Вы находитесь на странице: 1из 4

Множество – одно из самых основных понятий современной математики, оно используется как базовое,

почти во всех ее областях, а без символики теории множеств сейчас немыслимо, пожалуй, ни одно
математическое исследование. Однако, теория множеств получила официальное признание не так
давно: это произошло на Первом международном конгрессе математиков в Цюрихе в 1879 году, на
котором Ж. Адамар и А. Гурвиц сообщили о многочисленных содержательных примерах ее
применения в математическом анализе.
Появление теории множеств было вызвано, видимо, общей логикой развития науки, историческими
процессами формализации языка математически (т.е. необходимость выделения логических правил и
допустимых приемов рассуждений), осознанием универсальности результатов и преимуществ метода,
при котором содержанием математического исследования становятся свойства какого-либо
математического понятия, структуры, которые определяются своими основными характеристическими
свойствами или аксиомами. Позднее, при полной кристаллизации идеи, такой метод будет назван
аксиоматическим и его осознание позволит сделать громадный шаг в науке к новым, немыслимым до
того областям. Но это произойдет только в 19-20веках.
Еще в 4в. до нашей эры в работах Аристотеля (384-322 до н.э.) подвергались исследованию
особые отношения и логические рассуждения, которые он называл силлогизмами и которые на
современном теоретико-множественном языке могут быть проиллюстрированы предложениями: А  В,
А∩В≠, или более сложными:
(А  В^В  А)  А  С (здесь через А,В,С обозначены множества). У Аристотеля это
формулировалось примерно так: «Всякое А есть В», «Некоторое А есть В», и аналогичными
предложениями, в которых, и это очень важно, было несущественно, какие именно предметы
составляют А или В. Однако, еще им самим было замечено, что подобный язык и схемы оказывались
недостаточным для описания всех рассуждений и доказательств результатов, известных в математике к
тому времени.
Идеи Аристотеля оказались плодотворными для немецкого математика Г. Лейбница (1646-1716),
который был не только великолепным и многосторонним исследователем (область его интересов
составляли вопросы логики, геометрии, математического анализа, физики, механики, даже
палеонтологии и ботаники, но изобрел «счетную машину», что дает право называть его одним из
провозвестником современной компьютерной математики), но и глубоким философом. Видимо,
поэтому Лейбниц длительное время был увлечен идеей создания метода, который сводил бы все
понятия в математике к примитивным и основным, составляющим как бы «азбуку человеческой мысли»
и посредством «азбуки правил» затем формальным путем давал бы все истинные математические
утверждения и теоремы.
Ему же принадлежит идея символических обозначений, которые, по его мнению, должны
служить указателями мышлению. Лейбниц писал: «Истинный метод должен давать нить Ариадны, т.е.
некоторое осязаемое и грубое средство, которое направляло бы разум подобно начертанным линиям в
геометрии.… Без этого наш разум не смог бы проделать длинный путь, не сбившись с дороги». Более
того, в его работах просматривается понимание идеи формализованного языка, как комбинации знаков
и их сцеплений, что позволило бы механически получать новые истинные высказывания. Лейбниц
несколько раз приступал к реализации этих своих идей, стараясь привести в систему основные правила
силлогизмов Аристотеля, но всякий раз его подстерегала неудача, он сталкивался с большими
трудностями, связанными с понятиями пустого множества и отрицаниями высказываний
(дополнениями множеств).
Таким образом, не смотря на плодотворность идей и множество содержательных результатов,
порожденных их развитием, попытки Лейбница формализовать логику Аристотеля закончились
неудачей. Большая часть его результатов оставалось не опубликованной до начала 20 века и поэтому не
оказало существенного влияния на работы других математиков при формировании математической
