Вы находитесь на странице: 1из 2

Род Лермонтовых происходил из Шотландии и восходил к полумифическому барду-пророку

Томасу Лермонту. В 1613 году один из представителей этого рода, поручик польской армии Георг
(Джордж) Лермонт (около 1596—1633 или 1634 года), был взят в плен войсками князя Дмитрия
Пожарского при капитуляции польско-литовского гарнизона крепости Белая и в числе прочих так
называемых «бельских немцев» поступил на службу к царю Михаилу Фёдоровичу. Лермонт
перешёл в православие и стал, под именем Юрия Андреевича, родоначальником русской
дворянской фамилии Лермонтовых[12]. В чине ротмистра русского рейтарского строя он погиб
при осаде Смоленска[13]. Британская компания Oxford Ancestors, составляющая генеалогические
древа, провела работу по проверке данной версии происхождения Лермонтова при помощи
анализа ДНК[14]. Однако обнаружить родство между современными британскими Лермонтами и
потомками Михаила Лермонтова не удалось. В то же время основатель Oxford Ancestors Брайан
Сайкс подчеркнул, что общие характеристики Y-хромосомы русского потомка М. Ю Лермонтова
вполне согласуются с шотландским происхождением[15].

Своим предполагаемым шотландским корням Лермонтов посвятил стихотворение «Желание»


(1831). В юности Лермонтов ассоциировал свою фамилию с испанским государственным деятелем
начала XVII века Франсиско Лермой. Эти фантазии отразились в написанном поэтом
воображаемом портрете Лермы, а также в драме «Испанцы» (1830).

Прадед поэта Юрий Петрович Лермонтов закончил Сухопутный шляхетский кадетский корпус[16],
с 1767 года — секунд-майор. Род Лермонтовых был состоятельным, но впоследствии пришёл в
упадок.

Отец поэта, также Юрий Петрович Лермонтов[17] (1787—1831), перед женитьбой на Марии
Михайловне Арсеньевой вышел в отставку в чине пехотного капитана[18]. По воспоминаниям,
собранным чембарским краеведом П. К. Шугаевым (1855—1917), он «был среднего роста, редкий
красавец и прекрасно сложён; в общем, его можно назвать в полном смысле слова изящным
мужчиной; он был добр, но ужасно вспыльчив»[19]. У Юрия Петровича были сёстры, родные тётки
поэта, проживавшие в Москве.

Предки 1. Михаила Юрьевича Лермонтова 1814—1841

2. Отец:

Юрий (Евтихий) Петрович Лермонтов (1787—1831) 4. Пётр Юрьевич Лермонтов (1767—1811)


8. Юрий Петрович Лермонтов (1722— >1778)

9. Анна Ивановна Лермонтова (рожд. Боборыкина, 1723—1792)

5. Анна Васильевна (или Александра) Рыкачёва[20] 10. Василий Иванович Рыкачёв

11. Евдокия Ивановна Рыкачёва (рожд. N)

3. Мать:
Мария Михайловна Лермонтова (урожд. Арсеньева, 1795—1817)

6. Михаил Васильевич Арсеньев (1768—1810) 12. Василий Васильевич Арсеньев (р. 1731)

13. Ефимья Никитична Арсеньева (рожд. Ивашкина)

7. Елизавета Алексеевна Арсеньева (рожд. Столыпина, 1773—1845)14. Алексей Емельянович


Столыпин (1744—1810)

15. Мария Афанасьевна Столыпина (рожд. Мещеринова, ум. 1817?)

Дед поэта по материнской линии Михаил Васильевич Арсеньев (08.11.1768 — 02.01.1810),


отставной гвардии поручик, женился в конце 1794 или начале 1795 года в Москве на Елизавете
Алексеевне Столыпиной (1773—1845), после чего купил «почти за бесценок» у И. А. Нарышкина в
Чембарском уезде Пензенской губернии село Тарханы, где прошли детские годы М. Ю.
Лермонтова. М. Ю. Лермонтов также проводил юношенство и в соседней, Саратовской губернии.
Село Лесная Нееловка, Саратовского уезда (теперь Базарно-Карабулакского района) поэт посещал
в 1820, 1825, 1830, 1836, 1839 гг. В Лесной Нееловке находилось поместье двоюродного деда М.
Ю. Лермонтова, Афанасия Столыпина, видного участника Отечественной войны 1812 года.
Исследователи полагают, что именно рассказы деда легли в основу известного стихотворения
«Бородино». В районном музее хранятся фотографии усадьбы и фрагмент фриза барского дома,
сожженного в 1917 г. Также представлены фрагменты керамики, найденные на месте усадьбы в
1990-е гг.[21][22][23]

Село Тарханы было основано в XVIII веке И. А. Нарышкиным, переселившим туда крепостных из
числа фанатичных раскольников, а также «воров и головорезов» из своих московских и
владимирских вотчин.

Во время пугачёвского восстания в село заходили отряды мятежников. Предусмотрительный


староста села заранее сумел ублаготворить всех недовольных, раздав крестьянам почти весь
барский хлеб, и поэтому не был повешен.

М. В. Арсеньев «был среднего роста, красавец, статный собой, крепкого телосложения; он


происходил из хорошей старинной дворянской фамилии». Любил устраивать разные развлечения
и отличался некоторой эксцентричностью: выписал себе в имение из Москвы карлика.