Вы находитесь на странице: 1из 146

Б.

КОТИК
П.СОЛОВЕЙ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

ЧеРо
КОГИТО-ЦЕНТР
МОСКВА
2005
ББК 88.53
К73

Белла Котик, Полина Соловей


Как выучить иностранный язык. Пособие для взрослых — М.:
«Когито-Центр», «ЧеРо»,2005.—144 с.

ISBN 5-89353-172-8
ISBN 5-88711-230-1

Людям, изучающим иностранный язык, нередко кажется, что


они напрасно теряют время, что их лингвистические
способности не выдерживают критики, что успех невозможен.
В этой книге рассматриваются типичные психологические
проблемы, мешающие человеку освоить новый язык.
Практические рекомендации и тесты помогут каждому найти
свой индивидуальный учебный стиль и разработать
собственный оптимальный план овладения иностранным
языком.

ISBN 5-89353-172-8 © Б. Котик, П. Соловей, 2005


ISBN 5-88711-230-1
Кто такой "я",
или об авторах этой книги
" Я " - это мы: Белла Котик и Полина Со­
ловей. Познакомились в Иерусалиме. Вскоре
выяснилось, что есть проблема, которая инте­
ресует нас одинаково остро. Проблема эта -
освоение нового языка.
Белла занималась исследованиями психоло­
гических и нейропсихологических аспектов
двуязычия и усвоения нового языка. Приехав в
Израиль, столкнулась с проблемой на практи­
ке и успешно решила ее. В первый же год жиз­
ни в стране начала преподавать на англий­
ском языке, а через три с половиной года - и
на иврите.
Полина впервые осознала проблему уже в
Израиле, столкнувшись с трудностями в ос­
воении языка. Увы, и сейчас не может похва­
статься выдающимися достижениями в освое­
нии иврита, однако продолжает упорно зани­
маться и верит в успех.
Много часов мы горячо и подробно обсужда­
ли, почему одни люди более или менее легко
входят в новый язык, а другим он дается с не­
имоверным трудом? От чего это зависит - от
способностей, обстоятельств, преподавателя,
мотивации, методики? Может ли сам человек
помочь себе в этой ситуации? А если может -
то как?
В итоге бесконечных разговоров, споров, об­
суждений и родилась эта книга, возник соби­
рательный образ автора, образовалось новое

3
"Я", от имени которого и ведется повествова­
ние в книжке.
Популярных изданий по психологии много.
В любом книжном магазине вы обязательно
найдете советы, как искать партнера в любви,
разрешать конфликты в семье и на работе, воспи­
тывать детей, правильно питаться и т. д. Немало
книг и по методике преподавания иностранных
языков. Можно только удивляться, что книги о
том, как выучить новый язык, до сих пор не
было. Ведь это не менее актуально, чем проблема
"как похудеть" - особенно для русскоязычной
диаспоры в разных странах.
Мы уверены, что после прочтения этой кни­
ги у вас станет меньше проблем, связанных с
изучением нового языка.

Успехов вам!

Д-р Белла Котик Полина Соловей

4
Вместо предисловия
Э та книга - для тех, кто изучает новый
язык. Для тех, кто учится в ульпане, на
курсах, в группах, но не хочет ограничиваться
этим, а пытается заниматься самостоятельно. Для
тех, кому невыносимо трудно, очень трудно и
просто трудно.
В русском языке есть два схожих слова:
"учить" и "учиться". Мы хотим, чтобы тем, кто
прочитает эту книгу, стало легче учиться, то
есть учить самого себя. Ведь далеко не сразу мы
понимаем, как много верного в афоризме:

Взрослого человека научить ничему нельзя,


ко научиться он может всему. __
Взять на себя ответственность за собствен­
ное обучение готов не каждый, это - нелегкое
дело. Однако можно сделать эту работу более
простой и интересной, если знать специальные
методы, формы и способы самообучения. Все
они, в принципе, подходят для изучения любого
языка и в любой стране: люди есть люди, какой
бы национальности они ни были, в какой бы
культуре ни развивались.
Эта книга для всех: легко не бывает никому -
даже способные люди могут переживать трудные
моменты, приходить в отчаяние, а потому под­
держка нужна - и сильным, и слабым.
Принимаясь за изучение нового языка чело­
век чаще всего лишь в общих чертах представ­
ляет, какие проблемы ему предстоит решать.
Он знает, что придется освоить новый алфавит
или даже непривычную графику (как в иврите
или арабском), новую грамматику и лексику.
Он догадывается о трудностях, общих для всех,

5
но нередко не подозревает, что многие проблемы
возникают из-за того, что он не знает себя. А лег­
ко ли, не зная своих индивидуальных особенностей,
правильно выбрать стратегию обучения?
Наша книга - для тех, кто готов трудиться и
прежде, чем приниматься за изучение нового
языка, старается понять себя, разглядеть свои
сильные и слабые стороны.
Читая нашу книгу:
ВЫ УЗНАЕТЕ, что такое эмоциональный
фильтр и как он связан с мотивацией обучения;
ВАМ СТАНЕТ ПОНЯТНО, что такое "ав­
тономная личность", и вы увидите, как автоном­
ность может помочь в изучении нового языка;
ВЫ УБЕДИТЕСЬ, что изучение ино­
странного и второго языка - не одно и то же, и
поймете, в чем тут разница;
ВЫ УЗНАЕТЕ, какие методы и приемы
обучения существуют, и сумеете определить, ка­
кие из них вам подходят;
ВЫ СМОЖЕТЕ уловить разницу между
коммуникативным и лингвистическим подходами;
ВЫ ОПРЕДЕЛИТЕ - с помощью теста -
свой индивидуальный учебный стиль;
ВЫ УЗНАЕТЕ о том, что освоить язык
можно быстрее и легче, опираясь на свои силь­
ные стороны и "подтягивая" слабые;
ВЫ РАЗБЕРЕТЕСЬ в том, как облегчить
запоминание и с максимальной эффективностью
использовать резервы памяти;
ВЫ ЗАДУМАЕТЕСЬ над тем, как чередо­
вать учебный труд и отдых, чтобы достигнуть
наибольшего эффекта.

6
Сегодня, когда миллионы людей перемещают­
ся из страны в страну, а информационное поле
становится глобальным, знание второго языка -
жизненная необходимость. Осознание этого - пер­
вый шаг к успеху в его освоении. Второй шаг-
взгляд внутрь себя, попытка разобраться в себе, в
собственной личности.
Мы надеемся, что наша книга поможет вам
сделать эти шаги к новому языку более успешны­
ми и избежать многих проблем.
8
С чего
начинается изучение
языка,
или
чего же ты хочешь?
- Это невыносимо! Зачем ты это затеял?
- Как зачем? Я хочу выучить язык!
- Правда? Ты в этом уверен?
- Еще бы! Иначе зачем бы я ходил на курсы,
тратил время и деньги? Мне необходим этот язык!
- Действительно, ты ведь разумный человек,
ты бы не стал все это затевать, если бы тебе это
не было нужно. Но тогда почему ты ходишь на курсы
через раз, не открываешь учебник дома, даже кассе­
ты не слушаешь! Неужели это так трудно?
- А ты считаешь - легко? Да у меня милли­
он дел, к вечеру я с ног валюсь от усталости, а
тут еще эти глаголы зубри!
- Тогда скажи прямо: это мне не по силам, я
не смогу - и брось это дело.
- Как это - брось? Мне нужен язык, мне без
него каюк!
- Вдумайся в свои слова. Ты утверждаешь,
что без языка тебе каюк, но заставить себя за­
ниматься ты не в силах. Как это совместить?
Я тебя не понимаю.
- Думаешь, я себя понимаю?..
(Из разговора с умным человеком,
то есть с самим собой.)
Понять себя
П охожие диалоги ведут с собой многие лю­
ди, которые хотят знать новый язык, на­
чали его изучать, давно над ним бьются, но у ко­
торых ничего не получается, получается, но не
очень, или получается, но не так хорошо, как хо­
телось бы. Им никак не понять, почему они ни­
как не могут достигнуть того, к чему они, каза­
лось бы, так стремятся.
...Как помочь человеку, который не понимает
сам себя? Есть разные способы. Один из них -
показать ему, что происходит с другими людь­
ми в похожих обстоятельствах. Ведь умный че­
ловек (другой читать нашу книгу просто не ста­
нет) догадывается: конечно, он в мире - единст­
венный и неповторимый, но что-то общее с дру­
гими людьми у него есть. Значит, стоит при­
смотреться, что происходит с другими, а потом
разбираться с самим собой. Вот и поможем ему
" присмотреться ".
Начнем с начала. С того, с чего начинается
любое дело, любое действие.
Представьте себе человека, который лежит се­
бе на диване, смотрит передачу "О счастливчик!"
и удивляется, как этот недотепа не может отве­
тить на простой вопрос. Вдруг, ни с того, ни с се­
го человек поднимается с места и куда-то идет. А
идет он к холодильнику. Он открывает дверцу,
достает бутылку пива, откупоривает ее и... Что
дальше - понятно.
Спросим себя: что произошло прежде, чем он
встал и пошел? Правильно: ему захотелось пить.
Психологи в таких случаях говорят: возникла по­
требность. Второй вопрос: почему человек не на­
лил себе стакан воды, а достал пиво? Тоже про­
сто: хотел совместить полезное с приятным. Ин-

10
стинкт ему продиктовал: пей! А опыт подсказал:
удовлетворяя потребность, можно получить еще и
удовольствие.
Внимательный читатель уже понял, на что мы
намекаем. Да, вы правы, для успешного изучения
языка, как для любого человеческого действия, не­
обходим мотив, лучше даже не один, а несколько.
На инстинкт тут надежда плоха, он уже поработал
на нас в раннем детстве, когда мы так быстро и,
казалось бы, без усилий освоили родной язык.
Врожденная потребность в общении с себе подоб­
ными настраивает мозг ребенка на восприятие,
запоминание и воспроизведение словесных еди­
ниц, он как бы запрограммирован на освоение
речи. Но что же делать взрослым? На что же
нам, бедным, надеяться?
НЕ ГОРЮЙТЕ, ЕСТЬ НА ЧТО!
Начнем с вопроса: какие именно потребности
подвигли вас записаться на курсы, заплатить
деньги и открыть учебник? Голод, холод, жажда,
забота о сохранении потомства? К счастью, чаще
всего - ни то, ни другое, ни третье. В более или
менее цивилизованных странах нормальному че­
ловеку смерть от голода, холода или жажды не
угрожает. И когда человек спрашивает себя, за­
чем он начинает изучать другой язык, становится
ясно, что речь не идет о жизни и смерти. Итак,
послушаем.
Я хочу выучить этот язык потому, что
я хочу "жить красиво", для этого нужно
больше зарабатывать, а потому мне нуж­
но попасть в солидную фирму, где требу­
ется знание иностранного языка;
я собираюсь жить в новой стране и
хочу быть там своим;

11
я занимаюсь научной работой, мне
нужно читать литературу на этом
языке;
я собираюсь за границу в турпо­
ездку или работать и не желаю вы­
глядеть там, как глухонемой;
я влюбился в девушку, которая го­
ворит на двух языках, и не хочу от
нее отставать;
я приехал в другую страну и хочу
понимать больше того, что говорят
торговцы на рынке;
я не хочу жить в гетто: хочу чи­
тать книги и газеты, слушать радио,
смотреть телевизор, я хочу понять
культуру этой страны.
Как видим, важные, очень важные мотивы
заставляют людей учить другой язык. Но чаще
всего среди них нет тех, которые вызываются ба­
зовыми потребностями. Если человеку угрожает
голод, и он убежден, что только знание нового
языка спасет его от гибели, его мозг тут же при­
дет в активное состояние, и человек начнет зани­
маться без всякого принуждения. Упаси нас Бог
от такой ситуации, однако стоит помнить: без осоз­
нания настоятельной необходимости некоего дейст­
вия человек склонен от этого действия уклоняться -
в силу ли природной лености или закона сохране­
ния энергии (в собственном его понимании).
Человек должен уметь хотеть. Это значит, что
ему надо постараться осознать истинную цену той
потребности, которая толкает его к действию. Разо­
браться в том, для чего тебе нужен язык, важно еще
и потому, что от этого зависит, какой учебник вы­
брать, на какие курсы записаться и т.д.

12
Напомним в связи с этим историю, которую
приводит в одной из своих книг замечательный
ученый психолог А. Н. Леонтьев. В школьном
авиамодельном кружке мальчики с необыкновен­
ным увлечением мастерили модели - пилили, выре­
зали, клеили, собирали. А вот на занятия теорией
их - до поры, до времени - нужно было загонять
чуть ли не палкой. Сколько им ни объясняли, зачем
им нужна теория, все без толку. Но вот прошли со­
ревнования, и мальчики увидели: одни модели ле­
тают высоко и далеко, другие - гораздо ниже и
ближе. "Почему это так?" - спросили ребята. "Хо­
тите это узнать? Приходите на занятия по теории,
тогда и поймете - почему", - ответил им препода­
ватель. (Он не стал объяснять, что до сих пор у
них была мотивация, которую психологи имену­
ют знаемой. Ты знаешь, точно знаешь, что надо де­
лать, но твоей душе это знание ничего не говорит.)
Тот, кто хотел побеждать на соревнованиях, стал
ходить на теоретические занятия: знаемая потреб­
ность у них перешла в другое качество. Она, эта по­
требность, в их сознании уже была связана с реаль­
ностью и потому стала действенной.

Если требует дело


О днажды еще в начале девяностых, когда
в России на иностранных языках говорили
немногие, я приехала в Петербург с израильской де­
легацией. По дороге в гостиницу автобус остановился
у храма Спаса на Крови, мы из него вышли, и тут же
на нас налетела стая подростков с матрешками весь­
ма сомнительного качества и дизайна. Мальчиш­
ки предлагали свой товар на бойком англий­
ском. А я на иврите посоветовала своим спутникам

13
не спешить с покупками: позже наверняка найдется
что-нибудь поинтереснее. И что же я услышала от
одного из этих мальчиков?
- Что ты там бормочешь? На каком языке?
Если водишься с иностранцами, могла бы и анг­
лийский выучить!
Все ясно: для этого мальчика не было вопроса -
учить или не учить язык. Раз дело требует - учи.
Я до сих пор благодарна этому юному бизнес­
мену. Во-первых, приятно было осознавать, что у
меня, наряду с международным - английским, есть
и свой, особый язык - иврит. Во-вторых, он мне по­
казал, что действенная потребность может заста­
вить человека найти способ ее удовлетворения даже
в самых неблагоприятных условиях. Ведь, скорее
всего, мамы не нанимали этим мальчикам учителей
иностранного языка, и все же они его выучили. Вот
какая сила эта действенная потребность!
Желание общаться с симпатичным мужем лю­
бимой дочери, который не говорит по-русски - какая
это потребность: знаемая или действенная? А если
это желание к тому же подкрепляется желанием об­
щаться с внуками? Для одной дамы далеко не первой
молодости эта потребность оказалась настолько дей­
ственной, что она уже через год после приезда в Из­
раиль заговорила на иврите достаточно свободно.

Посмотреть правде в лицо?


Боюсь, боюсь, боюсь!
м олодого человека взяли на работу, где
требуется хороший уровень владения ив­
ритом. Сказали, что через полгода ему снова при­
дется пройти тестирование по языку. Работа уст­
раивает его по всем параметрам, но ясно: если он

14
не продвинется в иврите, место он потеряет. А по­
скольку он этого не хочет, то...
Не правда ли, мотив для усердных занятий
вполне весомый? Но тогда почему этот молодой
человек засыпает за учебником? Почему пользу­
ется любым предлогом, чтобы пропустить заня­
тия? Почему, отправляясь на пляж, забывает за­
хватить плейер с кассетами? Он недоволен собой,
мучается: ведь время идет, экзамен неумолимо
приближается, а он ничуть не продвигается впе­
ред. Кто-то посоветовал ему пойти на консульта­
цию к психологу, и он пришел ко мне.
Ушел он от меня в растерянности. Что привело
его в изумление? Что нового о себе он узнал в
результате трехчасового разговора? Он узнал
такое, чему не хотел верить: оказывается, на
самом деле ему не хочется оставаться в этой
фирме. Ему не нравится работа, хотя она у него
неплохо идет. Ему не нравится режим - часто
приходится оставаться по вечерам. Его угнетает
отношение коллег, ему кажется, что они смот­
рят на него свысока. И добираться до работы на
двух автобусах ему не нравится.
Ясно теперь, почему он не учит иврит? На
уровне сознания он хочет его учить, а на уровне
подсознания - совсем нет. Между тем, чтобы не
остаться в этой фирме, ему была нужна "уважи­
тельная причина", и он, не сознавая того, ее себе
готовил: "Ну, не дается мне язык, не смог я его
выучить! Убивать меня за это?"
Большинство из нас ему посочувствует: бед­
ный, все у него есть, а вот способностями к язы­
кам Господь обделил. Но мы-то с вами знаем, что
дело совсем-совсем в другом.
...Руководитель одних престижных и дорогих
курсов иврита прислал на консультацию немоло-

15
дую женщину, которая в третий раз начинала у
них учиться. Каждый раз происходило одно и то
же: занятия Мария посещала нерегулярно, до­
машние задания не готовила, рекомендации пре­
подавателя не выполняла. В скором времени у нее
начинались конфликты и с преподавателем, и с
группой. В результате все ее усилия и усилия пе­
дагога ничего не давали. Меня попросили помочь
выяснить, что помешало Марии освоить язык за
двадцать лет жизни в стране, а руководителю
курсов - найти способ помочь ей.
Мария репатриировалась из США и почти
сразу после приезда вышла замуж за репатриан­
та-старожила, выходца из Аргентины. Брак ока­
зался не слишком удачным: супруги ссорились по
любому поводу. Мария считала, что причина мно­
гих ссор - непонимание. Если бы она хорошо
знала иврит, считала она, то смогла бы объяснить
мужу свои мысли и чувства, смогла бы лучше по­
нять его. Но когда ей было заниматься языком?
Один за другим родились трое детей. Она работа­
ла дома - печатала на английском, но в семье пы­
талась говорить на иврите, считая, что это для
нее - единственный способ его выучить. Однако
ничего хорошего из ее "метода" не вышло. Разго­
варивая с нею, дети с насмешками поправляют ее
ошибки. Она раздражается, теряет мысль и часто
не выдерживает, взрывается. А каждая ссора уве­
личивает отчуждение между нею и детьми. Вот по­
чему Мария снова пошла на курсы.
Но эти курсы... Учительница к ней невнима­
тельна, на вопросы отвечает неохотно, на все один
совет: занимайся побольше. А группа? Бывает, что,
пропустив занятие, Мария спросит о чем-то, чего
не понимает, все тут же поднимают шум: мол, она
мешает их продвижению вперед. Эти люди без-

16
жалостны, они думают только о себе. Никто не
хочет ее понять.
Казалось бы, ясно: Мария осознает, что
иметь общий язык для общения с близкими ей
жизненно необходимо. На сознательном уровне
мотивация у нее достаточно высока. Но тогда
почему она выбрала такой сложный путь для
достижения цели? Ведь для общения с детьми
она выбрала не свой родной язык - английский,
а иврит, который она знает плохо. Очевидно, что
говорить с детьми на языке, которым ты владе­
ешь, гораздо легче - тем более, что знание анг­
лийского открыло бы для ее детей большие воз­
можности: сегодня это международный язык
науки, бизнеса, спорта. Тому, кто им владеет,
легче получить высшее образование, найти рабо­
ту, легче путешествовать... Почему же Мария
выбрала более трудное решение?
Напрашивается ответ: не осознавая того, она
это сделала, чтобы в случае непонимания, слож­
ностей во взаимоотношениях с близкими иметь
оправдание - для себя и других. Можно предпо­
ложить, что еще до замужества во взаимоотноше­
ниях с окружающими у нее были сложности,
причину которых она искала не в себе, а в других
людях или в обстоятельствах. Сейчас она, неосоз­
нанно, шла по тому же пути.
В ее монологе уже было много ответов на не­
заданные еще вопросы. Дальнейшая же работа с
Марией отчетливо выявила главную ее проблему.
Она совсем не в том, что ей не удается выучить
язык, на котором она сможет общаться со своим
близкими. Ее проблема в другом: в том, что ей
трудно общаться с людьми, независимо от того,
на каком языке они говорят. У нее проблемы с
самооценкой: она не уверена в себе, поэтому и в

2~3362
17
окружающих она чаще видит недостатки, чем
достоинства, подозревает их во враждебном к себе
отношении и старается защититься. Видеть эту
проблему она не хочет, осознать ее ей было бы
слишком больно и тяжело. Потому она находит
такую причину для своих неудач, которая помо­
гает ей спрятаться от реальности.
Представьте, что было бы, если бы Мария
выучила язык? Пришлось бы искать другое
объяснение постоянным конфликтам с мужем и
детьми...
Примерно тот же механизм был причиной не­
удач у человека совсем не похожего на Марию.
Георгий приехал из Москвы. Умный, образован­
ный, сильный. Он был одним из активистов Со-
хнута, занимал определенное положение, пользо­
вался уважением многих людей. Переезжая в Из­
раиль, он рассчитывал на серьезную политиче­
скую карьеру. Но оказалось, что конкуренция на
политическом поприще здесь высокая, а без хо­
рошего знания иврита заниматься политикой
лучше и не пробовать. Георгий прошел одни кур­
сы, затем вторые, он старался, искал, пробовал
самые разные методы, а результат? Более, чем
скромный. На консультацию к психологу он
пришел сам. Он хотел понять, почему иврит у не­
го не идет, ведь в свое время он благополучно
сдал кандидатский экзамен по немецкому языку.
А тут - ни с места...
Он не поверил, когда я сказала, почему, на
мой взгляд, его "заколдобило". Выучить иврит
он... боится. Он уже убедился, что желающих за­
нять место в кнессете гораздо больше, чем депу­
татских мандатов, что попасть в партийный спи­
сок - не такое простое дело, что конкуренция

18
жестокая, а поражение - такой удар по самолю­
бию, который нелегко пережить, что...
В общем, есть из-за чего "постараться" вы­
теснить в подсознание истинную причину неудач
в изучении языка. Незнание языка оправдает
тебя - тут тебя все поймут и посочувствуют. И
сам себе посочувствуешь. И объяснишь другим -
и себе тоже: я до сих пор не в кнессете не потому,
что не хватило ума, ловкости, знаний, не пото­
му, что не смог выдержать конкуренции с дру­
гими политиками, а по единственной причине:
не хватило знания языка.
Когда я ему попыталась все это объяснить, он
был разочарован: "Как, вы не дадите мне справ­
ку, что я круглый дурак?" Это была та самая
шутка, в которой есть лишь доля шутки. Ему хо­
телось, чтобы специалист подтвердил, что он дей­
ствительно не способен к языкам, и ему было бы
на кого ссылаться.

