времен.
Как только мы осознаем это, мы понимаем, что это переживание не
ограничивается одним человеком, а действительно глобально. Все
человечество испытывает его. Хотя человек описывает глубокий уровень
своих собственных переживаний - личный и частный, суматоха,
описываемая им, свойственна всем и обнаруживается во всем
человеческом сознании. Так достигая уровня, очень личного и
индивидуального, человек обнаруживает, что этот уровень связан со
всем человечеством. Он является и личным, и глобальным.
Следовательно, делюзия не ограничивается временем и местом. Она
неоднократно обнаруживается у различных людей в различные эпохи
человеческой истории. С начала человеческой цивилизации похожие
ситуации повторяются снова и снова в различных формах; могут меняться
выражения-проявления, но модель остается одной и той же. Например, в
истории каждой страны в каждой эпохе были примеры того, как люди
стремились к тому, чтобы быть самыми могущественными. Свойственные
им и многим другим им подобным демонстрация власти, взятие в плен,
пытки и диктатура страха наблюдались во все времена во всех странах и
культурах. Вот почему мифология по-прежнему интересна нам, несмотря на
прошедшие столетия. Также и пьесы Шекспира так мастерски передают
различные человеческие делюзии, посредством характеров и ситуаций, что и
сегодня они остаются такими же актуальными, как и во время их написания.
Человеческие делюзии пересекают все барьеры времени, места, языка,
национальности и культуры. Часто предпринимаются попытки проследить
происхождение этих делюзий. Некоторые приписывают их-относят их на
счет детским инцидентам и травмам, другие считают, что они идут из
прошлой жизни. Понятно, что мы стремимся найти источник этих
периодически повторяющихся моделей восприятия и поведения. Однако
при этом мы следуем узкой и длинной дорожкой, в основе которой лежит
концепция причины и следствия: это произошло, потому что то случилось,
но что же тогда послужило причиной того, и так далее. Иногда наш
повторяющийся вопрос "Почему? " приносит ответы в форме блестящих
предположений. Но чаще он приводит только к теориям, поскольку мы
никогда не можем быть уверенными. Мы можем только предполагать.
В моем понимании есть вопрос гораздо более продуктивный, чем 'Почему?
' и этот вопрос - 'Что?' Истина – это то, 'что есть' в настоящий момент. Мы
живем в настоящий момент, и эта настоящая действительность является
единственной познаваемой истиной. Это - все, что нам доступно. Почему
настоящая действительность такова как она есть, в конечном итоге, нам не
известно. 'Что есть' нам более, чем достаточно для того, чтобы мы
стремились воспринимать ясно.
Существуют формы психотерапии, нацеленные на то, чтобы человек осознал
свою делюзию или чтобы показать ему его фиксированные-навязчивые
модели восприятия и поведения. Но опасность здесь состоит в том, что такая
концепция может быть понята интеллектуально, а не основана на опыте.
Несмотря на то, что интеллектуальное понимание дает временное утешение,
оно не эффективно в конечном счете. Причина этого весьма фундаментальна
- делюзия не относится к интеллектуальной сфере. Она не является
результатом мыслительного процесса, как и не происходит из эмоций, таких
как страх, тревога, ненависть и радость. Делюзия возникает на гораздо более
глубоком уровне. Эмоции являются по сути выражением делюзии, а не ее
источником.
На самом деле, при более глубоком исследовании, мы можем оценить, что
делюзия не ограничивается только разумом, и не является его
результатом. Делюзия сама по себе – это часть гораздо более глубокого
переживания, ощущение, которое охватывает и разум, и тело, - гораздо
более глубокий уровень, заставляющий 'чувствовать до самых костей'.
Например, если у нас делюзия, что лев хочет напасть на нас, это чувствуется
не просто эмоционально или интеллектуально. Даже попытка
представить такое переживание вызывает ощущение этого неизбежного
нападения, ощущение, которое отражается в самой глубине-сердцевине
нашего существа. Все наше поведение, наше отношение, наши нервы и
эндокринные железы подвержены влиянию этого ощущения.
Так я пришел к пониманию, что это переживание делюзии является по сути
выражением еще более глубокого, основообразующего ощущения. Такое
ощущение индивидуально для каждого отдельного человека и чувствуется
на уровне и разума, и тела. Такое переживание гораздо глубже, чем
переживание 'разума'. Оно даже глубже, чем чисто человеческое
переживание, так как оно не ограничивается разумом. Это - переживание,
которое человек разделяет с животными, растениями и минералами - всеми
составляющими земли. Например, когда человек испытывает ощущение,
что на него нападает лев, это – переживание, которое не ограничивается
только людьми, оно также разделяется многими животными. Другие
ощущения еще более основополагающие (например, сила тяжести,
давление, сокращение, расширение) и свойственны всему на земле, включая
минералы. Ощущение не только психическое, эмоциональное или
психологическое. Это по сути что-то более физическое, т.е. инстинктивное и
основополагающее.
Эта модель или ощущение, из которого возникает наша делюзия, кажется
голосом чего-то внутри нас. Она управляет частью нашей человеческой
жизни и раскрашивает наше переживание. Это звучит противоречиво.
Можно провести аналогию с двумя голосами, одновременно поющими
внутри нас две совершенно разные песни. Одна мелодия человеческая и
