Вы находитесь на странице: 1из 39

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РОСТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


ГЕОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
КАФЕДРА ГИДРОГЕОЛОГИИ,
ИНЖЕНЕРНОЙ И НЕФТЕГАЗОВОЙ ГЕОЛОГИИ

В.В. ДОЦЕНКО

ГЕОХИМИЯ ГАЗА.
ПРОИСХОЖДЕНИЕ НЕФТИ И ГАЗА

Под редакцией
доктора геолого-минералогических наук,
профессора А.Н. Резникова

Ростов-на-Дону
2001
2

Доценко В.В. Геохимия газа. Происхождение нефти и газа: Учебное


пособие / Под ред. А.Н. Резникова. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского
университета, 2001. – 39 с.

Печатается по решению кафедры гидрогеологии, инженерной и нефте-


газовой геологии (протокол № 11 от 6 июля 2001 г.).

В учебном пособии изложены две темы дисциплины «Геология и гео-


химия нефти и газа», в которых рассмотрены вопросы геохимии газа и про-
исхождения нефти и газа. Данное пособие является логическим продолжени-
ем учебного пособия: «Классификация каустобиолитов и геохимия нефти».
Для студентов очной и заочной форм обучения по специальностям:
08.05.00 – «Геология нефти и газа», 01.11.00 – «Геология» и 01.14.00 – «Гид-
рогеология и инженерная геология.

Рецензенты:
доктор геолого-минералогических наук, профессор А.А. Тимофеев
(ВНИГРИуголь),
кандидат геолого-минералогических наук, доцент В.С. Назаренко
(РГУ)
3

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Геохимия газа 4

1.1. Условия нахождения, состав и генетические типы природных


газов 4
1.2. Основные свойства природных газов 5
1.3. Классификация природных газов 8
1.4. Газы подземных вод 12
1.5. Состав и формы нахождения природных горючих газов в
недрах 15
1.6. Формирование химического состава газов в газовых и
нефтяных залежах 16
1.7. Газоконденсатные системы 19
1.8. Газовые гидраты 20

Глава 2. Происхождение нефти и природного горючего газа 23

2.1. Сущность и практическое значение проблемы


происхождения нефти и газа 23
2.2. Гипотезы неорганического происхождения нефти 23
2.3. Развитие теории органического происхождения нефти
и газа 26
2.4. Основные положения и факты органической теории
происхождения нефти и газа 28
2.5. Современные представления об образовании нефти и газа 29

Литература 38
4

Глава 1
ГЕОХИМИЯ ГАЗА

1.1. УСЛОВИЯ НАХОЖДЕНИЯ, СОСТАВ


И ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ТИПЫ ПРИРОДНЫХ ГАЗОВ

Природные газы – это смеси веществ, составляющие атмосферу Земли, а


также газообразные смеси, выделяющиеся из состава природных систем иного аг-
регатного состояния при нормальных условиях.
Природные газы имеют различные условия нахождения, разнообразны по
химическому составу, физическому состоянию и происхождению.
Условия нахождения. По условиям нахождения природные газы можно раз-
делить на три большие группы: 1) свободные газы атмосферы; 2) водорастворен-
ные газы гидросферы и 3) газы, заключенные в земной коре. Газы всех трех групп
постоянно взаимодействуют.
Наиболее разнообразны условия нахождения газов в литосфере, где они су-
ществуют в двух основных формах: рассеянной и концентрированной.
Газы, рассеянные в горных породах, находятся в следующем физическом со-
стоянии: а) растворенном в пластовых водах и микронефти; б) свободном в закры-
тых и открытых порах; в) сорбированном минеральной частью пород и рассеянного
ОВ; г) окклюдированном (поглощенном) микроскопическими полостями минера-
лов.
Газы, находящиеся в концентрированной форме существуют в следующем
состоянии: а) свободном в пустотном пространстве пород, с образованием залежей;
б) растворенном в нефтяных залежах и пластовых водах; в) сорбированном и сво-
бодном в угленосных толщах, горючих сланцах и торфах; г) газогидратном; д) в
виде газовых струй, выделяющихся из грязевых вулканов, магматических очагов,
зон генерации газов и разрушения их залежей.
Свободные газы, находящиеся в залежах, являются объектами поисково-
разведочных работ и эксплуатации.
Состав природных газов. Природные газы литосферы состоят из углеводо-
родных и неуглеводородных компонентов. Углеводородную компоненту образуют
метан, этана, пропан, бутан и пары жидких УВ (пентана, гексана и гептана). Неуг-
леводородная компонента состоит из азота, диоксида углерода, сероводорода и
сернистых соединений, гелия, аргона, водорода и паров воды.
Данные газы образуют разнообразные смеси: углеводородные, углеводород-
но-азотные, углеводородно-углекислые, азотно-углекислые, углеводородно-
углекисло-азотные и другие.
Генетические типы природных газов. Все природные газы, находящиеся в
различных физико-химических состояниях разделяются В.И. Ермаковым и др. [9]
на три большие группы: биогенную, литогенную и органолитогенную.
Биогенные (биохимические) газы (О2, СО2, СН4, N2, Н2S, NH3, N2О, СО и др.)
образуются в результате жизнедеятельности микро- и макроорганизмов в биосфе-
ре, включая нелитифицированную часть литосферы, в которой идут диагенетиче-
ские процессы. Органолитогенные газы (СН4, тяжелые УВ газы от С2 до С4, СО2,
Н2, Н2S и другие) образуются из ОВ на этапах его катагенной и метагенной эволю-
5

ции в результате высокотемпературных реакций. Литогенные газы (СО2, Н2, Н2S,


Не, Ar, Xe, SO2, N2, CO, HCl, HF, NH3) появляются в результате физико-
химических, в том числе и радиоактивных процессов, происходящих в
минеральном скелете водонасыщенных пород на этапах катагенеза, метагенеза и
метаморфизма в осадочных толщах и в магматических породах земной коры и
мантии. Иногда выделяют генетическую группу космогенных (космических) газов
(А.А. Карцев; И.В. Высоцкий). Газы этой группы являются реликтовыми. Они ос-
тались от протопланетного облака, из которого образовалась Земля. В настоящее
время, из них, очевидно, сохранились только инертные газы.

1.2. ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА ПРИРОДНЫХ ГАЗОВ

Физические свойства газа имеют большое значение для процессов миграции


углеводородов, их фазовых превращений, формирования и разрушения залежей.
Состояние газа определяется тремя параметрами: давлением, температурой и плот-
ностью или удельным объемом. В качестве стандартных условий при термодина-
мических расчётах принимают температуру равную 0 0С и давление – 0,1 МПа.
При прочих расчётах температуру принимают равной 20 0С.
Плотность газа (ρ) – это отношение массы сухого воздуха (m) к его объему
(v):
ρ = m / v (кг/м3, г/см3) или отношение молекулярной массы газа (М) к объёму моля
(Vm): ρ = М/Vm = М/22,4. Молекулярная масса вещества – это безразмерная вели-
чина. Она определяется отношением массы молекулы данного вещества к 1/12 мас-
сы атома изотопа углерода 12С. Количество вещества в граммах, равное молекуляр-
ной массе, называется молем. Объем моля (грамм-молекулы) для всех газов по-
стоянен и равен при стандартных условиях (давлении 0,1 МПа и температуре 0 0С)
22,412 литра, то есть в 1 м3 любого газа содержится 44,6 моля.
Молекулярная масса природного газа равна: М = ∑MiXi,
где Мi– молекулярная масса i-го компонента; Хi - объёмное содержание i-го ком-
понента в долях единицы.
Плотность смеси газов (ρс) определяется по плотности компонентов смеси,
взятых при одинаковых условиях: ρс= ∑ρini,
где ρi и ni – соответственно плотность и молярная доля i-го компонента смеси.
Иногда используется понятие об относительной плотности природного газа.
Это безразмерная величина отношения плотности газа к плотности воздуха, кото-
рая при атмосферном давлении и температуре 0 0С составляет 1,293 кг. Относи-
тельная плотность углекислого газа равна 1,519, сероводорода – 1,176, а относи-
тельная плотность природных УВ газов зависит от их состава и меняется для газов
С1-С4 в пределах от 0,555 до 2,074.
Плотность газа зависит от его химического состава, молекулярной массы,
давления и температуры. Она уменьшается с ростом температуры и растет с повы-
шением давления и молекулярной массы.
Удельным весом газа (γ) называется его вес в объеме 1 м3 или 1 л (кг/м3 или
г/л). При 0 0С и атмосферном давлении: γ = ρg ,
где ρ – плотность газа, g - ускорение силы тяжести.
6

Вязкость газа, в отличие от жидкости растет с уменьшением молекулярной


массы и увеличением температуры и давления. Это объясняется увеличением ско-
рости движения и силы соударения молекул. Вязкость газа очень низкая, например,
вязкость метана при стандартных условиях составляет около 0,01 мПа·с, что в 100
раз ниже вязкости воды. Углеводородные газы при одинаковых условиях имеют
меньшую вязкость, чем неуглеводородные. Низкая вязкость газа обусловливает его
способность относительно быстро перемещаться в пористых и трещиноватых гор-
ных породах при перепаде давления.
Растворимость газа в воде и нефти, а также нефти в газе является важней-
шим его свойством. В общем, растворимость газа в жидкости при постоянной тем-
пературе и давлениях до 5 МПа подчиняется закону Генри: количество раство-
ряющегося газа в единице объема растворителя прямо пропорционально давлению
и коэффициенту растворимости. При более высоких давлениях и неоднородном со-
ставе газа эта зависимость становится сложнее.
Р а с т в о р и м о с т ь г а з а в в о д е зависит от его состава, температуры,
давления и минерализации воды. Наибольшей растворимостью обладают полярные
газы, вступающие в реакцию с водой, а наименьшей – инертные газы, азот и УВ
газы. Например, растворимость диоксида углерода при 20 0С и нормальном давле-
нии составляет 0,87 см3 в 1 см3 воды. Это в 26 раз выше растворимости метана и в
58 раз больше растворимости азота в этих же условиях. При этом растворимость
сероводорода в три раза выше растворимости диоксида углерода. Растворимость
УВ газов в воде при прочих равных условиях уменьшается в ряду от С1 до С4.
Растворимость газов в воде при повышении температуры вначале падает,
достигая минимума у разных газов при 60-100 С 0, а затем быстро увеличивается,
особенно при высоких давлениях. С ростом минерализации воды растворимость
уменьшается, а с ростом давления повышается.
Растворимость воды в УВ газе при давлениях менее 15-20 МПа и температу-
рах ниже 50 0С незначительная и составляет сотые доли кг/м3.
Р а с т в о р и м о с т ь г а з а в н е ф т и выше, чем в воде и зависит от дав-
ления, температуры, состава газа и нефти. Она повышается с ростом давления и
уменьшается с увеличением температуры. Растворимость УВ газов растет с повы-
шением их молекулярной массы. С увеличением плотности нефти растворимость
газа в ней уменьшается. Уменьшается она и с увеличением в составе нефти доли
нафтеновых и ареновых УВ.
Растворимость газа в нефти измеряется количеством газа в кубических мет-
рах на 1 м3 или 1 т товарной (дегазированной) нефти при давлении 0,1 МПа и тем-
пературе 20 0С. Такое отношение объема газа к объему или массе добываемой жид-
кости называют газовым фактором (ГФ). ГФ варьирует в нефтях в очень широком
диапазоне от 5-8 до 550-750 м3/т.
Выделение растворенного газа происходит из нефти в обратном порядке от-
носительно его растворения, то есть при понижении давления сначала выделяются
низкомолекулярные (плохо растворимые) газы, а затем тяжелые (хорошо раство-
римые). При резком снижении пластового давления давление насыщения становит-
ся временно выше первого, и часть газа выделится из нефти в свободную фазу, в
результате в нефти вновь установится равновесие между пластовым давлением и
растворимостью газа при данных условиях.
7

ГФ пластовых вод обычно колеблется в пределах от сотых долей единицы до


3
10 м /т и более. При значительном ГФ иногда возможна рентабельная добыча газа
из вод.
Горные породы имеют ГФ от тысячных долей единицы в магматических, до
десятков м3/т в осадочных. Наибольшим ГФ характеризуются ископаемые угли.
Исследования последних лет показали относительно большое содержание газа в
магматических породах триаса Западной Сибири. Содержание метана в открытых
порах породы из керна Тюменской сверхглубокой скважины оказалось равным
почти 110 см3/кг или 0,11 м3/т (Т.В. Белоконь, 1998). Содержание рассеянных угле-
водородных газов в породах на площадях газовых и нефтегазовых месторождений
имеет повышенные значения по всему разрезу. В горизонтах затрудненного водо-
обмена они достигают нескольких сотен кубических сантиметров в 1 кг породы.
Сорбция (поглощение) газа может происходить в разных средах: в атмосфере
(аэрозолями), гидросфере и в литосфере, где она имеет наибольшее значение. Ве-
личина сорбции однородного газа пропорциональна его концентрации над поверх-
ностью сорбента и обратно пропорциональна температуре. Сорбционная способ-
ность пород растет с повышением их удельной поверхности и, особенно, с увели-
чением содержания рассеянного ОВ, а также растет с повышением давления до 10-
15 МПа. Высокой сорбционной способностью обладают угли. Влажные породы
сорбируют газы значительно хуже, чем сухие. Разные газы сорбируются неодина-
ково. Лучшей сорбционной способностью обладают оксид- и диоксид углерода,
далее следуют бутан, пропан, этан, азот, метан и водород. Сорбция УВ газов воз-
растает с увеличением их молекулярной массы.
Диффузия газа или проникновение его молекул в другие вещества возможна
практически в любой среде и подчиняется закону Фика: диффузия происходит в
направлении убывания концентрации вещества. Она обусловлена тепловым дви-
жением молекул и является одним из механизмов переноса вещества, в результате
которого происходит естественное выравнивание его концентрации в системе.
Скорость диффузии газа зависит от его свойств и концентрации, а также от
свойств проницаемой среды: пористости, проницаемости, влагонасыщенности,
структуры порового пространства и размера пор. Диффузия растет с повышением
температуры и уменьшается с ростом молекулярной массы газа. Диффузия играет
существенную роль при эмиграции УВ из нефтепроизводящих пород в коллекторы
и обуславливает значительные потери газа из залежей, вплоть до их полного унич-
тожения. В вышележащих комплексах пород иногда возможно образование вто-
ричных залежей газа за счет диффузии, при наличии надежного флюидоупора.
Фильтрация газа – это его движение через пористую среду под влиянием
перепада давления. Оно подчиняется закону Дарси, то есть скорость движения газа
прямо пропорциональна проницаемости горных пород, через которые происходит
фильтрация, и разности квадратов давлений:

2 2
K * S ( P2 − P1 )
Q= ∗ ,
µh 2

где Q – количество газа, см3, проходящее в единицу времени через породу-


коллектор с поперечным сечением S, см2; К – коэффициент проницаемости породы
8

10-12 м2; µ – вязкость газа, Па*с; h – длина пути в направлении движения, см; (Р22 –
Р21) – перепад давлений, МПа.
Для жидкостей, в отличие от газов вместо разности квадратов давлений в
формулу входит перепад давлений.
В естественных условиях фильтрация газа происходит вместе с водой, а так-
же с нефтью. При этом проявляются ретроградные процессы, усложняющие
фильтрацию.
Всплывание газа. Масса газа, сжатая до 10 МПа, составляет около 0,1 массы
воды такого же объема. Разница плотностей воды и газа или нефти и газа составля-
ет подъемную силу. Она служит причиной всплывания свободного газа в порах или
трещинах пород, заполненных водой или нефтью. Это свойство газа имеет значе-
ние для процессов формирования залежей УВ. Свободный газ при больших объе-
мах вытесняет нефть из ловушек.
Критическая температура (Ткр). Для каждого газа существует температура,
выше которой он не переходит в жидкое состояние, как бы ни повышалось давле-
ние. Такая температура называется критической. Критическая температура равна, в
0
С: для метана минус – 82, диоксида углерода – 31,04, этана – 32,21, пропана –
96,63, н-бутана - 151,94.
Метан, водород, кислород, азот и благородные газы не могут находиться в
жидком состоянии в осадочной оболочке Земли. Легко превращаются в жидкость
пропан, бутан, пентан, диоксид углерода и сероводород.
Критическое давление (Ркр). Это давление, соответствующее точке критиче-
ской температуры или это предельное давление, ниже которого, как бы ни была
низка температура, газ не переходит в жидкое состояние. Критическое давление
для УВ газов лежит в пределах от 3,6 до 4,9 МПа.
Критические параметры, то есть Ткр и Ркр вычисляются как средние арифме-
тические из их значений для каждого компонента. Эти средние называют псевдо-
критическим давлением и температурой.
Гидратообразование. Газы способны создавать с водой при определенных
термобарических условиях твердые растворы, которые называются газовыми гид-
ратами или кристаллогидратами.

1.3. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРИРОДНЫХ ГАЗОВ

Вопрос классификации природных газов очень сложен, так как они имеют
разнообразный состав, различное происхождение, разные условия нахождения и
физическое состояние в природе. Кроме того, газы обладают большой миграцион-
ной способностью, создают различные смеси и редко бывают однородными по хи-
мическому составу. Одновременно с процессами образования газов идут процессы
их разрушения. Например, при действии кислорода на сероводород образуется
свободная сера и вода.
Первую классификацию природных газов составил В.И. Вернадский (1912),
где он указал, что при изучении газов необходимо знать три следующие фактора:
форму или условия нахождения газов в природе, источники их происхождения или
генезис и химический состав. Согласно этим факторам В.И. Вернадский выделил
три группы газов.
9

I. П о ф о р м е н а х о ж д е н и я:
А. Свободные газы: 1) атмосферные, 2) газовые скопления, содержащиеся в
порах горных пород и окклюзии, 3) газовые струи или вихри (вулканические, тек-
тонические, поверхностные), 4) газовые испарения.
Б. Жидкие растворы газов: 1) газы океанов и морей, 2) газы озер, прудов и
рек, 3) газы различных водных источников (вулканических, тектонических, по-
верхностных).
В. Твердые растворы газов (газы адсорбированные горными породами и ми-
нералами).
II. П о и с т о ч н и к а м п р о и с х о ж д е н и я: 1) газы земной поверхно-
сти, 2) газы, связанные с высокотемпературными очагами литосферы, 3) газы глу-
бинные, проникающие в земную кору из мантии.
III. П о с о с т а в у (разделение для тектонических газов): 1) азотные, 2) уг-
лекислые, 3) метановые, 4) водородные, 5) сероводородные, 6) водяные пары.

Позже, в развитие этой классификации был создан целый ряд классификаци-


онных схем природных газов по условиям нахождения и физическому состоянию в
природе, по химическому составу, генезису и по их практической ценности и со-
держанию полезных компонентов. В отечественной литературе опубликовано бо-
лее 20 классификаций природных газов только по химическому составу.
Ряд классификационных схем разработали М.И. Суббота и А.Ф. Романюк,
которые приведены ниже:

Классификация по условиям нахождения газа


в п р и р о д е.
I. Газы земной поверхности:
1) тропосферы;
2) стратосферы и мезосферы;
3) атмосферных осадков;
4) пещер и карстовых полостей.
II. Газы поверхностной гидросферы:
1) океанов и морей;
2) рек, озер и прудов;
3) поверхностных льдов;
4) болот.
III. Газы, рассеянные в горных породах:
1) в порах и трещинах осадочных пород;
2) сорбированные породами;
3) поровых растворов;
4) магматогенных пород;
5) газово-жидкие включения в минералах;
6) илов;
7) газогидратов илов;
8) почв.
IV. Газы подземной гидросферы:
1) грунтовых вод;
10

2) вод зоны свободного водообмена;


3) вод зоны затрудненного водообмена;
4) мерзлых вод и газогидратов.
V. Свободные газы залежей:
1) газовых залежей;
2) газовых шапок нефтяных залежей;
3) газоконденсатных залежей;
VI. Газы, растворенные и сорбированные в биогенных ископаемых:
1) растворенные в нефти;
2) сорбированные углями;
3) в горючих сланцах.
VII. Газы грязевых вулканов:
1) грязевых извержений;
2) грязевых грифонов.
VIII. Газы магматических очагов и поствулканических процессов:
1) вулканических извержений;
2) фумарольные;
3) пневматогенных внедрений;
4) гидротермальных растворов.
IX. Газы живых организмов:
1) животных;
2) высших растений;
3) микроорганизмов.

К л а с с и ф и к а ц и я п о г е н е з и с у г а з о в.
I. Газы биохимического генезиса:
1) микробиологического преобразования ОВ илов и почв – СО2, СН4, N2,
CO, N2O, NO2, H2, NH3, H2S и др.;
2) микробиологического преобразования торфа - СО2, N2, СН4, CO, H2S,
NH3 и др.;
3) микробиологического преобразования углей - СО2, СН4, N2, CO, H2 и
др.;
4) микробиологического преобразования нефти - СН4, СО2 и др.;
5) Фотосинтеза зеленых растений – О2;
6) жизнедеятельности высших растений - СО2, CO, С2Н4, летучих ОВ и
др.;
7) жизнедеятельности животных - СО2, CO, H2S, СН4, летучих ОВ и др.;
8) микробиологического разложения растений и животных - СО2, CO,
СН4, H2S, N2, NH3 и др.
II. Газы химического генезиса:
1) химического генезиса в нормальных условиях земной поверхности -
СО2 и др.;
2) термических реакций - СН4, CO, СО2 и др. (150-300 оС);
3) термокаталитических реакций - СН4, CnH2n, H2, CO и др.
III. Газы дегазации мантии:
1) дегазации мантии - СН4, H2, NH3, N2, СО2, SO2, H2S, СО, H2O и др.;
11

2) остаточные первичной атмосферы Земли – Ar, N2 и др.


IV. Газы радиоактивного распада и радиохимического генезиса, генерирую-
щиеся на участках распространения радиоактивных элементов – Не, Ar, Rn,
H2, O2 и др.
V. Газы, образующиеся под воздействием космических лучей, генерирую-
щиеся в верхних слоях атмосферы: атомарные – Н, Не и др.; изотопы – Н2,
О2, N2, О3, NО и другие.

К л а с с и ф и к а ц и я г а з о в п о х и м и ч е с к о м у с о с т а в у.
I. Преимущественно метановый (СН4 > 50 %):
1) метановый (СН4 > 75 %);
2) метано-азотный (СН4 > 50 %);
3) метан-этан-пропановый (СН4 > 50 %);
4) метано-углекислый (СН4 > 50 %).
II. Преимущественно углеводородный (тяжелее метана, ТУ >50 %):
1) этан-пропановый (ТУ > 75 %);
2) этан-пропан-метановый (ТУ > 50 %).
III. Преимущественно азотный (N2 > 50 %):
1) азотный (N2 > 75 %);
2) азотно-метановый (N2 > 50 %);
3) азотно-углекислый (N2 >50 %);
4) азотно-кислородный (N2 > 75 %, О2 > 10 %);
5) азотно-кислородно-углекислый (N2 > 50 %).
IV. Преимущественно углекислый (СО2 > 50 %):
1) углекислый (СО2 > 75 %);
2) углекисло-азотный (СО2 > 50 %);
3) углекисло-метановый (СО2 > 50 %);
4) углекисло-сероводородный (СО2 > 50 %).
V. Преимущественно водородный (Н2 > 50 %):
1) водородный (Н2 > 75 %);
2) водородно-азотный (Н2 > 50 %).

Классификация газов
п о и х п р а к т и ч е с к о й ц е н н о с т и.
I. Горючие газы (энергетическое и химическое сырье):
1) чисто метановых залежей;
2) метановых, обогащенных тяжелыми углеводородами;
3) газоконденсатных залежей;
4) нефтяных месторождений;
5) метановых и угольных месторождений;
6) метановых водорастворимых.
II. Газы, обогащенные инертными компонентами:
1) гелий в углеводородных газовых залежах и водах;
2) гелий в азотных залежах;
3) азотных залежей.
III. Газы, обогащенные сероводородом:
12

1) сероводород в метановых залежах;


2) сероводород в углеводородных газовых залежах.
IV. Углекислые газы минеральных вод.

Существует классификация и индексация природных газов по содержанию


полезных компонентов В.И. Старосельского, которая основана на требованиях
промышленности по минимальной концентрации компонентов, являющихся цен-
ным химическим сырьем. Среди неуглеводородных компонентов газа в ней учиты-
вается азот (А), углекислый газ (У), сероводород (Св), а среди углеводородных
компонентов – метан (Н), этан (Э), тяжелые углеводороды (Т) и конденсат (К). В
зависимости от пределов процентного содержания какого-либо компонента в газе,
около его буквенного индекса ставится цифра от 1 до 4. Состав газа обозначается
суммой индексов. Например, состав газов Астраханского газоконденсатного ме-
сторождения будет выражен следующим индексом: М2Э1Т2У4А1Св4К4. Он означа-
ет, что газ содержит метана от 30 до 70 %, этана менее 3 %, тяжелых углеводоро-
дов 5-10 %, углекислого газа более 15 %, азота менее 3 %, сероводорода более 1 %
и конденсата более 200 г/м3.
Природные газы подразделяются в этой классификации по содержанию эта-
на, который является ценным химическим сырьем, а также – по содержанию тяже-
лых УВ на метановые, этановые, этан-пропановые и пропан-бутановые. Метановые
газы характерны для газовых скоплений. Они содержат метана от 90 до100 %, эта-
на до 3 % и тяжелых УВ до 5 %. Этановые газы содержат этана от 3 до 6 % , тяже-
лых УВ от 5 до 10 %, а этан-пропановые газы - этана от 6 до 9 %, тяжелых УВ - от
10 до 30 %. Эти газы характерны, в основном, для газоконденсатных и нефтегазо-
конденсатных залежей. В пропан-бутановых газах концентрация тяжелых УВ со-
ставляет более 30 % и этана более 9 %. Они характерны для нефтяных залежей.
Широко известна классификация природных газов по условиям нахождения,
химическому составу и генезису, составленная В.А. Соколовым (таблица 1).