Вырваться из порочного
круга
Ж еня живет в небольшом городе, приехала
в Иерусалим посоветоваться с психоло­
гом, прочитав статью в газете "Вести". Что случи­
лось? Дело в том, что она не может найти выход из
положения: ей нужен иврит, очень нужен, но
освоить его она никак не может. Ей 35, в Из­
раиле она шесть лет. Живет вместе с десятилет­
ней дочерью и семидесятилетней матерью. По­
лучает пособие как мать-одиночка, но этих де­
нег на жизнь не хватает, а найти работу в их

2" - 19
городе без знания языка просто невозможно.
Самостоятельно же язык ей не освоить. Закон­
чила курсы, но работу по специальности пред­
ложили в другом городе.
Почему бы не переехать туда? Ведь семья
живет на съемной квартире, казалось бы, ее ни­
что на месте не держит. Оказывается, жалко
дочку: ей нравится школа, у нее здесь друзья.
Заколдованный круг, и как из него выбраться,
Женя не знает.
Привязанность ребенка к школе - причина
для принятия того или иного решения весьма
существенная. Но аргумент этот все же звучит,
как оправдание. Что для девочки важнее: одно­
классники или счастливая мама, сумевшая най­
ти возможность улучшить материальное поло­
жение семьи, обрести уверенность в себе? Разве
ее может радовать мама, у которой всегда пло­
хое настроение, которая постоянно раздражает­
ся и ссорится и с нею, и с бабушкой? В такой
обстановке всем трудно, тем более, девочке-
подростку. Когда девочка вырастет, пособие
платить перестанут, и Женя понимает, что по­
теряв столько лет, останется у разбитого коры­
та. Почему же эта молодая неглупая интелли­
гентная женщина с высшим образованием не
верит, что сможет выучить язык, как сотни и
тысячи других репатриантов, которые работают
в поликлиниках, детских садах, в банках, в ма­
газинах?
Для того, чтобы Женя поняла и приняла эти,
казалось бы, очевидные вещи, понадобился не
один разговор. Только тогда она согласилась, что
для начала ей нужно заняться не языком, а со­
бой, своими страхами. Потому, что скорее всего,
переезжать она не решается не из-за дочки, а из-
за страха перед переменами, перед трудностями,
которые встанут на этом пути, перед возможными

20
неудачами... Разве не это заставляет ее отступать
каждый раз, когда предоставляется возможность
что-то изменить в своей жизни?
Женя хорошо шьет, и однажды ей предложи­
ли работу в магазине женской одежды - подшивать,
перешивать и даже что-то шить. Но она отказалась:
как она будет общаться с клиентами на своем
мизерном иврите? Место заняла ее приятельни­
ца по ульпану, которая говорила не лучше Же­
ни. Но приятельница рискнула, несколько ме­
сяцев промучалась, а потом ее иврита уже было
вполне достаточно, чтобы общаться с клиентами
без всяких проблем. В другой раз Женя отказа­
лась от курсов, которые давали перспективную
профессию, но совсем в другой области, чем ее
прежняя. А вдруг в новом деле у нее ничего не
получится? Опять страх.
Итак, диагноз поставлен. Следующий шаг -
предложить лекарство. И тут психолог в худ­
шем положении, чем, например, терапевт. Нет у
него таблеток, проглотив которые можно мгно­
венно сделаться волевым, сильным, уверенным в
себе. Таблеток нет, но существуют инструмен­
ты, пользуясь которыми можно что-то в себе
изменить. Эти инструменты и были предложе­
ны Жене. Она схватилась за них, как утопаю­
щий за соломинку. Первое: постараться опреде­
лить свои слабые и сильные стороны - у каждо­
го из нас есть свои плюсы и минусы. И важно
не концентрироваться на минусах, а понять,
как, используя сильные стороны, нейтрализо­
вать слабые.
На нашу очередную встречу она принесла
листы бумаги, разделенные пополам. На одной
половине было то, что она отметила знаком
плюс, на другой - знаком минус. Она не щади­
ла себя, но и не умаляла своих достоинств, бы­
ла достаточно честной. (Это не так легко и не

21
всегда получается: мы склонны лукавить даже
перед собой.)
Женя с удивлением обнаружила, что досто­
инств у нее никак не меньше, чем недостатков.
Оставалось найти способ пустить в дело ее хо­
рошие качества. Кстати, некоторые свойства,
которые она оценила со знаком минус, совсем
не так уж и плохи. Например, человек со сла­
бой нервной системой более чуток, он хорошо
понимает других людей, и в профессии, которая
требует такого понимания, он может работать
вполне успешно.

Брать пример с кого


Я попросила Женю провести своеобразный
опрос среди знакомых, которые, приехав
примерно в то же время, что и она, или позже,
уже встали на ноги. Сначала она отказывалась:
разве она может сравнивать себя с кем-то другим?
У каждого свой характер, свои способности, свои
обстоятельства, наконец! Но потом она все же со­
гласилась проделать эту работу. И опять откры­
тие: до этого она видела только то, что эти люди
достигли успеха, а теперь она увидела, чего он им
стоил, этот успех. Теоретически Женя и до этого
знала, что ничего не дается даром, но теперь у нее
было конкретное знание: у каждого, с кем она го­
ворила, были свои трудности. Преодолевали их
разными способами, но оказалось, что почти все
эти способы - не тайна, ими может воспользо­
ваться каждый.
Следующий этап: нужно выяснить причину
неуспеха нескольких своих знакомых. Это зада-

22
ние она восприняла уже без сопротивления. Вот
история одного из ее земляков, которую она про­
анализировала. Этот человек приехал в страну во­
семь лет назад, когда ему не было и сорока. Когда
они встретились впервые, он сидел у телевизора и
смотрел передачу... на арабском языке. Женя бы­
ла поражена: неужели он уже и арабский знает?
Он ответил: "Я так устал от иврита, мне все рав­
но, что смотреть". Раз иврит у него не идет, зна­
чит, не стоит и трудиться. Он инженер - элек­
трик, но о работе по профессии даже не мечтает.
Устроился на завод грузчиком и доволен: мол, "не
клят, не мят, а деньги идут". Только недавно по­
жаловался: у сына в школе проблемы, жаль, что
пойти в школу и объясниться с учительницей он
как отец не может. И грузчиком уже работать не­
вмоготу: годы берут свое...
Все это время Женя искренне ему сочувство­
вала и только сейчас, впервые по-настоящему за­
думавшись над его ситуацией, поняла, что многие
его беды заложены в его подходе к жизни, в том
самом стремлении прожить "не клятым, не мя­
тым". Но он, конечно, никогда бы не согласился с
этим ее выводом.
И тут она сказала слова, которые я от нее не
ожидала услышать: "Как трудно быть честной!"
Речь шла не о том, что трудно не воровать, речь о
другом. О том, как непросто говорить себе правду
о себе самом.
Не менее трудно, сказав эту правду, начать
движение вперед. Далеко не все способны сде­
лать первые шаги без помощи. Как нужна в
этот момент "группа поддержки"! Это могут
быть близкие люди, а могут и не очень близкие.
Нужно искать тех, кто не просто будет гладить
тебя по головке, а поможет тебе реализовать се-

23
бя поддерживая, подталкивая и даже подгоняя.
Если настроить себя, то такой погоняла станет
не раздражать, а радовать. Ведь если он тратит
на тебя время и силы, значит, верит, что это
стоит того.
О том, могут ли войти в группу поддержки
Жени ее дочь и мать, мы говорили долго. И рабо­
тать над этим ей пришлось немало. А потом она
придумала совсем неожиданный ход: пригласи­
ла двух своих подруг и попросила дочку вести
уроки иврита: за шесть лет девочка его освоила
достаточно глубоко. Кроме того, три дня в неде­
лю они с дочкой старались разговаривать толь­
ко на иврите.
В какой-то момент Женя почувствовала, что
дело сдвинулось с мертвой точки. Она сообщила
об этом по телефону и исчезла. На два года.
Снова позвонила, уже из другого города. Она
хотела напомнить о себе, поблагодарить и ска­
зать, что ей удалось разорвать заколдованный
круг: в ее жизни все изменилось. В лучшую
сторону.
К сожалению, не много в моей практике та­
ких случаев. Потому что, хоть и мало мы порой
знаем себя, плохо понимаем, чего хотим на самом
деле, честно признаться в этом самому себе не
желаем. Понятная человеческая слабость, но
как она нам вредит! Важно понять, что в осно­
ве иерархии целей, которые мы для себя выби­
раем, лежит иерархия ценностей: для того,
что очень важно, мы всегда находим время и
силы в первую очередь, а если что-то можно
отложить, значит... оно не так уж важно.
Но кто же из записавшихся на курсы или из
тех, кому предстоит экзамен, от которого зави­
сит карьера и зарплата, и, уж тем более, эмиг-

24
рант (потенциальный или уже состоявшийся) мо­
жет сказать, что овладение языком для него не
важно?
А что, если не жалеть себя, проявить само­
критичность и задать себе вредные вопросы. На­
пример, такие:
Я пропускаю занятия. У меня есть бо­
лее важные дела? Какие именно? Они
сейчас действительно более важны, чем
язык?
Я действительно так устал, что не
могу слушать запись на кассете? Или
мне интереснее (или проще) полистать
журнал?
Я не берусь за домашние задания, по­
тому что нет времени? А смотреть теле­
визор, обсуждать с любимой подругой
ее новое увлечение, гладить и перекла­
дывать постельное белье (вы без труда
можете продолжить этот список), время
есть?

Если вы ответите честно на свои вопросы, есть


вероятность добраться до истинных мотивов не­
желания заниматься, которые еще не были вами
осознанны. Если же будете обманывать себя, то
можете вытеснить их в подсознание.

Если на что-то важное не хватает


времени, вспомните, сколько его, драго­
ценного, вы теряете даром.

25
Осознанная и неосознанная мотивация - это
два уровня одного процесса. Но когда истинные
мотивы уходят в подсознание, рано или поздно
возникает внутренний конфликт, который очень
нелегко выявить и еще труднее разрешить.

Любовь и конфетка
Л юбовь может все. Но - только ли любовь?
Для многих людей стремление освоить
другую культуру, желание по-настоящему войти в
новую среду становятся таким сильнодействую­
щим стимулом для занятий языком, что психо­
логи выделили эту мотивацию, назвав ее инте­
грационной. Эта мотивация существенна не
только для эмигрантов, но и для тех, кто живет
в двуязычной среде. Вспомним русских, которые
жили или живут в бывших союзных республи­
ках. Те из них, кто хотел вписаться в среду, хо­
тел понять культуру народа, среди которого
жил, освоили язык не на уровне рынка. Им,
кстати, и в Литве, и в Эстонии, и в Латвии жить
сейчас гораздо легче, чем тем, кто решил ограни­
читься чисто бытовым набором слов.
Спросите себя:

Вам нравится язык, который вы изу­


чаете?
Что вы думаете о стране изучаемого языка?
Знаете ли вы историю этой страны, ин­
тересуетесь ли ею?
Как вы относитесь к культуре народа,
язык которого вы изучаете?

26
Что вы знаете о его литературе, музыке,
кино? Читали переводы книг?
Знаете ли вы кухню народа, язык кото­
рого вы изучаете?

Интеграционную мотивацию не стоит путать с


инструментальной. Здесь все просто. Чтобы ос­
таться на государственной службе, например, че­
ловеку нужно подготовиться и сдать экзамен. Но
вот экзамен сдан, цель достигнута - тебя остави­
ли на твоей должности или даже увеличили зар­
плату. Казалось бы, можешь язык благополучно
забыть. И забудешь. Если не появится какая- то
другая потребность. Ведь человек меняется, меня­
ется его деятельность, изменяются и мотивы, ко­
торые заставляют его делать то или другое, по­
ступать так или иначе.
Человек начинает учить язык, чтобы уметь
спросить, как проехать по городу и понять ответ,
потом он хочет слушать новости по радио и ТВ,
потом увлекается и хочет проникнуть в особенно­
сти языка. Постепенно или мгновенно, у кого
как, возникает у такого счастливца очень полез­
ная вещь, которую называют - внутренняя мо­
тивация.
Внутренняя мотивация связана с интересом к
делу, которым ты занимаешься. Есть такие несча­
стные, кто ходит на работу, как на каторгу. Ну
неинтересно им там, тоска берет, время тянется
бесконечно. А для другого на этом же месте день
пролетает мгновенно. Точно так же и с языком:
для одних три часа занятий проходят как один
миг, для других они - вечность. Мотив для заня­
тий может быть одинаков, а вот отношение к
предмету разное.

27
...Рина приехала в Израиль почти тридцать
лет назад. Она выучила язык: без него ей не уда­
лось бы вписаться в жизнь новой страны. Но и
сейчас она с ужасом вспоминает свои первые
здешние годы. Она уверена: они были так трудны
именно потому, что ей приходилось огромным
усилием воли заставлять себя заниматься иври­
том. Он такой странный, нелогичный, неудобный.
Каждое слово - загадка. Почему не пишут глас­
ных, как все люди? Почему глагол в разных вре­
менах не похож сам на себя? А буквы? Почему
они такие непонятные, зачем эти дурацкие зави­
тушки? Как будто специально придумано, чтобы
усложнить жизнь людям, которым и без того не­
сладко!
Между тем, ее мужу иврит нравился. Она ви­
дела, с какой радостью он отправлялся на заня­
тия, с каким удовольствием каждый день откры­
вал учебник, как удивлялся краткости языка, его
емкости, логичности построения фразы, хитро­
умию корневых перевоплощений, многозначности
и метафоричности глаголов.
В чем же дело? Почему люди, близкие по
культуре, по возрасту, по мотивации, оказались
по разные стороны баррикад? Началось с того,
что муж начал учиться позже, в ульпане они с
Риной попали в разные группы, к разным пре­
подавателям. Мужу повезло больше. Его учи­
тельница была талантливым педагогом, она де­
лала все, чтобы разбудить в своих учениках ин­
терес к предмету. Как она это делала, любой
взрослый человек может представить, если
вспомнит своего любимого учителя и попробует
проанализировать, каким образом он увлекал
своим предметом.

28
Дойти до самой сути
каждого талантливого учителя свои
приемы, однако, не все учителя талант­
ливы. Но признаемся: разве все ученики обла­
дают талантом учиться?
Из чего он складывается, этот талант? Да,
конечно, ум, природные способности, трудолю­
бие, любознательность. Понятно, что тот, кто
постоянно стремится узнать нечто новое, легче
увлекается и тем, что он изучает не по свобод­
ному выбору, а по велению обстоятельств. Он
умеет находить изюминку даже в самом сухом
тексте. Ну, а что делать тому, кого природа по
этой части обделила? Не хватает любознатель­
ности, нету ее. А на нет, как известно, и суда
нет. Что тут поделаешь?
Трудно. Но отчаиваться не стоит. Интерес,
то есть внутренняя мотивация, может поя­
виться. Как будто сам собой. Такое бывает. Если
человек долго и целенаправленно чем-то занима­
ется, он постепенно проникает в суть предмета.
Тогда-то чаще всего и пробуждается интерес,
иногда даже очень сильный. То же самое может
произойти, если над этим поработать целена­
правленно, если специально настраивать себя на
особое внимание к каким-то элементам изучае­
мого предмета, которые могут быть созвучны
вашим знаниям и интересам - совсем из другой
области.
...Мой знакомый инженер Виктор никак не мог
преодолеть своего страха перед ивритом: "Вам хоро­
шо, вы гуманитарии, а я технарь, мне язык не дает­
ся. Да и что интересного? Зубри, как попугай". Но
однажды другой технарь объяснил

29
Виктору свое представление о языке. По его мне­
нию, любой язык укладывается в определенные
алгоритмы, его гармонию вполне можно поверить
алгеброй, грамматику же стоит изучать так, как и
строгие математические законы, допускающие
широкий разброс возможных вариантов и исклю­
чений.
Что в этой теории было истиной, что - за­
блуждением, в данном конкретном случае не так
важно. Важно то, что Виктор принялся прове­
рять теорию своего приятеля (с тайной целью ее
опровергнуть), увлекся этой проверкой и... забыл
о том, что он технарь и языки ему не даются.
Спустя некоторое время он заметил, что язык
стал в него "входить" гораздо легче и быстрее,
чем раньше. А когда пришли первые успехи, он
уже смог понять, что ему помогло, и начал сам
искать то, что его может заинтересовать. Итак,
ему интересна грамматика. Но она нужна не сама
по себе, а для того, чтобы уметь правильно
строить фразу в процессе общения. Может ли он
использовать свои знания в разговоре хотя бы со
своей соседкой по ульпану? С продавцом в продук­
товой лавке? С водителем автобуса? А если посчи­
тать, сколько слов он понимает в радиопередаче?
Чего только он не придумывал, чтобы заин­
тересовать себя! И вот что важно: он использовал
то, что он знал как "технарь" - расчеты, подсче­
ты и прочее. Не все работало, но кое-что приноси­
ло ему настоящее удовольствие. И успех.
Эта цепочка известна: работа с увлечением
приносит удовольствие и рождает успех, успех же
стимулирует движение. У Виктора это движение
началось. Скоро он с удивлением рассказывал
друзьям, что неожиданно открыл у себя способно­
сти к языкам.

30
Виктору повезло? Несомненно. Ведь если бы
не приятель, который увлек его своей идеей, Вик­
тор, возможно, всю жизнь считал бы, что ино­
странные языки не для него. Правда, мог бы
найтись другой приятель с другой идеей. На­
пример, с такой: попытаться осознать те свои
недостатки, которое мешают освоению языка.
Если это удастся, то, вероятно, удастся и оты­
скать способ если не избавиться от них, то хотя
бы их нейтрализовать.
Как это сделать? Об этом мы еще поговорим.
А сейчас о том, что кроме внутренней мотивации
существует еще и внешняя, та самая, на которую
взрослые при воспитании детей часто возлагают
большие надежды. Иногда - не без оснований.
"Выучишь стихотворение - получишь шоколадку,
сложишь игрушки - куплю тебе мороженое, ре­
шишь две задачки - получишь конфетку". Но,
увы, принципы дрессуры действуют весьма огра­
ниченно. Чем старше дети, тем труднее их со­
блазнить такого рода вещественной наградой (ес­
ли, конечно, они нормальны в психическом и
нравственном отношении). На взрослого же чело­
века обещание "конфетки" действует слабо. Или
совсем не действует.
Что можно пообещать взрослому человеку?
Похвалу? Хорошую оценку? Благосклонность
преподавателя? Кто спорит, доброе слово и кошке
приятно, но из-за доброго слова человека не
слишком для вас значимого, вы вряд ли не будете
спать ночами, готовясь к уроку. Конечно, прият­
ная атмосфера на занятиях предпочтительнее, чем
мрачная. Доброжелательность преподавателя и
учебной группы помогает расковаться, чувство­
вать себя свободно, но не стоит удивляться, что и
в такой атмосфере далеко не все идут вперед се-

31
мимильными или какими-то еще огромными ша­
гами. Если нет внутренней мотивации, мало на­
дежды добиться успеха ради обещанной малосу­
щественной награды.
Мы уже говорили, что мотив обусловливается
потребностью. "Я хочу поехать работать в другую
страну. Для того, чтобы меня взяли на работу, я
должен сдать экзамен по языку. Чтобы его сдать,
я иду на курсы". Все логично.
Через несколько месяцев выясняется, что
фирма, которая готова была меня взять, обанкро­
тилась, и я никуда не еду, по крайней мере, в
ближайшее время. Но занятия я продолжаю. По­
чему? Да просто потому, что мне нравится этим
заниматься. Мне нравится язык, мне нравится
преподаватель, мне нравятся товарищи по груп­
пе, мне приятно, что у меня получается. Я не
пропускаю занятий не только потому, что я узнаю
что-то новое, но и потому, что получаю удовольст­
вие от самого процесса занятий. Сдвиг с мотива
на цель происходит не часто, но если происходит,
то вносит в жизнь человека новую и радостную
краску.

32
Ямщик,
не гони лошадей!

- Ну вот опять! На простой вопрос не


ответил!
- Почему? Ты же все слова знаешь!
- Я думал, в каком времени глагол по­
ставить.
- Поставил бы в любом. Ну, ошибся
бы, тебя все равно бы поняли.
- Ты же знаешь, я так не могу. Я дол­
жен сказать правильно.
- Должен? Что? Кому? Что за глупо­
сти! Сейчас важно, не как ты говоришь, а
чтобы тебя поняли.
- Но ведь стыдно, подумают, что я
просто тупица.
- Кто подумает? А если и подумает,
не все ли тебе равно?
- Тебе, может и все равно, а мне - нет.
- Честное слово, с тобой не соску­
чишься!

(Из разговора с умным человеком,


то есть с самим собой)
Много, много,
слишком много
Е сли мотивация - движущая сила деятель­
ности, в нашем случае - учения, то чем
она сильнее тем лучше для результата? Вовсе нет,
мотивацию можно сравнить со светом: слабо светит
- темно, слишком сильно - ослепляет. Перемо­
тивация ослепляет: человек в этом случае просто
не может сдвинуться с места, и потому успеха до­
биться не менее трудно, чем в случае, когда имеет
место, грубо говоря, недомотивация.
...Однажды с просьбой о помощи обратилась
моя знакомая учительница английского языка.
Она давала частные уроки очень хорошей стара­
тельной и способной девочке. Но время шло, а
Оля по-английски не могла произнести ни од­
ной новой фразы. Учительницу это беспокоило,
но понять, в чем дело, она никак не могла, хотя
заподозрила, что ситуация связана с какими-то
психологическими причинами. Потому и попро­
сила проконсультировать девочку.
Результаты тестирования показали, что Оля
переживает жуткий стресс. Я предложила ей
тест на слуховое восприятие. Выполняя его, она
сделала огромное количество ошибок. У меня
даже появилось подозрение, что у нее нарушено
слухо-речевое восприятие: она слышала, что ей
говорили, но неверно воспроизводила сказанное.
А нервничала она так, что руки, которыми она
держала наушники, у нее дрожали от напряже­
ния. Я принялась ее успокаивать, подбадри­
вать, хвалить: "Все прекрасно, продолжай, мо­
лодец..." Наконец девочка расслабилась, оши­
бок стало меньше.

34
Но мне было непонятно, что же с нею проис­
ходит? Возможно, ее испугала сама встреча с
психологом? Может быть, родители и учитель­
ница запугали ее, и она представляла себе этот
визит как какое-то страшное испытание? Я
спросила об этом родителей, но они замахали
руками: ничего подобного, девочке все объясни­
ли правильно, и она шла на консультацию без
всякого страха. Ей даже было интересно - она
впервые встречалась с психологом.
Если это так, если Оля не боится меня, чего
же она боится? Ведь я вижу: она чем-то сильно
напугана, повторяю я. И тут у родителей в голове
что - то щелкнуло, у них, что называется, откры­
лись глаза. Им, наконец, стало понятно, что про­
исходит с их дочкой.
Почему они взяли девочке, которая отлично
учится, частного преподавателя и именно по анг­
лийскому языку? Потому, что хотели, чтобы она
после окончания школы поступила в МГИМО. Те,
кто жил в Советском Союзе, знают: поступить в
Московский государственный институт междуна­
родных отношений тогда могли лишь дети дипло­
матов или номенклатуры высшего уровня. Но ро­
дители Оли упрямо надеялись, что их талантли­
вый ребенок поступит туда и без этих подпорок,
если как следует подготовится. И в первую оче­
редь - по иностранному языку.
На другого подростка эти их планы и ожида­
ния, возможно, не слишком бы подействовали. Но
Оля... Она была сверхответственным человеком. А
кроме того - ярко выраженной перфекционисткой
(от латинского слова perfect - совершенный).
Перфекционистами называют людей, которые
стремятся все делать наилучшим образом, тех,
кто не останавливается до тех пор, пока, по их
мнению, не будет достигнуто совершенство.

з*
Меньше хочешь,
меньше получишь
А если хочешь слишком много...?
Существует универсальный закон, ко­
торый связывает мотивацию, напряженность
деятельности и ее результаты. Закон этот не
умозрительный, он "выведен" на основе показа­
телей, которые можно замерить. Напряжение,
например, проявляется в изменении артериаль­
ного давления, пульса, кожно-гальванических
реакций. Замерить результаты труда часто тоже
не так уж сложно. Количество запомнившихся
слов, точность попадания в цель, число закручен­
ных гаек могут многое сказать об эффективности
деятельности и о внутреннем состоянии человека.
И о мотивации тоже можно судить довольно оп­
ределенно.
Минимум мотивации оборачивается мини­
мальным же результатом (точно так же действует
и внутренний конфликт). Когда мотивация мала
или вовсе отсутствует, со стороны представляется,
что человек работает спустя рукава. Но если мо­
тивация растет, если для человека эта работа на­
чинает представлять ценность, постепенно рас­
тет и эффективность его труда. Правда, эффек­
тивность растет до определенного уровня моти­
вации, выше которого наступает спад. Ведь ес­
ли мотивация растет, растет и напряжение, ко­
торое забирает силы и энергию. И получается,
что та энергия, которая пошла бы на запомина­
ние слов, на попадание в цель, на закручивание
гаек, расходуется понапрасну. Она уходит в
сторону, тратится на мысли типа: "Вдруг не по­
лучится? Ой, провалюсь, ой, не попаду, не за­
кручу, не запомню! Как стыдно! Какой позор!

36
Что обо мне скажут!" Эти мысли отбирают энер­
гию у основной деятельности, "обкрадывают" и
тормозят ее. Часто они появляются именно у от­
личников, у тех, кто привык всегда быть на высо­
те. Страх - не поражения, что вы! - даже не­
большого понижения уровня может привести к
серьезному стрессу.