логики и теории множеств. До середины 19в., т.е. в течение еще почти двух веков, не смотря на интерес
к этому кругу вопросов, никому из математиков не удалось продвинуться существенно дальше
Лейбница.
Наиболее значительным продвижением в этой области следует признать результаты английского
математика Дж. Буля (1815-1864), который считается создателем современной символической логики.
Он ввел обозначения символами операции объединения и пересечения множеств и высказываний
(дизъюнкции и конъюнкции), что придало гибкость его системе. В середине 19в. шотландским
математиком Де Морганом (1806-1871) система Буля была усовершенствована: он установил не только
законы дистрибутивности, но и двойственности для логических высказываний, которые в теории
множеств потом получили название законов Де Моргана. Позднее английским логиком Д.Венном
(1834-1923) была разработана специальная наглядная графическая система, нашедшая применение в
математической логике и теории множеств под названием диаграмм Эйлера – Венна. Однако,
большинство знаков – символов, которыми теперь пользуется математика: ,,, , \, было введено
итальянским математиком Дж. Пеано (1858-1932).
Потребности анализа и углубленное изучение функции действительной переменной, которое
интенсивно проводилось с середины 18в., положили начало разделу математики, который позже был
назван теорией множеств. Работы немецкого математика Г. Кантора (1845-1918) о тригонометрических
рядах привели его к необходимости классификации некоторых “исключительных множеств”, а эта
задача, в свою очередь – к созданию современной теории множеств. Так что Г. Кантор считается
основоположником этого раздела математики, хотя история вопроса, как мы видели, нисходит к
философским школам Древней Греции. Эму принадлежит такое определение: «Под множеством
понимается объединение в одно общее объектов хорошо различимых нашей интуицией или мыслью».
Оно почти не вызвало критики современников, но как только к понятию множества помимо основных
теоретико – множественных операций (объединения, пересечения и т.п.) стали присоединяться вполне
естественные понятия числа (элементов множества) и величины (множества), положение стало
существенно сложнее. Так в течение трех лет с 1784-го Кантор пытался доказать невозможность, как
ему казалось, взаимно однозначного соответствия между множествами R и Rn при n больше одного
пока к своему удивлению он не построил такое соответствие. «Я это вижу, но не верю в это», - писал он
Дедекинду. К концу 19-го века в теории множеств уже набралось несколько примеров парадоксальных
множеств, нарушавших принцип: «элемент, который определяется через совокупность элементов
какого – либо множества, не может принадлежать этому же множеству». К таким парадоксальным
множеством следовало бы отнести и «множество всех подмножеств», которое должно бы было
содержать себя в качестве элемента. Принципиальные противоречия возникали и при сравнении
множеств, состоящих из бесконечного числа элементов. Эти противоречия по существу, так или иначе,
сводились к сложным философским понятиям актуальной и потенциальной бесконечности.
Попытки многих математиков конца 19 начала 20 века совершенствовать аксиоматику теории
множеств (Рассел, Цермело, Френкель, фон Нейман, Гедель и т.д.) не увенчались существенным
успехом: преимущества в отдельных областях математики вынуждали в других к ограничениям круга
приемлемых для рассмотрения задач, будучи не в состоянии обеспечить описание всех проблем другого
раздела. В итоге математики осознали печальную истину невозможности создания универсальной
непротиворечивой теории множеств, как азбуки математики в целом. Однако, символика, язык,
возможность кратко записать основную логическую идею доказательства, т.е. аппарат теории множеств
и главное, ее идеи, сохранили свою привлекательность и используются и поныне, несмотря на
понимание ограниченности ее возможностей. «Никто не может изгнать нас из рая, созданного для нас
Кантором», - писал Д. Гильберт.