1.4. ГАЗЫ ПОДЗЕМНЫХ ВОД

Изучение водорастворенных газов связано с исследованием процессов ми-


грации, формирования и разрушения залежей УВ, а также с региональным прогно-
зом нефтегазоносности. Поскольку эти газы сопровождают все процессы формиро-
вания осадков, их преобразования в горные породы и появления у них такого спе-
цифического свойства - как нефтегазоносность.
Наиболее важны для геохимии нефти и газа органолитогенные газы, которые
представлены в подземных водах диоксидом углерода, органогенным азотом, ме-
таном и тяжелыми углеводородными газами, а также сероводородом, гелием и ар-
гоном. Состав и концентрация газов в водах нефтегазоносных провинций или бас-
сейнов меняются в широких пределах, в зависимости от термобарических и геохи-
мических условий, интенсивности и направленности тектонических процессов и
других факторов. В общем, они зависят от условий формирования и нахождения
подземных вод. Основными газовыми компонентами подземных вод являются ди-
оксид углерода, азот и метан. Имеются также кислород, сероводород, аргон, гелий,
этан, пропан и бутан.
13

Таблица 1

Классификация природных газов (по В.А. Соколову, 1966)

Тип газа Химический состав


по условиям Происхождение
Основные Важнейшие
нахождения газа
компоненты примеси
в природе
1 2 3 4
Смесь газов химического,
I. Газы атмосферы N2, O2 Ar, CO2, Ne, He, Kr, биохимического и радиоген-
Xe, H2, O3 ного происхождения (He, Ar)
II. Газы земной по-
верхности:
1) почвенные и CO2, N2, O2 Ar, CH4, N2O, H2, CO2, CH4, N2O, H2 преиму-
подпочвенные благородные газы щественно биохимического
(из атмосферы) происхождения, присутству-
ет также воздух
Ar, H2, CO, NH3, CH4, CO2, H2, NH3, N2O, H2S
2) болотные и CH4, CO2, N2 N2O, H2S, благо- преимущественно биохими-
торфяные родные газы (из ческого происхождения
атмосферы)
Все газы, кроме благород-
3) морских субак- CO2, CH4, N2 H2, NH3, H2S, Ar ных, преимущественно био-
вальных осадков химического происхождения
III. Газы осадочной Все газы, кроме благород-
толщи: ных, главным образом хими-
1) нефтяных CH4, ТУВ, H2S, He, Ar, H2 ческого происхождения.
месторождений N2, CO2 Имеется примесь газов био-
2) газовых CH4, C2H6, ТУВ, H2S, He, Ar, химического и иного проис-
месторождений N2, CO2 H2, хождения (частично H2S и
3) угольных CH4 CO2, N2, H2, ТУВ, др.). На значительных глу-
месторождений H2S, NH3, He, Ar бинах при повышенной тем-
4) соленосных N2, H2, CO2, H2S, ТУВ, N2, H2 пературе нормальная дея-
отложений CH4 тельность микроорганизмов
5) пластовых вод N2, CH4, CO2 O2, ТУВ, H2S, H2, прекращается и биохимиче-
Ar ские газы там отсутствуют
IV. Газы океанов и CO2, N2 NH3, H2S, O2, Ar NH3, H2S, O2 и частично СО2
морей биохимического происхож-
дения, часть СО2 и N2 обра-
зуется химическим путем, а
Аr имеет радиогенное про-
исхождение. В верхние слои
океанов и морей СО2, N2 и
О2 попадают из атмосферы
14

Продолжение таблицы 1

1 2 3 4
V. Газы метамор- CO2, N2, H2 CH4, H2S, He, Ar Газы, кроме благородных,
фических пород химического происхождения

VI. Газы магмати- CO2, H2 N2, H2S, He, Ar. На Газы, кроме благородных
ческих пород больших глубинах химического происхождения
SO2, HCI, HF
VII. Газы вулкани- Все газы, кроме благородных
ческие: химического происхождения.
1) высокотемпера- СО2, Н2, N2, CO, NH3, He, Ar Они представляют собой в
турные (из лаво- SO2, HCI, той или иной степени изме-
вых озер и др.) HF нённые газы, поступающие
2) фумарольные СО2, Н2, N2, CO, NH3, He, Ar из верхней мантии с приме-
(100-300 0С) H2S, SO2 сью газов из вышерасполо-
3) термальных ис- СО2 N2, CO, NH3, He, Ar женных оболочек
точников

VIII. Газы космоса H2, H, He CO, радикалы CH, Все газы являются результа-
CH2, OH и другие. том ядерных, радиационно-
Ионизированные химических и химических
атомы элементов реакций
Ne, N, Ar

Они распространены в подземных водах зоны гипергенеза примерно до глу-


бины 600 м. Индикатором окислительной среды служит кислород. Он имеет высо-
кую химическую активность и быстро связывается, поэтому его содержание зави-
сит от скорости движения инфильтрационных вод, а также от обогащения пород
сульфидами и ОВ, поскольку с ними кислород легко вступает в реакции. Газона-
сыщенность вод окислительной обстановки невысокая.
Газонасыщенность пластовых вод имеет региональный характер. Резкое из-
менение её фона наблюдается только в зонах влияния скоплений нефти и газа. Ре-
гиональная зональность установлена многими исследователями.
А.М. Овчинников выделил три геохимические обстановки нахождения газов
в литосфере: окислительную, восстановительную и метаморфическую.
Водорастворенные газы окислительной обстановки представлены газами ха-
рактерными для атмосферы. Это кислород, азот, диоксид углерода и другие газы.
Метаморфическая геохимическая обстановка характерна для газов областей совре-
менного и новейшего вулканизма (Камчатка, Северный Кавказ) где они представ-
лены преимущественно диоксидом углерода.
Восстановительная геохимическая обстановка широко распространена в
нефтегазоносных регионах где она может начинаться на небольших глубинах и
прослеживаться в разрезе осадочных пород на значительную глубину. В этой об-
становке газонасыщенность подземных вод по А.А. Карцеву, Л.М. Зорькину, А.С.
Зингеру и другим, имеет свои специфические черты. Содержание растворенных
углеводородных газов растет с глубиной. Насыщенность подземных вод углеводо-
родными газами значительно выше в молодых кайнозойско-мезозойских отложе-
15

ниях, чем в более древних палеозойских породах. В водах палеозойских отложений


иногда преобладает азот. В отдельных случаях воды нефтегазоносных районов не-
донасыщенны углеводородными газами, например в районах Волго-Уральской
нефтегазоносной провинции. Общее содержание углеводородных и других газов в
подземных водах велико и превышает на два порядка количество газов в залежах.
Максимальная концентрация только метана в подземных водах может составлять
нескольких тысяч кубических сантиметров на 1 л или несколько тысяч кубических
метров на 1 м3 воды. Такие подземные воды, занимая большую площадь, представ-
ляют собой особую форму газовых скоплений, например в Западной Сибири они
достигают размеров 1 млн. км2 и поэтому могут иметь промышленное значение.
Аналогичные скопления эксплуатируются в Японии [8].
Региональная зональность газосодержания подземных вод нефтегазоносных
областей установлена многими исследователями и по латерали. В наиболее общем
виде она имеет следующие закономерности. В периферийных частях областей пре-
обладают азотные газы. В направлении от окраин к центру состав газов становится
метаново-азотным, а затем азотно-метановым. Такая зональность связана с процес-
сами формирования состава вод. В окраинных областях воды связаны с земной по-
верхностью и обогащены азотом и кислородом атмосферного происхождения. Ки-
слород быстро расходуется в окислительных реакциях. Высокие концентрации азо-
та здесь могут быть связаны и с его хорошими миграционными способностями, в
результате которых азот может поступать из центральных частей нефтегазоносных
областей к их периферии. При дальнейшем погружении воды обогащаются мета-
ном, а затем - и его гомологами, которые образуются из рассеянного ОВ. В это же
время из аминокислотных компонентов ОВ образуется органогенный азот.

1.5. СОСТАВ И ФОРМЫ НАХОЖДЕНИЯ


ПРИРОДНЫХ ГОРЮЧИХ ГАЗОВ В НЕДРАХ

Природными горючими газами называются газообразные смеси, выделенные


из состава более сложных природных систем иного агрегатного состояния (горных
пород, подземных и придонных вод, пластовой нефти, газовых гидратов) и способ-
ные гореть в воздушной среде при нормальных условиях. Горючими являются га-
зовые смеси, включающие углеводороды, сероводород, водород и окись углерода.
Для сохранения свойства горючести содержание азота, гелия, аргона и диоксида
углерода в газовой смеси не должно превышать в сумме 80 %.
Природные горючие газы находятся в недрах в следующих состояниях или
формах: растворенной в подземных и придонных водах; растворённой в пластовой
нефти; сорбированной горными породами; заключенной в закрытых порах и окк-
людированной; газогидратной; свободной.
При достижении газами критической газонасыщенности, которая составляет
10-15 % от объёма пор, газы начинают перемещаться в пласте самостоятельно в
виде струй (В.И. Ларин, 1982). Мигрирующий газ, попадая в ловушки, образует от-
дельные скопления (залежи). Залежи газа могут быть чисто газовыми и газокон-
денсатными, а также находиться совместно с нефтью. Залежи газа, находящиеся
вместе с нефтью разделяются на два типа: нефтегазовые и газонефтяные. В нефте-
газовых залежах газ занимает основой объём ловушки и располагается над нефтя-
16

ной частью залежи, называемой нефтяной оторочкой. В газонефтяных залежах газ


занимает меньший объём ловушки. Газовая часть такой двухфазовой залежи назы-
вается газовой шапкой.
Свободные природные горючие газы имеют в основном углеводородный со-
став, реже в их составе преобладает азот и редко диоксид углерода или сероводо-
род. Природный газ, в котором суммарное содержание углеводородных газовых
компонентов превышает 50 % называется углеводородным.

1.6. ФОРМИРОВАНИЕ ХИМИЧЕСКОГО


СОСТАВА ГАЗОВ В ГАЗОВЫХ И НЕФТЯНЫХ ЗАЛЕЖАХ

Природные газы газовых месторождений состоят в основном из метана с


примесью более тяжёлых его гомологов: этана (С2Н6), пропана (С3Н8) и бутана
(С4Н10). Иногда, в небольших количествах в газовых залежах, присутствуют пары
пентана (С5Н12) и гексана (С6Н14). Все УВ, содержащиеся в залежах, начиная с эта-
на, принято считать тяжёлыми. Они образуются только в процессе образования
нефти при преобразовании рассеянного ОВ на стадии диагенеза и, особенно, на
стадии катагенеза, поэтому считаются специфическими «нефтяными» газами. Неф-
тяные газы могут проникать из залежей в вышележащие отложения в виде ретро-
градного раствора. Это явление используется в гидрогеохимии в качестве поиско-
вого признака на нефть. Доля тяжёлых углеводородных газов в газовых залежах
колеблется от единиц до частей процента. Здесь их содержание зависит от состава
исходного ОВ, степени его катагенетической превращенности, а также от длины
пути миграции газов. Метан, в отличие от своих гомологов обладает наибольшей
подвижностью и одновременно наименьшей растворимостью в воде и способно-
стью к адсорбции, поэтому он опережает другие УВ газы при миграции. Метан об-
ладает также значительной химической и термической устойчивостью, может
иметь биохимическое, глубинное и радиохимическое происхождение. Поэтому он
не является надёжным геохимическим индикатором или поисковым признаком на-
личия скоплений УВ.
Кроме углеводородных компонентов в природных газах содержатся, как
правило, в виде примесей и другие газы: диоксид углерода, азот, сероводород, во-
дород, гелий и аргон. Содержание азота и кислых газов (СО2 и Н2S), которые дают
при растворении в воде слабые кислоты – угольную (Н2СО3) и сероводородную
(Н2S), может составлять десятки процентов и более, а иногда и превышать
содержание углеводородных газов.
В свободных газах газонефтяных месторождений, то есть в газовых шапках,
могут присутствовать пары жидких УВ, более тяжелые, чем гексан, однако их при-
месь бывает незначительной. Газы газонефтяных месторождений называются по-
путными.
Газы, растворённые в нефти, называются нефтяными. Обычно они содержат
от 30 до 80 % гомологов метана, а также азот, диоксид углерода, сероводород, ге-
лий, аргон и другие компоненты. Поэтому содержание метана может составлять в
нефтяных газах всего 20-30 % от состава газовой смеси. Состав углеводородной
части газов тесно связан с составом нефти. Легкие метановые нефти содержат газы,
состоящие на 20-30 % из тяжелых углеводородов. Тяжелые нефти наоборот, со-
17