Вы видите, что тревожные, сверхответствен­


ные люди быстро достигают максимума, а равно­
душного или лентяя требуется больше стимули­
ровать. (Слово "стимул" значит по-гречески -
кнут погонщика.)
А что происходит с человеком в стрессовом
состоянии? Представьте себе, что, готовясь к ра­
боте вы в строгом порядке разложили все необхо­
димые материалы. Но налетел ураган, распахнул
окно, ваши бумаги разлетелись по кабинету и

37
смешались в кучу, приборы разбиты, препараты
погублены... Все перемешано, ничего не найти.
Вы в ужасе, вы не знаете, что делать.
Оля уже долгое время находилась в таком
ужасе, когда шла на урок английского. С дру­
гими предметами было все в порядке: ведь зна­
ние физики, например, или математики было
не так важно для поступления в МГИМО, и она
не боялась, что не усвоит их. И усваивала, как
и раньше, на "пять". С английским же, кото­
рый был так важен для поступления в выбран­
ный родителями вуз, она терпела крах.
Когда родители поняли, что происходит с
дочкой, мы вместе выработали тактику их по­
ведения. Они объяснили Оле, что она не так их
поняла: мама и папа вовсе не считают целью
своей жизни ее поступление в престижный вуз.
Она сама будет выбирать, где ей учиться. Хорошо
знать английский нужно не столько для вуза,
сколько для себя, для жизни, потому стоит им
заниматься, если, конечно, ей хочется. Мы дого­
ворились также (это было важно), что родители
перестанут строго контролировать ее занятия
языком, как они это делали раньше.
Через несколько месяцев мы снова встрети­
лись с Олей. Занятия английским у нее теперь
не вызывали проблем, страх пропал, руки уже
не дрожали, и тесты она прошла вполне хоро­
шо. Стресс перемотивации был снят. Прошел ли
он без последствий? Будем надеяться.
Стресс перемотивации встречается не так уж
редко. От него, например, иногда страдали мои
самые лучшие студенты, те, кто со второго курса
занимался у меня в кружке нейропсихологии. Эк­
замен по нейропсихологии они сдавали на четвер­
том курсе. Казалось бы, чего им бояться? Меня
они хорошо знали, предмет им тоже был интере-

38
сен и знаком. В этом-то и было дело: им очень не
хотелось уронить себя именно в моих глазах. Хо­
телось также подтвердить свою репутацию знато­
ков предмета, которой они пользовались -
вполне заслуженно - среди сокурсников. По­
нятно, что все они стремились блеснуть на эк­
замене. Ведь любой их неуспех дал бы злоязыч­
ным товарищам повод поиздеваться: "Что же
ты? Два года время тратил, и все равно - тро­
як? Стоило ли спину гнуть?" И прочее в том же
духе. Я понимала, из-за чего они так волнуют­
ся, и одного отправляла погулять, другому со­
ветовала пойти в буфет выпить чаю, третьего
просила прийти завтра.
Чаще всего чрезмерное волнение охватывает
людей ответственных, требовательных к себе,
привыкших к устойчивым успехам. Вот почему
именно таким людям важно повнимательнее
вглядеться в рисунок на с. 37. Попытайтесь опре­
делить, где, на каком уровне ваша мотивация
Если вы увидели, что "страдаете" перемоти­
вацией, не пугайтесь: как говаривал Карлсон, де­
ло житейское. Для начала попытайтесь разобрать­
ся в себе, понять, почему вы тратите силы на са­
мобичевание, а не на дело, за которое взялись.
Чаще всего это происходит из-за того, что вы не
слишком высоко цените свои способности. Вам
кажется, что такому, ничем не выдающемуся че­
ловеку, как вы, ни за что не преодолеть трудно­
стей освоения нового языка. Но оглянитесь во­
круг: сколько людей, самых обыкновенных, ино­
гда немолодых и не слишком способных, уж, тем
более, не гениальных, говорят и пишут на новом
языке, который еще несколько лет назад был им
не знаком. Будьте уверены - вы не хуже их, и
способностей у вас не меньше. У вас другое, то,
что психологи называют заниженной самооцен­
кой. Обнаружив это, вы можете и должны сделать

39
следующий шаг - убедить себя, что вы не хуже
этих других. И вы сделаете то, что сумели они,
если вы действительно этого хотите.
А как узнать, хотите ли вы этого или нет?
Существует способ, о котором мы уже упоми­
нали, довольно жестокий, но достаточно эф­
фективный. Нужно спросить себя самого: чего
же ты хочешь? Получив ответ, снова задать
этот же вопрос, и еще раз, и еще. До тех пор,
пока не доберешься до самого донышка собст­
венной души. Полученные ответы подскажут
вам, что же в самом деле движет вашими по­
ступками.
Понятно, далеко не все могут освоить специ­
альность "сам себе психолог". И потому помощь
профессионала (даже одна встреча с ним) бывает
весьма полезна.

Сезам, откройся!
В о время одного исследования я проводила
опрос школьников, приехавших в Изра­
иль по программе "Наале". Одна из девочек, Ли­
на, очень старательная и трудолюбивая, несмотря
на все усилия, осваивала язык очень медленно.
Тестирование же показало, что у нее не просто
хорошая, а замечательная, великолепная слухо­
вая память и прекрасные способности.
Я сказала Лине об этом и о том, что убежде­
на: она начнет говорить, и довольно скоро. Бесе­
дуя с нею, я поняла, что она страдает из-за зани­
женной самооценки: девушка не поверила мне,
пришлось ее убеждать, что она вовсе не тупая,
что она ничуть не хуже других и может достичь

40
того же, что и они. Чтобы произвести на девоч­
ку впечатление, пришлось пустить в ход специ­
альную терминологию. (Обычно научные терми­
ны в разговоре с подростками я не использую.)
- Ты думаешь: если человек показал во вре­
мя тестирования плохие результаты, то у него для
плохие способности. Но это не всегда так. Может
быть, человек устал, переволновался, не смог со­
средоточиться? Здесь большую роль играет слу­
чай. А вот хороший результат практически не
бывает случайным. Если ты без ошибок запомни­
ла много слов, значительно больше средних ре­
зультатов твоих сверстников, то это свидетельст­
вует о высоком качестве переработки слухо-
речевой информации и о хорошей памяти А это -
основа языковых способностей.
Лина смотрела на меня недоверчиво, но про­
молчала.
Через восемь месяцев я встретилась с нею
вновь. Что же произошло за это время? Никакого
чуда не случилось, роман на иврите она не напи­
сала, Тору на русский не перевела, но заговорила.
Лина рассказала, как это произошло, и мне стало
ясно: у нее открылся...

Эмоциональный фильтр
Д ля того, чтобы понять, что значит эта ме­
тафора, достаточно взглянуть на рисунок,
который помещен на с. 42.
Вы уже догадались: у того, кто улыбается,
этот фильтр открыт настежь - а второй субъект
его наглухо захлопнул. Первый распахнут на­
встречу миру, и мир входит в него беспрепятст-

41
венно. Второй относится к миру с недоверием,
ему многое в нем не нравится, и потому инфор­
мация о мире, встречая негативное восприятие,
образно говоря, останавливается у входа. Как
войти, если ты знаешь, что тебя не любят?

Но почему закрыт эмоциональный фильтр?


Из-за низкой самооценки? Страха? Скуки? А,
может быть, из-за того, что человек чрезмерно
сосредоточен на своих слабостях? Например, на
занятиях многое нужно воспринимать на слух,
а он плохо слышит? Или требуют читать и чи­
тать, а у него неважное зрение и зрительная
память тоже?
Процесс изучения языка предполагает откры­
тость. "Надо. Необходимо. Без него мне не обой­
тись. Я должен", - эти заклинания помогают мало.
С их помощью мы пытаемся заставить себя. Но
наш эмоциональный фильтр плохо переносит на-

42
силие, он захлопывается, и все наши усилия дают
совсем не тот результат, которого мы жаждем.
Если не принимать культуру страны, в кото­
рой ты собираешься жить или уже живешь, не
знать ее истории, ее героев, ее друзей и врагов, то
и язык ее впустить в себя гораздо труднее. Инте­
рес к литературе, истории, культуре, интерес со
знаком плюс может распахнуть запертый
фильтр...
До нашего разговора Лина была похожа на
второго человечка (см. рисунок). Таким же мрач­
ным было ее отношение к себе и к окружающему
миру. Но когда не мама, не папа, не подружка,
а специалист, профессионал сказал ей, что у нее
есть способности к языку, есть какая-то особен­
но развитая слуховая память, мнение ее о самой
себе постепенно стало меняться в лучшую сто­
рону. Повысилась самооценка, появилась уве­
ренность в себе, желание реализовать свои спо­
собности.
В одной из последних бесед Лина рассказы­
вала: "Раньше, даже если я знала, как нужно
ответить, я боялась, просто боялась открыть
рот. После встречи с вами, я подумала: может,
действительно, вы правы, и я не хуже других?
Встать на уроке и что-то сказать на иврите снача­
ла было очень трудно, но постепенно становилось
легче".
Язык потихоньку начал "входить" в нее. А
решительный перелом произошел после одного
случая. Однажды, когда Лине нужно было посо­
ветоваться, поговорить с воспитателем о каком-то
важном для нее деле, она решилась не звать ни­
кого на помощь. Подготовилась, продумала свои
слова, подошла к нему и заговорила. Тот был
изумлен: именно Лина первой из группы загово-
рила на иврите, а как раз от нее воспитатель
меньше всего ожидал этого.
После первого смелого шага последовали дру­
гие. Лина перестала бояться говорить не только
на уроках, но и в свободное время.
Надо ли говорить, что в жизни девушки, в ее
адаптации к Израилю многое изменилось: одно­
классники ее зауважали, не только среди репат­
риантов, но и среди коренных израильтян у нее
появились друзья...

44
Автономность -
это...
- Ты уверен, что этот текст читали на
уроке?
- Уверен.
- Почему же я этого не помню?
- Да потому, что ты не слушаешь, ты
все время отвлекаешься!
- Ничего подобного! Я слушаю.
- Да? Уж мне мог бы говорить правду -
я же знаю, о чем ты думаешь во время уро­
ка! И когда слушаешь, а когда нет, тоже
знаю.
- Я не робот! Я не виноват, что не все­
гда могу сосредоточиться, сконцентрировать
внимание. Что с этим прикажешь делать?
- Почему я должен тебе приказывать?
Приказывай себе сам!

(Из разговора с умным человеком,


то есть с самим собой.)
Внимание, внимание
и еще раз внимание
риказывай себе сам". Хороший совет?
Нет, не очень. Почему? Все потому же:
по приказу, из-под палки много не сделаешь. По
приказу можно на время собраться, сконцентри­
ровать внимание, однако напряжение, которое
требуется для выполнения этого приказа, рано
или поздно приводит к истощению нервно-
психологических ресурсов. Попросту говоря,
человек быстро утомляется, эффективность его
работы падает. Так что произвольное внимание
не является самым продуктивным и часто не
стоит тех усилий, которые тратятся на то, что­
бы выполнить приказ. Но если вы благодаря
приказу все-таки увлеклись делом, сам процесс
начал вас занимать, то результат вашей работы
резко повышается. Дело в том, что произошел
сдвиг с мотива на цель, появился новый тип вни­
мания. Какой же?
Каждый из нас без всякого приказа повернет­
ся в ту сторону, откуда донесся громкий крик. Не
нужно заставлять себя поднимать глаза к небу,
когда там сверкает молния. А в темноте даже не­
ожиданный шорох привлечет наше внимание, кото­
рое называется в этих случаях непроизвольным.
Что-то похожее происходит с нами и тогда, когда
мы увлечены процессом деятельности. Haш эмо­
циональный фильтр открыт, мы настроены поло­
жительно. Тут практически не нужно усилий,
чтобы сконцентрировать внимание, это происхо­
дит как бы само собой. И так напрягаться, как
при произвольном внимании, не приходится. По­
нятно, что совсем без напряжения ничего не сде­
лаешь, без него - никак. Но если есть интерес к

46
делу, то напряжение поддерживается на опти­
мальном уровне (не ниже и не выше необходимо­
го) и не ведет к чрезмерному утомлению. Чем
сильнее вовлеченность в дело, тем легче и успеш­
нее оно идет.
Наше восприятие - а внимание важнейшая
его составляющая - вообще избирательно. Мы не
можем, да нам и не нужно перерабатывать - вос­
принимать и анализировать всю потенциальную
информацию даже в нашем непосредственном ок­
ружении. Тем более понятно, что в тексте, книге,
в библиотеке или в Интернете мы более или менее
осознано выбираем только то, что нам нужно и
(или) интересно.
Вот классический пример избирательности
внимания, который можно найти почти в любом
учебнике психологии. Представьте себе что вы
опоздали на вечеринку с коктейлями. Входите в
дом и видите такую картину: стоит шум, одна­
ко в разных углах маленькие компании ожив­
ленно ведут беседу. Загадка: как собеседники в
этом гаме слышат друг друга? Тем не менее это
так: они понимают друг друга, а то, что проис­
ходит рядом - как будто отсекается. Психологи
называют этот феномен избирательностью вни­
мания.
В разных странах проводили множество ла­
бораторных экспериментов, чтобы понять меха­
низмы этого явления. Каким образом человек
настраивается на восприятие одних сообщений,
превращая другие просто в шумовые помехи,
которые игнорирует? Выяснилось, что в первую
очередь этому помогают чисто физические ха­
рактеристики: поза - лицом к собеседнику или
поближе к источнику звука; направление
взгляда на источник сообщения - на собеседни­
ка, на магнитофон, компьютер, телевизор; аку-

47
стические характеристики - тембр голоса,
громкость, интонационно-мелодические харак­
теристики (а они разные, когда речь идет о пуб­
личном выступлении, вечерней сказке, беседе
влюбленных или о лекции). Однако главный вы­
вод, к которому пришли ученые в результате этих
экспериментов, заключается вот в чем: то, что че­
ловек воспринимает или не воспринимает, опре­
деляется его психологическими характеристика­
ми. Это, главным образом, его личные ценности,
потребности и интересы, сформировавшиеся в ре­
зультате жизненного опыта в определенных куль­
турно-социальных условиях. Именно эти и близ­
кие к ним факторы заранее настраивают меха­
низмы восприятия, влияют на "пропускную спо­
собность" сенсорных каналов.
Так, например, если на той же вечеринке кто-
то на другом конце стола произнесет ваше имя,
то, как правило, вы сразу его услышите, хотя,
казалось бы, были увлечены беседой. Ваше имя -
это личностно-значимый, интимно-важный сти­
мул, для которого порог восприятия понижен -
вы всегда готовы "принять" этот сигнал. Похожие
по психологической значимости стимулы - это
имена значимых для вас близких людей.
Еще пример. Вы слушаете новости по радио.
Все ли сообщения вы воспринимаете и запоминае­
те? Конечно, нет. Запоминается только то, что
важно для вас именно сегодня.
Вы протягиваете руку к яблоневой ветке. Ваш
опыт и потребность изначально определяют вы­
бор: если вы хотите есть - рука тянется к самому
красивому и спелому яблоку, а если вам надо ук­
расить комнату зеленью, то вы отломите ветку
вместе с листьями.

48
Так стоит ли жаловаться на то, что вам мешают
сосредоточиться шумные дети, соседи, которые лю­
бят громкую музыку, телевизор, который смотрит
теща, и т.д. Если занятия для вас важны, вы
можете найти способ сосредоточиться: надеть
наушники, отвернуться, а главное - настроиться
на учебу.
Хочу заметить: основная функция внимания -
это контроль за деятельностью. Людей, далеких
от психологии, такое заявление часто удивляет.
А все потому, что внимание нередко путают с
концентрацией и мобилизацией.
Мы не в состоянии выполнять много действий
одновременно: психологические и энергетические
ресурсы человека ограничены. Мы выбираем из
многого - немногое, и именно на это и бросаем
(мобилизуем) все свои силы. Концентрация - это
максимальная сосредоточенность на определенном
объекте, при этом все остальное остается как бы
за кадром.
Так вот, внимание в процессе деятельности -
это инструмент контроля. Важно, чтобы этот ин­
струмент работал в автоматическом режиме, что­
бы не нужно было его "включать", напоминать
ему, что пора что-то проверить, проконтролиро­
вать. Когда контроль "встроен" в деятельность,
стал ее частью, он приносит наибольшую пользу.
Так, человек, работающий на станке, время от
времени совершенно автоматически замеряет раз­
меры детали, чтобы убедиться: станок настроен
правильно. Тот, кто работает на компьютере, так же
автоматически нажимает на кнопку "сохранить".
Водитель автомобиля бросает взгляд на стрелку
спидометра, не задумываясь, для чего он это де­
лает. Между тем, такое - послепроизвольное -
внимание появляется не само по себе, а в резуль­
тате тренировки и при наличии интереса к делу.

49
Под наш контроль!
Е сли периодически контролировать ре­
зультаты работы, то рано или поздно это
станет навыком, привычкой, станет частью, эле­
ментом той деятельности, которой вы занимае­
тесь.
Поэтому при изучении языка стоит:

регулярно обращаться к пройденному


материалу, чтобы проверить, не выпа­
ли ли из поля зрения какие-нибудь
важные фрагменты,
выделить самые главные моменты и вре­
мя от времени контролировать знание
их,
прослушать учебный текст, переска­
зать его, записывая на пленку, а затем
повторно прослушать эту запись, об­
ращая внимание на ошибки (жела­
тельно повторить весь процесс, и вы
заметите улучшение результата),
перечитывать текст, написанный по
памяти, чтобы самому обнаружить
ошибки, а затем сравнить с оригина­
лом и проанализировать ошибки,
находить отличительные черты у раз­
ных элементов,
на уроке время от времени спрашивать
себя: "Что сказал преподаватель?"
Однако нельзя перебарщивать: если вы все
время будете "разговаривать" с собой, вы не ус­
лышите учителя. Кроме того, в момент контроля

50
не стоит себя ругать или хвалить, ставить себе
оценку. Сейчас речь не о вас, речь о том, КАК вы
занимаетесь тем, чем занимаетесь. Постепенно все
это вы станете делать автоматически, это войдет в
привычку, станет частью ваших занятий, как
чтение или письмо. На контроль не придется тра­
тить специальных усилий, он станет неотъемле­
мой частью процесса обучения.
О себе и своих успехах или неудачах можно и
нужно говорить, но не во время занятий, и не
слишком часто. Раз в месяц-два можно посмот­
реть, куда мы пришли, что получается, а что нет,
и подумать о том, что мешает продвигаться впе­
ред, если что-то мешает.
Если вы умеете осознанно ставить перед собой
определенные цели, искать и находить способы их
достижения, оценивать результаты, значит вы -
АВТОНОМНАЯ ЛИЧНОСТЬ.
На свете немало людей, которыми я искренне
восхищаюсь. Но Ханна для меня в каком-то
смысле - эталон. Рассказывать о ней можно дол­
го, но я остановлюсь только на том, как она суме­
ла выучить иврит.
Она приехала в Израиль в возрасте, который
здесь называют "золотым". В запасе - ни идиша,
ни английского, лишь те крохи немецкого, кото­
рые остаются от школы и вуза. Пошла в ульпан
и попала к учительнице, которая лет десять учи­
ла детей в младшей школе, со взрослыми столк­
нулась впервые. Понятно, что делала ошибки,
очевидные для многих ее учеников. Группа ки­
пела. Но ехала большая алия, и преподавателей
выбирать не приходилось, особенно в том не­
большом городке, где жила Ханна. Однажды во
время очередного "митинга" она, обычно молча
слушавшая пылкие речи одноклассников, встала

51
с места. И напомнила слова, известные многим:
"Господи, дай мне силы изменить то, что я могу
изменить, дай терпение, чтобы принять то, что я
изменить не могу, и дай разум, чтобы отличить
одно от другого". Сама она сумела принять то, что
не могла изменить. И тут же начала искать спо­
соб компенсировать недостатки, которые все ви­
дели и о которых говорили.
Через несколько месяцев, когда закончились
занятия в ульпане, у нее были три единомыш­
ленницы. Они решили заниматься самостоя­
тельно. Раз в неделю они собирались у кого-
нибудь дома, повторяли грамматику, но главное
- эти два часа они говорили только на иврите.
С нарушителя - штраф. Еще раз в неделю к
ним приходила немолодая израильтянка, кото­
рая грамматики почти не касалась, она с ними
только разговаривала и учила их говорить пра­
вильно. А на третий двухчасовой урок Хана хо­
дила в матнас, в группу, которая была там ор­
ганизована для таких, как она, уже прошедших
ульпан "алеф", но не считающих себя готовыми к
ульпану "бет".
Организацию занятий мы с ней обсуждали не
раз. Оказалось, например, что не так просто вы­
брать оптимальное время для перерыва. Ведь у
каждого человека свой темп, свой порог устало­
сти, и разным людям требуется отдых в разное
время и разной продолжительности. Кроме того,
необходимость перерыва диктуется трудностью
материала, его объемом. Нельзя спешить, стара­
ясь успеть, как можно больше, но и затягивать
перерыв тоже не стоит, иначе можно потерять
концентрацию внимания. Ханне удалось сделать
так, что занятия ее маленькой группы шли спо­
койно, перерывы давали возможность встрях­
нуться, попить чаю, отвлечься, но возвращение к
языку не было трудным и долгим. Атмосфера

52
здесь настолько благоприятна, что уже несколько
лет из группы никто не уходит.
Между тем, пришло время, когда Ханна пере­
стала просить дочь или внука проводить ее к вра­
чу, в магазин или даже в банк. Ее иврита в этих
случаях было достаточно.

Учу себя
думаю, понятно, что мне так понрави­
лось в подходе Ханны к изучению языка.
Жизненный опыт - и исследования психологов
тоже -показывают: хорошие ученики, в том числе
и те, кто быстро усваивает второй язык, похожи
друг на друга. Чем же? А тем, что все они в раз­
ных жизненных ситуациях умеют брать ответст­
венность на себя. Они не ждут, когда кто-то при­
несет им успех на блюдечке с голубой каемочкой,
они "думают сами, решают сами", потому психо­
логи и их называют автономными.
Хотите определить насколько вы автономны
при изучении нового языка? Ответьте откровенно
на вопросы теста на с. 130.
Человек, который привык в сложных ситуа­
циях брать ответственность на себя, поступает
точно так же, когда начинает изучать новый
язык. И ответственность за свое обучение он не
перекладывает на ульпан, на учителя, на об­
стоятельства. Такие люди раз и навсегда усвои­
ли истину: чтобы выучить новый язык, есть
только один путь - самостоятельно определять
свои цели и методы и не бояться критически их
оценивать. Не зря же в каждом языке, как уже
говорилось, есть обычно, как минимум, два гла-

53
гола: "учить" - кого-то, что-то. И "учиться", то
есть учить себя, учиться самостоятельно. Обуча­
ясь на курсах в школе или в вузе автономная
личность, прежде* всего, задает себе вопросы типа:
"Что мне нужно знать?", а уже потом "Чему здесь
учат?", и решает, подходит ли ему данная про­
грамма и чем ее надо дополнить в самостоятель­
ной работе. И еще: "Что бы я сделал, если бы был
учителем?"
Есть люди, которые умеют учить себя, умеют
прислушиваться к себе, осознавать свои индиви­
дуальные особенности и управлять процессом соб­
ственного обучения. Они используют самые раз­
ные стратегии для планирования и управления
процессом обучения, оценки достижений. Это
проявляется в бесконечных попытках понять, что,
почему и как ты изучаешь и насколько успешно
идут твои дела. В результате этого подхода сни­
маются барьеры между формальным обучением и
жизнью, которой человек живет. Автономный
подход настраивает человека на то, чтобы учиться
не только в классе, не только за книгой, но везде
и всегда.
Автономная личность чаще всего
строит свой подход на трех основных
принципах:
тот, кто учится, должен сам занимать­
ся своим обучением;
он должен критически осознавать и
оценивать свои цели и методы, а так­
же пересматривать их по мере про­
движения вперед;
это осознание дает силы для того, что­
бы выйти за рамки формального обу­
чения.

