Вы находитесь на странице: 1из 157

Б Б К 8 4 (2Рос=Рус)

Л47
ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ

Почему мы решили переиздать книги Виктора Николаевича


Леонова?
Великая война XX века... Что мы помним и знаем о ней?
Кто наши герои?
Мальчишки военной поры, первых послевоенных лет про­
сто бредили Леоновым. Дважды Герой Советского Союза, ко­
мандир легендарного отряда морских разведчиков Северного
флота — он был известен тогда всем. В 60-е годы ушедшего" века
Леонов В.Н. мы тоже читали и слышали о нем, но поколение наших отцов —
Лицом к лицу. Военные хроники отряда особого назначения они буквально наизусть знали все, что печаталось и говорилось
Северного флота. 1941 - 1945 годы. - М.: ИД «Центриздат», 2005. о Леонове. Потому что это был особый путь и особый подвиг.
— 304 с , ил.
И вот прошли годы... Сегодня можно не только предполо­
жить, но и с уверенностью констатировать — да и любой соци­
ISBN 5-98963-001-8
ологический опрос покажет — мы забываем даже таких своих
героев, как В.Н.Леонов.
Автор и главный герой книги - легендарный морской разведчик, «личный враг ф ю р е ­
ра», дважды Герой Советского Союза В.Н.Леонов. В годы Великой Отечественной войны А между тем в 1993 — 1995 годах в США вышло несколько
гвардейский разведывательно-диверсионный отряд Северного флота п о д его командованием
совершал дерзкие рейды по глубоким тылам противника, наводя ужас на горных егерей 20-й
изданий книг В.Н.Леонова. Изданий как карманного типа для
лапландской армии - отборных гитлеровских головорезов, которые называли разведчиков массового читателя, так и более основательных, в твердом пере­
Леонова «черными дьяволами», а их командира - Полярным Лисом.
Кроме документально-художественных произведений в книгу вошли ранее не публико­
плете, с суперобложкой, выполненных на качественном поли­
вавшиеся, малоизвестные страницы биографии легендарного разведчика, фрагменты после­ графическом уровне. Организатором этих изданий был человек
военных интервью и уникальный фотоматериал разных лет. Столь обширный подбор матери­
алов позволяет надеяться, что книга войдет в золотой ф о н д отечественной литературы и будет из соответствующих служб Соединенных Штатов, который спе­
интересна как молодежи, так и старшему поколению. циализировался на советологии, и прежде всего на тактике и
технике военно-морского спецназа, майор армии США, «рабо­
тавший» еще во Вьетнаме.
В момент, когда у нас в России все падало и рушилось, «ти­
Б Б К 8 4 (2Рос=Рус) хий американец» приехал сюда, несколько раз встречался с
Виктором Николаевичем, брал у него интервью, а потом вер­
нулся за океан и опубликовал книгу, которая вышла тремя или
четырьмя тиражами. А вот у нас книги Виктора Николаевича
ISBN 5-98963-001-8 не издавались с 1985 года. Да если и издавались, то, несмотря
© «Лицом к лицу», «Уроки мужества от Виктора
Леонова», фотоматериалы. Леонова Т.В., 2005
на популярность и интерес к ним, весьма небольшими по тем
© Составление, оформление. И Д «Центриздат», 2005 временам тиражами, в мягких обложках. Сам Виктор Никола-

з
евич, как нам известно, с досадой говорил, что издательства Карельским фронтом К.А.Мерецков. Сам Виктор Николаевич
ограничивали объем его книг, он мог бы сказать больше... Не искренне уважал этих замечательных людей, военных деятелей
берегли мы, как должно, своих героев, свою память. Оттого, большого таланта. Один из них, Кирилл Афанасьевич Мерец­
видимо, и беды наши. ков, был его земляком из подмосковного Зарайска.
Словом, в последние годы, в тяжелое для нашей страны вре­ Виктор Николаевич описывает свою деятельность в доволь­
мя, люди с Запада пытаются вывезти из России не только золо­ но скромных тонах. Но достаточно привести такие примеры из
то, нефть и другие материальные ценности, но и то, что можно его воспоминаний. Разведгруппа леоновского отряда из трех
назвать особым нашим опытом, особым духом, то, что пока ле­ бойцов — Владимира Лянде, Игнатова и радиста Костина, сбро­
жит у нас втуне. Мы постепенно утрачиваем великое наследие, шенная на парашютах в тыл к немцам на территорию норвеж­
теряем связь поколений. ского полуострова Варангер, девять месяцев, не заходя в насе­
Просто удивляет, насколько высок в системе западных ленные пункты, ночуя под снегом, постоянно уходя от пресле­
представлений об элитном спецназе, о суперменах так называ­ дования, успешно сообщала обо всех замеченных перелетах вра­
емый рейтинг легендарного разведчика. В иноязычной части жеских самолетов и передвижениях кораблей, в том числе и из­
Всемирной паутины имя Леонова встречается гораздо чаще, чем вестного линкора «Тирпиц»!
в русской. Там он назван «корифеем советских морских ком- Этот подвиг, а также подвиг другого бойца отряда Ивана Лы­
мандос» и сравнивается только с диверсантом номер один сенко, совершенный в стратегической операции на мысе Кресто­
Третьего рейха Отто Скорцени. О последнем до сих пор шумят вом, без сомнения, стоят в ряду самых ярких эпизодов Великой
во всем мире, бесконечно переиздают его книги. Теперь уже и у Отечественной войны.
нас мемуары Скорцени «Секретные задания» вышли многоты­
В учебники военных академий мира вошла дерзкая опера­
сячными тиражами. Вот мы и решили предоставить читателям
ция отряда Леонова в Корее в 1945 года. Отряд, насчитывающий
России возможность сопоставить боевую работу любимца фю­
всего 140 человек, пленил несколько тысяч японских солдат и
рера Скорцени и личного врага того же Гитлера — Леонова. Со­
офицеров.
поставить и оценить, где больше реальных операций стратеги­
В Заполярье отряд Леонова обеспечивал защиту главнейшей
ческого значения, а где — рекламной мишуры.
артерии всей мировой войны. Да как обеспечивал! За время всех
Как известно, подвоз помощи Советскому Союзу со сторо­ походов и боев, которые провел отряд под командованием
ны союзников по антигитлеровской коалиции осуществлялся Леонова, было потеряно всего несколько человек! Это уникаль­
двумя главными маршрутами: знаменитыми арктическими мор­ ный опыт сохранения людей, людей невероятной боевой выуч­
скими конвоями и сухопутным путем через Иран. Участие отря­ ки, непобедимых в рукопашном бою. Следует напомнить (и вы
да В.Н.Леонова в обеспечении доставки в наши порты северных можете об этом прочесть в данной книге), что В.Н.Леонов и его
морских конвоев по ленд-лизу можно уверенно назвать выдаю­ соратники сами создали свой боевой комплекс рукопашного
щимся. Известно, сколь высоко ценили его боевую работу и на­ боя. Леонов был воином-творцом, блестящим командиром-ор­
чальник разведки Северного флота Л.К.Бекренев, и командую­ ганизатором. Он умел использовать сильные качества каждого
щий Северным флотом адмирал А.Г.Головко, и командующий своего разведчика. Говоря о боевом искусстве, с которым дей-
4
5
водства боевыми действиями в начале в о й н ы , трусости, преда­
тельства в своих рядах. А Л е о н о в н а з ы в а л в е щ и с в о и м и и м е н а м и ,
был прям, откровенен, нередко неудобен и в военное, и в мирное
время для кого-то из начальства. Оправданны, на н а ш взгляд, и
те п о в т о р ы в тексте, которые в о п и с а н и и отдельных боев д о п о л ­
няют повествование различными эпизодами и деталями.
Кроме того, мы включили в н а ш е издание две части, кото­
р ы е н е п р и н а д л е ж а т п е р у В . Н . Л е о н о в а , н о п о духу с в о е м у а б с о ­
л ю т н о ему созвучны. Речь идет об очерке Алексея Т и м о ф е е в а
«Норд-вест и «Норд-Ост» и последней части к н и г и « М ы его
п о м н и м » . М ы с т р е м и л и с ь создать «живую» книгу, п о к а з а т ь
связь поколений. Бесспорно, эти части — выражение нашего
о п т и м и з м а , веры в то, что л у ч ш и е в о и н с к и е т р а д и ц и и н и к о г д а
не исчезнут, что память — вековая п а м я т ь народа — на-всегда с о ­
е д и н и л а н а с в о д н о м чувстве — чувстве л ю б в и к своей О т ч и з н е ,
в е р ы в ее б у д у щ е е .
Без с о м н е н и я , требуется еще серьезная исследовательская
архивная работа для того, чтобы в полной мере оценить боевую
деятельность В.Н.Леонова и его морских разведчиков. П о р а о
них собирать материал, пора о них издавать книги, пора осваи­
вать их о п ы т и передавать его н а ш е й м о л о д е ж и , н а ш и м в о и н а м .
ПЕРВЫЕ ИСПЫТАНИЯ*

«...Крайний Север имеет для Германии огромное значение. Там


находятся разработки никеля и расположены важные военно- 1
морские и авиационные базы, где сосредоточены подводные лодки и
самолеты для действий на наших морских сообщениях. Немцы Войну мы встретили за шестьдесят девятой параллелью, в одной
оттуда не собираются уходить... из военно-морских баз Северного флота.
Гитлеровское командование бросило сюда части горных егерей, Первый день войны... Почти мгновенно исчезли белые фуражки и
прошедших специальную подготовку к действиям в холмисто- бескозырки, столь привычные для глаз жителей портового города.
лесистой местности и имевших опыт захватнической войны на Лето в разгаре, светит желанное для северян солнце, светит круглые
Крите, в горах Греции и Северной Норвегии. «Герои Нарвика и сутки, как положено ему в этих широтах, и легкий южный ветерок
Крита» устремились вдоль немногочисленных дорог на Мурманск, обещает устойчивую погоду. Нас теперь такая погода не радует. В м е ­
через который поддерживалась морская связь СССР с внешним теорологических сводках сказано: «Видимость ясная», и над базой, к
миром и где находилась база Северного военно-морского флота... Мурманску и обратно, пролетают воздушные разведчики врага. Белые
Ни ожесточенные атаки, ни частые воздушные бомбардировки чехлы головных уборов на темном фоне гранита причалов и мостовых
— ничто не смогло сломить стойкости советских воинов... Почти могут нас, моряков, демаскировать. Поэтому приказано их снять.
три года они удерживали занятые рубежи, которые протянулись П р о ш л о совсем немного времени, и уже привычным кажется
более чем на тысячу километров...» нудный вой сирен и о б ы ч н ы м бесконечный перестук молотков в
К.А. Мерецков. На службе народу. мастерской, где мы работаем. М е н я и Сашу Сенчука перевели туда с
Страницы воспоминаний. — М.: Воениздат, 1969. подводной лодки. Нам сказали: «Вы знаете слесарное и токарное дело,
посылаем вас на боевой пост». Так мы сменили матросские робы на
т е м н о - с и н и е рабочие спецовки и стали у верстаков.
Приказ есть приказ. Мы ему подчиняемся, хотя он никак не вяжет­
ся с н а ш и м представлением о том, что такое боевой пост особенно сей­
час, в д н и войны. Я молчу, Саша Сенчук молчать не может, а кроме меня
ему некому высказать свою обиду. После долгого утомительного рабоче­
го д н я мы укладываемся спать здесь же, в мастерской. Саше не спится.
— Нет, ты все-таки скажи! — трясет он меня за плечи. — Скажи
м н е , Виктор, почему рабочий класс берет оружие, а нас приставили к
верстакам? Особое задание, скажешь? Приказ? Да?..
Я отмалчиваюсь, и он зло кричит над ухом:
- Дрыхнешь, черт!
С а ш а ходит из угла в угол, и я знаю — он еще не раз меня растор­
м о ш и т и будет предлагать различные планы возвращения в подплав
или, на худой конец, ухода в морскую пехоту.

* Печатается по изданию: Леонов В. Лицом к лицу. Воспоминания морского разведчи­


ка в литературной записи С.Глуховского. — М.: Воениздат, 1957.

11
Вицам к щу
Виктор ПЕОНОВ

нанту Лебедеву из отдела разведки. Плохо только, что придется с-сме-


Только я об этом подумал, как Саша подбежал ко мне, резким нить морскую форму на пехотную. Лебедев с-сказал: под гимнастер­
р ы в к о м стащил с верстака. кой пехотинца должна быть матрос-ская душа. И душа р-раз-ведчика.
— Идея! Вот! — многозначительно закончил Коля-один.
В глазах С а ш и - радостный блеск и непреклонная решимость че­
О душе разведчика ничего сказать не могу, по меня, признаться,
ловека, бросающего вызов судьбе. В такие минуты Сенчук кажется
удивило, что трех Николаев — Даманова, Лосева и Рябова, которых я
красивым и сильным, хотя с виду он неказист: худощав, неширок и кост­
обучал ходить на лыжах и метать гранаты, зачислили в отряд разведчи­
ляв в плечах, а его смуглое, продолговатое л и ц о под к о п н о й смолисто-
ков, а про меня забыли. Я вопросительно посмотрел на старшину п е р ­
черных волос густо покрыто точечками угрей.
вой статьи Алексея Радышевцева, с которым часто оспаривал первен­
— Идея! — снова кричит Саша и тут же излагает свой план, кото­ ство в различных соревнованиях. Алексей обнадеживающе улыбнулся:
рый, насколько я, полусонный, еще способен понимать, заключается — Отряд только формируется... Все будет в порядке.
в бегстве с «боевого поста» на фронт, в бригаду морской пехоты. Оказалось, что представитель штаба флота поехал в Мурманск от­
— Скажем, что мы добровольцы! Нам простят... бирать для отряда группу комсомольцев. Другую группу пришлет Л е ­
Я на все согласен, только бы он оставил меня в покое и дал хоть нинградский институт физкультуры имени Лесгафта, а основной со­
часок соснуть. став разведчиков будет комплектоваться из моряков.
Наступает утро, и Саша, увлеченный делом, неистово лупит м о ­ — Народ подберется один к одному, что н-надо! — важничал буду­
лотком по полированной головке зубила, пилит, сверлит, поражая всех щ и й м о р с к о й разведчик Коля Даманов. — Здесь против нас действуют
своей энергией. Должно быть, он забыл о вчерашней «идее», так как отборные части Гитлера. Горные егеря. Д-дадим егерям жару...
убеждает меня быстрей закончить ремонт подводной лодки - тогда
Друзья еще раз пообещали похлопотать за нас и ушли. Мы с
нас тут же вернут в экипаж. Спорить с Сашей невозможно, а верить
нетерпением ждали вечера, когда м о ж н о будет написать рапорт члену
ему хочется, хотя работы в мастерской с каждым д н е м прибавляется.
Военного совета Северного флота.
Начальник мастерской сухо пообещал: «В положенное время вас
сменят». Мы бы, вероятно, терпели и ждали, если бы не взбудоражив­ 2
шая нас новость: в мастерскую прибежали друзья из подплава, три Н и ­
колая и Алексей, и рассказали, что создается специальный отряд м о р ­ Если бы м о ж н о было на листочке бумаги передать обуревающие
ских разведчиков для действия в тылу врага. Их как отличных спорт­ тебя чувства! Написать так, чтобы, прочитав этот листок, к о н т р - а д м и ­
сменов уже зачислили в разведотряд. рал сказал: «Откомандировать старшего матроса Виктора Леонова,
— Прозевали! - зло упрекнул меня Саша, точно я был в чем-то п о ­ третьего года службы, в отряд морских разведчиков!» Мне так не н а ­
винен. — Ты же разрядный л ы ж н и к и знаменитый ч е м п и о н по гонке на писать...
яхтах, — наступал он на меня, но потом круто повернулся и засыпал «Прошу откомандировать меня в разведотряд штаба флота»... И
друзей вопросами: - А где отряд? К кому обратиться? Кому подать все? К сему — и расписаться? Откуда же контр-адмирал узнает о моем
рапорт? стремлении и призвании служить в разведке? Я и об этом написал, но
Саша досадливо поморщился, когда вперед выступил электрик потом зачеркнул последние строчки, порвал рапорт и стал писать н о ­
Коля Даманов, Коля-один, как мы его называли. Он заикался и тем не вый. Не мне судить о призвании, да и звучит нескромно. Я и С а ш а
менее был словоохотлив: одержимы горячим желанием стать морскими разведчиками. Но жела­
— С-саша-ша! Не кипятись! В штабе знают, что Виктор и ты — хо­ ние — это еще не призвание!
рошие с-спортс-смены. И мы нас-счет вас скажем с-старшему лейте-

13
12
Виктор Иванов Лицам ищу

Тут я вспомнил, как, еще будучи ш к о л ь н и к о м , вбил себе в голову, А «для себя» мы перед войной мечтали, как вернемся после ф л о т ­
что призван стать поэтом. Прочитав в школьной стенгазете стихотво­ ской службы домой - я в Зарайск, под Москвой, С а ш а в Киев - и бу­
рение семиклассника об охоте на бекасов, я решил, что могу написать дем рассказывать о далеких плаваниях в Ледовитом океане, в котором
лучше. П р и ш е л домой, сел за стол и так долго сочинял стишок, что еще не побывали, о студеном море и гранитных скалах в глубоких
отец, не п р и в ы к ш и й видеть меня усердно з а н и м а ю щ и м с я уроками, фьордах, о царстве вечной ночи, озаряемой всполохами северного
спросил: с и я н и я , и о многом другом, что звучит привлекательно, но с чем мы
- Витя, чем так увлечен? н и к а к не собирались связывать себя навек.
Я показал отцу начало стихотворения. Отец покровительственно Связать свою жизнь... Вот сейчас я пишу рапорт контр-адмиралу,
улыбнулся, н о , разобравшись в написанном, стал хмуриться. Н а к о н е ц , и этот рапорт может круто повернуть мою ж и з н ь . Надо подумать и о б ­
медленно и весьма невыразительно, прочел вслух первые строки: думать. Е щ е и еще раз проверить: подготовлен ли я к трудной службе
Когда-то был я богомолом, морского разведчика? Хватит ли у меня стойкости и мужества, чтобы
Я верил в бога и царя. сдержать обещание, которое рвется сейчас на бумагу: звание морского
Теперь же стал я пионером, разведчика оправдаю!
Борцом за общество труда! Я мечтал о флоте. Когда был фабзайцем московского завода «Ка­
- Ты это что?! - строго спросил он м е н я . - Когда это ты был либр», л ю б и л читать книги Станюковича и даже записал на память
б о г о м о л о м у отца-коммуниста? И царь у тебя в голове к н и ж н ы й . . . слова старого адмирала, провожающего ю н ц а - п л е м я н н и к а на флот:
К а к о й же это стих, если в н е м нет правды? Ч и т а е ш ь м н о г о , а п и ­ «Ты п о л ю б и ш ь море и полюбишь морскую службу, - говорил адмирал.
ш е ш ь коряво... — Она благородная, хорошая, а моряки прямой и честный народ». Это
Такой щелчок по самолюбию юного стихотворца не проходит бес­ из к н и г и «Вокруг света на «Коршуне». Я учился вечерами в м о р с к о м
следно. Когда Саша Сенчук помогал мне сочинять стихи о Северном клубе Осоавиахима*. Занимался спортом, чтобы выдержать самую су­
море, о флотской службе, то я, как мог, сдерживал его неуемный п о э ­ ровую проверку призывной комиссии. Врачи довольно равнодушно
тический запал. отнеслись к тому, что при росте 175 сантиметров я вешу 75 килограм­
Саша продекламировал первые две строчки последней строфы: мов, и м е ю значок ГТО второй ступени и справку активиста морского
Нам радостно встречать рассветы зоревые клуба Осоавиахима. О н и придирчиво выстукивали и выслушивали
И песней звонкой хочется сказать... сердце, легкие, кружили меня на каком-то в р а щ а ю щ е м с я стуле, долго
Что сказать? И как сказать? Саша выразительно посмотрел на м е ­ проверяли зрение и слух, пока, наконец, не вынесли приговор: годен к
ня: ждал подсказки. Долго думали... службе в Военно-морских силах.
- Нашел! - Саша хлопнул меня по спине. - То, что нужно для м о ­ К о м с о м о л ь ц ы «Калибра», провожавшие меня в Ленинградский
ряков-североморцев: учебный отряд и м е н и Кирова, дали наказ быть д о с т о й н ы м представи­
И песней звонкой хочется сказать: телем ш е ф а Военно-морского флота и, шутя к о н е ч н о , предсказывали
«Седое море! С о п к и снеговые! головокружительную карьеру капитана дальнего плавания. Д е в у ш к и
Я с вами жизнь готов навек связать»... пели песню о капитане, улыбка которого - это флаг корабля... Отец
Я вспомнил прыткого богомольца из пятого «Б» класса, который п о п р о щ а л с я коротко:
сразу стал «борцом за общество труда», и рассказал об этом Саше.
- Глупости! - обиделся он. Саша не мог согласиться, что п о к р и ­
* Осоавиахим - Общество содействия обороне, авиационному и химическому строи­
вил душой. — Ты учти, Виктор, наш стих для всего флота. тельству (Прим. ред.).

14 15
Виктор Леонов Лицам к ту

— Служи честно, сынок! ком. Мы стараемся, и уж через два дня Мотовилин, довольный п е р в ы ­
Все три года пребывания на Севере я служил к а к положено. К о г ­ ми н а ш и м и успехами, говорит:
да меня приняли в партию, отец прислал большое поздравительное — Ребята вы хорошие, ничего не скажешь! Н а д о бы, к о н е ч н о ,
письмо. «Вся семья Леоновых гордится тобой, — писал он. - Ты сам
учить вас еще и учить, да некогда: ночью собираемся в поход.
понимаешь, какая сейчас международная обстановка. Верю, что в
грозный час испытаний ты оправдаешь доверие нашей партии». Вот и 3
наступил этот грозный час испытаний.
Над моим верстаком пламенеет плакат. Художник изобразил ж е н ­ Саша Сенчук погиб в первом походе.
щину-мать. Она обращается ко мне, ко всем сыновьям: «Родина-мать Он был первым убитым, которого я увидел на войне. Смерть С а ­
зовет!»
ши сильно меня потрясла, хотя перед товарищами я старался не в ы ­
— Виктор! — обрывает мои мысли Саша Сенчук. — Что ж ты
дать своего волнения.
не пишешь?
В кубрике спят вернувшиеся из похода разведчики. На нарах, сле­
— Уже все! — Я решительно берусь за перо и громко диктую себе
ва от м е н я , пустует место С а ш и Сенчука. Справа блаженно посапыва­
последние слова рапорта: — Звание морского разведчика оправдаю!
— У меня то же самое! — откликается Саша. ет К о л я Даманов, который из-за моей оплошности чуть не погиб там,
Мы прячем н а ш и рапорты, чтобы утром передать их начальству. в горах...
А через две недели я и С а ш а Сенчук сдаем на вещевой склад м о р ­ Я думаю о С а ш е , смотрю на Колю Даманова, и меня одолевают
скую форму и получаем взамен зеленую — защитную форму п е х о т и н ­ невеселые мысли.
цев. После просторных клешей матросских б р ю к и легких м а т р о с ­ Усталое тело требует покоя. З а к р ы в а ю глаза, силюсь заснуть и не
ских б о т и н о к мы чувствуем себя неловко в штанах, обтягивающих могу избавиться от одного и того же навязчивого вопроса: гожусь ли я
к о л е н и , и в тяжелых сапогах с непомерно ш и р о к и м и к и р з о в ы м и го­ для службы в морской разведке? Степан М о т о в и л и н в присутствии
л е н и щ а м и . Металлическая каска то сползает набок, то давит на голо­ Лебедева похвалил меня за храбрость. Да и сам старший лейтенант
ву, п р и в ы к ш у ю к бескозырке. Получаем в и н т о в к и - п о л у а в т о м а т ы с сказал: «Дрались вы, Л е о н о в , здорово! Егерей не боитесь - это глав­
н о ж е в ы м и ш т ы к а м и , гранаты РГД и вещевые р а н ц ы , рассчитанные ное. А умение придет». Н и к т о не заметил и никто, вероятно, не дога­
на с о л и д н ы й груз. дался, что происходило со м н о ю , когда мы пересекали л о щ и н у в го­
Смущенные своим необычным видом, предстали мы перед стар­ рах. Это б ы л о уже после гибели Сенчука. Преследуемые врагами, мы
ш и м лейтенантом Георгием Лебедевым. Он настороженно пригляды­ отходили к м о р ю , к своему боту. Сзади меня полз разведчик Григорий
вался к нам, точно сомневался: брать таких в отряд или не брать? Харабрин, б ы в ш и й ш о ф е р Д о м а моряка. Н е щ а д н о ругаясь, он кричал
— С подплава? - строго спросил Лебедев. — Это хорошо! С т а р ш и ­ мне: «Живей! Падай! Убьет!» А я не падал. Я шел, полусогнувшись, с о ­
на Мотовилин!.. в е р ш е н н о безразличный к свисту пуль. Бежать не было сил, а лечь на
В дверях появился высокий русоволосый моряк, тот самый з н а м е ­ землю боялся. Да, я боялся упасть на землю! М н е казалось, что тогда
н и т ы й разведчик Степан Мотовилин, о котором уже писала газета ноги опять сведет судорогой, и я уже не встану, к а к не встанет больше
«Краснофлотец». Саша Сенчук...
— Новички, — Лебедев кивнул в нашу сторону. — Займитесь... Гриша Харабрин ругал меня потом за ухарство и за мальчишество:
После завтрака Мотовилин уводит нас в горы и показывает, как - Прет, выставив егерям корму! А о н и мажут...
надо ползать и маскироваться в камнях, метать гранату и колоть ш т ы - Коля Д а м а н о в никому не рассказал о конфузе с гранатой. Я уте­
шаю себя тем, что в первом бою с каждым может такое случиться. За
16 17
2. Лицом к лицу
Виктор ЛЕОНОВ Пощмкщу

это м е н я не осудят. Я сам себя осуждаю. Я писал в рапорте контр-ад­ Муть высунув голову, я увидел врагов - пять или шесть немцев. Так
миралу, что буду хорошим разведчиком, а сейчас начинаю в этом сом­ in и они какие эти егеря! Высокие, в темно-серых брюках, заправлен­
неваться. Хорошие разведчики вернулись с задания и спят. Спят М о ­ ных к короткие чулки, и в такого же цвета мундирах с к р а с н ы м и кру­
товилин и Харабрин, Радышевцев и Даманов. Спят, отрешившись от жочками па рукавах. О н и стояли во весь рост, с н е п о к р ы т ы м и голова­
всяких забот, и утром, свежие, отдохнувшие, готовы будут к новым п о ­ ми, и руки их спокойно лежали H ; I висевших впереди автоматах. Егеря
ходам, к новым боям. А я копаюсь в своих переживаниях. Для меня, I нюбопытством и, как мне казалось, с гордым видом оглядывали
правда, это первый бой, и еще неизвестно, как я буду себя чувствовать м е т юсть. Это меня взъярило: сами лежим, прячась за к а м н и , а они на
после второго, третьего... и HI мой земле чувствуют себя хозяевами!
Зарываюсь головой в подушку, но долго не могу заснуть и на этот ('о стороны укрытий показался о ф и ц е р и что-то сказал солдатам.
раз с п о к о й н о перебираю в памяти каждую деталь минувшего боя. Ii- стили расходиться, а я прильнул к полуавтомату и взял на прицел
приближающегося офицера.
*** Не стреляй! — услышал я голос Лебедева и вздрогнул от н е о ж и -
/шимости. - Надо его взять живым. Товьсь!
...Нас было двадцать два разведчика. I I O T O M выяснилось, что Лебедев из своего укрытия не видел еге-

Мы погрузились на бот, вооруженный двумя пулеметами, и взяли pell. 11о и я забыл о них. Больше того, я даже забыл примкнуть ш т ы к к
курс к устью реки Большая Западная Лица. В пути Лебедев сказал нам, inn попке, когда ринулся вперед, сближаясь с офицером. Тот выхватил
что в районе высадки придется атаковать опорный пункт неприятеля. пистолет, выстрелил, но промахнулся.
Н а ш а задача - разгромить этот пункт и при возможности захватить Я юркнул за камень.
«языка». Кругом поднялась стрельба.
На море штиль. Тихо и на побережье Мотовского залива, п о к р ы ­ Треск выстрелов эхом отдавался в горах. Я не знал, кто куда стре­
том к а м н я м и и валунами, куда почти вплотную причалил бот. По сход­ кнет, боялся высунуть голову и в то же время понимал, что нельзя д о л -
н я м сошли на берег; три разведчика тотчас же ушли вперед, а мы (о прятаться за камнем: вдруг н а ш и пойдут вперед или отступят, а я
цепочкой — за ними следом. останусь один?.. Надо действовать, а что делать — не знал.
О п о р н ы й пункт находился на высоте 670, п р и м е р н о в восьми - Коля, сюда! - крикнул я ползущему в м о ю сторону Даманову.
километрах от берега. Лебедев приказал Мотовилину (в его группу Бой шел своим чередом. Воспользовавшись тем, что егеря ведут с
входил и я) обойти высоту с юга. Старшина первой статьи Червоный нами перестрелку, Лебедев повел своих разведчиков в обход укрепле­
должен со своей группой обогнуть с севера о п о р н ы й пункт, после чего нии. Ему это удалось. Разведчики Лебедева и Червоного захватили
двенадцать разведчиков во главе с Лебедевым начнут атаку с центра. «языка» и из двух трофейных пулеметов вели огонь по л о щ и н е , где
С а м ы й д л и н н ы й и трудный участок пути выпал на долю группы скапливались егеря.
Мотовилина. Каменистая сопка была густо покрыта валунами, и ког­ А мы оборонялись, сдерживая натиск врага.
да м ы , наконец, достигли последнего яруса высоты, разведчики Лебе­ Ранило в живот матроса Николая Рябова. О н , когда Мотовилин
дева и Червоного уже были на исходных позициях. Я не знал, что иытаскивал его с поля боя, отчаянно вопил. Я, Д а м а н о в и Харабрин
Лебедев находится рядом, был уверен, что мы сейчас одни перед укре­ прикрывали Мотовилина и Рябова огнем своих полуавтоматов. Все же
п л е н и я м и егерей, и неотступно полз за М о т о в и л и н ы м . Он чуть п р и ­ егеря приблизились настолько, что в ход п о ш л и гранаты. Я тоже д о -
поднял левую руку и подался вправо. Я понял его сигнал и пополз п а л гранату, но запал не входил в отверстие.
влево, к большому камню. - Ручку оттяни, вояка! — услышал я голос Даманова.

18 19
Виктор Иванов Лицом к лицу

Обескураженный своей неопытностью, я вставил запал и тут же I In очереди, короткими перебежками, приближались мы к л о щ и ­
метнул гранату. Взрыва не было. А через две - три секунды я увидел, не, постреливаемой противником. Ползли друг за другом. И тут, совер­
как граната летит обратно. Она упала недалеко от Даманова и тут же шенно неожиданно, ноги перестали меня слушаться — их свело судо­
взорвалась. К счастью, Даманов был надежно укрыт в камнях. рогой. Я еле поднялся и, полусогнувшись, пошел вперед. М о т о в и л и н ,
— С - с п а с и б о , Виктор, удружил! Встряхни гранату. Д а й ей Дммлнои и Харабрин вели плотный огонь, сдерживая егерей, п о к а я
зашипеть... пересекал лощину.
Я поразился спокойствию Даманова и теперь уже не спеша дале­ ...Когда мы наконец оказались в боте и, лежа на палубе, подста-
ко метнул две гранаты... нчили разгоряченные лица освежающим брызгам студеной воды, меня
После их взрывов стало тихо. Никто не стрелял. окликнул старший лейтенант Лебедев. Он стоял позади нас, ш и р о к о
риесганив ноги. К о ж а н к а , перехваченная р е м н я м и , плотно облегала
— П о ш л и ? - спросил я Даманова и Харабрина.
em фигуру. Лебедев пристально смотрел на меня. О н , видимо, хотел
Мы отползли назад и присоединились к Мотовилину.
ч I O - T O спросить, но махнул рукой: уж очень, д о л ж н о быть, выглядел я
— Я его спрятал в камнях, — сказал Мотовилин Даманову. — Егеря
рпстеринным и расстроенным. Впору было повернуться и уйти, а я все
не найдут.
еще топтался на месте. Лебедев усадил меня, сам сел рядом и сказал:
«Неужели он говорит о Рябове? Почему спрятал?» Я хотел спро­
сить об этом Мотовилина, но за гребнем высоты разгорелся бой, и мы Тяжело потерять друга. Ты видел убитых егерей на гребне в ы с о ­
п о с п е ш и л и на помощь разведчикам Лебедева и Червоного. ки? (!аша первым туда поднялся и сразил троих. Сгоряча ринулся в п е ­
Обогнув отвесную скалу, мы поднялись на гребень сопки и тут ред но весь рост. Такая у него, должно быть, натура. Проложил нам д о ­
увидели трупы трех егерей. В стороне, л и ц о м в н и з , лежал н а ш рогу, а сам погиб. У тебя, Виктор, был очень хороший товарищ. Ж а л ь ,
разведчик. похоронить не удалось. Ни его, ни Рябова. Вот Рябов... Ж и л и — дружи-
— Сенчук! ||и три Николая. Одногодки. Все с одного катера, в одной футбольной
команде играли. А в базу возвращаются двое. Что поделаешь? Война...
Я сразу узнал Сашу, кинулся к нему, перевернул его на спину. Ч е р ­
К >тому надо привыкнуть.
ные пряди волос рассыпались по высокому С а ш и н о м у лбу. Л и ц о п о ­
темнело настолько, что уже нельзя было различить черные точечки
угрей. А рот чуть открыт, и, кажется, Саша вот-вот спросит нас: «Как 4
же это, братцы, со м н о й такое случилось?»
— Саша! Саш!.. И мы привыкли.
Не знаю зачем, но я тормошил друга, искал рану, говорил что-то Не все сразу, каждый по-своему, но свыкались с опасной и, н е с м о ­
несвязное и пришел в себя, когда на плечи мне легли тяжелые руки тря па это (а может, и м е н н о поэтому), привлекательной службой в от­
Николая Лосева. Его прислал к нам Лебедев. ряде морских разведчиков. Об опасности старались не думать — где на
— Будет! - он тянул меня назад. — С л ы ш и ш ь , Виктор? Отходим к undue с п о к о й н о ?
морю. Группа Лебедева уже пересекла ложбину. Живей! Через три д н я мы уже готовились к походу всем отрядом. П о л о в и ­
Выстрелы п р и б л и ж а л и с ь к в е р ш и н е с о п к и . С соседней в ы с о т ы на отряда состояла из новичков, в отличие от нас, «старичков», п о б ы -
ударили м и н о м е т ы . М о т о в и л и н , Харабрин и Д а м а н о в о т о ш л и и иишпих в одном или двух рейдах.
что-то к р и ч а л и н а м , угрожали кулаками. Только теперь я п о н я л , что Этим рейдом командовал старший офицер из отдела разведки
мы о с т а в л е н ы для п р и к р ы т и я группы и С а ш у С е н ч у к а не удастся штаба флота майор Добротин, тот самый Л е о н и д Васильевич Д о б р о -
унести. тип, который отбирал будущих разведчиков в комсомольских органи-

20 21
Виктор Иванов Лицом ищу

зациях Мурманска. Еще не познакомившись с майором, мы уже м н о ­ tivк бригады подводных лодок Николай Аркадьевич И н з а р ц е в высту-
гое о нем слышали. Добротин сражался на фронтах гражданской вой­ Ihi II недавно на спартакиаде, где завоевал титул ч е м п и о н а флота по
ны против Юденича, Д е н и к и н а и Мамонтова. Командовал эскадро­ пп лиге. Тех, кто не знает Инзарцева, это может удивить. Среднего р о с -
ном в к о н н и ц е Буденного. Награжден В Ц И К о м почетным оружием. 1,1, слегка сутулый и сухощавый, Николай Аркадьевич мало похож на
О к о н ч и л морской факультет инженерной академии. I ч желого атлета. А между тем это очень сильный человек. Штангист и
Лебедев сказал о майоре: футболист, л ы ж н и к и яхтсмен.
— Каждого разведчика видит насквозь. Имейте это в виду! Споим вестовым м а й о р Д о б р о т и н назначил матроса Виктора
Д о б р о т и н я в и л с я в отряд н а к а н у н е похода. Э т о был н е м о л о д о й , 1;фзамова. М а л е н ь к и й и ю р к и й Тарзанов, Витек, к а к мы его н а з ы в а ­
н о с т р о й н ы й , в ы с о к и й о ф и ц е р с о светлым е ж и к о м в о л о с н а голове. ли, нос к н о п к о й , всегда с м е ш л и в о е л и ц о у с ы п а н о в е с н у ш к а м и , —
Л и ц о у м а й о р а продолговатое, п л о т н о сжатые губы наглухо з а к р ы ­ ныл очень р а з б и т н ы м , л о в к и м и с м е л ы м матросом. П о я в и в ш и с ь в
вают м а л е н ь к и й рот. С виду м а й о р п о к а з а л с я с у р о в ы м . Но вот, п о ­ кубрике после своего н а з н а ч е н и я , Витек гордо в ы п я т и л грудь и за-
сле р а п о р т а Лебедева, раздалась к о м а н д а «Вольно» и з а в я з а л а с ь порио крикнул:
н е п р и н у ж д е н н а я беседа Д о б р о т и н а с т е м и , кого он уже з н а л , так - Ш и р е дорогу! Вестовой командира идет!
как сам отбирал их в отряд. П о т о м майор п о з н а к о м и л с я с н а м и , м о ­ Мы только улыбнулись, не решаясь подтрунивать над Витьком.
р я к а м и из подплава, и, н а к о н е ц , с «артистами» - т а к мы н а з ы в а л и шили, что он за словом в карман не полезет. А матрос Белов, д о б р о в о -
д о б р о в о л ь ц е в , которые п р и ш л и в отряд из а н с а м б л я к р а с н о ф л о т ­ нец из группы флотского ансамбля, этого не знал.
с к о й песни и п л я с к и . - Витек! — Белов преградил дорогу вестовому. — К а к ты в развед-
— Тех, кто еще пороху не нюхал, — сказал Добротин, — и кто в на­ к v попал? Ты, говорят, на р ы б н о м траулере п о в а р е н к о м у кока служил?
шем деле ищет... - тут он задержал взгляд на группе «артистов», — од­ Прайда?
ни только романтические приключения, я хочу предупредить: н и к а ­ - Правда! — согласился Тарзанов, хотя он п р и ш е л в отряд с «мор­
кой особой романтики не предвидится. Проникнув в б л и ж н и й тыл ского охотника». — А что? Поварское дело — занятие умственное. Это
врага, мы д о л ж н ы оттянуть часть его войск с передовой п о з и ц и и . Ч е м ivfie не на сцене ногами дрыгать.
труднее будет нам, тем легче станет на передовой. Значит, надо, чтобы Зная, что Белов числится в ансамбле танцором, Тарзанов тут же
нам было трудно! Вот и вся романтика... им кинул перед н и м смешное коленце. Все рассмеялись. А Белов с в ы ­
И больше - ни слова о разведке. М а й о р Д о б р о т и н рассказывал о соты своего почти двухметрового роста пренебрежительно посмотрел
замыслах врага, который рвется к Мурманску, не считаясь с п о т е р я ­ Митька, отступил назад и только сказал:
ми. Если Гитлеру удастся захватить М у р м а н с к и й порт и К и р о в с к у ю - М-да! На я з ы к ты боек. Салага-салага, а бьет ф о н т а н о м , к а к
дорогу, мы потеряем важные к о м м у н и к а ц и и , с в я з ы в а ю щ и е нас с с о ­ кит...
ю з н и к а м и , и л и ш и м с я огромных природных богатств Севера. З а щ и т ­ - Нет, погоди! - уже вцепился в него Тарзанов. — Вот пойдем в
н и к и Заполярья самоотверженно сражаются за каждую сопку на разведку — держись рядом. Не пропадешь! Я тебя научу и рыбку л о ­
дальних подступах к Мурманску, за каждый камень на этой сопке. мить, и уху варить.
О с о б е н н о ожесточенные бои развернулись сейчас на реке Б о л ь ш а я Кругом одобрительно зашумели.
Западная Лица. На западном берегу этой реки, в тылу врага, мы и бу­ - И д и ты!.. — окончательно смущенный Белов вырвался из рук
дем действовать. Иитька. — С к а ж и , какой учитель объявился. Это ты в походе держись
Двумя группами отряда командовали старший лейтенант Лебедев около м е н я . Не затопчут! А когда выдохнешься, я тебя, клопа, в ранец
и капитан Инзарцев. Мы хорошо знали капитана. Ф л а г м а н с к и й ф и з - in пакую и понесу.

22 23
Виктор Иванов Лицом ищу

- А что? Я с п о л н ы м удовольствием! - Витек нисколько не оби­ ет сапогом - одним солдатским сапогом, принадлежность которого не
делся и повернулся к нам: - Вот майор говорил, что в горной войне нет оставляет никаких сомнений. На правом фланге стоит босой матрос
лучшего транспорта, чем вьючный - на ишаках. Так я скажу майору, Белов. Без винтовки и босой...
что - спасибо флотскому ансамблю - нам уже и ш а к не нужен... Ч т о же произошло?
До полудня мы отбили несколько атак, а когда враг получил под­
5 крепление, начали постепенный отход к соседней сопке. Первая груп­
па уже заняла новый рубеж, а наша еще удерживала господствующую
Бой в районе Большой Западной Л и ц ы складывался для нас вна­ высоту. Вражеские атаки нарастали. Егеря настолько приблизились,
чале благоприятно. Н е м ц ы , испуганные появлением советских раз­ что мы слышали их крики и топот кованых сапог. П о т о м на высоте
ведчиков в своем тылу, оставили одну сопку, потом другую. Сбив бое­ остались два отделения прикрытия - Лосева и Даманова. С нами -
вое охранение, мы оказались на господствующей высоте. Внизу, в п о ­ майор и капитан.
крытых мглой ущельях, противник сосредоточивал силы для атаки. Н а п р я ж е н и е боя нарастало, и тут нервы матроса Белова не выдер­
Майор Добротин приказал Лебедеву разведать соседнюю сопку. жали. Оглянувшись, он крикнул: «Уже все отошли!» - и побежал. За
Майор предвидел ход событий. Не всегда, оказывается, господ­ ним последовали еще три разведчика. О н и скатились вниз и, чтобы с о ­
ствующая высота является лучшей для боя. Под н а м и сейчас был ров­ кратить дорогу к сопке, кинулись напрямик, к озеру. Мы яростно о б о ­
н ы й гладкий гранит. В землю не зарыться, маскироваться негде, а п р о ­ ронялись на высоте. Стрельба усиливалась, а беглецы р е ш и л и , что это
тивник, вероятно, вызовет самолеты. Соседняя сопка значительно н и ­ противник уже ведет по ним огонь. Побросав винтовки, они бултых­
же, зато ее пересеченный и покрытый валунами хребет пригоден для нулись в воду, а Белов освободился даже от своих сапог.
обороны. Сбить нас с той сопки будет нелегко. Но майор не только это В это время майор распекал старшину Лосева:
имел в виду. Он хотел создать видимость нашего отступления. И когда - Где ваше войско? Половину растеряли? Эх вы, горе-разведчики!
под натиском превосходящих сил мы начнем отход к берегу и в сторо­ Добротин и Инзарцев легли в цепь, и мы отбили еще одну атаку
ну передовой, то егеря, чтобы отрезать нас от м о р я , вызовут д о п о л н и ­ неприятеля.
тельные силы. А мы по уже разведанному маршруту - узкому ущелью Я видел в б о ю м а й о р а - он с п о к о й н о ц е л и л с я и стрелял из а в ­
- ускользнем от них. томата. К о р о т к и м и о ч е р е д я м и строчил и з пулемета И н з а р ц е в . И з ­
Таков был замысел командира, и, в конечном счете, майор н а в я ­ редка п о г л я д ы в а я по с т о р о н а м , Гриша Х а р а б р и н , Н и к о л а й Л о с е в ,
зал противнику свой план боя. Мы целый день оборонялись и нанесли Алексей Р а д ы ш е в ц е в и другие р а з в е д ч и к и с о ж е с т о ч е н и е м , но без
большой урон врагу. Оттянув часть вражеских войск с передовой, мы страха вели о г о н ь и, готовясь к б л и ж н е м у б о ю , п о л о ж и л и р я д о м
тем самым помогли нашей пехотной части контратаковать неприятеля гранаты. Коля Д а м а н о в воевал лихо, с к а к и м - т о о з о р с т в о м , и м н е
и занять более выгодные позиции. б ы л о л е г к о рядом с н и м . Хотелось даже п о д м и г н у т ь Н и к о л а ю и
Задача выполнена, а наши потери невелики. Почему же мы воз­ к р и к н у т ь ч т о - н и б у д ь веселое. Утром, когда вдали т о л ь к о п о к а з а ­
вращаемся домой с таким чувством, будто нас постигла неудача? Вот и л и с ь егеря, н а с т р о е н и е было совсем другим. Томила н е и з в е с т н о с т ь
з н а к о м ы й пирс. Мы сошли на берег, построились и в тягостном м о л ­ и к а к а я - т о смутная тревога: к а к сложится бой? Все это п р о ш л о . Д а ­
ч а н и и ждем, зная, что команды «Разойдись!» не будет. же в к р и т и ч е с к и е минуты в р а ж е с к о й атаки страха не было. Р я д о м -
Среди нас - четыре безоружных разведчика. Старшина отряда твои к о м а н д и р ы и твои т о в а р и щ и ! И если два н а ш и х отделения с
Григорий Чекмачев сверяет по списку номера четырех винтовок - к о ­ о д н и м пулеметом сдерживают целую роту егерей, то тебе уже все
му какая принадлежит. Около старшины крутится Витек и размахива- кажется н и п о ч е м !

24 25
Виктор Леонов Лицом к щу

По к о м а н д е м а й о р а мы о т о ш л и к сопке и с о е д и н и л и с ь с груп­ Здесь, на Севере, мы столкнулись с очень сильным и о п а с н ы м


п о й Лебедева. П о з ж е других на сопку взобрались И н з а р ц е в , Л о с е в , противником. Егеря Гитлера натренированы в горной войне. П о л к и и
Х а р а б р и н и Тарзанов. Л о с е в и Харабрин несли п о д о б р а н н ы е у о з е ­ оатальоны из корпуса генерала Дитла, угрожающие Мурманску и все­
ра в и н т о в к и . му Кольскому полуострову, имеют большой опыт боев в горах юга - в
— Трофеи героического прикрытия! — объявил Харабрин. — П р и ­ 1|к'ции и Югославии, в горах севера - в Норвегии. Егеря умеют в о ­
казано доставить в базу в полной сохранности. гнан.. Чтобы сокрушить такого врага, надо быть сильнее его. Сила
А Витек, грозно потрясая сапогом, уже направился к побледнев­ силу ломит.
шему Белову. Хочешь победы — будь не только смелей и отважней егеря, но одо-
— Сейчас у меня этот и ш а к попляшет! — объявил нам Тарзанов, но щ'пай его своим мастерством, хитростью, сноровкой. Это придет не
тут же замер под строгим окриком майора: сразу. Д л я разведчика-североморца легкой жизни не предвидится. Раз­
— Отставить! ведчику-североморцу опасность будет угрожать и на море, когда д е ­
...И вот мы стоим в строю в своей базе и ждем, когда придет м а й ­ сант только идет к берегу, занятому врагом, и там, на берегу. Будут т я ­
ор Добротин, который задержался на мотоботе. Что он нам скажет? желые и непрерывные бои в ближних и глубоких тылах неприятеля.
К а к оценит минувший бой? Какое наказание ждет паникеров? Скоро наступит осень, а следом за нею все покроется мраком кру-
Завидев майора, капитан Инзарцев уже собирался отдать рапорт, I посуточной полярной ночи, и тогда начнется самая страдная пора для
но Добротин только рукой махнул: не надо, мол! Он близко подошел к разведчиков. Воевать и спать придется на каменистом грунте, под леде­
нам и заговорил тихо — спокойно и тихо. Но каждое его слово стучало нящим ветром, в пургу и в метель. По нескольку дней, а может, и недель
в ушах и в сердце: не будет горячей п и щ и — в рейдах нельзя разводить костер. По кручам
— Паникеров передают в трибунал. Там их судят сурово, по з а к о ­ скал, по топкой тундре, через горные ручьи и болота трудно даже без
нам военного времени. М н е стыдно, больно и стыдно, что среди д о б ­ |)оя пройти один километр, а придется совершать марши с боями на д е ­
ровольцев отряда, среди отобранных и проверенных, оказались такие, сятки километров, забираться на еще более крутые горы и сопки, чем
которых должен судить трибунал. Позор! Я был с вами в бою. Знаю, тс, какие мы уже видели, пробираться через ущелья и пропасти.
для многих это было первым испытанием, и надеюсь, что виновные Трудно воевать на скалистом побережье моря, еще трудней — вда-
смоют с себя это позорное пятно. Поэтому я не передам их в трибунал. пи от его берегов. Но если ты решил стать разведчиком — да еще м о р ­
Но никогда — слышите? — никогда и никому мы не позволим бросить ским разведчиком! - в твоем сердце не должно быть робости перед
тень на отряд, который дрался отважно. Кто в отряде останется, тот сильным и коварным врагом и страха перед суровыми и с п ы т а н и я м и .
станет настоящим морским разведчиком, тот будет гордиться этим ( трах врагу и неистребимую ненависть к захватчику должен ты нести
званием. А теперь, друзья, отдыхайте. и своем сердце!
И, козырнув, ушел. Действуешь ли в составе отряда, в мелкой группе или тебе придет­
Вечером в кубрике только и было разговору, что о первом «чепе». ся сражаться в одиночку, — вся твоя надежда в оружии. Владей им в с о ­
Старший лейтенант Лебедев в небольшом кругу моряков беседо­ вершенстве. Но самое сильное оружие советского разведчика — это его
вал о призвании и долге разведчика, об истинной и ложной р о м а н т и ­ чистая совесть и высокий долг перед Родиной.
ке морской службы. Нам, ушедшим с кораблей для боевых действий на ...Об этом говорил нам старший лейтенант Георгий Лебедев, и мы
суше, Лебедев рисовал картины, которые могут одних отпугнуть, дру­ слушали его, не перебивая. Н и к т о ни о чем не спрашивал. Все было
гих зажечь. И это тоже было своеобразным испытанием для каждого предельно ясно, а выбор — остаться в разведке или вернуться в базу —
добровольца, пришедшего в отряд. еще был свободен для каждого моряка.