держат преимущественно метан. Соотношение метана и его гомологов меняется в


нефтяных газах и с увеличением возраста пород. Газы древних отложений в сред-
нем более обогащены тяжелыми УВ и азотом, чем молодые.
Различные нефти имеют газовый фактор до 550-600 м3/т. Установленные
максимальные величины ГФ в нефтяных залежах в экстремальных термобариче-
ских условиях глубоких горизонтов достигают 700-750 м3/т. У большинства зале-
жей он составляет от 30 до 100 м3/т. Обычно ГФ выше у залежей, содержащих
сильно превращенную метановую нефть, по сравнению с залежами, содержащими
мало превращённую нафтеновую нефть. Залежи нефти, не содержащие растворён-
ных газов, встречаются редко на небольших глубинах. Газовый фактор использует-
ся в качестве показателя типа залежи. К нефтяным залежам относятся залежи с
ГФ ниже 600 м3/т, к нефтегазоконденсатным – 600-900 м3/т и к газоконденсат-
ным – свыше 900 м3/т [9].
Качество газа, как энергоносителя зависит от содержания метана. При со-
держании в газовой смеси этана и других углеводородных и неуглеводородных га-
зов от нескольких процентов и более они становятся ценным химическим сырьём.
Углеводородные газы, состоящие в основном из метана, называются сухими.
При незначительном содержании тяжёлых углеводородов они называются тощи-
ми, и газы со значительным содержанием тяжелых УВ называются жирными. Для
характеристики УВ состава газов применяется понятие «коэффициент сухости»,
это - отношение процентного содержания метана к сумме его гомологов: СН4 /С2Н6
+ высшие. Для этих целей используется и такой критерий как газовый фактор или
его обратная величина – содержание стабильного конденсата в граммах или куби-
ческих сантиметрах в 1 м3 газа. Сухие газы содержат конденсата менее 10 г/м3,
тощие – от 10 до 30 г/м3 и жирные газы – от 30 до 90 г/м3. Изменение коэффици-
ента сухости газов является показателем направления их миграции.
Состав газов в залежах постоянно меняется за счёт действия многих факто-
ров. Одним из них является растворимость индивидуальных газовых компонентов
в водах и нефтях. Например, растворимость метана в нефтях в пять раз меньше,
чем растворимость этана и в 21 раз меньше, чем пропана. Азот обладает раствори-
мостью в 15 раз меньшей, чем метан. Поэтому газы в газовых шапках обогащены
метаном и азотом. В то же время растворимость газообразных гомологов метана
растет с увеличением в нефтях легких фракций УВ.
Содержание диоксида углерода в газах изменяется от долей процента до 10 и
более процентов. Предполагается, что основным источником СО2 в природных га-
зах является окисление углеводородов и отчасти ОВ. В ряде случаев СО2 имеет яв-
но термокаталитическое, поствулканическое или метаморфическое происхожде-
ние. Примером может служить Межовское газовое месторождение, открытое в За-
падной Сибири. Оно находится в породах фундамента и состоит на 95 % из диок-
сида углерода. Результатом метаморфического разложения карбонатов объясняется
большое содержание диоксида углерода в газах Астраханского газоконденсатного
месторождения и его большое содержание в попутных газах газонефтяных зале-
жей, залегающих в палеозойских отложениях на юге Западной Сибири. Газовые
месторождения Сицилии, расположенные вблизи вулкана Этна, также обогащены
диоксидом углерода.
18

Азот, содержащийся в газовых и газоконденсатных залежах, также может


иметь различное происхождение: атмосферное, биогенное и небольшое его количе-
ство – глубинное. В целом, содержание азота увеличивается с возрастом отложе-
ний. Оно колеблется от десятых долей процента до 50-70 %. Иногда высокие кон-
центрации азота могут быть связаны с его хорошими миграционными свойствами.
Например, доля азота в попутных газах возрастает в месторождениях, находящихся
вдали от зон генерации УВ.
Аргон в залежах углеводородных газов может иметь атмосферное или ра-
диогенное происхождение. Атмосферный или воздушный аргон попадает в газовые
залежи посредством инфильтрационных вод. Доля аргона различного генезиса оп-
ределяется по отношению разных изотопов. Аргон представлен тремя изотопами
40
Ar, 38Ar и 36Ar. Изотоп 40Ar резко преобладает и имеет радиогенное происхожде-
ние. Он образуется из изотопа 40К. Высокие концентрации радиогенного аргона
отмечаются для месторождений, расположенных в приразломных зонах. Происхо-
ждение аргона тесно связано с генезисом азота. Поэтому для определения в газах
относительной доли азота разного происхождения пользуются отношением коли-
чества воздушного аргона к общему содержанию азота в исследуемом газе.
Сероводород чаще всего образуется в результате биологического восстанов-
ления сульфатов, растворенных в водах. Это подтверждается изучением изотопно-
го состава серы. Однако, начиная с глубины 2-3 км, бактериальная генерация серо-
водорода невозможна. Здесь он образуется в результате термокаталитического
преобразования сернистых компонентов нефтей и химического восстановления
сульфатов. Часть сероводорода, возможно, имеет глубинное происхождение. Не-
редко сероводородом обогащены газы, находящиеся в толщах карбонатных пород,
которые контактируют или чередуются с сульфатными породами. Концентрация
сероводорода в природных газах составляет от 0,01 до 25 %, но иногда она дости-
гает 100 %. В России большое количество сероводорода (20-24 %) содержится в га-
зах Астраханского газоконденсатного месторождения. Сероводород является цен-
ным компонентом природного газа и служит сырьем для производства серы.
Водород считался раньше редким компонентом в составе природных горю-
чих газов. В последние десятилетия ХХ века появилось большое количество дан-
ных об обнаружении его различных концентраций в газовых залежах. Во многих
месторождениях углеводородов Западного Предкавказья в составе газов присутст-
вует до 3,5 % водорода.
Гелий, содержащийся в свободных и нефтяных газах, имеет радиогенное
происхождение. Это легкий и миграционно-способный газ, поэтому его наиболь-
шие концентрации отмечены в древних палеозойских отложениях.
Таким образом, основными компонентами природных горючих газов явля-
ются: метан и его гомологи, диоксид углерода, азот и сероводород. Формирование
газового состава залежей обусловлено диагенетическими и катагенетическими
преобразованиями ОВ осадочных пород, которые идут параллельно с образованием
залежей. Часть газов поступает в скопления из глубинных подкоровых зон Земли
(N2, CO2, He, Аr, CH4). Часть газов образуется при метаморфических процессах и
окислительно-восстановительных процессах непосредственно в залежах.
19

1.7. ГАЗОКОНДЕНСАТНЫЕ СИСТЕМЫ

Газоконденсатные системы (ГКС) – это углеводородные системы, которые


находятся в условиях недр при определенных термобарических условиях в газооб-
разном состоянии, но при снижении давления их нефтяные УВ (С5+высш) начинают
переходить в жидкую фазу, то есть ГКС называются нефти растворенные в газе.
При их растворении первыми начинают переходить в газовую фазу УВ с меньшей
молекулярной массой, а при дальнейшем повышении давления – и более тяжелые
УВ. При снижении давления первыми начинают конденсироваться более тяжелые
УВ.
Выпавшая жидкая фаза ГКС называется конденсатом. В стандартных усло-
виях конденсат представляет собой жидкость обычно прозрачную или слабоокра-
шенную в коричневатый или зеленоватый цвет. Различают конденсат сырой и ста-
бильный. Сырой конденсат получают при сепарации (разделении) ГКС, а стабиль-
ный – путем глубокой дегазации сырого конденсата.
Конденсаты характеризуются большим разнообразием физических свойств и
химического состава. Плотность стабильного конденсата меняется от 0,6 до 0,82
г/см3, молекулярная масса от 90 до 170, температура кипения находится в пределах
35-250 0С. Редко, но встречаются конденсаты конец кипения, которых лежит в пре-
делах 350-500 0С. Сырые конденсаты начинают кипеть при температуре 24 0С.
Конденсаты состоят в основном из УВ и могут содержать до 3,7 % смол, - 0,3
% асфальтенов, и до 1,4 % серы. Некоторые конденсаты содержат среди алканов до
4 % парафина. Обычно в бензиновой фракции конденсатов преобладают алканы, но
имеются конденсаты, где преобладают ароматические и нафтеновые УВ. В целом,
по сравнению с нефтью конденсаты состоят из более простых и легких компонен-
тов.
Характерной особенностью ГКС является их подчинение законам обратного
(ретроградного) испарения и конденсации, сущность которых состоит в том, что
при температуре и давлении выше критических значений изотермическое повыше-
ние давления ведет к испарению жидких компонентов системы, а изотермическое
снижение давления к их конденсации. Такие аномальные (обратные) явления про-
исходят в закритической области при изобарическом понижении или повышении
температуры. Эти явления называются обратными или ретроградными потому, что
они идут в обратном направлении, по отношению к нормальным процессам испа-
рения и конденсации. Обычно, в докритической области, в изотермических усло-
виях испарение усиливается при понижении давления, а конденсация - при его по-
вышении. При снижении температуры в обычных изобарических условиях испаре-
ние понижается, а при повышении температуры увеличивается.
В отличие от однокомпонентной системы, в многокомпонентной критиче-
ская температура и давление не являются в критической точке максимальными для
фазовых превращений. Здесь еще могут существовать две фазы. Для ГКС такими
точками являются криконденбара Рm – точка максимального давления, в которой
ещё существует газовая фаза и крикондентерма Тm - точка, в которой ещё сохраня-
ется жидкая фаза. Ретроградные явления происходят в узкой термобарической об-
ласти между точкой критической температуры и критического давления для жид-
20

кой и газообразной фаз системы, а также – между точками криконденбары и кри-


кондентермы.
Физическая сущность обратных процессов объясняется возрастанием коэф-
фициента сжимаемости газообразных компонентов ГКС за счет, которого их плот-
ность становится идентичной или даже выше плотности отдельных компонентов
жидкой фазы системы.
Константы фазовых равновесий ГКС зависят в недрах не только от пласто-
вых давлений и температуры, но и от углеводородного состава и соотношения
жидких и газообразных фаз, растворимости индивидуальных компонентов нефти в
газах разного состава, литологии пород и других факторов. Из всех видов обратных
процессов нефтегазовая геология имеет дело, в большинстве случаев, с ретроград-
ной изотермической конденсацией и испарением.
Существование ГКС связано в основном с глубиной их залегания, поскольку
от неё зависит пластовое давление и температура. Газоконденсатные системы на-
ходятся в основном на глубинах от 1300 до 6000 м. Пластовое давление в них ко-
леблется в широких пределах: от 10 до 60 МПа и выше, а пластовая температура –
от 60 до 140 0 С и выше. ГКС расположенные на больших глубинах приближаются
по своим свойствам к нефтям, но при этом там же могут находиться и легкие газо-
конденсаты.
Очень важной характеристикой ГКС является газовый или газоконденсатный
фактор, это – отношение количества сепарированного газа к количеству выделен-
ной из него жидкости в нормальных условиях. Его величина изменяется у разных
газоконденсатных залежей от 900-1000 до 25000 м3/т. Обратная величина газокон-
денсатного фактора - конденсатность – это содержание стабилизированного кон-
денсата в газе в условиях залежи (см3/м3, г/м3). Конденсатность достигает значения
– 700 см3/ т.
ГКС делят по содержанию конденсата следующим образом, г/м3: незначи-
тельное – менее 25, малое – от 25 до 100, среднее – от 100 до 300, повышенное –
от 200 до 300, высокое – от 300 до 500, уникально высокое – более 500. Сущест-
вуют и другие деления.
Газоконденсатные залежи являются очень динамичными системами, поэто-
му, чтобы не оставить конденсат (жидкую фазу) в пласте, при выборе технологиче-
ской схемы разработки таких залежей требуется тщательное изучение всех пара-
метров, от которых зависят константы фазовых равновесий ГКС.
Газоконденсаты могут иметь первичное и вторичное происхождение. Пер-
вичные газоконденсаты образуются в нефтегазопроизводящих породах при преоб-
разовании рассеянного ОВ, а вторичные газоконденсаты – при термокаталитиче-
ских превращениях нефтей.

1.8. ГАЗОВЫЕ ГИДРАТЫ

Большинство газов, кроме гелия, водорода и н-бутана образуют с водой при


определенном давлении и температуре твёрдые растворы, которые называются га-
зовыми гидратами или кристаллогидратами. При их образовании, молекулы воды
создают с помощью водородной связи кристаллические решетки, в полости кото-
рых внедряются молекулы только одного определённого газа, где они удерживают-
21

ся слабыми ван-дер-ваальсовыми силами. Иногда такие твердые растворы газа в


воде называют клатратами, что означает по латыни «защищенные решеткой»,
внешний их вид напоминает снег или фирн (рыхлый лед).
Условия образования газогидратов определяются составом газа, температу-
рой и давлением. Обычно они образуются при температуре ниже 30 0С и повышен-
ном давлении. При 0 0С гидрат метана образуется при давлении 3 МПа, гидрат эта-
на при 0,5 МПа, гидрат пропана при 0,15 МПа, гидрат диоксида углерода при 1
МПа, гидрат азота при 15 МПа. При температуре 25 0С гидрат метана образуется
уже при давлении 40 МПа. Плотность газогидратов лежит в пределах от 0,9 до 1,1
г/см3.
Процесс образования газогидратов идет с выделением тепла, а процесс раз-
ложения – его поглощением. Разложение газогидратов на газ и воду связано с по-
вышением температуры или снижением давления. При образовании газогидратов
один объем воды связывает от 70 до 220 объемов газа, поэтому при данных термо-
барических условиях в одном и тоже объеме в газогидратах может содержаться уг-
леводородных газов в несколько раз больше, чем в свободном газе. Общая формула
газовых гидратов М·nН2О, где М – молекула газа. Значения n меняются от 5,75 до
17, в зависимости от состава газа и условий образования гидратов. В реальных ус-
ловиях n может быть больше, вследствие неполного заполнения полости решетки
гидрата молекулами газа – гидратообразователя. Состав некоторых гидратов при
температуре 0 0С и равновесном давлении следующий: СН4 · 5,9Н2О; СО2 · 6,0Н2О;
N2 · 6,0H2O, H2S · 6,1H2O, C2H6 · 8,2H2O, C3H8 · 17H2O, C4H10 · 17H2O. Эти формулы
показывают, что для образования газогидратов нужно много воды.
Условия для их образования существуют в природе в зоне многолетнемерз-
лых пород и в придонных слоях морской воды – до глубины нескольких метров
ниже дна. Им соответствуют до 23 % площади континентов, особенно Евразии и 90
% процентов площади Мирового океана. Ресурсы газа на этих площадях сопоста-
вимы с запасами свободного газа в залежах. В России газогидраты могут занимать
около половины территории суши, которая промерзает на глубину то 500 до 1000
м. Они обнаружены и в придонных осадках Балтийского, Черного и Каспийского
морей. Впервые единая газогидратная и газовая залежь была выявлена на северо-
востоке Западной Сибири на Мессояхском месторождении в сеноманских (К2s)
песчаниках. Залежь расположена на глубине около 800 м, где в газогидратном со-
стоянии находится 75 % газа. Пластовая температура в залежи меняется от 8,4 до
12,5 0С, а давление – от 7,5 до 8,5 МПа.
Исследованиями В.П. Царева, Ю.Ф. Макогона и др. установлено, что газо-
гидраты не образуются в воде потому, что концентрация растворенного газа там, во
много раз меньше концентрации, равновесной с газогидратом. Газогидраты обра-
зуются из свободного газа на разделе газ-вода, а из растворенного газа - на разделе
горная порода-вода, так как на поверхности минеральных частиц имеется слой ад-
сорбированных молекул газа. Образование газогидратов может происходить в пла-
сте в процессе разработки газовой залежи, в стволе скважины или в газопроводе,
поэтому прежде чем газ подают потребителям, его осушают.
Скорость распространения звука в газогидратах ниже, чем у льда, а скорость
прохождения сейсмических волн через пористую среду, насыщенную газогидрата-
ми в полтора два раза выше, чем через аналогичную среду без газогидратов. Это
22