находится на своем Месте. Другая мелодия, хотя тоже красивая, просто
неуместна в человеке. Эти два голоса поют вместе – какая какофония! Эту
дисгармонию можно назвать 'конфликтом' или 'стрессом' в повседневной
жизни. Если мы попытаемся удалить или искоренить этот стресс, нам
нужно дойти до этого самого глубокого уровня осознания.
Я стал понимать, что то, что мы считали болезнью, все признаки и
симптомы, психические и физические, общие и специфические ... все это
происходит из одного основного нарушения. И это нарушение находится не
в голове и не в теле; это что-то более глубокое. На этом уровне человек
говорит на языке, который является и психическим, и физическим. Тело и
разум можно тогда считать выражением этого уровня (ощущения), а этот
язык в сущности даже не является человеческим. Этот язык идет от
источника, отличающегося от человека: растения, минерала или
животного. Если мы начинаем слышать этот язык с большей глубиной и
четкостью, если мы сосредотачиваемся на этих словах и жестах, которые не
являются человеческими, и поэтому очень специфичны (то, что мы называем
специфическим, необычным, редким и странным в Гомеопатии), тогда мы
начинаем слышать другой язык, отличающийся от человеческого. И если мы
сосредотачиваемся на этом языке, мы можем услышать непосредственно сам
источник. Тогда нам становится ясно, на каком языке говорит человек: языке
минерала, животного или растения. Следующий шаг - дальнейшее
дифференцирование на млекопитающих, пауков, змей, Anacardiaceae или
Euphorbiaceae и т.д.
Нечеловеческое в человеке, основа стресса, вот, что я понимаю как болезнь.
Болезнь – это нечеловеческая песня, звучащая внутри нас, мелодия другой
природной субстанции. Сама по себе песня совершенна, но в человеке она
не на своем месте. Эта нечеловеческая песня не должна быть здесь. Наша
собственная врожденная песня, человеческая песня, находится на своем
законном месте, и только она одна должна играть в человеке.
Нечеловеческую песню необходимо ослаблять-приглушать, пока она совсем
не исчезнет и будет слышна только человеческая мелодия. В этом и состоит
задача средства. На основе Гомеопатического принципа Подобное Лечится
Подобным, отбирается средство, готовящееся из субстанции, песня которой
подобна нечеловеческой песне пациента. Такое средство со временем
ослабляет-уменьшает нечеловеческую песню, так, что какофония или
конфликт или стресс прекращаются, и только одна мелодия, человеческая,
слышится отчетливо. Когда это происходит на более глубоком уровне,
несоответствие между восприятием действительности и объективной
реальностью также исчезает, и человек отвечает на свою ситуацию
адекватно, как в случае с москитом, или пожаром в доме, или бегством от
дикого животного.
В свете концепций, упомянутых выше, можно сказать, что каждый из нас
живет одновременно двумя жизнями. Главная – это наша жизнь как
человека, являющегося частью семьи, ячейки общества. Человек по своей
природе – это 'социальное животное', поэтому его существование зависит от
его взаимодействия с обществом. В то же самое время в его природе
выполнять свою роль' в своем непосредственном окружении. Вместе с
исполнением этой роли, он лелеет свое собственное 'эго' и 'идентичность-
ощущение собственной личности'. Как только его эго чувствует потребность
достичь определенной Степени выполнения, он стремится к духовному
росту. Это - самое фундаментальное, что отличает его от других
животных. Все это врожденное и является неотъемлемой частью,
характеризующей его. Это - песня человека. Она состоит из:
• Его исполнения своей роли.
• Его воспитания в семье.
• Его вклада в общество.
• Его стремления в социальной сфере.
• Развития собственного эго и продвижения по пути духовного роста,
так как главнейшей личной целью его является самоусовершенствование.
Это - единственная песня, которая должна звучать внутри человека, как его
песня, его мелодия и его сущность.
Среди этой общности интересно видеть, как все мы как люди имеем
похожие качества и особенности, похожие страхи и стремления, похожие
мысли и чувства. И все же существует так много индивидуальных вариаций.
Каждый человек настолько отличается от других. Очень важным
компонентом этой человеческой вариации является то, что, несмотря на эту
общность, каждый из нас имеет какую-то часть, которая делает нас
уникальными. Именно эта маленькая часть, не являющаяся человеческой
особенностью, характеризует каждого из нас. Каждый человек также
отличается от остальных людей пропорциональным соотношением
некоторых качеств. Например, у одного человека может быть больше
агрессивности, другой - предпочитает черный цвет, третий – страшный
сладкоежка и т.д. Эти индивидуальные вариации - не изолированное,
случайное явление. Когда мы сопоставляем все эти 'несоразмерные'
особенности в восприятии и реакциях отдельного индивидуума, мы видим
ясную модель, которая верна для этого конкретного индивидуума, модель ,
являющуюся отражением другого явления, организма, проявляющего
энергию, совершенно отличную от энергии его человеческой жизни в
обществе, как отмечалось выше. В результате возникает дуальность: с одной
стороны у каждого индивидуума своя жизнь как человека, тогда как с другой
стороны существует целая другая история, совершенно другой мир внутри
него.
Этот другой мир, душа этой другой субстанции внутри нас, эта
энергетическая модель, которая придает индивидуальность каждому из нас,