54
Такой подход - не новость, не изобретение
западной цивилизации. Вот как рассуждал ки­
тайский мудрец еще в XIX веке: если вы сомне­
ваетесь в чем-то, обдумайте это самостоятельно.
Представьте, что вам некого спросить, не у кого
получить совет. Разве из-за этого вы перестанете
учиться? Избавьтесь от привычки зависеть от
других, и вы увидите, что вы быстрее пойдете
вперед в своем обучении.
В иудаизме этот момент - момент самореализа­
ции и ответственности за собственные действия -
выражен очень ярко. Бог тебе предоставляет воз­
можность, а право выбора остается за тобой.
Когда моя дочка готовилась к бат-мицве, нас
пригласили в один из кибуцев, где новым репат­
риантам - детям и родителям - помогали понять
смысл этого события. Мне запомнилось, как де­
вочки, усевшись в кружок, били себя кулачком
по коленке и повторяли: "А-коль талуй би! А-коль
талуй би!" Они как бы вбивали в свое сознание
это утверждение: все зависит от меня! Я смотрела
на это с огромной радостью: ведь так важно, что­
бы человек входил в жизнь с этим чувством -
чувством личной ответственности за все, что с
ним происходит.
Эту же гуманистическую идею мы встречаем
и в русской культуре, где образцом такого подхо­
да служит фигура Ломоносова, история которого
обросла очень показательными мифами. Мальчик
из бедной семьи хочет учиться. Из северной глу­
ши он пешком отправляется в столицу, преодолев
все сословные преграды, поступает в самое на тот
момент престижное учебное заведение и вскоре
перегоняет всех своих соучеников.
На самом же деле семья Ломоносова отнюдь
не была бедной, а в Архангельской губернии, где
он родился, грамотность была достаточно высо-

55
кой, и даже в небогатых семьях детей отдавали
учиться. Но само стремление к знанию, самостоя­
тельный выбор дороги к нему высоко ценятся в
каждом народе, потому и присваиваются эти ка­
чества любимым народным героям.
Замечу, однако: автономность не означает
полного отрицания роли учителя. Она просто
смещает акцент на активность и самостоятель­
ность личности, расширяет рамки, выводит за
пределы класса или группы, стимулирует актив­
ность в поиске стратегий вне привычных, обще­
принятых методик или учебников. Опираясь на
усвоенный материал, автономный ученик не про­
сто повторяет фразы из учебника, а стремится
выражать свое реальное мнение, свои чувства.
Возникает вопрос: автономность - качество
врожденное или его можно воспитать, развить? Есть
счастливчики, которые как будто рождаются са­
мостоятельными. Но чаще всего это свойство вос­
питывается - семьей, средой, обстоятельствами.

Что нас от них отличает?


С тратегии, которые человек выбирает во
всех своих действиях, в том числе и в обу­
чении языку, говорят о нем достаточно много.
Обратимся к исследованию, которое провели в
Хайфском университете, где решили рассмотреть
предпочтения "свежих" репатриантов и коренных
израильтян в подходах к изучению иностранного
(английского, в данном случае) языка. Были вы­
явлены серьезные различия, которые можно объ­
яснить различиями в воспитании, в правилах, ко-

56
торые приняты в той и другой среде. Посмотрим,
как эти различия проявляются.
В изучении грамматики: "свежие" репат­
рианты заучивают на память правила и пред­
ложения с определенной грамматической струк­
турой, выполняют грамматические упражнения;
коренные израильтяне перефразируют правила,
используют грамматические структуры в пред­
ложениях, которые они сами составляют.
В пополнении словарного запаса: "свежие"
репатрианты заучивают наизусть списки слов,
просят проверить их знание, заучивают слова с их
переводами, записывают их многократно; корен­
ные израильтяне используют ассоциации, запо­
минают слова в предложениях, описывающих ка­
кие-то ситуации.
Чтение: "свежие" репатрианты стремятся к
дословному переводу; коренные израильтяне про­
гнозируют, обобщают и привлекают знания из
прошлого опыта.
Отношение к преподавателю: для "свежих"
репатриантов он - власть, авторитет; для корен­
ных израильтян он скорее партнер.
Как видим, коренные израильтяне предпочи­
тают те формы обучения, которые предоставляют
больше самостоятельности, больше возможностей
для выбора. "Свежие" репатрианты проявляют
склонность к подчинению, им более близки пас­
сивные способы обучения.
При этом студентам - новым репатриантам
нравится атмосфера в классе, которая стимули­
рует творческий подход к изучению языка, и
они, хотя очень медленно, но принимают его.
Они убеждаются в их большей эффективности,
кроме того не может не привлекать сама воз­
можность самостоятельного выбора. Таким об-

57
разом, их путь к автономности начинается в
благоприятной обстановке: они видят перед со­
бой другие подходы, могут оценить их достоин­
ства и недостатки, и при желании взять их на
вооружение.
То же самое могут сделать и многие из нас,
из тех, кто начинает изучение языка во взрос­
лом возрасте. Если вглядеться повнимательнее в
товарищей по группе, наверняка можно найти
среди них тех, чей подход к занятиям вы може­
те не только высоко оценить, но и "позаимство­
вать". Можно, занимаясь языком, попытаться
воспитать в себе какие-то качества автономной
личности, которые человеку полезны в любой си­
туации.

58
Хочу учиться.
Не знаю - как
- Опять ты не помнишь ни слова!
Ну, что с тобою делать?
- Я не знаю, что происходит! Я по­
вторяю каждое слово по двенадцать раз.
Говорят, что этого достаточно, чтобы
запомнить. А у меня в голове ничего не
задерживается.
- Значит, тебе нужно не двена­
дцать раз повторять, а двадцать че­
тыре. Или тридцать шесть.
- Я пробовал. Но я же не попугай! Я
тупею от этой долбежки.
- Я это заметил. Иначе ты бы
придумал что-нибудь.
- А ты почему ничего не придумаешь?
- Почему... По кочану!
- Спасибо! Ты мне очень помог!

(Из разговора с умным человеком,


то есть с самим собой.)

59
Когда обещают чудо
К ак-то после лекции, которую я читала в
Хайфе, ко мне подошел человек пенсион­
ного возраста, сказал, что его зовут Макс, и, про­
тянув мне видеокассету, спросил, что я могу ска­
зать о методике, по которой он пробует изучать
иврит. (Методика - не стану ее называть - до это­
го момента знакома мне не была.)
Пока мы искали видеомагнитофон, Макс рас­
сказал, что за пять кассет он заплатил более ты­
сячи шекелей, но денег не жаль - ведь авторы
обещают чудеса. С помощью их методики язык
входит в подсознание без всяких усилий ученика,
и он быстро овладевает не только речью, но и
чтением, и письмом.
Просмотрев кассету я задала Максу вопрос,
который звучал довольно грубо: "И это все?" Он
ответил: "Да, все". Я не поверила, потому что
увидела: даже пятьдесят таких кассет не помогут
без усилий выучить язык. И если это действи­
тельно все, то я готова писать на эту методику ан­
тирекламу.
Однако прежде, чем высказывать свое мнение,
я попросила Макса показать мне все, что входит в
комплект, который он купил. На следующее утро
он мне доставил остальные кассеты и инструк­
цию, приложенную к ним. И что же я прочитала
в инструкции? В самом низу мелкими буквами
было напечатано, что освоить язык с помощью
только этой методики нельзя (в рекламе же ут­
верждается обратное). Она работает, если человек
учится на курсах, ходит в ульпан, занимается са­
мостоятельно. Но для того, кто хочет быстро по­
полнить свой словарный запас, эти кассеты про-

60
сто незаменимы (в чем я - после просмотра их -
также очень сильно сомневаюсь).
Пусть все эти маленькие хитрости останутся
на совести авторов методики. Меня же интересует
другой вопрос: почему Макс, прежде чем истра­
тить сумму, заметную для его пенсионерского
бюджета, не потрудился внимательно прочитать
инструкцию? Неужели на него так подействовало
уверение, явно рекламное, что язык можно вы­
учить легко и быстро? Ведь известно: если пас­
сивно сидеть перед телевизором, язык не осво­
ишь, это в принципе невозможно. Вполне вероят­
но, что эта мысль посещала его, но он гнал ее от
себя. Ведь так хочется найти простой способ ре­
шения сложной проблемы!
Эта история напомнила мне еще одну. В
США, как и в других странах, миллионы людей
страдают избыточным весом. Многие из них меч­
тают похудеть. И когда появилась реклама не­
коего аппарата, который, как говорилось, отса­
сывает жир, нашлось немало желающих его при­
обрести.
Среди покупателей была одна милая женщина
по имени Шелли. Стоил аппарат недорого, всего
тридцать пять долларов, плюс пять долларов за
пересылку. Авторы изобретения обещали, что по­
худеть с его помощью можно будет практически
без диеты и физических упражнений. А тот, кому
их аппарат не понравится, сможет вернуть его и
получить свои деньги назад.
Шелли послала деньги и через два месяца по­
лучила обещанное чудо. Но когда она прочитала
инструкцию, радость от покупки тут же увяла.
Оказывается, для того, чтобы аппарат "высасы­
вал" жир, нужно было, надев его на себя, присе­
дать по пятнадцать минут три раза в день. А еще
в инструкции была описана диета, которую нуж-

61
но было соблюдать неукоснительно, иначе аппарат
не сработает.
Изучив инструкцию, Шелли аккуратно
уложила аппарат' в коробку и отправила по ука­
занному адресу. Деньги ей возвратили - и тоже
месяца через два.
Что получила фирма, распространяющая
эти так называемые сжигатели жира, нетрудно
себе представить. Но и Шелли за доллары, по­
траченные на пересылку, тоже кое-что получи­
ла, а именно - хороший урок. Она навсегда за­
помнила, что бесплатный сыр бывает только в
мышеловке.
А вот израильтянин Лев эту истину усвоил
еще в молодости. Он был готов работать, и рабо­
тал, не жалея себя. К сожалению, результат был
почти нулевым. Почему? С этим вопросом он
пришел на консультацию.
Лев приехал в страну в пятьдесят лет. До­
вольно быстро устроился на работу по специ­
альности. В коллективе, в основном, говорили
по-русски и по-английски. Лев в России учил
английский, читал на нем научную литературу
и даже сдавал кандидатский минимум. Вот он и
решил, что ему легче заговорить на англий­
ском, чем на иврите. Он взял учебник, словарь
и начал переводить с английского на русский,
затем обратно - с русского на английский. Труд
колоссальный, затрата сил непомерная, а заго­
ворить никак не мог. Он был разочарован в себе
и своих возможностях добиться поставленной
цели.
Неужели он действительно рассчитывал та­
ким способом научиться говорить? Разве не
странно, что вполне разумный человек ищет не
там, где потерял, а там, где светло?

62
- А что я еще могу? Я ничего другого не
умею! - отвечал он на эти вопросы.
Какой совет можно было ему дать? Ведь логи­
ка здесь простая: чтобы научиться говорить - на­
до говорить, тренироваться, чтобы добиться авто­
матизации навыка. Казалось, ответ однозначен:
нужно поискать группу разговорного английско­
го, подходящие курсы, человека, который хочет
того же - научиться говорить, или добровольца,
готового вести разговорные занятия.
Надо поискать партнера с которым было бы
интересно, легко и приятно общаться. В крайнем
случае, Лев мог в одиночку слушать кассеты, по­
вторять услышанное, пересказывать прослушан­
ные и прочитанные тексты. Но стоит ли тратить
силы на то, что ты умеешь (перевод), но что не
ведет к цели (устная речь)?

Открой глаза и уши


Б ольшинство взрослых, которым прихо­
дится начинать учить новый язык, уже
имеют какой-то опыт его изучения. И не всегда
этот опыт полезен - по многим причинам. Од­
на из них: стратегии изучения иностранного
языка и второго далеко не совпадают друг с
другом.
Иностранный изучается вне языковой среды,
здесь важно правильно выбрать курсы, учебник,
смотреть видеофильмы, слушать радио. Второй
язык мы изучаем, находясь в языковой среде, но
нередко сохраняем привычные подходы. И хотя
язык окружает нас со всех сторон, мы не всегда
готовы к тому, чтобы "впустить" его в себя. Дело
не только в социо-культурных установках, но и в
привычках. Живя в стране, мы можем не только
использовать разные каналы информации, но и
применять, пускать в дело новые слова и выра­
жения. Однако делаем ли мы это? Не часто! И не
потому, что не хотим, а потому, что не привыкли
держать открытыми глаза и уши.
Стоит принять во внимание, что люди запо­
минают примерно:
10% того, что читают,
20% того, что слышат,
30% того, что видят,
50% того, что видят и слышат одновременно,
70% того, что говорят,
90% того, что делают и говорят одновременно.
Однажды, в самом начале моей жизни в Из­
раиле, мой приятель Дима, который жил в стране
уже около пяти лет, привел меня на иерусалим­
ский рынок. Мы выбрали яблоки, но пакеты, в
которые нужно было их положить, висели от
нас далеко. Он попытался попросить продавца
подать нам пакет и произнес на иврите не­
сколько слов, но получилось у него что-то не­
членораздельное. Я в то время еще только учи­
лась говорить и откровенно завидовала тем, кто
приехал раньше и уже свободно общается с из­
раильтянами. А Дима за пять лет не запомнил
простую фразу? Почему?
Дима объяснял это так:
- Ты же знаешь, я в ульпане не учился.
Он действительно тяжело заболел сразу по
приезде и вынужден был прервать учебу. Однако
с тех пор, как он выздоровел, прошло много вре­
мени. И для того, чтобы запомнить такую фразу,
не нужен ульпан. Если открыть глаза и уши, на­
верное, со временем накопится много слов и вы­
ражений. Боясь обидеть друга, я постаралась как

64
можно мягче высказать эту свою мысль, но Дима
вовсе не обиделся, а удивился: разве так язык
учат? Я произнесла страстную речь о том, что
язык нужно учить не только по книгам, и она,
как видно, подействовала. Уже на следующий
день он позвонил мне и радостно сообщил: уста­
новка "открыть глаза и уши" заработала. Когда
он утром парковал машину, ему сказали: "Тафус
по". И он понял, что это значит "Здесь занято!".

Разгадка
прячется в контексте!
Д има - умный, образованный человек, по­
чему же мои слова оказались для него
неким открытием? Да потому, что для нас, вы­
росших и получивших образование в СССР, при­
вычно изучение языка, то есть достаточно фор­
мальное его усвоение, а не приобретение его -
свободное, вольное, в реальном общении, в ситуа­
ционном контексте.

65
Понятно, что без специального обучения пол­
ноценно овладеть языком, в том числе и родным,
практически невозможно. Но ограничиться толь­
ко этим - значит, усложнить и удлинить свой
путь к цели.
Итак, что нужно знать, выбирая способы изу­
чения языка, которые более других подходят для
вас, именно для вас?
Начнем с небольшого теста. Пожалуйста, вы­
полните его в строгой последовательности: пере­
ходите к следующему пункту только после того,
как выполните предыдущий.

1. Прочтите 10 предложенных слов (лучше


если вы попросите кого-нибудь прочесть
их для вас вслух).
2. Подсчитайте, сколько слов вы запомнили.
3. Теперь задайте себе вопрос: как, каким
способом я их запоминал (запоминала) ?

ДОМ ЛЕС КОТ НОЧЬ ИГЛА ПИРОГ


БРАТ МОСТ КРЕСТ МЕД

Если такой эксперимент проводится в груп­


пе, то, как правило, кто-то отвечает: запомнил
просто так, как запомнилось. Другой говорит,
что в воображении построил картинку, в кото­
рую уложил предметы, обозначаемые предло­
женными словами. Третий сгруппировал эти
слова по сходству или различию, четвертый - по
звуковой ассоциации.
В результате мы видим: у тех, кто использо­
вал подходящий для него прием, в памяти со-

66
хранилось больше слов, чем у тех, кто запоми­
нал "просто так". Почему? Дело в том, что все
приемы "работают" на то, чтобы бессвязный ма­
териал - слова, ничем не связанные между со­
бой, - сделать связным. А как только он тако­
вым становится, он приобретает смысл. Этот
смысл остается в памяти, и элементы, из кото­
рых он складывается, то есть слова, запомина­
ются тоже.
Посмотрите на приведенную ниже картинку.

Для того, чтобы запомнить и воспроизвести


все ее элементы, надо немало потрудиться. И все
равно не у каждого результат будет высоким.
А теперь посмотрите на вторую картинку (на
с. 68).

67
Вывод кажется вполне очевидным - это те
же элементы, но они "организованы" в опреде­
ленную структуру.
Теперь достаточно понять и запомнить прин­
цип её организации, элементы же будут на нее
"нанизываться" практически автоматически. Вы­
вод напрашивается сам собой.

Слова запомнить значительно


легче, если они идут не списком, а
в осмысленной структуре — в пред­
ложении или в тексте.

68
Отложить карточку?
Именно!
огда в автобусе или на улице я вижу чело­
века с карточками, на которых написаны
отдельные слова или столбики слов, мне хочется
подойти к нему и объяснить, что он напрасно те­
ряет время. Иногда я не могу удержаться и начи­
наю говорить с незнакомым человеком. Чаще все­
го меня выслушивают с искренним интересом, но
однажды мужчина, которому я попыталась пред­
ложить более эффективные приемы запоминания,
решительно отказался обсуждать эту тему. Он
сказал, что и без того все хорошо запоминает.
Мне не удалось убедить его, что при хорошей па­
мяти работа с текстом более продуктивна: она по­
могла бы ему существенно облегчить работу и по­
высить результаты.
Дело в том, что понимая общий смысл, мы
можем, при некотором усилии, восстановить за­
бытое слово в памяти или заменить его синони­
мом. То же самое, кстати, происходит, когда мы
не расслышали всю фразу на родном языке. Мы
не поняли, о чем речь, хотим, чтобы нам объяс­
нили, но еще не сформулировали вопрос, а ответ
уже готов. Мы из контекста уловили, какое сло­
во не удалось расслышать. В случае с текстом на
другом языке ситуация похожа.
Посмотрите на рисунки на с. 70. Разрознен­
ные элементы трудно узнать: они похожи на ку­
сочки букв или на какие-то непонятные закорюч­
ки (а). Только сильно напрягая воображение
можно увидеть в них какой-то смысл. Но когда
они объединены в целое (б), мы узнаем каждую
деталь, даже если рисунок весьма схематичен или
часть информации отсутствует (в).

69
(a) (б)

(в)
Точно так же, ее Ли мы в тексте встречаем од­
но или два незнакомых слова, то, чаще всего,
можем разгадать их смысл без словаря. А если
мы встретили это слово несколько раз - готово,
оно запомнилось. Не верите? И правильно делае­
те. Потому что так бывает не всегда.
Чаще всего с каждым новым словом, чтобы
оно запомнилось, нужно хорошенько порабо-

70
пробуя его "на вкус и на цвет, на звук и на
вид", вдумываясь в смысл, воображая ситуа­
цию, то есть контекст, в котором это слово при­
годится, озвучивая в уме диалоги, в которых
оно будет уместно и т.д. Но повторять, зубрить
списки слов с их переводами (так чаще всего
используются карточки), по моему глубокому
убеждению, нет никакого смысла. Если же кар­
точки использовать для зрительной опоры, а со
словом работать - тогда пожалуйста...
Итак, попробуем отложить карточки (хотя бы
на время) и вспомним то, что вы, возможно, знае­
те, но о чем не слишком задумывались.
Для начала вопрос: почему мы, начиная
учить другой язык, завидуем детям? Правильно:
у них на это больше времени, у них меньше забот,
у них лучше память, им легче общаться. Однако
эти утверждения базируются исключительно на
непроверенных впечатлениях и подпитываются
расхожими мифами. На самом же деле у детей
экспериментально проверенное и доказанное пре­
имущество есть только по одному признаку - им
легче научиться говорить на втором языке без ак­
цента Взрослому это дается труднее. Во всех дру­
гих ситуациях, когда взрослые и дети занимались
по одной программе, за одинаковое время взрос­
лые успевали больше. Почему?
Взрослый начинает изучение чужого языка
не с нуля. У него выше мотивация, у него зна­
ния, на которые он может опереться, навыки
учебной деятельности. Если он поймет, чем и как
все это может помочь ему именно в этом случае,
дела у него пойдут.
Казалось бы, чем в изучении иврита, может
помочь знание русского или любого другого язы­
ка? Суть в том, что существует глубинная грам­
матика, общая для всех языков. Поскольку любой

71
язык отражает деятельность, то без подлежащего
и сказуемого, например, никак не рассказать о
предмете и о действии. То есть о том, кто что де­
лает, кто где находится, что с кем или с чем проис­
ходит. И другие члены предложения, даже если они
"выглядят" не так, как мы привыкли видеть, обяза­
тельно имеются. А раз так, то мы, исходя из зна­
ния одного языка, можем разглядеть их в другом.
Язык является средством выражения мысли,
и взрослый человек, как правило, умеет исполь­
зовать его для этой цели. Взрослый за свою жизнь
накопил в этом деле большой опыт. Он имеет, что
сказать. Новый язык для него - только новое
средство для выражения.
Итак, все языки имеют нечто общее. Вместе с
тем каждый из них, как каждый человек, имеет
собственное лицо, собственную логику, собствен­
ную систему построения. Если эту логику уло­
вить, а систему понять или разгадать, то новые
слова будут укладываться в голове не поодиночке,
а по этой логике или в этой системе.
Простейший пример. В иврите слово КЛИ
обозначает сосуд, то есть предмет (средство) для
хранения чего-то (множественное число - келим,
а в словосочетаниях - клей...). Кроме того, это сред­
ство или инструмент: "келим" и "клей охель" - по­
суда, "клей ктива" - письменные принадлежности,
"клей негина" - музыкальные инструменты. Зная
хотя бы два-три таких словосочетания, вы, встре­
тившись с незнакомым словом в другом словосо­
четании, легко догадаетесь, о чем идет речь (речь
идет о чем-то, что связано с инструментом).
Контекст же подскажет, о чем именно идет
речь. Если вы в медицинском контексте встретите
словосочетание: "клей дам", зная, что "дам" - это
кровь, нетрудно догадаться, что "клей дам" - это

72
кровеносные сосуды. Ведь и в русском языке со­
суд - некое вместилище для жидкости.
А как вы думаете, что значит выражение
"Лацет мин (выйти из) ха-келим"? Это значит
"выйти из себя", как бы выйти из сосуда - вме­
стилища души, а по существу - потерять средства
управления своим поведением. Эта интерпретация
не претендует на филологическую точность, это
просто пример возможной работы со словом. Про­
делав ее, можно надеяться, что это слово останет­
ся в памяти, станет вашим.
Аналогично - при изучении английского языка.
Если вы знаете слово bed и слово room, то нетрудно
догадаться, что bedroom - это спальня, a flowerbed -
это клумба (особенно если эти слова встретились вам
в объявлении о продаже особняка). A seabed - это
дно морское, т. е. то, на чем покоится море.
Снова контекст? Что поделаешь, если самый
эффективный способ запоминания - через кон­
текст. Работая с ним, можно составить список но­
вых слов (если очень хочется), но не для того,
чтобы их зубрить, а для того, чтобы знать, с чем
нужно работать. Кстати, в разумных методиках
так и делается: дается текст и к нему новые сло­
ва. Но из этого не следует, что их нужно заучи­
вать списком, в отрыве от контекста.
Я уже слышу возмущенный вопрос: что же,
по-вашему не нужны разнообразные мнемотехни­
ки, приемы, помогающие запоминанию? (Мнемо­
техника и другие слова с корнем "мнем" произ­
водные от греческого "mneme"- память. И богиню
памяти, мать муз греки называли Мнемозиной.)
Есть даже специальные кружки, где людей учат
этому. Вы что, против них?
Я не против: пусть расцветают все цветы, как
когда-то провозгласили китайцы. Но... Исследо-