свойство лежит в основе сейсмоакустического метода поисков скоплений газогид-


ратов.
Проницаемость газогидратов для молекул воды и свободного газа весьма
незначительная – ниже проницаемости водонасыщенных глин, поэтому породы,
содержащие газогидраты, следует рассматривать как флюидоупоры. Предполагают
[8], что все крупные газовые скопления, обнаруженные в Западной Сибири,
надежно изолированы благодаря газогидратам. Проблема использования
газогидратных залежей пока не разработана. Вопросы добычи газа из них
предполагается решать созданием таких условий в пласте, при которых
газогидраты будут разлагаться на газ и воду. Содержание гидратного и свободного
газа в коллекторе может быть примерно равным – по 13-14 м3 в 1 м3 коллектора,
при давлении 10 МПа, пористости 20 % и газонасыщенности 70 % [21]. Имеется
несколько перспективных направлений использования газогидратов: опреснение
морской воды, которое уже используется в промышленном масштабе; хранение
газов; разделение двойных и многокомпонентных газовых и жидких смесей, так
как каждый газовый компонент имеет свои критические параметры;
транспортировка природного газа.
23

Глава 2
ПРОИСХОЖДЕНИЕ НЕФТИ И ПРИРОДНОГО ГОРЮЧЕГО ГАЗА

2.1. СУЩНОСТЬ И ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ


ПРОИСХОЖДЕНИЯ НЕФТИ И ГАЗА

Нефть и её производные используются людьми в течение многих тысяч лет,


а представления о происхождении нефти развиваются два тысячелетия, беря нача-
ло от умозрительных версий античных ученых Витрувия и Страбона.
В первой половине 18 века появилась гипотеза об органическом происхож-
дении нефти. Впервые её высказал М.В. Ломоносов в работе «О слоях земных»
(1733), а затем - немецкий ученый И. Генкель и французский ученый Б. де Молье.
М.В. Ломоносов за исходное вещество нефти принимал каменный уголь, а И. Ген-
кель и Б. де Молье - погребённые остатки растений и животных. В начале XIX века
немецкий ученый А. Гумбольт предложил первую гипотезу о глубинном неоргани-
ческом происхождении нефти. Таким образом, к концу XIX века чётко сформиро-
валось два подхода к решению данной проблемы: органический и неорганический,
которые уже тогда имели различные варианты.
Интенсивное развитие нефтяной промышленности в первой половине ХХ
века показало, что проблема происхождения нефти имеет не только теоретическое,
но и большое практическое значение. Знание геологических и геохимических усло-
вий образования нефти и газа необходимо для определения перспективно нефтега-
зоносных территорий и комплексов пород. Оно также необходимо для оценки ре-
сурсов нефти и газа на Земле и обоснования методологии и методики поисков ме-
сторождений углеводородного сырья.
Сложность проблемы происхождения нефти и газа связана и с их специфи-
ческим свойством – способностью мигрировать в земной коре вместе с пластовыми
водами. О месте рождения нефти и газа можно судить только по косвенным при-
знакам. На этом основании А.А. Бакиров и его последователи совершенно справед-
ливо называют выявленные месторождения УВ местоскоплениями. Подводя итоги
разработки проблемы происхождения нефти и газа Ю.И. Пиковский [19] отметил,
что весь ХХ век геологи вели интенсивные исследования в этой области, но в кон-
це нашего столетия, как и на его пороге, существуют две различные концепции –
органическая и неорганическая. При этом сторонники этих концепций убеждены в
том, что проблема решена однозначно.

2.2. ГИПОТЕЗЫ НЕОРГАНИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ НЕФТИ

Возможность образования УВ путём минерального синтеза доказал впервые


французский химик М. Бертело. В 1860 году он синтезировал ацетилен (С2Н2) пу-
тём реакций щелочных металлов с углекислотой и водой. Лабораторные исследо-
вания в этом направлении проводили в это же время А. Биассон (1866) и С. Клоэц
(1878).
В 1877 году Д.И. Менделеев предложил «карбидную гипотезу», которая ста-
ла широко известной. По его мнению, вода проникает глубоко в недра по разломам
и вступает в реакцию с карбидом железа. При этом образуются предельные и не-
24

предельные углеводороды по схеме: 2FeC + 3H2O = Fe2O3 + C2H6, которые также по


разломам поднимаются в породы-коллекторы. Свои предположения Д.И. Менделе-
ев обосновал лабораторными исследованиями. При взаимодействии карбидов ме-
таллов с водой в опытах наблюдалось образование жидких углеводородов.
В 1889 году В.Д. Соколов разработал космический вариант неорганической
гипотезы. На основании установленного им факта присутствия УВ в метеоритах и
хвостах комет В.Д. Соколов предположил возможность их поглощения магмой во
время образования Земли, а впоследствии, при её охлаждении, УВ по зонам разло-
мов проникли в стратисферу. Таким образом, нефть по этой гипотезе является про-
дуктом превращения первичных УВ космоса, попавших на Землю вместе с другой
космической материей.
Ю. Кост и Э. Штеберг предложили вулканический вариант гипотезы образо-
вания нефти, по которому УВ образуются в магме и затем поднимаются по разло-
мам в верхние горизонты земной коры.
В 30-х годах ХХ века эти гипотезы подверглись значительной критике со
стороны академика И.М. Губкина – основоположника теории органического про-
исхождения нефти. Однако он допускал, что «небольшие, не имеющие практиче-
ского значения скопления нефти могли иметь и неорганическое происхождение,
возникая в результате небольших выделений её из магмы».
В середине ХХ века были получены убедительные геологические и геохими-
ческие доказательства органического происхождения нефти, которые хорошо объ-
ясняли формирование подавляющего большинства нефтяных месторождений Зем-
ли. Однако, к этому же времени были получены данные о достаточно широком
присутствии в оболочках ряда планет и в газовых облаках межзвёздной среды раз-
личных углеродистых соединений, в том числе и углеводородов, а также данные о
наличии в метеоритах аминокислот, УВ, порфиринов и других органических со-
единений. На этом основании в России и зарубежом вновь стали развиваться вари-
анты гипотез космического (Н.А. Кудрявцев, В.Б. Порфирьев, Ф. Хойль) и магма-
тического (П.Н. Кропоткин) синтеза УВ.
В.Б. Порфирьев (1967) предположил, что нефть, находящаяся в подкоровых
зонах образовалась одновременно с другими минеральными веществами, вошед-
шими в состав Земли. Из подкоровых зон она поступает по глубинным разломам в
осадочную оболочку Земли (стратисферу) и при наличии ловушек образует залежи.
Н.А. Кудрявцев (1973) также связал формирование залежей нефти и газа с
разломами, а образование УВ видел как результат взаимодействия радикалов СН
(метина), СН2 (метилена), СН3 (метила), которые выделяются из мантии Земли в
определённой последовательности, в зависимости от термобарических условий. В
верхних зонах литосферы, где температура понижается, начинает выделяться уже
метан. Углеводородные радикалы легко вступают в реакции полимеризации и об-
разуют различные углеводороды в верхних частях земной коры. По его предполо-
жению Земля образовалась из космического пылевого облака, которое содержало
УВ. Под действием температур в несколько тысяч градусов в глубинных зонах
Земли они распались на УВ радикалы и водород.
П.Н. Кропоткин (1985) считал, что УВ поступают в осадочную оболочку в
результате дегазации мантии. Часть земной коры, лежащая ниже зоны гипергенеза
(оксисферы) совместно с верхней мантией до глубины 150 км, называемая редук-
25

тосферой, характеризуется восстановительными условиями и содержит много во-


дорода, метана и других УВ, а также паров воды, окиси углерода, сероводорода,
азота и гелия. Дегазация мантии путем прорыва этих газов по разломам в страти-
сферу является по П.Н. Кропоткину причиной образования скоплений газа, газо-
конденсата и нефти.
На большие масштабы выделения глубинных ювенильных газов – азота, ме-
тана и гелия обратил внимание ещё В.И. Вернадский, образно назвав этот процесс
«дыханием Земли». На этом основании американский исследователь Т. Голд вы-
двинул идею, связывающую метановую дегазацию мантии и земной коры с сейс-
мической активностью Земли. Землетрясения возбуждают дегазацию и создают пу-
ти миграции для газов. По его предположению на глубинах до 15 км осадочные и
кристаллические породы содержат УВ и, прежде всего, метан мантийного проис-
хождения в таком количестве, что их достаточно для обеспечения населения Земли
в течение тысячелетий.
Представления о неорганическом синтезе УВ развивали во второй половине
ХХ века многие ученые России и Украины: Г.Е. Бойко, К.Н. Волоссович, И.В.
Гринберг, Г.Н. Доленко, Л.Н. Капченко, В.В. Колодий, А.И. Кравцов, В.Ф. Линец-
кий, И.А. Петерсилье, Ю.Ф. Степаник, Э.Б. Чекалюк и другие. При этом были по-
лучены лабораторные данные о том, что метан может полимеризоваться в тяжелые
УВ при каталитическом воздействии силикатов, окислов железа и никеля, которые
содержатся в горных породах. Эти же данные показали, что синтез УВ возможен из
оксида и диоксида углерода и водорода в различных условиях в присутствии пород
катализаторов по следующим реакциям:
СО + 3Н2 = СН4 + Н2О,
СО2 + 4Н2 = СН4 + 2Н2О,
2СО2 + 3Н2О + FeО = С2Н6 + 7Fе2О3.
Бурение глубоких и сверхглубоких скважин, в частности Тюменской дают
основание предполагать глубинные эманации (истечения) метана в осадочный че-
хол (Т.В. Белоконь,1998).
Основные факты, подтверждающие возможность неорганического синтеза
УВ по мнению сторонников этой концепции следующие (по Н.С. Бескровному):
1. Наличие органических соединений, в том числе УВ и оптически активных
веществ в космической материи.
2. Результаты термодинамических исследований, указывающие на возмож-
ность существования метана в условиях мантии Земли при температурах до 1300-
1500 0С и низкой летучести кислорода.
3. Наличие углеродистых соединений, а также водорода, оксида углерода,
спиртов, метана и некоторых, более сложных УВ в продуктах магматизма мантий-
ного происхождения, продуктах дифференциации и горячей дегазации мантии, а
также в гидротермальных системах современного и древнего вулканизма.
4. Существование углеводородной дегазации вещества мантии, проявляю-
щейся в «холодных» немагматических условиях, например водородная и метаново-
водородная дегазация в сквозных проницаемых зонах типа сейсмоактивного глу-
бинного сбросо-сдвига Сан-Андреас в Калифорнии.
5. Наличие запасов и ресурсов нефти и газа в осадочно-породных бассейнах,
имеющих генетическую связь с грабенами, глубинными разломами и глубокопог-
26

руженными краями литосферных плит, которые ограничены сейсмоактивными


геодинамическими поясами.
6. Существование парагенезиса эндогенной средне- и низкотемпературной
рудной минерализации (полиметаллов, ртути, урана и других) с непромышленны-
ми проявлениями УВ на складчатой периферии бассейнов, а также повышенное
содержание металлов в скоплениях нефти, залегающих внутри осадочных бассей-
нов.
7. Распространение нефти и газа по разрезу нефтегазоносных регионов до
фундамента включительно (закономерность Н.А. Кудрявцева).
8. Молодой неогеново-четвертичный возраст залежей природного газа и
преимущественно кайнозойский возраст залежей нефти древних платформ, не со-
гласующийся с возрастом вмещающих пород и другие.