имеет свое соответствующее место в природе, а не в нас. Но мы
позаимствовали эту энергетическую модель для того, чтобы справиться со
способом восприятия действительности. Это - наша стратегия выживания.
Таким образом, эта энергетическая модель является врожденной не для нас ,
а для 'источника', у которого мы заимствовали ее в природе.
Поэтому кажется, что душа источника занимает некоторую часть
индивидуума, придавая ему индивидуальные особенности. Даже при том,
что эта часть мала в сравнении с человеческой частью, она отличает этого
человека от других людей. Это бросается в глаза так же, как человек в
странной шляпе. Странная шляпа заметна, даже если она составляет совсем
маленькую часть человека. Эта другая часть (которая является отражением
источника из природы) имеет свою собственную энергию, собственную
мелодию, собственную песню, которая постоянно играет внутри человека.
Часто это обычная человеческая песня, которая играет в центре
повседневной жизни. Другая песня, таким образом, нисходит до уровня
фона, но слышится в словах и метафорах, чаще всего используемых нами
и характеризующих нас. Она также обнаруживает себя в ощущениях,
которые мы испытываем и выражаем в различных ситуациях, наряду с
жестами, которые мы используем, чтобы показать эти внутренние чувства и
ощущения.
Иногда происходит так, что люди пытаются сделать эту песню главной
песней их жизни, так выбирая карьеру, ситуацию или партнера, чтобы эта
песня могла свободно играть. Человек, имеющий агрессивную песню, может
выбрать профессию, в которой требуется такая агрессивность.
Он может таким образом жить обе свои песни в своей повседневной
жизни. Тогда в его жизни возникает некоторая гармония. Но в большинстве
случаев мы можем прожить лишь совсем небольшой процент от другой
песни в нашей повседневной жизни. Тогда человек выражает 'другую
песню' в своем времяпрепровождении, хобби, интересах и особенно в снах.
Конфликт, сопровождаемый суматохой и дисгармонией начинается, когда
другая песня не получает выражения. Ее интенсивность становится
настолько высокой, что ее невозможно выразить по-человечески. Тогда
часть, которая не может быть выражена, откладывается и кристаллизуется в
физическую и психическую патологию. Так как эта патология является
проявлением этой 'другой песни', то она имеет ту же энергетическую
модель, то же ощущение и ту же мелодию. Можно сказать, что эта другая
песня, эта нечеловеческая мелодия, выраженная в человеке, лучше всего
слышна в языке болезни. И этот язык болезни в человеке можно услышать в
том, как он выражает свои жалобы, точное ощущение своих болей или
других жалоб. Его также можно заметить в его восприятии своей
ситуации, словах, которые он использует для описания этой ситуации и ее
влияния на него, вместе с его реакцией на эту ситуацию.
Позвольте мне проиллюстрировать эту концепцию на примере.
Женщина, которая была исполнительным директором компании, пришла
ко мне с жалобой на сильные боли во время менструации. Когда ее
попросили описать ее боль, она сказала, что боль похожа на отдачу.
"Как когда Вы тянете что-то растягивающееся, и оно отскакивает – как
будто бьет Вас в отдачу. "
Это - необычное описание боли и возможно выражает ее внутреннюю
песню. Во время дальнейшего исследования ее жизни, она говорит, что
наиболее чувствительна она когда ее толкают и пихают в местах
большого скопления людей.
По роду своей деятельности, ей приходится находиться в многолюдных
местах. Она считает людей нецивилизованными, потому что они толкаются
и распихивают всех локтями. Ее инстинктивный импульс – толкаться и
пихаться. Но она не делает этого, потому что считает себя
цивилизованной и поэтому не должна делать таких вещей из мести.
Таким образом, песня, которая играет в ней, имеет энергию толкания и
пихания, агрессивности, которая выработалась в качестве механизма
выживания в ситуации, когда она вынуждена бороться за свое место в
толпе.
Мы обращаем внимание, что это - тот же язык, который выражается в ее
физической жалобе, в ее патологии. Это толкание и пихание в ответ
(отдача) - типичное явление для коз в пределах их группы. Козе
необходимо быть в стаде, хотя ей также необходимо найти свое собственное
место, и она делает это, толкая и пихая других. Это толкание и пихание
очень важно для ее выживания.
Эта дама испытывает то же самое явление в своей жизни, что делает его
'ее внутренней (нечеловеческой) песней'. Но она не позволяет этой песне
выражаться в ее повседневной жизни. Не находя внешнего выражения,
она накапливается внутри, требуя выхода.
Она находит выражение в ее физическом теле в форме болезненных
менструаций. Это проявляется в том, как она описывает себя, различные
аспекты своей жизни, другие свои чувства и ощущения, а также в жестах
рук, которые она использует для того, чтобы описать эти ощущения.
Поведение и язык тела, характеризующие ее, слова, наиболее часто
используемые ею, – это примеры, которые даются вне контекста, все это
явление как общность выступает в роли лейтмотива песни, которая
играет внутри нее.
Так, это явление животного мира, явление, конкретное для козьего
семейства, кажется, нашло отражение в ней; или правильнее будет
сказать, что она приняла часть энергии козьего семейства. Их дух
некоторым способом соответствует и помогает ей выжить в ситуации, в
которой она (подсознательно) чувствует себя. Это - ее 'другая песня',
мелодичная по-своему, но все же не на своем естественном месте.
