Вы находитесь на странице: 1из 4

Защита конституционных прав граждан, затрагиваемых

при оперативно-розыскной деятельности


06.04.2017 Статьи

(Руднев А.) («Законность», 2007, N 2)

ЗАЩИТА КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ГРАЖДАН, ЗАТРАГИВАЕМЫХ ПРИ


ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

А. РУДНЕВ

Руднев А., старший следователь Первой прокуратуры по надзору за исполнением законов на


особо режимных объектах Московской области.

В ст. 9 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» установлено, что рассмотрение


материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных
переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям
электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении
оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту
проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их
проведении. Материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и
незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их
представления. Основанием для решения судьей вопроса о проведении названных материалов
является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего
оперативно-розыскную деятельность; перечень таких руководителей устанавливается
ведомственными нормативными актами. По результатам рассмотрения материалов судья
разрешает проведение оперативно-розыскного мероприятия, о чем выносит соответствующее
постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения
оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им
материалов. В случае если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия,
которое ограничивает конституционные права граждан, орган, осуществляющий оперативно-
розыскную деятельность, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд. Таким
образом, закон лишь в самом общем виде регламентирует порядок рассмотрения материалов
об ограничении конституционных прав граждан при осуществлении оперативно-розыскных
мероприятий. В связи с этим возникает ряд вопросов, имеющих существенное значение для
защиты конституционных прав граждан в дальнейшем. Согласно ст. 9 Закона об ОРД
формально для рассмотрения материала об ограничении конституционных прав граждан при
проведении оперативно-розыскных мероприятий достаточно мотивированного постановления
одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.
Однако ни названный, ни какой-либо иной федеральный закон не устанавливают критериев,
по которым судья может установить степень мотивированности указанного постановления.
Объем сведений, включаемых в постановление, по существу, определяется не требованиями
закона, а усмотрением начальника органа, осуществляющего оперативно-розыскную
деятельность. Таким образом, рассмотрение судьей материалов об ограничении
конституционных прав граждан при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий
реально сведено к формальной процедуре и вряд ли ее можно рассматривать как гарантию
этих прав. Предусмотренное этой же нормой право судьи истребовать «иные» материалы, за
исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных
негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о
лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике
проведения оперативно-розыскных мероприятий, само по себе также не обусловливает
дополнительной гарантии законности решения судьи. Федеральный закон не раскрывает
перечня «иных» материалов, а запрещение представлять судье материалы об организации и
тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий (а именно в этих ведомственных
документах содержатся сведения о наименовании и содержании оперативно-служебных
документов, дел оперативного учета), во-первых, делает практически невозможным для судьи
определение круга «иных» материалов, с которыми ему было бы необходимо ознакомиться
при рассмотрении постановления органа об осуществлении оперативно-розыскного
мероприятия. Во-вторых, решение вопроса об объеме и содержании представляемых судье
«иных» материалов опять же произвольно определяется руководителем ходатайствующего
органа. В Законе не предусмотрена возможность участия прокурора в рассмотрении
материала об ограничении конституционного права граждан и право прокурора на внесение в
вышестоящий суд представления на постановление судьи о проведении оперативно-
розыскного мероприятия, если такое постановление вынесено с нарушением закона
(например, оно касается лица, в отношении которого оперативно-розыскная деятельность не
может осуществляться в общем порядке). Логика законодателя здесь не ясна, тем более что на
прокурора законом возложен надзор за соблюдением прав граждан в любой сфере
общественных отношений, в том числе и в сфере оперативно-розыскной деятельности. Более
того, Закон об ОРД не предусматривает право вышестоящего суда на отмену незаконного
постановления судьи нижестоящего суда о проведении оперативно-розыскной деятельности.
Закон не предусматривает право граждан обжаловать такие судебные постановления, если
этим гражданам стало известно о проведении в отношении них оперативно-розыскных
мероприятий и они считают, что нарушены их конституционные права и свободы. На уровне
федерального законодательства также не урегулирована процедура рассмотрения судом
(судьей) жалобы гражданина на отказ органа, осуществляющего оперативно-розыскную
деятельность, предоставить ему в порядке ч. 3 ст. 5 Закона об ОРД сведения, полученные в
результате проведения оперативно-розыскных мероприятий. Исходя из формулировки ч. 1 ст.
22 ГПК РФ о том, что суды рассматривают и разрешают, в частности, исковые дела с
участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного
самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов,
по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных,
экологических и иных правоотношений (если под «иными» понимать также правоотношения,
возникающие в сфере оперативно-розыскной деятельности), возможен вывод о рассмотрении
указанных жалоб в порядке гражданского судопроизводства. Однако прямого указания на это
в Законе об ОРД нет. Он вообще не упоминает о том, какую процедуру должен осуществить
суд (судья) при получении уведомления о начале проведения в порядке ч. 4 ст. 8 оперативно-
розыскных мероприятий, затрагивающих конституционные права граждан. По логике этой
правовой нормы, а также ст. 9, после получения уведомления и постановления начальника
уполномоченного органа судья должен рассмотреть эти документы и принять решение о
производстве оперативно-розыскного мероприятия либо об отказе в таковом, и тогда начатое
мероприятие незамедлительно подлежит прекращению. На наш взгляд, в законе должны быть
четко изложены действия суда при получении названного уведомления. В ч. 5 ст. 9 Закона об
ОРД установлено, что срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках
со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом
постановлении. Однако порядок контроля со стороны суда за соблюдением этого срока не
предусмотрен. Между тем, согласно ведомственным нормативным актам, регламентирующим
проведение оперативно-технических мероприятий <1>, в оперативно-техническое
подразделение, на которое возложена реализация этих мероприятий, направляется не
судебное постановление, а задание, в котором есть ссылка на постановление.
——————————— <1> В ведомственных нормативных актах применяется именно
такой термин. В действительности речь идет об оперативно-розыскных мероприятиях,
осуществляемых с применением специальных технических средств.

Следовательно, имеется потенциальная возможность проведения разрешенного оперативно-


розыскного мероприятия за пределами срока действия судебного постановления. При этом
данное обстоятельство может быть легко сокрыто, поскольку судебное постановление о
проведении оперативно-розыскного мероприятия к уголовному делу не приобщается, так как
на основании ч. 4 ст. 9 Закона об ОРД оно выдается судьей инициатору проведения этого
мероприятия и в дальнейшем хранится в уполномоченном органе. Межведомственная
инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу
дознания, следователю, прокурору или в суд также не требует при передаче вместе с
результатами названной деятельности еще и судебного постановления, на основании которого
были осуществлены оперативно-розыскные мероприятия, затрагивающие конституционные
права граждан. И если результаты оперативно-розыскной деятельности были введены в
уголовный процесс в качестве доказательств в установленном законом порядке, то, в
принципе, отсутствуют законные основания для заявления ходатайства стороны обвинения
или защиты об ознакомлении с соответствующим судебным постановлением для решения
вопроса о допустимости таких доказательств. Во всяком случае уголовно-процессуальный
закон говорит о недопустимости доказательств, полученных в нарушение установленного
порядка, а результаты оперативно-розыскной деятельности сами по себе доказательством не
являются. Из изложенного можно сделать вывод, что с правовой точки зрения механизм
судебной защиты конституционных прав, затрагиваемых при осуществлении
уполномоченными государственными органами оперативно-розыскной деятельности,
нуждается в совершенствовании.