2.3. РАЗВИТИЕ ТЕОРИИ


ОРГАНИЧЕСКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ НЕФТИ И ГАЗА

По существу, основные положения теории биоорганического происхождения


нефти предсказал М.В. Ломоносов (1733) в своей гипотезе образования нефти из
ОВ при воздействии на него высокой температуры и последующей миграции и ак-
кумуляции нефти в пористой среде. Только за источник нефтеобразования было
принято не рассеянное, а концентрированное ОВ – ископаемые угли. Однако позже
было установлено, что угленосные толщи генерируют горючие газы, а в некоторых
случаях они могут выполнять роль и нефтематеринских пород. Близких взглядов на
происхождение нефти придерживались в то время Ж. Бюффон, Дж. Геттон, а в ХIХ
веке – Ч. Лайель, Г. Абих и Д. Ньюбери.
Отдельные аспекты современной теории биоорганического происхождения
нефти и газа были разработаны трудами учёных в конце XIX - начале ХХ столетия.
Среди отечественных учёных того времени выделяются работы Н.И. Андрусова,
А.Д. Архангельского, В.И. Вернадского, И.М. Губкина, Н.Д. Зелинского, К.П. Ка-
лицкого, Г.П. Михайловского, а среди зарубежных учёных – работы Э. Блюмера,
Ф. Ван-Тайла, Г. Гефера, П. Мразека, Г. Потонье, П. Траска, Д. Ханта, К. Энглера,
Д. Уайта и других.
В середине XIX века произошло зарождение геохимии нефти и газа. Иссле-
дования английского химика Ч. Гатчетта показали сходство элементного состава
природных битумов и растительных масел, смол и животных жиров, а также -
уменьшение содержание водорода в ряду природных битумов от жидких к твёр-
дым.
В 1863 году американский исследователь Винчел ввёл в научную литературу
понятие о нефтематеринских свитах осадочных пород как месте рождения нефти.
Позже оно стало одним из ключевых в биоорганической теории образования нефти
и газа.
С момента появления органической концепции до 30-х годов ХХ века её
представители активно искали исходное нефтепроизводящее или нефтематерин-
ское ОВ: М.В. Ломоносов принимал за него уголь, К. Энглер и Г. Гефер - останки
рыб, рептилий и прочего ОВ, Г. Потонье, затем Г.Л. Стадников - сапропелиты,
Г.П. Михайловский – рассеянное органическое вещество, К.П. Калицкий – мор-
27

ские водоросли зоостера в местах их обильного развития. Важными положениями


для развития представлений о происхождении нефти, а также о механизме форми-
рования её скоплений были предположения М.В. Ломоносова и Г. Абиха о вторич-
ной природе нефти в залежах, а также выводы Г. Абиха о приуроченности скопле-
ний нефти и газа Апшеронского полуострова к антиклиналям. Таким образом, па-
раллельно с вопросом о происхождении нефти формировались представления её
миграции от мест генерации к областям аккумуляции (накопления), то есть форми-
рования скоплений нефти. Вопросу миграции УВ уделил внимание и Д.И. Менде-
леев в своей карбидной гипотезе.
Ближе всех к решению проблемы нефтегазообразования подошёл в начале
ХХ века Г.П. Михайловский. В 1906 году он сформулировал основные научные
положения гипотезы органического происхождения нефти. По его предположени-
ям исходным веществом для её образования является рассеянное ОВ смешанного
растительного и животного происхождения, захоронённое в глинистых морских
осадках. В процессе погружения осадков ОВ битуминизируется, сначала под дей-
ствием микроорганизмов, а затем – повышенной температуры и давления и образу-
ется нефть. Складкообразующие процессы способствует перемещению УВ из гли-
нистых отложений в песчаные породы–коллекторы.
Интенсивно развивалось в первые десятилетия ХХ века учение о нефтемате-
ринских или нефтепроизводящих свитах. Этой проблеме были посвящены в 30-х
годах работы Н.И. Андрусова, А.Д. Архангельского, И.М. Губкина, Г.П. Михай-
ловского в России; Ф. Траска и П. Патнода в США. Всё большее признание полу-
чала в это время сапропелевая гипотеза нефтегазообразования, основанная на
представлениях Г. Потонье. При этом допускалось, что нефтематеринскими поро-
дами могут быть породы, обогащённые рассеянным ОВ, преимущественно сапро-
пелевого типа.
Большое значение для развития органической гипотезы имели предположе-
ния Д. Уайта (1915) о зависимости нефтегазообразования от степени метаморфизма
осадочных пород. Степень их метаморфизма он определял по углеродному коэф-
фициенту (процентному содержанию углерода) ископаемых углей. Таким образом,
была предсказана смена состава и фазового состояния УВ с глубиной. Важную
роль в формировании теории биоорганического происхождения УВ сыграли труды
В.И. Вернадского – основоположника геохимии и в том числе основ биогеохимии
нефти. В 1934 году он разработал геохимическую систему взаимодействия углеро-
да с живым веществом биосферы, назвав её жизненным циклом углерода.
Биоорганическая концепция, как стройная теория нефтегазообразования,
была сформулирована И.М. Губкиным в его работе «Учение о нефти» (1932), где
он критически рассмотрел различные гипотезы и все, имеющиеся к тому времени
факты. И.М. Губкин показал, что процесс нефте- и газообразования развивается
периодично, стадийно, длительно и непрерывно, имеет региональный характер и
прямо связан с тектогенезом и литогенезом Земли.
В 1948 году появилась работа В.А. Соколова «Очерки генезиса нефти», где
впервые были обобщены и проанализированы все имеющиеся к тому времени дан-
ные по геохимии ОВ пород, и был обосновано показан процесс образования нефти
и газа в осадочных породах. Развивая идею Д. Уайта, В.А. Соколов впервые привёл
схему вертикальной зональности нефтегазообразвания и нефтегазонакопления. В
28

разрезе осадочного чехла Земли он выделил несколько геохимических зон, в кото-


рых интенсивность и направленность процессов образования УВ сильно меняется,
в зависимости от изменения геохимических и термобарических условий. В более
поздних работах В.А. Соколова и его многочисленных последователей в России и
зарубежом схема вертикальной зональности нефтегазообразования уточнялась, со-
вершенствовалась, а затем добавилась положениями о главных фазах и зонах неф-
те- и газообразования. В результате она стала одним из важнейших положений со-
временной теории органического происхождения нефти и газа.
Исследования российских и зарубежных учёных второй половины ХХ века
А.А. Ализаде, А.А. Бакирова, Н.Б. Вассоевича, Д. Вельте, А. Леворсена, В. Линка,
М.Ф. Мирчинка, С.Г. Неручева, А.Н. Резникова, Б.А. Соколова, Б. Тиссо, А.А.
Трофимука, В.А. Успенской, Дж. Ханта и многих других были направлены на изу-
чение геологических и геохимических условий образования нефте- и газопроизво-
дящих пород, физико-химических процессов преобразования ОВ в углеводороды,
эмиграции УВ в коллекторы и дальнейшей их миграции и аккумуляции. Изучались
также геологические условия размещения скоплений нефти, газа и конденсата в
земной коре, выявлялась роль флюидодинамики в формировании скоплений нефти
и газа и в формировании их состава, классифицировались осадочно-породные бас-
сейны по особенностям их развития и формирования потенциальной нефтегазо-
носности. Решались также и другие вопросы.

2.4. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ФАКТЫ


ОРГАНИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ НЕФТИ И ГАЗА

В основе современной теории органического или осадочно-миграционного


происхождения нефти и газа лежат научные данные о синтезе УВ из биогенного
ОВ. Этот процесс рассматривается как стадийный и сводится к следующим основ-
ным положениям.
1. Накопление первичного ОВ в водной среде с застойным гидрологическим
режимом в анаэробных геохимических условиях на фоне относительно устойчиво-
го и длительного погружения бассейна седиментации. В основном это остатки фи-
то- и зоопланктона, бентоса, а также остатки растительности, вынесенные с конти-
нентов в акватории.
2. Биохимическая трансформация ОВ, заключенного в осадке. Органическое
вещество преобразуется в восстановительных геохимических условиях на диагене-
тической стадии литогенеза и образует большое количество газа, в основном диок-
сида углерода, метана и азота. Часть промежуточных продуктов разложения ОВ
синтезируется в новые органические вещества: битумоиды, фульвовые, гуминовые
и сапропелевые кислоты, которые отсутствуют в составе живых организмов. В
конце протокатагенеза (ПК3) высокомолекулярные органические кислоты перехо-
дят в нерастворимую форму ОВ - кероген. В небольшом количестве образуются
тяжёлые УВ. Таким образом, формируются нефтегазоматеринские породы. Обычно
- это глинистые и карбонатные отложения, содержащие от 0,1-0,5 до 5 % и более
преобразованного ОВ.
3. Термокаталитическое преобразование ОВ нефтегазоматеринских пород на
катагенетической стадии литогенеза при температурах от 60 до 170-180 0С, в ре-
29

зультате которого образуются нефть и горючие газы, а затем, в более жестких тер-
мобарических условиях при температурах от 180-200 до 250 0С, образуются только
газы.
4. Эмиграция УВ из нефтегазопроизводящих пород в природные резервуары,
которые состоят из пород различного состава, обладающих повышенными ёмкост-
но-фильтрационными свойствами, и экранированы породами-флюидоупорами.
5. Миграция нефти и газа в природных резервуарах в различных формах
(свободной, водорастворённой, газоконденсатной) до ловушек, которыми являются
части природных резервуаров, где движение флюидов сильно затруднено или не-
возможно.
6. Аккумуляция (накопление) УВ в ловушках и образование их залежей.
7. Переформирование и разрушение залежей УВ. Эти процессы происходят в
результате различных изменений условий залегания нефти и газа: тектонических,
термобарических, геохимических и гидрогеологических. При разрушении залежей
УВ элементарный цикл нефтегазообразования и нефтегазонакопления в данном
конкретном регионе завершается.
Геологические условия среды, а также внешние и внутренние источники
энергии, действующие на отдельных стадиях преобразования и движения ОВ и УВ,
приведены в таблице 2.

Основные геологические и геохимические факты, подтверждающие ор-


ганическую теорию нефтегазообразования:
- приуроченность подавляющего количества выявленных скоплений УВ к
осадочным породам;
- наличие залежей УВ в линзах песчаников, обособленных значительными
толщами непроницаемых глин.
- образование нефтяных УВ в илах современных морей и озёр;
- всеобщее проявление вертикальной фазово-генетической зональности УВ
в разрезе осадочного чехла;
- генетическая связь между УВ нефтей и рассеянным ОВ нефтематерин-
ских пород, которая проявляется: а) наличием в составе нефтей хемофос-
силий; б) сходством изотопного состава углерода и серы, содержащихся в
нефтях и рассеянного ОВ нефтематеринских пород; в) оптической актив-
ностью нефтей.

2.5. СОВРЕМЕННЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ


ОБ ОБРАЗОВАНИИ НЕФТИ И ГАЗА

В последнее время сторонники противоположных по смыслу концепций об-


разования нефти и газа стали относиться терпимее к своим оппонентам. Некоторые
представители органической и неорганической концепций допускают возможность
образования небольшого количества нефти и газа иным путем. Такую возможность
допускал еще И.М. Губкин. Имеются и универсальные (полигенные) схемы нефте-
газообразования, которые пытаются объединить органическую теорию и неоргани-
ческие гипотезы. Так Ш.Ф. Мехтиев связал процессы нефтеобразования с очагами
глубинного заложения и зонами глубинных разломов. По его представлениям
30

Таблица 2
Геологические условия среды и основные источники энергии
на стадиях преобразования органического вещества и углеводородов
(по А.А. Бакирову, Э.А. Бакирову и Л.П. Мстиславской, 1984)

Геологические условия Источники энергии, Состояние ОВ


Стадии среды нахождения преобразующие и УВ и формы
органического вещества и органическое вещество их
углеводородов и углеводороды нахождения
1 2 3 4
Водная среда с анаэроб- Геостатическое давление (уп- Исходное ОВ
ной биохимической об- лотнение пород); биохимиче- осадков в
Накопле- становкой; застойный па- ское воздействие микроорга- диффузнорас-
ние ОВ леогидрогеологический низмов и ферментов; действие сеянном со-
режим; пониженная суль- каталитических свойств мине- стоянии
фатность; накопление и ралов; нисходящие тектониче-
захоронение ОВ в процес- ские движения (устойчивое
се осадконакопления прогибание)
Породы различного соста- Геостатическое давление (ус- УВ нефтяного
ва, содержащие потенци- тойчивое интенсивное проги- ряда в стадии
ально нефтегазоматерин- бание); действие повышенного диагенеза и
ские толщи; анаэробная теплового потока; действие катагенеза
Генера- геохимическая среда; за- химической внутренней энер- осадков в рас-
ция ОВ стойный палеогидрогео- гии ОВ, связанной с его моле- сеянном со-
логический режим кулярной перестройкой в УВ стоянии
нефтяного ряда; действие ра-
диоактивных минералов вме-
щающих пород
Породы различного соста- Тектонические движения в УВ в свобод-
ва, обладающие повы- различных формах проявле- ном и водога-
шенными емкостными и ния; действие повышенного зорастворён-
фильтрационными свой- теплового потока; гравитаци- ном состоя-
ствами; анаэробная гео- онные силы, обусловливаю- нии
химическая среда щие перемещение УВ под
Мигра- действием силы тяжести; гео-
ция УВ динамическое давление; гид-
родинамические процессы,
приводящие к движению
флюидов в латеральных и вер-
тикальных направлениях;
электрокинетические силы;
капиллярные силы, вытес-
няющие УВ водой из мелких
пор в крупные; молекулярные
силы, приводящие к диффузии
нефти и газа через горные по-
роды; кристаллизация и пере-
31