Другой случай, который приходит на ум, это случай молодой девушки
лет двадцати пяти, главная жалоба которой - нерегулярные испражнения.
У нее были то запоры, то понос. На вопрос, как это влияет на нее, она
отвечала, что запор делал ее толстой. Выглядеть толстой для нее значит не
носить хорошую одежду и ощущать себя менее привлекательной. При
дальнейшем опросе о чувстве «менее привлекательна», она объяснила, что
она не любит стоять рядом с толстым человеком, потому что "это
отражается на нее". Люди скажут "толстый и толстый". Точно также в офисе
она не таскается с людьми, которых она называет "sidey". Для нее "sidey" –
это кто-то скучный и непривлекательный. Быть замеченной с ними
"отражается" на нее. Если она была замечена с ними, значит она такая же,
как они. Так как слово "отражается на меня" повторяется очень часто, я
попытался понять его с ее точки зрения. Она сказала, что слово
"отражается" обычно используется людьми для того, чтобы указать на что-
нибудь, что отражается, как стекло, так как оно отражает то, что внутри и
снаружи.
Далее она объяснила, что у нее была определенная картина того, какой
должна быть ее жизнь и определенный образ того, как она должна выглядеть.
Все должно быть согласно этому установленному порядку. Только тогда
человек может оставаться сфокусированным. Ее попросили описать слово
"сфокусированный".
"Сфокусированный - противоположность размытый, нечеткий", сказала она.
Она подробно остановилась на этом "Размыто – это когда Вы снимаете очки
и ничего не видите. Сфокусировано - это, когда Вы надеваете их обратно и
все, кажется, снова в порядке. " Когда ее спросили о стрессовых ситуациях в
ее жизни, она рассказала историю отношений, которые не удались. Они
очень глубоко затронули ее, потому что она была настолько поглощена
ими, что почти забыла, кто она сама. Все сводилось к тому "Я была тем,
чем был он" - она стала им.
Ситуации в ее повседневной жизни, которые она считает особенно
стрессовыми, - это встречи и презентации. Она столкнулась с сильной
тревогой, поскольку чрезвычайно много думала о своем образе и о том, как
она выглядит – ей казалось, что люди смотрят на нее, и что это отражается
на нее.
Ее отношение – это типичное поведение 'стекла'. Поведение 'стекла', в
общем, предполагает осторожность и внутри, и снаружи (демонстрация
тревоги), чтобы оно не сломалось. Кроме того, оно отражает то, что внутри
(с друзьями), поэтому оно действительно не имеет ничего собственного -
только отражает то, что перед ним (как произошло в ее отношениях).
Важно знать, что эта другая параллельная песня существует. Удивительно
видеть, как человек может узнать ее слово в слово, ноту к ноте, мелодию к
мелодии. Интригует то, как мы пытаемся сгармонизировать и прожить нашу
внешнюю жизнь в соответствии с этой внутренней мелодией. Тем не менее,
когда это не возможно, то мы живем различной жизнью внутри и снаружи.
Это создает дихотомию и дисгармонию, которая является корнем стресса.
Когда мы идем в глубь случая и видим, что источник средства
говорит с нами своим голосом, наш выбор средства гораздо более
уверенный, а результаты более твердые.
Главная жалоба – это наилучший и самый прямой путь получить
доступ к нечеловеческой песне или ощущению пациента. Осознание
важности главной жалобы было для меня большим шагом; это помогает
не потеряться в эмоциях, ситуациях и истории пациента. Можно
использовать главную жалобу для того, чтобы добраться
непосредственно до ощущения в основе болезни пациента. Главная
жалоба может вести прямо к нечеловеческой мелодии пациента.
Несмотря на то, что это - прямой маршрут, он не всегда легкий, а
иногда даже невозможный. Есть многие случаи, куда главная жалоба не
ведет никуда, и в таком случае приходится использовать 'обход'. Таким
образом придется столкнуться сначала с эмоциями и делюзией, прежде
чем достичь ощущения.
Глубже к ощущению, в области, которая вероятно соответствует
области Жизненной Силы, находится нарушение энергии. То, что мы
испытываем как ощущение в разуме и теле, «в самых костях»,
испытывается на этом уровне как нарушенная или анормальная
энергетическая модель. Эта анормальная энергетическая модель
повторяет энергию источника. В пациенте энергетическую модель
можно различить особенно по жестам рук. Я обнаружил, что жесты
наиболее хорошо отражают внутреннюю истину пациента. Слова
могут иногда вводить в заблуждение, особенно когда пациент
пытается быть 'разумным', но жесты обычно спонтанные, и особенно
если они повторяются, они никогда не могут вводить в заблуждение. Не
имея никакой логики или причины, они являются самыми
специфическими симптомами, ярко показывая энергию источника.
Пациент использует такие жесты в различных ситуациях, различных
контекстах и на различных уровнях: физическом, эмоциональном,
делюзивном и ощущении.
Эта книга описывает подробно концепцию, процесс, методы,
иллюстрируемые на случаях. Иногда возможно повторение идей. Это
сделано намеренно, с целью разъяснить идеи различными
способами. Я также попытался обратиться ко всем возможным
проблемам и сомнениям, которые могли появиться при применении
этого метода, так как мы использовали этот метод в течение
последних трех лет. Я также включил комментарии некоторых коллег.
Эти комментарии были наиболее полезными для меня и моих коллег.
Давайте присоединимся к радости открытия.
Раджан Шанкаран 21 октября 2004 года
ПРИЗНАТЕЛЬНОСТЬ