26 27
Виктор Иванов Лицом к лицу

Но выбор уже был сделан. Появление Оленьки Параевой вызвало необычайное оживление
После второго рейда я тоже долго не мог заснуть, но уже не п о т о ­ гцеди разведчиков. Некоторые м о р я к и вспоминали старую примету о
му, что меня томили какие-то сомнения. Нет! Я вспомнил строй незавидной судьбе корабля, который примет на бортженщину. «Да ка­
разведчиков на пирсе и босоногого Белова на правом фланге. Я отчет­ ким она ж е н щ и н а - девчушка!» - говорили те, кто с особым усердием
ливо представил себе позор, до которого лучше не дожить, чем его II ал следить за своей внешностью. Едко подтрунивали над м н и м о
испытать. Лучше пасть славной смертью С а ш и Сенчука, лучше уж, на п и л ь н ы м и , повалившими на прием к «доктору», у которого чуть ску­
самый худой конец, мучиться перед кончиной, как тяжело р а н е н н ы й п а е т е с румянцем личико и озорные серые глаза с необычайно д л и н ­
матрос Николай Рябов, чем, подобно Белову, здоровому и невредимо­ ными ресницами.
му, не иметь силы поднять голову, чтобы посмотреть в глаза своему Я демонстративно высказывал свое равнодушие к «разведчику в
командиру, своему товарищу. юбке», зло подшучивал над ее пациентами и поплатился тем, что с о -
И с п ы т а н и я только начинались. Но второй рейд уже не похож был m-ршенно неожиданно стал объектом внимания Ольги Параевой. Ей
на первый. in- понравилась моя п ы ш н а я шевелюра. В присутствии других развед­
С п о к о й н е й и уверенней смотрел я в будущее. чиков Параева сделала мне замечание и посоветовала постричься.
— Что вы, Олечка! — тут же вмешался в разговор Витя Тарзанов. —
V Леонова вся сила в волосах, как у Черномора — в бороде. Читали
«I 'услан и Людмила»?
СИЛА СИЛУ ЛОМИТ Но Параева совершенно серьезно смотрела на меня и только м и ­
гала своими д л и н н ы м и светлыми ресницами.
— Разве у вас прическа? — спрашивала она, я в н о недовольная тем,
1 что мне как раз нравилось. - Лес дремучий! И потом - это же негигие­
нично! Хотите, Леонов, я сама вас подстригу? Аккуратненько...
В истории отряда североморских разведчиков м о ж н о встретить — К о н е ч н о , хочет! Что за вопрос! — увивался вокруг Параевой Ви­
названия различных мысов и фьордов. Чаще других упоминается м ы с тек. - П р и н е с т и н о ж н и ц ы ? Мы его мигом из Черномора в Беломора
Пикшуев на побережье Мотовского залива, близ устья реки Большая превратим.
Западная Лица. Этот отлогий мыс косой вдавался в Мотовский залив. Я вспылил и сказал Параевой, чтобы она оставила меня в покое.
Если учесть, что через залив шло снабжение наших войск, о б о р о н я в ­ М не этого показалось мало, и я посоветовал Параевой заниматься лучше
ших хребет Муста-Тунтури, то станет ясно, какое значение придавал мазями и таблетками для своих пациентов. Их и без меня хоть отбавляй.
враг мысу Пикшуев. Здесь были его наблюдательные пункты, доты. — Вот какой вы!..
П о с т о я н н ы й гарнизон горных егерей-пехотинцев и артиллеристов Параева смутилась и отошла.
оборонял м ы с с моря и суши. Через два д н я уже при совершенно иных обстоятельствах Параева
Накануне первого похода на мыс Пикшуев к нам в отряд п р и ш л а припомнила мне этот разговор.
Ольга Параева, Оленька, как ее тут же прозвали разведчики, - м а л е н ь ­ В первом рейде на мыс Пикшуев я больше наблюдал за боем, чем
кая, стройная, миловидная блондинка, карелка по национальности. активно в нем участвовал. Сразу после высадки меня ранило: осколок
Параеву направили в отряд как санитарку и переводчицу. Она знала мины впился в правую ступню.
ф и н с к и й язык, а, п о д а н н ы м разведки, мыс Пикшуев обороняли н а р я ­ Боец, р а н е н н ы й в тылу врага, особенно остро переживает свое
ду с егерями и ф и н н ы . бессилие. Он видит, как трудно товарищам, не может им помочь, и сам

28 29
Виктор Дввнов Вицам к тар

им в тягость, если рядом нет санитара. Я находился в небольшой груп­ Я догнал разведчиков, чтобы тут же с н и м и расстаться. Сбив бое-
пе старшего лейтенанта Клименко. С моря к Пикшуеву направились иое охранение, взводы ушли вперед и сосредоточились для атаки дотов
взводы Лебедева и младшего лейтенанта Бацких во главе с майором гарнизона мыса. Майор Добротин приказал Параевой остаться со
Добротиным. С ними была санитарка Параева. Разведчики К л и м е н к о мной и, если нам будет угрожать опасность, дать сигнал.
должны перерезать дорогу к тылам противника, когда основная груп­ - Ч т о у вас? - недовольным тоном спросила Параева, когда мы
па ударит по гарнизону мыса. Чтобы не ослабить группу, я отказался от остались одни.
сопровождающего и попросил лейтенанта оставить меня одного - От этого тона мне стало не по себе.
пусть все следуют по своему маршруту. - Ничего! - грубо отозвался я и отвернулся. — Отдохну и пойду
Разрезав голенище, Степан Мотовилин снял с меня сапог и пере­ дальше. А вы, между прочим, можете сейчас идти. Я вас не задер­
вязал раненую ногу. Клименко, оставив мне запасной д и с к к автомату живаю.
и две гранаты, сказал: - Послушайте, Леонов, вы не в базе, и мы не о прическе спорим.
- Это на всякий случай... Спрячьтесь в камнях и ждите. После боя Что за капризы?..
придем за вами. Чувствую себя виноватым и потому молчу.
- Не тужи, Виктор, придем! - подбодрил меня Степан и побежал Мы сидим на одном камне, с п и н о й друг к другу. М н е н и с к о л ь к о
догонять ушедших вперед разведчиков. не легче оттого, что санитар рядом. Параева нервничала: где-то впере­
Я остался один и вскоре понял, что одиночество тяготит меня еще ди раздались выстрелы, застрочил пулемет...
больше, чем ранение. Кругом тихо, и эта т и ш и н а настолько томила - Слышите? - Ольга тревожно посмотрела на меня. Я не выдер­
своей неизвестностью, что я обрадовался, когда в горах прогремели жал, закричал:
выстрелы. Они то приближались, то опять удалялись. Солнце уже п р и ­ - Что ж вы сидите? Там бой идет. Бегите туда!
гревало. Олений мох - ягель отдавал солнцу скопленную за ночь вла­ - Но майор? Он мне приказал...
гу, и невидимые в камнях ручейки журчали все сильней. А выстрелы - А м ы , Оля, - я первый раз назвал ее по и м е н и , - вместе пойдем.
раздавались все реже, приглушенней, и не с той стороны, откуда их Ладно? Вдвоем веселей, вы только чуточку помогите м н е .
следовало ждать. Я знал, что звук в горах обманчив, верил, что такой Опираясь на автомат, я встал. Ольга положила мою левую руку се­
о п ы т н ы й следопыт, как Мотовилин, найдет ко мне дорогу. И все же бе на плечо. И - точно не было н и к а к о й размолвки - мы п о ш л и туда,
н и к а к не мог унять охватившего меня беспокойства. где все сильней разгорался бой.
Вдруг я решил, что рана у меня пустяковая и я смогу двигаться. Через десять минут я уже лежал в цепи, рядом с пулеметчиком,
Встал, попробовал опереться на пальцы правой ноги и тут же прикусил показывал ему цели и сам бил из автомата.
губу, чтобы не выдать себя криком. Ольга Параева присоединилась к разведчикам, атакующим доты.
Настороженно оглядываясь по сторонам, я пополз. Нестерпимо
болела раненая нога, ломило шею. Потом началось головокружение. 2
Ощутив слабость во всем теле, я уже пожалел, что покинул место, где
меня будут искать. Теперь я не найду этого места и могу заблудиться. В каждой схватке есть тот критический момент, когда решается
Выстрелы прекратились. По ним нельзя ориентироваться. За каждым судьба боя.
чахлым кустом, за каждым камнем чудилась мне засада. Отчаяние п р и ­ Мотовилин, Даманов, Лосев и Радышевцев - все из группы К л и ­
дало силы и, прыгая на одной ноге от камня к камню, я забирался все менко - огибали большой дот на вершине Пикшуева. Из амбразур д о ­
выше на вершину мыса. та егеря поливали свинцовым дождем камни, где засели разведчики

30 31
Виктор ПЕОНОВ йацвытц

Лебедева. Я видел, как Мотовилин и Даманов метнули по две противо­ В дот спустился матрос Куприянов из взвода Лебедева. Увидев
танковые гранаты, ослепив на несколько секунд амбразуры дота. Это­ майора, он близко подошел к нему и глухо сказал:
го было достаточно, чтобы разведчики Лебедева ринулись в атаку. - С т а р ш е г о л е й т е н а н т а у б и л о . Р а з р ы в н о й — п р я м о в голову.
Большой дот пал. Наповал...
Допрыгав до разгромленного дота, я увидел погнутые стволы пу­ Д о б р о т и н побледнел, тихо вымолвил: «Не может этого быть...»
леметов в развороченных взрывами амбразурах. В просторном доте
Потом так же тихо Куприянову:
уже находились майор Добротин, лейтенант Клименко, Ольга Парае­
ва и еще пять разведчиков. На полу, у порога, лежал убитый немецкий - Бегите во взвод, скажите, что скоро приду.
офицер. Другой офицер, высокий финн, стоял навытяжку перед ма­ Куприянов выбежал из дота.
ленькой Ольгой и что-то быстро говорил. Шесть обезоруженных фин­ - Передайте фендриху, — обратился Д о б р о т и н к Параевой, — что
ских солдат выстроились у стены и смотрели на Параеву. На столе ле­ ему и его солдатам ничего не угрожает. Пусть лягут в котловине за д о ­
жали финские автоматы и одна винтовка с оптическим прицелом. И том. А охранять их будет... Сможете? - он посмотрел на м е н я и, не
еще на столе был телефон. дождавшись ответа, скомандовал: — Остальным — за м н о й !
Ольга тревожно поглядывала на телефон, когда переводила речь Но тут загудел зуммер телефона. М а й о р подошел к аппарату, взял
финского офицера. трубку и, подражая голосу фендриха, заговорил п о - н е м е ц к и :
— Это фендрих, прапорщик по-ихнему. Его зовут Хейно, - расска­ - У аппарата Хейно. Я вас слушаю... Нет, не надо открывать огня.
зывала она майору. - Фендрих говорит, что немецкий обер-лейтенант Атака отбита. Обер — в соседнем доте. Скоро прибудут?.. Благодарю!
пришел сюда из штаба, что в Титовке, договориться о смене. Немцы Мы н е д в и ж н о стояли, настороженно прислушиваясь к этому р а з ­
должны их сменить через два часа. Обер-лейтенант доложил по теле­ говору, и облегченно вздохнули, когда майор п о л о ж и л трубку.
фону своему начальнику, что наша атака отбита и теперь они нас контр­ - К о м е н д а н т Титовки благодарит вас, Хейно! — едва сдерживая
атакой сбросят с высоты.
улыбку, обратился майор к фендриху, а потом сказал н а м : — Обещает
Майор повернулся к фендриху, спросил его по-немецки: прислать подкрепление и сам сюда пожалует. Что ж! Встретим гостей...
— Вы вели наблюдение за заливом? М а й о р вышел из дота. Разведчики последовали за н и м .
— Да, тетрадь с записями наблюдений забрал обер-лейтенант, — П л е н н ы е вели себя с м и р н о и л и ш ь тревожно поглядывали в одну
слегка коверкая немецкий язык, ответил фендрих, — но последние сторону. Насколько м о ж н о б ы л о их понять, о н и показывали, откуда
данные я помню наизусть. Повторить? ожидается опасность.
— Не надо, тетрадь эта уже у нас. В чьем подчинении вы находи­ К доту подошел р а н е н н ы й в руку матрос В о л о ш е н ю к — его п р и ­
лись? С кем поддерживаете сейчас связь по этому телефону? слал К л и м е н к о - и рассказал, как был убит старший лейтенант. Л е б е ­
— С комендантом укрепленного района Титовка. Ему и подчинен дев п о д н я л в атаку взвод и тут же был сражен пулей.
непосредственно. - Д о л ж н о быть, ф и н с к и й с н а й п е р стрелял р а з р ы в н ы м и , — сказал
— Ясно! — майор не отрывал взгляда от фендриха, который, при­ Волошенюк.
жав руки к бедрам, стоял по стойке «смирно». - Какое последнее до­ Снайпер? Я вспомнил п р о винтовку с оптическим прицелом.
несение передали коменданту Титовки? — Проверь, Волошенюк, чем заряжена винтовка, что л е ж и т на
— Час назад доложил о вашем нападении на опорный пункт и тут столе в доте?
же побежал к переднему краю.
В о л о ш е н ю к зло посмотрел на пленных и спустился в дот.
— Эй, кто тут? Где майор? - кричали снаружи. Винтовка оказалась незаряженной. С н я в с нее оптический п р и ­
цел, В о л о ш е н ю к уже собирался уходить, как о п я т ь загудел зуммер. Ус-
32 33
3. Лицом к лицу
Виктор Леонов Лоцом к лицу

л ы ш а в «Алло! Алло!», я побежал к доту, чтобы предупредить Волоше- Командиром отряда назначили капитана Инзарцева, он и послал
н ю к а , но было уже поздно. Гпиышсицова с Дамановым проведать нас.
- Та шо ты брешешь, як собака? - спрашивал Волошенюк, отча­ Ждем большого пополнения! - Это была последняя новость,
я н н о продувая трубку, и только после моего окрика оторвал ее от уха и mnipvio передали нам друзья.
бросил на стол. - Та хиба ж я знал? - оправдывался он, когда я ему
рассказал, что он наделал. — Может, бежать до майора?.. 3
П о к а разведчики уничтожали склады, доты и оборудование н а ­
блюдательных пунктов, из Титовки к мысу подошла колонна егерей. Мотопилин и я лежим в одной палате. У Мотовилина легкое р а н е -
П л е н н ы е ф и н н ы еще издали заметили немцев и дали м н е знать. Воло­ пне Излохмаченный и небритый, в д л и н н о м до пят халате, Мотовилин
ш е н ю к побежал к майору предупредить об опасности. 41 ним и I угла в угол и нещадно ругает себя за то, что согласился эваку-
Из Титовки по Пикшуеву били пушки и минометы. Ранило ради­ ироилiься и госпиталь. М н е обидно, что Степана выпишут из госпита­
ста и разбило радиостанцию. ли раньше меня, и я останусь здесь один.
А с моря к берегу уже шли два наших «морских охотника» и м о т о ­ Я гоже не бреюсь, даже не причесываюсь. Злясь на себя, зачем-то
бот майора — «Касатка». Забравшись на вершину мыса, К о л я Даманов рш-сказываю Степану, как м о ж н о ошибиться в человеке и какой, н а ­
флажками просигналил кораблям: «Поддержите нас огнем!» М о р я к и пример, славной девушкой оказалась Ольга Параева. Степан, конеч­
ударили из пушки и пулеметов, не дали егерям обойти нас со стороны но, не понимает меня. Поскольку мы находимся в госпитале, он тут же
побережья. I Iпиит свой «диагноз»:
П е р в ы м и к берегу в ы ш л и раненые. Четыре разведчика несли на 13иктор, ты начинаешь портиться. Тебе вреден постельный ре­
плащ-палатке убитого Лебедева. Волошенюк и я сопровождали в о е н ­ жим. Как только меня выпишут, смазывай раненую пятку. Я тебя п о -
нопленных. Позади нас разведчики вели неравный бой с наседавшими можду у ворот госпиталя.
на них егерями. Последними на командирский мотобот погрузились Иремя тянется бесконечно долго, и свет нам не мил. Если, вспо­
разведчики из отделений Мотовилина и Радышевцева. миная былое, я решил все же говорить о днях, проведенных в госпита-
«Касатка» отстала от катеров, и на полпути к базе ее настигли пе, то л и ш ь потому, что они связаны с Добротиным, которого вскоре
«мессершмитты». Пулеметчик с «Касатки» отбивался от вражеских и с ­ I уда привезли. Много часов скоротали мы в беседах с майором. И эти
требителей и поджег один самолет. Но на палубе «Касатки» уже были пессды запомнились надолго.
убитые и раненые. Недалеко от берега сильно поврежденный мотобот Майора положили в палату тяжелораненых. Узнав об этом, мы об­
стал тонуть, и майор приказал всем добираться до берега вплавь. манули бдительность сестры и вскоре оказались у дверей этой палаты,
Раненый Добротин последним покинул мотобот. по столкнулись с дежурным врачом.
Через три д н я в госпиталь, где находились на излечении раненые - Что сие значит? - строго спросил он. - Кого вам нужно?
разведчики, пришли Радышевцев и Даманов. От них я узнал, что Оль­ Майора Добротина! - выпалил Степан, и это нас спасло. М а й ­
га Параева помогла майору Добротину выплыть к берегу и что н а ш и ор услышал з н а к о м ы й басок разведчика.
катера забрали всех спасшихся с «Касатки». Добротин находится пока - Пропустите их, доктор, - попросил майор дежурного врача.
в морском госпитале, а его вестовой Тарзанов, тяжело р а н е н н ы й в - Пять минут! - строго объявил доктор и, хмуро посмотрев на нас,
грудь, отправлен в тыловой госпиталь. Отряд с большими почестями viпел. Мы юркнули в палату.
хоронил Лебедева. Могила его находится на высокой скале, обращен­ Майор полулежал на высоко взбитых подушках. Он как-то удивлен­
ной к морю. но смотрел на нас, потом угрожающе поманил указательным пальцем.

34 35
Виктор ЛЕОНОВ Лицом ищу

- Садитесь, раз это вы!.. Что с тобой? - спросил он Степана. чини подкрепляться. И тут прискакал высланный на опушку р о щ и д о -
- Пустяки, царапинка. Боюсь, товарищ майор, что тут п о - н а с т о ­ н»|жый с паническим криком: «Беляки! Ц е л ы й эскадрон вытянулся из
я щ е м у заболею. ( сма. Нас окружают!..» Курсанты бросились к к о н я м , уже к о й - к т о , за­
- Так... К а к ваша нога, Леонов? йми подтянуть подпруги, болтается с седлом под брюхом лошади. И
Я поморщился и сказал, что врачи грозят продержать меня в гос­ I мех и горе! С а м чуть было не сорвался с места... И вот это «чуть» до
питале около двух месяцев. I их пор простить себе не могу. Выскочили бы мы врассыпную из р о щ и
- Ух ты! - облегченно вздохнул майор. - А я к а к увидел вас - и как з а й ц ы на борзых! Но я взял себя в руки и приказал всем
испугался! спешиться.
Мы со Степаном недоуменно переглянулись. Надо вам сказать, что село было от нас в пяти километрах, а п р о -
- Что за вид? - строго спросил майор и окинул нас осуждающим ш и н и к вряд ли мог знать о н а ш е м присутствии и м е н н о в этой р о щ и ц е
взглядом. - Обросшие, растрепанные! Как же м н е сказать врачу, что таких р о щ и ц кругом много, и окружить нас было не так-то просто.
вы - морские разведчики? Не поверит... Хотите быстрей выписаться - II о у страха глаза велики. Когда теряешь самообладание, то уже мысли
следите за собой! Не раскисайте. Чтобы не сердить врача, - он п о с м о ­ скачут вкривь и вкось. «Ты что панику разводишь?» — закричал я на
трел на часы и, хотя положенные пять минут еще не истекли, р е ш и ­ л< мирного. «СВОИМИ глазами видел!» - убеждает он меня.
тельно сказал: - Давайте на этом кончим. А вечером обязательно п р и ­ К опушке р о щ и мы подошли в полной боевой готовности и тут же
ходите ко мне. Идет? установили, что из села вышел не эскадрон, а только взвод, и о н а ш е м
Мы с радостью согласились и поспешили к выходу. местоположении он ничего не знал. Мы внезапно атаковали его, р а з ­
Вечером, тщательно побрившись и освежившись одеколоном, за­ ними наголову и даже пленных захватили...
стегнув халаты на все пуговицы, мы явились к майору, а покинули его ...Так вот - о Белове! - продолжал майор. - Всю дорогу, пока шел
палату л и ш ь в час отбоя. Потом уже каждый день наведывались к н е ­ к нам от пирса, я думал, к а к м н е поступить с Беловым? И в с п о м н и л
му. М а й о р знал, что в строй вступит не скоро, и уж во всяком случае в ни да этот, уже д а в н и й случай с дозорным. Ф а м и л и ю его забыл. Д р а з ­
разведке по тылам врага ему не доведется бывать. Может, поэтому он и нили его потом Паникадилом. И был он П а н и к а д и л о м до тех пор, п о ­
говорил с нами о том, что считал крайне важным. ка не заслужил орден за храбрость. Уж он старался! А в первом бою,
- Почему я не наказал Белова и других паникеров? - повторил он кик видите, оплошал. Это бывает...
вопрос, заданный ему однажды Степаном. - В самом деле - почему? - Точно, т о в а р и щ майор! - не выдержал я. - По себе знаю!
- Он так искренне удивился этому, что я решил поругать Степана за Майор Добротин около месяца пробыл с н а м и в госпитале, потом
то, что тот вспомнил этот неприятный случай из ж и з н и отряда. - Ну, пи отправили на окончательное излечение в тыл. В последний вечер
слушайте... майор показал н а м два письма, которые он хранил в одном конверте.
М а й о р поправил подушку и чуть прикрыл глаза, будто силясь что- I lepuoe письмо, от жены старшего лейтенанта Лебедева, п р и ш л о из
то вспомнить. 1шку. Лебедева благодарила майора и всех разведчиков за заботу и в н и ­
- В ваши годы я уже немало повоевал и все-таки однажды чуть не мание к ней.
праздновал труса... Вот тогда-то я и узнал истинную цену самооблада­ «Вы просите меня быть стойкой, - писала она. - Об этом и Ж о р а
н и я в бою. Для разведчика это особенно важно. просил меня в своем последнем письме. Вот его слова: «Идет второй
М е н я с взводом курсантов выслали в разведку - Юденич тогда н а ­ месяц войны. Я верю в ж и з н ь и в нашу победу. Ты - жена советского
ступал на Питер. После ночного поиска расположились мы на отдых в разведчика. У тебя должно быть спокойное и храброе сердце. И чтобы
небольшой рощице. Отпустили подпруги, дали к о н я м корму, сами н а - наш м а л ы ш к а никогда не видел слез в твоих глазах... П о м н и ш ь , когда

36 37
Виктор Леонов Лицам к щц

мы только познакомились, твоим героем был Овод. Ты восхищалась 4


его стойкостью и верностью. И ты часто повторяла строчки, которыми
он з а к о н ч и л свое последнее письмо любимой ж е н щ и н е : «Я счастли­ Календарь показывал осень, а на севере началась зима.
вый мотылек, буду жить я иль умру...» Неистовый шальной ветер гнал с моря снежную крупу, заметая
М а й о р оборвал чтение. сугробы и оголяя камни. М н е после длительного пребывания в госпи-
Я не решался поднять головы, чтобы не заметили моего волнения. I ильной палате ветер казался особенно лютым. Пряча голову в поднятый
Я п о м н и л роман «Овод» и эти строки. И еще я не забыл, что говорил поротник и опираясь на палку, я шагал осторожно, чуть прихрамывая.
мне Лебедев после гибели С а ш и Сенчука... И кармане гимнастерки лежало направление, в котором сказано, что
— Такой он был, н а ш старший лейтенант Георгий Лебедев! - ска­ Пеонов «временно к строевой службе не годен». И з - з а этой бумажки я
зал майор. - А вот другое письмо, не отправленное. Его писал н е м е ц ­ изменил маршрут и вместо штаба флота п о ш е л п р я м о в отряд.
к и й обер-лейтенант, тот, что был убит в доте ф и н н о в на Пикшуеве. - К а к же н а м быть? — с п р о с и л м е н я к а п и т а н И н з а р ц е в , п р о ч и -
Тоже адресовано любимой. И здесь есть стишок, видимо, сам обер сочи­ I ни н а п р а в л е н и е и перелистав лечебную книжку. — С б а з о й , д о п у ­
нил. Переводится он так: «Нас занесло в холодные края по воле ф ю р е ­ с т и м , я договорюсь. Но в боевую группу зачислить не могу. Куда
ра. Молись за меня! М н е уже теперь снятся страшные сны... П о л я р н а я I акого, с палкой? — И вдруг л ы ж н а я п а л к а с м е т а л л и ч е с к и м н а к о н е ч -
ночь и вьюга. Я еще живу, а м е н я считают убитым. И я н и к о м у не м о ­ и п к о м , которую я держал в руке, навела к а п и т а н а на м ы с л ь : — А не
гу сказать, что м е н я , живого, похоронили. Только д и к и й олень прихо­ послать ли тебя, дружок, на л ы ж н у ю базу? З а й м е ш ь с я п о к а х о з я й -
дит на м о ю могилу и трубит свою тоскливую песню...» с гном, а там в и д н о будет.
— Скажите, какой чувствительный немчик! - удивился Степан. - Так я остался в отряде, а к концу з и м ы , когда р а н а окончательно
Только этот обер, между прочим, был отчаянным! Строчил, гад, из пу­ шрубцевалась, уже п р и н и м а л участие в рейдах по тылам врага.
лемета, пока мы к самой амбразуре не подползли. Олень трубит?.. - Теперь в поход отправлялись закаленные в боях и с п а я н н ы е к р е п ­
Степан усмехнулся. - Может, товарищ майор, это моя противотанко­ кой матросской дружбой разведчики, о делах которых я м н о г о слышал
вая протрубила ему последнюю песню? на л ы ж н о й базе, читал во фронтовых газетах и листовках.
— В о з м о ж н о , - м е д л е н н о отозвался м а й о р , д у м а я , в и д и м о , о Вместе с ветеранами отряда выросли новые отважные следопыты
ч е м - т о своем, так к а к з а г о в о р и л п о т о м горячо, у б е ж д е н н о : - Вот Заполярья. Б ы л и среди них м о р я к и разного возраста. Отделениями
о н и с н е м е ц к о й т о ч н о с т ь ю п о д с ч и т а л и , н а с к о л ь к о у них б о л ь ш е са­ командовали п р и з в а н н ы е из запаса м и ч м а н ы , главстаршины, с т а р ш и ­
м о л е т о в и орудий, и з м е р и л и силу своих ударных г о р н ы х д и в и з и й , ны, такие к а к Александр Н и к а н д р о в , Анатолий Б а р и н о в , Андрей
бригад, п о л к о в . По расчетам их штабистов получается, что д о л ж н ы П ш е н и ч н ы х и другие. Прославились и недавно п р и з в а н н ы е на флот
о н и в с а м ы й к о р о т к и й с р о к взять н а д н а м и верх. Только этого, - комсомольцы Александр М а н и н , З и н о в и й Р ы ж е ч к и н , Евгений Улен-
м а й о р г р о з н о потряс п и с ь м а м и , - этого они не п р и н я л и во в н и м а ­ к о м и многие их ровесники. Б о л ь ш и м авторитетом среди м о р я к о в
н и е . Э т о не поддается их учету! Их о б е р - л е й т е н а н т у за г р а н и т н о й пользовались л ю д и , умудренные ж и т е й с к и м о п ы т о м , — м у р м а н с к и й
с т е н о й о п о р н о г о пункта чудилась смерть и в с я к а я ч е р т о в щ и н а . О т ­ инженер Ф л о р и н с к и й и ленинградский слесарь Абрамов, мастера и
ч а я н н о дрался? - М а й о р повернул голову к Степану. - О т ч а я н н ы й умельцы, в совершенстве з н а в ш и е не только свое, но и трофейное ору­
- это не з н а ч и т храбрый. Н а ш с т а р ш и й л е й т е н а н т ш е л на с м е р т н ы й ж и е , походное снаряжение. Б ы л и среди нас отличные спортсмены —
б о й , штурмуя дот, и верил в ж и з н ь , верил в победу. До п о с л е д н е г о студенты ленинградских институтов Головин, С т а р и ц к и й , Шеремет.
д ы х а н и я верил! Пусть эта вера н и к о г д а нас не покидает. А сила? С и ­ 11а л ы ж н о й базе я подружился с Василием К а ш у т и н ы м , который п р и ­
ла н а ш а еще скажется! шел и отряд из пограничных войск. Бывалый разведчик и о т л и ч н ы й

38 39
йитвв йввнав Вицам к щу

стрелок, сержант Кашутин ревностнее всех обучал свое отделение ска­ Д в а егеря в д л и н н о п о л ы х ш и н е л я х с в ы с о к о п о д н я т ы м и в о р о т ­
лолазанию, маскировке, наблюдению в горах. н и к а м и шагают навстречу друг другу. О н и не в и д я т о б л а ч е н н ы х в
Ветераны отряда с радостью встречали новичков, а особенно тех, белые маскхалаты р а з в е д ч и к о в , р а с п л а с т а в ш и х с я на снегу. Да и р а з ­
кого давал н а м флот. Мы п р и н я л и в свою семью старых знакомых по ведчики видят часовых л и ш ь тогда, когда те сходятся в центре п л о ­
базе — электрика Павла Барышева, моториста Ивана Л ы с е н к о , штур­ щ а д к и . П о т о м егеря р а с т в о р я ю т с я во м р а к е н о ч и , ч т о б ы через д в е —
мана Ю р и я Михеева, кока с подводной лодки Семена Агафонова, с п и ­ три м и н у т ы п о я в и т ь с я на э т о м же месте. Егерей н а д о «снять» о д н о ­
санного, кстати, на берег за какой-то неблаговидный поступок. Ага­ в р е м е н н о , иначе п е р в ы й ч а с о в о й заметит и с ч е з н о в е н и е другого и
ф о н о в был единственным моряком, для которого к а п и т а н И н з а р ц е в п о д н и м е т тревогу.
сделал исключение, зачислив в отряд под свою личную ответствен­ Егеря разошлись. Теперь за каждым из них пополз разведчик. Ра­
ность. Если строгий Инзарцев пошел на такой шаг, то, видимо, в ы с о ­ д ы ш е в ц е в притаился за валуном близ т р о п и н к и , утоптанной часовы­
ко ценил этого хладнокровного и безгранично смелого помора. К а к ми, и замер. Когда, уже возвращаясь, егерь, сутулясь и глядя себе под
показало время, Инзарцев не ошибся в Агафонове. ноги, проходил мимо валуна, Радышевцев одним п р ы ж к о м настиг его,
Теперь в отряде были партийная и комсомольская организации. оглушил прикладом и тут же загнал ему в рот кляп. Только потом он
На должность комиссара политотдел прислал старшего политрука Дуб­ полез в карман за ремешком, чтобы связать егерю руки на спине.
ровского, опытного политработника. К нему я и обратился с просьбой П о к а Радышевцев это делал, ему послышался приглушенный хрип
разрешить мне пойти в очередной рейд, и если м о ж н о — в отделение борющихся людей. Он побежал в противоположную сторону, но Дама­
Кашутина. Комиссар посоветовал Инзарцеву взять меня в связные. нова не нашел, а увидел следы, по которым м о ж н о было определить,
- После большого перерыва в боях, — сказал мне комиссар, — вам что здесь недавно происходило. Вот тут была засада Даманова, отсюда
надо находиться поближе к командиру. А отделение Кашутина пойдет он напал на егеря и свалил его с ног. Егерь, видимо, сопротивлялся,
замыкающим. когда Д а м а н о в скручивал ему руки. Следы на снегу показывали, как
Темной вьюжной ночью высадились мы на скалистом берегу и н а ­ двое отчаянно боролись, катались по земле, приближаясь к обрыву, где
чали марш через горы к вражеской базе. Дорогу отряду прокладывали след оборвался.
неутомимые ходоки Мотовилин, Радышевцев и Агафонов. Впереди Радышевцев вздрогнул, услышав внизу шорох, и отскочил назад,
идущие ненадолго задерживаются у црепятствия. А з а м ы к а ю щ и е пре­ схватившись за автомат. Во мраке ночи не видно того, кто, цепляясь за
одолевают препятствие, когда первые уже далеко ушли вперед. К о м и с ­ к а м н и , карабкается наверх. Свой или чужой? Радышевцев увидел
сар шел с з а м ы к а ю щ и м и - разведчиками Кашутина, с теми, кто не от­ пальцы левой руки, потом н о ж , зажатый в правом кулаке, и н а к о н е ц
ставал и кто следил, чтобы не было отстающих.
показалась л ы ж н а я ш а п ч о н к а Даманова.
Полночь. В горах свирепствует с н е ж н ы й буран. В пяти метрах - Коля! - шепотом позвал Радышевцев. Д а м а н о в подполз. Пот
уже не видно идущего впереди разведчика, и, чтобы не потерять друг
градом струился с его лица.
друга, мы д в и ж е м с я плотной цепочкой почти до самого конечного
— С-сиг-наль! — выдохнул он.
пункта.
Радышевцев просигналил н а м ручным ф о н а р и к о м .
Недалеко от вражеской базы все залегли. Только двое, Алексей Р а ­
О б г о н я я друг друга, мы поднялись на площадку.
дышевцев и Николай Даманов, ушли вперед, чтобы первыми забрать­
И н з а р ц е в повел свою группу к стоявшей под навесом колонне ав­
ся на площадку б л и з базы, где выставлены часовые. Мы с нетерпени­
т о м а ш и н , а Дубровский своих разведчиков — к казарме и складу.
ем ждем развязки короткой, драматической схватки, которая на я з ы к е
Когда сноп огня взвился над складом, группа Инзарцева уже гро­
разведчиков называется: тихо «снять» часовых...
мила автоколонну и подожгла цистерну с горючим. О с в е щ е н н ы е пла-

40 41
Виктор ЛЕОНОВ Лицом к лицу

м е н е м егеря метались между казармой и складом и падали, сраженные ***


меткими очередями из наших автоматов.
Мы отошли вовремя. На складе боеприпасов начали рваться сна­ Мы сидели в кубрике, не спеша готовили свое снаряжение к похо­
ряды. Вражеская артиллерия открыла огонь по своей базе. ду. Больше всего забот выпало на долю Семена Васильевича Ф л о р и н -
Десантные катера уже были далеко от берега, а мы все еще видели ского: он проверял пулеметы — н а ш и и трофейные. Ф л о р и н с к и й к а к
бушующее пламя пожаров над сопкой, где недавно побывали. И долго всегда придирчиво осматривал оружие, но вдруг, оторвавшись о т д е л а ,
еще потрясали окрестность взрывы рвущихся в огне снарядов. сказал:
О п е р а ц и я была проведена внезапно, стремительно и дерзко. — В прошлом году, как раз в это время, сидел я со своей Еленой
Больше всего, помню, меня поразила спокойная уверенность развед­ Васильевной на концерте в Мурманском театре. Концерт, к о н е ч н о ,
чиков в исходе боя. Точно иначе и не могло быть! большой, майский. Жена - в праздничном платье, а сам я - в новой
Да, это был уже другой отряд, и сила другая - та, что ломит вра­ бостоновой тройке. П р и галстуке. При галстуке, ребята! Чудно...
жью силу, та, в которую наказали нам верить и сами безгранично в е р и ­ Я представил Семена Васильевича в штатском т е м н о - с и н е м б о ­
ли м а й о р Добротин и старший лейтенант Лебедев. стоновом костюме с жилеткой. Рядом — нарядно одетая жена. О б ы ч ­
ная, к а к будто бы, картина, но сейчас она показалась действительно
чудной и, главное, очень далекой.
— Н а ш - ш е л что вспомнить: жену да бос-стоновый костюмчик... —
НА ВЫСОТЕ 415 снисходительно пожурил его Николай Даманов. — Раз-змечтался!
Но Даманов тут же спохватился, что это может обидеть уважаемо­
го в отряде оружейника, и, сменив тон, добавил:
1 - Не будем вс-споминать прошлое. Будем глядеть вперед. П р о й ­
дет, допус-стим, десяток лет и расскажешь ты, Семен Васильевич,
Нас, разведчиков, в шутку называют моряками сухопутья. споим деткам, как в ночь под Первое мая нанесли мы визит егерям-ла­
Море провожает нас в трудный, опасный путь. П р и высадке шум пландцам. Это интерес-сно будет ребятам послушать.
прибоя заглушает шаги десантников, ступивших на вражий берег. А Наступила пауза.
бой мы нередко ведем далеко от моря - в сопках и в поросшей мхом- - Х о р о ш о б ы , - тихо отозвался Ф л о р и н с к и й . — Х о р о ш о б ы , К о ­
ягелем тундре, на вершинах гор и в расщелинах скал. пя! - в о с к л и к н у л он. — Вот, скажу, ребята, ж и л да был в н а ш е м о т р я ­
Когда возвращаемся к берегу, к катерам, темная ночь, надвигаясь с де э л е к т р и к с п о д в о д н о й л о д к и , лихой разведчик, о т в а ж н ы й с т а р ­
Баренцева моря, укрывает нас от преследователей. Моряки с катеров ш и н а второй статьи по ф а м и л и и Д а м а н о в . О т ч а я н н а я душа! И вот
помнят, сколько нас высадилось, и видят, сколько нас вернулось. Разде­ однажды...
ляя нашу скорбь, они ничего не спрашивают о тех, кто остался в горах... - В глухую п о л я р н у ю ночь!.. - в тон ему п р о д о л ж а л Е в г е н и й
Каждый поход в тыл врага имел свои особенности. Так было и с Улснков.
памятной для нас операцией, названной потом в истории отряда — П о ш - ш е л травить! — беззлобно оборвал Уленкова Даманов.
«Майским рейдом». У нас не принято было много говорить о предстоящих походах.
Началась эта операция в канун Первого военного мая 1942 года. К Днем командир отряда капитан Инзарцев четко определил задачу раз-
тому времени я, в звании старшины второй статьи, командовал груп­ педки, и всем стало я с н о , что на этот раз уходим не в о б ы ч н ы й рейд. А
пой управления в составе десяти разведчиков. вечером с н а м и беседовал комиссар отряда Дубровский. Он вспомнил

42 43
Виктор Пеанов Пицомкщц

разгромленные нами опорные пункты неприятеля, захват «языков», а метко, и вот уже сопка охвачена пламенем, точно ее покрыли я р к о -
потом сказал: красной ш а п к о й , обдуваемой ветром. Прильнув к иллюминаторам, мы
- Каждая наша операция продолжалась ночь или сутки. Не боль­ скандируем:
ше. А что, если бы не удалось сразу вернуться в базу? Чего только на - Дай-дай-дай!
войне не случается! Вдруг обстановка изменится и придется действо­ Точно повинуясь этой команде, катерники отвечают залпами по
вать в тылу врага несколько суток - как тогда? мысу Пикшуеву.
Вероятно, об этом думал каждый из нас, но распространяться на Над морем разыгралась артиллерийская дуэль, а н а ш катер, не
эту тему не хотелось. «Начальству виднее, как в таких случаях посту­ сбавляя хода, уже разворачивается для высадки первого десанта.
пить», — полагали одни. «Разве моряки оставят нас в беде? Выручат!» - С высокого мыса ведут огонь вражеские пулеметчики.
твердо верили все. Не ожидая, пока спустят вторую сходню, прыгает в воду матрос
А комиссар, чтобы не оставлять никаких сомнений на этот счет, Шеремет, за н и м - Даманов и комсорг нашего отряда С а ш а М а н и н .
продолжал: По трапу, с пулеметом на весу, сбегают Флоринский и Абрамов. Ш т у р ­
- Неожиданность и внезапность - к этому нам, разведчикам, не муем первую высоту. Шеремет на бегу кидает гранату. О н а разорвалась
привыкать. Однако надо быть готовым и к длительным, упорным б о ­ m большим валуном, и следом за ней метнулись вперед Даманов и М а ­
я м . Следом за нами в десант уйдет подразделение морской пехоты. У нин. Р а н е н ы й Шеремет, споткнувшись о труп вражеского пулеметчи­
них - своя задача. А мы, разведчики, будем высаживаться первыми. ка, сцепился врукопашную с огромным егерем, вторым номером пуле­
И не бесшумно, не под покровом ночи, а в открытую, с боем, привле­ мета. Но трофейное оружие уже в руках Даманова. Он карабкается
кая внимание противника. Так мы поможем пехотинцам. Это будет не ииерх, устанавливает пулемет на самом срезе скалы и дает д л и н н у ю
тот скрытый, короткий и ошеломляющий удар, который хорошо зна­ очередь, которую обрывает взрыв гранаты.
ком многим разведчикам нашего отряда. С р а ж е н н ы й насмерть Коля Даманов медленно сползает, вот-вот
И комиссар несколько раз подчеркнул одно слово: сорвется со скалы. Его подхватывает подоспевший Ф л о р и н с к и й .
— Стойкость! — А-а-а-а! Га-а-ады! - с л ы ш и м мы крик Флоринского.
Вспоминая потом майский рейд, мы уже отлично знали истинную Абрамов и Ф л о р и н с к и й , прильнув к пулеметам — своему и т р о ­
цену той стойкости, о которой говорил нам комиссар. Но это было потом. фейному, — поливают огнем разбегающихся егерей. А справа и слева от
А пока мы усердно упаковывали рюкзаки, проверяли оружие, одежду, обувь них нарастает матросское «ура».
и закончили приготовления только после веселой команда старшины: Мы ринулись в штыковую атаку и, уничтожая на ходу небольшие
— Построиться! Сегодня праздничный ужин. заслоны неприятеля, прорвались в горы.
...Ночь. Первая майская ночь.
Два катера, ревя моторами, бороздят воды Мотовского залива. На 2
полном ходу идут о н и к берегу знакомого нам мыса Пикшуев.
Боевое охранение неприятеля начеку. Его посты наблюдения нас С к о р о , д о л ж н о быть, начнет светать, но пока еще очень темно.
заметили, и в бой вступила вражеская батарея на Пикшуеве. Небо оза­ В л о щ и н а х лежит глубокий, вязкий снег. Ходить н и з о м , да еще с
ряется ракетами, и мы видим, как вокруг нас сближаются ф о н т а н ч и к и нашей поклажей, неимоверно трудно. Д н е м кое-где на сопках образо­
воды — следы разрывов. вались озера, а за ночь подморозило, и они п о к р ы л и с ь предательски
Мористее, на малом ходу, идут еще несколько наших катеров. К о ­ т о н к и м слоем льда. Впереди и по сторонам господствующие высоты
мендоры открывают огонь по прибрежной сопке мыса. О н и стреляют заняты егерями. О н и , конечно, видели наш десант, подсчитали н а ш и

44 45
Виктор ПЕОНОВ Лицом к лицу

силы — не более двух взводов — и теперь, отрезав путь к морю, пресле­ — Идут! - объявляет Харабрин.
дуют нас, глубоко убежденные, что мы попали в ловушку, в западню и — Глянь-ко! — с л ы ш и м мы вологодский говорок С а ш и М а н и н а . —
обречены на верную гибель. Егеря знают, что матросы-разведчики в Егеря-то! Жмут вдоль озера, п р я м о , на виду...
плен не сдаются. М а н и н удивленно смотрит в м о ю сторону, а я, стараясь говорить
А м ы , петляя по ущельям, пробиваемся вперед к тому конечному спокойно,поясняю:
пункту, который на карте командира обозначен ц и ф р о й 415. — Торопятся... И м , Саша, хочется кресты в награду заработать.
До этой высоты еще далеко. Впереди цепи егерей уверенно шагает офицер. Его м о ж н о снять пу­
Капитана Инзарцева беспокоят отстающие — молодые разведчи­ леметной очередью. Но Харабрин не стреляет. Егеря приблизились, и
ки из отделения мичмана Никандрова. О н и могут стать легкой д о б ы ­ мы ударили одновременно из пулемета и автоматов. Цепь разорвалась,
чей преследователей. Инзарцев приказывает: рассыпалась, залегла. Только офицер, точно заговоренный от пуль, да­
— Леонову, Харабрину и М а н и и у - подтянуть колонну. В случае же не пригнулся. Выхватив парабеллум, он что-то кричит солдатам,
чего — задержать егерей. Будете отходить — дайте сигнал ракетой. поднимает их в атаку и, повернувшись к нам боком, опять идет первым.
Занимается утро. Теперь мы различаем гребень самой большой — Силен! — говорит Харабрин. — Знает, что не миновать ему моей
высоты - 415. На гребне - фигуры в длинных шинелях. Егеря с п е ш н о пули, а прет, стерва...
сооружают из камней укрытия и устанавливают пулемет. Разведчики Мы с л ы ш и м несколько крепких слов, сказанных в сердцах. Это не
К а ш у т и н а и Радышевцева обходят высоту 415, чтобы атаковать мешает Харабрину прицелиться и дать меткую короткую очередь.
неприятеля с тыла. О ф и ц е р взмахнул руками, потом согнулся и повалился набок. Егеря
Завязывается перестрелка, и это подстегивает отстающих развед­ этого только и ждали: побежали назад, в кусты, и оттуда открыли бес­
чиков - они прибавляют шаг. А мы бежим к замыкающим колонну, то­ порядочный огонь. А мы лежали за надежным укрытием и чутко п р и ­
р о п и м товарищей. слушивались к стрельбе позади нас.
Два разведчика несут на плащ-палатке Владимира Шеремета. Он Гранаты рвались уже на высоте 415.
ранен в ноги, живот. Шеремет тяжело дышит и кричит идущему рядом Я дал сигнал отходить.
лейтенанту медицинской службы Заседателеву: Д о г о н я я отряд, мы чуть не наскочили на Павла Барышева, кото­
— Не имеете права! Позови комиссара! Позови... рый тащил на себе долговязого Коликова. Я подумал, что К о л и к о в
Заметив нас, он просит остановиться, протягивает руки к Ха­ ранен, но оказалось, что «чемпион по лыжам», к а к он себя назвал,
рабрину: впервые я в и в ш и с ь в отряд ( К о л и к о в действительно считался одним из
— Гриша, Гриш... Д а й мне пистолет! И л и , Гришенька, лучше сам... лучших л ы ж н и к о в Северного флота), попросту скис: он натер ноги,
К а к друга прошу!.. спину. На гонках, по накатанной л ы ж н е , К о л и к о в оставлял Пашу Ба­
Харабрин подходит к Шеремету, пытается его успокоить, но Ш е ­ рышева далеко позади, а в первом же походе по горам и бездорожью,
ремет только скрипит зубами и качает головой: да еще с полной выкладкой выдохся и вот взгромоздился на широкую
— Не друг ты мне... Запомни! Я ведь вам в обузу. Ну, умоляю... спину низкорослого Барышева. А тот, ш и р о к о расставляя ноги, обли­
Харабрин отворачивается и говорит Заседателеву: ваясь потом, кряхтит, но тащит «чемпиона».
— Егеря идут следом. Несите быстрей. Увидев нас, Барышев сбросил с себя Коликова.
Замыкают колонну Барышев и Коликов. К о л и к о в хромает и о п и ­ — Бревно! Ну куда мне с ним?! — закричал он, оборачиваясь к нам.
рается на плечо Барышева. Мы их поторапливаем и залегаем в камнях. - М и ч м а н Никандров приказал: не бросай его! А там бой... А я тут с
Ждать пришлось недолго. ним нянчусь...

46 47
Виктор ЛЕОНОВ Лоцамкщд

В голосе Барышева столько обиды, что мы осуждающе смотрим на - А вы их не ждите, контратакуйте! - приказал И н з а р ц е в . - Пуле­
Коликова. И тут Харабрин, пугливо озираясь по сторонам, стал р а с ­ метчикам Ф л о р и н с к о м у и Абрамову сменить позиции...
сказывать, что за нами по пятам гонятся егеря, вот-вот нас настигнут. Н е о ж и д а н н о , как это часто бывает весной на севере, снегопад
- Братки! — взмолился Коликов. - Дойду, ей-богу, дойду сам! прекратился. Небо прояснилось, и ветер утих.
Только одного меня не оставляйте. Наступила ночь. Высадившийся в районе Западной Л и ц ы ба­
- Дуй в гору! Прикрывать тебя будем! — подбодрил его Харабрин. тальон м о р с к о й пехоты устремился к дороге на Титовку, а п р о т и в н и к
И действительно, Коликов до того резво заковылял, что мы еле- не решался развернуть против нового десанта свои силы, опасаясь
еле поспевали за ним. контратак нашего отряда.
- Видал? — спросил Харабрин Барышева. — Зря ты, П а ш а , спину Егеря наращивали атаки на высоту 415.
гнул. Ведь что получается? Он — чемпион, а из тебя дух вон. Н е с п р а ­ М и н о в а л второй день боя.
ведливо! А теперь даже бога вспомнил. И ш ь , чешет! Тяжелый переход, две бессонные ночи, п р о н и з ы в а ю щ и й холод­
ный ветер со снегопадом и непрерывные бои утомили некоторых р а з ­
3 ведчиков настолько, что о н и едва держались на ногах. Никогда р а н ь ­
ше, находясь в разведке, мы не дотрагивались до вина, а сейчас, когда
Через час мы с боем заняли высоту 415. забрезжил мутный рассвет, лейтенант Заседателев поднес к о й - к о м у из
С ее в е р ш и н ы п р о с м а т р и в а л и с ь две д о р о г и , и д у щ и е из Т и т о в ­ коченеющих разведчиков считанные граммы разведенного спирта.
ки к З а п а д н о й Л и ц е и к м о р ю - к мысу Могильному. Но н а с п р и в ­ Закаленные в походах только покрякивали с досады, когда «док­
л е к а л и более в а ж н ы е о б ъ е к т ы н а б л ю д е н и я . Н а б л и ж н и х с о п к а х , тор» обносил их. Семен Агафонов упросил доктора дать ему понюхать
п ы т а я с ь охватить к о л ь ц о м в ы с о т у 415, с к а п л и в а л и с ь егеря. И х б ы ­ пустую мензурку.
ло много. - Порядок! - сказал он, потирая к о н ч и к носа. - Сейчас бы щей
Василий Кашутин подбадривал новичков: флотских!
- На этой высотке обороняться можно. Скрытно не подползешь. - Пайку с калистратом! — с блаженной м и н о й объявил М а н и н ,
Пусть егеря сунутся. имея в виду чай с к л ю к в е н н ы м экстрактом, к которому питал большую
Но егеря не торопятся атаковать и занимаются н е п о н я т н ы м и ма­ слабость.
неврами — залегают в одном месте, потом переходят на другое. - Гуся с яблоками! Ш а ш л ы к по-кавказски! А М а н и н у — вологод­
- Выбирают исходные позиции, — поясняет Кашутин. ских отбивных! - весело дразнили разведчики друг друга.
С моря подул резкий ветер с л и п к и м снегом, и видимость резко - По местам! - скомандовал я, заметив сигнал наблюдателя.
ухудшилась. Наконец завязалась перестрелка и началась первая с^ака И снова бой, который не прекращался уже до сумерек.
на н а ш левый фланг. Потом группа вражеских автоматчиков, п р о с о ­ В этот д е н ь мы отбили двенадцать атак. Д о л ж н о быть, у егерей был
ч и в ш и с ь меж камней и кустов, угрожала уже правому флангу. Егеря с н а м и , с м о р с к и м и разведчиками, особый счет. О н и р е ш и л и любой
упорно лезли вверх, цепляясь за каждый камень. ценой разгромить отряд.
Группы Баринова и Никандрова спустились по склону, чтобы за­ Следующее утро выдалось пасмурным. Повалил снег. Командир
держать автоматчиков. решил связаться с морскими пехотинцами и договориться о взаимной
В это время с правого фланга прибежал связной с тревожным поддержке.
донесением: Инзарцев приказал м н е , Н и к о л а ю Лосеву и Степану Мотовилину
- Н е м ц ы подбрасывают силы! Готовятся к новой атаке... собираться в дорогу. Нужно было просочиться между с о п к а м и , з а н я -

48 А Лицом к лицу
49
йтшщйтт Лицом к лицу

т ы м и неприятелем, и пройти около шести километров до высоты, где 11улеметчик высунул голову:
располагался штаб батальона. Л а д н о , проходи стороной. Там разберут, что ты за орел.
Выждав, когда буран п о к р ы л с н е ж н о й пеленой всю окрестность, Курица общипанная! — ругался Степан.
мы кубарем скатились по обрывистому склону и оказались в р а с щ е ­ 11о словесная перепалка сразу оборвалась - появился лейтенант.
л и н е скалы. И. опознав нас, рассмеялся:
— Здесь проскочим! — сказал Мотовилин. Уж очень вы подозрительно выглядите. Не то ф и н н ы , не то немцы...
Пурга свирепствовала. Над головой ветер кружил снежные вихри. Мы б ы л и в л ы ж н ы х матерчатых шапочках с д л и н н ы м и козырька­
А еще выше нарастал бой. м и , и меховых куртках и брюках с вывернутой наизнанку оленьей
М ы торопились к а к м о ж н о быстрей выйти и з р а с щ е л и н ы , н о , ког­ шерстью. Не удивительно, что, завидев нас издалека, пулеметчик
да буран прекратился и м о ж н о было осмотреться, выяснили, что цель
H I крыл огонь.
еще далека от нас.
11ришел капитан, заместитель командира батальона, и я доложил
Горы скрадывают расстояние. Идешь-идешь, а кажется, будто
топчешься близ одной и той же сопки. Д а ж е такой искусный ходок, ему обстановку.
к а к Мотовилин, еле передвигал ноги. Н а к о н е ц мы приблизились к Морские пехотинцы знали, что своими действиями на высоте 415
сопке, на которой д о л ж н ы быть морские пехотинцы. Мотовилин р е ­ мы сковали с и л ы неприятеля и тем самым помогли десанту в ы п о л н и т ь
ш и л не огибать ее, а пойти напрямик, через лощину, и мы попла­ ш/шиие в тылу врага. Сейчас штаб батальона располагал только взво-
тились за это. miM охраны. Подразделения еще не вернулись с заданий. К а к только
На открытой местности морские пехотинцы встретили нас «с придет взвод минометчиков, его тотчас же бросят к н а м на выручку. И
огоньком». Я зарылся в снег, съежился под свистом пуль и нещадно ру­ капитан спросил нас, сумеем ли удержаться на высоте еще одни сутки.
гал Мотовилина за его дурацкую храбрость. Ч т о б ы искупить вину, С т е ­ M I D м ы могли ему ответить?
п а н первым встал на колени и закричал: - Надо, — сказал я, — значит выстоим.
— Д у р н и , по своим стреляете! Прекратить огонь! И стал договариваться о маршруте д в и ж е н и я минометчиков, о
— Кто тебя услышит, агитатор? Ложись... — уговаривал его Лосев. корректировке огня и других способах связи.
Но тут мы заметили, что хотя пулеметчик видит нас и продолжает Нам предложили отдохнуть. Плотно перекусив и начисто о п о р о ж ­
изредка строчить, но пули летят высоко. Видимо, он на в с я к и й случай ним портсигар лейтенанта, мы собрались в обратный путь. Проходя
держит нас «на мушке». м и м о знакомого пулеметчика, Степан подмигнул ему:
Деваться некуда - полусогнувшись идем вперед. - Э й , л о в е ц на мушку, гляди в оба! Попадешь к разведчикам, тебя
— К а к в зайцев целятся, — зло ворчал Степан, ускоряя шаг. научат не только руки поднимать, но и на четвереньках ползать.
Неожиданный о к р и к «Стой, руки вверх!» остановил нас. М о т о в и ­ Пулеметчик не о б и ж а л с я . Он провожал нас сочувствующим
л и н сверкнул глазами. З н а я его характер и опасаясь новых н е п р и я т н о ­ и илядом.
стей, я выступил вперед. 4
— Руки вверх поднимать не приучены! — крикнул я невидимому за
к а м н я м и пулеметчику. Мы возвращались с д о б р ы м и вестями и поэтому, превозмогая
— Ясно! А кто такие? — спросил тот же голос. усталость, торопились к своим.
— А ты кто такой! — не удержался Степан и рванулся вперед. — Д е н ь выдался я с н ы й , снег на сопках стаял. Но он еще лежал в л о ­
Ослеп, что ли? Ты и по егерям т а к стреляешь, орел? щине, которую егеря просматривали и простреливали. Разведчики,

50 51
Виктор ПЕОНОВ Попом К щц

чтобы мы могли безопасно проскочить через л о щ и н у к подножию в ы ­ Инимательно осматриваю местность и замечаю холмики из к а м -
соты 415, затеяли ложную атаку и привлекли к себе внимание против­ iicil, которых вчера не было на склоне высоты. К а к о й - т о матрос бежит
ника. Василий К а ш у т и н , Семен Агафонов и Зиновий Рыжечкин п о ­ п м о ю сторону, вот он уже почти рядом, но короткая и близкая пулемет-
ш л и н а м навстречу, подсобили быстрее преодолеть подъем. мин очередь сразила его. И хотя я заметил огненные в с п ы ш к и в камнях
П о к а я докладывал командиру о связи с м о р с к и м и пехотинцами, п а п о ю из холмиков, но не могу удержаться: инстинктивно вскакиваю
мои спутники уже повалились спать. Я забрался между М о т о в и л и н ы м н I vi же, оглушенный ударом в голову, теряю на мгновение сознание.
и Лосевым. Тесно прижавшись, согревая друг друга телами, мы бес­ К счастью, егерь стрелял не очень метко. Пулеметная очередь
пробудно спали до утра. Н и к т о не тревожил наш сон, хотя в эту ночь прошла рядом и л и ш ь одна пуля, срикошетив о камень, поразила л е -
егеря особенно яростно штурмовали высоту 415 и кое-где вплотную пун) щеку. К о н е ц пули торчал во рту.
приблизились к ее вершине. Я отполз в сторону.
...Пошел пятый день нашего пребывания в тылу врага. Бывает же такое! - удивлялся лейтенант медицинской службы З а -
С каждым часом возрастало напряжение боя. П о р о й казалось, что гс/штелев, пытаясь извлечь пулю из щеки. Ему это не удалось. Обмотав
наступает предел испытаниям. Мы э к о н о м н о расходовали патроны и мин I голову бинтами, он оставил только два отверстия — для рта и глаз.
разделили последний сухой паек. С н е г стаял, и мы л и ш и л и с ь воды. Я побежал к Инзарцеву и рассказал, где маскируются вражеские
Кашутин, разбудив меня утром, облизывая сухие, потрескавшиеся на и V I K - М С Т Ч И К И и автоматчики.
ветру губы, спрашивал: Старый прием! - догадался Инзарцев. — Ночью, во время атаки,
— Виктор, вы тут вчера вокруг да около ходили. Не приметили мч оставили вблизи нас. Накрыли плащ-палатками, к а м н я м и . Сейчас
ручейка? мм их выкурим.
— Так ведь озерцо рядом. (!емен Агафонов из снайперской винтовки ударил по одному хол­
— Там уже егеря воду пьют... Худо, Виктор! ми ку, потом по другому. Оттуда выскочили автоматчики, завопили
Вдруг он повернул голову, и я увидел в его глазах ж а д н ы й блеск. и побежали. «Ожили» и другие холмики - егеря покатились вниз.
Рядом с н а м и , на большом плоском камне, темнела маленькая лужи­ Как раз в это время над одной из сопок взвилась красная ракета,
ца. Вася К а ш у т и н смотрел на нее к а к загипнотизированный. и мы услышали многоголосое «ура». С п о м о щ ь ю подоспевшего взвода
— Грязная очень, - говорю Кашутину. морских пехотинцев мы очистили весь склон высоты.
Подходит Павел Барышев. Ему самому до смерти хочется пить, но Егеря закрепились на соседней сопке, и началась нудная м и н о ­
находка принадлежит Кашутину, и Барышев пускается на хитрость: м е т а м перестрелка.
— Брось, Вася! Вчера тут никакой воды не было. Может, Коликов Разведчики получили запас патронов и продуктов. Пехотинцы
ночью с перепугу... « к р е п и л и с ь на флангах высоты 415. Теперь м о ж н о воевать.
— Э, была — не была! А у меня сильно разболелась голова, и я даже не мог открыть рта,
Кашутин становится на колени, закрывает глаза, и через минуту чтобы принять глоток свежей озерной воды. Заседателев потребовал,
на к а м н е темнеет только влажное пятно. чтобы меня с сопровождающим отправили в санбат. Я вспомнил т о м и -
Опять, но уже совсем рядом с нами, разгорается бой. Егеря стреляют н-лыюе пребывание в госпитале после первого ранения и поэтому, п р и ­
почти в упор, хотя их и не видно. Прильнув к каменной глыбе, Манин вы­ паи бравый вид, заявил командиру, что сам дойду до берега, где курси­
совывает наружу краешек своего треуха, и его начисто срезает пулеметной рует санитарный бот, а в базе доложу обстановку. Инзарцев согласился.
очередью. Тогда я подползаю к Манину, приказываю ему пробраться к к о ­ Долго сидел я на берегу, ожидая, когда появится санитарный бот.
мандиру, чтобы доложить обстановку, а сам веду наблюдения. Наконец он показался, заметил мои сигналы и пошел к берегу. Но

52 53
Виктор ЛЕОНОВ

неожиданно бот круто повернул и показал корму. А я не могу кричать - Воевали д н е м , воевали ночью и в каких только разведках не б ы -
— трудно подать голос. Я только неистово размахиваю руками, потом 1Ш)1и! С е м ь дней дрались в обороне. Семь дней! Н а м сейчас ничто не в
д а ю очередь из автомата. Куда там! Бот ускорил ход и скрылся по дру­ лмконинку!
гую сторону нависшей над водой скалы. М ы , к о н е ч н о , соглашались с М а н и н ы м и считали, что выдержали
Я почувствовал себя куда хуже, чем под пулями егерей. Оставалось самый суровый экзамен на стойкость. Теперь сам черт н а м не брат!
только, напрягая последние силы, лезть на скалу в надежде, что с ее Если б ы н а ш разговор подслушал п е р в ы й н а с т а в н и к отряда б ы -
в е р ш и н ы меня опять приметят и возьмут на борт. К о е - к а к перевалил ПШ1ЫЙ р а з в е д ч и к м а й о р Д о б р о т и н , о н б ы с н и с х о д и т е л ь н о у л ы б н у л -
через хребет и увидел матросов, убирающих сходню. О н и кричали, п о ­ си и, б ы т ь может, н а м е к н у л бы н а м на п р и с у щ у ю м о л о д о с т и б е з з а ­
казывая в мою сторону: ботность, б е с п е ч н о с т ь и д а ж е н е к о т о р у ю с а м о н а д е я н н о с т ь . Д а , мы
— Вот он! Вот он! г>ыли м о л о д ы и не очень о п ы т н ы . Мы м е н ь ш е всего д у м а л и о н е о ж и ­
Оборачиваюсь — позади никого нет: что за наваждение? данных и к о в а р н ы х о п а с н о с т я х , к о т о р ы е подстерегают р а з в е д ч и к о в
К счастью, в боте находился раненый о ф и ц е р моряк, который н тылу врага.
узнал меня: А между тем самые трудные испытания и самые тяжелые бои
— Стойте! К а к о й , к черту, фашист вам мерещится? Это же Леонов! (шли впереди.
Из отряда морских разведчиков...
Я спасен!
Измученный, спотыкаясь на каждом шагу, подхожу к берегу.
— Кто их разберет, этих разведчиков! - ворчал уже потом капитан В ОТРЯД ПРИБЫЛ НОВИЧОК
бота. — Нацепят на себя всякую д р я н ь , — он даже погрозил мне паль­
цем. - Я ведь тебя за егеря принял и, грешным делом, думал, что вра­
ги у берега - в засаде, а ты нас заманиваешь... 1

Заманиваю!.. Э к и п а ж бота, даже раненые хохочут.