Продолжение таблицы 2

1 2 3 4
кристаллизация пород-
коллекторов
Наличие пород-коллекто- Силы тектонических движе- Скопления
ров, обладающих повы- ний, способствующие аккуму- УВ
шенными ёмкостными и ляции; действие повышенного
фильтрационными свой- теплового потока; гидродина-
ствами; анаэробная гео- мические силы; гравитацион-
Аккуму- химическая среда; застой- ные силы; молекулярные си-
ляция УВ ный режим пластовых лы, обусловливающие диффу-
вод; наличие пород флюи- зию УВ; капиллярные силы
доупоров (покрышек) над
коллекторами; наличие
региональных и локаль-
ных ловушек, благоприят-
ных для аккумуляции УВ
Наличие пород-коллекто- Развитие преимущественно Скопления
ров, обладающих повы- движений прогибания; термо- УВ
шенными ёмкостными и динамическая энергия; дейст-
фильтрационными свой- вие благоприятных для кон-
ствами; анаэробная гео- сервации термодинамических
химическая среда; застой- факторов (повышенное давле-
Консер- ный режим пластовых ние и температура)
вация УВ вод; наличие пород флюи-
доупоров (покрышек) над
коллекторами, их герме-
тичность; нахождение УВ
скоплений вне зоны аэра-
ции; сохранение замкну-
тости структурных лову-
шек после формирования
скоплений; сохранение
благоприятного регио-
нального наклона слоев
Разруше- Попадание скоплений УВ Движение пластовых и тре- УВ в рассеян-
ние или в зоны аэрации; раскрытие щинных вод в зонах активного ном состоя-
перерас- ловушек; тектоническая водообмена; тектонические нии либо но-
пределе- нарушенность пород; движения (преимущественно вые скопле-
ние УВ фильтрация УВ из лову- восходящие) формы; химиче- ния УВ
шек по тектоническим на- ская энергия: окисление УВ
рушениям; прорывы УВ сульфатными водами; биохи-
через покрышку; перенос мическая энергия; разложение
УВ движущейся водой; УВ микроорганизмами; моле-
растворение, окисление и кулярные силы, обусловли-
разложение УВ вающие диффузию УВ
32

исходными компонентами для образования нефти служат одновременно мантийное


вещество в виде газопаровой смеси и рассеянное ОВ осадочных пород. Газопаро-
вая смесь, поднимаясь по зонам глубинных разломов, ассимилирует рассеянное ОВ
и образует большое количество «первичной нефти», которая концентрируется в
осадочных породах. А.В. Кудельский и К.И. Лукашев, признают основным источ-
ником «первичной нефти» рассеянное ОВ, но допускают возможность участия в её
образовании летучих смесей глубинного происхождения, содержащих углерод, во-
дород и другие элементы и соединения, которые присущи нефти.
Новые идеи появились и в рамках органической теории нефтегазообразова-
ния. О.Г. Сорохтин, С.А. Ушаков, К.А. Клещев, В.П. Гаврилов, Х. Хедберг, Д.
Вильсон связали образование нефти с тектоникой литосферных плит. По их мне-
нию, генерация УВ происходит в зонах субдукции, обдукции и рифтов. Осадочные
породы, затянутые в эти зоны подвергаются активному температурному и динами-
ческому воздействию. При этом ОВ пород находится в течение короткого времени
- 1-2 млн. лет под воздействием высоких температур, порядка 100-400 0С и высоких
давлений. В результате происходит его термолиз и возгонка.
Теория тектоники литосферных плит, по мнению О.Г. Сорохтина (1979) и
представлению В.П. Гаврилова (1998) определяет также возможность принципи-
ально нового механизма миграции УВ из зон субдукций, коллизий и обдукций.
Кроме того, образовавшиеся горячие флюиды снижают капиллярное взаимодейст-
вие нефти со стенками пор и создают хорошие условия для эмиграции нефти из
нефтематеринских комплексов. Миграция УВ из поднадвиговых структур приво-
дит к значительному увеличению ресурсов нефти и газа в краевых зонах платформ.
На этих же основаниях В.П. Гаврилов отмечает, что новое представление об обра-
зовании УВ, которое он назвал «геодинамической моделью нефтегазообразования
в литосфере» (1979, 1986) создает предпосылки для создания новых поисковых
критериев и определения новых объектов для поиска нефти и газа.
Интересную идею о механизме генерации УВ высказали Н.В. Черский, В.П.
Царев, С.В. Николаев (1979), Ю.А. Пецюха (1984), Н.Н. Соловьев и др. (1985;1986).
Они связали реализацию нефтегазового потенциала осадочных пород с их динамо-
метаморфизмом или тектонодинамическим возбуждением системы порода – рассе-
янное ОВ – флюид (вода, природный газ, жидкий битумоид), которое возникает
при любых тектонических деформациях (упругих, пластических, разрывных) в на-
пряженных зонах осадочно-породных бассейнов. Этому способствуют и периоди-
ческие сейсмические вибрации. Например, в 1957 году, во время одного из круп-
нейших максимумов солнечной активности, в центральной и восточной частях Се-
верного Кавказа произошло 271 землетрясение. При тектонодинамическом возбу-
ждени механическая энергия преобразуется в тепловую и электрическую, что вы-
зывает дилатацию (разуплотнение) породы и активизацию термокаталитических
преобразований рассеянного ОВ. В свою очередь генерация УВ также вызывает
выделение тепла и напряжение в породе, поскольку с генерацией нефти и газа свя-
зано увеличение межмолекулярных расстояний в подсистеме рассеянное ОВ-
флюид.
Таким образом тектонодинамический эффект сравним с воздействием на
нефтематеринские породы высоких температур. Однако он не зависит от глубин-
ного теплового потока и может проявляться в верхних низкотемпературных гори-
33

зонтах осадочного чехла. Значение динамокатагенетического фактора при преобра-


зовании рассеянного ОВ оценено количественно А.Н. Резниковым [24, 25]. Его ис-
следования показали, что значение этого фактора сравнимо с ролью геотермиче-
ского режима недр.
Новые идеи в рамках биоорганической теории во многом связаны с изучени-
ем термодинамических аспектов генерации УВ. По мнению ряда ученых, образо-
вание тепловых аномалий в стратисфере может быть связано с движением нагре-
тых флюидов из глубинных зон Земли, экзотермическим течением реакций образо-
вания углеводородов из рассеянного ОВ и другими процессами.
В последнее время в России довольно активно развивается флюидодинами-
ческая модель нефтегазоносности Земли. Вначале она была сформулирована Б.А.
Соколовым в рамках органической теории происхождения УВ. Согласно этой мо-
дели, их образование и формирование месторождений нефти и газа контролируется
двумя противоположно направленными процессами: литогенезом и флюидогене-
зом (Б.А. Соколов, [19]). Литогенез заключается в закономерном изменении физи-
ческих и химических свойств минералов, ОВ, флюидов и пустотного пространства
осадков-пород при их погружении. Вначале они испытывают воздействие микро-
организмов, а затем повышающейся температуры и давления. В зоне катагенеза
начинается дефлюидизация пород, которая заключается в потере ими летучих ве-
ществ: воды, газов и УВ. При этом из 1 м3 глин освобождается до 350 л воды, и об-
разуются жидкие и газовые УВ. Эти компоненты объединяются понятиями «угле-
водородных растворов» или «флюидов» низкотемпературной литогенетической
стадии образования УВ.
На больших глубинах углеводородные растворы сильно разогреваются, соз-
дают аномально высокие пластовые давления и начинают прорываться в вышеле-
жащие части разреза. За счёт конвективного механизма движения этих энергоем-
ких растворов осадочные толщи дополнительно прогреваются, что в свою очередь
усиливает процесс их дефлюидизации и соответственно – процесс реализации неф-
тегазового потенциала. Углеводородные потоки при вертикальной миграции пере-
секают на разных стратиграфических уровнях породы-коллекторы и насыщают их
нефтью и газом, поэтому на всех уровнях стратисферы скопления УВ имеют связь
с различными очагами нефтегазообразования (нефтегазогенерирующими порода-
ми). По статистическим данным, 90 % всех выявленных запасов УВ сосредоточено
в глубинном интервале от 1 до 3 км, а очаги генерации располагаются на глубинах
от 2 до 10 и более км.
Таким образом, глубинные флюиды являются интенсивными тепломассоно-
сителями и движущей силой второй, флюидодинамической, стадии образования
УВ и формирования их залежей. В целом же, данная модель представляет процесс
формирования залежей как целостный и универсальный литофлюидальный про-
цесс, который закономерно сопровождает развитие осадочно-породных бассейнов
(ОПБ). Он разделяется на две стадии или фазы: литогенетическую, связанную со
сравнительно медленным погружением и катагенезом минералов и ОВ осадочных
пород и флюидодинамическую стадию, которая связана с мощным и энергичным
прорывом углеводородных растворов вверх по разрезу. Вторая стадия приводит к
быстрому формированию залежей УВ.
34

Изложенное показывает, что для реализации данной модели необходимо на-


личие в осадочном чехле большого количества вертикальных ослабленных зон и
расслоенности стратисферы на проницаемые и непроницаемые горизонты. Значи-
тельная расслоенность разреза литосферы на чередующиеся зоны уплотнения и ра-
зуплотнения была выявлена геолого-геофизическими исследованиями, а широкое
присутствие в земной коре активизированных разломов было обнаружено аэрокос-
могеологическими исследованиями в последней четверти ХХ века. Они же показа-
ли, что все крупные месторождения УВ связаны с узлами пересечения различно
ориентированных разломов и высокоградиентными зонами новейших тектониче-
ских движений. Связь месторождений с разломами земной коры выявил и В.П.
Гаврилов (1975).
Новейшая тектоника и современные короткопериодические колебательные
движения блоков земной коры, способствуют развитию пород-коллекторов, акти-
визации процессов миграции флюидов, создают пути этой миграции, а также – ус-
ловия для проявления геоиндикаторами глубокопогруженных потенциально нефте-
газоносных тектонических элементов на земной поверхности (В.В. Доценко, [19];
В.В. Доценко, З.Х. Моллаев, Н. И. Ковалев, [20]; Ю.А. Стерленко, З.Х. Моллаев,
В.В. Доценко, 1988). Короткопериодические волновые движения, определяются
космическими причинами - лунно-солнечными приливами и периодическими из-
менениями солнечной активности, с которыми связаны изменения ротационного
режима Земли и нарушения гравитационного поля. Установлено, что они ведут к
периодичности сейсмической и вулканической деятельности, а также к периодич-
ности проявления горных ударов (М.Н. Смирнова, 1968; И.М. Петухов, И.М. Бату-
гина, 1999); смятию и срезанию обсадных колонн в глубоких скважинах; измене-
нию забойных давлений и дебитов нефтяных скважин; вариациям скоростей рас-
пространения сейсмических волн (В.А. Ахияров, Ф.К. Салманов, С.К. Курсин,
1990). На этом основании короткопериодические движения несомненно влияют и
на процессы миграции и аккумуляции УВ.
Интенсивная вертикальная миграция флюидов и расплавов имеет и структу-
роформирующее значение. Во взаимодействии с тектонодинамикой она способст-
вует образованию антиклинальных зон, проявлению диапиризма и грязевого вул-
канизма, а с этими процессами тесно связано образование ловушек и формирова-
ние залежей УВ. Так, например, инъекционный характер образования Терской и
Сунженской антиклинальных зон Терско-Каспийского прогиба, рассмотрен с раз-
ных позиций М.И. Жемеричко (1978; 1979), Н.В. Короновским и др. (1987), Б.А
Соколовым и Н.Ш. Яндарбиевым (1999), В.В. Доценко (2000). С этими антикли-
нальными зонами связаны значительные зоны нефтегазонакопления Северного
Кавказа. На их примере М.В. Багдасарова [19] разработала вариант модели форми-
рования месторождений нефти и газа, связанный с напряженным флюидодинами-
ческим режимом.
Флюидодинамическая модель формирования скоплений нефти и газа, с не-
которыми дополнениями, активно используется, как сторонниками неорганической
концепции, так и сторонниками полигенной концепции происхождения нефти и
газа. Они считают, что энергоёмкие флюиды и расплавы, содержащие УВ, газы и
металлы поступают в стратисферу по зонам глубинных разломов. При своем дви-
жении они дифференцируются, взаимодействуют с низкотемпературными флюи-
35