Мне очень повезло получить поддержку и любовь многих коллег и друзей, играющих
важную роль в моей работе.

Впервые я обнародовал свои идеи на международном семинаре в Бомбее в ноябре 2001


года. Позже семинары прошли в ноябре 2002 года и 2003 года. Эти семинары, на
которых присутствовали очень опытные практикующие врачи-гомеопаты, были хорошим
опытом, на одиннадцати неотобранных живых случаях я мог продемонстрировать
последовательное применение своей концепции и метода. Эти коллеги впоследствии
широко применяли их. Их результаты и отзывы обеспечили мне столь необходимое
независимое подтверждение. Среди тех, кто прислал мне свои случаи и комментарии, мне
хотелось бы особо отметить - Джаеш Шаха, Судхира Болдоту, Суджита Чаттерджи,
Линду Джонстон, Андреаса Роллинга, Лори Дэк, Джеффа Бейкера, Берта Лефевра и Мэри
Джиллис.

Программное обеспечение (Жизненный Поиск), основанный на этой технике, было


разработано Парешом Васани и мной. Наше с ним сотрудничество способствовало
совершенствованию метода.

Рашми Джейзинг, которая была свидетельницей событий на каждой стадии и


редактировала книгу «Система Гомеопатии», взяла на себя работу по составлению
данной книги, а ее острые вопросы помогли прояснению многих проблем. Должен
сказать, что она взвалила на свои плечи всю работу, результат которой сейчас в ваших
руках.

Огромное спасибо моему дорогому другу Мише Норланду, неизменно оказывающему


мне поддержку, за предложенное им довольно смелое название данной работы.

Художественное оформление книги принадлежит Шерил Фенг, которая разработала


обложку.

Редактор журнала «Симиллимум», Нейл Тесслер, опубликовал довольно


проницательное интервью со мной в прошлом году. С его разрешения я использовал
некоторые цитаты из этого интервью, за что очень ему признателен.

Всем вышеупомянутым и другим, кто оказал мне неоценимую помощь в работе, я и


читатель должны отдать долг благодарности.
ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЮ

1. Данная книга представляет последовательное развитие идей автора. Читателю


настоятельно рекомендуется внимательно изучить основополагающие
концепции этой работы, а именно: Центральное Нарушение, Делюзия,
Царства, Миазмы, Ощущение и т.д. Краткое изложение этих концепций,
представленное в первой главе, в основном предназначено для тех, кто уже
знаком с ними. Начинающим рекомендуется ознакомиться с предыдущими
работами автора: «Дух гомеопатии», «Субстанция гомеопатии», «Система
гомеопатии» и «Понимание растений» – прежде, чем приступать к чтению
данной книги.
2. Концепции и таблицы способствуют систематизации гомеопатии. Читателю,
однако, следует не забывать, что концепции, изложенные автором в этой и
предыдущих работах, берут свое начало непосредственно из основ
гомеопатии. Порой простота этих идей заставляет новичков думать, что
философия гомеопатии, Материя Медика и Репертории совершенно
незначительны-несущественны. Подобные заблуждения ведут к провалу.
Автор хотел бы еще раз повторить, что идеи данной книги являются
результатом кристаллизации знаний, полученных из философии гомеопатии,
Материя Медика и Реперториев. Система, которой он следует в своей
практике, покоится на весьма прочном основании этих основных элементов, а
данный труд представляет лишь краткий обзор всей системы.
Особо следует отметить концепцию царств, которая кажется новичкам
простой и привлекательной. Понимание периодической таблицы,
предложенное доктором Шанкараном, несомненно, упростило подбор
минеральных препаратов, но все его идеи и назначения имеют под собой
весьма надежное основание – философия, Материя Медика, Репертории.
Например, он предположил, что главной темой Aurum является способность
стоять на собственных ногах и принимать ответственность за себя и других,
что подтверждается хорошо известными симптомами Aurum, а именно:
«Делюзия, что он пренебрег своими обязанностями», «Недомогания от
непривычной ответственности», «Добросовестность» и т.д.
Описания царства растений целиком построены на симптомах, взятых из
различных Материя Медика и прувингов, как свидетельствует книга
«Сущность Растений». Концепции, относящиеся к царству животных, также
неизменно опираются на симптомы и случаи. Кроме того все положения были
проверены автором на собственной, более чем двадцатилетней, практике, а
также в случаях, описанных его коллегами.
Читателю настоятельно рекомендуется укреплять свои базовые знания
прилежным изучением основных положений-первоисточников. Это поможет
сохранить связь с основами, о которых не следует забывать, даже при
появлении новых идей и концепций. По сути, настоящий прогресс гомеопатии
невозможен без очень прочной опоры на философию Гомеопатии, Материя
Медика и Реперториев.
3. Аббревиатуры, используемые в описании случаев:
В: Врач
П: Пациент
М: Мать
О: Отец
4. Все даты, упомянутые в описании случаев, отвечают формату: дд.мм.гг.
5. Мои комментарии/пояснения, представленные в различных местах
описываемых случаев для передачи хода моих мыслей читателю,
выделены курсивом.