73
вания показывают, что люди, прошедшие обуче­
ние в этих кружках или курсах, как правило, в
дальнейшем не пользуются или редко пользуются
теми приемами, которым их учили. Тем не менее,
можно предложить приемы, облегчающие процесс
запоминания слов, а каждый сам решит, пользо­
ваться ли ими и в каких случаях.
При ближайшем рассмотрении все мнемотех-
нические приемы работают на то, чтобы связать
между собой не связанные элементы. Вспомним
хрестоматийное: Каждый Охотник Желает Знать,
Где Сидит Фазан. Цвета радуги в строгой после­
довательности с помощью специально придуман­
ного текста запомнить гораздо легче, чем без него.
Но речь, хоть письменная, хоть устная, уже и
есть текст. Зачем же тратить силы на его созда­
ние? Не лучше ли воспользоваться теми богатыми
возможностями, которые предоставляет конкрет­
ная ситуация?
Возьмем мультфильмы, просмотр которых
можно рекомендовать как довольно эффективный
и даже приятный способ изучения нового языка.
Почему? Ситуации в них всегда простые, и если
они понятны маленьким детям, то взрослым - тем
более. Когда зайчик тонет в болоте, ясно, что он
испуган и зовет на помощь. У слоненка перевяза­
на щека? Легко представить, о чем его спрашива­
ет врач, можно угадать, какие слова он использу­
ет. Зрительный ряд мультфильмов максимально
приближен к реальной жизни, язык их прост,
доступен, ситуативен, что помогает усваивать пра­
вильные обороты, именно те, что употребляются
чаще всего. Такой мультик можно смотреть не один
раз - лучшие фильмы хорошо бы купить, и "про­
кручивать" время от времени. (Если смотреть их
вместе с детьми или внуками, можно попутно
улучшить семейный микроклимат. В этом случае

74
старшие и младшие проводят вместе больше вре­
мени, а поскольку дети здесь часто выступают как
переводчики, их самооценка повышается, что тоже
важно для самочувствия детей-репатриантов.)
Другой мнемотехнический прием - ассоциа­
тивные связи. Некоторые преподаватели считают
его очень результативным. Действительно, и в са­
мом языке, и в жизни, которую он описывает,
вполне хватает простых и естественных связей.
Например, помидор - красный, лимон - кислый,
иголка - острая. Есть даже учебники, где ассо­
циативные связи предлагают, как лучший способ
запоминания. При этом часто рекомендуют ру­
ководствоваться принципом - чем необычнее,
тем лучше. Не могу с этим полностью согласить­
ся. Я убеждена: достаточно поискать, и смысло­
вые связи в тексте, который вы читаете, будут
обнаружены. Каждый из нас не раз выполнял
такое упражнение: нам предлагают дополнить
предложения, в которых одно или несколько
слов пропущены. Какие именно слова нужно
вставить, мы догадываемся, исходя из контек­
ста. Догадываемся именно потому, что удается об­
наружить смысловые связи в тексте и внутри
предложения. Например: "Всю ночь мела метель.
На улице было очень и А в печи уютно
потрескивал ".
Слово легче запомнить, если:
представить себе (сформировать) его
зрительный образ, если вы визуалист,
или образ звуковой, если вы аудиал.
А если вы еще не знаете, кто вы - визуалист
или аудиал, то вам стоит ответить на вопросы
теста на с. 141. Тогда обязательно узнаете. Позже

75
мы еще поговорим о том, как вести себя аудиалам
и как - визуалистам.
Простые примеры "создания" образа: арбуз -
круглый, зеленый или в полосочку, помидор - крас­
ный, стол - коричневый, на ножках и т. д. Вы може­
те представить себе их вкус и запах, звук, с которым
трескается спелый арбуз. Этот образ нужно свя­
зать со словом в новом языке. Ввести его в ос­
мысленные предложения. Например, "Я люблю
разные фрукты и ягоды, а вот арбуз - не
очень". Или: " Это зеленое платье в полосочку
похоже на арбуз".
А когда вам необходимо выучить слова обо­
значающие пространственные отношения и на­
правление движения (впереди, за, под, вниз,
направо, и т. д.) вы можете и рисовать схемы, и
описывать картинки, и двигать в нужном на­
правлении рукой, ногой - или даже передви­
гаться в пространстве всем телом. Главное, что­
бы эти образы были вашими собственными,
чтобы вам никто не навязывал их. Не нужно,
чтобы они были какими-то вычурными, искус­
ственными.
Замечу, что человеку с ослабленной памятью
вычурные ассоциации могут принести даже
вред: ему приходится тратить энергию на поиск
оригинальных ассоциаций, а не на дело. Мало
того, когда нужно вспомнить слово, которое за­
поминалось таким образом, чаще всего выплы­
вает из памяти ассоциация, а не значение сло­
ва. Вспомним знаменитый рассказ Чехова "Ло­
шадиная фамилия". Как далеко завел его героев
поиск, связанный с ассоциацией! А та фамилия,
которую они искали, была "лошадиной" лишь
косвенно.
Конечно, все яркое и необычное запоминает­
ся, но изобретение вычурных ассоциаций, их на-

76
громождение может просто отвлекать внимание от
основной задачи, вмешиваться в процесс осмыс­
ления, мешать ему. Если же в процессе запоми­
нания вообразить реальную ситуацию, реальный
контекст в котором новые слова и выражения мо­
гут использоваться - это будет более целесообраз­
ное приложение творческой фантазии.

Зубрежка свыше нам дана?


Т еперь - о повторении. Как известно, по­
вторение - мать учения. Но, увы, оно мо­
жет быть и его мачехой, если оно - механическое,
а не осмысленное. Поиграть со словом, исполь­
зуя его в р а з н ы х п р е д л о ж е н и я х , в разных фор­
мах, в разных контекстах, гораздо полезнее,
чем просто механически его повторять. А если
его написать, прочитать, записать на кассету в
разных словосочетаниях, а затем несколько раз
прослушать?
Тот факт, что зубрежка, даже старательная,
удерживает материал только в кратковременной
памяти, доказан множеством исследований. А в
кратковременной памяти (ее еще иногда называ­
ют оперативной) информация, к а к правило,
удерживается недолго, вернее, столько, сколько
нужно, чтобы она была использована. Например,
друзья из России просят вас узнать адрес шко­
лы-интерната, куда они хотят отправить на уче­
бу своего ребенка. Вы узнаете, отправляете
друзьям письмо с этим адресом и благополучно
его забываете.
Оперативная память помогает выполнить ка­
кое-то одноразовое действие: вам дали номер те-

77
лефона, вы его несколько раз повторили, потом
набрали, поговорили и, что называется выброси­
ли из головы. Но ведь чаще всего мы хотим со­
хранить информацию, она нам нужна надолго, ес­
ли не навсегда. Что можно сделать для этого? Что­
бы информация из кратковременной памяти пе­
решла в долговременную, нужно с этой инфор­
мацией поработать - увязать ее с тем, что знали
раньше, найти ей место в системе знаний, уже
имеющихся в памяти. Это определенный процесс,
который включает мышление.
Очень важный момент: доказано, что па­
мять у взрослого человека, в основном, опирает­
ся на мышление.
Замечательный ученый Л. Выготский когда-то
очень красиво сформулировал это утверждение:
маленький ребенок мыслит, припоминая, а взрос­
лый припоминает, размышляя. Что это значит?
Это значит, что мышление маленького ребенка раз­
вивается на базе той информации, которая усвоена
им из опыта - из того, что он видел, слышал, трогал
и пробовал на вкус, из того, что ему рассказывали.
Все это - его материал для сравнения, обобщения,
осмысления - и запоминания.
Но чем старше человек, тем большую роль в
запоминании играет мышление. С возрастом про­
шлый опыт и знания все более влияют на воспри­
ятие новой информации. Взрослый сравнивает
новую информацию с тем, что уже знает, обраща­
ет внимание на отличия ее от знакомых вещей и
на сходство с ними, пробует поместить ее в одну
из известных ему систем и так далее. Этот про­
цесс способствует накоплению информации и, од­
новременно, развивает мышление. Но мышление
при этом играет главную роль, а память - вспо­
могательную, подчиненную.

78
Все приемы, опирающиеся на мышление,
относятся к эффективным способам
запоминания.
Вот некоторые из них:
подбор синонимов (интерес - внимание,
любопытство);
...и антонимов (приехать - уехать, вверх -
вниз, тратить - копить);
отнесение нового слова к определенному клас­
су предметов или явлений: стол, стул - ме­
бель, шляпа, брюки - одежда, радость,
грусть - чувства, вчера, наутро - обозначе­
ния времени, на, под - местоположения, ес­
ли, потому что - логических отношений;
к определенной тематической группе: ры­
нок, банк, поликлиника, гостиница и т.д.
В последнем случае можно и нужно за­
учивать целые смысловые блоки с вариан­
тами: "Сколько стоит килограмм... (лука,
картофеля...), пакет (муки, салата, пет­
рушки...)"; "Я хотел/а бы оформить пору­
чение о постоянном отчислении оплаты
за... (газ, свет, пользование бассейном и
т.д.)"; "Мне нужно записаться на прием
к... (глазному, зубному и т.д.) врачу";
к определенной грамматической категории.
Поэтому - если мы мучительно пытаемся
что-то вспомнить и не можем, то самое разум­
ное - сесть и подумать. То есть попытаться задать
себе несколько вопросов и ответить на них. Отку­
да эта вещь? С чем она связана? Где она могла
встречаться? Как могла быть использована? Та­
кой поиск идет по определенному пути и "проби­
вает" провал памяти.

79
Мы с вами
где-то встречались
К огда-то, еще в юности мне в руки попала
книга под названием "Как решать зада­
чу?" На всю жизнь я вынесла из нее стратегию ре­
шения любых задач, не только математических.
Главный принцип этой стратегии тот же - задавать
себе вопросы. Что известно? Что нужно узнать? Как
связано то, что известно, с тем, что нужно узнать?
Где и как можно узнать то, что неизвестно? И т. д...
Вот перед вами новое слово. Вы читаете его и
начинаете спрашивать: оно похоже на что-то из
вашего родного языка? Какова логика его по­
строения? Где его корень? Знакомы ли мне одно-
коренные слова?
Возьмем для примера русское выражение "об­
ратить внимание". На иврите это "ласим лев", то
есть "положить сердце". Как видим, понятие од­
но, но выражено по-разному. Однако, если вду­
маться, то увидишь: есть и нечто общее. Корень
русского слова "внимание" - от "внимать, имать,
вбирать в себя", как бы принимать близко к
сердцу. Возможно, эти этимологические изыска­
ния специалисту покажутся наивными, но ведь
нам они нужны для одной вполне практической
цели - для запоминания.
Еще пример. Ты встречаешь человека, уверен,
что ты его знаешь, но не можешь вспомнить, кто
он, где ты его видел.
Спроси себя:
Почему ты уверен, что ты его уже видел?
Кого или что он тебе напоминает?
Какие ассоциации он у тебя вызывает?

80
Однажды я увидела женщину и почувствова­
ла, что я ее знаю. Вспомнить же, кто она, никак
не могла. При этом я была уверена, что говорит
она с американским акцентом. Но откуда я это
знаю? Я стала пытаться представить, как она го­
ворит, и сразу вспомнила, что она - инструктор в
бассейне, куда я ходила несколько лет назад. Не
так ли следует поступать, встретив в предложе­
нии слово, значение которого никак не можете
вспомнить?
Кстати, я ведь не ставила себе задачу запом­
нить ее лицо и имя когда занималась в ее группе
водной гимнастикой. Это запоминание произошло
непроизвольно. Однако для того, чтобы вспом­
нить, пришлось подумать.
Непроизвольное запоминание составляет зна­
чительную часть нашей памяти, в детстве оно
предшествует произвольному. Развитие речи на
родном языке основано на непроизвольном запо­
минании. Багаж памяти ребенка пополняется в
играх. Не грех и взрослым, зная закономерности
непроизвольного запоминания, использовать его
эффективность. Так, например, известно, что не­
произвольно лучше запоминается то, на что на­
правлена деятельность. Если читая рассказ, вы
ставите перед собой задачу проанализировать его
идею, то запомните все, что привело вас к выводу
о том, какова она, эта идея. А если поставлена
задача прочитать текст как можно выразительнее,
то скорее всего запомнятся эмоционально нагру­
женные моменты. Чем активнее работа над мате­
риалом, тем лучше он запоминается - это явление
получило название " мнемический эффект ин­
теллектуальной деятельности". Тут запомина­
ние происходит в результате мышления без спе­
циальной установки на него.

81
Словарь и язык,
или о пользе и вреде перевода
кого лучше заниматься - у преподавате­
ля, который знает твой язык или у того, кто
его не знает? Этот вопрос заключает в себе другой
вопрос: хорошо ли, когда на уроке переводят? От­
вет, как всегда, не может быть однозначным. Все
зависит от того на каком этапе изучения языка ты
находишься. Я бы сказала, что на начальных
этапах - чем меньше перевода, тем лучше.
Мы уже говорили о том, что усвоение родного
языка идет одновременно с познавательным раз­
витием ребенка. Язык оказывает огромное влия­
ние на формирование представлений о мире, яв­
ляется основой развития мышления. Это тот код,
которым человек пользуется, чтобы обозначить
предметы, образы, явления, идеи, с которыми
он сталкивается в окружающем мире.

(а) (б)

Второй язык - это, по сути, второй код, его


мы, как правило, осваиваем уже после того, как

82
мышление сформировано и у нас уже есть слова
для обозначения всего того, что мы знаем. На­
пример, что мы знаем о хлебе? Разве только сло­
во? Мы знаем его вкус, запах, цвет, мы узнаем
наощупь, черствый он или свежий (все это состав­
ляет чувственную ткань понятия "хлеб"). Теперь,
когда мы узнаем, что на новом для нас языке хлеб
называется "брэд" или "лехем" - то мы узнаем
только слово, добавляем новый код. И если мы
при формировании нового кода будем непрерывно
апеллировать к родному языку (б), то он станет
препятствием для усвоения второго. Лучше, изу­
чая новый язык, представлять предмет (а), а не
слово на родном языке, его обозначающее.
Однако из этого не следует, что эти коды
должны быть независимыми друг от друга. Они
и не могут быть абсолютно независимыми:
сравнение неизбежно. Чем старше человек, тем
это сравнение важнее, потому что оно облегчает,
например, овладение грамматикой. Ведь грам­
матика - это описание способов выражения
мысли, поэтому, зная грамматику родного язы­
ка, легче понять и грамматику другого, нового.
И тут совсем неплохо, если преподаватель мо­
жет объяснить правила на нашем родном языке.
Однако дальше, когда человек достаточно
продвинулся в овладении языком, речь может ид­
ти уже об искусстве перевода. Перевод - это осо­
бый случай. Нередко люди, владеющие и тем, и
другим языком, затрудняются при переводе, не
могут найти в одном языке слов, которые могли
бы точно передать смысл сказанного на другом. И
тут поддержка учителя, знающего наш родной
язык, может быть полезна.
Если, читая новый текст, пытаться перево­
дить каждое слово обращаясь к словарю, то не
всегда перевод будет точным. Вот, например, бук-

83
вальный перевод по словарю с английского текста
заключения о причине пожара в поезде: "Голый ры­
жий проводник, бегавший по крыше вагона, стал
причиной пожара". Что же было на самом деле?
А на самом деле текст был такой: "Оголенный мед­
ный провод, проходивший по крыше вагона..."
Пегги Периш, знаменитая американская пи­
сательница, создала классическую серию детских
книжек о приключениях Одиллии Бедиллии. Ее
героиня попадала в глупые и смешные положения
только из-за того, что слишком буквально пони­
мала слова. Когда, например, ее просили удалить
пятна с юбки, она вырезала их ножницами...
Если постоянно заглядывать в словарь, процесс
перевода может стать медленным и мучительным.
Тогда эмоциональный фильтр "закроется", и найдет­
ся более приятное занятие. Я считаю, что к словарю
нужно обращаться лишь в том случае, когда важен
нюанс, непонимание которого может изменить смысл
всего текста. В большинстве других случаев можно и
нужно догадываться, какого слова требует контекст.
Например, в словаре вы найдете, что слово "знание"
в иврите имеет, по крайней мере, шесть разных ва­
риантов. Но, если, желая спросить: "Ты знаешь Да­
ни?", вы употребите вполне безобидный глагол "ла-
даат", то рискуете совершить бестактность. Это слово
и его производные широко используются в учебно-
образовательных ситуациях, а в данном контексте
это слово приобретает значение интимного знакомст­
ва. Вспомните: "И познал Адам Еву". Вот почему,
только опираясь на содержание и собственную ин­
туицию, можно выбрать слово, соответствующее кон­
тексту или вашему замыслу. А на более продвинутых
этапах обучения желательно иметь толковый сло­
варь, в котором объясняется, как именно использует­
ся то или иное слово в разных контекстах.
Естественно, что для начала нужно брать тек­
сты, рассказывающие о вещах, достаточно знако-

84
мых. То, что трудно для понимания на родном язы­
ке, уж тем более не следует читать на иностранном.
Ограничиваться текстами из учебников не стоит.
Однако, если музыкант возьмется за книгу о бетоне,
а инженер примется изучать медицинский трактат,
у них будет больше трудностей, чем у тех, кто рас­
кроет книгу, связанную с делом, с которым он хо­
рошо знаком. С другой стороны, желательно, чтобы
текст на новом языке был интересен и познавателен.
Для начала нужно искать такой, который вас инте­
ресует. Взяв, например, книгу о культуре, традици­
ях или истории страны, в которой вы собираетесь
жить, постарайтесь "войти в тему" сначала на род­
ном языке. Далее: не стоит жалеть времени на изу­
чение заглавия и иллюстраций - это поможет на­
строиться на понимание текста. Даже анализ поли­
графических характеристик текста - шрифта, фор­
мы страницы, наличия и расположения цифр, заго­
ловков и подзаголовков - помогает определить тип
текста (объявления о продажах, о знакомствах;
предложение работы; кулинарный рецепт; текущая
информация; сообщение о научном открытии и
т.д.). Такой "разогрев" или "разбег" активизирует в
долговременной памяти информацию из прошлого
опыта, что облегчает понимание и закрепление,
помогает "зацепиться" новому.
Чтобы легче запомнить текст, следует разбить
его на части, проанализировать связь между ними
и смысл каждой части. А если имеется список
слов, которые нужно запомнить, то первым делом
надо попробовать разбить их на группы, исходя
из любого принципа, который вам по душе. Мож­
но выделить слова по звучанию, по смысловой ка­
тегории (профессии, цветы и т.д.).
Если вы действительно хотите ввести новые
слова в долговременную память - работая с ними,
воображайте будущие ситуации, в которых они
вам понадобятся, а не завтрашний урок или кон-

85
трольную. Ведь запоминание - это деятельность,
направленная на определенную цель. Установка
на время запоминания, то есть нацеленность на
воспроизведение в 'определенное время или же в
определенной ситуации, независимо от того, когда
такая ситуация возникнет, работает на подсозна­
тельном уровне. Если вы ставите себе задачу вы­
учить что-то для воспроизведения в определенный
срок, так и будет: сдадите экзамен и забудете, как
забылось многое из того, что учили к экзамену.
А то, что было просто интересно и сразу пред­
ставлялось важным, помнится всегда. И если,
знакомясь с лексикой, скажем, почтовой, вы
проговаривали различные варианты общения со
служащим (покупка марок, отправка заказной
бандероли и т.д.), то можно с большей уверенно­
стью надеяться, что в соответствующей ситуации
они всплывут.
Желательно обращать внимание на по­
рядок слов в предложении, на словосочетания, на
окончания, на связывающие элементы, благодаря
которым образуется связный текст (это обстоятельст­
ва места, времени, логические связки: в том же клас­
се..., а потом, но раньше..., поэтому..., для того, что­
бы и т.п.). Эти элементы составляют существенную
часть любого текста и важны для его понимания.

А я сижу, сижу, сижу...


Ч то лучше, эффективнее - массированные,
то есть длительные, без перерывов или
распределенные занятия?
На этот вопрос исследователи ответили уже в
конце XIX века. Материал лучше усваивается и
дольше сохраняется в памяти, если во время за­
нятий делаются перерывы на отдых. Почему это
происходит? Во время массированных занятий

86
быстрее наступает умственная усталость, начина­
ется так называемое пресыщение, становится
трудно анализировать, труднее концентрировать­
ся. При распределенных же занятиях - с переры­
вами на отдых - улучшается и усвоение знаний, и
сохранение их в памяти. Здесь, как это ни пока­
жется парадоксальным, остается больше времени
на переработку материала (ведь переработка про­
должается и в перерывах, после того, как види­
мая работа прекратилась). Однако если перерывы
затягиваются, они не заполнены, человек может
заскучать. Скука же ведет к потере концентрации
внимания. Итак, плохо, если перерыв долгий и
ничем не заполнен. Если же перерыв заполнен
активной деятельностью, нас подстерегает другая
опасность: активная деятельность "забивает" про­
цессы, связанные с переработкой выученного ма­
териала. Как это происходит?
Вспомним явление, которое называется ин­
терференцией.

Вы бросаете в пруд камень. От него по воде


концентрическими кругами разошлись волны. Вы

87
бросаете еще один камень, и от него тоже кругами
расходятся волны. Там, где волны от обоих кам­
ней встречаются, они как бы ломаются и тормо­
зят движение друг друга.
То же самое происходит, когда на процесс пе­
реработки определенного блока информации на­
кладывается новый процесс. Этим объясняется
так называемый "эффект края": при запоминании
ряда элементов, например, слов, лучше запоми­
наются те, что с краю. Первые, потому что до их
появления система переработки ещё не занята, и
последние, потому что после них новые процессы
переработки уже не начинаются. Этот эффект осо­
бенно четко проявляется у тех, кто запоминает
"просто так, как запомнилось".
Зная эту закономерность, мы можем учиты­
вать ее. Во-первых, мы можем выносить в начало
и конец занятий самое важное, во-вторых, об­
ращать особое внимание на элементы, которые
попадают в середину занятия. Именно в середине
нужно замедлить темп, чтобы увеличить время на
переработку новых знаний. Кроме того - и это,
пожалуй, важнее всего, - необходимо использо­
вать разнообразные формы работы, чтобы вклю­
чать различные каналы восприятия - зрение,
слух и даже осязание.
Если мы, например, сначала читаем, потом про­
слушиваем кассеты, затем пересказываем услышан­
ное или излагаем его письменно, мы снижаем ин­
терференцию. В то же время снижается и вероят­
ность пресыщения, утомления. Если при этом мы
учитываем свои индивидуальные склонности и спо­
собности, то движение к успеху будет надежным.

88
Человек -
существо
многомерное

- Как я завидую Гале! Ни одного правила


не знает, а как говорит!
- Нечего завидовать. Ты в контрольной
сколько ошибок сделал? А она сколько? То-то же.
- А что толку от контрольных? Говорить
лучше не стану.
- Всему свое время.
- Хорошо бы знать, когда придет мое...
- Пора бы усвоить, что все люди разные.
- Догадываюсь. Но если я буду двигаться
такими темпами, то...
- Что "то"? Что ты хочешь сказать?
- Ничего. Давай лучше посмотрим, что
нам задали на завтра?

(Из разговора с умным человеком,


то есть с самим собой.)