дами и ОВ осадочных пород и формируют, при наличии ловушек, скопления газа и


нефти; или же эти флюиды образуют скопления УВ самостоятельно в породах
фундамента и на их контакте с осадочным чехлом. В настоящее время известно бо-
лее 60 месторождений УВ в коре выветривания и во внутренней толще палеозой-
ских пород Западной Сибири. Кроме того, на Земле открыты десятки крупных ме-
сторождений нефти в гранитных массивах.
Среди полигенных концепций выделяется модель А.А. Баренбаума (1996,
[17-19]), которая тесно связывает образование нефти и газа с глобальным кругово-
ротом углерода на Земле. По его предположению источником УВ являются про-
цессы углеродной дегазации земной коры и мантии, которые захватили этот угле-
род ещё при образовании Земли. Запасы углерода постоянно пополняются из кос-
моса. Небольшое количество углерода выпадает на Землю и в настоящее время, но
основные его объемы периодически поступают в Солнечную систему с галактиче-
скими кометами, которые связаны со струйным истечением вещества из центра
нашей Галактики. С периодами массированного поступления углерода совпадают
все главные события фанерозоя (А.А. Баренбаум, Н.А. Ясаманов, 1995).
В глобальном цикле углерода выделяются две крупные ветви: нисходящая и
восходящая и с каждой из них связано образование нефти и газа. На нисходящей
ветви круговорота углерода УВ образуются согласно органической теории, а на
восходящей ветви согласно неорганической (минеральной) гипотезе. Органический
углерод, содержащийся в осадочных породах, в условиях интенсивного осадкона-
копления в рифтовых зонах и в зонах субдукции литосферных плит достигнув ни-
зов земной коры и верхней мантии, испытывает восстановление до метана и его
ближайших гомологов, и снова включается в круговорот. Углеводородные раство-
ры, поднимаясь к земной поверхности в составе энергоемких флюидных систем,
способны вытеснять из экранированных пористых геологических структур (лову-
шек) воду и формировать собственные скопления.
Таким образом, в модели нефтегазообразования и нефтегазонакопления А.А.
Баренбаума органическая и неорганическая концепции образуют тесно связанную
систему, в основе которой лежат представления о двух стадиях (фазах) единого
процесса круговорота углерода через биосферу Земли.
Близкие представления о круговороте углерода развивает В.П. Гаврилов
(1998). При этом он подчёркивает, что с геодинамических позиций вопрос о проис-
хождении нефти теряет смысл, ибо углерод, как и другие элементы, составляющие
нефть, присутствовали в разное время и в космосе и в живых организмах и в ман-
тии Земли. Однако здесь же, В.П. Гаврилов отмечает, что условия для образования
нефти и газа создаются только при появлении биосферы, которая является движу-
щей силой круговорота углерода. Следует отметить, что другим, не менее важным
источником энергии круговорота углерода, является эндогенная энергия Земли.
Недавно Ю.Р. Каграманов и А.Е. Егикян (2000) предложили к обсуждению
оригинальную космическую гипотезу происхождения нефти, основанную на аст-
рофизических данных. Согласно этой гипотезе, жидкие УВ периодически поступа-
ли в диспергированном виде на Землю. Происходило это при столкновении Сол-
нечной системы с межзвездными облаками и микроглобулами. Осаждающиеся УВ
насыщали породы с высокими фильтрационно-емкостными свойствами и, прежде
всего, песчаные, а также – эродированные участки карбонатных массивов и рифов.
36

Длительное нахождение Земли в плотной среде молекулярного облака вызывало


значительное снижение солнечной постоянной и приводило к процессу оледенения
на Земле с последующим уменьшением водного бассейна и увеличением поверхно-
сти континентов и островов, кора выветривания которых поглощала УВ. Законо-
мерная связь распределения скоплений битумов и нефти на Земле с 19 крупными
ледниковыми периодами авторами прослежена.
В современной, типично неорганической гипотезе А.А. Маракушева [19]
предполагается, что главный вклад в дегазацию Земли дает её ядро, а не продукты
радиоактивного распада химических элементов, генерируемых в силикатных обо-
лочках. Земля образовалась по его представлению в результате аккреции (гравита-
ционного захвата) ледяного водно-водородного (кометного) вещества, а не из дега-
зированного железокаменного вещества космической пыли и метеоритов. Прото-
планетная стадия развития Земли обеспечила накопление в её жидком ядре огром-
ной массы водорода, гелия и других флюидов, которые определили активное со-
стояние Земли на протяжении 4,6 млрд. лет. Дегазация происходит импульсивно и
определяет катастрофические рубежи в геологической истории Земли, которые
фиксируются горизонтами чёрных сланцев в её осадочной оболочке. В исходящих
из ядра водородных флюидных потоках происходят реакции диспропорционирова-
ния компонентов. В результате они эволюционируют с образованием воды, сво-
бодного углерода и углеводородов: Н2 + СО = С + Н2О, 3Н2 + СО = СН4 + Н2О и
других веществ. В эти процессы вплетается миграция сероводорода и рудных ме-
таллов из жидкого ядра, которые определяют металлогеническое значение флюид-
ных потоков и порождаемых ими магматических систем.
И.И. Чебаненко и другие (2000) развивают «осадочно-неорганическую тео-
рию формирования нефтяных и газовых месторождений», которая основана на
представлениях, что нефтяные УВ формируются в верхних частях земной коры, где
глубинный водород, а не готовые нефтяные УВ, соединяется с седиментогенным
углеродом. В соответствии с этим, наиболее перспективными для выявления ме-
сторождений нефти и газа являются зоны глубинных разломов, проникающие в
толщу осадочных формаций.
Современные факты и аргументы гипотезы глубинного неорганического
происхождения нефти изложены в работе В.С. Зубкова, В.А. Бычинского, И.К.
Карпова и А.Н. Степанова (2000). Их балансовые и термодинамические расчеты
развивают представления Э.Б. Чекалюка (1967) о возможности существования в
верхней мантии тяжелых УВ, которые в равновесных условиях и при избытке уг-
лерода сменяются в земной коре метаном и ближайшими его гомологами. В.С.
Зубков и другие предложили несколько возможных моделей прохождения нисхо-
дящих и восходящих потоков УВ через энергетический барьер, в результате кото-
рого могут сформироваться крупные газовые месторождения в зонах глубинных
разломов кристаллического фундамента и осадочного чехла. В других случаях
возможно накопление тяжелых и сверхтяжелых нефтей, наподобие месторождений
нижнего течения р. Ориноко (Венесуэла) и бассейна р. Атабаска (Канада). Реализа-
ция различных моделей зависит от того, в какой фазе развития находятся те или
иные тектонические структуры: платформы, рифты, зоны спрединга, кольцевые
структуры и другие. Данные исследователи предлагают не противопоставлять
представления об органическом и неорганическом происхождении нефти и газа, а
37

выявлять критерии происхождения УВ. Это необходимо для правильного выбора


методики поисков различных по генезису углеводородов, среди которых могут
быть и смешанные.

Изложенное показывает, что вопрос происхождения нефти и газа остается


дискуссионным и в начале ХХI века. В то же время он становится особенно акту-
альным, что связано с возрастающими потребностями общества в нефти и газе и
ограниченностью их запасов и ресурсов. Ресурсы нефти могут быть практически
исчерпаны к концу ХХI столетия. Снижение добычи нефти может начаться уже в
2020 году, а природного газа – в 2030 (Д. Эдварс, 1997). Это вызывает необходи-
мость дальнейшего развития теоретических и прикладных направлений геологии и
геохимии нефти и газа.
С моделями происхождения УВ прямо связаны представления о процессах и
скоростях формирования их залежей, а также – представления о новых объектах и
технологиях поисков нефти и газа. Например, А.А. Баренбаум (1999), изучив соот-
ношение запасов и прогнозных ресурсов УВ на Земле, которые по В.П. Гаврилову
(1986) составляют примерно (1-3) · 1019 г со скоростью циркуляции углерода в био-
сфере равной 7 · 1016 г/год (А.А. Баренбаум, 1996), пришел к выводу, что образова-
ние газовых месторождений в определённых геологических условиях вполне воз-
можно за 1000 лет. Поэтому многие крупные высокопродуктивные месторождения
будут, вероятно, не только «возобновляемыми», но и «неиссякаемыми» источни-
ками УВ. О значительной скорости формирования залежей нефти, иногда сопоста-
вимой с её потерями при добыче высказывались В.П. Гаврилов (2000), Б.А. Соко-
лов (1995), Б.А. Соколов и А.Н. Гусева (1994), Ю.И. Коробов, Л.Д. Малюшко [19],
В.И. Корчагин (1999), Р.Х. Муслимов и др. [17] и другие. С этими представлениями
увязываются, появляющиеся в настоящее время сведения о молодом – кайнозой-
ском возрасте скоплений нефти и газа в древних нефтегазоносных комплексах
(Р.П. Готтих, Б.И. Писоцкий, [19]; Д.К. Нургалиев, Н.Г. Нургалиева, [18]; Ю.И. Пи-
ковский, [19] и др.).
Классические представления об интенсивности формирования залежей неф-
ти и газа, основанные на органической теории говорят о другом. В.И. Ларин (1995;
1998) отмечает, что процесс формирования залежей нефти и газа протекает очень
длительно, от нескольких миллионов лет до нескольких десятков и более миллио-
нов лет. Расчеты И.В. Высоцкого показывают, что продолжительность генерации
жидких УВ в зависимости от толщины и скорости накопления пород «генетиче-
ской зоны» колеблется от 20 до 100 млн. лет. Скорость формирования скоплений
жидких УВ варьирует от нескольких сотен тысяч кубических метров до нескольких
миллионов кубических метров за 1 млн. лет, то есть до нескольких первых десят-
ков кубических метров за 1 год. Эти данные рассчитаны для бассейнов платфор-
менных областей. В складчатых областях, где все геологические процессы проте-
кают примерно в 4-6 раз быстрее, продолжительность генерации УВ уменьшается,
а скорость генерации и формирования скоплений УВ увеличивается (В.В. Высоц-
кий, 1996). Таким образом, большая часть залежей нефти, заключённая в кайнозой-
ских отложениях геосинклинальных областей формировалась на протяжении при-
мерно 3 млн. лет со средней скоростью 25 т/год. Крупные и уникальные месторож-
дения формировались здесь со скоростью до 700 т/год [21].
38

ЛИТЕРАТУРА

1. Бакиров А.А., Мальцева А.К. Литолого-фациальный и формационный


анализ при поисках и разведке скоплений нефти и газа. – М.: Недра, 1985.
2. Бека К., Высоцкий И. Геология нефти и газа. – М.: Недра, 1976.
3. Бурдынь Т. А., Закс Ю.Б. Химия нефти, газа и пластовых вод. – М.: Недра,
1978.
4. Вассоевич Н.Б. Избранные труды. Геохимия органического вещества и
происхождение нефти. – М.: Наука, 1986.
5. Вебер В.В. Основные пути генезиса нефти. – М: Наука, 1989.
6. Гаврилов В.П. Происхождение нефти. – М.: Наука, 1986.
7. Геологические условия формирования и размещения зон нефтегазонакоп-
ления / А.А. Бакиров, Э.А. Бакиров, Л.П. Мстиславская и др. – М.: Недра, 1982.
8. Геология и геохимия нефти и газа / А.А. Бакиров, М.В. Бордовская, В.И.
Ермолкин и др. – М.: Недра, 1993.
9. Геология и геохимия природных горючих газов: Справочник / В.И. Ерма-
ков, Л.М. Зорькин, В.А. Скоробогатов, В.И. Старосельский; Под ред. И.В. Высоц-
кого. – М.: Недра, 1990.
10. Доленко Г.Н. Геология и геохимия нефти и газа. – Киев: Наукова думка,
1990.
11. Ерёменко Н.А. Геология нефти и газа. – М.: Недра, 1968.
12. Ерёменко Н.А., Чилингар Г.В. Геология нефти и газа на рубеже веков. –
М.: Наука, 1996.
13. История нефти в осадочных бассейнах: сб. науч. тр. / Под ред. Б.А. Со-
колова. – М.: Изд-во «Интерпринт», 1994.
14. Калинко М.К. Геология и геохимия нафтидов. – М.: Недра, 1987.
15. Карцев А.А. Основы геохимии нефти и газа. – М.: Недра, 1978.
16. Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа (к 95-летию члена-
корреспондента РАН Н.Б. Вассоевича). – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1997.
17. Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа (к 60-ти летию геологи-
ческого факультета МГУ). – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1998.
18. Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа. Нефтегазоносные бас-
сейны как саморазвивающиеся нелинейные системы. – М.: Изд-во Моск. ун-та,
1999.
19. Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа. Нефтегазовая геология
– итоги ХХ века. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2000.
20. Новые идеи в геологии и геохимии нефти и газа. Нефтегазовая геология
в ХХI веке. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2001.
21. Основы геологии горючих ископаемых / В.В. Семенович, И.В. Высоц-
кий, Ю.И. Корчагина и др. – М.: Недра, 1987.
22. Резников А.Н. Геохимическая система нефтей СССР // Геология нефти и
газа. – 1968. - № 4. – С. 11-16.
23. Резников А.Н. Хронобаротермические условия размещения углеводо-
родных скоплений // Геология нефти и газа. – 1982. - № 6. - С. 17-30.
39

24. Резников А.Н Прогноз фазового состояния углеводородных скоплений


на больших глубинах по хронобаротермическим критериям // Советская геология.
– 1988. - № 5. – С. 34-43.
25. Резников А.Н. Новый метод оценки перспективных и прогнозных ресур-
сов нефти и газа // Геология нефти и газа. – 1998. - № 3. – С. 9-21.
26. Словарь по геологии нефти и газа. – Л.: Недра, 1988.
27. Справочник по геологии нефти и газа / Под ред. Н.А. Ерёменко. – М.:
Недра, 1984.
28. Структурные и историко-генетические построения при поисках нефти и
газа / Б.А. Соколов, О.К. Баженова, В.А. Егоров и др. – М.: Изд-во Моск. ун-та,
1998.
29. Химия нефти и газа / Под ред. В.А. Проскурякова и А.Е. Драбкина. – Л.:
Химия, 1981.
30. Хант Дж. Геохимия и геология нефти и газа. Пер. с англ. – М.: Мир,
1982.