ВВЕДЕНИЕ

Ганеманн писал в своем «Органоне Медицины»:


Когда человек заболевает, прежде всего, только духовная, самодействующая
(автоматическая) жизненная сила, представленная повсюду в его организме,
нарушается под динамичным влиянием внешнего, болезнетворного фактора,
враждебного самой жизни; только жизненная-витальная сила, нарушенная до
анормального состояния, может привнести в организм свои неприятные
ощущения и склонить-спровоцировать его к неправильным процессам, которые
мы называем болезнью; будучи силой невидимой, и узнаваемой только по ее
влиянию на организм, ее болезненное нарушение-расстройство обнаруживает
себя только через проявление болезни в ощущениях и функциях тех частей
организма, которые выставлены чувствам наблюдающего и врача, то есть, через
болезненные симптомы, и никаким другим образом.

Согласно определению Ганеманна болезнь – это нечто, лежащее за пределами какого-либо


процесса, за пределами ощущения и далеко за пределами симптомов, это –
функциональное расстройство динамической жизненной-витальной силы. В то время как
процессы, ощущения и симптомы являются выражением болезни, сама она
представляется ничем иным, как животворной-живительной витальной силой, хотя и
расстроенной, которая несет в себе и передает каждой клетке и атому тела импульс,
побуждающий жить и действовать весьма специфическим, нездоровым образом. Болезнь
– это энергия, суматоха-смятение в самой глубине организма; и что бы то ни было –
деформированный ноготь, разрушительный злокачественный процесс или расстройство
панического типа – все будет отмечено этой суматохой, этой нарушенной-дефектной
энергией. Суть болезни прослеживается во всем, что переживает пациент, в каждом
симптоме, а совокупность симптомов и представляет собой болезнь в целом.
Жизненная сила (а значит, и болезнь) пронизывает каждую клетку тела, а,
следовательно, симптомы не могут быть разобщенными феноменами, которые попросту
следует сложить и найти лекарство по их совокупности. Поскольку я сам шел таким путем
в первые годы своей гомеопатической практики, я могу свидетельствовать об
ограниченности подобного подхода. Несколько убедительных-ярких симптомов или
ключевых нот могут указывать на симиллимум в некоторых случаях, но данный метод не
работает в абсолютно всех случаях. Наша материя медика постоянно расширяется, и
поскольку все больше новых лекарств добавляется к каждой рубрике, зачастую в
результате подобной математической реперторизации обнаруживается не одно-
единственное средство. Для того чтобы достичь твердых результатов в практике, нам
надлежит, как советовал Ганеманн:
«ясно представлять себе, что должно быть излечено в болезни, иначе говоря, в
каждом индивидуальном ее случае…»
До сих пор все двадцать три года моей гомеопатической практики были похожи на
увлекательное путешествие, открывающее глаза на многое и очень познавательное, где
каждый шаг приближает вас к вожделенному месту назначения, но, наряду с этим,
расстилающийся перед вами путь всегда предполагает возможность новых открытий,
познаний и новых откровений. Как упоминалось выше, я начал с практики механической
реперторизации, но поскольку результаты этих стараний оказались непрочными, я стал
изучать успешные случаи, чтобы понять, какие симптомы следует выбирать, а какие
оставлять без внимания. Мой поиск привел меня к определению центрального нарушения-
расстройства, оттуда к пониманию важности ментального-психического состояния, затем
к осознанию того, что ментальное состояние происходит из делюзии. Я пользовался
теорией делюзии на протяжении многих лет, опять же очень успешно в одних случаях и
безрезультатно в других. И вот, несколько лет спустя работа над растительным царством
произвела прорыв. Общее-обычное ощущение на уровне, лежащем за пределами и разума,
и тела, оказалось справедливым не только для растительных средств, но и для самой
болезни. И тогда я понял, что каким-то образом достиг уровня, более глубокого, чем
делюзия. Работая над новой техникой взятия случая, я понял, что это общее, или
Жизненное ощущение, неизменно обнаруживалось в главной жалобе, так же как
отражалось в душевном состоянии, снах, хобби, интересах и т.д. Наряду с этим я
наблюдал, что оно выражается в жестах пациентов, а, обратив больше внимания на жесты
в каждом случае, я понял, что тогда как некоторые из них выражают ощущение, другие
представляют делюзию, а еще есть такие, которые просто передают модели или движение
тела. Мне представляется, что именно эти модели и представляют энергию, а энергия все
же глубже, чем ощущение.
Сейчас я понимаю, что делюзия просто была одним уровнем в спектре различных
уровней. Я сумел различить всего семь уровней. Вот их перечень с самого поверхностного
до самого глубокого:
1. Имя
2. Факт
3. Эмоция
4. Делюзия
5. Ощущение
6. Энергия, или Глобальный уровень
7. Уровень сна, комы, бессознательного состояния или смерти.
Осознание этого помогло мне взглянуть на все с правильной точки зрения, и я увидел
различные уровни, с которыми работала и работает гомеопатия. Я смог понять, что
можно искать симиллимум на уровне патологии, либо на уровне местных симптомов,
либо на уровне психических-ментальных симптомов, либо на уровне делюзии и снов,
либо на уровне ощущения, либо сейчас на уровне энергии.