1.2. Основные определения


Что такое множество?
Ответить на этот вопрос не так просто, как это кажется на первый взгляд. В повседневной жизни и
практической деятельности часто приходится говорить о некоторых совокупностях различных
объектов: предметов, понятий, чисел, символов и т.д. Например, совокупность деталей механизма,
аксиом геометрии, чисел натурального ряда, букв русского алфавита. На основе интуитивных
представлений о подобных совокупностях сформировалось математическое понятие множества как
объединение отдельных объектов в единое целое. Именно такой точки зрения придерживался
основатель теории множеств немецкий математик Георг Кантор.
Множество относится к категории наиболее общих, основополагающих понятий математики.
Поэтому вместо строгого определения обычно принимается некоторое основное положение о
множестве и его элементах. Так, группа выдающихся математиков, выступающая под псевдонимом Н.
Бурбаки, исходит из следующего положения: «множество образуется из элементов, обладающих
некоторыми свойствами и находящихся в некоторых отношениях между собой или с элементами других
множеств».
Множества обозначаются большими буквами латинского алфавита, а его элементы – малыми.

1.Множество и его элементы.


Утверждение, что множество А состоит из различных элементов а1,а2,…,аn (и только из этих
элементов), условно записывается в видеА={а1,а2,…,аn}. Принадлежность элемента множеству
(отношение принадлежности) обозначается символом  , т.е. а1  А, а2  А, аn  А, или короче, а1,а2,
…,аn  А. Если элемент в не принадлежит множеству А, то пишут в  А или в А. Для знака
принадлежности и множества Кантор сформулировал принцип объемности: множества А и В
называются равными, если они состоят из одних и тех же элементов.
Два множества А и В равны (тождественно), А=В, тогда и только тогда, когда каждый элемент
множества А является элементом В и обратно. Это значит, что множество однозначно определяется
своими элементами.
Элементами множества могут быть объекты разной природы и структуры. В частности, множества
могут сами быть элементами множеств. Примеры: множество студентов одной группы; множество
команд языка программирования; множество групп студентов 2-го курса и т.д. В последнем случае
элементы (группы студентов) сами являются множествами.
Число элементов множества А обозначается как А и называется мощностью (размером, нормой,
длиной и др.) множества А.
Множество является заданным, если или перечислены все его элементы А={1, 2, 3} или указано
правило, по которому можно определить принадлежит данный элемент множеству или нет, например,
А={а, таких что, а – четное число} . Множество может содержать любое число элементов – конечное
или бесконечное. Соответственно имеем конечные (множество цифр 0,1, …, 9 или страниц в книге) или
бесконечные (множество натуральных чисел или окружностей на плоскости) множества. Не следует,
однако, связывать математическое понятие «множества» с обыденным представлением о множестве как
о большом количестве. Так, единичное (одноэлементное) множество содержит только один элемент.
Более того, вводится также понятие пустого множества, которое не содержит никаких элементов.
Пустое множество обозначается специальным символом .
Роль пустого множества  аналогична роли числа нуль. Это понятие можно использовать для
определения заведомо несуществующей совокупности элементов (например, множество зелёных
слонов, действительных корней уравнения x2+1=0). Более существенным множеством введения пустого
множества является то, что заранее не всегда известно (или неизвестно вовсе), существуют ли
элементы, определяющие какое-то множество. Например, множество выигрышей в следующем тираже
спортлото на купленные билеты может оказаться пустым. Никто ещё не знает, является ли пустым или
нет множество всех решений в целых числах уравнения x3+y3+z3=30. Без понятия пустого множества
во всех подобных случаях, говоря о каком-нибудь множестве, приходилось бы добавлять оговорку
“если оно существует”.

2.Множества и подмножества.
Множество А, все элементы которого принадлежат и множеству В, называется подмножеством
(частью) множества В. Это отношение между множествами называется включением и обозначается
символом  , т.е. А  В ( А включено в В ) или В  А ( В включает А ). Например, множество
конденсаторов электронной цепи является подмножеством всех ее компонентов, множество
положительных чисел – это подмножество действительных чисел.
Отношение А  В допускает и тождественность (А=В), т.е. любое множество можно рассматривать
как подмножество самого себя(А  А ). Полагают также, что подмножеством любого множества
является пустое множество, т.е.   А. Одновременное выполнение соотношения А  В и В  А
возможно только при А=В. И обратно, А=В, если А  В и В  А. Это может служить определением
равенства двух множеств через отношение включения.
Наряду с А  В, в литературе можно встретить другое обозначение А  В. При этом под А  В
понимают такое отношение включения, которое не допускает равенства А и В (строгое включение).
Если допускается А=В, то пишут А  В (нестрогое включение). Мы будем придерживаться принятого
ранее обозначения, как для строгого, так и для нестрогого включения.
Отношение включения обладает следующими свойствами:
рефлективность А  А.
транзитивность А  В и В  С, то А  С.
антисимметричность А  В и В  А, то А=В.

3.Множество подмножеств.
Любое не пустое множество А имеет, по крайней мере, два различных подмножества: само А и пустое
множество (). Эти подмножества называются несобственными, а все другие подмножества А
называют собственными. Конечные собственные подмножества образуются всевозможными
сочетаниями по одному, два, три и т.д., элементов данного множества.
Элементы множества сами могут являться некоторыми множествами. Например, книга из множества
книг в шкафу может рассматриваться как множество страниц. Здесь следует обратить внимание на то,
что речь идет об элементах множества, а не о подмножествах (никакая совокупность страниц не может
рассматриваться как подмножество множества книг).
Множество, элементами которого являются все подмножества множества А, называют множеством
подмножеств (множеством – степенью) А и обозначают Р(А). Так, для трехэлементного множества
А={а, в, с} имеем
Р (А)={ , {а}, {в}, {c}, {а, в}, {а, с}, {в, с}, {а, в, с}}.
В случае конечного множества А, состоящего из n элементов, множества подмножеств Р(А)
содержит 2n элементов. Доказательство основывается на сумме всех коэффициентов разложения
бинома Ньютона или на представлении подмножеств n – разрядными двоичными числами, в которых
1(или 0) соответствует элементам подмножеств.
Следует подчеркнуть различие между отношением принадлежности и отношением включения. Как уже
указывалось, множество А может быть своим подмножеством (А  А). Даже в случае одноэлементных
подмножеств следует различать множество А={а} и его единственный элемент а. Отношение
включения обладает свойством транзитивности: если А  В и В  С, то А  С. Отношение
принадлежности этим свойством не обладает. Например, множество А={1,{2, 3}, 4} в числе своих
элементов содержит множество {2,3}, поэтому можно записать: 2,3  {2,3} и {2,3}  А. Но из этого
вовсе не следует, что элементы 2 и 3 содержатся в А(в приведенном примере мы не находим 2 и 3 среди
элементов множества А, т.е. 2,3 не  А).