Я бы, наверное, тоже посмеялся над таким злоключением, но мне С небольшой партией новичков к нам, в отряд морских разведчи­
даже улыбнуться больно. Мотаю забинтованной головой, и только по ков, прибыл М а к а р Бабиков, старшина первой статьи, б ы в ш и й писарь
глазам люди догадываются о моих переживаниях. H I д и в и з и о н а береговой о б о р о н ы , которого я раньше изредка встречал
н политотделе.
Бабикова определили в мое отделение.
С т а р ш и н а отряда Григорий Чекмачев, хорошо з н а в ш и й Бабикова
Через четыре часа бот был в базе, а через двое суток отряд вернул­ но учебному отряду Объединенной ш к о л ы , где о н и вместе служили,
ся с задания. рассказал м н е о новичке все, что полезно знать каждому командиру
Санитарная часть пополнилась разведчиками, которые получили отделения о своем бойце.
легкие ранения или обморозились в этом майском рейде. Таков уж май Во времена давние на берегах Печоры поселялись бежавшие от
в н а ш е м Заполярье! царской немилости староверы-раскольники. О н и занимались з е м л е ­
Врачи нас быстро вылечили. Лосева, М а н и н а , Мотовилина и м е ­ пашеством, п р о м ы ш л я л и охотой, ловили рыбу. Суровый и богатый
ня выписали одновременно. Я п о м н ю , как мы бодро шествовали в от­ край щедро одаривал трудолюбивых пришельцев, упорно хранивших
ряд, и М а н и н горячо говорил: старообрядческий уклад ж и з н и .

54 55
Лицом ищу

и
Макар Бабиков, чтобы опекать младших в с е м ь е и дать им в о з м о ж ­
В далеком от железной дороги селе Усть­Цыльма, где р о д / ™
о м к а
ность окончить школу, согласился занять д о л ж н о с т ь учителя началь­
вырос Бабиков, л и ш ь в тридцатых годах нашего века началась /
ных классов. Сам занимался вечерами, з а о ч н о .
этого уклада. Новое боролось со старым. Молодежь потянулась f З Н а

х а н
Через год Бабикова п р и н я л и в кандидаты п а р т и и , а еще через год
н и я м и, нередко ослушаясь отцов и дедов, уезжала на учебу в ^ Р призвали в армию.
И Та
гельск, а то и в Москву. Строили свои ш к о л ы , техникум. Детвора
С а р К у
Военком Усть­Цыльмы, рекомендовавший молодого учителя в п а р ­
противилась сковывавшим ее обычаям. Когда девятилетнего М з *
г =: крас­ тию, знал, что Макара признали годным к службе на флоте. Но будет ли
Бабикова приняли в п и о н е р ы , он открыто повязал вокруг шеи
л ь к о
и Усть­Цыльме комплектоваться команда на флот? Молодежь жила
н ы й галстук и так смело посмотрел бабке в глаза, что старая ^
11С истребимой мечтой попасть на корабли. Не б ы л о одежды, которая так
перекрестилась, заохала да рукой махнула на мальца.
,ых их привлекала бы усть­цыльминских ребят, как ф о р м е н н а я морская, или
Отец умер р а н о , и заботу о маленьких ­ а в семье Бабико!
• • вече­ хотя бы бескозырка с развевающимися на ветру лентами. И не было
было четверо — разделил с матерью старший Макарка. В зимние
Т И Д
больших героев, чем те, что из кинофильма « М ы из Кронштадта».
ра Макарка запрягал лошадей и возил почту «на перекладных» з» Р
За д е н ь до отъезда из Усть­Цыльмы о с т р и ж е н н ы й под м а ш и н к у
цать с л и ш н и м километров. Возвращался за полночь. Лошади
и и У В
Ьабиков сидел в кабинете райвоенкома, и с т а р ш и й политрук, и м е н е м
трусили домой, а в санях, закутанный в отцовскую оленью м а / '
е н а д
и словом своим поручившийся перед п а р т и е й за М а к а р а Бабикова,
потайном кармане которой лежала заработанная пятерка, спал /
уже не к а к официальное л и ц о ­ как с т а р ш и й т о в а р и щ с м л а д ш и м ­
цатилетний я м щ и к . дколу. беседов&т с п р и з ы в н и к о м о разных делах и с о б ы т и я х , волновавших
Утром, с уже приготовленными уроками, Макарка бежал в
£ТрОВ, к те годы миллионы людей. Ш е л разговор о Х а с а н е , Халхин­Голе, о гря­
Когда наступало лето и Печора разливалась на десятки к и л о / "
Г С Т 0
дущей р е ш а ю щ е й схватке с ф а ш и з м о м и г л а в н ы м образом о том с в я ­
Макарка снаряжал омулевую лодку, причаливал к облюбованном!' У
щенном долге перед Родиной, который для к а ж д о г о гражданина Стра­
покрытому зарослями берегу, мастерил шалаш, хитро м а с к и р о в а в '
ны Советов, а для коммуниста в первую о ч е р е д ь превыше всего.
выпуская на воду чучело утки — «маниху», терпеливо ждал зари
а С Ь На
Д о п р и з ы в н и к и ехали к месту службы по П е ч о р е , потом морем до
стая, пролетавшая над Печорой, кружилась над «манихой», с а д и /
Архангельска, где в порту их ждали к о м а н д и р ы из различных родов
воду и, не вспугнутая чужим звуком, приближалась к берегу. поиск.
После страдной п о р ы уборки урожая М а к а р к а снова <?
К строю, на левом фланге которого стоял М а к а р , направился м о р ­
за парту. ской о ф и ц е р , и лица будущих моряков п о с в е т л е л и . Назначили еще
В четырнадцать лет его приняли в комсомол.
т , _ ии н о ­ один строгий медицинский осмотр, а после н е г о мандатная комиссия
К н и г и , кружки, вечера молодежи открывали перед ребят? у
ji Усть­ с т ь
занялась распределением пополнения в р а з н ы е учебные подразделе­
вый мир, полный заманчивых далей. Из тех далей приезжали iкото­
ния. П о к а Макар гадал, кем он будет — к о м е н д о р о м , сигнальщиком
Цыльму демобилизованные, рассказывали о больших городах, или рулевым, ­ его определили в О б ъ е д и н е н н у ю школу, в учебную р о ­
'рнулся
рых жили­служили, о морях­океанах, по которым плавали. BP ту будущих писарей, во взвод, которым тогда к о м а н д о в а л н ы н е ш н и й
в родное село и дядя Макарки, командир запаса. Он возглавил / С ^Ь С К Ю
наш старшина отряда Григорий Чекмачев.
г- мише­
осоавиахимовскую организацию и стал учить ребят стрельбе пС g а
Началась война, Чекмачева перевели в о т р я д морских разведчи­
н я м . Н е и з м е н н ы м п о м о щ н и к о м у осоавиахимовского к о м а н д / 311 ЫЛ
ков, а писарь из дивизиона береговой о б о р о н ы старшина первой
его п л е м я н н и к . статьи Макар Бабиков еще целый год хлопотал и писал рапорты о н а ­
В семнадцать лет Макар окончил десятилетку. Ровесники • правлении в н а ш отряд. Н а к о н е ц его просьбу удовлетворили.
с ­гестата 1
л и с ь уезжать в разные институты, а обладатель отличного а
57
56
Виктор Иванов Яйцом к щу

И вот н о в и ч о к переступил порог двухэтажного дома, где мы раз­ Кто-кто, а разведчики умели ценить бойца не по внешнему виду.
мещались, и увидел тех, с кем ему так хотелось разделить трудную и за­ М ы знали, что Иван Л ы с е н к о , Алексей Радышевцев и другие сильные
манчивую судьбу разведчика. и рослые воины-спортсмены выходили победителями в единоборстве
К а к его здесь примут? К а к встретят? с врагом, что атлет Владимир Лянде без оружия отважился на руко­
пашную схватку с вооруженным егерем. Но мы знали и многое другое.
2 Ьывший к о к подводник Семен Агафонов, коренастый, н и з к о р о с л ы й ,
с виду увалень, дрался бесстрашно, с н е и с т о щ и м о й энергией и упое­
Низкорослый и худощавый, светловолосый и сероглазый, с у м ­ нием и в то же время с таким мастерским расчетом, что все считали его
н ы м , иногда каким-то пронизывающим взглядом, М а к а р Бабиков самым лучшим разведчиком отряда.
сразу обратил на себя наше внимание, хотя в разговор не вступал А Павел Барышев? А маленький, кудрявый З и н о в и й Р ы ж е ч к и н ,
и только пытливо, настороженно присматривался к окружающей «наш Рыжик», который ростом был на целую голову н и ж е иного еге-
обстановке. ри-альпийца, а ловким ударом сшибал с ног такого егеря и обезоружи­
Старшина второй статьи И в а н П о л я к о в отметил появление Б а б и ­ вал его? А комсорг отряда малоросток Саша М а н и н , из которого, ког­
кова язвительной шуткой: да мы бывали в базе, корреспонденты н и к а к не могли вытянуть
- Полундра! Писарь в разведку пришел... Смерть егерям! 11ескольких слов о тех боевых эпизодах, героем которых он был? Саша бу-
Сказал, даже не взглянув на Бабикова, и, презрительно поводя квально преображался в бою, сражался умело и весело, л и ч н ы м
ш и р о к и м и плечами, вышел из кубрика. примером и шуткой подбадривая товарищей.
Бабиков не смутился. Только метнул острый взгляд в спину уходя­ Нет, мы не торопились судить о новом разведчике по к а к и м - т о
щему Полякову и медленно обвел нас недоуменным взглядом. Всем в н е ш н и м признакам или анкетным д а н н ы м . Пусть писарем, но М а к а р
стало неловко от выходки Полякова. Но тут нас выручил и рассмешил Пабиков уже служил на флоте, а вот комсомолец Борис Абрамов а р ­
Павел Барышев. мейскую службу вовсе не знал, и, вероятно, н и к т о из нас не предпола­
- А ты на эту балаболку Полякова не обращай внимания, - п р и ­ гал, что в паре с Семеном Ф л о р и н с к и м Борис с к о р о станет отличным
ветливо обратился он к новичку. - Мы с тобою, правда, ростом не в ы ­ пулеметчиком. Ф л о р и н с к и й сам выбрал Абрамова в н а п а р н и к и , п р и ­
махали, так ведь малый топор большое дерево рубит! В писарях служил вил ему любовь к оружию, сильно переживал, когда его дружок не п о ­
- эка важность! Вот Семен Агафонов - тот коком был. И что же? П о ­ лучал писем из блокированного Ленинграда, и помогал ему в первых
шел в разведку кок и двух «языков» приволок. Так что ты не обижайся... боевых походах.
- Да я и не обижаюсь... Глядя на них, я вспоминал, кем был для м е н я сержант Василий
- Вот и хорошо! - обрадовался Барышев. - А вот был у нас такой Кашутин, член бюро партийной организации нашего отряда. Его сове­
Коликов... ты - не назидательные, а товарищеские, его п о м о щ ь - не показная,
Взрыв смеха оборвал словоохотливого рассказчика, и тут Бабиков а как будто случайная, оказали мне большую поддержку. П о т о м это
смутился. Он не знал, что П а ш а сел на своего «конька» и начнет теперь «шефство» прекратилось незаметно, как незаметно о н о и возникло.
расписывать, как в майском рейде таскал на спине «чемпиона» К о л и ­ А дружба осталась и крепла с каждым боем.
кова. Приходу Бабикова Павел был рад главным образом потому, что Я никогда не забуду, как в одну из особенно холодных ночей мы
новичок оказался такого же, как и он, роста и, возможно, сменит его лежали с Васей в ложбинке на высоте 415. П р и ж и м а я с ь друг к другу
на левом фланге. Барышев даже примерился к новичку и крякнул «валетом», чтобы м о ж н о было под меховую куртку товарища спрятать
с досады: Бабиков был чуть-чуть выше его. коченеющие ноги, в короткий час отдыха после боя, когда внизу, о б -

58 59
ВикторЛЕОНОВ Лицом к щу

л о ж и в нашу высоту, егеря ждали рассвета для новых атак, мы полуше­ Степан зря обижать новичка не станет/Пусть учит.
потом беседовали о самом сокровенном, самом и н т и м н о м , делились Подбегает Бабиков и не знает, к кому из нас обратиться.
тем, что каждый считал своей л и ч н о й , бережно оберегаемой тайной. - Уходишь? - тихо спрашивает его Степан.
Потом, уже благополучно вернувшись в базу, я поразился тому удиви­ -Уходим...
тельному чувству, иногда ложно принимаемому за человеческую сла­ — А это что?..
бость, которое в трудную минуту легко открывает душу товарищу. Н о с к о м сапога Мотовйлйн показывает на воткнутый в мох окурок
Об этом не жалеешь, если дружба крепка, бескорыстна и проверена в самокрутки.
таком суровом испытании, как бой в тылу врага. - Я не курил! - горячо оправдывается Макар, обращаясь ко мне.
Так учила нас сама жизнь. Она наглядно доказывала великую с и ­ И потом вот доказательство — у меня папиросы...
лу личного примера бывалого разведчика для новичка. - Неважно! Ты на этом месте укладывал свой рюкзак? А раз с о ­
Мы еще ничего не знали о Бабикове, а он уже, оказывается, зна­ брался в дорогу - осмотрись, не наследил ли сам или кто другой.,. Ты
ком с боевой историей отряда, с его героями, хранил все вырезки из га­ I ic курил и я не курил! А почему меня это касается?
зет, где писали о наших рейдах, и втайне мечтал стать таким же отваж­ Бабиков молчит.
н ы м и умелым следопытом, как Мотовйлйн, Радышевцев, Кашутин. Мотовйлйн поднимает окурок, разворачивает его, сдувает табак
Если бы злую шутку о грозном писаре, подавшемся в разведку, выска­ с ладони, разглаживает обрывок уже пожелтевшей бумаги и, хотя ему
зал один из тех, кто был образцом для новичка, то как это несправед­ ясно, что окурок валялся здесь задолго до нашего прихода, у к о р и з н е н ­
ливо и жестоко обидело бы Макара Бабикова! но качает головой.
Но этого не было. Было другое. - Представь, товарищ Бабиков, что мы - в тылу врага, а этот са­
мый окурок оставил кто-либо из нас. Егерь, да еще о п ы т н ы й развед­
3 чик, подобрал окурок, - теперь Мотовйлйн и Бабиков идут рядом,
мирно беседуют и, для вящей убедительности своих доводов, Степан
Мы готовились к глубокому рейду в тыл врага. переходит на «вы». - Посмотрим, что здесь напечатано? «ТАСС». А вот
Избегая стычек с неприятелем, наш отряд должен будет незаметно и число. Егерь уже знает, когда русские проходили, и внимательно о с ­
проникнуть к важным объектам его обороны, разведать их и вернуться матривает окрестность. Вам это ясно?
в базу. А пока решили провести большой учебный поход, максимально — Понимаю...
приближенный к боевой обстановке. Для новичков такой поход - п е р ­ — Теперь смотрите вперед, — все тем же н е в о з м у т и м ы м т о н о м
вая проверка их сил. Вдали от базы молодые следопыты постепенно продолжает Степан. - Видите, к а к дозор обходит кусты? А почему?
освоятся с новыми условиями, ближе познакомятся с бывалыми раз­ Другой, допустим, попрет н а п р я м и к и, г л я д и ш ь , обломает ветку.
ведчиками, короче говоря - на людей посмотрят и себя покажут. Егерь-разведчик подойдет к кустам, в н и м а т е л ь н о осмотрит их и ус­
Первый привал. т а н о в и т : т а к о б л о м а т ь ветку м о г т о л ь к о ч е л о в е к . С м о т р и т о н н а
Разведчики, замаскировавшись, сидят небольшими группами, еще с в е ж и й излом и видит, в какую сторону п р о ш е л человек. Н а ч а -
едят, отдыхают. Только собрались в путь, как слышу - Степан Мотовй­ пась слежка, облава, преследование. Враг предупрежден, усиливает
л й н кличет Макара Бабикова. Поскольку это касается разведчика из охрану и прочесывает всю местность. Он может сорвать н а ш у о п е р а ­
моего отделения, подхожу к Степану. цию. А все и з - з а о б л о м а н н о й веточки... Не п р и т о м и л с я , Бабиков?
- Разреши, Виктор, поучить уму-разуму новичка, - говорит М о ­ Рюкзачок не тянет?
товйлйн, - в твоем присутствии... — Нет, спасибо. Я могу ходить долго и быстро...

60 61
Виктор Пеанов Порой к щу

— Это хорошо. Ходи быстро — ходи осторожно! — многозначитель­ плащ-палатку и с тюком на спине продолжать м а р ш . Он устал, но
но заключает Мотовилин и сворачивает в сторону. не отстал и от помощи товарищей отказался. К о м а н д и р отряда сказал
Я приказываю Ю р и ю Михееву держаться поближе к Бабикову, новичку: «Надо внимательнее собираться в поход». А я упрекал себя и
чтобы ориентировать его на местности. заменившего меня в этом рейде Агафонова: нам следовало тщательнее
— ...А один раз я чуть не напоролся на егерей! - рассказывает проверить снаряжение Бабикова.
Михеев Бабикову уже на следующем привале. — Ш л и мы к «лощине н е р ­ И все же это был только поход, а не та н а с ы щ е н н а я боевыми э п и ­
вов» — так прозвали ту лощину потому, что егеря ее насквозь просма­ зодами и полная различными п р и к л ю ч е н и я м и разведка, о которой
тривали и простреливали. А кругом л о щ и н ы — сопки. И до того одина­ мечтали новички. Пока же молодые разведчики с н е о б ы ч а й н ы м и н т е ­
ковые, что смотреть на них тошно. Когда бог сотворил полярную з е м ­ ресом слушали рассказы бывалых. Степан Мотовилин поведал им
л ю , то, должно быть, что-то напутал. Везде наворочал скалы, ущелья, о некоторых дерзких налетах, о подвиге Григория Харабрина, который
глыбы камней, а эти гладенькие сопки смастерил на один манер. порвался в землянку егерей, трех скосил из автомата, четвертого выта­
Михеев собирался еще многое сказать о капризах и чудесах п р и ­ щил и з - п о д стола и всю дорогу приговаривал: «Хороший «язычок» м н е
роды в Заполярье, н о , заметив нетерпение слушателя, которого и н т е ­ попался, послушный!»
ресовала сама суть происшествия, оборвал свои мысли: — Нет, уж таких «языков», каких доставлял Радышевцев, никому
— Об этом в другой раз... Так вот, посылают в дозор меня и З и н о ­ пока брать не удавалось! — вступал в разговор Барышев. — П о м н и т е и с ­
вия Рыжечкина. Знаете его? Мы его Рыжиком зовем. Я впереди, а о н , торию с братьями баварцами?
как новичок, следом. Я повертываю вправо, а Р ы ж е ч к и н догоняет м е ­ К а к не помнить! Но Б а р ы ш е в умеет рассказывать обстоятельно,
ня, кладет руку на плечо и знаком показывает, что надо свернуть вле­ новичкам полезно его послушать, да и сам случай уж очень п р и ­
во. И ведь оказался прав! Приметил, глазастый, когда мы в п р о ш л ы й мечательный.
раз проскочили через «лощину нервов», что одна сопка близ л о щ и н ы Это было примерно полгода назад. Мы долго ш л и по обледенелым
имеет чуть заметный срез. Значит, у Рыжика глаз наметанный, память сопкам, незаметно просачивались в горы и, когда п о л я р н а я ночь оза­
крепкая. М н е даже стыдно стало перед молодым разведчиком - чуть рялась всполохами северного с и я н и я , недвижно лежали на заснежен­
егерям в пасть не угодил! Спасибо Рыжику... В нашем деле, товарищ ных хребтах скал. П о т о м опять пробирались вперед, п о к а не увидели
старшина первой статьи, только и знай — смотри да примечай! белые холмики у подножия той с о п к и , к которой ш л и . Это и были п о ­
крытые снегом землянки егерей.
4 Группе К а ш у т и н а п р и к а з а л и овладеть у к р е п л е н и е м на в е р ш и н е
сопки. Радышевцев, Агафонов и Харабрин по-пластунски подпол­
После этого похода я был в к о м а н д и р о в к е и не смог участвовать зали к часовому, м а я ч и в ш е м у у к р а й н е й з е м л я н к и . Но р а з в е д ч и к и
в очередном рейде. Знал, что отряд пойдет н е х о ж е н ы м и т р о п а м и , К а ш у т и н а уже завязали б о й . И з к р а й н е й з е м л я н к и в ы с к о ч и л о ф и ­
избегая встречного боя, и все же беспокоился за Б а б и к о в а , к а к , ве­ цер в р а с п а х н у т о м м у н д и р е с автоматом н а п е р е в е с и н а с к о ч и л на
р о я т н о , б е с п о к о и л и с ь и другие к о м а н д и р ы отделений и групп за Радышевцева. Треск автоматов, л я з г стволов и п р и д у ш е н н ы е к р и ­
своих н о в и ч к о в . ки... Н а ч а л а с ь та о ж е с т о ч е н н а я схватка, когда в н е з а п н о с т ь и с т р е ­
Рейд завершился успешно. Единственное маленькое «чепе» было м и т е л ь н о с т ь н а п а д а ю щ и х д а ю т перевес н е б о л ь ш о м у отряду над ц е ­
к а к раз с Бабиковым. П р и падении лопнул его туго набитый рюкзак, лым батальоном.
и все содержимое - галеты, консервы, патроны — рассыпалось. З а п а с ­ Отход прикрывала группа Кашутина. Впереди Радышевцев вел
ного рюкзака не оказалось. Пришлось Бабикову завернуть груз в своего «языка» - немецкого о ф и ц е р а Карла Курта.

62 63
Виктор Шиве Яицвмкщр

А через день, в базе, комиссар читал нам недописанное письмо — Ну и дурак! И зачем только он побежал? — сокрушался Рады­
Карла Курта. Он настойчиво просил родных застраховать имущество шевцев. — В плену встретил бы своего Карла, а в моем счете прибавил­
от пожара и, невесело иронизируя, сокрушался, что нельзя застрахо­ ся бы еще один «язык». А то — долг, фюрер!
ваться от русских разведчиков. «И еще бы мне застраховаться от этого
ужасного холода. Боюсь, мама, что когда-нибудь у м е н я замерзнут ***
к и ш к и в животе. Когда Ганс окончит военное училище, пусть не взду­
мает проситься на Север, в Лапландскую армию. П о к а ж и ему это ...Павел Б а р ы ш е в рассказывает о Р а д ы ш е в ц е в е . Р а д ы ш е в ц е в
письмо...» вспоминает, как на Пикшуеве м а й о р Добротин разговаривал по теле­
Младшему Курту не довелось читать это письмо. Младший Курт фону с комендантом немецкого гарнизона в Титовке. Рассказывают
выхлопотал себе назначение в Лапландскую армию. И мы благодаря и многое другое. А новички слушают нас, и им кажется, что самое и н ­
тому же Радышевцеву убедились в этом три месяца спустя. тересное, самое героическое уже совершилось без них.
...Дул лобовой шквалистый ветер. Бот зарывался носом в волну — Когда пойдем в настоящую разведку? — спросил меня к а к - т о
и долго шел к берегу. Переход к тому же опорному пункту неприятеля Бабиков.
был более тяжелым, чем в первый раз. Бушевавшая накануне мартовская — Об этом не спрашивают. Но пойдем, обязательно пойдем!
поземка оголила лед на сопках - лыжами нельзя было пользоваться. Кто мог тогда знать, что следующий рейд будет самым тяжелым,
П р о т и в н и к ночью усилил охранение, и еще до подхода к з е м л я н ­ что авангардную группу отряда через несколько дней будут считать п о ­
кам нам пришлось выдержать бой. У нас появились раненые. Все же гибшей, что только восемь разведчиков из этой группы вернутся
мы подожгли склад, захватили несколько землянок. Егеря засели в в свою базу, и среди них — недавний новичок, м а л е н ь к и й старшина
главном блиндаже, который они соорудили в стене отвесной скалы. первой статьи М а к а р Бабиков с большим и отважным сердцем настоя­
Подступиться к блиндажу трудно. Пробовали атаковать в лоб - опять щего разведчика.
понесли потери. Тогда Радышевцев и Шерстобитов обошли скалу и
стали в нее врубаться ступеньками. Оказавшись наверху, они спрыгну­
ли на крышу блиндажа. Только одному егерю после взрыва гранат уда­
лось выскочить из блиндажа. Он кинулся бежать. В Д В О Й Н О М КОЛЬЦЕ
- В р е ш ь , не уйдешь! - к р и к н у л Р а д ы ш е в ц е в и п о г н а л с я за
«языком».
Налегке одетый егерь уходил все дальше, и главстаршина п о н я л , 1

что медлить нельзя. Он вскинул винтовку и выстрелил. Егерь тотчас


же пропал из виду, а Радышевцев стал осторожно пробираться вперед. Мы находимся в новой базе.
Труп егеря лежал меж камней. Расстегнув о ф и ц е р с к и й китель с В я с н ы е д н и хорошо виден противоположный берег Мотовского
лейтенантскими погонами, Радышевцев извлек из внутреннего карма­ залива с двумя нацеленными на нас выступами — мысами. О д и н мыс —
на документы убитого и поспешил к своим. Пикшуев — хорошо знаком разведчикам. Он исхожен вдоль и поперек.
Вот одна запись из к н и ж к и - д н е в н и к а Ганса Курта: Сейчас нас интересует другой м ы с , за которым начинается ш и р о к о е
«Прибыло извещение, что Карл пропал без вести. К а к это понять? устье реки Титовка. Появится ли д н е м в заливе н а ш катер или над п о ­
Я твердо решил проситься на Север, в часть Карла, чтобы заменить луостровом Рыбачий взлетит самолет — наблюдатели со второго мыса
его. Так повелевает мой долг и мой фюрер!» сразу засекают их, а вражеские батареи открывают огонь.

64 5. Лицом к лицу 65
Виктор Пеонов Лицом к щу

— Вредный мыс! — сказал кто-то из разведчиков, имея в виду Растянулись! — с плохо скрытой досадой говорит к о м а н д и р от-
о п о р н ы й пункт егерей, оборудованный у самого моря. — И название |1н пи Пехотинцам за вами не угнаться.
этому мысу дали невеселое: Могильный. Но время?..
В тяжелый и сложный рейс на м ы с М о г и л ь н ы й нас поведет н о в ы й Успеем!
командир. Недавно капитан И н з а р ц е в попрощался с разведчиками и Хорошо, когда такая уверенность зиждется на точном расчете.
уехал на учебу. Иреми неумолимо ведет свой счет, и нам кажется, что к о м а н д и р нас
Только после отъезда Инзарцева мы по-настоящему п о н я л и , к а к попросту успокаивает. Все понимают, что м о р с к и м пехотинцам п р и ­
его не хватает, как он сейчас нужен, дорог и незаменим. И н з а р ц е в знал ме ни вести бой и надо дать им отдохнуть, собраться с силами. Но п о -
силу и слабость каждого разведчика, трезво оценивал способности | к'пен но и командира охватывает беспокойство:
каждой группы и всего отряда. Н а ш е доверие к командиру было без­ Как бы не получилось, к а к у той незадачливой сороки: хвост в ы -
гранично и безгранична была любовь к нему — та с виду сдержанная, itniVJia, а коготок увяз...
солдатская любовь, которую порождает скрепленное в боях воинское Получив, наконец, сведения о местоположении пехотинцев, к о ­
братство. Н о , забегая вперед, скажу л и ш ь , что бой на Могильном скла­ мандир разрешает трем авангардным группам разведчиков - моей,
дывался бы иначе, если бы отрядом командовал Н и к о л а й Аркадьевич k in пути на и Ш е л а в и н а - совершить бросок к опорному пункту на М о -
Инзарцев. I ши.иом, завязать там бой и тем самым облегчить подход пехотинцев
Уже п р и ш л а осень, и д е н ь заметно убавился. Н о в ы й командир к мысу. Но скоро мы убедились, что эта последняя возможность для
старший лейтенант Ф р о л о в доложил начальству о готовности к похо­ внезапной атаки уже упущена.
ду. Наступление осени нас не печалило. В предстоящем рейде долгая .Забрезжил рассвет, когда мы приблизились к р о в н о й л о щ и н е , за
осенняя ночь — надежная союзница. Она позволит отряду — разведчи­ к I) горой начинался крутой подъем к двум о п о р н ы м пунктам на в е р ш и -
кам и подразделению морских пехотинцев - высадиться западнее м ы ­ иих седловидного мыса. Егеря заметили колонну морских пехотинцев
са Пикшуев, совершить м а р ш и до рассвета сосредоточиться для атаки и открыли по ней огонь из батарей Могильного. Тотчас же заговорили
в тылу гарнизона мыса Могильного. шпеные точки на подступах к Титовке. Это означало, что н е м е ц к и й
В этом и состоял первый этап предстоящей операции. шрпизон за Титовкой уже знает о десанте и к Могильному бросят
И н з а р ц е в часто напоминал н а м , что первый этап не менее важен, подкрепления.
чем второй, то есть самый бой, и во многом предопределяет успех «Что делать? К а к о е р е ш е н и е примет командир?» Эти м ы с л и
каждого рейда. волновали разведчиков передовых групп. Д о р о г о й ц е н о й м ы р а с п л а ­
М о я группа высадилась близ мыса Пикшуева. Море — справа от чивались за п р е ж н ю ю медлительность и теперь уже не м о г л и лежать,
нас. Уступами влево идут группы Кашутина и младшего лейтенанта п р и ж и м а я с ь к х о л о д н ы м к а м н я м , и ждать п р и к а з а н и й . Враги ведут
Шелавина. огонь, н а ш и несут потери, и с в я щ е н н ы й долг в з а и м н о й выручки
Проводником к мысу выделили Агафонова. Я тороплю Семена: подсказал н а м е д и н с т в е н н о правильное р е ш е н и е : н е п р и я т е л ь п р е ­
— Ш и р е шаг! До рассвета не так уж много осталось. восходит н а с ч и с л о м , в о о р у ж е н и е м , он о б о р о н я е т с я на крутых в ы с о -
А по цепи передают, чтобы мы замедлили движение, а потом и lax - тем стремительней надо его атаковать, тем н е у д е р ж и м е й д о л ­
вовсе остановились. жен быть н а ш п о р ы в .
Даже молодой разведчик Бабиков понимает, что это грозит н а м - Вперед! За Родину!
неприятностями: мы можем лишиться основного преимущества — Точно вихрем подхваченные, мчались мы через л о щ и н у и с ходу
внезапности н о ч н о й атаки. Бегу назад узнать, в чем дело. п а д и взбираться на первую возвышенность.

66 67
Виктор Иванов Подои к щу

Позади рвутся м и н ы , впереди — ф а н а т ы . В неуемном грохоте мы ()дно было совершенно ясно: мы отрезаны от основных сил, окру-
не с л ы ш и м ни свиста пуль, ни крика раненых. Уже два, от силы три д е ­ t r i i u егерями на их же опорном пункте.
сятка метров остаются до первого немецкого дота. 11режде чем действовать, надо привести группу в боевой порядок.
Граната взрывается под ногами младшего лейтенанта Шелавина. Я подсчитал силы. На маленьком клочке каменистой земли, на
Он падает, катится вниз и, поравнявшись с нами, кричит: • ин гамке» мыса Могильного, было пятнадцать разведчиков.
— Вперед, моряки! Вперед!
М е н я обгоняет З и н о в и й Рыжечкин. Рядом с н и м бежит такой же 2
маленький, быстрый, ловкий... Да ведь это наш новичок!
— Впере-ед! — с л ы ш и м мы восторженный клич М а к а р а Бабикова. С трех сторон мыс Могильный омывает море.
Егерей ошеломила н а ш а атака. О н и отступили на конец мыса, ко Егеря впереди и позади нас. О н и пристрелялись к нашему «пятач-
второму опорному пункту. v V", и если бы не укрытия из камней, осколки вражеских м и н и с н а р я -
Разгоряченные боем и упоенные первой победой, мы закрепились 1ИН1 вывели бы из строя всю группу.
на возвышенности, осмотрелись и тут только п о н я л и , в каком положе­ Товарищ старшина! Разрешите? Товарищ старшина!..
нии оказались. Воодушевленные первым порывом, мы не оглядыва­ Кто-то тянет меня за рукав. Оборачиваюсь — М а к а р Бабиков! Тре­
лись назад и не заметили, как на подходе к л о щ и н е наша колонна б ы ­ вожно поблескивают серые сузившиеся глаза. М о к р а я прядь волос в ы -
ла прижата к земле массированным огнем неприятеля, как потом ее ( I I I пась из-под шерстяного подшлемника, а на бледном л и ц е выступи-
атаковали свежие силы, прибывшие из Титовки, и стали теснить м о р ­ ||и капельки пота.
ских пехотинцев к берегу, к месту высадки. Макар смотрит на склон горы.
Позднее мы узнали, что командир пехотного подразделения за - Вон там, я видел, как за теми к а м н я м и он упал. Может, ранен?
преступную халатность и медлительность был отдан под суд военного - Кто? О ком ты?
трибунала, а командир отряда безуспешно пытался установить с н а м и - Кашутин...
связь. Он повел к мысу две группы разведчиков, но был ранен и эваку­ - Вася Кашутин!
ирован с поля боя. Ранило также комиссара отряда Дубровского, се­ Я готов сорваться с места и бежать вперед, но Макар не выпуска-
кретаря партбюро старшину Тарашнина и многих других. Разведчики с г рукав моей гимнастерки, прижимает к земле.
из группы Мотовилина яростно пробивались к нам. П о п а в в окруже­ Мы встречаемся взглядами, и я вижу в глазах новичка р е ш и м о с т ь
н и е , о н и прорвали кольцо и ушли к морю. П р и к р ы в а я их отход, два и мольбу.
неразлучных друга, пулеметчики Семен Ф л о р и н с к и й и Борис Абра­ - Я — маленький, я подползу незаметно...
мов, стреляли до последнего патрона и с пением «Интернационала» На открытом, почти голом склоне трудно маскироваться. Нельзя
с гранатами в руках ринулись на врага. рисковать ж и з н ь ю почти необстрелянного в боях моряка.
С к о ш е н н ы е пулеметной очередью два моряка пали разом, л и ­ - Не горячись, - говорю Макару, успокаивая заодно и себя. - Ты
цом к мысу. пс горячись! В атаке зачем-то вперед вырвался... Хочешь показать, что
И еще я тогда не знал, что погиб Кашутин, что Ш е л а в и н с раздро­ н'бс море по колено?
б л е н н ы м и ступнями, до крови искусав губы и руки, чтобы не выдать - Это я со страху рванул... Боялся от вас отстать.
себя к р и к о м , прячется от снующих вокруг егерей, ползет и ползет на Мне нравится чистосердечное признание Бибикова, если только
вершину Могильного. И даже находившиеся рядом Б а р и н о в и Ш е р ­ он не хитрит.
стобитов никому не сказали, что они ранены. - А теперь вдруг не страшно стало?

68 69
Виктор Пеанов Пицамкщу

Бабиков промолчал и вдруг, еще не получив разрешения, вьюном С п а с и б о , Макар! К л и к н и Уленкова...


мелькнул среди камней и исчез. Л ю б и м е ц отряда, гармонист и затейник, Евгений Уленков н а х о -
Мы уже отбили третью атаку, когда неожиданно наступила т и ш и ­ и и пси вместе с Зиновием Р ы ж е ч к и н ы м на левом фланге «пятачка»,
на. Егеря что-то замышляли. Я приказал усилить наблюдение и беречь •М1»()ы держать под обстрелом лощину, по которой могли просочиться
боеприпасы. сггрн. Д а ж е здесь, на М о г и л ь н о м , Уленкову не и з м е н и л его веселый
М а к а р не возвращался, а внизу изредка постреливали. Должно прав. Явившись по вызову, он присел на корточки, козырнул и б о й к о
быть, егеря все-таки обнаружили Макара. жнюжил, перефразировав слова песни:
— Воздух! - Врагу не сдается н а ш гордый десант!
С и с т о ш н ы м воем пронеслись над нами т р и «мессера». Взмыв к Не сдается, Уленков, веселая матросская душа! И Ш е л а в и н , да-
зениту, о н и стали пикировать на н а ш «пятачок» и сбросили бомбы. *с р а н е н н ы й , не сдастся. Где он? Надо его разыскать.
Снова ударила вражеская батарея, и егеря п о ш л и в атаку вслед за огне­ Уленков ушел, а через д в е - т р и минуты егеря, лучше н а с з н а в ш и е ,
в ы м валом. О н и приблизились настолько, что мы слышали их гортан­ и каком мы п о л о ж е н и и , опять п о ш л и в атаку. О н и р е ш и л и п о к о н ч и т ь
ные крики: ( нами до наступления н о ч и . А мы твердо з н а л и , что надо держаться
— Русс! Сдафайс! Русс капут! по т е м н о т ы и п р и этом бережно расходовать к а ж д ы й п а т р о н , каждую
«Пятачок» безмолвствовал. Разведчики ждали, когда егеря подой­ I раиату.
дут на дистанцию броска гранаты. Самая ш и р о к а я часть мыса Могильного не превышает ста метров.
Кто-то в стороне от егерей резко свистнул, и оттуда раздался к р и к Ггсря т о ч н о определили расположение наших б о й ц о в , и когда, после
Бабикова: учода Уленкова, огонь на левом фланге ослабел, о н и воспользовались
— Ату, ату их! н и м и стали просачиваться в лощину.
М а к а р метнул гранату. Она разорвалась в цепи атакующих, и мы М и н ы теперь рвались только на левом фланге, откуда Р ы ж е ч к и н
пустили следом за ней еще несколько «лимонок». продолжал стрелять. Друг Рыжечкина, Ю р и й Михеев, уверял м е н я ,
Егеря с истошным воем откатились. что эти короткие очереди из автомата неуверенные. Будто стреляет не
— Вовремя поспел! — услышал я рядом з н а к о м ы й голос. Рыжечкин, а кто-то другой.
Бабиков подполз незаметно. Он был по-прежнему бледен и чем- - Может, у Рыжечкина автомат заедает? Он там один...
то очень взволнован. Еще более сузившиеся глаза виновато смотрели Курносенко и Б а р ы ш е в побежали на п о м о щ ь Рыжечкину.
в сторону. Когда и эта атака была отбита, Курносенко остался на левом
— Хорошо, что вернулся, — строго сказал я Бабикову. — К Кашутину фланге, а Б а р ы ш е в п р и н е с на руках смертельно р а н е н н о г о Р ы ж е ч к и -
трудно подползти, зачем зря рисковать? Сейчас каждый моряк - взвод. I т. Осколки м и н ы изуродовали л и ц о Зиновия. Е щ е р а н ь ш е он был р а ­
И тут Бабиков вытащил из голенища кортик с костяной ручкой. нен в плечо, потом в голову. П о л о ж и в автомат на к а м е н ь , Рыжечкин
Это был тот самый кортик в черном чехле, на котором я вырезал н о ж и ­ с I релял одной рукой, несколько раз терял сознание. Короткие очере­
ком инициалы: « В . Л . - В К.», «Виктор Леонов - Василию Кашутину». ди, которые мы недавно слышали, вел уже еле ж и в о й моряк.
В походах и на маршах Вася никогда не расставался с м о и м подарком. Юрий Михеев расстегнул Рыжечкину куртку и зло стукнул по сво-
— Убит Кашутин, — тихо сказал Бабиков. — Я подполз, хотел взва­ cll уже пустой фляге: воды ни у кого не было. З и н о в и й открыл глаза, уз­
лить его на себя, а егеря меня заметили, открыли огонь. Отлежался нал Михеева и как-то обычно, с потрясшей всех н а с простотой сказал:
в л о ж б и н к е за его спиной. Так он, мертвый, меня спасал... Потом н а ­ - Нет воды... А м н е бы, Юра, напиться и... умыться надо перед
чалась атака, и я кинулся к вам. смертью.

70 71
Виктор ПЕОНОВ Лицом к лицу

— Ч т о ты! Рыжик... — замахал на него руками Михеев. — Не гово­ одиннадцать. Я — не в счет... Так вот, если проскочить через ту л о щ и ­
ри так! — голос его сорвался. ну, которую мы утром пересекли? А?.. Ты м е н я понял?
— Все, братцы! Живите, воюйте до самой победы. А мне водички бы... Я молчал.
— Сейчас, сейчас, Рыжик! — Начнете спускаться — егеря кинутся за вами. А я здесь останусь
Ю р и й побежал к отвесной скале, где из-под к а м н я чуть-чуть п р о ­ и п р и к р о ю отход. Все равно уж...
бивалась вода. Скала была на виду у противника. Прячась за камень, Тут я не стерпел:
Ю р и й протянул руку с пустой консервной б а н к о й , в которую стала — М л а д ш и й лейтенант Шелавин, обидно, что вы так могли поду­
стекать тонкая струйка воды. Раздался одиночный выстрел немецкого мать о разведчиках. Я и м , конечно, ничего не скажу. Но группой я
снайпера. Выронив банку, Ю р и й схватился за руку. Но не отполз. Он командую и...
опять протянул руку, теперь уже правую, и прислонил банку к скале. — Прости, Виктор, - дрогнувшим голосом перебил меня Ш е л а ­
Когда он вернулся с водой, Рыжечкин был мертв. Михеев обмыл вин. — Надо же искать выход!
его, и мы понесли нашего Р ы ж и к а к глубокой расщелине скалы: там и — А это уже не выход. В л о щ и н е егеря установили два пулемета.
похоронили, заложив вход большими камнями. Нет, н а м только до ночи бы продержаться...
Кто-то позади нас застонал, и мы увидели Уленкова, тащившего По оконечности мыса, по второму опорному пункту егерей, уда­
на спине раненого Шелавина. рила н а ш а береговая артиллерия. Эх, перенести бы огонь с батарей
П о к а разведчики делали Шелавину перевязку, Уленков шепнул мне: Рыбачьего через н а ш и головы к перешейку мыса! Но как без ра­
— У егерей в л о щ и н е два пулемета. Обложены кругом. Два кольца... диостанции корректировать стрельбу батарей? Ракетами? И мы, и еге­
— Об этом, Уленков, знают только двое: ты да я. А теперь п о п ы т а й ­ ря пускали их множество. Артиллеристам с Рыбачьего трудно опреде­
ся пробраться к берегу. Одному легче проскочить через лощину. Если лить, кому какой сигнал принадлежит. А разрывы снарядов приближа­
доберешься до базы, расскажешь о нас. Ясна задача? Иди... ются, вот о н и уже накрывают н а ш «пятачок»...
Н е б о прорезала красная ракета. По нашему «пятачку» снова уда­ Кто-то, прячась за камень, кричит:
рила вражеская артиллерия. Разведчики отнесли Ш е л а в и н а в укрытие — Братцы, по своим лупите!
и заняли свои места. На этот раз налет был особенно длительным. Артналет, к счастью, прекратился, но вскоре огонь о т к р ы л и
Большие к а м н и с треском лопались и рассыпались. Рядом с Б а б и к о - немецкие батареи.
в ы м разорвались четыре м и н ы , и маленького разведчика окутало д ы ­ — Егеря с тыла лезут! — доложил Бабиков, наблюдавший за
мом. перешейком.
— Ж и в ? — крикнул ему Агафонов. Я обернулся и увидел «психическую» атаку взвода пьяных егерей,
— Вроде ж и в , — чертыхаясь, ответил Бабиков. п р и б ы в ш и х из Титовки. О н и протрезвели не скоро. Когда, наконец,
— Вот, брат! Хоть мы и недалеко от базы, а попали в такое пекло, атаки прекратились, н а ш и боеприпасы были на исходе.
куда и ты, Макар, телят не гонял... Полдень миновал.
Мы с и д е л и за с к а л о й и ж д а л и , когда н а ч н е т т е м н е т ь . Н о ч ь ю
3 будет легче. Н а с н е м н о г о , но е с л и мы п р о р в е м с я в н и з , то в х а о т и ­
ч е с к о м н а г р о м о ж д е н и и к а м н е й т р у д н о будет о б н а р у ж и т ь н а с .
М е н я позвал Шелавин. Н о ч ь ю легче п р о с о ч и т ь с я в у щ е л ь е , с к р ы т ь с я от п р е с л е д о в а т е л е й ,
— Слушай, старшина! — превозмогая боль, м л а д ш и й лейтенант в ы н е с т и к берегу т я ж е л о р а н е н н о г о Ш е л а в и н а . Д е с а н т н и к и это п о ­
старался говорить спокойно, даже властно. — Вас тут с р а н е н ы м и — н и м а ю т и б о д р о с т и не теряют. А г а ф о н о в даже п ы т а е т с я шутить.

72 73
Виктор Пввиов Пицамкщу

Т о л ь к о с а м ы й м о л о д о й среди н а с , Н и к о л а й Ж д а н о в , с т р о й н ы й к р а ­ Не успели мы опомниться, к а к он выдернул чеку из гранаты, п р и ­


с и в ы й м а т р о с , к о т о р ы й д о этого д е р ж а л с я м о л о д ц о м , вдруг загрус­ жил ее к груди и лег л и ц о м к земле.
т и л и п о н и к головой. - Прощайте, товарищи!..
- Э й , моряк, красивый сам собою! Не дрейфь! — хлопнул его по Это уже матрос Киселев, подбежавший к трупу Жданова, рванул
плечу Семен Агафонов. кольцо зажатой в кулак «лимонки» и медленно стал опускаться на
Ж д а н о в вздрогнул, потом в сердцах сказал: колени.
- Все! Песенка спета... Нам отсюда не выбраться... - Встать, Киселев!
- Дура, чего мелешь! — набросился на него Агафонов. Я вскинул автомат.
Ж д а н о в вспылил, побледнел, резко ответил: Злоба, боль и стыд за товарища захватывают дыхание. Я с трудом
- Н и к о л а й Ж д а н о в ж и в ы м врагу в руки не дастся! П о н я л ? выпаливаю каждое слово:
И отошел в сторону. - Трус! Застрелю! Бросай гранату!
Н и к т о из нас тогда не п о н я л истинного смысла этих слов. Киселев метнул «лимонку» в сторону егерей, и всем сразу стало
Солнце уже наполовину скрылось за горой. Исчезли д л и н н ы е , нсгче.
причудливые тени от скал, сгущались сумерки. Мы начали готовиться Дальше медлить нельзя. Л ю д и ждут команды.
к прорыву. - Агафонов - уничтожим пулеметы! Курносенко, Бабиков - п р и ­
Я отобрал пять разведчиков, которые должны пробить брешь в крыть отход. Остальным — к Шелавину.
обороне егерей, трех - чтобы прикрыть отход, а двум легкораненым В моем диске остались последние патроны. Есть еще возможность
приказал положить на плащ-палатку Шелавина. вклиниться в расположение противника для рукопашной схватки, есть
В это время ко мне подбежал Алексей Каштанов и шепнул: еще надежда прорваться! П о д н и м а ю с ь во весь рост, вижу две головы
- Егеря рядом. немецких пулеметчиков и нажимаю спусковой крючок. Пулеметчики
- Откуда ты взял? нырнули за камень, и Семен Агафонов тотчас же метнул туда гранату,
- Я был у Курносенко на левом фланге. Мы слышали, к а к их о ф и ­ ринувшись следом за нею.
цер кричал: «Кто повернет назад - расстреляю! Русских надо уничто­ - Сюда, старшина!
жить до ночи!» Это кричал Агафонов, поворачивая захваченный, но, к сожале­
Каштанов знал немецкий язык. То, что произошло вслед за этим, нию, поврежденный пулемет.
подтвердило его сведения. Я подбежал к нему.
С неистовыми к р и к а м и «аля-ля!», цепляясь за к а м н и , егеря упор­ Бабиков, Михеев и Каштанов прокладывали себе дорогу граната­
но лезли вверх. Теперь н а ш редкий огонь не мог их остановить. ми. За н и м и Баринов и Б а р ы ш е в несли на плащ-палатке раненого
- Кончились патроны! - крикнул Бабиков. младшего лейтенанта.
- Кончились! - тревожно отозвался Барышев, отползая назад. Мы прорвали внутреннее кольцо окружения.
Егеря втаскивали пулемет на гребень «пятачка». Ш е л а в и н п о д ­ М ы с остался позади. Но было еще одно, внешнее кольцо. Н а ш
нялся на колени и дрожащей рукой поднял пистолет. путь лежал через простреливаемую егерями лощину. Легко ранило
Наступил критический момент боя. Агафонова, Барышева, Каштанова.
- Всем ко мне! — скомандовал я. Выход к л о щ и н е преграждал неумолчно строчивший из блиндажа
И тут мы услышали надрывный к р и к Николая Жданова: пулемет. Егеря пускали ракеты. Пришлось остановиться.
- Братцы, конец! И тут вперед выступил Ю р и й Михеев.