89
А я особенный такой
М ногие помнят слова Достоевского о том,
что широк человек, надо бы сузить. Мо­
жет быть, классик и прав, но мы такие, какие
есть, то есть сложные, многомерные, противоре­
чивые, и с этим ничего не поделаешь. А раз так,
приходится не только жить с этим, но каждый
раз искать, как самым лучшим способом исполь­
зовать свои достоинства и нейтрализовать свои
недостатки (если, конечно, нет никакой возмож­
ности превратить их в достоинства).
Мы различаем людей по разным признакам:
толстые и тонкие, блондины и брюнеты, добрые и
злые, молодые и старые - и прочее, и прочее. Су­
ществует бесконечное количество тестов, которые
предлагают нам выяснить, годимся ли мы для се­
мейной жизни, для полета в космос или разведе­
ния пчел. Понятно, для того, чтобы стать космо­
навтом, нужны несколько другие качества, чем для
того, чтобы стать пчеловодом. Но... Но, оказывает­
ся, и в той, и в другой профессии успеха добивают­
ся люди совсем непохожие друг на друга, с разной
физиологией, разными свойствами характера, раз­
ными способностями. Дело в том, что на вершину
горы, образно говоря, можно подняться разными
путями, применяя для подъема разную технику,
выбирая различный темп и ритм. Точно так же все
люди могут освоить тот или иной язык, другой
вопрос, как они это сделают. Для тех, кто изучает
новый язык, выбор пути означает выбор своего
индивидуального учебного стиля.
Учебный стиль - это тот путь к знаниям,
который человек выбирает, исходя из своей ин­
дивидуальности. Многочисленные исследова­
ния, в том числе и наши, показали, что в осно-

90
ве этого выбора - нейрофизиологические особенно­
сти личности. Однако природные данные определя­
ют лишь задатки способностей, склонности челове­
ка. Только задатки. Способности же из них могут
развиться, а могут и не развиться. Не зря же о не­
которых людях говорят с сожалением: "Как жаль,
что из него ничего не вышло, а ведь были такие за­
датки!" Так говорят о вундеркиндах, которые, под­
растая, как будто теряют свой талант. А дело, по-
видимому, в том, что незаурядные задатки в на­
стоящий талант так и не развились, что-то это­
му помешало. О других людях говорят иначе:
"В детстве он не подавал особых надежд, но все
время работал, старался, и вот успех!"
Дело в том, что задатки даны нам от приро­
ды, они заложены в генах. Способности же разви­
ваются в деятельности, в опыте. А опыт определя­
ется не только самим человеком, но и культурой, и
теми педагогическими традициями общества, где
ему посчастливилось родиться.
Применительно к нашей теме, речь идет о
методике обучения языку, с которой человек
сталкивается - дома или в школе. У человека могут
быть предпочтения, которые не идут от его приро­
ды, а обусловлены привычками, навязанными извне
культурой, преподаванием, способами общения. Из­
вестно, например, что в странах Юго-Восточной
Азии обучение во многом строится на зубрежке, но
это не значит, что там больше людей, от природы
предрасположенных к этому. Традиция оказывается
сильнее, она определяет привычки - ведь другого,
по сути, не дано.
Методика "сталкивается" с задатками челове­
ка, и если они друг другу подходят, способно­
сти развиваются, расцветают. А если природные
данные ей не соответствуют, то этот человек
может выглядеть неспособным, мало того, он

91
может утратить природные способности. Так,
например, в условиях традиционного обучения
языку упор делается на перевод и зубрежку
грамматических правил. Такой подход домини­
ровал в СССР, поэтому обычно страдали те, ко­
му легче было бы осваивать язык не через
грамматику, а в живом общении. Язык у них не
шел: говорить не могли, заученные правила не
помогали понимать тексты, оценки были низкими.
Люди мучились, зубрили часами, а поскольку не
видели результата, начинали сомневаться в своих
способностях. В результате нередко возникал тяже­
лый комплекс неполноценности. И в другую страну
они ехали с полной уверенностью, что язык им не
дается. Чтобы изжить этот комплекс и развить при­
родные задатки с помощью подходящей для этого
человека методики, нужно приложить немало
усилий и ученику, и учителю.
Но как выбрать ту методику, которая те­
бе подходит?
Ответ прост: исходя из способностей и склон­
ностей. И сложен: даже взрослый человек, кото­
рый учился лет пятнадцать, не всегда может от­
ветить на вопрос, какие методы обучения для него
предпочтительнее. И какая память у него лучше -
зрительная или слуховая, он тоже часто не знает.
Но даже если знает, это далеко не всегда может по­
влиять на выбор методики обучения. Ведь обстоя­
тельства бывают сильнее нас, и не всегда мы можем
выбирать, часто приходится принимать то, что есть.
Тем не менее, в разных условиях при изучении но­
вых языков каждый из нас основывается одних и
тех же своих подходах и предпочтениях.
Не нужно, однако, думать, что индивидуаль­
ный учебный стиль дан вам жестко, раз и навсе­
гда. Он может меняться в зависимости от усло­
вий. Мы, например, исследовали, как одни и те
же подростки изучают иврит и английский, и

92
увидели, что к ивриту каждый из них подходит
не так, как к английскому. Различия объясняются
тем, что один язык для них - второй, а другой -
иностранный, на одном есть возможность общаться,
на другом они, в основном, читают. И хотя у каж­
дого из подростков подходы к изучению этих язы­
ков были похожи (что определяется их природными
задатками), они все же имели некоторые отличия,
определяемые условиями, в которых эти задатки
приобрели окончательную форму.
Прежде чем говорить о том, что определяет
индивидуальный учебный стиль, напомню: язык
- не только средство общения, но еще и знаковая
система. И одни из нас лучше понимают и усваи­
вают логику языка, его законы, значения слов,
другие - личностный или скрытый смысл лекси­
ки, мотив высказывания.

Какая же ты, собака?


Х орошая ты собака". Простая фраза, не так
ли? Между тем, её предлагают будущим
артистам на уроке по мастерству, таким способом
тренируя их способность вкладывать в один и тот
же текст множество разных смыслов. Сколько же
их можно вложить в эти три слова? Попробуйте
произнести предложенную фразу со всеми инто­
нациями, которые вы сможете вообразить. Сколь­
ко получилось? У кого-то - больше десятка раз­
личных оттенков, у других всего два-три. В чем
же дело? Почему такая разница? А потому, что
одни воспринимают язык, в первую очередь, как
средство общения и легко могут представить себе
самые различные ситуации, в которых эти слова
могут прозвучать. Другие же воспринимают язык

93
как знаковую систему, потому и понимают эту
фразу буквально.
Первые смеются, услыхав известный анекдот:
- За что сидишь?
- За Маяковского. Я на Октябрьском празднике
читал его стихи: "Я знаю, город будет?"
Тем же, для кого язык в первую очередь -
знаковая система, этот анекдот, весьма вероятно,
придется растолковывать. Поскольку они в первую
очередь воспринимают буквальный смысл фразы,
интонация для них на третьем плане, такие анекдо­
ты им не всегда понятны. То же самое и с текстом
на другом языке: они стремятся понять все дослов­
но, непрестанно заглядывая в словарь. А там не­
сколько переводов для одного и того же слова, и им
нелегко выбрать подходящий. Между тем, стремле­
ние к такой точности в усвоении языка не всегда
плодотворно. Кроме того, можно разными словами
выразить одну и ту же мысль, а в устном общении
иногда достаточно уловить смысл высказывания,
чтобы понять значение даже незнакомого слова.
Кстати, смысл сообщения иногда меняется не
только из-за интонации, но даже из-за голоса.
"Посмотрите, как мне идет эта шляпка!"
Представим себе, что эту фразу произносит
сначала молодая женщина, потом юноша, старик,
ребенок. Мы услышали одно и то же? Или здесь
каждый раз только слова - те же? Для одних из
нас смысл этой фразы в каждом случае - иной.
Другие же не находят между ними особой раз­
ницы. Это еще раз свидетельствует о том, что у
людей - разное восприятие, следовательно, непо­
хожий индивидуальный стиль.
Прежде, чем говорить об особенностях разных
стилей, стоит заметить: было бы ошибкой считать
один стиль лучше другого. Стиль - это не кто
лучше, а как (тебе) - лучше.

94
Вижу лучше, чем слышу,
или слышу лучше, чем вижу?
Н е бывает, что все способности человека
были развиты одинаково хорошо или
одинаково плохо. У каждого есть свои сильные и
слабые стороны, важно их знать. Оптимальная
стратегия учения строится на таком принципе:
Опираться па свои сильные стороны
и подтягивать слабые!

Если вам что-то удается особенно хорошо и


вам нравится этим заниматься, то, естественно,
хочется на этом сосредоточиться. Например, вы
любите грамматику и, не без основания, считае­
те, что она - фундамент языка. Но дом не мо­
жет состоять из одного фундамента! Если это
произойдет, он может остаться стройкой века.
Если забыть о своих слабых сторонах, они мо­
гут вырасти в большую проблему. Если же с них
начинать, если мучиться, преодолевая их, можно
прийти в отчаяние и вообще потерять силы и же­
лание учиться.
У каждого человека, как правило, один вид
памяти развит лучше других. Если вы еще не
определили какой у вас тип памяти, то сейчас
самое время выполнить тест из приложения 3
(см. с. 141).
Люди с хорошей зрительной памятью (ви-
зуалисты) обычно хорошо помнят письменные
тексты. При воспоминании они опираются на зри­
тельные образы. Чтобы лучше запомнить, они мо­
гут делать чертежи, схемы, рисунки, и это помогает
им сконцентрировать слуховое внимание на лек­
ции. Чтение для них - главный путь познания.

95
Визуалисты часто стремятся записывать все,
что слышат, и, прежде чем что-нибудь сказать,
стараются заглянуть в свои записи. Но во время
разговора на улице или на работе в сумку за тет­
радкой не полезешь. Хотите вы того или нет, при­
дется воспринимать чужую речь на слух. В этом,
кстати, нет ничего страшного. Если настроить се­
бя на это и с самого начала занятий тренировать
слух, понимать обращенную к вам речь будет все
легче и легче.
Для этого во время занятий не стоит поспеш­
но, по ходу урока записывать все, что говорит пре­
подаватель. Записывая, вы фиксируете сказанное,
но плохо воспринимаете его звучание. Повторить
потом произношение вам будет трудно. Поэтому в
этот момент лучше внимательно и сосредоточенно
слушать, а записать то, что вы сочтете необходи­
мым, можно и позже. Очень важно обращать вни­
мание на интонацию: как известно, смысл порой
меняется на противоположный только из-за того, в
каком месте говорящий сделал паузу. (Вспомним
известную резолюцию: "Казнить нельзя, поми­
ловать". "Казнить, нельзя помиловать".)

96
Во время самостоятельных занятий визуали-
сту не стоит забывать о своих преимуществах. Он
может широко пользоваться визуальными мате­
риалами: это могут быть книжки с иллюстрация­
ми, комиксы, мультики, видеофильмы, графики,
схемы и пр. Хороший помощник здесь - компью­
тер: полезен для организации материала; кроме
того, слово на экране помогает закрепить в памя­
ти изученный материал.

Человек, у которого доминирует слуховая


память (аудиал), в учении обычно опирается на
лекции, семинары и другие формы работы, позво­
ляющие воспринимать информацию на слух. Ау-
диалы любят читать вслух или проговаривать
текст про себя, чаще других задают вопросы на
лекциях, готовятся к экзаменам с друзьями, слу­
шая и обсуждая изучаемый материал.
Видео и мультимедийные обучающие компью­
терные программы хороши как для визуалистов,
так и для аудиалов, потому что адресованы и зре­
нию, и слуху. Попробуйте, работая с видеоуроком
на каком-то месте остановить фильм. Затем попы­
тайтесь "закончить" его: проиграть, если есть с

97
кем, или проговорить (конечно же, на изучаемом
языке) дальнейшее развитие сюжета. После этого
посмотрите, как закончили фильм его авторы.
Кстати, восприятие музыки и речи - разные
процессы, опирающиеся на разные функциональ­
ные системы мозга. Меня, например, в музыкаль­
ную школу не приняли из-за отсутствия музы­
кального слуха, а на языковые способности грех
было бы пожаловаться. При этом слухо-речевое
восприятие у меня развито лучше, чем зритель­
ное. Я это узнала еще в юные годы, когда по­
чувствовала, что мне легче и приятнее зани­
маться английским с пластинками и магнито­
фоном, и прогресс от этих занятий очевиднее,
чем от грамматических упражнений.
Когда я начала учить иврит, то довольно дол­
гое время больше слушала, чем читала. Я не то,
чтобы совсем не читала, но на какое-то время
приоритетным для меня было слушание. При­
ходя домой после занятий, я слушала радио и
те пленки, которые выбирала в фонотеке ульпана.
Но вот ульпан закончен, я поступила на рабо­
ту. Что дальше? Начала слушать лекции, которые
читались на иврите. Понятно, что не по сопрома­
ту, а те, что были близки мне профессионально. Не
все слова мне были понятны, некоторые я записы­
вала, чтобы потом посмотреть в словаре. Но обычно
этого не нужно было делать, так как к концу лекции
я из контекста уже могла вывести, что означает то
или иное незнакомое слово. Когда я стала читать в
университете лекции на иврите, первое время работы
студентов дочка мне читала вслух. Я могла и сама
это сделать, но в то время процесс чтения отнимал у
меня так много сил, что оценить работу, вникнуть в
ее смысл, сделать замечания, было трудно. Сейчас я
читаю достаточно свободно и даже пишу статьи на
иврите, правда, еще даю их на просмотр квали­
фицированным людям. Что приятно, они в моих

98
работах находят все меньше ошибок. Возможно,
правда, это заслуга не моя, а той компьютерной
программы, которой я пользуюсь...
Что было бы, если бы я начала с чтения? Или
если бы я начала страдать из-за того, что у меня оно
плохо идет? Возможно, в этом случае я бы никогда
не заговорила на иврите или заговорила гораздо поз­
же. А медленное продвижение вперед могло бы при­
вести меня если не к депрессии, то к недовольству
собой, чувству недосягаемости или недостижимости
цели и другим нехорошим и ненужным вещам.
Аудиалам свои способности стоит использовать
не только для освоения устной речи, но и для того,
чтобы построить мостик к чтению и письму. Аудио­
записи тем, в частности, хороши, что их можно
слушать не только сидя за столом, но и в дороге, во
время мытья посуды или полов.
В качестве вида работы могу порекомендо­
вать также читать вслух на новом языке. Осо­
бенно полезно, когда дети читают взрослым: у
представителей младшего поколения это повы­
шает самооценку, кроме того помогает строить
добрые отношения в семье.
ЕСЛИ
читать и пересказывать прочитанное на но­
вом языке,
обсуждать прочитанное, записывать услы­
шанное,
оставшись наедине с собою, говорить вслух,
используя знакомые слова и конструкции (ви-
зуалист вы или аудиал - "попробуйте" слово
на вкус, цвет, запах),
посещать лекции, занятия в клубах и круж­
ках по знакомой вам тематике, смотреть
телепередачи и фильмы по этой тематике,

7* 99 •
как можно больше времени проводить сре­
ди носителей языка, даже если не всегда
понятно, о чем они говорят,
где только можно задавать вопросы и слу­
шать ответы разных людей,
петь в хоре или играть в театре на новом
языке,
- то и продвигаться вперед в изучении языка
можно будет гораздо легче.
Есть люди (их немного) с моторным типом
памяти. Это спортсмены либо мастера, которых
называют "золотые руки".

Сенсо-моторный канал исследования внешнего


мира преобладает в младенчестве и с возрастом
постепенно уступает ведущую роль зрительному и
слуховому каналам. При изучении нового языка у
взрослых этот канал восприятия играет явно вспо­
могательную роль. Все-таки язык существует в двух
основных формах - в виде устной речи и письмен­
ных текстов. Однако если вам нравится постукивать
пальцами, менять позы при занятиях или формиро-

100
вать тактильно-двигательные ассоциации к словам,
воспринимая их как бы наощупь - пожалуйста.
Точно также, если вы чувствуете, что записи вам
помогают - прекрасно, ведь при этом задейство­
ваны даже два канала восприятия - моторный и
зрительный, а прочитав написанное вслух, вы
вовлекаете в процесс и слуховой канал.
Следует учитывать, что многие затрудняются
определить свой тип потому, что мы (если нет яв­
ного снижения зрения или слуха) обладаем всеми
сенсорными каналами. Индивидуальный тип оп­
ределяется по тому, что мы предпочитаем, что
нам нравится и/или удается лучше. Есть люди
которых можно отнести к так называемому сме­
шанному типу: у них разные каналы восприятия
работают примерно одинаково.
Изучая новый язык, присмотритесь к себе:

Что вам доставляет удовольствие?


Каких видов занятий вы стараетесь избе­
гать? Почему?
Что вам дается легко?
Что вам дается труднее всего? Почему?
Что вас утомляет более всего?
Что вы делаете, когда устаете от занятий?
Вы любите заниматься в одиночку или в
группе?
Вы стараетесь все спланировать заранее
или сразу приступаете к делу?
Вы каждый день анализируете, что сде­
лано, или вас не слишком волнует "проме­
жуточный этап"?
Вы можете удержать внимание только на
одном задании или способны, как Юлий

101*
Цезарь, читать, писать и слушать одновре­
менно?
Сильно ли вас раздражает ситуация не­
определенности, или вы относитесь к этому
хладнокровно?
Как вы справляетесь с конфликтной ин­
формацией - терпеливо ждете разрешения
ситуации или идете "на грозу"?
Решая проблему, готовы ли вы к риску
или, боясь ошибок, избегаете его?
Вы предпочитаете читать учебную лите­
ратуру или слушать лекции, участвовать в
дискуссиях?
Вы пытаетесь все запоминать дословно или,
чтобы запомнить, вам достаточно разобраться
в тексте, уловив, о чем в нем идет речь?
Ответив на эти вопросы, не надейтесь узнать,
хороший вы ученик или плохой. Все эти ваши свой­
ства могут быть полезны или вредны в зависимости
от того, как ими пользоваться - быть у них в плену
или достаточно гибко ими распоряжаться. К приме­
ру, прекрасное качество - умение планировать свою
работу. Но если во время контрольной увлечешься
планированием, не успеешь сделать ничего другого.
Знать все это особенно важно, если методика,
выбранная учителем, вам не слишком подходит.
Конечно, если есть возможность выбора, надо ис­
кать другого учителя, другие курсы, другую группу.
А если такого выбора нет? Любой взрослый человек
бывал в такой ситуации и знает, что с обстоятельст­
вами часто приходится считаться. А если так, то
нужно постараться "выжать" из ситуации все по­
лезное, а остальное добирать самостоятельно.
Главное здесь - не раздражаться, не впадать в от­
чаяние или гнев. Важно спокойно проанализировать

102
ситуацию, понять, что можно сделать, наметить
план действий и начать действовать.
Очень важно усвоить то, о чем уже упомина­
лось: язык - не только знание, а еще и навык. Не
обязательно тренироваться в классе, это можно
делать в самых разных и даже неожиданных мес­
тах. Важно ничего не отвергать с порога, рассмот­
реть каждую возможность.

Звуки и буквы

М ного лет назад одной преподавательнице


английского языка я предложила неболь­
шой эксперимент. В университете на математиче­
ском факультете у Натальи была группа, которая,
несмотря на все ее усилия, очень медленно про­
грессировала в постижении языка. Мы провели в
этой группе тестирование и увидели, что студенты
здесь примерно одного уровня по интеллекту, по
подготовке и по личностным характеристикам.
Методика (традиционная для тех лет), которой
пользовалась Наталья, на мой взгляд, совсем не
подходила природным данным большинства из
них. Потому их успехи в изучении языка и были
более чем скромными.
Чтобы проверить эту гипотезу, в следующем
году мы провели тестирование еще в одной груп­
пе, и по результатам его разделили ее на две под­
группы. Студенты обеих подгрупп не отличались
по уровню знаний, по интеллекту, но они доста­
точно заметно различались по индивидуальным
склонностям и предпочтениям в подходе к изу­
чаемому языку.
Через две недели занятий мы обсуждаем, как
идут дела. Наталья говорит: в первой группе все

103
нормально, студенты принимают ее лекции, зада­
ния по грамматике, делают упражнения. Со сту­
дентами второй группы, где она делает все то же
самое, ей гораздо труднее. Они сидят, слушают,
выполняют задания, а глаза у них "будто стеклян­
ные". Она им объясняет правила, они как будто по­
нимают, но лишь начинают делать упражнения,
становится видно, что до них мало что дошло. В
первой группе достаточно указать, что есть ошибка,
ее тотчас найдут и исправят, во второй даже по­
кажешь, где ошибка, не знают, с чего начать.
На одном из занятий во второй группе Ната­
лья с горя решила просто поговорить со студента­
ми. Завела разговор о математике. И увидела: ли­
ца студентов изменились. Они оживились, начали
отвечать на вопросы, исчезло выражение отчужден­
ности, "стеклянных глаз" как не бывало. Оказалось,
что словарный запас у них есть, только не тот, ко­
торый она им предлагала в своих упражнениях, и
что худо-бедно они умеют им пользоваться.
Все стало понятно. Понятно, что для занятий
со второй группой нужна совсем другая методика,
которой Наташа тогда не владела. Начали искать,
и нашли курсы, где обучали коммуникативному
подходу в преподавании иностранных языков.
Я не раз проводила опросы на таких курсах, и
видела людей, которые были счастливы: наконец-
то они нашли то, что искали. Встречала и других,
кто жаловался, что не хватает опоры на грамма­
тику - ее дают здесь мало, к тому же не разре­
шают записывать. А им было необходимо записы­
вать, они дома чуть ли не тайком это делали.
Позже методика на таких курсах стала более гиб­
кой, тетради и учебники уже можно было исполь­
зовать вполне легально, в начале же все строилось
исключительно на устном общении. Как видим,
если методика строится на каком-то жестком

104
принципе, то кому-то она может подходить впол­
не, но те, кто не вписывается в жесткие рамки,
будут недовольны.
Оптимальная методика преподавания исполь­
зует максимально разнообразные средства. И сно­
ва мы приходим к тому, что автономному учени­
ку, тому, кто дополняет занятия с преподавателем
самостоятельной работой, успех можно гаранти­
ровать с большей вероятностью. Особенно, если
эти самостоятельные занятия будут строиться с
учетом своей индивидуальности.

Разберись, какой ты тип


В споминается в связи с этим еще одна ситуа­
ция. В первый же день моей учебы в ульпа-
не нас разбили на группы по четыре человека. В
моей группе оказались три психолога и один лин­
гвист. Через полтора месяца лингвист от нас
ушел. Ему не понравилась методика преподава­
ния: по его мнению, здесь слишком много говори­
ли и слишком мало занимались грамматикой.
Он был прав, дело обстояло именно так. Пло­
хо это было или хорошо? Для него - плохо. А для
меня - хорошо. Дело в том, что мы с ним относились
к разным типам личности (см. тест на с. 134). Я к
коммуникативному - комтипу, а он к лингвис­
тическому - линтипу.
Комтип - человек общительный, подвиж­
ный, живой, импульсивный. При изучении языка
он предпочитает общение, ролевые игры, различ­
ные ситуации, близкие к реальности. (Кстати, в
формальной системе изучения иностранных
языков, которая господствовала в СССР, комтип

105
был истинным страдальцем: у него не было
возможности в полной мере развить и использо­
вать свои способности. Расцветал он только на
интенсивных курсах, которые тогда были срав­
нительно редки, или в языковой среде, попасть
в которую было не так уж много шансов. Не­
редко этот тип "застревал" на навыках, навя­
занных ему неподходящей для него методикой,
и продолжал зубрить правила вместо того, чтобы
слушать и говорить.)
У комтипа чаще всего хорошая слуховая па­
мять, развитое чувство языка, языковая ин­
туиция. Ему не нужно зубрить теорию, он мо­
жет сам вывести правило, почувствовать, когда
законы языка нарушаются. Однако без учителя
он обойтись не может - ведь нужно же прове­
рить, правильно ли он понял, как звучит или
пишется то или иное слово. Курсы ему нужны,
чтобы читать, писать, говорить правильно, но
первично для него все-таки общение. Если этого
нет в том ульпане или на тех курсах, где он учит­
ся, он должен хорошенько подумать, что делать
- идти на другие курсы или остаться, но ис­
кать общение. Что касается чтения и письма,
то и тут стиль должен соответствовать его типу,
то есть оставаться коммуникативным. Если ему
легче воспринимать текст на слух, то лучше этот
текст сначала прослушать, потом прослушать с
опорой на печатный текст и лишь после этого,
выключив пленку, снова его прочесть. Таким об­
разом можно быстрее и легче научиться читать,
не переживая неприятных эмоций.
Полезно также не только заниматься само­
стоятельно, но и задавать вопросы преподавателю,
а также "разговаривать" с компьютером. Компью­
тер не только создает иллюзию общения, но и не
позволяет продвигаться вперед, пока не получит

106
правильный ответ. Компьютерные уроки особенно
эффективны для комтипа, когда нужно подтянуть
грамматику. А если вы уже пользуетесь Интерне­
том на родном языке, то стоит попробовать это
сделать и на изучаемом. Попробуйте поискать
нужную вам информацию, возможно, вы даже
найдете там обучающие программы.
Но если комтип, упаси Боже, попадет в
группу, где день и ночь занимаются грамматикой,
чтением и письмом, где очень мало разговора -
ему гарантировано отчаяние (психологи называют
такое состояние фрустрацией). Он будет чувст­
вовать свою ущербность и может даже закрыть­
ся для информации, которая звучит на уроке.