Совсем недавно мой друг, доктор Юрген Беккер, пригласив меня читать лекции во
Фрайбурге, упомянул, что некоторые ортодоксальные гомеопаты поговаривают, что
Шанкаран говорит полную чушь-бессмыслица. Он был ошеломлен моим ответом:
«Надеюсь, что так!» Я абсолютно уверен, что истина – это бессмыслица. В моем
понимании, истина – это «то, что есть». Она не поддается интеллекту, логике или
объяснению; она не является тем, чем «предположительно должна быть», как и не следует
прямым путем причины и следствия. Истина – по сути своей – совершенно бессмысленна.
История изобилует преданиями о страданиях, которые несет война, и по логике, войны не
должно быть никогда. Однако войны продолжаются. Логически курильщики не должны
курить, поскольку их постоянно предупреждают об опасных последствиях курения.
Однако логика оказывается бессильной перед их внутренним принуждением, которое
является их внутренней реальностью, их собственной истиной-правдой. В любви больше
смысла, чем в ненависти, однако ненависть все еще продолжает существовать. Войны,
курение, ненависть – ничто из этого не «правильно», но они «есть». По логике все люди
должны сосуществовать в мире, есть полезную пищу и заниматься спортом, испытывать
любовь, но истина такова: то, что «есть», далеко от того, что «должно быть». Рождение,
смерть и болезнь не следуют никакой логике, не имеют никакого смысла. Поведение
человеческих существ, явления природы, животные, растения, минералы, погода – все они
просто есть то, что есть. Их можно классифицировать, но они не поддаются никакой
логике, никаким интеллектуальным объяснениям.
Я пришел к пониманию этой логики, объяснения, интеллекта, прямолинейного
мышления: они мало значат в гомеопатии. Они помогают установить диагноз, а также до
определенного момента история пациента кажется имеет смысл. Но как только мы
проходим его «внешнюю реальность» и достигаем более глубокой и очень, очень личной
части его существа, всякий смысл теряется, и появляется уникальная модель, странные
ощущения, специфические симптомы, совершенно абсурдное восприятие окружающего
мира: то, что абсолютно отрицает всякую логику и не имеет абсолютно никакого смысла
как для врача, так и для самого пациента. Гомеопатия имеет дело только с тем «что это
есть», и не изучает, «почему это есть» или «что должно быть».
Уровень энергии является, в моем понимании, самым глубокой областью пациента,
которой мы можем достичь. Это и есть уровень Жизненной силы. Подходя к этому
уровню в каком-либо из случаев, мы обнаруживаем модели, не имеющие абсолютно
никакого смысла. Переживание этой энергией кристаллизуется на уровне нервной
системы как ощущение, испытанное в общем. Энергия и ощущение в сердцевине
организма лежат в основе любой делюзии, любого сновидения пациента, в любой его
эмоции, в любом физическом переживании. Это – внутренний мир пациента, мир
«нелепицы-бессмыслицы», его внутренняя истина, жизненное нарушение. Этот мир очень
хорошо замаскирован под интеллектом, объяснениями, логикой, а зачастую и
социальными и культурными условностями. Он настолько скрытый-тайный, что при
обнаружении одинаково поражает и врача, и пациента. Цель взятия случая заключается в
том, чтобы получить доступ к этой скрытой внутренней суматохе пациента и найти
подходящее лекарство.
Лучше всего начать поиск этого жизненного нарушения с главной жалобы
пациента. Если неотступно придерживаться главной жалобы, можно проложить путь
сквозь различные уровни к самой глубинной энергетической модели пациента. Например,
пациент описывает свою боль в спине как ракету, которая устремляется ввысь,
преодолевая земное притяжение, и летит с огромной скоростью. В этом случае мы
соприкасаемся с энергетической моделью, в которой нет никакого смысла, и, тем не
менее, это самая суть случая. Другая пациентка, страдавшая от бородавок, описала
ощущение, как «падать вниз с большой высоты», и «стальные когти, хватающие жертву».
Она призналась, что все это не имело никакого смысла для нее самой, но именно так
звучал чистейший голос, говорящий на языке ее внутренней суматохи. В глубинах
каждого человека кроется полная бессмыслица, который и является их внутренней
истиной, это и есть болезнь.
Я пришел к пониманию этой внутренней бессмыслицы как «нечеловеческой
особенности». Если мы обратим внимание на энергию в случае, то поймем, что ее модель
схожа с энергией растительного, животного или минерального источника природы. А
следовательно, она совершенно неуместна в человеческом существе. В результате
происходит суматоха, которую можно сравнить с двумя песнями или мелодиями,
звучащими в нас одновременно: одна из которых – человеческая, а другая – не
человеческая. Большую часть времени человеческая мелодия звучит громче, а потому
лучше слышна. Говоря гомеопатическим языком, можно назвать это общими эмоциями,
стремлениями, восприятием, борьбой всех человеческих существ. Но время от времени из
глубин на поверхность пробиваются звуки нечеловеческой мелодии. Они представляют
собой то, что не свойственно человеку, «нечеловеческую особенность», источник
внутренней суматохи. Как гомеопаты мы должны тренировать свое ухо, чтобы слышать
эту тихую, но слышимую нечеловеческую мелодию, и понимать суматоху пациента.