74 75
Виктор Пеонов Лицом к лицу

- Товарищ старшина, прикажите приготовить мне связку гранат. Я иду первым. Позади, на плечах Бабикова, тихо стонет Ш е л а в и н .
Я в левую руку ранен. А правая... Макару тяжело, и я замедляю шаг. Шелавин уже не просит, чтобы его
Он поднимает сжатую в кулак правую руку, ждет, что я отвечу. А я оставили одного. Баринов, Каштанов, Курносенко и Барышев идут
думаю, что для такой связки каждый должен будет отдать свою послед­ пилотную за Бабиковым, готовые сменить его, когда он выбьется из
н ю ю гранату. сил. Только Семен Агафонов - его легко ранило в левую руку - отстал
- Я справлю тризну по Рыжику! - Михеев говорит, уверенный, от нас. Он замыкает группу. Обнаженный кинжал Семен заткнул за
что ему не откажут. - Уж я не промахнусь! иоис, в правой руке держит на взводе пистолет, в обойме которого есть
Другого выхода нет. Лучший гранатометчик первым заявил о сво­ еще три патрона — весь наш боезапас.
ем праве пойти на уничтожение вражеского блиндажа, о праве лучше­ Вокруг рыщут егеря. Просвет неба над н а м и то и дело озаряется
го друга Рыжика отомстить за его смерть. вспышками их ракет.
И Ю р и й Михеев пополз со связкой гранат. Начался снегопад. Это хорошо: запорошенные снегом тундра и
Распластавшись на камнях, метр за метром приближался он к скалы скроют н а ш и следы. Надо торопиться к берегу.
блиндажу. Вспыхнет в небе ракета - Михеев замирает, гаснет свет - он Мы в ы ш л и из ущелья, спустились с кручи и забрались в прибреж-
опять ползет. И все же егеря его заметили, открыли огонь. По тому, как И1.1Й кустарник.
Ю р и й дернулся, мы поняли, что он ранен. А если его убьют? Если вра­ Полночь. С н е г п о к р ы л белой ш а п к о й кусты, в которых п р и т а и ­
жеская пуля угодит в нашу последнюю связку гранат?.. лись два клубка живых тел. Мы л е ж и м недвижно, согревая друг дру-
С л ы ш е н хлопок ракетницы, и с и н и й м е р ц а ю щ и й свет озаряет га. Только теперь мы почувствовали, чего стоило н а м н а п р я ж е н и е
л о щ и н у и п р и н и к ш у ю к валуну фигуру разведчика. И вдруг Ю р и й минувших боев. Стынем, но никто не решается шелохнуться, чтобы
вскакивает. Волоча ногу, он бежит вперед, потом припадает на правое не выдать себя. Так проходит час, другой... Ох, к а к д о л г и осенние п о ­
колено, замахивается и сильно кидает связку гранат. Она еще в воз­ лярные ночи!
духе, а гранатометчик уже свалился набок, с р а ж е н н ы й пулеметной - Что ж теперь делать? Что делать?..
очередью... Это шепчет Павел Барышев, шепчет, зная, что н и к т о ему не отве­
Взрыв блиндажа отозвался в горах многократным эхом. тит. И так все ясно: надо ждать катера.
Так салютовал нам, живым, последний из погибших на Могиль­ К утру сильно похолодало, и Барышева свела судорога. Он недви­
ном разведчик. жно лежал со с к р ю ч е н н ы м и руками и ногами и, совсем не шутя,
Мы пересекли лощину и ушли в сторону моря. сравнивал себя с горбуном из «Собора Парижской богоматери». Баби­
Нас было восемь: двое здоровых и шестеро раненых. ков стал его разминать и растирать. Барышеву очень больно, он до
крови искусал губы.
4 - Ты плачь, а не кричи, - уговаривал его Макар. - Только не к р и ­
чи. Егеря рядом...
Над мысом Могильным воцарилась зловещая тишина. Мы ухо­ Павлу стало немного легче. Он уже может поднять руку, чтобы
дим от него все дальше, но егеря все же нас преследуют - уже с л ы ш н ы смахнуть слезу.
их истошные к р и к и и ругань. Тогда мы проникли в ущелье. Егеря - Чуть было калекой не стал, - оправдывается он.
не решаются следовать за нами. Огибая ущелье, они побегут сейчас к Несколько раз цепочка егерей проходила м и м о нашего куста, и
морю, потом будут всю ночь прочесывать берег. О н и знают, что мы мы замирали, стиснув рукоятки ножей, готовые к прыжку для смер­
обессилены, безоружны и не сможем оторваться от них далеко. тельной схватки.

76 77
Виктор Леонов Яйцам к лицу

Если м е н я и Б а б и к о в а мучают жажда и голод, то к а к о в о же р а ­ решил п р о я в и т ь вполне п о н я т н у ю в таких случаях о с т о р о ж н о с т ь и


н е н ы м ! Н а с поддерживает надежда, о которой я не п е р е с т а ю н а п о ­ ушел в базу за вторым катером.
минать: ...Совсем стемнело, когда в залив вошли два катера. Один пустил
- Ночь долгая. Катера еще придут. А если не придут, мы с Б а б и к о - дымовую завесу, а другой - им командовал н а ш старый з н а к о м ы й Б о ­
вым притащим бревна. Я видел недалеко отсюда три бревна, - сочи­ рис Лях, н ы н е Герой Советского Союза, - развернулся и стал подхо­
н я ю я и почему-то сам верю, что м о ж н о поблизости найти эти бревна. дить к берегу.
- Свяжем плотик и поплывем к нашему берегу. Чтобы рассеять у экипажа катера всякие с о м н е н и я , я стал ф о н а ­
Наконец занимается рассвет. риком освещать фигуры моих товарищей.
Кто-то в забытьи бредит. Должно быть, и Каштанов говорит сей­ На борту катера не стали ждать, когда подадут сходню. Кто-то
час в бреду: прыгнул в воду, и мы услышали з н а к о м ы й бас комиссара Дубровского.
- Катер... В заливе катер... Катер идет... - Братцы! Агафонов! Барышев! Леонов!.. А это кто? А, новичок...
Но это не бред. Не только Каштанов и я - все сейчас различают Катерники сами по пояс в воде несли нас на руках и передавали на
в белесом тумане контуры «морского охотника». руки своим товарищам. В ту минуту я запомнил л и ц о Павла Б а р ы ш е -
Я сигналю ручным фонариком. Катер все ближе подходит к нам. па - закопченное, с потеками грязи, которую он еще более размазы­
- Что ж он! - закричал Барышев, теряя самообладание и забыв вал, вытирая слезы.
о егерях. - Свои... Это же свои! — всхлипывал Павел.
Мы цепенеем от ужаса: катер неожиданно развертывается и ухо­ Катера ш л и в базу.
дит в море. Согретые доброй порцией спирта, мы спали мертвецким сном.
- На катере решили, что сигналят егеря. А нас считают п о г и б ш и ­ Мне снился Ю р и й Михеев. Он высоко держал над непокрытой курча­
ми, - сокрушается Каштанов. вой головой большую связку гранат и пел переложенную на н о в ы й лад
- Откуда егерям знать наши сигналы? - возражает Барышев. Уленковым песню о гордом десанте, который врагу не сдается и п о щ а ­
- А ты их спроси! - сердится Каштанов, провожая недобрым ды не желает.
взглядом уходящий катер. - Теперь-то уж не снимут.
И только М а к а р Бабиков бодро сказал: 5
- Снимут! Считайте, что скоро будем в базе. К а к дважды два! Они
за вторым катером пошли. К вечеру будут здесь. Комиссар Дубровский (несмотря на ранение, он остался в строю)
Вспыхнула совсем было погасшая надежда на спасение, и я без­ со свойственной ему обстоятельностью разбирал итоги минувшего
гранично благодарен Макару. боя. После разбора я подошел к Дубровскому и сказал, что разведчики
К а к потом в ы я с н и л о с ь , на берегу, недалеко от нас, прятались осуждают поступок Жданова, хотя понимают, чем был вызван этот акт
еще два разведчика - м и ч м а н Н и к а н д р о в и матрос П а н о в . О т р е з а н ­ самоубийства.
ные от о с н о в н о й группы, о н и и к н а м , на м ы с , не смогли пробиться. - А с Киселевым нехорошо получилось, - признался я. - Киселев
Н о ч ь ю , так же как и м ы , Никандров и П а н о в в ы ш л и к заливу, замас­ потом отчаянно дрался, погиб в рукопашной схватке. А я его обозвал
к и р о в а л и с ь в кустах и ж д а л и катера. У Н и к а н д р о в а не б ы л о ф о н а ­ трусом. Сгоряча, конечно! Н о , поверьте, тогда я иначе не мог. А теперь
рика. Заметив катер, он высыпал порох из н е с к о л ь к и х патронов и как-то совестно...
поджег его. Н а ш и сигналы были п р и н я т ы и п о н я т ы . Но что о з н а ч а ­ Я хочу, чтобы Дубровский знал, н а с к о л ь к о необходимо б ы л о в
л и эти н е о б ы ч н ы е в с п ы ш к и ? Опасаясь л о в у ш к и , к о м а н д и р катера тот о п а с н ы й м о м е н т пресечь всякую возможность п а н и к и . Н о , в и д и -

78 79
Виктор team Лицом К щу

м о , м е н я д о сих п о р волнуют пережитые, еще до к о н ц а не о с м ы с л е н ­ Так говорил Дубровский, беседуя со м н о й после разбора боя на
ные события на Могильном. М н е попросту трудно объяснить и м о ­ мысе Могильном.
тивировать свой поступок. Я совсем не хочу, чтобы комиссар поду­
В тот же день вечером разведчики собрались в столовой, где за п о ­
мал, будто я оправдываюсь. Если в чем виноват, пусть объяснит.
крытым к р а с н ы м сукном столом сидели старшие о ф и ц е р ы флота.
Пусть взыщет! Так или иначе, но это будет к о н е ц с о м н е н и я м , к о т о ­
11 розвучала команда: «Встать, смирно!» — и в торжественном молча-
рые м е н я одолевают.
иии слушали мы приказ о посмертном награждении наших товари­
Василий Михайлович Дубровский понимает мое состояние.
щей-разведчиков.
- Между прочим, - сказал он, — когда у контр-адмирала зашла
Потом стали вызывать к столу присутствующих.
речь о бое на Могильном, он напомнил всем нам, офицерам, о чувстве
— С т а р ш и н а второй статьи Агафонов Семен Михайлович!
ответственности командира за своих подчиненных. Контр-адмирал
— С т а р ш и н а первой статьи Бабиков М а к а р Андреевич!
не назвал твоей фамилии, но, поверь, Виктор, — впервые комиссар обра­
Макар подходит к члену Военного совета, получает из его рук о р ­
тился ко мне по имени, — он и тебя имел в виду. В положительном
ден, хочет что-то сказать, но, д о л ж н о быть, радость в груди так к л о к о ­
смысле... В конечном счете, — тут Василий Михайлович подсел п о б л и ­
чет, что, смущенный и счастливый, Макар молчит. А м н е почему-то
же и заговорил со м н о ю доверительным тоном, — что, в к о н е ч н о м с ч е ­
приходит на память мой первый бой. На долю Бабикова выпало куда
те, главное в боевой жизни офицера? А то, что он отвечает головой за
более серьезное испытание.
судьбу вверенных ему людей. Это очень почетное доверие, очень боль­
— С т а р ш и н а второй статьи Барышев Павел Сергеевич!
шая ответственность. Тебе, Виктор, это сейчас особенно важно з а п о м ­
Может быть, Барышев скажет речь? Он за словом в карман не поле-
нить. Почему? Скоро узнаешь... Так вот, на войне не без жертв. Не тот
ют. Барышев долго держит в руках орден Красного Знамени, чего-то
о ф и ц е р хорош, который думает л и ш ь о том, как бы сберечь жизнь сол­
ждет, потом решительно повертывается к контр-адмиралу и произносит:
дата, матроса. Нашему воину опекун не нужен. Но пустая, бесцельная
— Служу Советскому Союзу.
смерть солдата всегда останется на совести командира.
Ордена получают Баринов, Каштанов, Курносенко. М е н я вызыва­
Я насторожился. Комиссар пристально смотрел на меня, точно
ют последним. Дубровский провожает меня к столу многозначитель­
хотел убедиться, что я его п о н и м а ю , потом продолжал:
ным взглядом. Да и сам контр-адмирал, пожимая руку, тихо говорит:
— Вот Макар Бабиков. Молодой разведчик, новичок. А каков!..
— С к а ж и , Леонов, это сейчас нужно...
Нет, ты м н е скажи, зачем Бабиков полез к Кашутину? П о л е з д о б р о ­
С м о т р ю на своих друзей-разведчиков, вижу среди них тех, с кем
вольно, рискуя жизнью? Отличиться захотел? Парень он неглупый,
разделил горе и радость недавно минувших дней. Что им сказать?
понимает, что так не отличаются. Макар знал о твоей дружбе с глав-
— Мы выиграли тяжелый бой. Мы разгромили о п о р н ы й пункт на
старшиной и боялся, как бы ты сгоряча не кинулся к Кашутину. Р а з ­
Могильном и истребили много врагов. Нас сейчас поздравляют, как
ведчик Бабиков оберегал твою жизнь. Коммунист Бабиков не мог д о ­
и м е н и н н и к о в . Но там, на Могильном, мы оставили своих товарищей.
пустить, чтобы там, на Могильном, командир в ы ш е л из строя. И он
И были среди них храбрейшие в отряде.
переборол страх, сам пополз к Кашутину. Это — святое чувство! А Ж д а ­
Я называю Флоринского и Абрамова. Я хочу рассказать о Кашути-
н о в , потом Киселев боялись другого. В ту страшную минуту они испу­
не, моем лучшем друге, и о подвиге Михеева, и о Рыжечкине...
гались за себя. Только за себя! К а к бы им не попасть в лапы егерей.
— Ведь вот как, товарищи, получается! Был среди нас разведчик по
А ты — командир! Ты в ответе за всех, за весь бой. П о к а солдат живет —
прозвищу Р ы ж и к , маленький, с виду незаметный... И кто бы мог поду­
он сражается. А раз сражается, то может, должен победить! С этой мер­
мать, что окажется он таким стойким в неравной схватке с егерями?
к о й м ы , командиры, да и все разведчики оценили твой поступок.
Л Рыжечкин один прикрывал наш фланг и дрался, пока сердце билось.

80 81
G. Лицом к лицу
Виктор Иванов Лицом к лицу

Пока руки сжимали автомат! Трупами многих своих егерей расплатил­ «СУРТЕ ДЬЯВОЛЕ»
ся Гитлер за смерть Рыжечкина, за нашего маленького Рыжика... Мы
похоронили его там, на Могильном, и продолжали сражаться.
Теперь можно рассказать о Михееве, а м н е вдруг стало трудно, 1
почти невозможно говорить. Но нельзя же на этом оборвать свое в ы ­
ступление! Я стараюсь думать о другом, а перед м ы с л е н н ы м взором Контр-адмирал Николаев сказал нам, офицерам разведки:
предстал Рыжечкин таким, к а к и м мы увидели его в последнюю м и н у ­ Большому кораблю - большое плавание, бывалым разведчикам -
ту его жизни. Он был очень спокоен, когда завещал нам сражаться до дальние походы.
самой победы. О н , может, и просил умыться перед смертью только для И после небольшой паузы:
того, чтобы мы поняли: там, на Могильном, ничего страшного в его 11с так, чтоб очень дальние, но берег норвежского полуострова
гибели нет. «Вот я, старший матрос разведчик Р ы ж е ч к и н , свое дело
Ищшпгер надо прощупать.
сделал, выполнил, как мог, свой матросский долг. А вы, братцы, п р о ­
Дубровский получил назначение в другую часть, и я в новой д о л ­
щайте и воюйте до самой победы».
жности замполита отряда знакомлюсь с молодыми разведчиками,
- Товарищи! - Голос мой окреп, я знал теперь, чем закончить не давно п р и б ы в ш и м и в отряд.
речь. - Вспомним, товарищи, слова из той песни, которую любил петь 11срвым, помню, явился к нам электрик с базы, стройный серо-
Л е н и н . Мы были еще детьми, кое-кого из нас и на свете еще не было, I шпый старшина второй статьи Павел Колосов. Павлу двадцать один
а Л е н и н уже произносил эти слова. И пусть сейчас о н и звучат для нас щд. Десятиклассное образование он получил в Ленинграде. Там, в
как наказ погибших друзей, как призыв нашей партии, нашей Родины: I рудные дни блокады, умер его отец. Под Ленинградом, на фронте, п о -
«Не плачьте над трупами павших борЦов... Несите их знамя вперед!» I ноли брат и другие близкие родственники Павла, а больную мать с о ­
седи эвакуировали в Сибирь.
*** Я смотрю на молодого моряка и думаю о том, что, оставаясь элек-
ipiiKoM в базе, о н сохранил бы больше шансов встретиться с матерью.
Отличительной особенностью каждого разведчика является его Приходит на ум и другая мысль: была семья Колосовых, большая, ра­
способность не теряться в любой обстановке. Но я, признаться, расте­ нимая, ленинградская семья. И вот на третьем году в о й н ы у вдовы
рялся, когда контр-адмирал в тот же вечер, в присутствии старших и матери остался из сыновей только этот светлоглазый, статный парень,
офицеров разведки, сказал мне: который добровольно решил избрать трудную, полную опасностей и
- Ходатайствуют о присвоении вам звания младшего лейтенанта. лишений дорогу разведчика. Может быть, его увлекли романтические
После ряда боев, а особенно после рейда на Могильный, я убежден, рассказы о наших походах? Может быть, он видит одну л и ш ь герои­
что вы заслужили это звание. Быть вам, товарищ Леонов, офицером! ческую сторону ж и з н и разведчика? О ней преимущественно пишут
Смотрит на меня член Военного совета, смотрят о ф и ц е р ы развед­ а «Краснофлотце» и в других фронтовых газетах...
ки, готовые принять меня в свою семью. Сумею ли я оправдать такое Вы что-нибудь слышали, Колосов, о боях на Могильном?
доверие? ('казал и пожалел. Зачем задавать новичку такой вопрос? А Павел
Есть у советского воина ответ, в котором заключен весь смысл его Колосов, вероятно, догадываясь, о чем я думаю, заговорил быстро,
жизни. И я сказал то же, что час назад вырвалось из глубины души очень убежденно:
Павла Барышева: Еще до вашего похода на Могильный я подал контр-адмиралу
- Служу Советскому Союзу! несколько рапортов с просьбой направить меня в разведку. И после

82 83
Виктор Пеонов Пинам ищу

Могильного писал... Я имею второй спортивный разряд... У м е н я п о ­ чмурым, з а м к н у т ы м . П р о й д е т н е м н о г о в р е м е н и , и в д р у ж н о й с е м ь е


гибли отец, брат, и... и я очень хочу быть в разведке. Вот увидите - мири к о и - р а з в е д ч и к о в скажутся д о с т о и н с т в а и н е д о с т а т к и н о в и ч к а .
я буду х о р о ш и м разведчиком! А п о к а п о ш л е м его на выучку к о п ы т н о м у р а д и с т у - р а з в е д ч и к у с т а р ­
— Это не довод... шине первой статьи Д м и т р и ю Кажаеву.
И щ у слов, чтобы убедить К о л о с о в а серьезно подумать н а д Из п о д р а з д е л е н и я П В О в отряд п р и ш е л А н д р е й П ш е н и ч н ы х . Я
с в о и м р е ш е н и е м , и не нахожу их. ниш П ш е н и ч н ы х к а к о п ы т н о г о л ы ж н и к а , н о н и к а к н е п р е д п о л а г а л ,
- Н о в и ч к о в мы направляем в отделение с т а р ш и н ы М а н и н а . З а ­ чю он п о п р о с и т с я в разведку. А н д р е й д е м о б и л и з о в а л с я в з а п а с з а ­
п о м н и т е , Колосов, у М а н и н а образование семилетнее, и то с н а т я ж ­ п о и т до войны, обосновался в Мурманске, женился, имел четырех
к о й . Зато по части разведки он большой мастер. Строг, требователен, не I е й. Когда я находился на л ы ж н о й базе отряда, П ш е н и ч н ы х ч а с т о
и если в чем провинитесь - отчислим из отряда. А у в о л е н н ы й из от­ паисдымался туда, п о м о г а л м н е т р е н и р о в а т ь р а з в е д ч и к о в . С е м ь я
ряда может позавидовать тому, кто просто списан на берег. У нас че­ Пшеничных эвакуировалась к родным, в Воронежскую область,
л о в е к весь на виду. И уж если мы (я резко подчеркиваю слово «мы») п уже там оказалась на т е р р и т о р и и , о к к у п и р о в а н н о й в р а г а м и . В г а з е -
к о г о - л и б о отчислили - значит человек этот растяпа, лгун, трус! 1414 писали о зверствах ф а ш и с т о в , и А н д р е й с г о р е с т ь ю д у м а л о су-
Удивительное дело: чем строже я говорю, тем б о л ь ш е светлеет ш.ое своей семьи.
л и ц о и радостней блестят глаза молодого м о р я к а , п о н я в ш е г о , что Вот я н а к о н е ц п о п а л в разведку! — сказал о н , п р и с т а л ь н о т л я ­
судьба его р е ш е н а - он з а ч и с л е н в отряд м о р с к и х р а з в е д ч и к о в . ми па меня с в о и м и ч е р н ы м и , чуть р а с к о с ы м и г л а з а м и . — Теперь
В к а н ц е л я р и ю заходит дружок Колосова М и х а и л К а л а г а н с к и й . повоюем!
Павел медлит уходить, смотрит на меня с т а и н с т в е н н о й улыбкой, к а ­ Потом в отряд п р и б ы л и два к о м е н д о р а из о д н о й б е р е г о в о й ба-
к а я бывает у человека, к о т о р ы й хочет что-то сказать и не решается. ш р е и , два Виктора, С о б о л е в и К а р п о в , а с н и м и — м о л о д о й , о ч е н ь
А устремленный на меня взгляд Павла красноречивее всяких слов г о ­ красимый матрос Володя Ф а т ь к и н . Все с п о р т с м е н ы , у всех с р е д н е е
ворит: «Это и есть К а л а г а н с к и й , тот самый М и ш а Калаганский!» о(>ра ю н а н и е и горячее с т р е м л е н и е служить в н а ш е м о т р я д е .
М и л ы й П а ш а , н а п р а с н о ты волнуешься! З н а е м твоего друга — Мы придавали б о л ь ш о е з н а ч е н и е ф и з и ч е с к о й п о д г о т о в к е буду­
он в п о л н е п о д х о д я щ и й для нас т о в а р и щ . И не потому, к а к ты э т о , щих р а з в е д ч и к о в . С р е д и нас б ы л и ч е м п и о н флота п о л ы ж а м Т и х о ­
П а ш а , с ч и т а е ш ь , что в Д о м е о ф и ц е р о в , на б о р ц о в с к о м к о в р е , К а л а ­ нов, ч е м п и о н п о борьбе Л ы с е н к о , ч е м п и о н п о п л а в а н и ю М а к с и м о в ,
г а н с к и й устоял против н а ш е г о отрядного силача И в а н а Л ы с е н к о . наш М а к с , к а к н а з ы в а л и его р а з в е д ч и к и .
Не потому, что К а л а г а н с к и й , еще, будучи в институте, с первого О д и н из п р и б ы в ш и х в отряд н о в и ч к о в р а с с к а з ы в а л :
курса которого ушел д о б р о в о л ь н о на фронт, с ч и т а л с я там ч е м п и о ­ П р и ш е л к вам и р а с т е р я л с я : тут ли б а з и р у ю т с я м о р с к и е р а з ­
н о м п о борьбе. К о м с о м о л ь ц а К а л а г а н с к о г о р е к о м е н д о в а л о к о м а н ­ ведчики? Д у м а л , что в к а к у ю - т о с п о р т и в н у ю ш к о л у п о п а л .
д о в а н и е базы. В его характеристике з а п и с а н о , что он о т л и ч н о з н а е т В часы ф и з п о д г о т о в к и н а ш е п о м е щ е н и е д е й с т в и т е л ь н о н а п о ­
все в и д ы оружия и - это о с о б е н н о для нас в а ж н о - радиодело. Н а м м и н а л о с п о р т и в н у ю школу. В о д н о м месте к о л д у ю т с л ы ж н о й
н у ж е н т а к о й разведчик-радист, к а к К а л а г а н с к и й . м щ м о , в д р у г о м - д е м о н с т р и р у ю т бой н е в о о р у ж е н н о г о с в о о р у ­
Павел н а к о н е ц уходит. Я остаюсь теперь с ш и р о к о п л е ч и м , слег­ женным, в третьем - занимаются самбо или боксом. Разведчики
ка сутулым, н е в ы с о к и м с т а р ш и м матросом. Лобастое л и ц о с х и щ ­ пюбили с л е д и т ь , к а к н а и м п р о в и з и р о в а н н ы й р и н г в ы х о д я т С е м е н
н ы м о р л и н ы м н о с о м о б р а м л я ю т гладкие ч е р н ы е в о л о с ы . Н а в о п р о ­ А г а ф о н о в и П а в е л Б а р ы ш е в . Р о с т а о н и п о ч т и о д и н а к о в о г о , а вес
сы отвечает к о р о т к о , четко, и с ч е р п ы в а ю щ е я с н о . Говорят, что К а л а ­ ра нинИ. Х у д е н ь к и й , л о в к и й и б ы с т р ы й Б а р ы ш е в р а н ь ш е у ч и л с я
г а н с к и й х о р о ш о поет и играет на б а я н е . В н е ш н е он к а ж е т с я и Л е н и н г р а д с к о м т е х н и к у м е ф и з к у л ь т у р ы , был о д н о в р е м я ч е м п и о -

84 85
Виктор Иванов Лицом клану

н о м с р е д и ю н о ш е й в весе мухи. И вот, н а т я г и в а я п е р ч а т к и , ему


***
н а в с т р е ч у идет м е д л и т е л ь н ы й в д в и ж е н и я х , но у п о р н ы й в б о ю и
с о в с е м н е ч у в с т в и т е л ь н ы й к ударам п р о т и в н и к а б ы в ш и й к о к С е ­ Итак, в нашей боевой ж и з н и скоро наступит н о в ы й этап - похо-
мен Агафонов. iti.i на норвежский полуостров.
С е м е н д р а з н и т Павла: Ветераны отряда рады. Им изрядно надоело бороздить ближние
- Э й , мухач, берегись! Я из тебя сейчас муху сделаю... и п д ы , или, как они говорят, «мотаться в Мотовском заливе». Переда­
Б а р ы ш е в злится, а виду не подает. О б р у ш и в а е т на А г а ф о н о в а вав спой опыт молодым, ветераны понимают, что для р е ш е н и я новых
целую с е р и ю стремительных ударов, а сам н ы р к а м и ускользает от шдач и им, бывалым, уже обстрелянным следопытам, старых з н а н и й
его л о б о в ы х атак и радуется, когда вокруг кричат: и маиыков недостаточно. Надо учиться!
- С и л е н , П а ш к а ! Лупи медведя онежского! Кусай, муха! Да, мы умеем действовать в тылу врага, изучили сильные и слабые
Все «болеют» за Б а р ы ш е в а , опасаясь, как бы тот не прозевал i т р о п ы противника, в совершенстве владеем своим и т р о ф е й н ы м
и не п о п а л под т я ж е л ы й , к а к свинчатка, кулак С е м е н а А г а ф о н о в а . оружием, бесстрашно сходимся с егерями для ближнего боя. Но все
О с о б е н н о ш у м н о и весело б ы л о вокруг к а ч а ю щ е й с я д о с к и , к о ­ но чиает и умеет каждый разведчик п о л я р н о й пехоты, в о ю ю щ и й за
т о р у ю мы п р о з в а л и «трапом м о р с к о г о р а з в е д ч и к а » . Н о в и ч о к в шестьдесят восьмой параллелью. А мы - морские разведчики! Нас
п о л н о м б о е в о м с н а р я ж е н и и д о л ж е н п о т а к о м у н е н а д е ж н о м у трапу нриилекают морские дали, глубокие фьорды и вражеские базы в этих
п р о б е ж а т ь с к о н ц а в к о н е ц . «Держись за воздух! Утонешь!» - к р и ­ фьордах, прибрежные коммуникации...
чат о т ч а я н н о б а л а н с и р у ю щ е м у на т а к о м «трапе» новичку. К о г д а он Отряд опять перебазировался. В новой обстановке, на противопо-
п о д о б щ и й хохот с в а л и в а л с я , то с т а н о в и л с я в с т р о й «мокрых». ножных берегах бухты Н. тренируемся в высадке десанта.
С о р е в н о в а л и с ь о т д е л е н и я м и . У кого м е н ь ш е «мокрых» - тот и Штаб флота направил в отряд Павла Григорьевича Сутягина,
победил. куньтурного офицера, разведчика, знающего норвежский я з ы к и буду­
Н о в и ч к а м м ы говорили: щий театр боевых действий. Сутягин требует, чтобы разведчики изуча-
- М о р с к и е р а з в е д ч и к и ведут тяжелые бои. П о л я р н ы й холод, IIи карту нового театра, я з ы к и обычаи местного населения. Но уже н а -
ш т о р м ы , а р к т и ч е с к и е вьюги и метели, крутые с к а л ы - н и ч т о их ггумила пора темных ночей со штормовой погодой, и мы стараемся
не остановит! Хочешь быть в отряде - з а к а л я й с я : будь с и л ь н ы м и ис пользовать это время для выходов в море.
ловким. Новичкам трудно. Они гребут так, что слышен плеск весел. Шварто­
З а к о н ч е н а п р о г р а м м а по о д и н о ч н о й подготовке и н а ч а л и с ь з а ­ ваться не умеют - гремят уключинами, точно находятся где-нибудь на
н я т и я групп п о т а к т и к е , другим д и с ц и п л и н а м . Н а с радуют о т л и ч ­ («парной пристани. И ориентируются на чужой местности плохо. Но
н ы е успехи молодых р а з в е д ч и к о в , и я с л ы ш а л , к а к А г а ф о н о в сказал (lojii.ine всего меня раздражает шум при высадке. Мечтой настоящего
как-то командиру новичков Манину: разведчика-десантника всегда была и будет тишина. Идеальная тишина!
- Не з н а ю , С а ш а , к а к м о л о д ы е покажут себя в б о ю , но сейчас Первый рейд, несмотря на «идеальную тишину» при высадке на
м н е с н и м и трудно по т е о р и и тягаться. Чертежи и т о п о г р а ф и ю , ф о ­ «н-рсг Варангера, все же оказался неудачным. Уже была полночь, когда
тодело и а с т р о н о м и ю - все, д о т о ш л и в ы е , знают! Со в с я к и м и там мы залегли в засаду близ дороги Варде - Вадсе, и долго лежали, так и
М е д в е д и ц а м и , б о л ь ш и м и и м а л ы м и , запросто о б р а щ а ю т с я . П р о ­ не встретив ни одной м а ш и н ы , ни одного пешехода. Да и откуда им
фессора! Куда н а м , в о л о г о д с к и м да о н е ж с к и м ! Нет, С а ш а , я не ш у ­ оыть здесь в такой поздний час? Мы посоветовали командиру отряда
тя с п р а ш и в а ю : как и м и командовать? разведать другие объекты, но он почему-то решил ждать, а потом уже,
- А по уставу! - с п о к о й н о и уверенно ответил М а н и н . опасаясь рассвета, приказал вернуться к катерам.

86 87
Виктор Леонов Лицом к щу

Стыдно было смотреть в глаза катерникам, которые с таким тру­ минуты, когда разрабатывалась н о в а я , первая м о я с а м о с т о я т е л ь н а я
дом доставили десантников на берег: они ждали нас «с добычей». операция.
На обратном пути море разыгралось, обдавая стоявших на палубе «Ошеломи врага внезапностью и дерзостью! Ввергни его в панику!
брызгами воды. Порывистый холодный ветер покрыл ледяной коркой И действуй по-суворовски, по-ушаковски! Делай то, что враг считает
одежду. Но десантники, казалось, этого не замечали, до того были ого­ невозможным!» - так, вероятно, сказал бы мне м а й о р Д о б р о т и н , умев­
р о ш е н ы и сконфужены неудачей. ший сочетать расчетливость со смелой фантазией.
И на базе встретили нас более чем невесело. Начальник отдела «Не надо бояться егерей — пусть о н и нас боятся! — говорил н а м
разведки штаба флота капитан второго ранга Визгин вызвал к себе к о ­ Лебедев в первые, самые тяжелые д н и войны. — Пусть, подлые, дрожат
мандира отряда, меня и Сутягина. Вид у нас был совсем не бравый. Но за свою шкуру в самом глубоком своем тылу».
мы окончательно сникли, когда капитан второго ранга оказал н а м «по­ «Не спеши! - предупреждал меня Инзарцев. - Не блох л о в и ш ь -
чести». Едва сдерживая досаду, он прочитал знакомые с детства строч­ за «языками» охотишься. Главное — добраться до объекта. Это уже п о ­
ки из монолога царя Салтана: ловина успеха.»
- Ой вы, гости-господа, долго ль ездили? Куда? Л а д н о ль за м о ­ ...Мы с С у т я г и н ы м с к л о н и л и с ь н а д к а р т о й , где с и л ь н о и з о г н у ­
рем, иль худо?.. той л и н и е й и з о б р а ж е н путь к а т е р о в в п е р в о м н е у д а ч н о м р е й д е к
«Гости-господа» молчали. Иарангеру. З а ч е м катера т а к о г и б а л и ? Н е у ж е л и т о л ь к о и з - з а этого
- Худо! — зло отрубил капитан второго ранга и приказал мне и Су- маяка?
тягину удалиться. Сутягин рассказывает:
Я не з н а ю , о чем говорил В и з г и н с к о м а н д и р о м отряда. Вскоре — Д а , здесь на острове Лилле Эккере у них маяк. Это рядом с п о ­
он получил другое н а з н а ч е н и е , и мы без с о ж а л е н и я расстались с бережьем полуострова. Огибая его, мы потеряли много времени. М а я к
н и м . Ветераны отряда х о р о ш о п о м н и л и и м е н а о ф и ц е р о в , к о т о р ы е небольшой. Но почему, Виктор, он тебя интересует?
их р а с т и л и , в о с п и т ы в а л и , з а к а л я л и . О Д о б р о т и н е , Лебедеве и И н - — П р я м а я дорога...
зарцеве мы часто р а с с к а з ы в а л и м о л о д ы м . Их дела служили д л я н а с — На войне прямая — еще не самая короткая. Тут своя геометрия,
примером. друг мой.
М е н я вызвали в штаб и сказали: — Слушай, Павел Григорьевич, а если сначала наведаться к м а я ч -
- Повторить! Так приказал адмирал флота Головко. Командовать пику? Ну, допустим...
операцией поручено вам. Задача - та же, срок подготовки - три д н я . — П о н и м а ю ! — В глазах Сутягина загорелись и с к о р к и . — «Язык» на
Обмозгуйте с Сутягиным все детали и доложите. маяке поможет взять других «языков». А что если...
Я уже собирался уходить, но меня задержал вопрос: И уж мы спорим, дополняем друг друга. Иногда увлекаемся до то­
- Неужели, Леонов, н а ш и разведчики разучились брать «языков»? го, что расходимся в разные стороны, чтобы остыть, самостоятельно
обдумать каждую деталь, а потом снова обсуждаем тот план операции,
2 о котором командующий сказал свое короткое, но столь для нас ра­
достное «добро».
«Как бы сейчас поступили на моем месте Д о б р о т и н , Лебедев, В первую ночь я с шестью разведчиками высадился на побережье
Инзарцев?» острова Лилле Эккере. Захватив маячника, мы доставили его к берегу,
Их не было р я д о м , но я м ы с л е н н о задавал им этот вопрос. О н и где нас ожидал катер. По дороге в базу Сутягин допросил м а я ч н и к а
б ы л и л у ч ш и м и советчиками в эти ответственные для м е н я часы и и, развернув карту, сказал:

88 89
Виктор ЛЕОНОВ Лицом к щд

— Пост квартируется на мысе Лангбунесс. Вот тут, н е д а л е к о от с к о л ь к о их уже п р о ш л о м и м о г р у п п ы Н и к а н д р о в а ? Но к группе Б а ­


м ы с а , проходит автострада Варде — Вадсе. М а я ч н и к говорит, что в ринова г о л о в н а я м а ш и н а е щ е , д о л ж н о быть, н е п о д о ш л а .
о д и н н а д ц а т ь н о ч и д в и ж е н и е п о дороге п р е к р а щ а е т с я . Вабиков шепчет:
Теперь я с н о , почему в п р о ш л ы й раз мы всю н о ч ь п р о л е ж а л и в - Что Б а р и н о в молчит? Может, н а ч н е м ?
засаде, так и не д о ж д а в ш и с ь ни о д н о й м а ш и н ы , ни о д н о г о п е ш е х о ­ Я о т р и ц а т е л ь н о к а ч а ю головой: нет, М а к а р , не будем с п е ш и т ь !
да. Н а з а в т р а т р и группы р а з в е д ч и к о в , п р и м е р н о п о л о в и н а отряда, К о л о н н а еще д в и ж е т с я , дорога идет в гору. Д е р ж и н е р в ы в узде! А
с н о в а о т п р а в л я ю т с я в поход, чтобы с н а с т у п л е н и е м т е м н о т ы уже Наринов — тот сработает...
п о д о й т и к берегу полуострова Варангер. С и л ь н ы й взрыв убедительно подтвердил, что группа Б а р и н о в а
К а т е р о м командует Александр О с и п о в и ч Ш а б а л и н , н ы н е д в а ж ­ ныла начеку. Вслед за первым на определенных интервалах дороги
ды Герой С о в е т с к о г о Союза. Он не раз доставлял н а с на п о б е р е ж ь е , грохнули еще взрывы, и рассыпался треск автоматов. И тут мы стали
з а н я т о е п р о т и в н и к о м , и с н и м а л оттуда. Н е б о л ь ш о г о роста, у д и в и ­ свидетелями с о в е р ш е н н о н е о ж и д а н н о й для нас сцены: вся к о л о н н а
т е л ь н о х л а д н о к р о в н ы й и н е о б ы ч а й н о с м е л ы й , он в с а м ы е ответ­ остановилась, все ф а р ы погасли, а егеря выпрыгнули из кузовов, из
с т в е н н ы е м и н у т ы высадки о д н и м т о л ь к о своим в и д о м действует н а кабин и... стали смотреть вверх. Егеря, оказывается, даже м ы с л и не
н а с у с п о к а и в а ю щ е . Его присутствие на катере бодрит д е с а н т н и к о в . допускали о возможности нашего появления на этой к о м м у н и к а ц и и .
И с е й ч а с , узнав о моем п л а н е , Ш а б а л и н говорит т а к , к а к будто речь Они были уверены, что колонну штурмуют н а ш и самолеты.
идет об о б ы ч н о м рейсе: Без е д и н о г о выстрела захватили мы двух о т о р о п е в ш и х егерей, и
— Д о б р о ! Я этот берег з н а ю . С к а л ы . Швартоваться не будем. и приказал д о с т а в и т ь их на катер.
П р и к а ж и надувать л о д к и , а я вас буду поджидать у с а м о г о берега. С в я з н о й о т Б а р и н о в а д о л о ж и л , что его группа п о д о р в а л а п е р ­
Мы готовимся к высадке, спускаем на воду ш л ю п к и . В о л н ы вые две м а ш и н ы , взяла п л е н н о г о . В это время т я ж е л ы й б о й в хвосте
захлестывают их, и н а с к в о з ь п р о м о к ш и е гребцы с о г р о м н ы м у с и л и ­ к о л о н н ы завязала группа Н и к а н д р о в а , и мы устремились к н е й на
ем с о х р а н я ю т равновесие. п о м о щ ь . Егеря залегли под м а ш и н ы и о т с т р е л и в а л и с ь , но н е с к о л ь ­
Когда выбрались на сушу, я проверил людей и хотел уже дать на­ ко гранат у т и х о м и р и л и их.
правление каждой группе, но прибежал взволнованный Агафонов: Забрав д о к у м е н т ы и з ш т а б н о й м а ш и н ы ( к о л о н н а , к а к п о т о м
— М а ш и н ы идут! Сверху видно... в ы я с н и л о с ь , п р и н а д л е ж а л а з е н и т н о м у полку и н а п р а в л я л а с ь на
Мы поднялись на сопку и увидели автоколонну. Светлый пунктир один из а э р о д р о м о в ) , мы о т о ш л и к к а т е р а м , чтобы и с ч е з н у т ь с
медленно приближался. М а ш и н ы еще были далеко, а дорога — это б ы ­ полуострова Варангер еще до того, как п р о т и в н и к узнает о
ло м н е известно — проходила в двух километрах от нас. случившемся.
— Вперед! На перехват м а ш и н ! К а т е р н и к и горячо поздравляли нас. Только Александр О с ­
Н о г и вязнут в глубоком снегу, а надо бежать через сугробы, ч е ­ и п о в и ч б ы л , к а к всегда, с п о к о е н и , п р е д л о ж и в м н е с в е р и т ь ч а с ы ,
р е з с о п к и . На ходу отдаю п р и к а з , как р а с п о л о ж и т ь с я в засаде. сказал:
П р е д у п р е ж д а ю всех, что п е р в ы м и о т к р ы в а ю т о г о н ь р а з в е д ч и к и — Ровно два часа с момента высадки. Никогда так быстро не в о з ­
Баринова. в р а щ а л с я с о п е р а ц и и . Веселая война!..
М а ш и н ы п р и б л и ж а ю т с я , н о м ы уже залегли вдоль о б о ч и н ы Теперь, по дороге в базу, когда о п а с н о с т ь осталась п о з а д и , п о в ­
дороги. сюду с л ы ш а л и с ь смех, шутки, ж и в о й о б м е н в п е ч а т л е н и я м и .
Кругом т а к тихо, что с л ы ш е н м е р н ы й рокот м о т о р о в а в т о м а ­ М а я к н а острове Л и л л е Э к к е р е все еще с и г н а л и л н а м . Н а к о н е ц
ш и н . Вот п р о м ч а л с я один к р ы т ы й грузовик, д р у г о й , третий... А и он исчез.

90 91
Виктор ПЕПНОВ Лицом к щд

з Мы прислушались. За дверью раздавался н е с т р о й н ы й хор голо­


сом, кто-то надрывно кричал или пел.
Это была большая удача отряда, но н а м как раз и нужна удача, к о ­ — Ага?! — Агафонов присел от удивления. — Э т о они нас пригла­
торая вселила бы уверенность в успех дальних походов. шают... Честное слово, приглашают! Уже сердятся, ч т о мы опаздываем
В зиму 1943/44 года мы совершили несколько походов к северным к рождественскому ужину.
берегам Норвегии, из которых наиболее примечательными были два - — Действуй, Семен!
на м ы с Кальнесс и в Босс-фьорд. Агафонов налег плечом на дверь, и о н а со с к р и п о м подалась.
В д е к а б р е 1943 года (к этому в р е м е н и я уже б ы л утвержден в Окутанные клубами пара, мы ввалились в д о м .
д о л ж н о с т и к о м а н д и р а отряда) Ш а б а л и н доставил нас в р а й о н н о в о ­ В большой, хорошо обставленной комнате б ы л о светло, уютно и
го объекта — м ы с а К а л ь н е с с . К а т е р подошел б л и з к о к берегу, и мы тепло. За сервированным столом, дирижируя б у т ы л к а м и , горланила
увидели, к а к вода плещется у п о д о ш в ы обледенелой с к а л ы . В ы с а ­ пьяная к о м п а н и я егерей. В углу мерцала р а з н о ц в е т н ы м и лампочками
ж и в а т ь с я здесь трудно, но зато с р а в н и т е л ь н о б е з о п а с н о : здесь нет нарядно украшенная елка. Рядом с ней стоял в ы с о к и й , худой старик
постов. норвежец, д о л ж н о быть, хозяин дома.
Я договорился с Ш а б а л и н ы м о сигналах, о предполагаемом месте Мы были одеты в белые маскировочные х а л а т ы и о б с ы п а н ы с го-
посадки уже после выполнения задания и прямо с борта катера прыг­ новы до ног снегом. Мы совсем не н а п о м и н а л и т е х , кого имел в виду
нул на первую вырубленную ступеньку. хозяин дома, когда крикнул:
Надо мной, врубаясь в лед, разведчики медленно забирались на гору. — Сурте дьяволе!
Больше часа штурмовали мы эту скалу, а когда выбрались на вер­ Что за черт! Эти слова точно столбняком п о р а з и л и гостей. Трое
шину, то перед нами зиял провал оврага. Обходить овраг — значило те­ уронили бутылки и подняли руки. Трое стали п р и с е д а т ь , видимо, на­
перь терять драгоценное время. Володя Фатькин обвязал себя верев­ мереваясь спрятаться под стол, но наведенные а в т о м а т ы привели их
кой, один к о н е ц ее передал Л ы с е н к о и прыгнул вниз. в чувство.
- Тут снегу много. Ныряйте! - услышали мы голос Фатькина. — Хох! Хох! Давай, егерь, вылезай по одному! — командовал Ага­
Овраг был глубиной до шести метров. П а д а я , мы с головой з а ­ фонов. — Тащи, Фатькин, веревку...
р ы в а л и с ь в п у ш и с т ы й снег. П о т о м опять лезли наверх, снова штур­ Егерей обезоружили, связали им руки о д н о й в е р е в к о й , а хозяин
м о в а л и крутую сопку, кубарем скатывались по ее л е д я н о м у склону. дома, к о т о р ы й при этом не выказывал н и к а к о й р о б о с т и , пригласил
Н а к о н е ц увидели дорогу, близ которой стоял д о м и к , о х р а н я е м ы й пас к столу.
двумя ч а с о в ы м и . Но что за магические два слова п р о и з н е с с т а р и к при н а ш е м п о ­
Недалеко от дома торчали воткнутые в снег шесть пар лыж. явлении? Почему возглас хозяина дома заставил е г е р е й еще до нашей
Баринов и М а н и н тихо сняли немецких часовых, а я выставил секреты команды поднять руки?
и сказал Агафонову: «Сурте дьяволе» п о - н о р в е ж с к и о з н а ч а е т « ч е р н ы е д ь я в о л ы » .
- Сегодня рождество. Ты, Семен, любишь ходить в гости. А вот ра­ Впервые ж и т е л и Варангера у з н а л и о м о р я к а х — « ч е р н ы х дьяволах»
ды ли будут в этом норвежском доме таким гостям, как мы? Узнай-ка. после б о я н а М о г и л ь н о м . К т о - т о и з р а н е н ы х е г е р е й , л е ч и в ш и х с я
- Это можно... в госпитале на полуострове Варангер, р а с с к а з а л с и д е л к е о группе с о ­
Агафонов направился к дому, мы - за ним. ветских м о р я к о в , которая п р о н и к л а на м ы с М о г и л ь н ы й и б ы л а там
Открыв первую, наружную дверь, Семен постучал кулаком в дру­ о к р у ж е н а д в о й н ы м к о л ь ц о м . Егеря б ы л и у в е р е н ы , что м о р я к о в и с ­
гую, обитую войлоком, которая вела в комнаты. Н и к т о не ответил. требят и л и возьмут в п л е н . Но о н и ц е л ы й д е н ь в е л и б о й , а когда

92 93
Вакаар Пеанов Лицам к щд

п р и ш л а н о ч ь — исчезли. Р а с т в о р и л и с ь в т е м н о т е , не о с т а в и в н и к а ­ — Я вам верю. Сына высадите у загиба мыса Кальнесс. Там его друг
кого следа. ж и пет.
Спустя некоторое время была разгромлена колонна на дороге М ы предложили старику шоколад, консервы, галеты, но он наот­
Варде - Вадсе, и немцам не удалось установить, кто это сделал. Тут уж рез отказался что-нибудь взять. По дороге к причалу он сказал:
норвежцы сами стали распространять слух, что это действует группа — Когда вернусь д о м о й , то устрою п о г р о м . Я н и ч е г о не п о ж а -
русских «сурте дьяволе», исчезнувшая с мыса Могильного. псю, д а ж е т о , что д о л г и м трудом н а ж и т о . С к а ж у н е м ц а м , что н о ч ь ю
Егерей эти слухи раздражали и пугали. н дом н а г р я н у л и «черные д ь я в о л ы » и р а з о р и л и мое х о з я й с т в о .
Н а м нельзя долго задерживаться, но хозяин р е ш и л опровергнуть ( ' ч а с т л и в о й вам дороги!
м н е н и е о том, что северные норвежцы - молчаливые, замкнутые л ю ­ ...Катер Ш а б а л и н а курсировал у мыса Кальнесс и сразу заметил
д и , и стал н а м рассказывать то, что представляет для разведчика н е к о ­ наш сигнал. Александр Осипович признался, что и его н а к о н е ц встре­
торый интерес. вожило наше долгое отсутствие. Тем радостней была встреча.
С л ы ш а л и ли мы о легендарном Ларсене? О неуловимом Ларсене, В трюме катера вытрезвлялись шестеро гитлеровских о ф и ц е р о в
вожаке норвежского отряда народного сопротивления? Не может быть, ноенно-воздушных сил, которые, оказывается, вечером еще были в
чтобы по ту сторону фронта не знали о знаменитом Ларсене с полуос­ Киркенесе, ночью загуляли в Кальнессе, а утро встретят в нашей базе.
трова Варангер! Нет, сам хозяин с Ларсеном, конечно, незнаком - Вскоре мы узнали, что доставили штабу очень ценных, настоящих
не удостоился такой чести. Но любой норвежец вам расскажет, как даже заполярных «языков». О н и дали исчерпывающие сведения о дислока­
в штормовые ночи Ларсен поднимает парус на своем боте и уходит в ции противника и, кстати, сообщили о бое нашей подводной лодки
море. Он вооружен только автоматом, пистолетом и гранатами. Гитле­ у горловины Босс-фьорда.
ровцы не могут поймать его и не знают, где находятся бойцы его отря­ Но сведения «языков» нуждаются в проверке, подтверждении. И
да. А Ларсен знает все тропинки в горах и все ручейки, которые впада­ мы стали готовиться к новому, еще более ответственному походу.
ют в фьорды. Гитлеровцы говорят, что он заодно с русскими, и поэтому
тоже прозвали его «черным дьяволом». Так что пусть русские не обижа­ ***
ются за эти слова. Везде, где есть дом рыбака, — а на побережье Варан-
гера все рыбаки, — найдутся друзья Ларсена, друзья «сурте дьяволе». В северной части полуострова Варангер есть небольшой фьорд
— Тогда, может быть, друг Ларсена поможет «сурте дьяволе» в ы й ­ Маккаур-сан.
ти к м о р ю , к ближнему причалу? Если бы удалось проникнуть в этот фьорд, высадиться на берег и
С т а р и к пристально посмотрел на меня, немного помедлил и гром­ пойти строго на север, к выступу мыса, то мы оказались бы в тылу вра­
ко крикнул по-норвежски. Из соседней комнаты вышел средних лет жеской батареи, охраняющей вход в большой залив Босс-фьорд.
мужчина, такой же высокий и узколицый, как старик. Что находится в глубине Босс-фьорда?
— Это мой сын и мой гость. Он прятался в погребе. Он вас проводит. Это пока остается тайной. Есть все основания думать, что там ба­
Мы заметили, с какой ненавистью смотрят п л е н н ы е на хозяина и зируются торпедные катера неприятеля. Горловина Босс-фьорда н а п о ­
особенно на его гостя. Старик с тревогой взглянул на сына, но тот был минает пасть зверя. Глаза зверя — его маяки, орудия на мысе — зубы
совершенно спокоен. зверя. Вот почему нас пока привлекал только маленький заливчик
— Не волнуйтесь! — сказал я старику. — Если по дороге к морю с Маккаур-сан.
нами что-нибудь случится, то эти «языки», — я показал на пленных, — Мы выступили 22 ф е в р а л я , в ночь на воскресенье. Завтра н а ш а
уже никогда не заговорят. а р м и я , а в и а ц и я , флот будут праздновать двадцать шестую г о д о в щ и -

94 95
Виктор ЛЕОНОВ Лицом К щу

ну славных Вооруженных Сил. Ш а б а л и н у и м н е , к а т е р н и к а м и р а з ­ Прошло немного времени, и Лысенко привел норвежского ры-
в е д ч и к а м , хочется в канун п р а з д н и к а порадовать Родину б о е в ы ­ оака из б л и ж н е г о н а с е л е н н о г о пункта. Он подтвердил, что п о с е л о к
м и успехами. Б о с с - ф ь о р д н а х о д и т с я в к и л о м е т р е от н а с , а к р а й н и й д о м , подход
Случилось так, что к фьорду Маккаур-сан н а м не удалось п о д о й ­ к которому Л ы с е н к о уже успел обследовать, з а н и м а ю т два н е м е ц к и х
ти. Замигали огни постов наблюдений, оттуда запросили сигналы, моряка из э к и п а ж а катера. Р ы б а к видел этих м о р я к о в с е г о д н я в е ч е ­
и Ш а б а л и н повел катер курсом норд-ост. Уходим мористее, меняем н а ­ ром. О н и вернулись из п л а в а н и я .
правление, и вот, разрезая волны, катер идет к далекому незнакомому Я разбил отряд на две группы - захвата и п р и к р ы т и я . Со в т о р о й
норвежскому берегу. остался м о й п о м о щ н и к , л е й т е н а н т К о к о р и н .
Разведчики отдыхают в кубрике. Я и Ш а б а л и н на ходовом мости­ П е р в ы м и ушли к поселку р а з в е д ч и к и м и ч м а н а Н и к а н д р о в а .
ке н а п р я ж е н н о всматриваемся в темень полярной ночи. Н а к о н е ц - Т о л ь к о чтоб без шума! — строго предупреждаю их. — О р у ж и е
смутно забелел ледяной припай у берега, обозначились очертания гра­ пускать в ход в с а м о м к р а й н е м случае.
н и т н ы х скал, покрытых на склонах льдом, и вдруг блеснули два огонь­ М и ч м а н м о л ч а к и в н у л и, п о с т р о и в группу, увел ее в горы.
ка — маяки мысов. С в я з ы в а е м с я с Ш а б а л и н ы м . Он одобряет н а ш п л а н и тихо с л е ­
Мы приближались к самой горловине Босс-фьорда. дует к поселку, п р и ж и м а я катер почти к самому берегу фьорда.
Ш а б а л и н отдал команду приглушить мотор, дать самый м а л ы й Без шума все же не о б о ш л о с ь , хотя р а з в е д ч и к и в э т о м н и с к о л ь ­
ход и посмотрел в мою сторону. ко не б ы л и п о в и н н ы . Группа Н и к а н д р о в а в ы в о л о к л а из д о м а с в я з а н ­
Я кивнул. Мы без слов п о н я л и друг друга. ных по рукам «языков». О н и барахтались, у п и р а л и с ь н о г а м и в з е м ­
Катер неслышно вошел в залив. л ю , но кричать не могли: к л я п ы во рту л и ш и л и их голоса. З а в и д е в
Сразу прекратилась качка и унялся ветер. Кругом тихо, и в этой нас, «языки» п р и с м и р е л и и, уже не с о п р о т и в л я я с ь , п о ш л и вперед.
настороженной тишине два раза просигналили посты С Н И С . Мы спускались к берегу между двумя с к а л а м и и вдруг у с л ы ш а ­
Мы им не ответили. ли внизу п е с н ю . Свернуть некуда, а отходить нет с м ы с л а . Остается
Батареи на мысах Босс-фьорда остались позади нас. т о л ь к о ждать п р и б л и ж е н и я п е в ц о в .
Знают ли отдыхающие в кубрике разведчики, где мы сейчас нахо­ Мы з а м е р л и на месте, п р и ж а в ш и с ь к с к а л а м , готовые по п е р в о й
димся? Может быть, по движению катера догадываются, что мы забра­ тревоге о т к р ы т ь огонь. А п е с н я , хоровая, п р о т я ж н а я , нарастала. Ее
лись в пасть зверя, и кое-кого тревожит исход этого рейда? пели м о л о д ы е голоса. Н а к о н е ц м ы увидели м о л о д ы х н о р в е ж ц е в ,
- Все в порядке, - спокойно говорит Шабалин. - Посты С Н И С р е ­ парней и д е в у ш е к , в о з в р а щ а в ш и х с я , д о л ж н о б ы т ь , с в е ч е р и н к и .
шили, что это их катер вернулся с задания. Прошел, не заметив сигна­ Н о р в е ж ц ы нас з а м е т и л и , когда п о д о ш л и в п л о т н у ю . О н и оста­
лов. А как же иначе? Разве отважится советский катер заходить в Босс- н о в и л и с ь , н е с т р о й н о оборвав п е с н ю , п о т о м молча, п р и г л у ш и в ш а ­
фьорд, на верную гибель? Так они рассудили, и в этом, Виктор, наше ги, п р о ш л и м и м о , вглядываясь в каждого из нас. Мы б ы л и одеты в
преимущество. Сейчас дело за вами. Тихо сработаете — тихо уйдем. А белые м а с к х а л а т ы . Автоматы о б м о т а н ы м а р л е й , г р а н а т ы с п р я т а н ы
начнется заваруха со стрельбой — сам понимаешь: пасть сомкнётся... в белых сумках. С р е д и нас б ы л и т о л ь к о двое в ч е р н о м : п л е н н ы е
Я жму руку Шабалину и быстро спускаюсь в кубрик. немецкие моряки.
Мы высадились на пустынный берег. Эта н е м а я с ц е н а д л и л а с ь две — три минуты.
И в а н Лысенко и еще два матроса ушли в разведку, остальные за­ Я ж д а л , когда н о р в е ж ц ы удалятся, чтобы п р о д о л ж а т ь д в и ж е н и е .
легли, замаскировались в камнях. Беспокоимся за катерников — им Но з а м ы к а в ш и й группу в ы с о к и й п а р е н ь о с т а н о в и л с я н е д а л е к о от
труднее маскироваться. нас, п о в е р н у л с я , п о д н я л сжатую в кулак руку и что-то громко сказал.