Что ему делать в такой ситуации? Хорошо,


если он живет в большом городе, где есть выбор.
А если нет? Ничего не поделаешь, нужно выпол­
нять все требования, которые предъявляет учи­
тель. Но, зная, чего не хватает, вести поиск в
разных направлениях: заниматься самостоятель-

107
но, найти товарищей "по несчастью", которым
тоже нужно общение, слушать пленки. И - ис­
кать любые возможности для общения с носите­
лями языка, что этому типу не так уж трудно,
особенно если он живет среди уроженцев страны.
Линтип - мыслитель. Он более закрыт, более
сдержан, менее экспрессивен, он труднее идет на
контакт с окружающими. Изучение языка он
предпочитает начинать с грамматики. Граммати­
ческие упражнения не представляют для него
труда, даже доставляют удовольствие.

Логика у него сильнее интуиции, а зритель­


ная память, как правило, лучше слуховой. Он
предпочитает не общение, а чтение и перевод. В
формальном обучении он обычно продвигается
успешно, получает хорошие оценки за письмен­
ные работы, но выйдя из класса теряется, не
может открыть рот. Для него проблема - разговор­
ная речь. Поэтому ему нужно тренировать слуховое
восприятие и устную речь. Как это делать?

108
ная речь. Поэтому ему нужно тренировать слуховое
восприятие и устную речь. Как это делать?
Существует простой и эффективный способ,
который может помочь решить эту проблему,
правда, не за один день и даже не за один месяц:
пересказ услышанного. Именно услышанного.
Чтобы научиться понимать иноязычную речь
нужно говорить, а чтобы научиться говорить -
нужно понимать обращенную к тебе речь.
Начать сразу с пересказа удается редко. Сна­
чала - повторение. Повторение слова, потом фра­
зы, потом уже пересказ текста.
Схема действий для линтипа может быть та­
кой: прочитать, прослушать, опираясь на пись­
менный текст, еще раз прослушать, повторить.
Объем зависит от стадии обучения и способностей.
Если в самом начале, то начинать нужно с одного
слова или нескольких слов, далее - предложения,
и уже позже - отрывок текста.
Повторение услышанного - это переходная
учебная форма между пассивным восприятием и
спонтанной речью. Здесь не требуется думать, что
сказать и как сказать, зато вырабатывается на­
вык "говорения" правильными фразами, пра­
вильными словосочетаниями. И даже человек с
неразвитой языковой интуицией начинает улав­
ливать законы нового языка. Если он привык го­
ворить "эрев тов", то скажет "келев тов" или "елед
тов". Он чувствует, что прилагательное "тов" в ив­
рите нужно произносить после существительного...
Тренируя умение слушать и повторять ус­
лышанное, вы можете научиться:
® понимать учителя и других людей, го­
ворящих на новом языке;
$ правильно строить фразы;

109
правильно произносить трудные слова;
понимать новый язык даже при бы­
стром темпе речи (новости по радио и
телепередачи).
Линтип склонен сознательно контролировать
процесс обучения, из-за этого он находится в по­
стоянном напряжении. При изучении иностран­
ного языка немного напряжения - совсем непло­
хо. Но когда речь идет о втором языке, важно
сконцентрироваться на смысле сообщения и за­
быть, что вы слушаете чужую речь. Нужно поста­
раться быть как можно более свободным.
Сознательный контроль в некоторых случаях -
вещь весьма полезная. Он порой включается и то­
гда, когда мы говорим на родном языке. Напри­
мер, когда хотим произвести хорошее впечатле­
ние, когда делаем доклад, когда пытаемся донести
до собеседника какую-то сложную мысль, мы стара­
емся проконтролировать каждое сказанное слово.
Но ясно также, что контроль необходим скорее
для формальных, чем для неформальных ситуаций.
Это касается не только языка. Жест, поза,
одежда - все требует большего внимания, напри­
мер, в новой обстановке, там, где нас не знают,
где мы еще должны создать о себе впечатление.
Вот почему и репатрианты, и эмигранты в новой
стране становятся немного другими. А новый
язык - это только часть перемен, которые с ними
происходят. Волей-неволей, к новым условиям
приходится адаптироваться.
Не берите на веру никакие рекомендации,
прежде чем не определите, подходит ли это вам
лично. Однако, если вам ничего не подходит, вы
отвергаете большинство проверенных рекоменда­
ций, то спросите себя, в какую игру вы играете...

110
А с нами
вот что происходит...
К нашему счастью, человек существо не
только многозначное, но еще и изменчи­
вое, пластичное. Чистые типы в природе встреча­
ются редко, в каждом из нас, хотя бы в зачаточ­
ном состоянии, есть самые разнообразные свойст­
ва и качества. И комтип может развить в себе те
хорошие качества, которые есть у линтипа, а лин-
тип, если постарается, то станет почти таким же,
как комтип.
Кстати, наблюдая, как талантливые люди изу­
чают язык, можно заметить, что они ухитряются ис­
пользовать преимущества обоих типов. Они умеют
общаться в самых разных ситуациях, пополняя свой
словарный запас, и ни в коем случае не пренебрегают
занятиями грамматикой. И, конечно, они не ждут,
что кто-нибудь решит за них их проблемы.
Трудности, с которыми человек сталкивается
при изучении нового языка, редко можно объ­
яснить какой-то одной причиной. Случается,
однако, что можно выйти на главный фактор,
который составляет проблему. Это может быть
неверно выбранная стратегия обучения или яв­
ное противоречие между индивидуальным учеб­
ным стилем и стилем преподавателя, или по­
вышенная тревожность. Обычно же эти и какие-
то другие факторы действуют одновременно,
они взаимосвязаны и переплетены между собой.
Лишь временно влияние какого-то одного может
быть более явным.
Например, в начале учебы несоответствие собст­
венного учебного стиля и методики преподавателя
раздражает ученика. Затем это раздражение накап-

111
ливается, возникает барьер, который отгораживает от
источника раздражения. Попытка преодолеть этот
барьер может привести к выбору методов обучения,
которые знакомы и привычны, но противоречат ин­
дивидуальным склонностям человека, его природе.
Можно ли при неверной стратегии добиться
хороших результатов? Конечно, нет. Отсюда - не­
довольство собой, преподавателем, процессом и
вообще всем на свете. Еще труднее приходится,
когда несовпадение стилей ученика и учителя на­
кладывается на неоправданные ожидания.

Недавно у меня на консультации была новая


репатриантка, женщина средних лет, врач. Алла
только что приехала в страну и тут же у нее поя­
вилась реальная перспектива получить работу. Но
- нужен иврит. И Алла пошла на штурм. Она за­
нималась буквально день и ночь. Надеялась, что

112
три-четыре месяца интенсивных занятий дадут ей
такое знание языка, что она сможет вести прием
больных. Нельзя же позволить себе упустить такое
счастье - работу по специальности уже в первый
год в новой стране. Но... Прошло два месяца, три -
и она увидела, что надежды ее рушатся, знания
хотя и возрастают, но, по ее мнению, слишком,
медленно. Алла страшно нервничала, не могла
спать, ее мучили головные боли.
Она пришла ко мне, желая понять, почему
продуктивность ее занятий так низка: вечером
она выучивает по 50-60 слов, а утром может
вспомнить едва ли 5-6 из них. Кроме того, она
надеялась получить совет, как справиться с жут­
ким стрессом, бессонницей и головными болями.
Признаюсь, я была изумлена: неужели она,
человек с высшим образованием, врач, действи­
тельно надеялась за три месяца выучить язык?
Самое поразительное, что именно так она и ду­
мала! Она была уверена: если заниматься по ше-
стнадцать-восемнадцать часов в сутки, отдача бу­
дет соответственной. А если результаты ниже, чем
она ожидала, значит, она что-то делает не так.
Для начала я попыталась доказать ей другое:
освоить новый язык за несколько месяцев невоз­
можно в принципе, пусть даже некоторые курсы
(в рекламных целях) обещают такие чудеса. На
самом деле развитие двуязычия даже при самых
благоприятных условиях - процесс более или ме­
нее длительный.
Я рассказала ей о своем собственном опыте:
только через три года усердных занятий я осме­
лилась читать лекции на иврите. После года в
стране я и мечтать об этом не смела, я только
слушала лекции ивритоязычных коллег. Потом
я напомнила ей о студентах-иностранцах, кото­
рые на подготовительном отделении советских

113
вузов почти год занимались исключительно
языком, и все равно на первых курсах почти
все они мучились и страдали из-за того, что
плохо понимали, о чем им говорят. А ведь это
были молодые люди, они хотели знать язык,
занимались им.
Алла спорила и сопротивлялась. Ей трудно
было отказаться от своего намерения взять язык
штурмом. Лишь когда она внутренне согласилась
с тем, что это вообще редко кому удается, она
примирилась и с тем, что ей это тоже не удалось.
Потом мы поговорили о способах занятий, более
продуктивных, чем зубрежка списков слов с их
переводами, а также об ее индивидуальных
склонностях и предпочтениях, учитывая которые
можно сделать процесс обучения более эффектив­
ным и даже более приятным.
Понадобилось время, чтобы Алла успокои­
лась и ей стало легче. Она стала спать по но­
чам, головные боли прошли, и она смогла осоз­
нанно оценивать себя, свои возможности и спо­
собности. А как врач она еще раньше поняла,
что в состоянии крайней усталости, куда она
себя вогнала, любые занятия не могут быть эф­
фективными.
К сожалению, люди ее склада, то есть супер­
ответственные, часто не хотят принимать во
внимание то, что элементарная усталость почти
всегда сводит "на нет" все затраченные усилия.
Позволить себе отдохнуть они не могут. Прилечь
на пятнадцать минут? Поехать на курсы не в ав­
томобиле, а в автобусе, чтобы там подремать?
Или, наоборот, пройтись пешком, подышать ки­
слородом? Принять душ не по расписанию? Нет-
нет, ни в коем случае. Разве можно терять время,
когда еще столько не выучено?..

114
Мы славно поработали
и славно отдохнем
Н а самом же деле, терять время - это за­
ниматься в состоянии усталости. Я уве­
рена, что большинство людей не раз убеждались в
этом на собственном опыте, и все равно они не
считают нужным правильно организовать свое
рекреативное поведение. (Рекреация - это вос­
становление сил, а рекреативное поведение это
такое поведение, цель которого преодолеть непри­
ятные состояния - тоску, раздражение, уста­
лость и т.д. и восстановить оптимальный фон
для продуктивной деятельности, учебы - в на­
шем случае.) Если вы умеете восстанавливать
силы, корректировать, а еще лучше - устранять
то, что мешает жить и работать, то, естественно,
учиться, вам гораздо легче, чем тому, кто делать
этого не умеет. А вы умеете, наверное потому,
что осознали простую истину: никто не приносит
мне столько неприятностей, сколько приношу
себе я сам. Раздражительность, гнев, тоска, ус­
талость и прочие тяжелые состояния духа, если
им позволить, могут любого загнать в угол, за­
мучить, не дать жить. Какая уж тут учеба, если
белый свет не мил?
Одна их моих студенток писала на эту тему
дипломную работу. Она опрашивала здоровых
людей и людей, которые лечились в кардиологи­
ческой клинике. Среди вопросов были такие:
"Что я делаю, если я сильно устал, (очень раз­
дражен, агрессивно настроен)?"
Пациенты кардиологической клиники часто
отвечали одинаково: "Как что? Продолжаю делать
то, что делал".

115
Здоровые же люди отвечали по-разному. Один
снимает усталость с помощью крепкого чая, дру­
гому нужен для этого душ (кому - холодный, ко­
му - горячий), третьему - десять минут сна. А
выйти из раздраженного или агрессивного состоя­
ния многим помогает мытье окон или полов,
стирка или быстрая ходьба. (Это правильный
путь, потому что при физической работе адрена­
лин, который выбрасывается в кровь в момент раз­
дражения или гнева, быстро расходуется.) Говорили
они и о том, что делают, когда одолевает тоска.
Оказывается, телефонный разговор с человеком, ко­
торый жаждет общения, а это обычно старики и де­
ти, освобождает от тоски и обостренного чувства
одиночества. Так что иногда бывает достаточно
достать свою телефонную книгу и найти номер
человека, который любит поговорить "за жизнь".
Дмитрий Сергеевич Лихачев, считал, напри­
мер, что можно привести себя в хорошее состояние
простым способом: одеться и выйти на улицу. Бы­
стрый ли шаг, медленная ли ходьба - в зависимости
от настроения - могут помочь прийти в норму.
Каждый из нас сам может определить для се­
бя лучший способ успокоиться, взбодриться, при­
вести себя в работоспособное состояние. Но не
стоит забывать: существуют формы, давно
проверенные многими и многими людьми. Не
можешь придумать сам, воспользуйся тем,
что придумали другие. Иначе речь нужно будет
вести не о проблемах освоения языка, а о более
серьезных проблемах. Сердце может подать сиг­
нал: не выдерживаю. Главное - это не игнориро­
вать такие состояния, а принимать меры, кото­
рые помогают тебе, именно тебе, как можно бы­
стрее выйти из них.

116
Детям легко?
Какое заблуждение!

- В моем возрасте учить язык! Это


же чистая мука. Было бы мне лет семь
или хотя бы пятнадцать! Вон Сережка:
три месяца в школе, а уже говорит.
- Да как он говорит? На уровне трех­
летнего ребенка. В крайнем случае, пяти­
летнего.
- Но его все понимают!
- Да? А как он вчера над географией
бился? Как сказать "река" он знает, а
"русло" уже нет.
- Это, конечно, так... И все равно де­
тям легче.
(Из разговора с умным человеком,
то есть с самим собой.)

117
О чем они молчат?
ва Хофман, известная журналистка и пи­
сательница, в тринадцатилетнем возрасте
эмигрировала из Польши в Канаду. Через много
лет в своей книге "Заблудившиеся в переводе"
(Lost in Translation) описала свое состояние - со­
стояние девочки, внезапно и против своей воли
заброшенной в чужую страну и стихию чужого
языка (она не хотела ехать в Канаду, она вы­
брала бы Израиль - и потому, что была еврей­
кой, и потому, что туда уехал друг ее детства, в
которого она была влюблена). "Заблудившиеся в
переводе" - пронзительная книга, написанная
тонким и ранимым человеком, дает нам возмож­
ность хотя бы приблизиться к пониманию того,
что переживают дети и подростки, когда им при­
ходится входить в новую жизнь и в новый язык.
А написана эта книга... Вы правы: на англий­
ском. И, как отмечают специалисты, на прекрас­
ном английском.
Эва стала литератором, хотя с детства училась
музыке и мечтала о карьере пианистки. Углуб­
ленные занятия чужим языком, стремление по­
стичь его привели к увлечению им и любви к не­
му. Мало того, Эва считает: то обстоятельство, что
она начинала свою жизнь с другим языком, обо­
стрило ее восприятие английского. Она подходила
к изучению его сознательно, старалась понять его
логику, связи, тонкости, отличия его от ее родно­
го языка. Это дало ей преимущества, о которых
она сначала и не подозревала. Судя по всему,
именно потому, что английский был для нее но­
вым языком, она читала книги на этом языке
особенно внимательно и научилась чувствовать не
только тонкости языка, но и особенности каждого

118
литературного произведения, с которым работала.
Наверное, не случайно начинала она как литера­
турный критик.
Но до того, как она стала писательницей, она
пережила немало горьких минут. И тот, кто, соби­
раясь жить в чужой стране, думает, что их и их
детей минует чаша сия, чаще всего - ошибается. О
взрослых мы уже говорили, а сейчас - немного о
том, как осваивают новый язык дети, и о тех ми­
фах, которые по этому поводу существуют.

Взрослые часто считают, что о детях не нужно


беспокоиться, они войдут в новый язык быстро и
безболезненно. На самом деле дети очень чувстви­
тельны к ошибкам, которые они делают в новом
языке, тем более, что одноклассники далеко не
всегда ведут себя тактично. Школьники пользу­
ются любым поводом повеселиться на уроке, и
новички нередко становятся объектом для насме-

119
шек, если не издевательств. Потому говорить на
уроке, перед сверстниками для многих детей -
трудное испытание.
Особенно тяжело это переносят подростки,
имеющие культурный багаж, те, кто был в своей
среде лидером. Для них страшны не только на­
смешки, они переживают еще и момент недоволь­
ства собой, чувство собственной неполноценности.
Это заставляет замолчать и общительных,
вполне разговорчивых детей. Нередко в школе
они закрываются, кажутся замкнутыми и молча­
ливыми. А родители ничего не замечают, они ви­
дят только то, что успехи их отпрыска в языке
гораздо ощутимее, чем их собственные.

Когда начинать:
в три года, в пять, в семь? Или
в пятнадцать?
Е ще одно расхожее заблуждение: чем
младше ребенок, тем более он способен к
овладению языком. Некоторые исследователи так
и заявляют: чем раньше начинать учить, тем луч­
ше. Однако, когда речь идет о школьном обуче­
нии, данные исследований говорят иное. Напри­
мер, ученые, наблюдавшие за британскими деть­
ми, пришли к выводу: лучшие результаты во
французском языке после пяти лет занятий пока­
зали те, кто начал эти занятия в более старшем
возрасте. Такие же результаты показали и другие
европейские исследования. Может быть, все дело
в традиционной методике, когда акцент делается
на грамматический анализ, который лучше идет у

120
старших? Но этот аргумент не объясняет резуль­
татов канадского эксперимента с погружением во
французский язык. Здесь грамматике уделялось
очень немного внимания, однако ученики седь­
мых-восьмых классов показывали лучшие резуль­
таты, чем первоклассники. Единственное, где
младшие демонстрируют свое преимущество - это
произношение. Обычно чем раньше ребенок начи­
нает говорить на новом языке, тем менее выражен
его акцент.
Но не нужно думать, что ранний контакт с
иностранным языком - вреден, вовсе нет. Чем
раньше человек начинает какое-нибудь дело, тем
у него больше времени на то, чтобы им овладеть.
За это время иностранный язык, например, мо­
жет стать органической частью жизни, такой же
необходимой, как чтение или письмо. Однако еще
раз напоминаю: изучение второго языка отлича­
ется от изучения иностранного. Дети, которые
дома говорят на одном языке, приходя в школу,
должны не только усвоить второй язык, но и изу­
чать на нем школьные предметы. Здесь совсем не
та лексика, которая требуется во дворе, на рынке
или дома на кухне.
Подростки из-за ранимости и хрупкости сво­
его " я " защищаются от любого вторжения извне.
На каком-то этапе у них может возникнуть защи­
та от нового языка, и тогда появится негативное к
нему отношение. И тут совсем не лишней будет
поддержка на родном языке, там, где она воз­
можна. Я считаю, что для детей репатриантов из
СНГ такую поддержку дают школы типа "Мо-
фет". Являясь дополнением к обычной школе, они
позволяют детям в переходный период не только
не отстать от сверстников, но иногда и опередить
их. Кроме того, в привычной среде, где ты всех

121
понимаешь и тебя все понимают, ребенок обретает
уверенность, которую многие теряют из-за незна­
ния языка.
Родителям и учителям не стоит ждать от де­
тей немедленных успехов, нужно смотреть на ве­
щи реально. И опять-таки, замечено, что старшие
продвигаются успешнее, чем младшие.
Еще один миф. Многие педагоги считают: чем
больше времени ребенок проводит в языковой
среде, тем быстрее он овладевает языком. Но ис­
следования последних десятилетий показали, что
связь здесь не такая уж прямая.
Ребенок может находиться в языковой среде
круглые сутки, бегло говорить, общаться без за­
труднений, но - только на бытовом уровне. А для
того, чтобы пользоваться языком, что называется,
в академических целях, важнее не количество, а
качество занятий. Опыт многих и многих студен­
тов доказывает: по-настоящему они узнали иврит
лишь тогда, когда, поступив в университет, нача­
ли слушать лекции и писать работы.
Беглая речь может создать иллюзию полной
победы, однако в более сложной ситуации может
обнаружиться, что ребенок многого просто не по­
нимает. В иврите, где литературный язык заметно
отличается от бытового, могут возникнуть серьез­
ные проблемы при чтении и письме, причем в на­
чале на фоне успехов в разговорной речи их мож­
но и не заметить. В старших же классах эти про­
блемы могут вдруг "выскочить", как чертик из
табакерки.
Вот почему нужно быть осторожными, не
спешить "выводить" детей из специальных про­
грамм обучения только на том основании, что они
уже бегло говорят.
Правда, иногда родители впадают в другую
крайность: чересчур осторожничают, тем самым
задерживая вхождение своих детей в язык.

122
Мальчику так трудно...
М арк приехал в Израиль, когда ему было
четырнадцать лет. До алии он был в
центре всех школьных дел, его слова ждали, его
мнение было решающим, а тут он ничего не по­
нимает и ничего сказать не может. Он всегда был
лидером, и положение глухонемого его никак не
устраивало. Катастрофа!
В результате Марк ушел из школы, попал в
среду подростков, выпавших из школьной систе­
мы. У него уже были проблемы с полицией, когда
родители нашли выход. Они узнали, что сущест­
вует специальная программа для русскоязычных
подростков, которая позволяет получить аттестат
зрелости. Марк пошел туда и благополучно оси­
лил курс. Парень он очень способный, и, забегая
вперед, скажу, что сейчас он заканчивает универ­
ситет. Но когда он только поступил туда, мне по­
звонила его мама. Она сказала, что слышала о
льготах, которые предоставляют студентам с дис­
лексией. Так вот, ей кажется, что у Марка дис­
лексия.
(Дислексия - это нарушение чтения, которое
не затрагивает интеллект. Учащимся с этой про­
блемой предоставляются различные льготы, об­
легчающие им учебу. Например, им разрешается
выполнять письменные работы устно, дают боль­
ше времени на контрольные и т. д.) Мама Марка
поинтересовалась, как организовать тестирование,
чтобы подтвердить ее подозрения: ведь она же ви­
дит, как трудно сыну читать на иврите. Как он
будет учиться? Ведь в университете такие требо­
вания!
Я понимала, что она хочет облегчить сыну
жизнь, но что я могла ей ответить?

123
Диагноз "дислексия" ставят ребенку в 8-9 лет,
когда он начинает читать на родном языке. Марк
научился читать в пять лет, и всегда читал очень
много. С чтением на русском языке у него нико­
гда не было проблем. А раз так - какой он дис-
лексик? Его проблема в другом: он учился на рус­
ском, и даже сейчас, свободно общаясь на иврите,
до конца не принял его. Но если он хочет учиться
в университете, у него есть только один выход:
читать, читать и читать на иврите. Понятно, что
ему трудно, но не стоит ограждать его от этих
трудностей, он должен их преодолеть, должен
научиться свободно читать и писать на новом
языке.
Мои ли слова убедили его родителей, или по­
бедил здравый смысл, но они отказались от жела­
ния облегчить мальчику жизнь, "сделав" его дис-
лексиком. У Марка же с чтением сейчас все в по­
рядке.
Если мы не хотим новых проблем, нужно пе­
реводить детей на новые рельсы. Постепенно, ос­
торожно, но - переводить, чтобы не задерживать
их вхождение в новое общество.
И еще одно заблуждение: думать, что все дети
осваивают язык одним и тем же способом. На са­
мом деле это не так. Одни дети общительны, они
не боятся делать ошибки, смело обращаются за
помощью к тем, для кого этот язык - родной.
Другие же стесняются, мало говорят, потому что
не хотят показывать свою несостоятельность.
Однако слушая и наблюдая, они порой набира­
ют не меньше знаний, чем те, кто более контак­
тен. И те, и другие могут добиться успеха, если
не травмировать их поспешными или чрезмер­
ными требованиями. Поэтому родители и учителя
бывают не правы, когда пытаются стричь всех
под одну гребенку.