Только средство, приготовленное из соответствующего растительного, животного или
минерального источника природы, смягчает эту нарушенную энергетическую модель.
Задача гомеопатического препарата заключается в том, чтобы продолжать смягчать
нечеловеческую песню, чтобы человеческая мелодия становилась все более и более
заметной.
Думаю, здесь я по-настоящему понял Беннингаузена, который сказал, что местных
симптомов нет вообще, все общие. Специфический симптом, обнаруженный местно,
выраженный ярко, с энергией, сопровождающийся жестами рук, уже больше не является
местным. Оказывается, что ощущение, выраженное местно, будет главным ощущением
всего случая; оно найдет отражение в эмоциях, делюзиях, снах, интересах и хобби, во
взаимоотношениях и страхах. Стоит углубиться в каждую из этих тем, и вы встретите
одно и то же ощущение. Если одна и та же энергия пронизывает всю историю человека с
детства и до нынешнего состояния, то знайте, что вы находитесь в центральной точке,
поскольку все сходится именно в ней. Если средство найдено на этом уровне, то шансы на
успех весьма и весьма высоки. Именно так я провожу сейчас взятие случая: просто
следую за пациентом от его главной жалобы до самого глубокого уровня – ощущения и
энергии. И, кажется, получается вполне неплохо.
Концепция уровней оказала мне неоценимую помощь в моей практике и произвела
революцию в моей технике взятия случая. Мои собственные результаты и результаты
моих коллег до сих пор были очень обнадеживающими. Это побудило меня изложить
упомянутые положения и идеи на бумаге. Позвольте еще раз обратить ваше внимание на
то, что данная книга представляет собой лишь попытку поделиться этим опытом с
представителями нашей профессии. Все идеи еще находятся в развитии, а техника
совершенствуется. Работа еще не завершена. Как и в случае с «Сущностью растений», я
считаю, что полученных результатов достаточно, чтобы убедить меня в наличии, по
крайней мере, некоторой истины в изложенной идее и ее большом потенциале. До тех пор
пока мы будем терпеть неудачи, мы должны углублять и расширять свое видение и
продолжать совершенствование наших концепций и методов. Это – процесс, приносящий
порой разочарование, а порой – удовлетворение.
Данная книга состоит из трех частей, каждая из которых представляет собой важный шаг
в развитии упомянутых выше концепций и методов. В первых двух частях разъясняются
фундаментальные концепции и прежние-старые подходы. Все это проиллюстрировано
описаниями успешных случаев. Третья часть содержит два раздела, в одном из которых
объясняются различные концепции, а в другом – практическое их применение. Самые
последние случаи включены в эту часть для пояснения техники, применяемой в настоящее
время. Некоторые читатели могут быть опытными практикующими гомеопатами, в то
время как другие, возможно, не обладают большим опытом; а могут быть и такие, кто
имеет гораздо больший опыт, чем я, и множество успешных случаев. На протяжении
своей преподавательской деятельности я встречал весьма опытных гомеопатов,
демонстрировавших такое же рвение, когда речь заходила об учебе и возможности лучше
помочь пациентам. Надеюсь, что каждый читатель сумеют извлечь из этой книги что-
нибудь полезное для себя и своих пациентов.
Я не говорю, что результаты на сто процентов успешны. В действительности
бывает так много неудач, которые только показывают мне, как мало я знаю; и с каждым
днем мы все больше и больше понимаем: наши знания так ничтожны и неизвестного еще
так много, что мы даже не представляем себе, сколько всего мы не знаем. На память мне
приходит одна тамильская пословица: «Известно – пригоршня, а неизвестного – вся
Земля»! И все же, несмотря на то, что бездна неизвестного переполняет нас не только
изумлением, но и отчаянием, по меньшей мере, одна мысль, приносит удовлетворение:
результаты гомеопатии на сегодняшний день значительно лучше, чем были двадцать пять
лет назад.
За последние десять лет мои идеи и подход к гомеопатии стали значительно более
глубокими, а средства, которые я и мечтать не мог назначить еще три года назад, сейчас
назначаются с легкостью. Случаи, к которым я не мог найти ключ, сейчас с легкостью
решаются. Однако я вполне сознаю, что в течение всей жизни мы не достигнем даже
начального этапа понимания того, что делаем. Я люблю рассказывать одну забавную
историю: судья приговорил заключенного к шестистам семидесяти пяти годам тюремного
заключения, а тот спрашивает: «Как, по вашему, мне это удастся?» «Сделайте все от вас
зависящее», – ответил судья. Именно это я и чувствую: мы должны сделать все, что в
наших силах. И если в ходе нашей работы мы сможем получать радость и удовольствие от
того, что делаем, радоваться открытиям, наслаждаться работой с пациентами, радоваться,
входя в их сердце и душу, если мы сможем совершить это путешествие и в ходе него
вступить в контакт с некоторыми струнами собственной души, то я думаю, что это
лучшее, что мы можем сделать.
Я верю, что мои коллеги проверят представленные идеи на практике и, если сочтут
их ценными, примут участие в дальнейшем развитии этих или других концепций, с тем
чтобы в нашем распоряжении оказалось больше наилучших инструментов для
выполнения выбранной нами задачи – восстановление здоровья.