96 7. Лицом к лицу 97
Виктор Иванов Лицам к щу

По тону мы поняли, что он нас приветствует. И тотчас же, в ответ ему,


опять возникла песня, но уже не тягучая, как раньше, а бодрая, похо­
***
жая на марш. ... «Сурте дьяволе» совершали рейды к берегам Норвегии до наступ­
Это была песня борцов сопротивления. лении весны.
Мы не раз слышали ее потом, уже восемь месяцев спустя, когда И норвежских походах мы не имели потерь — сказалось возросшее
начался освободительный поход в Норвегию. Ее распевали на м и т и н ­ мнетерство морских разведчиков. Катера возвращались в базу с боль­
гах и на собраниях. Я запомнил л и ш ь последние строчки припева: шим числом пассажиров, чем их было на борту, когда уходили в рейд,
Свободные мысли ink кик принимали еще захваченных «языков».
Не выследит Квислинг. A I M и рал флота поблагодарил нас за боевые успехи и подчеркнул
Мы к синим фьордам уходим... фи фактора, которые эти успехи обеспечили: скрытность, внезап-
С и н и е фьорды!.. П р и свете полярного солнца норвежцы, вероят­ iitu'Ti., дерзость.
но, видели их синими, голубыми, ласковыми. Но н а м в ночных раз­ () гряд получил к о р о т к и й отдых, вслед за к о т о р ы м д о л ж н а б ы л а
ведках они представлялись черными-черными... начаться с е р ь е з н а я п о д г о т о в к а к н о в ы м , еще более с е р ь е з н ы м
Песня замерла в горах. операциям.
Мы спустились к берегу, и вскоре катер, разрезая черную гладь Уже миновало лето 1944 года. Н а ш и войска очищали от о к к у п а н ­
Босс-фьорда, пошел на север. С постов снова запросили сигналы. Мы та Украину, Белоруссию, перешли рубежи С С С Р на границах с Р у м ы ­
опять не ответили и на полном ходу вырвались в открытое море. нией, 11ольшей. Мы знали: скоро последует сокрушительный удар по
Может быть, позади нас, в Босс-фьорде, уже началась боевая трево­ северной группировке фашистских войск. Жители Северной Н о р в е -
га? Но если бы даже посты на мысах открыли стрельбу, мы бы все равно 11Ш встречали первых советских морских разведчиков к а к вестников
ее не услышали в неистовом свисте ветра, который обрушился на катер, скорого освобождения от фашистской тирании.
как только он покинул фьорд. Штормовое море взъярилось. Вскоре До о к о н ч а н и я круглосуточного полярного д н я еще оставался зна­
борта и палубы обледенели, и мы стали скалывать лед с катера, замед­ чительный срок, и мне предоставили отпуск для поездки в Зарайск,
лившего ход. к родителям, с которыми я не виделся более пяти лет.
Ш л и к своей базе долго, и до самого рассвета на палубе продол­ 11а время отпуска я сдал дела лейтенанту Кокорину. В политотде­
жался аврал. ле мне сказали, что скоро в отряд пришлют нового заместителя к о м а н ­
Так встретили мы двадцать шестую годовщину Советской Армии. дира но политической части.
Сдав «языков», разведчики получили заслуженный отдых. Но в тот
день никому не хотелось расходиться по кубрикам. Я и Шабалин пошли
на праздничный офицерский обед. Главный распорядитель за столом, та­
мада, поднял первый тост за разведчиков и их боевых друзей-катерников. ПЕРЕД РЕШАЮЩИМ УДАРОМ
— Когда п о д в о д н и к и топят вражеское судно, — сказал о н , — мы
п р е п о д н о с и м им жареных поросят. Это стало т р а д и ц и е й . М о р с к и х
разведчиков п о л о ж е н о угощать ж а р е н ы м и я з ы к а м и . Но эти «сурте 1

дьяволе» наловчились таскать столько «языков», что и н т е н д а н т ы


завопили: «Не можем, говорят, управиться! З а м е н и т е я з ы к и друг­ Иван Гузненков, высокий, худой, в короткой, до колен, серой ш и ­
им блюдом!» пе п икс пехотинца, с солдатским вещевым мешком за спиной, шел к нам

98 99
Виктор Иванов Ивцамклицд

в отряд и еще в дверях столкнулся со старшиной первой статьи Иваном Л Поляков между тем продолжал рисоваться. Заложив руки за
Поляковым. Лучше бы Полякова в тот день не назначали в наряд... с пину, он иыпятил грудь, на которой блестел до яркости н а ч и щ е н н ы й
— Куда прешь, пя-хо-та! - преградил старшина дорогу Гузненкову. (•псион орден, и сквозь зубы процедил:
— С курса сбился? Не видишь, кто тут располагается? А н чем, собственно говоря?..
— Отставить! — резко скомандовал Гузненков и чуть щелкнул ка­ 11о 1узненков не стал его слушать.
блуками. — Как фамилия? Ступайте, доложите командиру, что прибыл замполит отряда.
Поляков смерил долговязого пехотинца недоуменным взглядом, | • п ганить! — тут же скомандовал он мгновенно преобразившемуся П о -
но так и не определил, с кем имеет дело: с о ф и ц е р о м или рядовым? инкому, готовому сорваться с места, чтобы исполнить приказание. —
Полевые погоны на куцей ш и н е л и пришельца были закрыты ш и р о к и ­ Iti.i гак и не назвали себя. Не повторили приказа...
ми л я м к а м и заплечного мешка. (Vroponевший Поляков тут только вспомнил, что должен прибыть
— Ф а м и л и я моя? - на всякий случай выжидательно спросил П о ­ моими замполит. Поляков стоял перед Гузненковым навытяжку и дол-
ляков. — А зачем, служба, понадобилась тебе моя фамилия? |п мигал глазами, пока не обрел дар речи.
— Не тыкайте, старшина, докладывайте по форме! Я... да я, товарищ, не знаю, как вас по званию... А командира на­
— Вот как? Нет, это очень даже интересно... шего пег — он в отпуске. Замещает лейтенант К о к о р и н . Докладывает
Иван Поляков уже начинал опасаться, как бы не влипнуть в непри­ • I а р ш и н а первой статьи Поляков, — уже совсем не бойко закончил он.
ятную историю с этим странным пехотинцем. Но Поляков в тот день Первой статьи? М-да...
находился во внеочередном наряде и готов был на ком угодно сорвать I узпенков прошел вперед, а Поляков последовал за н и м , озабочен­
свою злость. Полякову было скучно, и, наперекор здравому смыслу, вер­ но качая головой и поправляя на ходу поясной ремень и бескозырку.
н ы й своей дурной манере, он продолжал форсить. Сначала демонстра­ И к а н ц е л я р и и за п и с ь м е н н ы м столом с к л о н и л с я над п и ш у щ е й
тивно небрежно прикоснулся двумя пальцами к блином сидевшей на м а ш и н к о й еще о д и н с т а р ш и н а п е р в о й статьи — м а л е н ь к и й , с в е т л о -
голове бескозырке, а большим пальцем тут же ловко сдвинул бескозыр­ иомосый, даже чуть р ы ж е в а т ы й , с о р д е н о м К р а с н о й З в е з д ы на
ку на правое ухо, вздыбив при этом свой чуб. Пружиня на ногах, П о л я ­ фнапелевке.
ков стал вызывающе поводить широченными плечами, явно желая об­ Бабиков, встать! — гаркнул в дверях Поляков.
ратить внимание незнакомца на свой бледно-голубой, выцветший 11среступив вслед за Гузненковым порог, Поляков уже как следует,
воротник, в разрезе которого чуть виднелась полосатая тельняшка. но ф о р м е , обратился к Гузненкову:
Ох уж эти специально вываренные в содовой воде матросские в о ­ Товарищ замполит, разрешите позвать лейтенанта Кокорина!
ротники! Глядя на обладателя такого воротника, неискушенный чело­ 1узненков испытующе посмотрел на Полякова. Трудно было
век может подумать: «Вот бывалый моряк! Не раз, должно быть, соле­ определить: продолжает ли тот форсить или старается исправить свою
ная морская волна обдавала такой воротник, а крепкий ветер сушил оимошность.
и трепал его. Вот почему некогда голубой, он стал почти белым». П о л я ­ Идите.
ков н и к а к не предполагал, что стоявший сейчас перед н и м пехотинец I узненков скинул с плеч вещмешок, осмотрел канцелярию, потом
в кирзовых, с короткими голенищами сапогах, с м е ш к о м за плечами подошел ко все еще стоявшему по стойке «смирно» Бабикову и п р о -
служил на флоте не меньше, чем любой разведчик нашего отряда. Вид п|пул руку:
травленого матросского воротника напоминал Гузненкову шалости и Давайте знакомиться. Лейтенант Гузненков. Сидите, пожалуй-
наивные проделки тех лет, когда он сам был «салажонком» — так иног­ | 'in, занимайтесь своим делом.
да старый м о р я к называет юнца на флоте. Я уже кончил.

100 101
Виктор ПЕОНОВ Пирам к щд

— Тогда побеседуем, - сказал Гузненков усаживаясь. Бабиков тоже - Ясна задача, товарищ контр-адмирал!
сел. — Орден Красной Звезды за Могильный получили? - Задача ясная, а решать ее надо с умом. Что ни говорите, а народ
— Так точно! — опять вскочил с места Бабиков. там, действительно, несколько своеобразный. Да еще условия боевой
— Да сидите, пожалуйста, - мягко улыбнулся Гузненков. Ему нра­ жизни накладывают на людей определенный отпечаток. Признаться, я
вилось поведение Бабикова. — Слышал о боях на Могильном, знаю, и сам питаю слабость к разведчикам. Славные, боевые ребята! Но старая
как вы там отличались. Кстати, парторга Тарашнина там ранило? слава новую любит. Сейчас, как никогда раньше, надо крепить боего­
— П р и атаке. На самом мысу Тарашнина не было. У нас тогда к о ­ товность морских разведчиков Северного флота. Большие дела ждут их.
миссар Дубровский, сам легко раненный, из-под огня егерей вытащил И уже прощаясь, контр-адмирал сказал Гузненкову:
нашего парторга и понес его на руках к морю. - Успех работы будет решать ваш авторитет. У разведчиков надо за­
— Вот как? — отозвался Гузненков, заметив про себя, что Бабиков, воевать авторитет не только словом и не столько словом — делом! И м е й ­
очевидно тоже кстати, вспомнил прежнего комиссара отряда офицера те это всегда в виду. А начните с обычного знакомства. Расскажите, где
флота Дубровского. - Скажите, Бабиков, что вам из Усть-Цыльмы п и ­ служили-воевали, в каких рейдах по тылам врага сами участвовали. Раз­
шут? Вы ведь там до призыва учителем работали? ведчики - народ дошлый, поймут, почему штаб послал к н и м офицера
— Так точно! - Бабиков был настолько удивлен, что его белесые морской пехоты Гузненкова. Желаю вам успеха, товарищ лейтенант!
брови полезли наверх. — Учителем... Только разрешите спросить, това­ П о с л е к о р о т к о й стычки с П о л я к о в ы м л е й т е н а н т Гузненков
р и щ лейтенант, откуда вы это знаете? вспомнил свой разговор с контр-адмиралом и его напутствие.
Гузненков многозначительно улыбнулся: Еще до похода на мыс Могильный из отряда ушли такие п р и з н а н ­
— М н е , старшина, многое положено знать. По должности... ные следопыты, как Мотовилин, Лосев, Харабрин, а сразу после рей­
Так состоялась встреча нового замполита с Поляковым и Бабиковым. да на М о г и л ь н ы й - Радышевцев. Харабрин так и не вернулся к нам
Не только их, но замещавшего меня лейтенанта Кокорина, старши­ после о к о н ч а н и я офицерских курсов. Мотовилина перевели в другое
ну отряда Чекмачева, парторга и комсорга — всех поразила осведомлен­ подразделение. А Лосев воспользовался тем, что на Севере к о м п л е к т о ­
ность нового замполита в делах отряда. Перед тем как получить направле­ вались э к и п а ж и катеров для боевых действий на юге, и подал рапорт
ние в отряд, Гузненков заочно познакомился с личным составом и боевы­ о зачислении его в такой экипаж.
ми характеристиками разведчиков, с историей отряда- В разведотделе и в На проводы Лосева собрались все ветераны-разведчики. По тако­
политотделе он получил исчерпывающую информацию о том, что в отря­ му случаю старшина расщедрился и выдал «авансом» из своего непри­
де хорошо, что плохо и на какие стороны нашей жизни следует обратить косновенного запаса необходимую для проводов норму вина.
внимание. С Гузненковым долго беседовал член Военного совета флота. Как всегда при таких расставаниях, было шумно. Перебивая друг
— Работа предстоит интересная и нелегкая, - предупредил Гузнен- друга, вспоминали совместные бои и походы, живых и погибших. Гля­
кова контр-адмирал. - В отряде вы встретите людей, у которых от н а ­ дя на уезжающих, и я вспомнил, как в мастерскую, где в первые д н и
град да от восторженных похвал закружилась голова. И уж кое-кто из войны работали я и Саша Сенчук, п р и ш л и три Н и к о л а я и Алексей, как
разведчиков любит подчеркнуть свою исключительность, свое особое Мотовилин учил нас, еще не обстрелянных разведчиков, азбуке воен­
положение на флоте. А раз оно особое, то нельзя ли пренебречь обяза­ ного дела.
тельной для всех дисциплиной? Комендант мне пожаловался: «Развед­ - До сих п о р не могу забыть С а ш у Сенчука, - сказал я Р а -
ч и к и балуют... Известное дело: сорвиголовы!» Нельзя допустить, что­ дышевцеву.
бы к доброй репутации отряда примешивалась другая. Разведчики — - А Рябова и Даманова? Лосев! Коля Лосев! П о м н и ш ь ты своих
не сорвиголовы... Вы меня поняли? тезок? — кричал Радышевцев Лосеву.

102 103
Виктор Иванов Ив цвм к щд

Лосев опустил голову, потом тряхнул ею, точно пытался отогнать — Д у ш а не лежит. А без души — какая служба в разведке?
какую-то невеселую думу. Он вышел из-за стола, снял со стены гитару Через несколько дней мы проводили Радышевцева, а вскоре еще
и поднял руку, требуя внимания. один случай всполошил разведчиков: Черняев, л о в к и й , разбитной м о ­
— П о м н ю ли я своих тезок? — глухо спросил он Радышевцева. - ряк, продал на толкучке часы из трофейного имущества отряда.
Ну слушай, Алексей! Всем слушать... Я узнал о проступке Черняева перед первым походом к Варангер-
фьорду. И хотя Черняев был включен в группу десантников и уже с о ­
Медленно перебирая пальцами по струнам, Лосев заиграл з н а к о ­
брался в дорогу, я, скрепя сердце, применил к нему ту степень наказа­
м ы й мотив и вдруг запел никогда до этого не слышанную нами песню
ния, которая намного тяжелее, чем наряд вне очереди или л и ш е н и е
о себе и своих друзьях: увольнительного отпуска в город. Разведчики считали ее р а в н о с и л ь ­
Жили-служили три друга, ной с п и с а н и ю на берег.
П о й песню, пой!
— Старший матрос Черняев! - объявил я перед строем, когда груп­
Рябов, Даманов и Лосев,
па десантников уже готова была следовать к пирсу, где нас ждал катер.
Не разольешь их водой. Черняев шагнул вперед.
Певец был явно не в ладах с р и ф м о й и ритмом. Но это нисколько
— За присвоение трофейного имущества л и ш а ю вас права учас­
его не смущало. Он вел бесхитростный и правдивый рассказ:
твовать в операции. Сдайте старшине рюкзак, оружие, боеприпасы.
Звали их всех Н и к о л а я м и ,
Мы ушли в поход, а Черняев, зная, что его проступок не останется
П о й песню, пой!
безнаказанным, стал жаловаться оставшимся разведчикам на свою судь­
Первый погиб в первом бою,
бу и на то, что вообще «к нашему брату» придираются по пустякам. Он
А через год — другой...
встретил сочувствие со стороны таких разведчиков, как Поляков и Вызов.
Лицо Николая Лосева исказилось болью. Будто только сейчас он
— Ну, продал часы, черт бы их побрал! — возмущался Черняев, об­
ощутил горечь давних потерь и скорого расставания со своими товарища­
ращаясь к своим дружкам в присутствии других разведчиков. — Ну, ма­
ми. Всем хотелось его остановить, но никто не решался прервать певца.
лость выпил! Так мы ведь, братцы, жизнью рискуем! На волосок от
Третий прощается с вами, друзья...
смерти ходим. Неужели на базе не можем чуток повеселиться?
— Брось, Коля! - крикнул Степан Мотовилин и вырвал из рук Л о ­
— Ерунда, конечно! - соглашался с н и м Вызов. — Что наша жизнь?
сева гитару. - Ребята скоро в бой пойдут. Тебя на большие дела прово­ Как в той арии: «Сегодня ты, а завтра я...»
жают, а ты?.. Ухарь П о л я к о в похлопывал Черняева по плечу:
— А я хочу, Степан, чтобы никто никогда не забывал наше брат­ — Не кручинься, Чернявка! Гляди орлом! А что н а м , разведчикам-
ство. Верно я говорю? орлам? Д е н ь работам — два гулям! Так было, так всегда будет!
— Верно! — поддержал его Радышевцев. Многие считали эти разговоры пустой болтовней и не давали от­
Веселье возобновилось. пора «орлам». Вскоре мы за это крепко поплатились.
Проводили Лосева до пирса. Мотобот, п р и н я в ш и й его на борт, Находясь по увольнительным запискам в городе, Вызов, Поляков
ушел в Мурманск, а м ы , неожиданно притихшие, возвращались д о ­ п Черняев выпили для храбрости и недалеко от здания Д о м а офицеров
мтеяли спор с к а к и м и - т о гражданскими лицами. Вызвали комендант-
м о й . И тут Радышевцев сказал нам:
1-кпй патруль. К Дому офицеров в это время подходила еще одна груп­
— Мне тоже скоро придется с вами распрощаться. Я торпедист, д е ­ па разведчиков. Еще издали, завидев высокого Л ы с е н к о , Вызов выр-
ло свое не забыл. вапся из рук патрулей и крикнул:
— Алеша, с чего это вдруг? Какая муха тебя укусила?
Но Радышевцев, видимо, не хотел на эту тему распространяться:
104 105
Виктор Леонов Лицом к щд

— Ваня, полундра! 11азавтра пришел приказ члена Военного совета об увольнении из


Не разобравшись в чем дело, Лысенко кинулся на выручку Вызо­ о I ряда недисциплинированных разведчиков. Л ы с е н к о в этом списке
ва и тоже оказался задержанным комендантским патрулем. не оыло. О н , правда, получил строгое взыскание.
Н и к т о не жалел гулевую «тройку» - она себя достаточно скомпро­ ...Знакомясь с л и ч н ы м составом отряда, Гузненков н а п о м н и л Л ы -
метировала. Переживали за Лысенко, который оказался случайно за­ ( емко о его д а в н и ш н е м проступке, и разведчик удивился этому.
м е ш а н н ы м в этой некрасивой истории. Разведчики собирались даже Между прочим, Лысенко, имейте в виду, что за вас поручился
коллективно похлопотать за него перед командованием, но Лысенко югда б ы в ш и й замполит и н ы н е ш н и й командир отряда.
запротестовал: Я этого никогда не забуду, товарищ лейтенант! — ответил Лысенко.
— Без адвокатов обойдемся...
— Неправда! — возражали ему. — Это касается чести отряда. 2
— Вперед умнее буду! - упорствовал Лысенко. — Только бы не с п и ­
сали на берег в компании с этой троицей. Авторитет Гузненкова з а м е т н о возрос после т о г о , к а к развед­
— Так и мы не хотим, чтобы тебя путали с этой компанией! ч и к и у з н а л и , ч т о н о в ы й з а м п о л и т был среди г е р о и ч е с к и х з а щ и т н и -
— Разберутся! — отмахивался Лысенко. м>|1 Х а н к о и с п о с л е д н и м о т р я д о м м о р с к и х п е х о т и н ц е в у ш е л с п о -
Я вызвал для беседы провинившихся разведчиков. Три «дружка» нуострова. А о д н а ж д ы , когда речь з а ш л а о боях в т ы л у врага, Гуз­
в один голос каялись, намекали на свои прошлые боевые заслуги, обе­ н е н к о в у т о ч н и л о д и н пункт на хребте Муста-Тунтури. Тут же в ы я с ­
щали исправиться. Лысенко не каялся. Глядя прямо мне в глаза, Л ы ­ н и л о с ь , что он облазил этот хребет, брал на н е м « я з ы к о в » , е щ е бу­
сенко глухо басил: дучи м л а д ш и м п о л и т р у к о м , а п о т о м — п о л и т р у к о м о т д е л ь н о г о
— Сгоряча не разобрался, что к чему. Это верно. Кабы знал, что это ш к о д а р а з в е д к и в бригаде м о р с к о й пехоты. Р а з в е д ч и к и у б е д и л и с ь ,
бушует наша знаменитая тройка, - тогда другое дело. Я моряк, и выру­ что в о т р я д п р и с л а л и о б с т р е л я н н о г о , п о б ы в а в ш е г о в р а з н ы х п е р е ­
чать моряка в любых случаях жизни должен. А они, черти, пьяные... делках к о м а н д и р а .
Это я уже в комендатуре понял. После драки кулаками не машут. Вот Начались учебные походы. Н о в ы й замполит, к а к рядовой развед­
и вся моя вина. ч и к , совершал марши с полной выкладкой. На привалах все отдыхали,
Я слушал эту довольно несвязную речь и п о н и м а л состояние а легкий на ноги Гузненков обходил группы разведчиков — где прове­
Лысенко. дет беседу, где поможет выпустить боевой листок. Даже неутомимый
— Больше ничего не скажете? О себе? О товарищах? в походах Семен Агафонов удивлялся:
— Все сказано. А некоторые товарищи думают, что я должен был — До чего м ы , поморы-охотники, привыкли бродить по этим тун­
пройти стороной. Это неверно... драм и скалам, но за лейтенантом нам не угнаться. А может, он тоже
М н е , к а к и всем разведчикам, очень хотелось, ч т о б ы Л ы с е н к о нашенский? И з поморов?
остался в отряде, и я сейчас думал о том, как р а с ц е н и т п р о с т у п о к Оказалось, что Гузненков родился и вырос на С м о л е н щ и н е .
р а з в е д ч и к о в к о н т р - а д м и р а л , к которому я д о л ж е н п о й т и вечером с Начались занятия по тактике, топографии, саперному и м и н -
докладом. п о - п о д р ы в н о м у делу. И тут н о в ы й з а м п о л и т п о к а з а л себя о п ы т н ы м
— Тяжелая у вас рука, Лысенко! — Я смотрю на огромные кулаки к о м а н д и р о м . С т а л и с о р е в н о в а т ь с я п о с к а л о л а з а н и ю , борьбе с а м б о
разведчика и стараюсь придать суровый тон своему голосу. - Такими и это д е л о з а м п о л и т у з н а к о м о . Он стрелял м е т к о , а о д н а ж д ы в ы ­
кулачищами по егерским черепам молотить, а вы... Сгоряча, говорите? звался р у к о в о д и т ь к р у ж к о м ф о т о л ю б и т е л е й : мы и ф о т о д е л о на д о ­
Разведчику сгоряча не положено действовать. Идите! суге и з у ч а л и .

106 107
Виктор Летав Лицам к ливр

Разведчики гордились новым замполитом: Почему? — спросил я с некоторой строгостью, н а и в н о полагая,


— Силен лейтенант! На все руки мастак. •пи за это и стоит пожурить моего заместителя: вмешивался, д о л ж н о
Кое-кто скептически замечал: (и.пь, и разные дела, а непосредственную политработу упустил.
— Скоро начнутся рейды... Посмотрим, как в деле себя покажет... План составить недолго. Но цена какая ему будет? — в свою оче­
Б ы л и и недовольные новым замполитом, вернее — не им, а поряд­ рни, спросил Гузненков. — В ленинской комнате имеется галерея героев.
ками, которые он стал насаждать. Строже стало с увольнениями в го­ Ч то должен молодой разведчик знать о каждом из героев отряда? Опять
род. Старшина должен был отчитываться за каждый выданный паек, *с беседы бывалых. Кого и о чем? Тут нужно ваше слово, ваш совет.
а он п р и в ы к жить «с запасцем» на тот случай, если в отряд к хлебосоль­ Мы с коммунистами решили провести открытое партийное собрание на
ным разведчикам заявится какой-нибудь представитель или гость. Те­ и-му «Честь отряда — моя честь». Бабиков это предложил, другие поддер­
перь любой разведчик знал, что плохо заправленная койка или б р о ­ жи п и, некоторые разведчики забыли о добрых традициях отряда. Но ведь
ш е н н ы й в кубрике окурок может навлечь на него неприятность — н о ­ in- только об этом должна быть речь на собрании? Так ведь?
вый замполит взыщет. Я согласился с Гузненковым.
Об этих отрядных новостях я узнал из писем, которые мне п р и с ы ­ - Вот видите! — обрадовался он. - И собрание я отложил до в а ш е -
лали в Зарайск. K I приезда. Мне легко написать в плане: воспитание н а боевых тради­
Я одобрял действия нового замполита, и в то же время м е н я д о ­ циях. Могу об этом речь произнести. В общем и в целом, — он опять
нимала к а к а я - т о беспричинная тревога. Потом я разобрался в этом размел руками. — А кому это нужно? План должен быть подчинен
чувстве, похожем на ревность к человеку, который распоряжается во предстоящей боевой задаче. П л а н должен опираться на людей, на ак-
вверенном тебе отряде, завоевывает любовь и популярность в глазах I ни. А я опять-таки в общем информирован. Вот и жду, что скажет мне
дорогих тебе людей. Я ругал себя за это мелкое и недостойное чувство. командир.
И все же против своего намерения сухо и подчеркнуто о ф и ц и а л ь н о И получилось так, что вместо официального знакомства да еще
познакомился с Гузненковым на пирсе базы, где он м е н я встречал. какого-то ожидаемого отчета между нами завязалась непринужденная
Гузненков, очевидно, представлял себе встречу иначе. Он спросил неседа, причем Гузненкову удалось «развязать» мой язык. Я рассказы-
меня, когда смогу его принять, и ушел. иал ему о погибших разведчиках - кто из них чем отличился, потом го­
Мы встретились в тот же день в канцелярии отряда. ворили о предстоящих задачах.
Я думал, что разговор начнется с отчета Гузненкова о том, чем был Мы расстались уже за полночь. Укладываясь спать, я подумал
отряд этот месяц занят и что он, новый замполит, успел сделать. Тут о том, что экскурсия в прошлое оказалась и для меня весьма полезной.
мне, вероятно, представится возможность высказать по каждому п о ­ Л И ван Иванович — так я уже называл Гузненкова в конце нашей бесе-
воду свое одобрение или порицание. /11,1 - будет хорошим товарищем и боевым спутником в горячих делах,
Но как только Гузненков закрыл за собой дверь и мы встретились которые скоро, очень скоро начнутся на нашем участке фронта.
взглядами, он, как старый знакомый, ш и р о к о улыбнулся, сел против
меня, всем своим видом показывая, насколько рад, что мы остались 3
вдвоем.
— Вот вы и приехали! А я тут, — он беспомощно развел руками, — По всему чувствовалось, что скоро грянет р е ш а ю щ и й бой.
кручусь-верчусь, присматриваюсь да примериваюсь. По-настоящему М ы , разведчики, хорошо знали, что творится в стане врага. Егеря
к работе еще не приступал. Есть мысли, соображения, но даже плана ра­ нервничали в ожидании нашего наступления. На север, в р а с п о р я ж е ­
боты еще не составил. ние 20-й Лапландской армии, прибыли специальные и н ж е н е р н ы е ча-

108 109
Виктор Ленине Пирам к щу

сти. О н и занялись усовершенствованием и без того м о щ н о й обороны. M I X , с к а л о л а з а н и и , х о ж д е н и и п о азимуту. Все з а н я т и я п р о в о д и л и


Газета лапландцев «Варт им Норден» требовала, чтобы командиры гор­ н и ч ь ю , практикуя в н е з а п н ы е засады и п р о в е р я я каждого р а з в е д ч и ­
ных частей пресекали всякие слухи о русских разведчиках, которые ка н д о з о р е .
якобы, когда им только вздумается, проникают через л и н и ю фронта. Короткий день, если не считать отдыха, был занят п а р т и й н о - п о ­
«Наши рубежи неприступны, - хвастала «Варт им Норден». - Через литической и культурно-массовой работой, которая с приходом Гуз­
н а ш ф р о н т ничто живое не проскользнет!» ненкова стала конкретной, действенной. В л е н и н с к о й комнате часто
Враг еще искуснее и хитрее стал минировать участки побережья, проводились беседы. В назидание молодым ветераны рассказывали о
где возможна высадка десанта, горные проходы, л о щ и н ы и овраги. Те­ минувших боях. К нам в гости на вечера-встречи боевого содружества
перь на подступах к своим опорным пунктам егеря стали применять приходили пехотинцы и артиллеристы, катерники и летчики. Здесь
ракеты сигнального действия. Стоит, допустим, разведчику неосто­ выступали н а ш и плясуны, певцы, музыканты. П о б ы в а л и у нас и ш е ф ы
р о ж н ы м движением коснуться замаскированной проволоки — и п о ­ делегация рабочих из Новосибирска.
лярная ночь озаряется множеством ракет, которые, даже упав на зем­ Накануне открытого партийного собрания, где обсуждался в о ­
л ю , чадят красным дымом. Саперы горных дивизий построили в гра­ прос «Честь отряда - моя честь!», пришел приказ: быть готовым к бое-
нитных скалах побережья зимние казематы. О п о р н ы е пункты предста­ иому походу. После небольшого доклада бывалые разведчики говори­
вляли теперь многоярусную систему долговременных огневых точек, ли о верности традициям, а молодые - о своем горячем стремлении
покрытых стальными колпаками и соединенных траншеями. (ч.1 ть д о с т о й н ы м и преемниками и продолжателями этих традиций. Я
Но никакие укрепления не в силах были поднять боевой дух хорошо запомнил выступление Владимира Фатькина. Развернув полу­
«героев Крита и Нарвика». Они с тревогой ждали приближения четвертой ченное из дому письмо, Фатькин сказал:
военной зимы, н и к а к не предполагая, что здесь, в Заполярье, насту­ — Мы п р и с я г а л и Р о д и н е в ы п о л н и т ь свой в о и н с к и й долг. Это
пление начнется еще до морозов. Предупреждая о возможном з и м н е м паша с в я т а я клятва. Вот п о с л у ш а й т е , что м н е мать п и ш е т из С п а с -
наступлении советских войск и подбадривая своих егерей, командир ска, Р я з а н с к о й области: «Дорогой Володя, передаю б о л ь ш о й м а т е ­
одной из горных дивизий писал в своем приказе: р и н с к и й привет т в о и м б о е в ы м т о в а р и щ а м , о к о т о р ы х ты м н о г о х о ­
«Русским мы предоставим возможность нахлынуть на н а ш и укре­ рошего рассказал в своем письме. Я н е д а в н о п о л у ч и л а от к о м а н д о ­
пленные позиции... Когда противник истечет кровью после безуспеш­ вания ф о т о г р а ф и ю о т л и ч и в ш и х с я в боях р а з в е д ч и к о в . О ч е н ь рада
ных атак на наши опорные пункты, мы уничтожим его контрударом...» была увидеть тебя на этой ф о т о г р а ф и и . Так ты, Володечка, в развед­
Лапландцы очень надеялись на свои опорные пункты, среди кото­ ке служишь? А от матери утаил! Не с к р о ю , с ы н о к , о ч е н ь волнуюсь
рых особенно выделялся м о щ н ы й , оборудованный артиллерийскими за т е б я , за твоих друзей. Все вы такие м о л о д ы е , к р а с и в ы е , веселые!
установками опорный пункт на мысе Крестовом. С ы н о ч к и мои! Пусть там, на д а л е к о м Севере, в т я ж е л у ю минуту не
А мы в это время перебазировались на полуостров Рыбачий и уже дрогнет ваше сердце и не ослабнет рука. И е щ е , дорогой...» Ну, тут
облюбовали сопку, по своим контурам напоминавшую о п о р н ы й пункт уж д а л ь ш е л и ч н о е . . . Так к а к же м н е , т о в а р и щ и , - в о с к л и к н у л Ф а т ь ­
мыса Крестового. к и н , — после такого п и с ь м а не д о р о ж и т ь честью и б о е в о й славой н а -
О к о л о двух недель мы по ночам «штурмовали» эту сопку, в з а и ­ шего отряда!..
модействуя т р е м я группами, к о т о р ы м и к о м а н д о в а л и я , л е й т е н а н т ы Тарашнин сообщил, что матросы С м и р н о в и Рябчинский подали
Змеев и Гузненков. В условиях, м а к с и м а л ь н о п р и б л и ж е н н ы х к б о е ­ заявления с просьбой принять их в партию. М а н и н назвал ф а м и л и и
вой д е й с т в и т е л ь н о с т и , м ы обучали р а з в е д ч и к о в м а с к и р о в к е , н а ­ молодых разведчиков, которым комсомольская организация дала ре­
б л ю д е н и ю и о п о в е щ е н и ю . Тренировали людей в р у к о п а ш н ы х схват- комендацию для вступления в ряды партии.

110 111
Виктор Иванов Вицам к лицу

Попросил слова никогда раньше не выступавший на собраниях ***


Иван Лысенко. Он прошел своей валкой походкой к столу президиума,
повернулся лицом к собранию и, должно быть с непривычки, смутился. Мы знали о разных операциях многих десантных отрядов совет­
— Я беспартийный моряк, - сказал Лысенко. — Не то, чтобы р о ­ ских поиск. Захватывая вражеские базы, непрерывно разведывая глу-
бел вступить в партию - не из робких, но считал и считаю, что еще не оокую оборону неприятеля, разрушая его коммуникации и уничтожая
подготовил себя для такого шага в жизни. Было время, когда наш к о ­ cm живую силу, советские десантники с честью выполняли свою опас­
мандир и коммунисты отряда за меня поручились. И вот я нахожусь ную и грудную работу. Нельзя при этом не отметить, что, когда армии
сейчас здесь, среди своих друзей — морских разведчиков. И за все это IИI пера вели наступление, фланги наших сухопутных фронтов не под-
вам, товарищи коммунисты, большое спасибо. А насчет вашего дове­ иергались ударам с моря. На К р а й н е м Севере, как известно, л и н и я
рия, то, может, еще будет такой час, когда подойду к н а ш и м к о м а н д и ­ фронта почти не претерпела изменений.
рам, к товарищам Леонову и Гузненкову, и попрошу у них рекоменда­ К осени 1944 года н а ш отряд н а к о п и л богатый опыт боевых д е й ­
ц и и в партию. И они мне не откажут. ствий на побережье Баренцева моря. В отряде сохранился о с н о в н о й
Пришел вестовой из штаба. Меня вызывали к генерал-майору костяк разведчиков, который этот опыт создавал и н е п р е р ы в н о с о в е р ­
Дубовцеву. шенствовал. Штаб флота знал о способностях отряда решать самые
Я знал, зачем меня вызывают. Недавно адмирал Головко поставил ответственные задачи. И в то же время все - от командующего до р я ­
перед отрядом задачу, к выполнению которой мы все эти д н и готови­ дового разведчика — учитывали, что десант на мыс Крестовый по сво­
лись. Адмирал предупредил меня, что отряд морских разведчиков в с о ­ ей сложности и трудности во много раз превосходит все н а ш и преж­
ставе восьмидесяти человек и еще один отряд морских пехотинцев бу­ ние рейды.
дут находиться в подчинении генерал-майора Дубовцева. ...Началась вторая неделя октября. Войска Карельского фронта
— Будьте готовы выступить сегодня ночью, — приказал м н е гене­ в районе озера Чапр перешли в наступление на сильно укрепленные п о ­
рал. — Надеюсь, что скоро встретимся вот здесь, - генерал показал на зиции неприятеля. Сокрушив вражескую оборону на горных перева­
карте обведенный красным карандашом порт в тылу неприятеля — он лах Большого и Малого Кариквайвишь, форсировав Титовку и овладев
находился совсем близко, в каких-нибудь десяти километрах от П е - Луостари, н а ш и войска вышли на дорогу к Печенге — к морю. К этому
ченги. - Встретимся, Леонов, если отряд выполнит задачу. - Генерал времени уже высадились первые морские десанты на побережье М о ­
показал карандашом на две л и н и и , которыми были накрест перечер­ товского залива и разгорелись бои на самом северном участке сухопут­
чены батареи егерей на мысе Крестовом: — Для наших десантных ка­ ного фронта.
теров эти батареи опаснее всех других. И они д о л ж н ы умолкнуть, что­ В ночь на десятое октября морская пехота начала штурм хребта
бы не мешать морскому десанту достигнуть конечного пункта, — ка­ Муста-Тунтури. В ту же ночь мы были готовы к рейду в глубокий тыл
рандаш генерала своим острием опять нацелился на вражеский порт. — врага — к мысу Крестовому, к воротам в порт Лиинхамари.
Вот где ключ от Печенги! К порту первым пойдет катер вашего друга Лиинхамари — аванпост Печенги, его главная военная база. Здесь
Шабалина. Сколько раз он высаживал вас в тылу неприятеля и снимал находятся большие склады неприятеля с вооружением и продоволь­
с вражеских берегов? Теперь вы должны ему помочь. Коротко и я с н о ствием. Сюда доставляют никель, чтобы увезти его в Германию. Отсю­
объясните разведчикам задачу. Скажите им, что об этом десанте знают да начинаются шоссейные дороги в норвежский порт Киркенес и ц е н ­
в Москве. Вам ясна задача? тральный район Ф и н л я н д и и .
— Ясна, товарищ генерал! Порт Лиинхамари находится в глубине Дёвкиной заводи, на пра­
— Ж е л а ю удачи. вом ее берегу. Чтобы проникнуть в заводь, надо сначала пройти часть

112 113
8. Лицом к лицу
ищи к щд

Петсамского залива, Петсамо-вуоно, длиной три - четыре мили, кото­ и 1 * д о г о и каждому жмет руку. Голос его в ночной т и ш и н е звучит
рый катерники прозвали «коридором смерти» - он насквозь простре­
мужественно:
ливается береговыми батареями с мысов залива.
И добрый путь, морские разведчики! Когда окажетесь там, на
С а м ы й м о щ н ы й опорный пункт, бастион егерей, охраняющий
I им иерегу, - он поворачивает голову к м о р ю , - то услышите гул к а н о ­
дальние подступы к Лиинхамари, находится на скалистом мысе К р е ­
нами. 11ачалось, друзья! Идет великое наступление. А вы знаете, на ка­
стовом. Здесь, опоясанные дотами, ощетинились своими стволами две
те цело идете... Военный совет надеется, что вы еще выше поднимете
четырехорудийные батареи - 88-миллиметровая зенитная и противо-
ри I I I V I O славу североморцев. Попутного ветра вам, дорогие товарищи!
катерная и 155-миллиметровая тяжелая.
11ичалась посадка на катер, которым управляет с н и м а в ш и й нас
Батареи на Крестовом решено атаковать с тыла. А для этого с м е ­
I мыса Могильного Борис Лях.
ста высадки нам надо пройти по тылам неприятеля большой - трид­
Мимо командира катера шествуют хорошо знакомые ему развед­
цатикилометровый - путь. Он лежит через топкие болота и тундру,
чики: Баринов, Агафонов, Барышев, Бабиков.
через холмы и почти отвесные скалы. Нам п р и к а з а н о пройти этот
О й , жарко будет егерям на Крестовом! - говорит м н е Лях, п о -
путь, штурмом взять опорный пункт егерей на мысе Крестовом, зах­
iitpmi руки.
ватить батареи и уничтожить вражеский гарнизон, если он откажется
капитулировать. Катер отходит от пирса, и берег мгновенно исчезает во мраке
Мы должны открыть дорогу к Лиинхамари десантным катерам, ко­ in синей ночи.
торые поведет наш друг - Герой Советского Союза Александр Шабалин.

*** ЛИЦОМ К ЛИЦУ


...У генерал-майора Дубовцева я п о з н а к о м и л с я с к о м а н д и р о м
отряда морских пехотинцев к а п и т а н о м Барченко, получил все указа­ 1
н и я и когда вернулся в отряд, то еще застал в л е н и н с к о й комнате
многих разведчиков. Они не расходились с собрания, ожидая моего
11 орд-вест гонит навстречу катеру крупную волну. Над головой с о -
возвращения.
опраютси тучи. Они обложили все небо, еще больше сгущая м р а к п о ­
Все заранее подготовлено к походу, и сборы были недолгими.
лярной ночи.
Спорили со старшиной, отказываясь от положенного запаса продук­
Далеко впереди появляются и исчезают лучи прожекторов, обоз­
тов: «Две банки с консервами? Еще одна пачка галет? Нет, старшина!
начай землю. А берега не видно. Рассекая волны, катер идет туда, где
Лучше я вместо сгущенного молока возьму л и ш н и й д и с к к автомату,
мечутся прожекторные лучи и откуда, пока едва с л ы ш н о , доносится
л и ш н ю ю гранату».
канонада.
И вот в куртках и болотных сапогах, а кто - в специальных к о м ­
11а земле идет бой. Морская пехота штурмует Муста-Тунтури - тот
бинезонах, заправленных в шерстяные чулки, и в ботинках, покрыв
111МЫЙ хребет, который к утру должен быть уже далеко позади нас.
головы непромокаемыми шлемами катерников, разведчики выстрои­
Я стараюсь думать о предстоящем марше и бое, а в голову н а з о й ­
лись на причале. Провожать нас прибыл член Военного совета. Докла­
ливо лезут совсем несерьезные для такого момента мысли. Почему-то
дываю контр-адмиралу о готовности к посадке. Контр-адмирал мед­
вспомнил телеграмму, которую сегодня вечером М а к а р Бабиков от­
ленно обходит строй разведчиков, старается в темноте разглядеть
правил своей невесте Любе. Девушка работает в одном из тыловых под-

114
115
Лицом к лицу
Виктор ilEOHDB

II кромешной тьме ночи берега не видать. Катер замедляет ход,


разделений флота. Случайно встретил Макара на узле связи - оба за­
. нитрит.
вернули туда по дороге к причалу. Последние две недели никто из раз­
Hi кубрика один за другим поднимаются на палубу разведчики. О н и
ведчиков не получал увольнительной, а вернувшись с полуострова Р ы ­
бачий, мы сразу стали готовиться к рейду. Макар, конечно, скучает по urn юроженно смотрят в сторону берега и ждут, когда сбросят длинные,
своей Любушке. И вот у телеграфного окошка Макар показал мне • iiiiniani.no сделанные для высадки сходни. Мы слышим, как сходни
аккуратно заполненный бланк с одной строчкой — условным «кодом» мшеиаются в воду. Катерники сбегают вниз, поднимают их концы. Сами
влюбленных: «Жди меня!» ни ионе н студеной воде, прокладывают нам сухую дорожку на берег.
Хорошие у тебя ребята! — говорю Ляху. - Поблагодари их...
«Жди меня»... Два года назад мы были п е р в ы м и читателями э т о ­
Лях дольше обычного задерживает м о ю руку в своей. К о м а н д и р
го, тогда еще не напечатанного, стихотворения. Поэт К о н с т а н т и н
С и м о н о в ходил с н а м и в поход на м ы с Пикшуев. Мы в тот раз избе­ I-in ера знает, куда и зачем мы идем. Вчера Лях пошутил: «И почему,
жали стычки с егерями. Обнаружили т а й н ы й склад боеприпасов, Пик ю р , тебе дают такие веселые маршруты: Могильный? К р е с т о -
уничтожили его и повернули к м о р ю , к катеру. Но из следующего III.IH''" «Так ведь на катере Ляха обязательно к черту на рога попа-
рейда некоторые хорошо з н а к о м ы е поэту разведчики не вернулись в неип.!» ответил я шуткой.
базу. Мы тревожились за их судьбу, но верили в их возвращение, жда­ 1еперь Борис Лях молчит. То, что он хочет сказать, заменяет дол-
л и . М о ж е т быть, под впечатлениями похода на П и к ш у е в поэт и н а п и ­ |ос и крепкое рукопожатие.
сал стихотворение, ставшее столь популярным среди фронтовиков? Кланяйся Шабалину, — говорю я Ляху на прощанье. — С к а ж и ,
П о д а р е н н ы й майору Добротину листок со стихом пошел по рукам. •но встретимся с ним там...
Мы переписывали и заучивали это стихотворение, посылали его Конечно встретитесь! Я за тебя спокоен. Знаешь, что означает
своим л ю б и м ы м . 1 ново «Виктор», «Виктория»?
Ж д и меня, и я вернусь... Нет! После расскажешь. Когда встретимся...
Ветер крепчает, зло хлещет в лицо снежной крупой, солеными И довольный такой н е в и н н о й ложью и наивной приметой (если
брызгами и угрожающе воет. Гигантские кинжалы прожекторов скре­ ее 11. повод д л я встречи, то встреча состоится), сбегаю по сходне и п р ы -
щиваются и разбегаются, бессильные распороть занавес неба. А тучи I inn на скользкие прибрежные камни.
наслаиваются все ниже и ниже, виснут над головой. Заработал мотор уходящего катера. Я не оборачиваюсь и спешу
Все явственней доносится гул боя. к разведчикам. На всякий случай они занимают оборону.
По палубе катера забегали матросы. Вот они поднимают сходни. ('удя по времени, отряд Барченко уже начал обход сопок и скал.
Значит, скоро покинем палубу. Катер уйдет... Катер Ляха уже не придет I lain путь к мысу Крестовому короче и труднее.
за н а м и , потому что на этот раз десант морских разведчиков пройдет от
2
одного берега моря к другому, от губы к мысу, не для того, чтобы вер­
нуться в базу. Овладев Крестовым, мы вольемся к о б щ и й поток насту­
II полночь штурмуем крутую сопку.
пления. Будут новые рейды, новые смертельные схватки. И все же, как
Стоя на плечах Семена Агафонова и прислонившись к скале,
писал поэт, - жди меня! Я вернусь, всем смертям назло!..
парторг отряда Аркадий Тарашнин вырубает в почти отвесной гранит-
Нет, надо думать о другом! В первую очередь — о связи между тремя
noil стене ступеньки. Его примеру следуют другие. С п о м о щ ь ю таких
группами, о наблюдении, оповещении. Правильно ли я поступил, разбив
civiieiieK и каната взбираемся на вершину сопки и видим новые, еще
отряд на три группы? Гузненков — хороший товарищ, но каков он в бою?
— Подходим, — говорит мне Лях. оонес крутые горы.

117
116
Виктор ЛЕОНОВ Лицом к щд

Тяжела дорога к «ключу от Лиинхамари»! И снова в путь.