124
Двуязычие и мы
М ногие годы существовало представление о
том, что двуязычие вредно влияет на раз­
витие ребенка. Это мнение было высказано еще в
начале прошлого века и достаточно широко рас­
пространилось в мире. Основания для этого ут­
верждения давали исследования, которые прово­
дили там, где встречались двуязычные дети. А
где их было больше всего? В колониях и в
эмигрантской среде. Тестировали же детей на
языке метрополии, естественно, их результаты
были хуже, чем у детей, владеющих одним, но
родным языком. Отсюда вывод: развиваться им
мешает двуязычие, а не то, что они живут в
худших условиях. Тестировать же детей на
родном языке никому в голову не приходило:
ведь тогда нужно было перевести эти тесты, адап­
тировать их к культуре того народа, который ис­
следовался, и т. д.
В Советском Союзе правоту вредного влияния
билингвизма на развитие детей, казалось бы, под­
твердило исследование, проведенное в Средней
Азии. Там в детских садах многие воспитатель­
ницы пытались говорить с детьми на русском
языке, который они сами знали плохо. В резуль­
тате у детей развивалось так называемое полу-
язычие. Оно, между тем, было вызвано тем, что с
детьми часто говорили на нескольких языках и
на всех - плохо. Такие явления действительно
встречаются и могут дать основания для построе­
ния психологических теорий, подтверждающих
вред двуязычия. Между тем, существуют и другие
факты, которые говорят о положительном влия­
нии двуязычия на психическое развитие ребенка.
Один из них - эксперимент лингвиста Ронжа.

125
Ронжа - француз, его жена - немка. Они догово­
рились, что отец будет говорить с детьми только
по-французски, мать - по-немецки. Окружавшие
этих детей люди говорили или на том, или на
другом языке, но строго соблюдали принцип:
один человек - один язык. Дети усваивали оба
языка параллельно и владели обоими одинаково
хорошо. Не помешало ли двуязычие их речевому
и интеллектуальному развитию? Ответ на этот во­
прос абсолютно категорический: нет, не помеша­
ло. Такой же ответ дают исследования детей из
культурных семей, где принято учить даже не од­
ному, а двум или нескольким иностранным язы­
кам. И это не только не мешало детям развивать­
ся, а, наоборот, как считают многие исследовате­
ли, делало их более гибкими, разносторонними,
расширяло их возможности познавать мир. Ведь
билингвы располагают двумя кодами для того,
чтобы говорить и думать, выражать свои идеи и
общаться с людьми. Двойственность - неотъемле­
мая характеристика, пронизывающая всю их
жизнь. Поэтому они легче переключают регистры,
способны видеть ситуацию с разных позиций, в
разных перспективах. Иногда они чувствуют в
этом какое-то преимущество, как бы обладая осо­
бым зрением или "третьим ухом". Иногда возни­
кает чувство "расщепления".
Вот как об этом пишет Гильермо Гомес-
Пенья, современный поэт и драматург (мы пред­
лагаем подстрочный перевод):

Я помню себя двенадцати лет, говорящим на


разных языках
Всегда задумывался: я сумасшедший или про­
светленный, одно из двух.
Я помню разные вещи на английском или на
испанском.

126
Английский для политики, испанский для
любви.
Английский для практики, испанский для
теории.
Английский для выживания, испанский для
смеха.
Английский для времени, испанский для
пространства.
Английский для искусства, испанский для
литературы.

Наиболее широко рассматривал проблему


двуязычия замечательный ученый Лев Семенович
Выготский. Он считал, что такие сложные про­
блемы вообще нельзя рассматривать линейно, за­
давая вопросы " лучше - хуже", "способствует -
тормозит". Он писал, что нельзя спрашивать, бла­
гоприятным или тормозящим фактором является
двуязычие всегда, везде, при всяких обстоятель­
ствах, безотносительно к тем конкретным услови­
ям, в которых протекает детское развитие, и к
закономерностям этого развития, изменяющимся
на каждой возрастной ступени.
На наш взгляд, дискуссии о вреде двуязычия,
скорее всего, являются частью идеологической
борьбы, которая может проявляться на разных
уровнях. Так, в конце восьмидесятых в Эстонии
через публицистику (серия публикаций "Билин­
гвизм без розовых очков" в журнале, выходившем
на двух языках - русском и эстонском), общество
было вовлечено в широкую дискуссию о вреде
двуязычия. Общественное мнение готовили к вы­
ходу Эстонии из СССР, к независимости от Рос­
сии. Однако организаторы дискуссии на самом
деле формировали мнение людей не о большой
политике, а о том, как быть с детьми, которые
рождались в двуязычных семьях. Я спрашивала

127
тогда эстонских коллег: станут ли они столь же
рьяно возражать против эстонско-английского
двуязычия? "Конечно же, нет, - услышала я в
ответ. - Однако учти: учить или не учить анг­
лийскому наших детей, мы решаем сами. А рус­
ский учили по приказу, кроме того многим эстон­
цам он напоминает тюрьму, ссылку, Сибирь".
Понятно, что такие ассоциации не облегчают изу­
чение языка.
Одна моя коллега, дети которой общались по
системе Ронжа (с матерью - на русском, с отцом -
на эстонском), рассказывала, как соседи озабо­
ченно спрашивали ее, не опасается ли она за раз­
витие и психическое здоровье детей. Естественно,
она пыталась объяснить им беспочвенность их
опасений.
Так мы снова пришли к проблеме эмоцио­
нального фильтра. Если кто-то из вашей семьи
резко возражает против того, чтобы дети или
внуки говорили на том или ином языке, ищите у
этого человека истоки эмоционального барьера.
Что за этим? Стремление проявить свою власть?
Реакция на какую-то давнюю обиду? Непонима­
ние того, что даст детям и внукам владение двумя
языками? Или неготовность помогать им овладеть
языком, то есть читать с ними книжки, смотреть
фильмы, путешествовать в страну носителей вто­
рого языка и так далее?
Вопрос о том, учить детей или не учить, имеет
однозначный ответ не только для репатриантов
или эмигрантов. Поэтому особенно важно освобо­
диться от мифов, которые затрудняют вхождение
детей в новый язык, мешают его полному усвое­
нию, делают этот процесс болезненным. Сегодня,
когда огромный мир стал мировой деревней, вла­
дение двумя и более языками - необходимость, а
не блажь.

128
Итак, вы дошли до конца книги. Теперь-то
и начинается самое главное: вы должны вы­
брать, что из написанного может вам приго­
диться. Возможно, уже сегодня вы сумеете
использовать то, о чем узнали? Это было бы
замечательно!

129
Приложения

I. ТЕСТ НА ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТЕПЕНИ


АВТОНОМНОСТИ ЛИЧНОСТИ ПРИ
ИЗУЧЕНИИ НОВОГО (ВТОРОГО ИЛИ
ИНОСТРАННОГО) ЯЗЫКА

Попробуйте выбрать то утверждение, которое


наиболее точно определяет особенности вашего пове­
дения при изучении нового языка.
В каждой паре утверждений обведите (подчерк­
ните) букву, соответствующую утверждению, ко­
торое наиболее близко характеризует вашу склон­
ность применять те или иные стратегии поведения
при изучении нового языка.

А — утверждение слева вполне точно характе­


ризует вас,
Б — утверждение слева в некоторой степени ха­
рактеризует вас,
В — вы затрудняетесь в выборе утверждения,
которое характеризует вашу склонность,
Г — утверждение справа в некоторой степени
характеризует вас,
Д - утверждение справа вполне точно характе­
ризует вас.

Я не расстраива- Я смущаюсь и не
юсь и продолжаю А Б В Г Д могу говорить, ес-
говорить, даже если ли кто-то смеется
кто-то смеется над над моими ошиб-
моими ошибками. ками.

130
Иностранным язы­ Изучая иностран­
ком я занимаюсь А Б В Г Д ный язык, я зани­
не только в клас­ маюсь только в
се (группе, на классе (группе, на
курсах), во всех курсах) или вы­
возможных си­ полняю задания
туациях я стара­ преподавателя.
юсь «впитывать»
язык.
Когда преподава­ Когда преподава­
тель возвращает тель возвращает
А Б В Г Д
мне письменную мне письменную
работу, я анализи­ работу, я анализи­
рую ошибки даже рую ошибки толь­
если получил/а ко если получил/а
хорошую оценку. плохую оценку.
Когда я ошибаюсь, Когда я ошибаюсь,
А Б В Г Д
я стараюсь не рас­ я очень расстраи­
страиваться: ведь ваюсь, и это меша­
на ошибках можно ет мне думать.
учиться.

Читая на новом А Б В Г Д Читая на новом


языке, я пыта­ языке, я стремлюсь
юсь определить точно понять зна­
значение новых чение каждого сло­
слов исходя из ва, часто загляды­
контекста. Глав­ ваю в словарь, что
ное - понять об- замедляет и за­
щий смысл тек­ трудняет процесс
ста. чтения.

Мне нравится учи­- А Б В Г Д Я люблю зани­


ться в группе - маться в одиночку.
так легче научи­ Говорить в группе
ться говорить. я стесняюсь.

131
Перед тем, как чи­
тать новый текст К чтению нового
на изучаемом язы­ текста на изучае­
ке, я настраива­ А Б В Г Д мом языке я при­
юсь: рассматриваю ступаю сразу, без
заглавие и иллю­ предварительной
страции, пытаюсь подготовки. Самое
определить жанр и главное для меня -
тему, а затем све­ запастись хорошим
ряю свои предпо­ словарем.
ложения с текстом.
Мне нравится ра­ Прослушивание
ботать с письмен­ аудиозаписей пред­
А Б В Г Д
ным текстом, па­ ставляется мне из­
раллельно исполь­ лишней тратой
зуя аудиозаписи. времени.
Мне нравится пи­ Мне не нравится
А Б В Г Д
сать сочинения на писать сочинения
новом языке. на новом языке.
Я хорошо знаю Я не знаю, какой
свои сильные и А Б В Г Д вид памяти у меня
слабые стороны, лучше, и поэтому
это помогает мне мне трудно эффек­
организовать мою тивно организовать
учебу. свою учебу.
Изучение нового Мне просто очень
языка - для меня важно выучить этот
особая форма са­ А Б В Г Д язык, поэтому при­
мореализации. ходится трудиться.
Пытаясь сформу­ Я боюсь показаться
лировать мысль на глупым и поэтому
новом языке, я А Б В Г Д
не открою рот, пока
использую все воз­ не буду абсолютно
можные средства, уверен в том, что
даже если рискую
скажу правильно.
выглядеть глупым.

132
Я сам/а ставлю А Б В ГД Я вполне полага­
себе цели в изу­ юсь на преподава­
чении языка и по теля (автора учеб­
ходу учебы изме­ ника) и программу
няю их. курсов.

Обычно я не стес­ Я стесняюсь читать


няюсь читать вслух А Б В ГД вслух в классе, не
в классе и, гото­ люблю читать
вясь к уроку, то­ вслух, даже когда
же читаю вслух, работаю самостоя­
отрабатывая про­ тельно.
изношение.

Мне нравится Я стараюсь учить


«открывать» пра­ грамматику, чтобы
вила, анализируя А Б В Г Д знать, как нужно
предложения в составлять пред­
тексте. ложения.
Мне нравится Я стараюсь выпол­
«играть» с тек­ нять задания к
стом из учебника тексту из учебника
А Б В Г Д
- превращать его - выписываю но­
в монолог, в диа­ вые слова, отвечаю
лог, в письмо на вопросы.
другу и т.д.

Я уверен/а, что Я боюсь, что не


достаточно спосо­ способен/а овла­
бен/а, чтобы ов­ А Б В Г Д деть новым язы­
ладеть новым ком.
языком.
Если в ваших ответах доминируют утвержде­
ния, обозначенные буквами А и Б, то есть основания
полагать, что вы справитесь с задачей освоения но­
вого языка успешно.

133
В принципе, утверждения слева характеризуют
поведение автономной личности. Такие стратегии по­
ведения характерны для людей, которые довольно
быстро достигают успехов в изучении языков. Они
относятся как раз к тем качествам и предпочтениям,
которые желательно развить для успешного овладе­
ния новым языком.
Если у вас преобладают ответы типа Г или Д,
то стоит подумать над тем, чтобы изменить свое
поведение.
А если вы более трех раз выбрали ответ В, мож­
но полагать, что вы недостаточно четко осознаете
индивидуальные особенности своего поведения при
изучении нового языка и вам стоит больше внима­
ния уделить самонаблюдению.

II. ТЕСТ ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОГО


СТИЛЯ В ИЗУЧЕНИИ НОВОГО ЯЗЫКА

Выберите, пожалуйста, наиболее подходящий


ответ в соответствии с вашим опытом и ощущени­
ем. Помните: нет ответов плохих или хороших. Вы
определяете ваш индивидуальный стиль в изучении
нового языка.

1. Когда ко мне обращаются на новом языке, я


стараюсь уловить только общий смысл вопроса
а. всегда
б. почти всегда
в. иногда
г. редко
д. никогда

134
2. Разговаривая на изучаемом языке, я осознаю
используемые языковые правила
а. всегда
б. почти всегда
в. иногда
г. редко
д. очень редко
3. Мою речь замедляет поиск необходимых слов
а. очень часто
б. часто
в. средне
г. редко
д. очень редко
4. Мне достаточно практического пользования
языком в ходе общения, чтобы научиться го­
ворить на изучаемом языке
а. вполне достаточно
б. достаточно
в. не знаю
г. не вполне достаточно
д. недостаточно
5. Разговаривая с кем-либо на изучаемом языке:
1. Я формулирую свою мысль сначала на род­
ном языке, а затем перевожу на новый язык.
а. всегда
б. почти всегда
в. иногда
г. редко
д. очень редко
2. Я сразу формулирую свою мысль на изучае­
мом языке (без перевода с родного).
а. всегда
б. почти всегда
в. иногда
г. редко
д. очень редко

135
6. Чтобы научиться говорить на новом языке,
мне необходимы грамматические правила
а. всегда
б. почти всегда
в. иногда
г. редко
д. очень редко

7. Я формулирую ответ на изучаемом языке,


если понял обращенный ко мне вопрос
а. очень легко
б. довольно легко
в. нелегко
г. трудно
д. очень трудно

8. Я пытаюсь сообщить свою мысль собеседнику,


игнорируя грамматические ошибки
а. очень часто
б. часто
в. когда как
г. редко
д. очень редко

9. С самого начала обучения мне важно фор­


мулировать свои высказывания, соблюдая
нормы изучаемого языка (фонетические,
грамматические и т.д.)
а. очень важно
б. важно
в. средне
г. не важно
д. совсем не важно

136
10. Я чувствую, когда собеседник допускает
ошибки в речи на изучаемом языке, даже ес­
ли не могу доказать, в чем эти ошибки
а. всегда
б. почти всегда
в. иногда
г. редко
д. очень редко

11. Я улавливаю закономерности языка в про­


цессе пользования новым языком
а. очень легко
б. легко
в. средне
г. трудно
д. очень трудно

12. Мне требуется время для выявления зако­


номерностей в изучаемом языке при
пользовании языком без предварительного
изучения правил
а. очень много
б. достаточно много
в. не очень много
г. немного
д. это происходит легко

13. Догадки по контексту для раскрытия значе­


ний новых иноязычных слов мне
а. вполне достаточно
б. достаточно
в. как когда
г. не вполне достаточно
д. недостаточно

137
14. Я уточняю значения новых слов по словарю,
не вполне полагаясь на догадки
а. всегда
б. почти всегда
в. иногда
г. редко
д. очень редко

15. Я испытываю неудобство от того, что у со­


беседника более быстрый темп речи, чем
мой
а. всегда
б. почти всегда
в. иногда
г. редко
д. очень редко

16. Когда я говорю на изучаемом языке, я


обращаю больше внимания на:
1. грамматические ошибки
а. очень часто
б. чаще всего
в. когда как
г. не всегда
д. никогда

2. подбор необходимых слов


а. очень часто
б. чаще всего
в. когда как
г. не всегда
д. никогда

138
3. смысловое содержание
а. очень часто
б. чаще всего
в. когда как
г. не всегда
д. никогда
17. Я могу высказать свою мысль, не задумыва­
ясь над нормативностью речи
а. очень легко
б. легко
в. не знаю
г. трудно
д. очень трудно
18. Мне доставляет удовольствие живое общение
на изучаемом языке
а. да
б. не очень
в. средне
г. вряд ли
д. нет
19. Чтение литературы на изучаемом языке, мне
доставляет большее удовольствие, чем общение
а. да
б. не очень
в. одинаково
г. меньшее
д. нет

ПОДСЧЕТ РЕЗУЛЬТАТОВ
За каждый ответ «а» проставьте 5 баллов, «б» -
4, «в» — 3 , «г» — 2 и «д» — 1 балл соответственно.
Выпишите ответы (а...д) на вопросы 1, 4, 5(2), 7,
8, 10, 11, 13, 16(3), 17, 18.
Ответы на эти вопросы показывают вашу склон­
ность к коммуникативному стилю в изучении языка.

139
Подсчитайте сумму баллов по всем вопросам данной
категории.
Отдельно выпишите ответы на вопросы 2, 3, 5 (1),
6, 9, 12, 14, 15, 16 (1 и 2), 19.
Эти вопросы показывают вашу склонность к лин­
гвистическому стилю в изучении языка. Подсчитайте
сумму баллов по всем вопросам данной категории.
Теперь подсчитайте и посмотрите, какой стиль
более "ваш" и в какой степени. Если разница между
результатами, полученными по двум категориям во­
просов, более 5 баллов, то можно говорить о выра­
женном предпочтении определенного стиля. Рекомен­
дации смотрите в соответствующей главе.

Если общая сумма баллов по каждому из типов


одинакова или разница составляет 1-2 балла, то
это может означать:
А. Если примерно половина ваших ответов типа
«в»=3 баллам, значит ваш индивидуальный
стиль еще не сформировался. Низкий уровень
осознания своего стиля характерен для людей,
у которых еще мал опыт изучения языка. В
этом случае сам факт самонаблюдения в про­
цессе выполнения данного теста должен помочь
вам быть внимательнее к себе и найти для себя
оптимальные стратегии в изучении языка.
Б. Если результаты по двум типам вопросов близ­
ки, уравновешиваются за счет ответов типа «б»
и «г», и вы знаете, что у вас значительный
опыт в изучении языка, то, по всей вероятно­
сти, это свидетельствует о гибкости подходов.
Осмелюсь предположить, что вы не жалуетесь
на результаты обучения и, скорее всего, взя­
лись читать нашу книгу потому, что хотите
повысить эффективность своей работы или вы­
учить еще один язык.

140
III. ТЕСТ Д Л Я ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТИПА ПАМЯТИ
(ЗРИТЕЛЬНЫЙ - СЛУХОВОЙ).
Для каждого утверждения подчеркните циф­
ру ответа, соответствующего вашей склонно­
сти, одному или другому виду восприятия и за­
поминания. В каждой паре утверждений под­
черкните только одну цифру.

1 — утверждение слева вполне точно описывает


ваше предпочтение или склонность
2 - утверждение слева в некоторой степени описы­
вает ваше предпочтение или склонность
3 — утверждение справа в некоторой степени опи­
сывает ваше предпочтение или склонность
4 — утверждение справа вполне точно описывает
ваше предпочтение или склонность

Пример:
Мне нравятся под- 1 2 3 4 Я люблю играть
вижны'е игры на в карты.
свежем воздухе.
Вы подчеркнули 2. Это значит, что вы скорее
предпочтете поиграть в волейбол, чем посидеть
за столом.

Я хорошо запо­ 1 2 3 4 Я хорошо запо­


минаю текст, ес­ минаю текст, ес­
ли прочитаю его. ли прослушаю
его или прочитаю
вслух.
Я хорошо запо­ 1 2 3 4 Я хорошо запо­
минаю условие минаю условие
задачи, если про­ задачи, если про­
читаю ее. слушаю ее.

141
Я люблю делать 1 2 3 4 Я не люблю де­
записи на лекциях лать записи на
и потом просмат­ лекциях, это ме­
ривать их. шает мне вслуши­
ваться и запоми­
нать.

Запоминая что- 1 2 3 4 Запоминая, я ста­


либо, я стараюсь раюсь вслуши­
рисовать в вооб­ ваться в звучание
ражении картины. нового слова, ассо­
циирую его с
близким по звуча­
нию.

Чтобы быть в кур­ 1 2 3 4 Чтобы быть в


се новостей, я ста­ курсе новостей, я
раюсь читать га­ стараюсь слушать
зеты. новости по радио.

Иногда я помню 1 2 3 4 Иногда я знаю


как пишется сло­ слово, пользуюсь
во, но не уверен в им в устной речи,
том, как оно про­ но написать его
износится. мне трудно.

Мне нравится са­ 1 2 3 4 Мне важно вы­


мостоятельно ра­ слушивать объ­
ботать с графика­ яснения графи­
ми и диаграмма­ ков и диаграмм
ми. или обсуждать
их.

Когда я вспоми­ 1 2 3 4 Когда я вспоми­


наю знакомых наю знакомых
людей, я отчетли­ людей, я отчет­
во вижу их лица. ливо слышу их
голоса.

142
Когда я просмат­ 1 2 3 4 Когда я просмат­
риваю записи лек­ риваю записи
ций, то вспоми­ лекций, то вспо­
наю лицо лектора. минаю голос лек­
тора, его интона­
ции.
При изучении но­ 1 2 3 4 При изучении
вого языка я пред­ нового языка я
почитаю работать люблю слушать
с учебником. аудиозаписи, бе­
седовать с теми,
кто знает язык
лучше меня.

ПОДСЧЕТ РЕЗУЛЬТАТОВ
Сложите все подчеркнутые цифры. Суммарный
результат должен быть между 10 и 40 .
Ваш результат .
Сумма баллов
31-40 у вас очень явно выраженная склонность
опираться в учении на слухо-речевой ка­
нал восприятия и запоминания
20-30 вы можете опираться в учении как на слу­
ховой, так и на зрительный канал воспри­
ятия и запоминания
10-19 у вас очень явно выраженная склонность
опираться в учении на зрительное воспри­
ятие и зрительную память.

Как видите, каждый может идти своим


путем. Если вы стремитесь к цели, то
обязательно придете.
Успехов вам!

143
Содержание
Кто такой "я", или об авторах этой книги 3
Вместо предисловия 5
С чего начинается изучение языка, или Чего
же ты хочешь
Понять себя 10
Если требует дело 13
Посмотреть правде в лицо? Боюсь, боюсь, боюсь! 14
Вырваться из порочного круга 19
Брать пример с кого 22
Любовь и конфетка 26
Дойти до самой сути 29
Ямщик, не гони лошадей!
Много, много, слишком много 34
Меньше хочешь, меньше получишь 36
Сезам, откройся! 40
Эмоциональный фильтр 41
Автономность — это...
Внимание, внимание и еще раз внимание 46
Под наш контроль! 50
Учу себя 53
Что нас от них отличает? 56
Хочу учиться. Не знаю — как
Когда обещают чудо 60
Открой глаза и уши 63
Разгадка прячется в контексте 65
Отложить карточку? Именно! 69
Зубрежка свыше нам дана? 77
Мы с вами где-то встречались 80
Словарь и язык, или о пользе и вреде перевода 82
А я сижу, сижу, сижу 86
Человек - существо многомерное
А я особенный такой 90
Какая же ты, собака? 93
Вижу лучше, чем слышу, или слышу лучше, чем вижу? .. 95
Звуки и буквы 103
Разберись, какой ты тип 105
А с нами вот что происходит 111
Мы славно поработали и славно отдохнем 115
Детям легко? Какое заблуждение!
О чем они молчат? 118
Когда начинать 120
Мальчику так трудно 123
Двуязычие и мы 125
Приложения 130
Белла Котик Полина Соловей
Как выучить иностранный язык.
Пособие для взрослых

Автор обложки Г.А. Карасёва

Подписано в печать 20.09.2005.


Формат 60x90/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.
Объем печ. л. 9,0. Тираж 5000 экз. Заказ 3362.
Цена договорная.

ООО «Когито-Центр»
129366, Москва, ул. Ярославская, д. 13
тел.: (495) 682-61-02; 682-01-00
e-mail: cogito@bk.ru

ООО «ЧеРо»
115230, Москва, Электролитный проезд, д. 10
тел./факс: (095) 317-66-33; 393-34-93
тел.: (095) 317-94-54; 939-41-90
e-mail: ichero@mail.ru
www.chero.ru

ООО «Великолукская городская типография»


182100, Псковская область, г. Великие Луки, ул. Полиграфистов, 78/12
Тел./факс: (811-53) 3-62-95
E-mail: zakaz@veltip.ru

Вам также может понравиться