Ветер немного стих, но повалил густой снег. ( мсркалось, когда мы увидели впереди очертания мыса Крестовый.
Мы вышли к равнине, которая ведет к следующему пункту м а р ш ­ Гак пот он какой, этот скалистый, черной стеной н а в и с ш и й н а д
рута. Покрытая ровным слоем снега, эта равнина очень опасна. Н о ­ морем мыс! Высоко забрались егеря со своими пушками. Оттуда им
вичку может показаться, что сейчас идти будет легче. Но впереди иду­ вимеп залив Петсамо-вуоно и море и, если погода я с н а я , — н а ш п о -
щ и й Ф а т ь к и н поднимает руку, и цепь разведчиков замирает. Фатькин и VI к троп Рыбачий, на который они нацелились стволами своих пушек,
обвязывает себя одним концом каната, другой к о н е ц передает Андрею lain pa п это время н а ш и десантные катера начнут свой рейд в Л и и н х а ­
П ш е н и ч н ы х , потом ложится на снег и ползет. Он ползет медленно, мари мимо мыса Крестового. Но впереди еще ночь, долгая, о с е н н я я
прощупывая руками каждый метр, чтобы обнаружить замаскирован­ нпиярпая ночь.
ные под снегом расщелины. Завидев мыс, разведчики прибавили шаг.
Фатькин прокладывает для нас на горном плато надежную тропу. Мы штурмуем последнюю, самую крутую скалу в тылу огневых
Чуть светлеет, когда мы штурмуем еще одну вершину. Бой, разгорев­ ми шций мыса Крестового.
шийся ночью на хребте Муста-Тунтури, приближается. Лучи прожекто­ Уже ночь опустилась на землю, а мы лезем все выше и в ы ш е , п о к а
ров со стороны Лиинхамари все еще шарят по скалам. Я останавливаюсь, мг забираемся на усыпанную валунами площадку. Расходимся т р е м я
пропускаю мимо цепочку разведчиков. Они идут широким шагом, тяже­ I руинами, чтобы взять в полукольцо первую батарею.
ло передвигая натруженные за ночь ноги. Надо дать людям отдых, пусть Вторая батарея находится внизу, у самого уреза воды.
хоть немного поспят, тем более что двигаться днем небезопасно. 1йхо вокруг. Порой кажется, что на Крестовом никого нет, а если и
А снег все валит, заметая н а ш и следы. ft I ь там батареи, то артиллеристы, спокойные за свой тыл, крепко спят.
Устроили привал у подножия горы, и через полчаса фигуры п р и ­ Ьесшумно ползем меж больших и малых камней, подбираясь все
корнувших разведчиков превратились в белые холмики. Все спят. он и же к площадке мыса.
Бодрствуют только мой связной Борис Гугуев и радист Д м и т р и й Кажа- Ящерицей извивается на земле ползущий впереди связной Борис
ев. Я закрываю глаза и, уже засыпая, слышу, как радист повторяет по­ I Vi уев.
зывные штаба, потом переключается на прием: И вдруг, задев рукой тонкую проволоку, Гугуев шарахнулся назад.
— Юпитер, Юпитер, как слышите меня? Я вас слышу хорошо... По уже было поздно. Задребезжал один колокольчик, из разных мест
Мгновенно вскакиваю. Радист, прижав ладони к наушникам, вы­ ню пишись ему другие. Еще вокруг стоял звон, а в небо уже взметну-
разительно смотрит на меня и при этом согласно кивает головой: И11С1. серии разноцветных ракет и слепящий глаза свет прижал нас к з е -
- Юпитер, я вас понял! Я вас понял, - внятно повторяет Кажаев. ммс. Мы увидели прямо перед собой забор колючей проволоки. За з а ­
- Земля тут рядом. Земля - рядом со мной. Сейчас ей все будет пере­ пором виднелся глубоко в к о п а н н ы й в землю барак. Фигура часового,
дано. К а к меня поняли? Прием... охранявшего вход в барак-землянку, возвышалась над к р ы ш е й . И еще
К о м а н д у ю щ и й сообщил н а м , что хребет Муста-Тунтури о ч и щ е н мы заметили две пушки с задранными вверх стволами, которые теперь
от н е п р и я т е л я , что с юга пехотные части Карельского ф р о н т а в ы ш л и медленно опускались в нашу сторону, и часового, бегущего от забора к
на дорогу к Петсамо. К о м а н д у ю щ и й требовал ускорить д в и ж е н и е . оараку. И все это в двадцати — сорока метрах от нас.
Я приказал поднять людей. Ожили, зашевелились снежные хол­ Часовой не добежал до пушки — Гугуев срезал его очередью из а в -
мики. Гузненков, Тарашнин, М а н и н , агитаторы групп рассказали раз­ т м а т а . Но второй часовой успел юркнуть в помещение.
ведчикам об успехах наступающих войск, о предстоящем дневном - Вперед! — скомандовал я.
марше, подбадривали уставших. - Вперед, североморцы! — подхватил мой клич И в а н Гузненков.

118 119
Виктор Леонов Лицом к ту

Взвод Баринова ближе других к заграждению. Сорвав с себя стега­ п I автоматов и винтовок по амбразурам дотов мы ослепляли пулеметчи-
ную куртку, Павел Барышев кинул ее на колючую проволоку и перева­ I пи и короткими перебежками сближались для броска гранат.
лил через ограду. Высокий Гузненков с ходу перемахнул через прово­ Л разведчики из отделения Баринова в это время вели тяжелый
локу, упал, отполз и тут же открыл огонь по дверям барака. | н > | | с егерями, которые отчаянно пробивались к своим огневым п о з и ­
Разведчики стали стаскивать с себя куртки, плащ-палатки, п р и ­ циям. У самых дверей барака упал тяжело р а н е н н ы й матрос С м и р н о в .
ближаясь к колючей проволоке. А И в а н Лысенко подбежал к железной Ирач отряда лейтенант Луппов подполз к Смирнову и взвалил его на
крестовине, на которой висела проволока, нагнулся, сильным рывком ичечи. Из о к н а барака ударил пулемет, и н а ш доктор остался недвиж-
взвалил крестовину на плечи, медленно поднялся во весь рост и, ш и ­ IKI нежать с убитым матросом на спине.
роко расставив ноги, надрывно крикнул: К окнам барака подбежали Фатькин и Соболев, Колосов и Кала-
— Вперед, братва! Ныряй! м и с к и й . О н и швырнули в помещение гранаты. В предсмертных к р и -
— Молодец, Лысенко! I ,\ч и стонах егерей заглох пулемет.
Я проскочил в образовавшуюся под забором брешь. Не задерживайся! — крикнул Анатолий Баринов и уже поднял­
Обгоняя меня, к бараку и пушкам, к блиндажам и землянкам бе­ с я , чтобы повести разведчиков на захват третьей пушки, но в это вре­
жали разведчики. мя увидел большую группу егерей. Это шло подкрепление из орудий­
Семен Агафонов забрался на крышу блиндажа близ пушки. «За­ ных расчетов второй батареи.
чем это он?» — недоумевал я. Из блиндажа выскочили два офицера. Егеря заходили к нам в тыл.
Первого Агафонов пристрелил (потом выяснилось, что это был к о ­ - Берегись! — услышали мы позади крик.
мандир батареи), а второго, обер-лейтенанта, оглушил ударом прикла­ Я обернулся и увидел ринувшихся в атаку разведчиков Баринова.
да автомата. Спрыгнув, Агафонов догнал Андрея П ш е н и ч н ы х , и они Егеря дрогнули, залегли, но не отступили, а открыли сильный огонь.
стали прокладывать себе гранатами дорогу к пушке. Прибежал связной от Бабикова, заменившего раненого Баринова,
Агафонов и П ш е н и ч н ы х еще вели рукопашный бой с орудийным и сообщил, что егеря напирают. Я поспешил на выручку.
расчетом, а Гузненков с двумя разводчиками, К о л о с о в ы м и Р я б ч и н - Егеря отступили к своей батарее, но командира взвода и самого
ским, уже поворачивали пушку в сторону Лиинхамари. молодого в отряде разведчика мы уже не застали в живых. Главстарши-
Егеря из барака выскакивали навстречу бегущим к н и м разведчи­ на Анатолий Баринов и матрос Володя Фатькин пали смертью хра-
кам и на ходу открывали огонь. прых. Ранило Колосова и Калаганского.
Р а н е н н ы й в грудь И в а н Лысенко упал на колени, но крестовину Потеряв управление боем, артиллеристы метались из блиндажа в
не сбросил. Под проволокой, которую держал Л ы с е н к о , все еще п р о ­ плипдаж, из землянки в землянку. Их было много. Несмотря на боль­
ползали разведчики. Когда позади Лысенко уже никого не осталось, шие потери, которые нес неприятель, очаги сопротивления возникали
он закачался и с тяжелым вздохом, лицом вперед, рухнул на землю, го в одном, то в другом месте.
придавленный крестовиной. - Захватили вторую пушку! — доложил мне связной Змеева. — А'
тейтенант ранен. И Тарашнина ранило в руку. И еще...
3 - Ну, говори!
- Саша М а н и н погиб... Комсорг наш...
— Прикрой Гузненкова! Отрезай егерям дорогу из барака к пушкам! ...Стрельба затихла. К рассвету сопротивление последних очагов
- приказал я Баринову, а сам повел группу разведчиков на подавление ныло подавлено. Первая батарея на вершине скалы была в наших руках.
двух дотов, откуда неумолчно строчили пулеметы. Прицельным огнем Но мы знали, что тяжелые испытания еще впереди.

120 121
Виктор Иванов Лицом к лицу

С противоположного берега по мысу ударили пушки и минометы. Тогда они применили хитрый маневр и обманули нас.
Открыла огонь дальнобойная артиллерия с Лиинхамари. Мы лежали, Из порта Лиинхамари вышел еще один десант и взял курс в глубь
прижавшись к земле, а над нами, в туче снежной п ы л и , носились ос­ ми и на, удаляясь от мыса. Кто-то из молодых разведчиков крикнул:
колки камней и снарядов. - Э й , вояки, отдают концы! К и ш к а тонка, чтобы десант против
Я приказал вытащить замки из пушек и отползти к ближайшему мссапта!
хребту, откуда м о ж н о контролировать разгромленную батарею. - Не радуйся...
Когда артобстрел прекратился и над высокой скалой мыса Кре­ Мичман Никандров, глядя на уходящие катера, озабоченно качал
стового осела пыль, мы увидели плес Д е в к и н о й заводи. юнопой, потом подошел ко мне и сказал:
В залив, огибая мыс, зашли два вражеских катера и три ш л ю п к и . - Я так думаю, товарищ лейтенант, что немцы будут высаживаться
- Вот для кого они артподготовку вели! - сказал мне Гузненков. - нал мне. Обогнут сопку и по той же скале попытаются забраться на мыс.
Сейчас будут высаживать десант. - То есть пройдут по нашему маршруту? — спросил Гузненков. —
— Этого следовало ожидать. Десант против десанта! — обратился я >io возможно...
к разведчикам. Такого боя у нас еще не было. М н е н и я разделились:
— Жмутся к берегу... Эх, жаль, из автоматов их не достанешь. - Духу не хватит!
Разбив отряд на несколько штурмовых групп, я приказал ко­ - Как сказать? На то они и горные егеря, чтоб по скалам лазить.
мандирам: - Пусть попробуют...
- Атаковать десант! Не дать егерям высадиться, не дать им заце­ П р о ш л о не более получаса, как наблюдавший за морем Б а б и к о в
питься за берег! положил, что в залив входят еще два катера. Новый десант круто п о ­
вернул к берегу, нам навстречу.
4 Что замышляет противник? Неужели это только демонстрация
высадки, отвлекающая нас от основного удара? Я приказал Бабикову
Первый вражеский десант не знал, какими силами мы располага­ организовать оборону на склоне сопки, п р и м ы к а ю щ е й к воде, и на
ем. Один катер уже успел высадить два отделения солдат, но, атакован­ всякий случай оставил около себя в резерве двадцать разведчиков.
ный нами, тут же отошел. Гугуев, Агафонов и П ш е н и ч н ы х , находив­ Гузненков ушел со взводом Бабикова. Я сел писать радиограмму.
шиеся в засаде, начисто истребили высадившихся гитлеровцев. Отряд нуждался в боезапасах и продуктах. Штаб обещал сбросить
Тогда противник изменил тактику. Его десантные суда шли теперь нам с самолетов патроны и харчи, а в случае нужды — оказать огневую
по заливу ш и р о к и м фронтом, вынуждая нас растягивать оборону и поддержку с воздуха. События складывались так, что нам может скоро
создавать большое количество мелких штурмовых групп. понадобиться такая поддержка.
Сражение разгоралось на протяжении трех — четырех к и л о м е ­ Только передал я радиограмму Кажаеву, как увидел бегущего ма­
тров. Успех боя зависел от и н и ц и а т и в ы и самостоятельных действий троса Мальцева, часового, охранявшего раненых, которые лежали
отдельных групп. И м и командовали смелые и опытные к о м а н д и р ы — в камнях, недалеко от обрыва скалы. Мальцев был ранен в шею. Совер­
Н и к а н д р о в , Бабиков, Агафонов. Раненые Змеев и Тарашнин не п о к и ­ шенно обессиленный, он упал у моих ног и прохрипел:
нули строй. На наиболее опасных направлениях бывали Змеев, Гуз­ - Там... лезут... немцы!..
н е н к о в или я. - Где?!
Вторая попытка егерей высадить десант также окончилась для них Мальцев показал в сторону скалы.
безрезультатно. - Вернуть группу Бабикова?

122 123
Виктор Леонов
Лицом К ЩЦ

— Поздно! За мной!
Андрей, берегись! Эх!..
Мы бежали мимо раненых, которые уже догадывались, какая
Рослый егерь уже занес винтовку над распластанным на земле
опасность им утрожает. Мы спешили к тем камням, в которых м а с к и ­
разведчиком. Я не видел, как Андрей птицей мотнулся в сторону, но
ровались минувшей ночью и откуда уже постреливали егеря, оседлав­
успышал лязг приклада о камень. Винтовка вывалилась из рук егеря,
ш и е высоту. Полусогнувшись, прячась за камни, потом ползком сбли­
п он нагнулся, чтобы поднять ее. В это мгновенье я прыгнул через к а ­
жались с егерями, не видя друг друга, пока в тесном лабиринте камней
мень и ударом приклада автомата оглушил егеря.
и валунов не столкнулись л и ц о м к лицу.
- Э й , сзади! - крикнул Пшеничных.
Вспыхнул и разгорелся необычный, редкий по своей н а п р я ж е н н о ­
Я обернулся и дал очередь из автомата. Преследовавший м е н я
сти и внезапности бой. Воинственные крики и отчаянные предсмерт­
егерь не успел выстрелить.
ные вопли, треск автоматных очередей и лязг стволов. М е ж камней
- Как там ребята? — спросил, вставая, Андрей и только теперь
мелькают фигуры разведчиков и егерей. Удары прикладом и короткие
неспокойно оглянулся по сторонам.
взмахи кинжалов. Это была та смертельная схватка, когда в ход идет
Мы вырвались далеко вперед.
и кулак, и холодное оружие, и подвернувшийся под руку булыжник. Б е ­
- Я тут! Тут я! — кричал пробивающийся к нам маленький Павел
шеные рывки и обхваты, удары ногой в живот и подножки...
Барышев.
Считанные метры отделяли егерей от обрыва крутой скалы, на ко­
Его не видно за большими к а м н я м и . Потом подбежали Т а р а ш н и н
торую они забрались. Мы знали: на эту же скалу шаг за шагом, ступень­
п 1угуев, показался Никандров со своей группой.
ка за ступенькой, поднимаются другие егеря. Те, кто наверху, ждали по­
Мы теснили врагов. Когда позади них уже чернел обрыв с к а л ы ,
мощи. Отступать им некуда, и они дрались с неистовой яростью людей,
они бросились в последнюю контратаку. Мы ее дружно отбили. Е щ е
у которых один только шанс — удержаться в камнях на краю обрыва.
один решительный бросок вперед — и уцелевшие егеря с о т ч а я н н ы м и
Но с еще большим ожесточением пробивались мы к обрыву. П о ­ воплями скатились вниз.
зади нас — раненые товарищи. Еще дальше - группа Бабикова ведет
Все восхищаются Андреем Пшеничных и поздравляют его. А н ­
бой на побережье. Все погибнут, вся операция сорвется, если не сбро­
дрея сравнивают с лучшим мастером рукопашного боя С е м е н о м Ага­
сим в пропасть первую группу егерей, взобравшихся на скалу.
ф о н о в ы м , который находится сейчас в группе Бабикова. А герой боя,
Быстрее других расчищал себе дорогу Андрей Пшеничных. Худой, когда ему уже ничто не угрожает, мелко дрожит, смотрит на м е н я испу-
жилистый, сильный и верткий, он прыгал, падал, исчезал и тут же по­ гаиными глазами и виновато улыбается:
являлся в другом месте. Я увидел Андрея совсем близко, притаившимся за
- К а к это я споткнулся? Ух, подлые! Смерть смотрела мне в глаза,
большим камнем. По другую сторону камня два егеря ожидали его появле­
да командир спас. Честное слово, братки!..
ния. Короткий выпад вперед, затем обманное движение, и вот уже свалил­
- Ладно, Пшеничных, успокойтесь! Дрались вы замечательно. А
ся один егерь, сшибленный ударом приклада. Но, падая, он подсек Ан­
поскользнуться тут недолго.
дрея, и тот растянулся на скользком камне. К нему тотчас же устремился
другой егерь. Я вскинул автомат, но дал очередь вверх, увидев позади еге­
5
ря Тарашнина и Гугуева. Тарашнин правой, здоровой, рукой размахивал
автоматом. Навстречу им полетели гранаты. Тарашнин и Гугуев залегли.
Мы приводим себя в порядок. Н а ш и потери — четверо легко- и двое
- Держись, Андрей! - крикнул я, бросаясь на помощь к Пшеничных. тяжелораненых. Оставляем охранение у обрыва скалы и спешим к Гуз­
Два штыка преградили мне путь. Н ы р к о м шарахнулся в сторону, ненкову и Бабикову. Но еще по дороге к ним мы слышим нарастающую
и один штык, скользнув по голове, сорвал шлем. стрельбу справа и слева от сопки, которую обороняют наши разведчики.

124
125
Виктор ПЕОНОВ Лицом ищу

П о к а мы вели бой у обрыва скалы, егеря успели высадить еще два жали новые группы егерей. Отстреливаясь, мы начали отход на с в о ю
небольших десанта близ сопки и потеснили группу Бабикова. О н и и сопку. А егеря все прибывали. Теперь они упорно лезли вверх, несмот­
нас вынудили залечь, а потом — откатиться назад. ря на потери, и, видимо, р е ш и л и п о к о н ч и т ь с н а ш и м д е с а н т о м .
Снова позади нас раненые, а еще дальше... Если враг удержит бе­ Я крикнул, что было сил:
рег и подбросит подкрепление, то нас ожидает участь тех, кого мы — Скоро придет помощь! Держаться!
недавно сбросили в пропасть... — Держаться! Держаться! Держаться! - гремело по гребню сопки.
П л о т н ы м огнем прижимаем к земле высадившийся десант и одно­ И в это время в Лиинхамари и на высотах противоположного бе­
временно ведем обстрел катера, приближающегося к берегу. Но в за­ рега залива вспыхнули прожекторы. Мы увидели егерей совсем близко
лив входят еще несколько шлюпок. от себя, и в ход пошли последние гранаты. Освещенные своими п р о ­
Положение обостряется. жекторами, враги откатились. А лучи прожекторов, выхватывая из
Я с тревогой думаю о боезапасах — их осталось не много. В пылу I см ноты зубцы скал и гребни гор, устремились к заливу и - никогда не
боя я забыл о радиограмме. О ней напомнил гул появившихся над м ы ­ забыть м н е этой минуты! — светлой лентой легли на плес, по которому
сом краснозвездных штурмовиков. оыстро ш л и маленькие корабли.
— К нам! — закричал Гугуев и замахал здоровой рукой. — Выручай­ Это были н а ш и десантные катера. Один, другой, третий...
те, летчики-молодчики! О н и ш л и маневрируя и стреляли из пушек и пулеметов по право­
Три «ила» сделали первый заход и стали пикировать на катер и му берегу Д е в к и н о й заводи.
ш л ю п к и , которые теперь быстро уходили с залива. Летчики по радио Вот они уже приближаются к мысу Крестовому. М ы с безмолвству­
запросили ориентиры. Мы обозначили ракетами наше местоположе­ ет! Бьют орудия из Лиинхамари, бьют наугад. Идет дуэль между п у ш ­
ние, потом нацелили самолеты на п о з и ц и и врага. Нам сбросили на па­ ками с правого берега залива и пушками катеров. М ы с Крестовый
рашютах патроны и продукты. П о к а не прилетело другое звено штур­ молчит!.. З а м к и от орудий первой батареи в наших руках, а орудийные
мовиков, первые три самолета кружили над мысом, непрерывно п о л и ­ расчеты второй батареи отбиваются сейчас от наседающих на них
вая огнем егерей, и не давали им возможности подняться для атаки. пехотинцев из отрядов капитана Барченко.
Летчики помогли нам продержаться до темноты. — Ура! - Это поднялся во весь рост Гузненков, приветствуя захо­
Ночью враг подбросил подкрепление. Мы отбили несколько атак дящие в залив катера.
и все же вынуждены были отойти на другую сопку, которую занимали — У-рра-а! — прокатилось по гребню сопки.
морские пехотинцы из отряда Барченко. Сам Барченко с передовой И, уже не ожидая команды, разведчики ринулись в бой. Даже ра­
группой п р о н и к через побережье ко второй батарее и сковал ее дей­ неные, которые могли двигаться и стрелять, присоединились к нам.
ствия. Мы поддерживали с этой группой связь. М о р а л ь н о н а д л о м л е н н ы е , объятые п а н и ч е с к и м страхом егеря
— Товарищ лейтенант, уходят! — услышал я голос взбирающегося прогнули и, не выдержав н а ш е г о н а т и с к а , п о б е ж а л и к м о р ю . Но б е ­
на сопку связного Каштанова. — Н е м ц ы по берегу таскают какой-то жать д а л е к о некуда. К утру бой ш е л уже на узкой п о л о с к е п о б е ­
груз к причалу. режья. С о п р о т и в л я л и с ь только самые о т ч а я н н ы е г и т л е р о в ц ы из
Я повел отряд к морю. Мы догнали отступавших егерей и с ходу гарнизона Крестового. О н и не сдавались в плен, даже израсходовав
обрушились на колонну, которая шла вдоль берега и была уже б л и з ­ все п а т р о н ы .
ко от причала. К о л о н н а рассыпалась, оставив на берегу я щ и к и с гру­ Семен Агафонов вел бой с двумя гитлеровцами. Сразив одного,
зом. Егеря тут же контратаковали нас. Опять разгорелись короткие, ('емен загонял в воду другого и кричал:
я р о с т н ы е схватки. С причала на п о м о щ ь разгромленной к о л о н н е бе- — Да сдавайся же ты, сукин сын! Убью ведь! Хенде хох! Ну?..

126 127
Винтов Пеонов

Гитлеровец выпустил из рук винтовку, поднял левую руку, присел,


а правой схватил булыжник, замахнулся и упал, сраженный короткой
очередью автомата.
Агафонов подошел к берегу залива, присел на корточки и ополо­
снул руки.
— Ну вот! Кажется, все...
Гузненков со своей группой уже находился на первой батарее.
Разведчики вставили замки в орудия, зарядили пушки и дали залп по
порту Лиинхамари. Наводчики мы были неважные, но снарядов м н о ­
го, и н а м удалось наконец зажечь какой-то бензобак у причала и дере­
в я н н ы й склад.
Пылают пожары в Лиинхамари, на подступах к которому уже на­
ходится высаженная с катеров морская пехота. Идет бой на восточном
берегу залива, откуда начали обход порта. Только на мысе Крестовом
тихо. Вторая батарея капитулировала, и пленных собирают в одно ме­
сто. Семьдесят уцелевших и бросивших оружие егерей сидят, охраняе­
мые одним легко раненным разведчиком.
Вскоре к Крестовому подошел торпедный катер Шабалина.
— Вот мы и встретились, - спокойно сказал мне Александр О с и ­
пович, и только блеск в глазах выдавал его радость. — Спасибо, братки!
Я прижимался к левому берегу, надеялся на вас. Ох, если бы пушки с
Крестового заговорили! Кормили бы мы сейчас рыбку... Однако в с п о ­
минать теперь некогда.
Шабалин передал мне приказ генерал-майора Дубовцева: идти на
помощь морской пехоте, штурмующей Лиинхамари.
В Л и и н х а м а р и уже н а х о д и л с я а д м и р а л Головко. По его п р и к а ­
з у м ы в ы д е л и л и патрули д л я н а б л ю д е н и я з а п о р я д к о м , п о с т ы д л я
охраны наиболее важных объектов. Я попросил у адмирала
разрешения вернуться на Крестовый для похорон погибших
разведчиков.
— Отряд дрался геройски! - сказал адмирал. — Всех до единого
представьте к награде. Не скупитесь! А вас мы представляем к зва­
н и ю Героя...
— Благодарю, товарищ адмирал! Только... как же Агафонов и П ш е ­
ничных? Они первыми прорвались к батарее и захватили ее. А как п о ­
том дрались! Все разведчики отряда считают их героями.

128
Вицам к тщ

- Ну, если все, - адмирал чуть улыбнулся, - тогда о ш и б к и не бу-


||(Ч'.Пишите реляции.
Вернулся я на Крестовый уже к концу д н я и рассказал о беседе с
адмиралом. Оказалось, что адмирал уже встречался с р а н е н ы м и р а з ­
ведчиками, расспрашивал их о боях на Крестовом.
- После разговора с адмиралом, — сказал мне Гузненков, — К о л о ­
ти и Калаганский до того осмелели, что сразу попросили у командую­
щего поощрения.
Я н а с т о р о ж и л с я . Это не похоже на м о л о д ы х , о ч е н ь с к р о м н ы х
разведчиков, раненных в последней схватке. Гузненков меня
ve п о к о и л :
- М ы , говорят они командующему, ранены легко. А потому п р и ­
кажите, т о в а р и щ адмирал, не отправлять нас в далекий тыл. В базе, у
моря, рядом с отрядом, мы быстро поправимся. И адмирал обещал за
них похлопотать.

Нас ждали новые боевые задания.


Здесь, на Крестовом, осталось только сделать два дела: эвакуиро­
вать пленных, которые уже похоронили всех убитых егерей - их оказа­
лось свыше ста человек, — и похоронить своих товарищей.
Гузненков ведет меня в долину, где построены все разведчики,
чтобы отдать последнюю дань товарищам, п а в ш и м в бою на мысе К р е ­
стовом. Вот они, друзья наши, лежат в один ряд у большой свежевыко-
ианной могилы. Мертвые лица обращены на северо-запад, где высит­
ся угрюмая скала Крестового.
П е р в ы м л е ж а л богатырь отряда И в а н Л ы с е н к о . Русый чуб в ы ­
бился и з - п о д ш л е м а , б о л ь ш и е руки с к р е щ е н ы н а ш и р о к о й груди.
Много с в и н ц а , д о л ж н о быть, п р и н я л а эта грудь, п о к а п е р е с т а л о
биться н е у к р о т и м о е и живучее м а т р о с с к о е сердце. С у р о в о с о м к н у т
рот... А ведь ждал Л ы с е н к о того б л и з к о г о часа, когда с м о ж е т с ч и ­
стой совестью п о п р о с и т ь у м е н я и Гузненкова р е к о м е н д а ц и ю в п а р ­
тию. Не дождался... Но погиб к а к коммунист! И в а н Л ы с е н к о заслу­
жил это з в а н и е , к а к заслужил и с а м о й в ы с о к о й награды Р о д и н ы .
Когда п о д о г н е м врага он взвалил на себя к р е с т о в и н у п р о в о л о ч н о г о

!) Л и ц о м к л и ц у 129
Виктор Иванов Водам ищу

з а г р а ж д е н и я , то з н а л , на к а к о й с м е р т е л ь н ы й р и с к идет, чтобы спа­ Чмрижай!


сти м н о г о других ж и з н е й . Подпиты вверх стволы автоматов и винтовок, о н и н а ц е л е н ы на
Рядом с Л ы с е н к о лежал ветеран отряда, н а ш «старейшина» - вершину мыса Крестового, где, уткнувшись вниз стволами своих пу-
главстаршина Анатолий Баринов. В базе жена и двое детей Баринова 1игк, п о и т разгромленная батарея.
ждут возвращения мужа и отца. Маленький с ы н и ш к а Баринова, тоже М и м о идут пленные егеря. Враги видят десять убитых советских
Толя, часто приходил к нам в гости. Разведчики называли его сынком |щ I B I ' / I ' I I I K O B , и они помнят, сколько похоронили своих.
отряда... П ш е н и ч н ы х говорил Баринову: «С нами, Анатолий, ничего Ггсри срывают с голов картузы, прижимают руки к бедрам и стро­
худого не случится, потому что дома ждут нас семьи». И вот Андрей евым шагом проходят м и м о могилы.
П ш е н и ч н ы х стоит в строю и, не отрывая взгляда, смотрит на Анатолия Огонь!
Баринова. Худое, рябоватое л и ц о Андрея потемнело и будто сведено I ре мит салют.
судорогой. Глаза красные, воспаленные и, кажется, появись в этих гла­ 11<ч>о озаряется в с п ы ш к а м и ракет, и м е р ц а ю щ и й их свет послед­
зах слеза, она закипела бы и испарилась... Я теперь п о н и м а ю , откуда ним раз ложится на л и ц а погибших.
у Андрея Пшеничных взялась неистовая ярость в рукопашных схватках Живые берут в горячие ладони горсти холодной, влажной земли.
с егерями... Паша! - слышу я сдавленный голос И в а н а Гузненкова. - Рус-
К а к погибли вместе, т а к и лежат р я д к о м д о к т о р отряда л е й т е ­ I м и , печеигская земля...
нант м е д и ц и н с к о й службы Алексей И л ь и ч Л у п п о в и с т а р ш и й м а ­
трос П а в е л С м и р н о в . А за н и м и В л а д и м и р Ф а т ь к и н . . . Эх, Володя, 7
до чего ты и м е р т в ы й красив! В т в о е м м а т р о с с к о м рундучке хранит­
ся последнее м а т е р и н с к о е п и с ь м о , которое п р о ч е л ты н а м на собра­ Удар следовал за ударом. С суши, с моря и с воздуха.
н и и . Легче п р и н я т ь еще о д и н т я ж е л ы й бой, чем ответить матери Во­ Рушилась вся оборона неприятеля в Заполярье.
лоди Фатькина... < )владен Печенгой, советские войска устремились к норвежскому
А п о с л е д н и м в ряду лежит к о м с о р г отряда с т а р ш и н а второй nopiv Киркенес. Уже форсирована последняя водная преграда к К и р -
статьи М а н и н . Перед рейдом на К р е с т о в ы й М а н и н у вручили орден мчн'гу Бьек-фьорд. Отовсюду поступают донесения о бесчинствах
за п е р в ы й поход к Варангер-фьорду. «Манину Александру Василье­ и п н е р о в ц с в в Северной Норвегии. Озлобленные бессилием остано­
вичу» было н а п е ч а т а н о в указе о награждении. М и ч м а н Н и к а н д р о в ви и. наступление советских войск, гитлеровцы взрывают мосты, жгут
беззлобно подтрунивал над М а н и н ы м : «Ну к а к о й ты Александр Ва­ м ш т л п ш м е пункты, угоняют на запад мирное население и увозят в
сильевич? Ты - Сашка! С а ш к а М а н и н , н а ш комсорг! А в газете, д о л ­ | | ' р м а п и ю награбленное добро.
ж н о быть, опечатка». — «Со м н о ю , м и ч м а н , опечатки в ж и з н и не б ы ­ Командующий приказал нашему отряду высадиться на побережье
вает, — с т е п е н н о возразил М а н и н . — Когда С а ш к а , а когда и Алек­ Миршн ер-фьорда, выйти на основную к о м м у н и к а ц и ю противника и
сандр Васильевич!» принять все меры для спасения имущества норвежцев.
...Проходят пять, десять минут, а мы все стоим над свежевыкопан- И ног мы снова на полуострове Варангер, в знакомых местах, куда
ной могилой. Нет силы отдать приказ на погребение. Но гул далекого циннии осенью прошлого года и где знают о «сурте дьяволе».
боя зовет вперед. Если бы мертвые могли заговорить, они бы сейчас Мы спешим к порту - базе неприятеля. В попутных селениях н о р -
нас поторопили. И(<*ш.| радушно встречают и провожают нас. Впереди — пятьдесят кило-
Мы обмениваемся взглядами с И в а н о м Ивановичем. Гузненков Mt> I рои но горной дороге. Мы идем форсированным маршем, но быстрее
понимает мое состояние и сам произносит короткую речь. мш мсччтея по всему побережью Варангер-фьорда радостная молва:

130 131
Виктор ЛЕОНОВ Лицом к лицу

­ Русерне ком хит! (Русские пришли!) Жители ответили ему гулом одобрения и криками приветствий.
У доброй молвы быстрые крылья. И вот уже навстречу и следом за V миг и Киберге небольшой привал. Норвежцы обращаются к нам с од­
н а м и с гор спускаются скрывавшиеся от гитлеровцев норвежцы. С к о ­ MI ill it той же фразой:
томками и связками домашнего скарба идут они к своим очагам. По Ни онскер ельпе дем.
дороге движется несметная толпа людей, и в Киберге, к которому мы Что это значит? — спрашиваем мы Сутягина.
сейчас приближаемся, уже носятся слухи о многотысячной колонне Они говорят: мы желаем вам помочь. Молодые спрашивают:
советских войск. У страха глаза велики, и егеря п о с п е ш н о ретирова­ н и i . i ли нам проводники в горах? О н и знают здесь каждую т р о п и н ­
лись из Киберга. к v Рыбаки предлагают боты, если пойдем морем. Где эти боты? Рыба­
­ Русерне ком хит! ­ кричат мальчишки, бегущие нам навстречу ¥ it vi пали их от гитлеровцев по заливчикам, попрятали в камнях. Но
с окраин Киберга. I 11 in г только нам пожелать... Нет, Виктор, хороший здесь народ! О н и
­ Русерне ком хит! ­ приветствуют нас рыбаки, снимая свои ш и ­ п'нч п. любят свой поселок. Знаешь, как они его называют? М а л е н ь к о й
рокополые ш л я п ы . Мпгкиой ­ Лилле Москва...
­ Русерне! ­ удивленно и радостно улыбаются нам ж е н щ и н ы , з о ­ Мы р е ш а е м о с т а в и т ь в К и б е р г е д л я о х р а н ы н а ш е г о т ы л а
вут в дом, чтобы угостить тем немногим, что еще имеется в их разорен­ ni'tiojii.iiiyio группу р а з в е д ч и к о в во главе с М а к а р о м Б а б и к о в ы м ,
ных жилищах. и ш т и л ь н ы м на ботах н о р в е ж ц е в двигаться д а л ь ш е , к н а ш е м у к о н е ч ­
Население Киберга, небольшого рыбацкого поселка, живет впро­ ному пункту. Р ы б а к и о т п р а в л я ю т с я готовить суда к выходу в м о р е .
голодь. На складах, полчаса назад охранявшихся гитлеровцами, име­ I U I I I . к о с т а р ы й р ы б а к остался с н а м и и что­то т а и н с т в е н н о е ш е п ч е т

ется мука и мясо, крупы и рыбные консервы, но норвежцы не решают­ < v гиги ну. П а в е л Григорьевич с о г л а с н о кивает г о л о в о й , п о т о м п о д ­
ся подойти к складам. Оккупанты могли их заминировать или отра­ чинит ко мне и передает «секрет» старика:
вить продукты. Кроме того, это воинские склады, а значит ­ трофеи Он говорит, что их л о ц м а н ы знают м и н н ы е поля немцев, и с о ­
победителей. мг густ изять их с собой.
­ Русские сами решат, к а к поступить с э т и м и складами, ­ так Такой совет представляется мне заманчивым, но я жду возвраще­
сказал ж и т е л я м Киберга самый старый и самый уважаемый среди нии разведчиков, которых выслал вперед. Вскоре они вернулись и с о ­
них рыбак. iioi пил и, что п р о т и в н и к покидает порт и отступает на запад.
Мы о т к р ы л и склады. Врачи, н а ш и н о р в е ж с к и й , убедились в М ы тронулись в путь.
п о л н о й п р и г о д н о с т и продуктов. П а в е л Сутягин — он был с н а м и I) новом, уже большом населенном пункте мы помогли норвеж­
в э т о м походе — предложил ж и т е л я м Киберга взять все, в чем они цам создать добровольную дружину для наведения порядка на приста­
нуждаются. Когда он сказал об э т о м старому рыбаку, тот, робея и ни и причалах, для охраны имущества жителей, ушедших в горы. На
с м у щ а я с ь , п о в т о р и л п р е д л о ж е н и е Сутягина, чтобы убедиться ­ так (исдующий день в город вернулись почти все бежавшие от гитлеровцев
ли это? П р а в и л ь н о ли он п о н я л русского о ф и ц е р а ? Нет, он не о с л ы ­ *птсли. Нас благодарили, рассказывали о пережитом, расспрашивали
ш а л с я . Русские только просят, чтобы все было в п о р я д к е и по спра­ о Москве, Советском Союзе.
ведливости. 11рибыла с Киберга группа Макара Бабикова.
И тогда старик обратился к собравшимся кибержцам: Имеете с н о р в е ж ц а м и праздновали мы двадцать седьмую годов­
­ Смотрите и слушайте! Гитлеровцы нас грабили. Русские возвра­ щину Великой Октябрьской социалистической р е в о л ю ц и и . В канун
щают нам наше добро. Они только просят, чтобы все было по справед­ при |дпика получили по радио известие о п р и с в о е н и и м н е , Семену
ливости. Чтобы каждая семья получила положенную ей долю. Л ш ф о и о в у и Андрею П ш е н и ч н ы х звания Героя Советского Союза.

132 133
Виктор ЯЕНИВВ Динамита

Все разведчики, участвовавшие в боях на Крестовом, были награжде­ Ьольшие сражения развертываются в Восточной Пруссии.
н ы орденами. Ф р о н т п р и б л и ж а е т с я к Будапешту и Берлину, п о т о м к Вене и П р а -
...Прошел месяц, самый памятный месяц нашего пребывания на I г 1'идио п р и н е с л о весть о встрече н а ш и х и с о ю з н ы х в о й с к на Э л ь -
севере. Мы начали его с о ж е с т о ч е н н ы х схваток л и ц о м к л и ц у с н е н а ­ ос чпачит, и там б о л ь ш е нет фронта...
в и с т н ы м и врагами. Мы з а к а н ч и в а л и его в дружеских встречах и бе­ Л мы псе еще н а х о д и м с я в базе, где п о ч т и четыре года н а з а д з а -
седах л и ц о м к л и ц у с н а ш и м и н о р в е ж с к и м и д р у з ь я м и - р ы б а к а м и , I ниш мае война.
п о р т о в ы м и р а б о ч и м и и их с е м ь я м и . П о - р а з н о м у с к л а д ы в а л и с ь судьбы ф р о н т о в и к о в , и в р а з н ы х
На п р о в о д ы отряда собралось к причалу все н а с е л е н и е поселка к|ш»1х-странах встречали о н и м а й с к и й д е н ь В е л и к о й П о б е д ы .
и базы. С т и х и й н о в о з н и к митинг. Мы снова у с л ы ш а л и п е с н ю п а ­ К и к о й - н и б у д ь с и б и р я к , к о т о р ы й неделю п о е з д о м д о б и р а л с я д о
т р и о т о в Н о р в е г и и , б о й ц о в С о п р о т и в л е н и я , к о т о р а я п е р в ы й раз iiiiiu-ll с р а ж е н и я , в с п о м и н а л , в е р о я т н о , в этот д е н ь т я ж е л у ю ф р о н т о ­
прозвучала год назад в горах Б о с с - ф ь о р д а : ну»» дорогу от М о с к в ы до Сталинграда и от Сталинграда до Б е р л и н а .
Свободные мысли Л сколько к о р е н н ы х ж и т е л е й Севера, ставших солдатами, п о б ы в а л и
Не выследит Квислинг... ш последний год в о й н ы в теплых краях на Балканах? П о з а д и н и х
Н а с горячо поздравляли с п о б е д о й в Заполярье и ж е л а л и счаст­ in Iплпсь п р о й д е н н а я с б о я м и Украина и М о л д а в и я , Р у м ы н и я и Б о л -
л и в о г о в о з в р а щ е н и я на Родину. K i p i n i , города и села Югославии... Только м ы , с е в е р о м о р ц ы , н и разу
- Передайте благодарность вашему правительству, в а ш е м у к о ­ не с м е н и л и с в о ю базу - ту, что лежала на пути врага к Мурманску.
м а н д о в а н и ю , всем д о б л е с т н ы м с о в е т с к и м в о и н а м . Наступил м а й 1945 года, а над н а м и то же н е б о , в к о т о р о м мы
- Ж е л а е м вам с к о р о й и о к о н ч а т е л ь н о й победы над врагом! мерный раз увидели в р а ж е с к и е с а м о л е т ы , не з н а я , что в их л ю к а х
П а в е л Григорьевич едва успевал передавать н о р в е ж ц а м н а ш и с м е р т о н о с н ы й груз. Мы с о б р а л и с ь в Д е н ь П о б е д ы на митинг, л ю б у -
пожелания: нгI. я с н ы м м а й с к и м н е б о м . И то же м о р е п л е щ е т с я у р о д н ы х б е р е -
- Ж и в и т е счастливо, к а к п о л о ж е н о ж и т ь н о р в е ж ц у на своей I D H , И з е м л я под н а м и та же - суровая и п р е к р а с н а я , х о л о д н а я и б о -
р о д н о й земле. Не забывайте черных д н е й о к к у п а ц и и . П о м н и т е о н а ­ I I I I I D I н е и с ч е р п а е м о й э н е р г и е й п о л я р н а я з е м л я . Так и не ступила на
ш е й встрече. Б о р и т е с ь за м и р и счастье во всем м и р е . нес нога егеря из хваленых д и в и з и й «Эдельвейс». Не о с к в е р н и л и ее
- Мы вас не забудем! - к р и ч а т н о р в е ж ц ы , в ы у ч и в ш и е наизусть • герои» Н а р в и к а и К р и т а , хотя отсюда до старой г р а н и ц ы , где был
эти четыре русских слова. сосредоточен м о щ н ы й н а с т у п а т е л ь н ы й кулак д в а д ц а т о й Л а п л а н д ­
- Не за-бу-дем! - скандируют п а р н и и д е в у ш к и . ской а р м и и Гитлера, - с ч и т а н н ы е д е с я т к и к и л о м е т р о в . Ч т о ж, э т и м
Над п р и ч а л о м взвивается государственный ф л а г Н о р в е г и и . м о ж н о гордиться!
Л ю д и машут н а м р у к а м и , ш л я п а м и , д о л г о - д о л г о стоят н а бере­ Я горжусь т е м , что в годы в о й н ы к о м а н д о в а л в а м и , о т в а ж н ы е
гу, п о к а не исчезают в м о р с к о м тумане. • енероморцы! С а м ы й м о л о д о й ф л о т н а ш е й Р о д и н ы - С е в е р н ы й —
Н а ш к а т е р , н а б и р а я скорость, взял курс к р о д н ы м берегам. с честью и с л а в о й в ы п о л н и л свой долг перед Р о д и н о й .
Так говорил на м и т и н г е а д м и р а л Головко.
8 От имени морских разведчиков на митинге выступил Макар
ЬиЬиков. Он в о л н о в а л с я , когда н а ч а л речь. И все м ы , вместе с М а -
Утихли бои на севере. кпром, п е р е ж и в а л и в о л н е н и е , когда он первое свое слово п о с в я т и л
М ы и с п ы т ы в а е м с т р а н н о е , н е п р и в ы ч н о е для н а с чувство. Вой­ печной п а м я т и павших в боях, памяти тех, кто отдал свою ж и з н ь за
на еще не з а к о н ч и л а с ь , а п р о т и в н и к а перед н а м и нет. т р ж с с т и о нашего великого и правого дела.

134 135
Виктор ПЕОНОВ

п и к о в и уже о т л и ч и в ш и е с я н а К р е с т о в о м « н о в и ч к и » П а в е л К о л о ­
т и , Михаил Калаганский, Виктор Карпов, Сергей Бывалов и
...После Праздника Победы м и н о в а л м е с я ц . иругие р а з в е д ч и к и , в е р н у в ш и е с я в о т р я д из г о с п и т а л е й . Э т о -
Н е к о т о р ы е разведчики у в о л ь н я л и с ь в запас. Трогательно р а с ­ п ист о т р я д а с е в е р о м о р ц е в .
ставались мы со З м е е в ы м , с Т а р а ш н и н ы м и другими н а ш и м и това­ М л е т н и й и ю н ь с к и й п о л д е н ь п о к и д а е м мы С е в е р .
р и щ а м и . К л я л и с ь в дружбе и верности р о ж д е н н о м у в боях м а т р о с ­ Поедем через Москву, где п о г о с т и м н е с к о л ь к о д н е й . В пути
с к о м у братству. in третимся с р о д н ы м и и з н а к о м ы м и . У всех п р а з д н и ч н о е н а с т р о ­
П о т о м началась полоса м и р н о й учебы. О с т а в ш и е с я в строю га­ ение. На н о в е н ь к и х кителях и ф л а н е л е в к а х я р к о п о б л е с к и в а ю т б о е -
дали: что же будет дальше с отрядом? С о з д а н н ы й в п е р в ы й м е с я ц I I I . I I ' ордена и медали.

в о й н ы и т о л ь к о для в о й н ы , н а ш отряд, к о н е ч н о , д о л ж е н быть р а с ­ - П р о щ а й , север! - с н е о б ы ч н о й д л я него грустью говорит в е -


ф о р м и р о в а н . Между тем, хотя нас осталось м а л о , к о м а н д о в а н и е все | еш.чак Б о р и с Гугуев, когда мы уже сели в вагон. - М и ш а ! - он к р у -
еще д е р ж и т нас в резерве. I I I повернулся к Калаганскому. - В ы т а с к и в а й а к к о р д е о н !
Н а к о н е ц был получен п р и к а з собираться в д а л ь н ю ю , очень Калаганский не спеша кладет на колени аккордеон - н а ш
д а л ь н ю ю дорогу. ф о ф е й после боев н а К р е с т о в о м . Т о - т о с е й ч а с н а ч н е т с я п е с н я -
Н а п р о щ а н и е адмирал сказал м н е : ппяс! Н о М и ш а К а л а г а н с к и й вдруг о п у с к а е т голову. Ч е г о о н ж д е т ?
— С к о р о вас будут н а з ы в а т ь уже не с е в е р о м о р ц а м и , а т и х о ­ <» чем д у м а е т ? Н а к о н е ц М и ш а встает и м е д л е н н о , с а к к о р д е о н о м
о к е а н ц а м и . Вас там встретят к а к героев. П о з а с л у г а м встретят! Н о и руках, п о д х о д и т к окну. П р о т я ж н о гудит п а р о в о з , и н а м к а ж е т -
где б ы в ы н и б ы л и , д о р о ж и т е б о е в о й с л а в о й с е в е р о м о р ц е в . Так 1'и, что э т о т гудок о т о з в а л с я д л я н а с п р о щ а л ь н ы м э х о м в горах и
д о р о ж и т е , ч т о б ы , к о л ь д о в е д е т с я у с л ы ш а т ь о вас - а я в это в е р ю , ни д а л е к и х м ы с а х .
- мы с г о р д о с т ь ю м о г л и бы с к а з а т ь : н а ш и о р л ы ! Те, что с Р ы б а ч ь ­ Тихо трогается поезд, и мы с л ы ш и м м о т и в л ю б и м о й п е с н и -
его! Герои П и к ш у е в а и М о г и л ь н о г о , К р е с т о в о г о и н о р в е ж с к и х нишей, с е в е р о м о р с к о й , под которую у ж н и к а к плясать н е л ь з я . Н о
походов! шпснка д а н а , и Б о р и с Гугуев тоже подходит к о к н у и затягивает
— Т о в а р и щ адмирал! Разве м о ж е м мы?.. — я з а п н у л с я от избыт­ i поим т е н о р к о м :
ка чувств. — Разве такое когда-нибудь... П р о щ а й т е , скалистые горы,
— П о н и м а ю , Леонов! - тепло улыбнулся адмирал. - Такое но На подвиг О т ч и з н а зовет...
забудется! В о и н с к о й славой, д о б ы т о й дорогой ц е н о й , нельзя не д о ­ М и р ц а р и т во всех странах Е в р о п ы , а нас О т ч и з н а зовет на н о -
р о ж и т ь . С ч а с т л и в ы й путь, друзья, и новой вам славы! име б о и , на н о в ы е подвиги.
. . . Р а з в е д ч и к и з н а л и , куда и зачем они едут. На Тихом о к е а н е Песня воскрешает в памяти походы и рейды в далекие тылы
п о л у ч и м п о п о л н е н и е . П о к а н а с н е м н о г о , зато к а ж д ы й и з д о б р о ­ при га. З р и м о п р е д с т а ю т о ч е р т а н и я р о д н ы х б е р е г о в , и к л о к о ч у ­
в о л ь н о с о г л а с и в ш и х с я остаться в отряде и с п ы т а н , п р о в е р е н и за­ щее м о р е , и т у м а н ы - в с е , с ч е м м ы , м о ж е т б ы т ь , н а в с е г д а р а с ­
к а л е н в боях. Едет с н а м и м и ч м а н А л е к с а н д р Н и к а н д р о в , ветеран стаемся.
о т р я д а - он вместе со м н о й н а ч а л службу р а з в е д ч и к а л е т о м с о р о к А в о л н ы и стонут, и плачут,
п е р в о г о года. Едут Герои С о в е т с к о г о С о ю з а А н д р е й П ш е н и ч н ы х и И плещут о борт корабля...
С е м е н А г а ф о н о в . С н а м и - с т а р ш и й л е й т е н а н т Гузненков (после Растаял в д а л е к о м тумане Р ы б а ч и й ,
К р е с т о в о г о ему и м н е п р и с в о и л и з в а н и е с т а р ш е г о л е й т е н а н т а ) . Родимая наша земля.
С р е д и д о б р о в о л ь ц е в - Б о р и с Гугуев, П а в е л Б а р ы ш е в , М а к а р Б а -

136 137
Виктор Иванов Лицам к лицу

ПОСЛЕДНИЕ ПОХОДЫ риокими и б е с п о м о щ н ы м и в роли рассказчиков. Семен Агафонов, н а ­


пример, категорически потребовал, чтобы его освободили от публич­
ных иыступлений.
1 Пусть Барышев за всех держит речь. Паша это любит и умеет...
I hi расскажет!
Быстро пролетели дни нашего пребывания в Москве, и вот мы уже Но м о р я к и хотят и тебя послушать, — уговаривают Семена.
опять в пути: по самой длинной на земном шаре железнодорожной ма­ А что я и м , артист какой? Мне легче взять «языка», чем свой
гистрали едем во Владивосток. р и т м зать.
Русский остров. Здесь много солнца и зелени. М ы , северяне, так ...У нас сейчас два взвода. Первым командует мичман Александр
по н и м соскучились! И здесь есть сопки, но не голые и каменистые, II икаидров, а вторым, где много новичков, - главный старшина М а -
как в Заполярье, а покрытые густым лесом. М и ш а Калаганский утвер­ кнр Ьабиков. Семен Агафонов назначен п о м о щ н и к о м к Бабикову и
ждает, что в этих краях растут гранатовые деревья, китайские камелии, ревностно занимается с молодыми разведчиками. Агафонов учит их
я п о н с к и е магнолии. А в дремучей тайге рыщут тигры и барсы. Кала- показом. Новичок, которому Герой Советского Союза, сам Семен Ага-
ганскому не верят, хотя он ссылается на такой авторитетный источ­ фопон, говорит: «Делай, как я!» — глубоко убежден, что переползать
ник, как география. и ни маскироваться надо так, как замкомвзвода. И вообще н а ш и н о -
— М и ш а , не смеши меня! И не пугай маленьких... Тигры здесь бы­ ипчки стараются во всем походить на бывалых разведчиков.
ли, но разбежались, узнав, что на Русский остров едет знаменитый раз­ Взводы тренировались в высадке десанта, когда было получено и з -
ведчик заполярный М и ш к а Калаганский... иесгие о начале военных действий против японских агрессоров. Мы тот­
Это говорит Павел Барышев, который рад любому поводу поспо­ час же вернулись в базу и прочли принятое по радио заявление нашего
рить и побалагурить. На сей раз у него есть основания для спора. В са­ министра иностранных дел. Каждому советскому человеку, и особенно
м о м деле, при чем тут география, если он, Павел Барышев, уже обла­ мегеранам войны, ясна цель нашего правительства: приблизить насту-
зил окрестности и никаких камелий не видел? И с барсами, слава бо­ инеиие мира, освободить народы от дальнейших жертв и страданий.
гу, не встречался... Когда выступим? Скоро ли н а ш черед? В отряде царил тот актив­
— А вот что здесь, братцы, есть! — Барышев аппетитно щелкает язы­ ный боевой дух, который политработники называют наступательным
ком и озорно подмигивает нам. — Виноград! Честное слово, дикий ви­ порывом.
ноград! И грецкий орех величиной с добрый кулак. Этого я сам отведал. Уже сухопутные войска прорвали вражескую оборону и ведут н а -
— О й , П а ш к а , врешь! — недоверчиво качает головой онежский п о ­ егуиление в Маньчжурии, ушли в боевые походы многие корабли,
мор Семен Агафонов, который еще ни разу не видел растущий вино­ и мы нее еще ждем. Нетерпение нарастает. Разведчики ропщут: «Попа-
град или грецкий орех. нем к шапочному разбору». О н и уверены, что я и замполит что-то
Мы понимаем, что Павел несколько преувеличил размер орехов, утиинаем. А м ы ничего пока не знаем. Гузненков на вопросы разведчи­
но не сомневаемся, что о р е ш н и к он нашел. ком многозначительно отмалчивается. Беседуя со м н о й , он сравнивает
После четырех лет войны на севере н а м все здесь в диковинку. и гряд со стрелой лука. Чем больше натянут лук, тем сильней и стреми-
Тихоокеанцы уже знают о боевых делах отряда североморских раз­ 1С1||.пей будет полет стрелы.
ведчиков и часто приглашают нас в гости. Почти каждый день посту­ Утром 11 августа получили приказ, и отряд, погрузившись на два
пают заявки на «встречу с героями». Но тут выясняется, что некоторые ш т а т н ы х катера, взял курс к северному побережью Кореи — к порту
отважные следопыты и лихие добытчики «языков» чувствуют себя К >ки в Я п о н с к о м море.

138 139
Виктор ЛЕОНОВ Лицам ищу

Даль, подернутая утренним туманом, скрывала от нашего взора го­ • и к и не видели. С егерями в открытую дрались. А кто такие «сыны
ристое побережье Северной Кореи. Показался дым. За этим дымом — синица»? К а к воюют хваленые самураи? Хотел бы я знать...
Юки. Покидая порт, японцы подожгли склады у причалов и жилые дома. - Еще узнаем! - возразил ему М а к а р Бабиков. — Самураи еще се­
Мы высадились на берег. Улицы Ю к и пустынны. йм покажут.
- Араса! Араса! - услышали мы вначале приветственные крики и А назавтра грянуло одно из наиболее ожесточенных в истории от­
л и ш ь потом увидели корейцев, которые выбегали из своих дворов нам ряда сражений — бой за Сейсин.
навстречу. Переводчик объяснил нам, что «араса» означает «русский».
«Русерне!» - вспомнил я радушные возгласы норвежцев, когда они 2
первый раз увидели нас на своем берегу.
Неприятель так поспешно бежал из города, что в панике забыл С е й с и н расположен на берегу ш и р о к о й бухты, с трех сторон о к а й -
эвакуировать из госпиталя своих раненых и больных. Я попросил к о ­ м не иной грядами зеленых сопок. Это к р у п н ы й город Северной Кореи
рейцев ухаживать за ранеными до прихода наших частей. Старый с населением, п р е в ы ш а ю щ и м двести тысяч человек.
кореец, которому переводчик передал мою просьбу, сказал, чуть склонив В планах я п о н с к и х агрессоров Сейсин как военная база и п л а ц ­
голову на грудь: дарм для наступления на Советское Приморье занимал особое место.
- Вы зашли в пустой город, потому что я п о н ц ы угнали население. Японцы расширили сейсинские порты — военный и торговый. Через
Пожары — тоже их рук дело. Русский офицер просит, чтобы мы ухажи­ ( ейсин шло снабжение Квантунской армии в Маньчжурии. Проходя­
вали за р а н е н ы м и я п о н с к и м и солдатами - это для нас закон. Но пусть щие через С е й с и н железная и автомобильная дороги связывали север
русские знают, что в городе остались переодетые я п о н ц ы . Под рубаха­ Кореи с югом и центром страны.
ми корейских крестьян они прячут пистолеты и гранаты. О н и будут В о е н н ы й совет Т и х о о к е а н с к о г о ф л о т а п р и к а з а л н а ш е м у отряду
стрелять вам в спину. Вас мало, будьте осторожны. и роге а в т о м а т ч и к о в м о р с к о й пехоты во главе с о ф и ц е р о м И в а н о м
Вскоре выяснилось, что нас уже много. С гор спускалась колонна Я р о ц к и м разведать бухту, захватить и удержать п р и ч а л ы , по к о т о ­
советской мотопехоты. Головная м а ш и н а остановилась около госпита­ рым через С е й с и н отступают части К в а н т у н с к о й а р м и и . Н а м в ы д е -
ля, и усатый сержант крикнул морякам: н ил и д е с я т ь катеров. П я т ь катеров возьмут на б о р т ы д е с а н т н и к о в ,
- Здоровы булы! Это что ж такое получается! Ж м е м на всю желез­ а пить п р и к р о ю т высадку. О к о л о двухсот м о р с к и х р а з в е д ч и к о в и
ку, чтобы первыми быть в Юках, а вы уже тут... п е х о т и н ц е в с о в е р ш а ю т п е р в ы й бросок. З а н а м и последует г о л о в ­
- Не горюй, пехота! - ликовал Павел Барышев. - Держись в киль­ ной отряд — п у л е м е т н а я рота и батальон м о р с к о й п е х о т ы м а й о р а
ватере за моряками, не пропадешь! Бираболько. Мы д о л ж н ы о б е с п е ч и т ь б е с п р е п я т с т в е н н ы й вход в
- Молод ты, морячок, меня учить! - обиделся усач-пехотинец. - tiyxry главных сил.
Я от самого Сталинграда до Берлина, от немецкой Ш п р е и до Я п о н с к о ­ Член Военного совета Тихоокеанского флота предупредил нас,
го моря ни разу с курса не сбился. Даром что без компаса! А ты - киль­ что Сейсинская операция является сложной и ответственной. З а щ и ­
ватер... Скажешь! щай свои к о м м у н и к а ц и и в Сейсине, я п о н ц ы будут яростно сопротив-
- Ну извини, папаша, — стушевался Павел. НМТ1.СЯ. Если н а м удастся внезапно захватить плацдарм, я п о н ц ы п р и -
По радио получен приказ: отряду следовать в порт Расин. Но и там пожат все усилия, чтобы его ликвидировать.
я п о н ц е в не оказалось. - Близ Сейсина квартируются подразделения императорской д и -
- Чудная война! - удивлялся Семен Агафонов, когда мы возвра­ iitt ш и , — сказал нам командующий, - отборные самураи охраняют
щались на Русский остров. - В двух портах побывали, а я п о н ц е в в бою порты, мосты, вокзал. Но верим в успех этой операции, знаем — сме-

140 141
Виктор Левине Ловом к щу

лости и дерзости, стойкости и мужества советским морякам не зани­ - Что вы! — испугался Зубков. — Я ведь так только... по-дружески
мать. Потому и посылаем вас. поделился.
Я, Я р о ц к и й и командиры из дивизиона торпедных катеров - Притворившись обиженным, Зубков отошел в сторону.
участников первого броска поблагодарили командующего за доверие и Случай с Зубковым нас огорчил. И на войне говорят о ж и з н и и
разошлись по своим подразделениям. смерти. По-человечески понятна мечта молодого бойца: «Эх, к а к бы
Был уже поздний час. Разведчики спали, не зная, что задолго до пожить бы до свадьбы-женитьбы!» Но если такой боец в ожидании
рассвета их поднимут, а утро они уже встретят в горячих схватках улич­ и ш г ж о й победы только и думает о том, к а к бы уцелеть, — ему нельзя
ных боев. поручить ответственное дело.
Подъем, короткое партийное собрание, потом такие же короткие Хорошо, что не назначил Зубкова командиром отделения. И в то
собрания взводов перед посадкой на катера — и мы покидаем Рус­ же время досадно, что так случилось.
ский остров.
Спускаюсь в кубрик головного катера. Разведчики бодрствуют, 3
вполголоса поют свою любимую «североморскую». С л ы ш у басок Ага­
фонова: «Нелегкой походкой матросской идем мы навстречу врагам»... ...Светает медленно. Над тихой гладью моря носятся белогрудые
Который уже раз идем? И каков он, н а ш новый враг? чайки. О н и улетели далеко от берегов — значит день обещает быть я с ­
Я твердо уверен в каждом разведчике-десантнике, даже в н о в и ч ­ ным и море спокойным. Утренняя дымка тумана рассеивается, но впе­
ках, для которых это первый рейд и первый бой. А вот ветеран отря­ реди, над бухтой, к которой мы приближаемся, еще висит молочная
да старший матрос Зубков удивил меня. Зубков попросил не назна­ пелена тумана. П о к а видны л и ш ь зеленые в е р ш и н ы сопок, но вот
чать его на должность командира отделения во взвод к Никандрову, обозначился излом вспененного прибоем берега и н а к о н е ц показались
ссылаясь на неуживчивый характер мичмана. Для меня это было неожи­ причалы торгового порта.
данностью: Н и к а н д р о в и Зубков на севере ладили. Когда о просьбе Трескучая дробь японского пулемета прорезала утреннюю т и ш и ­
Зубкова узнал Никандров, он укоризненно покачал головой, но п р о ­ ну. Комендоры первого катера подавили огневую точку на причале, но
молчал. И только от Бабикова я узнал о небольшой перепалке, кото­ с ближней сопки мыса Колокольцева ухнула японская пушка. Раз,
рая п р о и з о ш л а между мичманом и старшим матросом за несколько другой, третий...
дней до боевого похода. Н а ш и катера на полном ходу ворвались в порт и высадили десант.
Зубков завел как-то разговор о том, что чертовски обидно будет, 11ушки с мыса Колокольцева еще стреляют по уходящим в море кате­
если убьют или ранят в канун победы. рам, а мы м е л к и м и группами просачиваемся в прибрежные кварталы.
- В каких только переделках мы не бывали! - сказал он Н и к а н ­ Никто пока не оказывает нам сопротивления.
дрову и Бабикову. - Помните Пикшуев и Могильный, норвежские по­ С небольшого холмика виден С е й с и н , изрезанный каналами с
ходы и Крестовый? Ничего - обошлось! И вдруг, перед самым Праз­ двумя магистралями — железнодорожной и автомобильной. Несмотря
д н и к о м Победы, какой-нибудь поганый самурай пырнет тебя штыком на р а н н и й час, на улицах Сейсина оживленно. Клубится пар от неви­
или покалечит пулей? А то и убьет... димого за домами паровоза, мчатся по шоссе автомобили. И железно­
Мичману такие рассуждения перед боем не понравились. дорожный состав, и автомобили направляются в одну сторону, на юг,
- Ступай к командиру отряда и скажи ему об этом, — сказал Н и ­ туда, где возвышается большая насыпь между мостами через канал. А
кандров Зубкову. - Честно признайся, что робеешь. А не можешь, тог­ ia насыпью виднеются корпуса металлургического завода.
да я сам попрошу старшего лейтенанта, чтобы тебя списали на берег. - Мосты! - услышал я позади голос Гузненкова.

142 143
Виктор Иванов Лицам клиор

Да, мосты. О н и сейчас станут объектами боя. Н а с ы п ь между ними стрелка усилилась. Автоматчики Яроцкого с трудом сдерживали я п о н ­
— хороший рубеж для обороны. Договариваюсь с Я р о ц к и м , чтобы он це», ожидая, пока мы захватим мост.
прикрывал н а ш тыл и правый фланг. - Главстаршина Бабиков, вам я с н а задача?
- Видите мосты? - я повернулся к Никандрову и Бабикову. - Те­ По моему тону главстаршина понял, что я недоволен действиями
бе, мичман, — железнодорожный мост, главстаршине — автомобиль­ его взвода.
ный. Если не удастся захватить мост — взорвать полотно и дорогу. Ма­ - Может, в обход насыпи? - нерешительно спросил о н , думая
ш и н ы и поезд надо остановить! только о п о м о щ и автоматчикам Яроцкого и забыв про мост.
Взвод Никандрова, смяв охрану моста, вырвался на железнодо­ Это меня разозлило:
рожную насыпь. Японские солдаты разбежались по кукурузным п о ­ - Я не считаю вас раненым. Выполняйте приказ!
садкам вдоль железной дороги и открыли огонь из винтовок. Макар побледнел, чуть с л ы ш н о сказал «Есть», отстегнул противо­
Тяжело второму взводу, который пробивается к автомобильной танковую гранату и побежал в сторону насыпи.
магистрали. Гарнизон Сейсина поднят по тревоге, и разведчики Баби- Зарываясь в песок, Бабиков и еще два моряка подползли к мосту,
кова ведут необычные для них уличные бои. Японские снайперы стре­ метнули противотанковые гранаты. Мы ринулись вперед, почти в упор
ляют с чердаков, из окон домов. Самураи из отряда смертников, пе­ расстреливая охранявших мост я п о н ц е в . Часть разведчиков осталась у
реодетые в гражданское платье (разведчики принимали их за местных моста, чтобы встретить новую автоколонну я п о н ц е в , остальных я п о ­
жителей и потому не трогали), бьют нам в спину. слал на выручку автоматчиков Яроцкого.
Б о и , неожиданные и скоротечные, возникают в разных местах. Мы соединились с Я р о ц к и м , захватили всю н а с ы п ь между двумя
Управлять ими трудно. мостами, и только теперь я увидел, как поредел второй взвод.
Прибежал вестовой Гузненкова (замполит находился по взводе Я п о н ц ы отступили к металлургическому заводу.
Никандрова) и доложил, что вооруженные я п о н ц ы проникли в торго­ К о м м у н и к а ц и и в Сейсине перерезаны. Сейчас м о ж н о заняться
вый порт. Враг, очевидно, намеревается отрезать нас от берега, и Гуз- разведкой центральных кварталов города.
ненков послал на очистку причалов группу разведчиков под командо­ Основные силы неприятеля находятся в военном порту, но следу­
ванием главстаршины Тяросова. Разведчики с этой задачей справи­ ет ожидать атак с тыла, со стороны металлургического завода. Сейчас
лись и сейчас охраняют порт. Там же находятся раненые. полдень, а передовой отряд - пулеметная рота и батальон морских
Н е успели м ы л и к в и д и р о в а т ь одну о п а с н о с т ь , к а к в о з н и к л а пехотинцев - будет высаживаться только ночью. У нас много раненых
другая. Со с т о р о н ы металлургического завода, к ш о с с е , двигалась и ограниченный запас боеприпасов. Посоветовавшись с Я р о ц к и м , ре­
большая к о л о н н а н е п р и я т е л я . Автоматчики Я р о ц к о г о обстреляли шаю продолжать разведку, избегая больших боев.
к о л о н н у и не дали я п о н ц а м п р и б л и з и т ь с я к н а с ы п и . Но а в т о м о ­ Чем ближе к центру, тем улицы шире, и наконец мы в ы ш л и на
б и л ь н ы й мост еще не захвачен р а з в е д ч и к а м и Б а б и к о в а - о н и ведут площадь. У здания театра толпился народ. Группа ю н о ш е й побежала
бой на шоссе и громят автоколонну. А со стороны моста взвод я п о н ­ мам навстречу. Смуглый коренастый кореец держал развернутое к р а с ­
цев с о т ч а я н н о й дерзостью контратакует нас, п р о к л а д ы в а я себе д о ­ ное знамя. Молодые корейцы спрашивали нас, м о ж н о ли им водрузить
рогу гранатами. 'то знамя над зданием театра? М ы , конечно, разрешили, и через нес­
Спешу на помощь Бабикову. Он ранен. Осколок гранаты рассек колько минут коренастый кореец со знаменем уже взбирался по лесен­
ему бровь. Бабиков подполз ко мне, поднял обмотанную бинтом голо­ ке к самому ш п и л ю купола театра.
ву и доложил, что его разведчики залегли у самой н а с ы п и , так как - Мун! - к р и ч а л и ему снизу. - С к о р е й , М у н , п о к а я п о н е ц не
дальше двигаться невозможно. В это время по ту сторону моста пере- стреляет!

144 10. Лицом к лицу 145


Виктор Леонов Лицам к лицу

Где-то поблизости началась перестрелка. Несколько пуль п р о ш и ­ П о л о ж е н и е о с л о ж н я л о с ь тем, что н а ш е й п у л е м е т н о й роте т а к


ли купол театра. А Мун забирался все выше, пока не достиг цели. и не удалось в ы п о л н и т ь с в о ю задачу. Я п о н ц ы о б н а р у ж и л и д е с а н т
Н а ш и патрули завязали бой с приближающимися к площади и не дали пулеметчикам высадиться на берег Бой японцев с десантника­
я п о н ц а м и . Корейцы разбежались. Только Мун остался с нами. С гор­ ми мы и с л ы ш а л и на рассвете. Но еще до этого, в п о л н о ч ь , п е х о т и н ­
до поднятой головой смотрел он на знамя, потом подбежал к перевод­ цы майора Б а р а б о л ь к о в ы с а д и л и с ь недалеко от в о е н н о г о порта и за­
чику отряда и о чем-то горячо заговорил. мни и оборону на о д н о й из с о п о к . Радиограмма Б а р а б о л ь к о н а с
- Чего он хочет? - спросил я переводчика. иодОодрила.
- Мун хочет быть моим п о м о щ н и к о м , - сказал переводчик. - И такой обстановке пассивность, медлительность, выжидание м о -
Мун знает город и разговаривает п о - я п о н с к и . Не мешало бы иметь его I vi принести к гибели людей и к срыву всей операции. Если враг ч и -
рядом как проводника. i M i r i i n o превосходит нас, то тем важнее не упускать инициативу боя.
- Под вашу ответственность! — согласился я. Мы прорвались к сопке, занятой м о р с к и м и пехотинцами, и я п о п р о -
К р а с н ы й флаг над зданием театра привел японцев в ярость. С м ы ­ гии Бараболько усилить н а ш отряд ротой автоматчиков. Получив ее, я
са Колокольцева начался артиллерийский налет по центру города. попел десантников на очищение прибрежных кварталов. Д о ш л и д о н а ­
Когда он прекратился, самураи п о ш л и в наступление. Снова разгоре­ ции и и уже вместе с автоматчиками Яроцкого стремительно контрата-
лись уличные бои. мшили неприятеля и захватили металлургический завод. Неприятель с
Группа разведчиков из взвода Никандрова контратаковала я п о н ­ П н и ж н и х сопок подбросил свежие силы и окружил завод. Теперь сопка
цев. Сразив часового у ворот дома, мичман Никандров и старший ма­ v поемного порта, на которой обороняются две роты Бараболько, и м е -
трос Оляшев забежали во двор и столкнулись с двумя я п о н с к и м и о ф и ­ ипмургический завод окружены я п о н ц а м и . О группе Тяросова в т о р -
церами. «Руки вверх!» — скомандовал им мичман. Я п о н с к и й офицер юном порту мы ничего не знаем.
побагровел, выхватил саблю и кинулся на Никандрова. Несдобровать Получена р а д и о г р а м м а адмирала Ю м а ш е в а : п р о б и в а т ь с я в в о ­
бы мичману, но удар сабли пришелся по стволу русского автомата. е н н ы й порт, б л и з к о т о р о г о п е х о т и н ц ы Б а р а б о л ь к о , п р и н я в н а с е б я
Владимир Оляшев выручил мичмана, ударом приклада сбив с ног I ш и т ы й удар, отбиваются от н а с е д а ю щ и х на них со всех с т о р о н
японца. Другой офицер тут же поднял руки. нионцев. С группой Тяросова п о - п р е ж н е м у нет связи. К р а т ч а й ш и й
От я п о н ц е в , атаковавших нас со стороны военного порта, мы б ы ­ путь к поенному порту л е ж и т через п р и б р е ж н ы е к в а р т а л ы . В п е р е д и
ли з а щ и щ е н ы обводным каналом — он проходил по центру города. На­ уличные бои, и меня опять беспокоит ограниченный запас
сыпь позади нас обороняли автоматчики. Но с рассветом неожиданно нитронов. Но п р и к а з есть п р и к а з , и я дал к о м а н д у п о д г о т о в и т ь с я
вспыхнул бой у побережья бухты. Я послал туда в разведку несколько к прорыву.
моряков во главе с Агафоновым. Через час Семен вернулся, и мы узна­ Ранило Яроцкого. Я п о н с к а я пуля угодила в гранату, которой он
л и , что наступающий день сулит нам новые, еще более серьезные тмнхнулся. М а к а р Бабиков после полученного ранения заметно обес­
испытания. силел. Но Я р о ц к и й и Бабиков продолжают командовать своими п о -
Гарнизон Сейсина получил подкрепление. Я п о н ц ы прочно удер­ ири^делениями. Тяжело ранило старшего матроса Максимова, и Вла-
живали почти все побережье бухты, военный порт и металлургический мимир Оляшев от рубежа к рубежу таскает его на спине. У радиостан-
завод. Агафонов видел два вражеских катера и несколько ш л ю п о к - пни остался один Кажаев - М и ш а Калаганский взялся за автомат
они пересекли залив, направляясь к торговому порту, где находилась и пошел в цепь.
небольшая группа главстаршины Тяросова и раненые. Дорога к торго­ ('олнце в зените, изнуряющая жара томит моряков, а напряжение
вому порту уже была перерезана. Пои не спадает. Спасибо Муну - он позаботился о еде и воде. Рискуя

146 147
Виктор ПЕОНОВ Лицом к щд

ж и з н ь ю , сейсинцы и их проводник Мун доставляют н а м в ведрах воду, HI > 011 редел ить, что здесь происходило. И в прибрежном квартале не б ы -
в котелках — рисовую кашу и даже фрукты. К о р е я н к и заботливо пере­ I I I никаких следов пребывания группы Тяросова.
вязывают раненых товарищей. I у ш е н к о в и Агафонов тревожно переглянулись, не зная, что пред­
Контратака не облегчила наше положение. Я п о н ц е в много, их со­ принят!, дальше. В это время о н и увидели бегущего к н и м Тяросова.
противление усилилось, и нам даже не удалось приблизиться к торго­ Что случилось? Где народ? — спросил Гузненков Тяросова.
вому порту. Ведем бой, тяжелый и неравный, еще не зная, что оста­ Все в порядке. Соединились с отрядом, и командир послал м е ­
вленный на башне металлургического завода Семен Агафонов уже ня HI нами. Товарищ старший лейтенант, а вы в подвал не заходили?
приметил в море два наших корабля. Заходил. И письмо ваше читал. Вот оно...
Видите, как получилось? - Тяросов смутился. — Мы решили
В Сейсинскую бухту вошли фрегат и тральщик.
причал не покидать. Смертным боем дрались и отогнали я п о н ц е в . А
В руках у Агафонова были два лоскутка красной материи, и он
и н д н услышали позади бой, ушли вас искать и про письмо забыли.
просемафорил кораблям:
«Окружены я п о н ц а м и . Будем пробиваться к военному порту Я этот документ сохраню! — Гузненков спрятал письмо з а щ и т -
вдоль берега. Поддержите нас огнем». нпкои торгового порта.
Первые разрывы снарядов, выпущенных н а ш и м и кораблями, Уже к концу д н я мы ворвались в военный порт, захватили причалы и
определили рубеж, к которому мы устремились в атаку. Мы шли сле­ прибрежные ярусы. Когда стемнело, Гузненков с двумя моряками про-
дом за огневым валом. Комендоры с фрегата и тральщика славно п о ­ прннии. к сопке, где десантники Бараболько все еще вели ожесточенный
трудились, прокладывая нам путь. Корабли поочередно разворачива­ по| I. I >араболько решил с сопки не уходить. Он по-прежнему сковывал ос-
лись то одним, то другим бортом и непрерывно стреляли. Стволы ору­ ноипие силы неприятеля и помогал нам обороняться в военном порту.
д и й , как нам потом рассказывали комендоры, накалились до того, что 11еред рассветом я п о н ц ы с необычайной яростью атаковали нас и
их поливали водой из пожарных шлангов. шхнатили верхний ярус. С криками «банзай» о н и шли вперед, намере­
Самураев, засевших в подвалах прибрежных домов, приходится вы­ н и е i. сбросить нас в море. По цепи разведчиков пронесся тот же клич,
куривать гранатами и безостановочно двигаться за огневым валом фре­ ч ю десять месяцев назад на мысе Крестовом:
гата и тральщика. Когда причалы торгового порта остались позади, Гуз- Держаться! Держаться!
ненков и Агафонов побежали разыскивать группу Тяросова. Они знали И мы держались до тех пор, пока не услышали залпы орудий в о ­
дом, в подвале которого находились разведчики Тяросова и раненые. шедших в С е й с и н с к и й порт кораблей. А вскоре началась высадка б р и -
В подвале никого не оказалось. К дверям была приколота бумаж­ ЩД1.1 морской пехоты генерал-майора Трушина.
ка: «Передать в политуправление Тихоокеанского флота». Исход С е й с и н с к о й операции был предрешен.
Гузненков прочел написанное на другой стороне листа: ...Никто из нас, конечно, не думал, что двухдневными боями в
«Дорогие товарищи! М ы , моряки из отряда Леонова, шесть здоро­ < г Пси не завершилась летопись отряда морских разведчиков во второй
вых и восемнадцать раненых, уходим в бой с приближающимся к Тор­ мировой войне. Я присел на я щ и к у стенки причала, чтобы закурить, и
говому порту я п о н с к и м десантом. Мы их не пустим на берег. П о к а ж и ­ IVI же задремал. Сквозь сон слышал, как кто-то рядом спорит, и, от­
вы, ни один самурай не ступит ногой на причал. Клянемся в этом! крыв глаза, увидел командира фрегата Михайлина.
По поручению всех защитников торгового причала — главстарши- И встал, протер глаза, расчесал пальцами взлохмаченные волосы и
на Тяросов, матросы Ермаков, Кальченко, Кедяров, Баев, Грищенко». i мпнл:
Гузненков и Агафонов кинулись к причалам, но н и к о г о там не за­ Не узнаете, капитан-лейтенант? Мы тут н е м н о ж к о , правда, за­
стали. По обрывкам бинтов да по кучкам стреляных гильз м о ж н о бы- коптились... Давайте пакет.

148 149
Вввтвв Вевивв Лицам в лицу

Пока я читал приказ о возвращении в базу, Михайлин все время смо­ ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
трел на меня так, будто сомневался, передал ли он пакет по назначению.
— Что вы, капитан? Через девять с половиной лет после окончания второй м и р о в о й
— Да нет, ничего! Теперь-то я вас узнал. Мы вас на фрегате п о м о ­ ш>11 н hi в одном из номеров ленинградской гостиницы «Октябрьская»
ем, н а к о р м и м , спать уложим. А на Русском острове уже знают о ваших произошла встреча, которой мне хочется закончить в о с п о м и н а н и я
славных делах. 0 морских разведчиках одного отряда.
Через час мы покидали Сейсин. Номер гостиницы предоставили делегату, приехавшему на сове-
Вместе с Гузненковым я обошел кубрики, в которых разведчики ишиие р а б о т н и к о в сельского хозяйства северо-западных р а й о н о в
спали мертвецким сном, потом вышел на палубу. 1 ipiiin.1. Этим делегатом был Макар Андреевич Бабиков, Герой Совет­
— Видишь? — Гузненков показал на Сейсин. с к о ю Союза, секретарь обкома комсомола и депутат Верховного С о в е -
С палубы фрегата хорошо был виден город, над которым возвы­ III а ш о н о м н о й республики К о м и .
шался купол театра. Макар позвонил в Морскую академию и м е н и Ворошилова, где я
На ш п и л е купола трепетал к р а с н ы й флаг, п о д н я т ы й к о р е й ц е м учимся, и после коротких взаимных приветствий мы условились о
Муном. не грече. Х о р о ш о бы, сказал я Макару, повидаться и с другими ф р о н т о -
ш>1 м и друзьями-ленинградцами: с б ы в ш и м комиссаром отряда, н ы н е
*** кипи типом первого ранга Дубровским, с капитаном второго ранга Су­
мм иным, со старшим лейтенантом Колосовым...
Я п о н и я безоговорочно капитулировала. П а ш к а Колосов! — услышал я восторженный возглас Макара. —
Эта весть застала нас в порту Гензан, где мы взяли в плен большое I IniiiKa - старший лейтенант? К а к же, Виктор Николаевич, его р а з ы -
количество японских солдат и офицеров. екмть?
Возвращаясь на Русский остров, мы получили приветственную те­ - Очень просто! Позвонить в механический институт на вечернее
леграмму командования Тихоокеанского флота. Все разведчики отряда отделение, где Колосов учится. И еще бы позвонить в Кронштадт, где
награждены орденами за Сейсинскую операцию. Мичману Александру служит мичман Барышев.
Никандрову и главстаршине Макару Бабикову присвоено звание Героя - П а ш к а Барышев! Это будет замечательно! — опять перебил м е н я
Советского Союза. Правительство удостоило меня этого звания дважды. Макар.
- А ты знаешь, что в Ленинграде живет Алексей Радышевцев? Он
*** рмоотает в слесарных мастерских, но где точно - не знаю.
- Разыщем Алешу! Через адресный стол! А еще с кем м о ж н о
Вот уже позади остались берега Кореи, которую называют Стра­ негретиться?
ной утренней свежести, Страной утреннего спокойствия. Я вспомнил близко и далеко отсюда живущих людей. П о л к о в н и к
Сейчас утро. Свежо, тихо и спокойно. Солнце поднялось над м о р ­ и отставке Л е о н и д Васильевич Добротин находится в Москве, там же
с к и м горизонтом. Отсюда о н о будет совершать свой о б ы ч н ы й путь, учится Гузненков. На Севере служат Александр Н и к а н д р о в и Андрей
пока не скроется за другим океаном. В этот день на всей земле не бу­ Пшеничных, на Ч е р н о м море - Н и к о л а й Аркадьевич И н з а р ц е в , С е ­
дет взрывов бомб и снарядов и не с л ы ш н о будет треска выстрелов. мем Агафонов. И совсем далеко, в Хабаровске, — М и ш а Калаганский...
Мы стояли на палубе и в благоговейном молчании встречали н о ­ () большом слете фронтовых друзей м о ж н о сейчас л и ш ь мечтать. Мы
вый день - день торжества победы и мира. решили собраться пока небольшой компанией.

150 151
Виктор Иванов

И вот за круглым столом в номере гостиницы «Октябрьская» си­


дят Дубровский, Сутягин, Бабиков, Барышев, Радышевцев, Колосов
и я. И нет конца вопросам-расспросам, радостным восклицаниям.
Время наложило свой отпечаток на облик каждого из нас. Б ы в ­
ш и й комиссар отряда, старший политрук был, помнится, белокурым,
Уроки мужества
а теперь перед нами сидит заметно пополневший, с посеребренной го­
ловой капитан первого ранга Василий Михайлович Дубровский. Все
так же подвижен и горяч Сутягин — это его молодит. Колосов держит­
вт Виктора ЛЕПИВ ва
ся степенно, старается выглядеть старше своих лет. А ведь это тот са­
м ы й сероглазый юнец Паша Колосов, которого я опасался брать в раз­
ведку... Радышевцев и Барышев верны себе. Первый говорит мало,
с расстановкой, сдерживая обуревающие его чувства, и не сводит глаз с
бывшего писаря: Радышевцев радуется успехам Макара Бабикова, к о ­
торый после в о й н ы окончил высшую партийную школу и занимает от­
ветственный пост. Мичман Барышев сыплет скороговоркой — он все
такой же шутник.
Вспомнить друзьям есть что! И доброй памяти погибших, и ж и ­
вых... Кто-то занялся перечислением профессий бывших разведчиков.
Есть, оказывается, среди нас офицеры и партийные работники, учите­
ля и инженеры, кандидаты технических наук и слесари. Есть мастера
спорта и даже чемпион страны по лыжам. Это — из тех, о ком мы зна­
ем. Со многими порвана связь. К а к хотелось бы, чтобы они откликну­
лись и дали о себе знать!
Я~рассказал друзьям, что Военное издательство планирует выпуск
такой книги, и попросил всех поделиться своими в о с п о м и н а н и я м и с
автором литературной записи. Пользуюсь случаем, чтобы выразить
им, а также Л.В.Добротину и И.И.Гузненкову свою благодарность,
Многие разведчики - бывшие мои командиры, равные по званию, и
подчиненные — помогали нам писать эту книгу.
Это тоже было проявлением фронтовой дружбы, той дружбы, к о ­
торая сопутствовала нам в ожесточенных схватках л и ц о м к лицу с вра­
гом, той дружбы, которая нужна в бою и в м и р н о м труде.
Мы распрощались до новых встреч.
Мы пожелали друг другу здоровья и во всех наших делах, как во­
дится у моряков, попутного ветра!
ВСТУПЛЕНИЕ*

«...Советские воины совершали дерзкие налеты в тыл, ходили в Л е о н и д Леонов писал: «Подвиг, как и талант, сокращает путь к ц е ­
глубокую разведку, проводили местные операции по улучшению ни». С этим нельзя не согласиться. Героический поступок, деятель­
линии фронта... ность одного или нескольких людей являются действенным п р и м е р о м
Гитлеровцы продолжали подбрасывать на Север подкрепления и ими остальных членов общества в борьбе за определенную цель.
по суше, и по воздуху, и морем. На полуострове Варангер в горах И, как в каждой борьбе, здесь были жертвы, но, даже умирая, чело-
обосновалась в тылу противника разведгруппа отряда особого нек ш а л , что он умирает за светлое будущее ф я д у щ и х поколений. Это
назначения Северного флота. Три смельчака во главе с В.Лянде подвиг! Значит, справедливо изречение, что человек рожден для подви-
регулярно сообщали своему командованию о движении вражеских I н ('овеем не случайно так много мечтают о подвигах молодые люди.
транспортов по Варангер-фьорду. Из сообщений пересылаемых и Великий русский писатель-сатирик М . С а л т ы к о в - Щ е д р и н гово­
нам, явствовало, что район между Петсамо и Киркенессом рил: «Одно остается небезрассудным и н е и з м е н н ы м — это жажда п о ­
быстро наполняется войсками... п и т а . В этой жажде трепещет живое человеческое сердце, скрывается
Обширные безжизненные пространства, покрытые дикими пытливый и никогда не успокаивающийся человеческий разум».
скалами, девственными лесами и топкими болотами. Через эти Жажда подвига! Это хорошо или плохо? Безусловно, хорошо, если
«ничейные» земли разведывательные подразделения проникали в • тн жажда питается желанием принести пользу Родине, обществу и и с ­
тыл, нападали на вражеские коммуникации, штабы и узлы связи, ходит из реальной оценки своих возможностей. И очень плохо, если эта
взрывали склады и собирали информацию...» жажда подвига вызвана только эгоистическим желанием отличиться.
В борьбе за героя нашего времени важное место принадлежит ве­
К.А.Мерецков. На службе народу. теранам в о й н ы и труда. Встречаясь с молодежью, о н и рассказывают
Страницы воспоминаний. — М.: Воениздат, 1969. юношам и девушкам о поведении человека в сложных ситуациях боя
или труда, о психологии подвига, о том, что в ы с ш и й подвиг — это о б ­
разцовое выполнение своего воинского или трудового долга, это п о -
е-шинное, беззаветное служение Родине.
Горячая жажда смелых дел и поступков всегда была присуща н а ­
шей молодежи. Но одного желания следовать примеру героев недоста­
точно для того, чтобы в минуту суровых испытаний действительно
оказаться д о с т о й н ы м их преемником. Это понимают молодые ребята,
поэтому о н и ищут встреч с ветеранами, вникают в сущность их расска-
loii, ждут откровенных разговоров.
Для нас, фронтовиков-ветеранов, война не стала историей. Мы
помним все: и огонь отгремевших битв, и сожженные города и села, и
павших на полях сражений друзей, и титанический труд работников
тыла, и радость добытых побед... Мы не только п о м н и м , но и хотим,
чтобы и молодое поколение поняло, во имя чего и как боролись их от-

* Отрывки из книг В.Н.Леонова «Уроки мужества», «Готовься к подвигу сегодня»,


«1<>товься к подвигу».

155
ВиктирПевнвв Яйцом к тд

цы и деды. И мы с большой радостью встречаемся с молодежью. Каж­ И м е н н о с такими я шел в суровый бой. И никогда не ошибался в
дая встреча с молодыми — это как бы свидание с опаленной огнем соб­ них. Там, где на человека можно положиться, где он не подведет, даже
ственной юностью, которая делает нас моложе, бодрее, активнее. Это (тли придется поступиться своим благополучием, а то и самой ж и з н ь ю
своеобразные уроки мужества. Мы знаем, как тяжело бывает порой по имя Родины, во имя высоких целей, - там и начинается мужчина.
идти тропою подвига, знаем, что в смертельных схватках с врагом п о ­ Мужчина и подвиг - понятия, на мой взгляд, неразделимые.
гибает прежде всего тот, кто не сумел воспитать в себе мужество. И по­ I O J I I . K O настоящий мужчина, сильный и мужественный, к р е п к и й ду-
этому мы хотим, чтобы молодые люди преодолевали все трудности, чом и телом, вооруженный з н а н и я м и и мастерством, вдохновленный
побеждали и жили светлой, радостной жизнью. любовью к Родине, к людям, способен на подвиг.
Подвиг — это не удел избранных, это обязанность каждого челове­ Тропа подвига, еще раз подчеркну, крута, извилиста, трудна и ка­
ка. Но если мы согласимся с тем, что каждый обязан совершить п о ­ мениста. Она требует не только з н а н и й и физических сил, она требует,
двиг, то, вероятно, необходимо правильно понимать его суть. чтобы человек был психологически настроен на победоносную борьбу
е любыми трудностями и опасностями. И нашу молодежь привлекает
11 а тропа! Она рвется на нее, жаждет испытать себя на прочность.
В годы Великой Отечественной войны я служил в разведывательном
ЧТО ТАКОЕ ПОДВИГ? отряде Северного флота. Был рядовым разведчиком, старшиной группы,
пнем возглавил отряд. В нашу задачу входило ведение разведки в тылу
Подвиг! Многие, очень многие люди видят в нем смысл своей противника в интересах флота и фронта, с которым он взаимодействовал.
жизни. Думаю, не ошибусь, сказав, что почти каждый честный моло­ ( крытно высаживаясь на побережье, занятом врагом, с кораблей, чаще
дой человек мечтает о подвиге. Пусть не всегда он думает о каком-то всего торпедных катеров и морских охотников, мы пробирались к нужно­
особом смелом поступке, самой судьбой предугаданном для него, но, му объекту и дерзко нападали на врага, застигая его врасплох. Добыв «язы­
по крайней мере, страстно мечтает стать известным Родине, народу в ка», то есть пленного, и ценные штабные документы, отряд по всем пра­
труде, искусстве, спорте и особенно в ратных делах. Известным тем, вилам ведения разведки отходил на свои корабли. Пленные и документы
что своим трудом оставил людям память о себе. использовались штабами фронта и флота для планирования операций.
Когда слышу фразу: «Вот это настоящий мужчина», - я вспоми­ Каждый такой поход был трудным и опасным. Чтобы выполнить
н а ю своих сверстников, двадцати—тридцатилетних парней. Все это поставленную задачу, разведчику требовались высокие морально-бое­
люди ну абсолютно ничем не выдающиеся, удивительно простые, д о ­ вые качества, незаурядное боевое мастерство, воля, выдержка, д и с ц и ­
ступные, невозмутимые, темпераментные в живом и непосредствен­ плина, умение повиноваться, высокое чувство ответственности за п о ­
ном восприятии жизни. Но ничего в них не было и нет такого особен­ рученное дело, дружбы, товарищества, взаимопомощи. Воинское м а ­
ного, не учтенного, что ли... Все это люди родные, близкие тебе, быть стерство, отвага и бесстрашие в сочетании с любовью к Родине делали
может, и незнакомые, с которыми судьба свела впервые. Но это — на­ разведчика неуловимым для врага.
стоящие мужчины. Потому что они видят, понимают смысл жизни и Нередко н а ш отряд шел в огонь первым, чтобы обеспечить высад­
подчиняют себя ему всецело, потому что они упрямо подставляют ку на сушу крупных сил морской пехоты. Мы внезапно нападали на
грудь встречному ветру и идут себе, идут, как бы ни было им трудно, к штабы, батареи, важные тыловые объекты врага и уничтожали их в
великой ж и з н е н н о й цели, не размениваясь по мелочам, не поддаваясь дерзкой схватке.
сомнительным соблазнам, затуманивающим великую перспективу Конечно, на примерах из времен минувшей войны м о ж н о ярче
службы людям, службы Родине. показать психологию человека в очень сложной и опасной ситуации.

156 157
Виктор Пввнив Ливии к щд

Однако иногда это приводит к неправильному п о н и м а н и ю сути по­ Отважный разведчик сдержал клятву, данную Родине.
двига, и молодые люди начинают думать, что для подвига обязательно К исходу д н я наше положение стало очень тяжелым. Боезапас
нужна схватка на поле брани, где герой, презирая смерть, смело броса­ подходил к концу. Фашисты, п о н и м а я , что ночью мы попытаемся
ется вперед на врага. вырваться из окружения, предприняли еще одну яростную атаку. П р о -
Я убежден, что л ю б о й подвиг, даже подвиг м и р н ы х д н е й , обяза­ I и I) наших п о з и ц и й они установили два пулемета и стали поливать н а ­
т е л ь н о связан со смелостью, с мужеством, отвагой. Но м о ж н о ли стильным огнем маленькую площадку, которую мы занимали, л и ш а я
считать к а ж д ы й с м е л ы й поступок п о д в и г о м , если он с о в е р ш е н даже возможности поднять голову.
в бою? Наступил критический момент боя. И тут один из разведчиков,
Однажды группа разведчиков оказалась в очень тяжелом положе­ Николай Ж д а н о в , не выдержал и взорвал себя гранатой. Это были уже
нии. Мы выполнили боевую задачу в тылу врага, но были отрезаны от признаки п а н и к и .
материка на мысе Могильном значительными силами противника. Значит, нужно было немедленно действовать, чтобы вселить в
Против горстки разведчиков враг бросил и пехоту, и артиллерию, и остальных надежду в возможность вырваться.
минометы. Вся эта мощь была нацелена на маленький клочок земли, Словом, нужна была контратака. Но как поднять людей в ш т ы к и ,
который мы занимали. Нам пришлось вести многочасовой оборони­ когда почти нет боезапаса, а пулеметы врага поливают беспрерывным
тельный бой, и если нам удалось тогда продержаться, то только благо­ огнем? Мы н а ш л и единственно верное решение. П о к а один пулемет­
даря мужеству и боевой спайке разведчиков. чик бил, а другой заряжал новую ленту, я подозвал к себе разведчика
В самом начале боя опасность с оконечности мыса н а м не грози­ ('смена Агафонова и сказал:
ла. Я оставил там разведчика Зиновия Рыжечкина с задачей наблюдать — Оба пулемета надо захватить. Не уничтожить, а захватить! П о ­
за морем и в случае появления наших кораблей наладить с н и м и связь нял?
и просить о помощи. — Есть, захватить! — как-то торжественно выпалил Агафонов, п ы ­
Но в разгар боя к мысу подошли не н а ш и корабли, а немецкие, и таясь тут же рвануться на фашистов.
высадившийся десант пытался атаковать нас со стороны моря. Но я остановил его.
На перешейке шел бой. Разведчики отбивали одну за другой атаки — Подождите. Я постараюсь заставить их замолчать хотя бы на
егерей и оказать п о м о щ ь Зиновию не могли. С автоматом, трофейной несколько секунд, вот тогда и не зевайте!
винтовкой и большим запасом гранат Рыжечкин мужественно отра­ В моем автомате осталось примерно полдиска патронов, и, в ы ­
жал все попытки врага нанести нам удар в спину. Он продержался око­ ждав, когда вражеская очередь, пройдя над н а м и , чуть отклонилась в
ло часа. Н е с у м е в сломить сопротивление одного человека, враги от­ сторону, я вскочил и выпустил все пули по пулеметчикам. Семен р и ­
крыли м и н о м е т н ы й огонь, выпустив более 50 м и н . Разведчик был весь нулся вперед, я, хромая на раненую ногу, едва поспевал за ним. Когда
изранен, однако продолжал сражаться. Агафонов был уже у камня, один пулеметчик полоснул по нему, Ага­
Мужественный воин держался до тех пор, пока его не с м е н и л дру­ ф о н о в взревел и прыгнул на камень, а потом свалился на пулеметчи­
гой разведчик — Михаил Курносенко. Л и ш ь тогда, истекая кровью, он ков... «Погиб Семен», - с горечью подумал я, но, когда подбежал к
стал отползать в укрытие. Страшно было смотреть на р а н ы товарища. камню с пулеметами, увидел, что м о й друг катается по земле в объя­
Превозмогая боль, он сказал нам: тиях трех здоровенных фашистов, четвертый был убит. Вдвоем мы б ы ­
стренько «успокоили» их и захватили пулеметы. Используя их к а к та­
- Здорово, гады, отделали меня, ну да и я в долгу не остался: п о ­
ран, стали пробиваться через перешеек.
бил их порядком, так что и умереть не страшно.
З и н о в и й Рыжечкин умер у нас на руках. За н а м и потянулись и остальные разведчики.

158 159
Виктор Иванов Яйцам к щу

Но почти одновременно с началом наших действий два разведчи­ Вот ради этой задачи и шел неравный бой г р у п п ы разведчиков на
ка, Шерстобитов и Кардэ, вдруг неожиданно для всех открыли огонь мысе Могильном в течение всего д н я , а Ш е р с т о б и т о в и Кардэ не т о л ь ­
по группе врагов, которая особой опасности для нас не представляла, ко не способствовали решению главной задачи, но два здоровых, не
а израсходовав остатки своего боезапаса, поднялись и с пением: «Вра­ раненных человека, попусту отдав свои ж и з н и , у с л о ж н и л и н а м задачу
гу не сдается н а ш гордый «Варяг», — пошли в атаку. В неравной схват­ прорыва из окружения.
ке они погибли, а мы пробились. Этот п р и м е р наглядно показывает п о д л и н н у ю суть подвига, но
Стемнело, и мы считали себя уже в безопасности, как в небольшой все это происходило в жестокой схватке с врагами, где было и с а м о п о ­
долине, которую еще предстояло преодолеть, гитлеровцы вновь окружили жертвование.
нас. Освещая местность ракетами, они открыли прицельный пулеметный Но обязательна ли для подвига к р о в о п р о л и т н а я схватка с врагом?
огонь с высот, окружавших долину. И мы вновь были прижаты к земле. В начале 1944 года в Северную Норвегию б ы л и заброшены три раз­
И тогда разведчик Юрий Михеев попросил приготовить ему связ­ ведчика нашего отряда - Владимир Лянде, Анатолий Игнатов и Миха­
ку гранат — необходимо было уничтожить блиндаж, р а с п о л о ж е н н ы й ил Костин. Погода была ветреная, и приземлились о н и не совсем удач­
на склоне высоты. Мы отдали товарищу всю «карманную артиллерию» но. Командир группы Лянде сильно повредил ногу, идти сразу не смог.
- последние три гранаты, связали их, и он пополз к блиндажу. Враги Пока ему оказывали первую помощь, появился вражеский самолет и
заметили разведчика и сосредоточили на нем сильный пулеметный сбросил осветительную бомбу. Место выброски разведчиков было обна­
огонь. Ю р и й был ранен, но продолжал ползти. До блиндажа остава­ ружено. Вскоре разведчики заметили, что на сопках стали появляться
лось не больше 20 метров, когда он уже не мог двигаться вперед. Тог­ группы л ы ж н и к о в — район выброски окружали. Уйти в другой район,
да, собрав последние силы, Ю р и й поднялся под пулеметным огнем и где побольше скал с трещинами и расселинами, где как-то можно было
бросил связку гранат. Блиндаж был взорван. Когда мы подбежали ту­ укрыться, разведчики не успели. Тогда они п р и н я л и очень рискованное,
да, отважный разведчик лежал, сраженный пулеметной очередью, к о ­ но, пожалуй, единственно правильное решение. О н и н а ш л и в этой хол­
торая настигла его в момент броска. мистой местности совершенно ровную площадку и закопались там в
Так, благодаря его героическому поступку, остальные сумели выр­ снегу. За остаток ночи следы замело, а с рассветом разведчики увидели,
ваться из окружения и скрыться в скалах, а через сутки были сняты с что егеря ведут в этом районе тщательный поиск, осматривая каждый
побережья катером-охотником, которым командовал Борис Лях, в п о ­ камень, каждый кустик, но на ровной площадке искать никто не дога­
следствии Герой Советского Союза. дался. Однако д н е м погода улучшилась, снег перестал идти, следы уже
Как видите, много смелых поступков в одном бою, но не все их I ie заметало, и разведчикам пришлось лежать в своем убежище еще трое
м о ж н о признать подвигами. Поступки Михеева и Р ы ж е ч к и н а все раз­ суток. Л и ш ь когда вновь задула пурга, повалил снег, им удалось в ы ­
ведчики признали как настоящие боевые подвиги, их образы потом браться из укрытия и перебраться в другой район. В их задачу входило
всегда являлись для нас примером мужества и отваги, а вот по-своему наблюдать за действиями противника и особенно за переходами кора­
смелый поступок Шерстобитова и Кардэ никто подвигом не назвал, блей. Тем не менее положение разведчиков было о ч е н ь тяжелым. О н и
потому что их действия не способствовали р е ш е н и ю основной задачи. ис сумели вовремя подобрать грузовые парашюты, и все снаряжение
Если бы ц е н о й своей жизни они решили исход боя в н а ш у пользу, п о ­ утащило ветром в скалы. Но разведчик, прыгая с п а р а ш ю т о м в тыл вра­
жалуй, к их смелости можно было отнестись по-иному. Но у нас стояла га, берет с собой все необходимое на первый случай: обязательно ору­
вполне определенная задача — любой ценой доставить в свой штаб зах­ жие с м и н и м а л ь н ы м количеством боезапаса, р а ц и ю с комплектом пита­
ваченные у противника документы, чтобы потом наше командование ния, снегоступы и продовольствие. Однако п а р а ш ю т ы , которыми мы
сумело использовать их в дальнейших боевых операциях. пользовались в годы войны, были рассчитаны на груз только в 80 к и л о -

11. Лицом к лицу


160 161
Вин/пир ЛЕОНОВ Лицом и лицу

граммов, поэтому приходилось экономить, особенно на продоволь­ (>/111ижды разведчикам из морской пехоты было п р и к а з а н о добыть
ствии. Мы брали л и ш ь по пять плиток шоколада, по пачке печенья и по • т ы к и * . Они удачно п р о н и к л и в тыл врага и даже вскоре н а ш л и
банке сгущенного молока. Вот с таким мизерным запасом и действова­ 11П1.ГК г ()днако потребовалось предварительно убрать охрану объекта.
ли эти разведчики длительное время. Потом у них кончилось продо­ ho командир поручил небольшой группе. Все шло н о р м а л ь н о . Охра­
вольствие, но после нескольких дней голода им повезло, когда на двад­ ну сними, верно, не совсем аккуратно, только п р о т и в н и к почему-то
цатые сутки одному из разведчиков удалось убить лису. Они долго пита­ ||нчин v пока не поднимал. По строгим законам разведки те, кто уби-
лись мороженым мясом, делая из него строганину. Продолжая работать, р т ч часовых, пропускают вперед группу захвата, а сами ее п р и к р ы в а -
они были все время в движении. Против них враги использовали п о и ­ H I I (>дпако эгоистичное желание отличиться, прославиться толкнуло
сковые группы с собаками, аэросани и самолеты, специальные службы 1 имопадсинмых людей на грубейшее нарушение. Та же самая группа
пеленговали работу рации, и, как только разведчики отправляли радио­ решительно порвалась в землянку, пытаясь самостоятельно захватить
грамму, тот район немедленно окружали, и разведчикам приходилось ичеииых. Разумеется, встретила сопротивление. В ход п о ш л и гранаты.
снова уходить за десятки километров. Положение было очень тяжелое, I In ооъекте началась тревога. П р и ш л о с ь с п е ш н о отходить, главная за-
но героям удалось продержаться на полуострове Варангер целых девять nii'iii взять «языка» — осталась н е в ы п о л н е н н о й и уже не могла быть
месяцев! Девять месяцев — и никто ни разу не заходил в населенный ныноанепа: кто-то из врагов с перепугу запрячется так, что его не н а й -
пункт, никто ни разу не выпил хотя бы глоток горячей воды, но рация их иеип,, и кто-то будет оказывать сопротивление — ж и в ы м такого не
работала постоянно, наводя наши ударные силы на объекты врага. Толь­ ( п и ш е ш ь . Л сопротивление станет нарастать, к а к снежная лавина.
ко по их наведению было потоплено в море больше пятидесяти транс­
Ill к из-за безрассудства отдельных «смельчаков» длительно гото-
портов и боевых кораблей, сбито в воздухе и уничтожено на аэродромах
инишиИсм поиск сорвался. Хуже того, разведчиков окружили, и к о -
десятки самолетов, разгромлено на дорогах и на базах много живой си­
мнндир был вынужден вызвать огонь своей артиллерии на себя. Чудом
лы и техники врага. Л и ш ь когда отпала необходимость пребывания этой
• п и с а н а , л и ш ь несколько человек...
группы в д а н н о м районе, по решению Военного совета Северного ф л о ­
Нот нам и смелость! К а к тут не вспомнить суворовские слова о
та разведчики были сняты с побережья Северной Норвегии торпедны­
I и м , что истинно храбр не тот, кто по произволу своему лезет в огонь,
ми катерами и благополучно доставлены на свою базу, совершив настоя­
н шг, кто повинуется.
щ и й боевой подвиг. И совершен он без единого выстрела!
Это не просто удача. Это тщательно подготовленная дерзкая и у м ­
ная вылазка. Конечно, и в разведке иногда приходится вопреки жела­
н и ю вступать в бой, как правило, с превосходящими силами против­ БЕРЕТ ЛИ СМЕЛОСТЬ ГОРОДА?
ника, и тогда нужна особая четкость в действиях каждого разведчика.
Но самой трудной задачей является захват «языка» тихо, бесшумно, не 11одпиг и смелость неразделимы. Но как понимать смелость? Б ы -
привлекая к себе в н и м а н и я врага. М о ж н о долго находиться в его тылу, ииг г тик. Идет по улице молодой здоровый парень, грудь вперед, и все
маскируясь под противника или на местности. Это легче. М о ж н о I HI ю11дис1. перед н и м , он никого и ничего не боится, и находятся л ю -
уничтожить важный объект, предварительно убрав охрану. Все-таки IUI, которые думают: «Вот это орел, ничего не боится, такому в руки
проще. Но взять человека живым, когда он имеет оружие и сам стре­ оружие, и он обязательно станет героем». А рядом ходит с к р о м н ы й , за-
мится уничтожить тебя, а ты обязан щадить его, чтобы это был «язык», (чепчипый паренек, и о нем никто не скажет, что он смелый.
а не труп, — куда труднее и опаснее. Но такие задачи были, как прави­ ('мслых людей, которые не боятся ничего на свете, нет и быть не м о -
ло, делом обычным. Хотя и завершались каждая по-своему. *ег 11ичсго не бояться может только человек ненормальный, до созна-

162 163
Bump Летав Лицам к лат

ния которого не доходит, какой опасности он подвергается, а нормаль­ А я все рассчитал наперед. К а к только поднялся этот ф р и ц , в и -
ный человек всегда будет бояться, и прежде всего бояться своей гибели. • V. руки у него дрожат. Ну, думаю, ш а л и ш ь , такими руками в меня не
Другое дело, как он будет вести себя в критический момент. Страх (чи­ 1М1ПШИЧ1П.! Вот и прыгнул.

тай: инстинкт самосохранения) - это не порок, а защитная реакция ор­ 11о самым близким друзьям признавался:
ганизма на грозящую опасностью ситуацию, поэтому человек, лишен­ Когда старшина сказал, что пулеметы нужно взять, у м е н я все
ный чувства страха, может погибнуть в самой элементарной обстановке. I «кносi> внутри, как будто кто-то мохнатой л а п о й схватил за сердце и
М н е много раз приходилось ходить в тыл врага. И каждый раз, ниши Мысль мелькнула: на этом, Семен, твоя боевая карьера к о н ч и -
когда я пересекал л и н и ю фронта или на катере подходил к вражеско­ ншт, Я понял самое главное - другого выхода нет, значит, так нужно.
му берегу, чувство страха сжимало сердце, но я его побеждал. tiniMiiT, надежда только на меня. Вот тут и похолодело на душе: вдруг
Когда мы говорим о смелости человека и оцениваем ее с учетом но/пк'ду... Как тогда на меня, мертвого, смотреть будут? И вдруг вижу,
его боевых успехов, я всегда вспоминаю один случай из ж и з н и нашего руки у ф р и ц а дрожат... Вот я и не упустил свой шанс.
отряда. Во время войны к нам на Северный флот приехала делегация 1ерой Советского Союза старшина второй статьи С е м е н Агафонов
из Новосибирска. Ш е ф ы побывали в разных частях, вручили морякам интересный человек. О нем рассказывали легенды, считали, п о ж а -
подарки. Появились они и в нашем отряде. Руководитель делегации, nyll, самым смелым человеком на флоте. Он и не опровергал этого. Но
немного смущаясь, сказал: омппжды Семен обиделся на м е н я - это когда я рассказал ш е ф а м о его
- Вам, как наиболее смелым людям на флоте, мы и подарки п о ­ несIOI.Iкповенной храбрости. Оказывается, что страх в бою переживал
добрали соответственно... и о н , ( ' с м е н Агафонов, человек, способный, кажется, на все, на любой
Я перебил его: мер 1 к п и поступок в бою с врагами.
- Если так, то вы ошиблись адресом. Вам бы к летчикам - там ор­ Чиал я и другого храбреца. До войны, служа на Северном флоте,
лы! А у нас особо смелых нет, так, трудяги фронтовые, к а к все... мы встретились с Андреем Ж и р н о в ы м . Связывал нас спорт, особенно
- Не скромничайте, ребята у вас не робкого десятка, - не сдавал­ пыжи. Ж и р н о в бегал на них лучше и всегда опекал меня. Он умел ка-
ся руководитель шефов. - Вон сколько орденов у каждого! к им - то особым чутьем определять и з м е н е н и я погоды в течение д н я и,
- Что есть, то есть... Просто хорошо выполняем задачи — вот I о т в е т с т в е н н о , точно подбирать смазку. Рецептами своими делился
и награды. in мной, и я был ему благодарен за это.
Тут одна молоденькая девушка разочарованно протянула: (' началом войны был создан н а ш разведывательно-диверсионный
- А нам сказали, что здесь самые смелые ребята, которым сам черт HI рид. Формировали его в основном из спортсменов флота. Доброволь­
не сват — только взглянуть на них, и то во сне приснятся. но пришел в отряд и Ж и р н о в . До войны на флоте он считался отчаян­
Я засмеялся и ответил шутливо: но смелым. С и л ь н ы й , ловкий, всегда подтянутый, даже к а р т и н н ы й , он
- Это точно, приснятся. Красавцы на подбор. Но все-таки и им чип ил по городу с явной уверенностью в своем физическом превосход-
порой страшно. Это когда они не могут устрашить врага. Правда, такое с|не над товарищами, и многие его откровенно побаивались. Если он
редко случается. повалился где-то и ему мешали там показать свою удаль, он обычно
У меня были все основания сделать такое заключение. Когда Ага­ кричал: «А ну, разойдись, салажня, Ж и р н о в идет!». Разумеется, ему все
ф о н о в вступил в единоборство с двумя вражескими пулеметами и одо­ ус I упали. Служил он уже по пятому году. Сила, ловкость всегда впечат-
лел их, его спрашивали недоуменно: как он решился броситься на ннюг, находились моряки, которые стремились подражать Жирнову.
кинжальный огонь в упор. Наверное, разумнее было бы присесть у И отряде он сразу выделился лихой удалью и бесстрашием. Первый
к а м н я , а потом бросить в пулеметчиков гранату. Агафонов отвечал так: ионод в тыл врага был вроде тренировочного - разведчикам нужно б ы -

164 165
Виктор Иванов Папам к щр

ло получше понять, что же это такое - поход в тыл. Учились мы скрыт­ \ и ч н к у ю нсегда заходили спортсмены бригады лодок то л ы ж и просмо-
ному передвижению, маскировке, связи между группами и другим iiitii., т о крепление отремонтировать, и Андрей не только разрешал
приемам действий в настоящей боевой обстановке. С гитлеровцами от­ шин. книц ься инструментом, но и сам всегда готов был оказать помощь.
ряд не встретился, однако разведчики подобрали некоторое количество llt'piiHino, это и явилось основной причиной зачисления его в н а ш от-
трофейного оружия. Жирнов, как наиболее сильный и выносливый из |шн 1огда отряд процентов на сорок состоял из подводников и к о м а н -
товарищей, навешал на себя три автомата, винтовку, с полдюжины гра­ III тип им флагманский физрук бригады лодок Николай Инзарцев.
нат и был страшно доволен тем, что и здесь он обошел товарищей. II отряде очень скоро убедились, что Андрей П ш е н и ч н ы х страшно
Через несколько дней в тыл ушла группа в составе двадцати раз­ П н и к ' н прыгать с парашютом. Однажды на своем аэродроме во время
ведчиков под командованием старшего лейтенанта Лебедева уже с бо­ цн'пнронок Андрей не мог прыгнуть, летчик уговорил его выбраться
евым заданием: разгромить опорный пункт врага вблизи л и н и и ф р о н ­ к I киоипы на крыло и убеждал, что страх пройдет, а когда Андрей д е й -
та и, удерживая его, оттянуть на себя часть сил противника. Д л я меня I I и м ю л ы ю вылез из кабины и взглянул вниз, то с перепугу просто за-
это был первый поход, и я, естественно, старался быть рядом с Ж и р - III и in л и попытался вновь забраться в кабину, но летчик заложил такой
новым, присматривался к нему, учился. pi'iKitli вираж, что П ш е н и ч н ы х не удержался и полетел вниз. Когда
Командир группы решил атаковать врага с трех направлений. П о ­ Андрей приземлился и ему для закрепления «успеха» приказали повто­
лучилось так, что мы с Ж и р н о в ы м оказались в разных группах. Увидел ри п. прыжок, он категорически отказался, заявив:
я его бегущим с сопки. Он кричал нам охрипшим голосом, что все к о н ­ Лучше отдайте меня под суд за трусость, но прыгать больше не
чено и нужно поскорее отходить. Когда же мы разобрались, то оказа­ tWnv, у меня голова кружится от одного вида самолета.
лось, что далеко не все кончено. Задачу мы выполнили и отошли, хотя 11о поскольку Андрей действовал в походах сносно, его оставили
и с потерями, организованно. Тогда я не обратил в н и м а н и я на убогий и ифнде.
вид Ж и р н о в а - было не до него. Но перед следующим походом он 11римерно через год нужно было забросить десять разведчиков в Се­
вдруг заявил, что упал и сломал ключицу... мерную Норвегию. Я стал отбирать людей — тогда я был уже командиром
Предстоит новый поход - объявляется приступ аппендицита. И так * приди. Неожиданно ко мне в кабинет зашел Андрей и стал требовать,
повелось: мы уходим в тыл врага, а Жирнов остается на базе. Наконец ч lofti.i я включил его в эту группу. Я, помня его тренировочный прыжок,
командир отряда, несмотря на освобождение врачей, приказал ему соби­ П1К1ГШЛ. Но он сутки не давал мне покоя, просил, умолял, доказывал... и
раться и идти в поход. И вот тут мы увидели, что Жирнов самый настоя­ и согласился. Я записал Андрея запасным, на всякий случай. Он прыгнул,
щий трус. Еще пули свистят высоко над головой, а он уже ползает в гря­ но, прыгая, нарушил порядок прыжков. Как запасной, Андрей должен
зи - ищет, куда бы запрятать свою голову. И ни уговоры товарищей, ни Пыл прыгать последним, а он, как только прозвучала команда «пригото-
приказания командира не могли заставить его подняться, тем более при­ ни п.ся» и открылась бортовая дверь, первым оторвался от самолета.
нять участие в бою. Жирнов был отдан под суд за трусость. Так закончи­ Когда на земле мы встретились с Андреем и я стал ругать его за это
лась боевая карьера «самого смелого» матроса Северного флота. пнрушсние, он ответил:
Здесь же, в бригаде подводных лодок, уже отслужив свой срок служ­ Я боялся, потому и нарушил порядок.
бы, работал слесарем-паропроводчиком в матросской столовой другой То, что ты дрожал, это ясно, — ответил я, — но это не дает тебе
Андрей - Андрей Пшеничных. Работа у него была тяжелая, семья боль­ прими нарушать дисциплину.
шая, зарплата маленькая, и ходил он всегда засаленный, замызганный, Да нет, - возразил Андрей, - я боялся не прыжка, а того, что за­
о нем никто не мог подумать, что он способен на какие-либо подвиги. писной: пустят десять человек и скажут — довольно, ну а если уж прыг-
Но было у Пшеничных одно хорошее качество - доброта. К нему в ма- H V H , т о н е поймаешь.

166 167
Виктор Иванов Лицам к щр

Тогда я не поверил его словам. Если он боялся прыгать днем на 1


— Так как же вы могли, перепугавшись, выбежать на м и н н о е поле?
ровное аэродромное поле, то прыгать ночью, когда ничего не видно, Л теперь, совершив подвиг, плачете, как девчонка?
на территорию оккупированной врагом Северной Н о р в е г и и , где — А что было делать? Ведь я комсомолка и знала, что моряков на­
с п л о ш н ы е скалы, к а м н и , озера, где кругом рыщут егеря, - это куда до поднять в атаку, а командир и парторг погибли. Я верила, что муж­
страшнее. Однако он прыгнул. Значит, истинная смелость заключа­ ское самолюбие не позволит остаться морякам на месте, когда девуш­
ется в т о м , чтобы найти в себе силу преодолеть чувство страха и за­ ка одна может погибнуть у них на глазах.
ставить себя делать то, что необходимо сделать для р е ш е н и я поста­ Гале было присвоено звание Героя Советского Союза.
в л е н н о й задачи. Такая сила была у Андрея П ш е н и ч н ы х , поэтому он и Эта девушка сумела выдержать громадную психологическую, м о ­
прыгнул, поэтому ему за неоднократные походы в тыл врага и отлич­ ральную и физическую нагрузку. Нервы у нее сдали, л и ш ь когда м и н о -
ные боевые действия в 1944 году было присвоено звание Героя Совет­ пала опасность. Но я видел мужчин, которые совершали подобные п о ­
ского Союза, кроме того, он награжден двумя орденами Красного ступки и потом улыбались. Однако в момент свершения подвига они
З н а м е н и , орденом Отечественной в о й н ы и другими наградами. А у переживали то же, что и Галя.
Ж и р н о в а такой силы не было, и его боевая карьера закончилась
очень печально... И к о н е ч н о , не врожденная смелость дает возмож­
ность человеку совершать подвиги, а воля, умение управлять собой,
своими действиями. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СУТЬ в о л и
Фронтовой корреспондент газеты «Правда» Герой Советского С о ­
юза С.Борзенко рассказывал, что во время Керченско-Феодосийской Меня кое-кто считает незаурядным человеком, поскольку я из рядо-
операции одному подразделению моряков была поставлена задача в ы ­ иых разведчиков вырос в командира отряда, дважды удостоен звания Ге­
садиться с первым броском десанта и разгромить батарею врага. П о ­ роя Советского Союза, а отряд, которым я командовал, стал гвардейским.
дразделение высадилось и начало решительно действовать. Враг расте­ 11а это я отвечаю: талантов особых у меня нет, как нет и какой-то исклю­
рялся. М о р я к и добрались до батареи. Но впереди были м и н н о е поле и чительной смелости. Мне просто повезло. Но повезло не в том смысле,
проволочное заграждение, прорвать которое они сразу не смогли. П о ­ что мне легко обошлась война. Враги не раз калечили меня, пока я сам не
нимая, что каждая минута промедления уменьшает ш а н с ы на успех научился их бить. Повезло в другом. Я прошел хорошую школу воспита­
операции, командир встал во весь рост, поднимая людей в атаку. И тут ния, где закалил свою волю, и в войну вступил уже подготовленным чело-
же погиб. Был сражен пулей и парторг. Вдруг вскочила девушка, сани­ иском. А волю я свою закалял в коллективе московского завода «Калибр»,
тарка подразделения Галя Петрова, и бросилась на м и н н о е поле. н 'жипаже подводной лодки Щ-402, где я плавал до войны мотористом.
- Братишки, - крикнула она, пританцовывая, - здесь и мин-то нет! 11аконец, хорош был коллектив нашего разведотряда.
Е д и н ы м порывом было смято проволочное заграждение и прой­ Заслуги всех этих коллективов и кровь моих товарищей по ору­
дено м и н н о е поле. Задачу моряки выполнили. жию есть в тех звездах, которые я ношу на своей груди.
Сергей Борзенко решил найти отважную санитарку и пошел ис­ Воля является основным качеством, дающим возможность человеку
кать ее. Вдруг и з - з а укрытия донесся плач. Заглянув туда, он увидел четко выполнять стоящие перед ним задачи, совершать подвиги. В учеб­
рыдающую девушку. никах психологии обычно о воле пишут так: «Воля - это способность че-
- Галя, вы что, ранены? — спросил Борзенко. ноиска управлять собой, своими поступками, мыслями, переживаниями
- Нет, - ответила она, - я так перепугалась, что н и к а к не могу мни достижения сознательно поставленной задачи, даже перед лицом
унять слезы. (мергельной опасности, во имя каких-либо побуждающих мотивов».

168 169
Виктор ПЕОНОВ Лицам к щр

Эти «побуждающие мотивы» всегда приводят меня в замешатель­ Н группе Н. в основном были норвежские патриоты — молодые
ство, и я не могу согласиться с таким окончанием формулировки. мирим, которые покинули свою страну в период ее оккупации гитле-
Побуждающие мотивы обычно разделяют на две категории: на от­ роиск ими войсками. О н и плохо знали русский я з ы к и н и к а к не могли
ношение к себе и отношение к окружающим. Из отношения к себе вы­ понять, за что их так хвалят, жмут руки, обнимают. А когда п о н я л и , то
деляется желание отличиться перед товарищами, желание заслужить просто возмутились. Один из них заявил:
похвалу командира, начальника. Когда мы попадаем в тыл врага, то выбираем обычно лес погу­
Но когда человек хочет отличиться перед товарищами, заслужить ще п устраиваем там лагерь. Командир иногда в сопровождении о д н о -
похвалу начальника, он как раз действует в одиночку Он не поможет това­ 111 человека куда-то уходит, а больше сидит и раскрашивает карту. Д н е й
рищу в затруднительной ситуации, не поделится с ним своими достиже­ мере I иять-десять заявляет, что все сделано, можно возвращаться, и мы
ниями, а увидев его ошибки, не подскажет, как избежать их, а если и сде­ ип т р а щ а е м с я . Никаких диверсий мы не совершали.
лает это, то только на глазах у начальника. Такой человек радуется, если то­ Федора Н. здесь же судили за предательство. По д а н н ы м этой
варищи ошибаются, тогда ему легче отличиться, легче показать себя. I руины действительно летали н а ш и летчики и бросали бомбы в голые
В самом начале войны часть нашего отряда действовала в тылу i инки. Ну а если бы качалось наступление, то, используя эти л и п о в ы е
врага мелкими группами, собирая сведения о дислокации войск и минные, мы поставили бы свои войска в очень тяжелое положение.
авиации, расположении артиллерии и т.п. Проникали эти группы на >н> настоящая измена Родине, а причиной измены послужило жела­
территорию противника через сухопутную л и н и ю фронта в районе ние отличиться перед товарищами, желание заслужить похвалу к о м а н -
Зимней Мотки. Группы действовали успешно, и кое-кто из разведчи­ uiipii без особого риска для себя.
ков был отмечен наградами. Другой мотив - отношение к окружающим. Здесь выделяется л ю -
Одной из таких групп командовал молодой м о р я к Федор Н. Все поиь к своим близким, семье, своим детям. М о т и в тоже порочный.
походы этой группы проходили успешно, и вскоре Н. был награжден Пынает так. Живет человек, имеющий большой запас з н а н и й ,
орденом. Его очень хвалили, ставили в пример другим, молодой раз­ опыта, человек, который мог бы принести громадную пользу Родине,
ведчик имел солидный авторитет, особенно у начальства. окажись он там, где смог бы эти знания применить с пользой для всех.
Однажды другая группа разведчиков ушла в тыл врага. Д о б р а в ­ А человек этот сидит не на своем месте и занимается не своим делом.
ш и с ь до З и м н е й М о т к и , группа, как это и было з а п л а н и р о в а н о , Потому что его близкие родственники уезжать с насиженного места
остановилась на суточный привал для уточнения обстановки на л и ­ желания не имеют. Сам же он, связанный любовью к р о д н ы м , не м о ­
н и и фронта. Там разведчики встретились с группой Федора Н., к о ­ жет решиться на волевой поступок.
торая возвращалась из тыла врага. Группу сопровождал до л и н и и Нот все, что м о ж н о сказать о побуждающих мотивах.
фронта заместитель начальника разведки флота. Н. д о л о ж и л ему о Воля — это такое качество, которое не очень просто воспитать.
своих боевых успехах, и во время товарищеского у ж и н а , п о д н и м а я Прайда, иногда слышишь, что волю м о ж н о натренировать. Б о и ш ь с я ,
тост за успехи группы, заместитель н а ч а л ь н и к а к а п и т а н - л е й т е н а н т например, щекотки - заставляй щекотать себя, будешь волевым; л е ­
И з а й ч и к заявил: нишься умываться - обливайся холодной водой, будешь волевым.
- Я ставлю в пример всем действия группы Федора Н. О н и в каж­ 11ет, гак волю натренировать нельзя. Воля растет у человека иногда п о ­
дом походе наносят ощутимые удары врагу: взрывают мосты, склады и мимо его прямого желания стать волевым, но вместе с ростом ряда
другие объекты. Кроме того, они приносят точные сведения о распо­ иругих качеств, от которых она прямо зависит. И эти другие качества
ложении объектов врага, и по их д а н н ы м н а ш и отважные летчики можно измерить, определить у человека, а волю, как и смелость, опре­
уничтожают эти объекты. Нужно учиться всем так работать. делить трудно.

170 171
Виктор Летав Лицом к лицу

В нашем отряде жила неписаная традиция - «не выполнил задания in срьез напугал Каштанова, мол, ты столько нашил на себя металла,
- не возвращайся». Она прижилась не сразу. Только тогда, когда мы суме­ •но если попадешь в воду, то сразу пойдешь ко дну. И что же! Алексей
ли воспитать у разведчиков высокие моральные и боевые качества, эта за­ 1ИМОЙ в полном снаряжении бросился в залив, чтобы испытать, в са­
мечательная традиция волевых людей прочно вошла в наш боевой опыт. мом ли деле ему грозит такая опасность.
Когда приходил в отряд новый человек, его с первых дней учили Все эти шутки могут кому-то показаться совершенно излишними.
всем нашим премудростям, начиная с рассказов о славных уже сло­ II.» разведчики вот так своеобразно желали прежде всего добра товарищу
жившихся традициях. Вся обстановка заставляла молодого разведчика но оружию, исходя из личного опыта, который не предусматривался
отобрать для себя из нашего опыта все самое лучшее, самое надежное, им какими инструкциями; создавая замысловатые ситуации, они заставля-
обязывала его точно соблюдать все наши традиции, весь отработан­ III новичка думать, искать разумные пути самостоятельного преодоле-
ный порядок действий. нич трудностей и опасностей. В стремлении во что бы то ни стало прео-
Помню, как пришел к нам молодой краснофлотец Александр цолеть пусть шутливые, но жизненные препятствия человек быстрее вы-
Каштанов. Мы критически отнеслись к нему, не понимая, зачем пона­ I н йатывал в себе и волевые качества, и мастерство, необходимые для боя.
добилось брать его в отряд. Маленький ростом, далеко не богатырско­ Помню, как однажды мы разгромили автоколонну врага. Захвати-
го сложения и вообще какой-то застенчивый... Но поражали глаза его. <1п много пленных. Однако положение у нас самих оставалось крити­
Они просто кричали: возьмите, я не подведу! Казалось, откажи ему - ческим, и мы сомневались, сумеем ли вернуться на свои катера...
и он тут же расплачется, как ребенок. Но раз взяли - значит взяли... • I ремясь доставить в штаб пленных и документы до окончания боя, я
Он начал готовиться к походам, изучать и отрабатывать все, что приказал Каштанову переправить на катер двух дюжих егерей и два че­
необходимо знать и уметь разведчику в глубоком вражеском тылу. модана с документами врага. Он не мешкая направился к месту высад-
Как и в каждой части, у моряков существовало неписаное правило: I и, где находились наши надувные лодки.
чтобы человек стал полноправным членом боевой семьи, он должен по­ Бой закончился, весь отряд без потерь переправился на катера, а
мимо той подготовки, что предусмотрена планом, выдержать еще и ис­ Каштанова с пленными и документами мы здесь не обнаружили... Такого
пытания, придуманные товарищами. На склоне одной сопки положили
1
1П никто не ожидал: то, ради чего мы рисковали жизнью, пропало. Но
бочку, на нее - пару дощечек. Получилось что-то вроде трамплина. Ска­ идерживаться у побережья противника мы не могли, следовало уходить.
зали Каштанову: пока не научишься прыгать через эту бочку, в поход не 11етрудно понять общее настроение. Вдруг сигнальщик доложил, что ви­
пойдешь. Так уж заведено в отряде. Мастера таких трюков тут же проде­ ши в море какой-то плавающий предмет. Катера устремились к нему. А
монстрировали, как это делается. Каштанов ежедневно кувыркался на искоре на борт приняли Алексея Каштанова с пленными и документами.
этой бочке, упорно карабкался к цели и добился своего! А вскоре стал од­ Все объяснилось просто. Отойти от берега при крупной волне
ним из лучших мастеров скоростного спуска на лыжах с гор. очень сложно, нужно иметь недюжинную силу и мастерство. Кашта­
В отряде категорически запрещалось в обмундировании и снаря­ ном не церемонился - посадил одного егеря на весла, второму прика­
жении использовать разные шнурочки - все должно было застегивать­ зал оттолкнуть лодку от берега и прыгнуть в нее самому. Силы у егеря
ся на крючки, кнопки, пряжки: если человек попадет в воду, он сможет на веслах было много, а мастерства нет, и лодку волной выбросило на
мгновенно освободиться от лишнего груза. «Пока свое обмундирова­ берег. Так повторялось несколько раз. Наконец Каштанов закинул
ние и снаряжение не приведешь в порядок, в поход не пойдешь», - свой автомат за спину, гаркнул егерям, чтобы работали четче, сам сел
сказали ему. Каштанов столько нашил на себя разных крючков и засте­ па весла, а одному егерю приказал толкнуть лодку. Они отошли от бе­
жек, что получил прозвище Король пряжек, - постарался наш остро­ рега, но отлив и волна утащили маленькую лодочку далеко от берега
слов старшина второй статьи Павел Барышев. Этот шутник однажды н море, и Алексей не смог найти катера.

172 173
Виктор Иванов Лицом к лицу

Кое-кто убеждал, что в этом эпизоде Каштанов допустил грубую Больше не разговаривая, Семен кинет рюкзачок на свои плечи и
ошибку. Егерям, которые сидели один на носу, второй на корме лодоч­ шшагает вперед — молодому товарищу облегчение, они выполняют за­
ки, когда он трудился на веслах, ничего не стоило прибить его, сбро­ мечу имеете. А вот перед самой атакой сопки Агафонов вдруг замечает,
сить в море и стать хозяевами положения. Но они не сделали этого. • н о один из разведчиков хромает.
Как они сами заявили на допросе, советский воин волей своей обе­ Ну что, ребятки, передохнем малость? — простодушно предлагает он.
зоружил их, заставил безропотно подчиняться даже взгляду своему. Надо бы, товарищ старшина, — немедленно соглашаются раз-
Значит, ошибки не было. недчики хором.
Когда после победы над фашистской Германией мы переехали па - Ну что ж, посидим малость, сынки. Только поймите, привал
Тихоокеанский флот, там в разведывательно-диверсионном отряде бы­ н о г не зря мною устроен. Поглядите, вон человек хромать стал. А по­
ло много совсем молодых ребят — более опытные тихоокеанцы ушли чему? Портянки навернул плохо. Ну-ка разуйся, друг...
освобождать Родину от гитлеровских оккупантов еще в начале войны. Действительно, портянки у парня сбились комьями, ноги ему на-
Молодежь, естественно, очень смутно представляла себе характер и I ирают. А Семен продолжает:
объем предстоящей боевой работы. Нужно было привить ей наши бое­ А знаете, друзья, накрутить портянки — это искусство! К нам
вые традиции, научить нашей сноровке, воспитать нашу волю. Но од­ | пециально приходили соседи поучиться, и немудрено — бывало, пять
но дело, когда в крепко спаянную часть приходят один-два новичка, десять суток мы в походе, а ноги у всех как огурчики с грядки. Да-
а другое - когда молодых и неопытных в части несколько раз больше, майте проверим, как у всех у вас обстоят дела.
чем самих «учителей». Не удивительно, что на нас смотрели с раскры­ 11ока ноги проверяли, время ушло, и вдруг Агафонов говорит:
тыми ртами. Еще бы! Вот только один старшина первой статьи Семен Ребятки, провозились мы тут, а на выполнение задачи нам остал­
Агафонов - Герой Советского Союза, два ордена Красного Знамени, ся всего час... До сопки, которую нужно атаковать, по карте пять кило­
рядом с орденом Ленина и Золотой Звездой два ордена Отечественной метров, а по холмам и болотам, вероятно, больше. Если мы опоздаем
войны 1-й и 2-й степени. Они, эти юные ребята, о таких наградах и не son, па секунду, никому из нас несдобровать. Такая у нас традиция.
мечтали. Агафонов, впрочем, как и все остальные мои друзья, повел се­ - Товарищ старшина, — взмолился краснофлотец, который хро­
бя с молодежью в высшей степени корректно. Он стал для молодых то­ мал но дороге, — разрешите босиком?..
варищем, другом, воспитателем. Он не кичился заслугами, а щедро пе­ - Нет, сынок, мы воюем обутые, не к лицу нам перед врагом голы-
редавал тем, с кем ему предстояло вскоре идти в бой, все, чем был сам ми пятками сверкать. Да и портянки теперь не собьются. Кстати, пора
богат, что накопил и выработал в жесточайших схватках с врагом. I ебе, дорогой, взять на свои плечи рюкзачок-то, а то я тоже не железный.
Прежде всего нам понадобилось поднять физическую выносли­ Группа прибывает к заключительному этапу тренировки секунда в се­
вость всех разведчиков, и мы это делали как только могли. Бывало, кунду Такова незыблемая традиция. Все утомлены до предела. Но поняли
группа получает задание: в одном пункте имитировать разгром штаба, они, что это не чья-то прихоть. Таково веление боя. И традиции наши про-
в другом, километров за пятнадцать от него, - подрыв моста, а после ци ктованы только острой надобностью. Без них врага не победить. А побеж-
полудня, когда силы, кажется, на исходе, - атаковать высоту. Не все цать надо! Возможно, кое-кому наши методы покажутся жесткими, но мы­
молодые разведчики выдерживали такую огромную нагрузку. Очень то и 1али, что только так можно подтянуть молодых ребят до нашего уровня,
часто бывалый человек, вроде Агафонова, по ходу напряженной тре­ у( >еречь их от гибели, научить бить врага наверняка, чтобы непременно вы­
нировки подойдет к сникшему товарищу и шутя скажет: полнить любое задание командования. В огне выковывалась надежность.
— Ну что, друг, уморился? Э-э... Да тебя измотал плохо прилажен­ И по-другому никак нельзя. Зато и делали буквально невозмож­
ный рюкзачок-то. Дай-ка посмотрю, в чем дело. ное. Вот на новом месте выделили нам жилье. Скорее, то, что из него

174 175
Виктор Иванов Лицом к щу

можно и нужно сделать. Надежда лишь на себя. Приводит Семен Ага­ п ые качества есть, а сходит один-два раза в поход, и вдруг какие-то бо­
фонов людей в это подобие сарая и говорит: не ши появляются. То ноги откажут, то спина заболит, а выгонишь из
— Ребята, заднюю стену нужно сложить и оштукатурить до обеда, отряда — болезни проходят. Мы стали задумываться: отчего это? Ока-
1 ы в а е т с я , причина простая. Человек шел в отряд не служить Родине,
чтобы не опоздать на тренировки - нам еще побегать придется.
не па трудный участок борьбы с фашизмом, а за славой, за орденами.
— Товарищ старшина, это же задание на весь день! — пугается кто-
Увидит он, как у себя на базе ходят разведчики — вся грудь в орденах,
то из ребят. и думает, пойду-ка и я в отряд, и у меня все это будет. Вот и просится.
— Да, верно, на день. И мы не строители, а разведчики, и нам положе­ Л когда поймет, что орден получить очень трудно, что прежде всего
но каждый день не меньше тридцати километров пробежать. Когда же бе­ нужно доказать, что ты способен выполнить любое задание в тылу вра-
гать? Строители мы по совместительству. Сделаем так: разделим стену попо­ 1.1, а к Герою представят только тогда, когда на груди не меньше четы­
лам, вас трое, я - один. Посмотрим, кто быстрее и лучше сделает свое дело. рех боевых орденов, желание воевать у него пропадает. Он думает, что
Сначала Агафонов выигрывал эти соревнования. А потом ребята ста­ пV111 ie без орденов, но живой вернусь домой. Такой человек забыл
ли все чаще помогать ему заканчивать работу в срок. Так росло мастерство |> Родине, о народе, который ведет героическую борьбу с фашизмом, о
на фоне традиции - где бы ни был ты, какую бы работу ни выполнял: ЦСТЯХ, умирающих в осажденных городах и на оккупированной терри-
в бою, ученье, труде — всегда будь достоин звания разведчика! гории, о воинском долге, о воинской присяге. Разве может такой чело­
Там, на Востоке, наш отряд стал именоваться первым гвардейским век проявить максимум усилий, чтобы воспитать в себе настоящую во-
разведывательно-диверсионным отрядом. По этому поводу член Военно­ н ю? Да и нужна ли такому воля?
го совета Северного флота прислал радиограмму, в которой говорилось: Однако чаще бывает обратное.
«Поздравляю вас, боевые друзья, с присвоением гвардейского звания,
К нам в отряд прибыл молодой матрос Макар Бабиков. Был он
рад, что боевой опыт, приобретенный в Заполярье, умело использован ва­
низкого роста, худощав и будто совсем слаб физически. По внешним
ми в боях с японскими империалистами». Когда секретарь партбюро сер­ признакам он в отряд никак не подходил, но мы его взяли. Взяли по­
жант Козлов прочитал эту радиограмму, кто-то разочарованно протянул: тому, что нам очень нужен был писарь, а Бабиков умел печатать на ма­
— Это же не нас касается — поздравляют североморцев. шинке, четко и грамотно писал, имел прекрасную память — с обязан­
— Нет, — ответил Иван Иванович Гузненков, — это касается нас н о с т я м и своими справлялся хорошо. Однако он не захотел отсижи-
всех. Вы крепко освоили наш опыт, впитали наши боевые традиции ii.ilься на базе.
и, безусловно, достойны этого поздравления. Он пришел к командиру.
Мне воевать нужно. Знаю, вы скажете, слабоват я, - быстро
111 >< >I онорил он, видя, что командир пытается возразить. — Это я уже
ВО ИМЯ РОДИНЫ | п и шал и от вас, и от других разведчиков. Только вот и Николай Ос-
I ровский не очень силен был, а сделал много, да и ваши разведчики
Основным качеством, которое дает возможность человеку совер­ не все богатыри, а воюют здорово, и я буду не хуже других. С сегод­
шать подвиги и которое лежит в основе воспитания воли, является лю­ няшнего дня начинаю готовиться к походам, изучать все, что нуж­
бовь к Родине и готовность в любую минуту пожертвовать своей но знать разведчику, спортом займусь как следует. Вот тут я книжеч­
жизнью за счастье человека. ку сделал, все вписал сюда - и оружие, и подрывное дело, и фото­
дело, и спорт. Прошу принимать зачеты и отметки ставить, что сдал
Подбирая людей в отряд разведчиков, мы иногда допускали
п как сдал.
ошибки. Придет так иногда человек, будто все у него хорошо, все нуж-

I.' Иицом к лицу


176 177
Виктор Иванов Лицам к щд

— Ну а как же писарские обязанности, Макар? Ведь ты все же у нас Это верно, виноват, забыл, писарь — действительно фигура
писарь, - сказал командир. || ризведывательном отряде ценная. Постараемся, будьте уверены,
— Что ж, и писарские обязанности выполнять буду, справлюсь. I in I I.MII ляжем, а писарчука вам сохраним.

И Макар начал готовиться к сдаче зачетов. Через н е с к о л ь к о суток мы уходили в поход. М а р ш р у т п р е д -


Вызвал меня командир и говорит: • г о н я н е с л о ж н ы й . П р о й т и л и н и ю ф р о н т а , затем к и л о м е т р о в с е м ь -
— Будешь у Макара зачеты принимать по всей программе развед­ п | HI по т ы л а м врага, взорвать объект и вернуться о б р а т н о . Вот
чика. Смотри, поблажек никаких. По каждому зачету у него книжка И ПСЯ задача, но... К а ж д ы й р а з в е д ч и к брал с собой к и л о г р а м м по
есть зачетная, сам себе сделал. Ставь оценки и расписывайся. Я с те­ | прок груза. Это т я ж е л о в а т о и д л я з а к а л е н н о г о ч е л о в е к а , ну а М а -
бя спрошу. | пру еовсем не под силу.
Мне очень хотелось отказаться от этого поручения, но я промол­ 11о он шел, бодрился и даже улыбался. Товарищи подшучивали
чал и ушел. А потом началось. Подтянулся Макар на турнике три раза или н и м , а потом, видя, что Макар спотыкается, встревожились. Ре-
— ставь зачет ему. Двухпудовик поднял — опять зачет. На лыжах с гор­ п н п н ! помочь. Семен Агафонов заявил ему прямо:
ки скатился — снова зачет. Пистолет трофейный изучил — тут уж зачет Я говорил тебе, Макар, что жидковат ты в коленках, а ты — нет,
обязательно. И так мне эти зачеты надоели, что я стал прятаться от in | н походлезешь, вот теперь видишь, что получается. Давай твой груз
Макара. МЫ понесем, а ты иди налегке.
Однажды Макар пистолет канадский где-то раскопал и требует, 11о Макар упрямо ответил:
чтобы я у него зачет принял, а я и сам-то систему эту первый раз вижу. Я знал, куда иду, знал, какие трудности меня ожидают, и уж п о -
И такое зло на Макара взяло, что не сдержался и сказал: I в о л ь т е мне все делать самому.
— Ты, Макар, уже профессором стал в разведке, лучше меня все И он шел, шел, спотыкаясь, иногда падая. Тогда, на первом же
знаешь. П о к а я воюю, ты зубрежкой занимаешься, я приду, ты зачеты привале, когда Макар крепко заснул, из его рюкзака вытащили все т я -
сдаешь. Ты этими зачетами просто прикрываешься, чтобы в походы кеное, а взамен положили печенье, галеты, запасные носки и портян-
не ходить. Тебе давно воевать пора. | и < )бъем рюкзака остался прежним, а вес раза в три уменьшился.
Макар ушел, а минут через пятнадцать вызывает меня командир: М ы вернулись из похода через девятнадцать суток. Двое суток л е -
— Ты что глупостями занимаешься, зачем человека в заблуждение | ли Макар пластом на своей кровати. Я доложил командиру, что зада­
вводишь? Он требует, чтобы его в поход взяли, говорит, все знаю, мне ча -обработки» Бабикова выполнена, и получил от него благодарность.
Леонов об этом сказал. \ через двое суток Макар встал — и прямо ко мне.
Я выждал, пока командир высказался, а потом с п о к о й н о ответил: Я, - говорит, — плохо себя в походе чувствовал, кажется, хуже
— Если вы прикажете, я возьму его в поход. Только вам советую за­ других.
ранее подбирать себе нового писаря. Тебе все кажется, — отвечаю, — а вот мне нет. Я твердо знаю, что
— Это почему же? НС дошел бы ты, если бы тебе товарищи не помогли.
— А потому, что обратно он не вернется, и останетесь вы без писаря. А это потому, — возражает Макар, — что мало я еще тренируюсь,
— Это ты брось. Задача в том, чтобы дать почувствовать матросу, мало работаю.
что такое настоящий боевой поход, но прийти он должен обязательно Верно, Макар, хоть раз в жизни честно сознался, что мало рабо-
живым. Макар - фигура ценная для отряда. I . ш т . , вот садись за письменный стол и работай побольше, поверь, де­
Мне стало обидно за остальных разведчиков, и с некоторым от­ по v тебя пойдет.
тенком иронии я сказал: 11ет, я буду чаще ходить в походы, - решительно заявил он.

178 179
Виктор ЛЕОНОВ Лицам ищу

Не п о м н ю , чем закончился мой разговор с Макаром, только пле­ т. который молча, затаенно, но упорно шагал, а чаще карабкался,
нил меня матрос своей целеустремленностью, желанием стать настоя­ ими I по-пластунски по трудной тропе подвига к его с и я ю щ е й в е р ш и -
щим разведчиком. И мы стали тренировать его по полной программе. 1м I In, Иван шумно, самоуверенно заявлял знакомым, особенно д е ­
В походы я брал его с собой постоянно, при себе держал, наблюдал, в у ш к а м , что он первый кандидат в герои. Как-то я заметил Полякову:
подсказывал, а на отдыхе ни минуты покоя не давал. Много ты болтаешь, Иван, мечтаешь стать героем, а вот в похо-
День у нас с физзарядки начинался, но зарядка особая, тяжелая. III не рвешься, все больше стараешься отсидеться на базе. Почему?
Встают разведчики - и десять минут разминка. Тут и бокс, и джиу-джитсу. Я знаю, когда и в какой поход мне нужно пойти. Будь спокоен,
И Макар встает. А я кому-нибудь из опытных разведчиков уже задание I null шанс я не упущу! - с самонадеянной расчетливостью ответил П о -
даю наломать ему бока так, чтобы неделю болели. Для этого не десяти пп пи п нехорошо усмехнулся.
минут, а двух вполне хватало. Отдышится Макар, встанет и идет на л ы ­ Как-то одна из наших групп была обнаружена в тылу врага. П р е -
жах вместе со всеми. Разведчики километров тридцать, а то и пятьдесят I испонатели прижали ее к морю. Разведчики отбивались как могли.
по сопкам пройдут, вернутся, вместо воды снегом по пояс разотрутся — I |ужно было срочно снимать группу с побережья, снимать д н е м под
и на завтрак. А Макар, смотришь, только к обеду подойдет. Но тоже in н е м ирага. Для этого командующий флотом выделил два катера-
снежком потрется - и в столовую. И не было такого случая, чтобы он не охотника «МО» и две группы разведчиков, в одной из которых нахо-
прошел всей дистанции, которую прошел весь отряд в этот день, как бы и1 пси Иван Поляков. Командующий авиацией доложил комфлотом,
сложна она ни была. Если Макара кто-либо поколотит на ринге или ЧТО погода нелетная, и мы ушли без прикрытия. Однако, когда катера
намнет бока на ковре, он от этого разведчика не отстанет до тех пор, по­ подходили к побережью, из-за сопки выскочили два «мессера» и ата-
ка не научится по-настоящему сопротивляться ему. * > им ни нас. Один катер потерял ход, второй взял его на буксир, и мы
Это образ одного из наших разведчиков, который не родился бо­ вернулись, не выполнив задания. Вернулись, недосчитавшись нес-
гатырем. Этот простой сельский учитель из селения Усть-Цыльма Ко­ I ольких боевых товарищей...
ми АССР, вероятно, и не мечтал о подобных подвигах. Но он любил Командующий флотом адмирал А.Г. Головко тут же приказал под-
Родину, любил детей, которых учил, и вложил много труда, чтобы пч 11. и воздух истребители. И снова два катера вышли в море с теми же
стать настоящим разведчиком, и в хорошем коллективе, с помощью разведчиками. Но Полякова вдруг одолел «приступ аппендицита», и
хороших товарищей добился прекрасных результатов. Такими были mi остался на базе. Задачу на сей раз мы выполнили. Встречаю остав­
у нас все, простые советские люди, настоящие патриоты. О н и отлично шегося розовощекого Полякова. Спрашиваю: как, мол, оклемался?
понимали, что разведка - это не романтика, это не просто блеск орде­ К,пи., что болячка тебя не вовремя придавила.
нов, это труд тяжелый и опасный, но нужный Родине, и они созна­ Ничего, героем все равно стану. Это просто несчастный случай.
тельно шли на этот опасный участок борьбы, чтобы отдать свои силы 4,1 и задача плевая, на такой не отличишься, только раздразнишь себя.
общему делу борьбы с фашизмом. Только из таких патриотов и могут 11о пришло время, когда довелось выполнять задачу куда послож­
вырастать подлинные герои. нее п опаснее. Батальон морской пехоты получил задачу разгромить
Н о , видно, не всегда жажда подвига одного человека бывает по­ опорный пункт врага на мысе Могильном. Отряд должен был п р и к р ы -
лезна обществу, всем, кто его окружает. Жажда жажде рознь. i L i i I. действия батальона, а группа, которой командовал я и в которую

Еще до прихода Бабикова у нас в отряде появился статный ш и р о ­ ВХОДИЛ Поляков, - скрытно провести батальон и первой ворваться в
коплечий старшина первой статьи Иван Поляков. Когда я после ране­ о п о р н ы й пункт. В конечном счете батальон не дошел до цели и возвра-
ния в конце 1941 года вернулся в свою родную часть, Иван уже имел I ился на катера, а с ним и большая часть отряда. Тогда пятнадцать раз­
орден Красной Звезды. Он тоже мечтал о подвиге. Но не так, как Ба- менников ворвались на позицию врага...

180 181
Виктор Иванов Лицом к щу

При высадке с катера у Ивана, как на грех, подвернулась нога. Он


1
1 удак, - улыбнувшись, сказал Лебедев, - ты пойди посмотри на
морщился от боли, стонал, кричал, скрипел зубами, но передвигаться не , . (.ч п зеркало и поймешь, почему они побежали. На себя не похож. А
мог, и его - вот уж невезение... - вернули на катер. Катера оставили нас и НИ пси кий случай запомни: кто-то должен бежать — либо ты, либо враг,
отошли. Группа вела бой в течение суток. Из пятнадцати только восемь из­ mi.en- iic бывает. Подумай над этим!
раненных, искалеченных разведчиков сумели вернуться на базу, но с зах­ 11одумаю, товарищ старший лейтенант.
ваченными у врага документами! Вернулись мы и видим: Иван Поляков Извини меня, Леонов, - продолжал Лебедев, - что послал я вас
преспокойно играет в волейбол. За эту операцию все разведчики - участ­ . Цомановым искать Рябова. Очень тяжелый момент был в то время,
ники похода получили высокие награды, а с Поляковым, как тому и сле­ г р у д н о было решиться поднять кого-либо из ребят. Ну а вы были еще
довало быть, отряду пришлось расстаться. Навсегда. Без тени сожаления. и ц с й с т в и и . И верил я, что сможете дойти. Рябов - он же ваш друг.
Издавна у нашей молодежи ведется - каждый молодой человек I ; I K и закончилась наша беседа, короткая, но такая емкая и полез-
«строит жизнь», то есть берет пример с кого-то из известных, уважае­ Нйн1 Видел я Лебедева и во втором походе, когда разведчики бежали
мых в стране людей, старается быть похожим на своего кумира. Был и . I in 1 к и. Тогда я заметил, что у него дрожали руки. Скажи мне кто-ни-
у меня такой. В юности писал стихи, стараясь превзойти самого Есе­ П у д ь о б л о м - не поверил бы... Да и как можно поверить, что у наше-
нина. Не получилось. А когда началась война, Родина позвала в бой III I Ьоргия, как звали его в отряде, могли дрожать руки! Потом мы по-
с лютыми врагами — стало не до стихов. • Iм ми не от страха, а от стыда за панику, которой поддались некото-
Мне повезло. В первом походе и в первом своем бою, за который я I н . н - разведчики, не находили они покоя. Благодаря мужеству Лебеде-
получил медаль «За отвагу», командиром группы у нас был старший лей­ II.I. по командирской решительности, личному примеру храбрости
тенант Георгий Лебедев. Я увидел его, когда он спускался с сопки, на ко­ I Инн-!, восстановить порядок, собрать отряд и дать отпор врагу.
торой мы разгромили опорный пункт противника. Кругом свистели пу­ Мне повезло потому, что я видел перед собой образец того, как
ли, рвались мины. Я шел, не сгибаясь, чувствуя, что если лягу, то уже НИДО владеть собой в бою, как влиять на подчиненных, увлекать их
не встану - судорога сковала ноги... Лебедев, увидев меня, закричал: и. выполнение поставленной задачи.
- Ложись, друг, убьют! Ползи! Приказываю - ползи! Первым моим фронтовым младшим командиром был старшина
Я не мог ползти, по-прежнему шел и благополучно миновал в т о р о й статьи Степан Мотовилин. Интересный, необыкновенного му­
лощину. ж е с т в а человек. Страстный рыболов и охотник, неутомимый ходок,
Лебедев внимательно посмотрел на меня и вдруг приказал: Находивший возможность все свое скудное свободное время прово­
- Там остался Николай Рябов. Он, вероятно, ранен. Его нужно пи в в лесу и на озерах. В нашем отряде он был с самого начала коман-
вытащить. Пойдете вы с Домановым. циром группы разведки.
Мы вновь пошли через ту самую лощину, и опять я боялся лечь на ( чепан Мотовилин многое сделал для отряда, особенно в первый
землю. Старшего краснофлотца Рябова мы нашли за камнем, он был период его существования, когда к нам приходили бывалые моряки с ко-
мертв. Дикий страх сдавил меня, когда я уже был на своем катере. Я ле­ раблей, люди, закаленные морально и физически, но почти совершенно
жал на палубе, и мурашки бегали по спине. Подошел Лебедев, присел пг жавшие сухопутного оружия, тактики и топографии. Трудно было им
рядом и спросил: п н наших тяжелых походах. Длительные скитания по сопкам с нелегким
- Как самочувствие, друг? • i >ч юм и оружием требуют очень разумного размещения тяжестей, что­
Я не знал, что ответить, и спросил его: бы пни не сковывали движений человека. Солдатские вещевые мешки
- Скажите, товарищ старший лейтенант, почему фашисты побе­ НИМ не годились - нужны были Специальные рюкзаки. Следопыт и охот­
жали от меня, ведь их было много? ник Мотовилин сам конструировал и подгонял их. Нагрузив разведчи-

182 183
Виктор ПЕОНОВ Виной к щу

ков, водил их по самым труднопроходимым тропинкам и без тропинок, <)п рванулся вперед, но мы со старшиной первой статьи Лосевым ус-
учил ориентироваться в горной местности, читать чужие следы и не оста­ ПСЛИ схватить его и удержать. С сопки спустились офицер и три морских
влять своих. Трудился Степан на этом поприще самозабвенно, и моло­ пехотинца с оружием наготове. У подножия сопки мы представились друг
дые разведчики по праву называли его наставником. цругу, поздоровались, обменялись информацией и, тихонько поднимаясь
Был у Мотовилина завидный темперамент удивительно цельного I i.i сопку, начали деловой разговор. Мотовилин сразу же подался разыски-
человека. Если он любил или ненавидел, то до конца и бескомпромис­ | и о 1. 11 улеметчика. Когда мы поднялись на сопку, Степан бушевал:
сно. Когда мы взяли первых пленных, один из гитлеровцев попросил - Ты мокрая курица, а не пулеметчик. У тебя пули летят куда угод­
пить. Молоденький разведчик схватил котелок и рысью направился н о , только не в цель.
к озеру. Вдруг Мотовилин что было сил закричал на него: Так приказали, — пожал плечами совсем еще молодой солдат.
— Стой! Ты что, прислуга им? Пить захотели? А когда они убили Так приказали... - передразнил Мотовилин. - А в своих стре-
Лебедева, искалечили столько ребят, они не хотели пить? Потерпят, 11(1 п. можно?
а ты запомни это... Придет время — я сам свожу их к озеру на водопой. Л - Кто вас разберет: свои вы или чужие, - возразил пулеметчик. -
прислуживать — не смей! | (делись в какую-то хламиду...
Порой горячность его подводила, и я на его же примере учился Хламиду?! — взревел Степан. — Да как ты смеешь! Тебе эту «хла­
самообладанию, умению наглухо зажать собственные нервы в кулак. миду» век не заслужить — ее выдают тем, кто воевать и стрелять умеет.
Однажды мне, Мотовилину и Лосеву командир приказал связать­ Я гебя сейчас научу, как стрелять нужно, ну-ка, иди ко мне!..
ся с батальоном морской пехоты. Мы проскочили, используя снежный Но молодой пулеметчик счел за лучшее скрыться в группе своих
заряд, через окружение врага и стали быстро уходить по лощинам и ов­ юпарищей, которые весело смеялись, наблюдая за этой сценой.
рагам. Снег здесь лежал водянистый, тяжелый, без лыж нам было тя­ Прибывший на сопку командир батальона выделил нам пулемет­
жело, и мы очень устали. На подходе к своим решили больше не ма­ ное отделение. Мотовилин, узнав об этом, попросил:
скироваться и пошли прямо через озеро, где снега почти не было. — Товарищ майор, вы нам того, который стрелял в нас, дайте.
У нас еще не было специальной форменной одежды. Одевались мы кто I манный парень. Мы его обучим и вернем вам в лучшем виде!
во что, больше в спортивную форму, но так, чтобы было легче и удоб­ У пулеметчика на глазах выступили слезы. Он весь сжался. Но
нее работать. Вдруг слышим басовитый голос: вскоре они со Степаном стали закадычными друзьями. А уж стрелял
— Стой! Руки вверх! пулеметчик после уроков Мотовилина действительно по-снайперски.
Степан побледнел и тоже заорал: Мы вернулись в тот день как раз кстати. Ребята держались из по-
— Это кто там кричит? Да я перед фашистами никогда не подни­ следних сил. Боезапас кончался. Мы принесли им облегчение и весе­
мал руки! Вот доберусь до вас... лую передышку. Пулеметчики под руководством Мотовилина длин­
— Бросай оружие! Ложись, стрелять будем, — спокойно пробасил ными очередями так почистили склоны сопок, что егеря запрыгали
все тот же голос. вниз, как зайцы, и долго не решались потревожить нас.
— Я вам стрельну! Я не таких стрелков видел, — прокричал Мото­ Впоследствии мы долго шутили над Мотовилиным, напоминая
вилин, продолжая двигаться вперед. ему перепалку с пулеметчиками: «Ты в него — словами, а он в тебя -
Вдруг раздались две короткие пулеметные очереди, одна просви­ пулями...» Он отшучивался, все более утверждаясь в мысли, что вы­
стела над головами, вторая легла метрах в пятнадцати впереди. Степан держка нужна на фронте каждому, а воспитателю — втройне.
завопил истошным голосом: Напомню, что было это в самом начале войны, и мы еще не отре­
— Что вы делаете?! Да я вас... шились от привычек мирного времени. А война не ждала, она брала

184 185
Виктор Иванов Вицам к лицу

свое. А кто не умел быстро перестраиваться, тот расплачивался кро­ Разжигают, к примеру, на привале костер — дымно, а огня нет. По-
вью. К счастью, Степан Мотовилин быстро осознал свою слабинку цойдет Рихард, поколдует - все наоборот... Или группа разведчиков
и вскоре избавился от нее. ночью среди скал - луна, снег искрится. Смотришь, вдруг исчез впе-
Каждый из наших боевых друзей был сугубо индивидуален, со I " н и идущий - в яму залетел. Выходит вперед Рихард — и ни одной
своим характером и внешним обликом. А все вместе мы составляли и м и на пути! Он их особым чутьем угадывает, лыжня становится ров-
один воинский коллектив, многоликий, но крепко спаянный любо­ iniji и приятной.
вью к Родине и ненавистью к врагу. Я рассказал об этих двух разведчиках не потому, что они были вы-
Пришел как-то в отряд молодой паренек краснофлотец Рихард циющимися бойцами. В схватках с врагами находились посильнее их.
Кеньев, финн по национальности. Был он среднего роста, белобрыс По ()ыло у них свое, только им присущее - они всегда знали, что надо
и начисто лишен, что называют, внешней эффектности. Почему-то он in п а п . , и редко допускали ошибки, за которые всегда приходится