Вы находитесь на странице: 1из 7

Судья: Алексеев Н.А. Гр.

дело №33-27875/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

18 июля 2017 года


Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда
в составе: председательствующего судьи Горновой М.В.
и судей: Целищева А.А., Быковской Л.И.
при секретаре: Д.В.С.
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Быковской Л.И.
дело по апелляционной жалобе Оболенского В.А. на решение Черемушкинского
районного суда города Москвы от 17 марта 2017 года, которым постановлено:
В удовлетворении иска Оболенского В.А. к Оболенской Ю.А., Чумичевой Л.А. о
признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 25 марта 2014 г.,
возврате квартиры в собственность - отказать.
УСТАНОВИЛА:
Оболенский В.А. обратился в суд с иском к Оболенской Ю.А., Чумичевой Л.А. о
признании недействительным договора купли-продажи квартиры и просил признать
недействительным договор купли-продажи квартиры № ***, расположенной по адресу:
***, заключенный Оболенским В.А. с Оболенской Ю.А., применить последствия
недействительности оспариваемой сделки - в виде возврата спорной квартиры в его
собственность,
В обоснование исковых требований указал на то, что с *** г. являлся собственником
квартиры № ***, расположенной по адресу: г. ***, в которой он был зарегистрирован по
месту жительства с *** г. по *** г. вместе с членами своей семьи: супругой Оболенской
Ю.А. и сыном Оболенским А.В. Он никогда не имел намерения распорядиться своей
квартирой в пользу третьих лиц, поскольку спорная квартира являлась для него
единственным местом жительства, которого он был лишен в результате совершения
оспариваемой сделки. В момент совершения оспариваемой сделки он не понимал значение
своих действий не мог руководить ими по причине того, что длительное время
злоупотребляет алкоголем, страдает алкогольной зависимостью, пьянство носило
постоянный характер, он неоднократно госпитализировался в связи с запойными
состояниями, не помнит момента совершения самой сделки и не понимает почему спорная
квартира теперь не является его собственностью, почему осуществлен переезд из квартиры,
то есть оспариваемая сделка совершена с пороком воли. Таким образом, он, в нарушение
закона был лишен своего единственного жилища, принадлежащего ему на праве
собственности, откуда был снят с регистрационного учета.
В судебном заседании представитель истца исковые требования поддержал в полном
объеме, не смотря на выводы судебной экспертизы о том, что Оболенский В.А. в
юридически значимый период не был лишен способности понимать значение своих
действий и руководить ими, настаивает на своих доводах о том, что оспариваемый договор
подписан истцом с пороком воли.
Представитель Оболенской Ю.А. в судебном заседании возражал против их
удовлетворения исковых требований, по основаниям, изложенным в письменном отзыве,
просил применить последствия пропуска истцом срока исковой давности.
Представители Чумичевой Л.А. в судебном заседании возражали против
удовлетворения исковых требований, просили отказать истцу в иске в связи с пропуском
им срока исковой давности с учетом представленного отзыва, содержащего письменное
заявление о применении последствий пропуска такого срока.
Представитель Управления Росреестра по г. Москве, привлеченного к участию в
деле в качестве третьего лица, в судебное заседание не явился.
Суд постановил указанное выше решение об отказе в удовлетворении исковых
требований, не согласившись с которым, Оболенский В.А. подал апелляционную жалобу
и просит отменить решение суда, по изложенным в апелляционной жалобе доводам.
На заседании судебной коллегии лица, участвующие в деле, надлежащим образом
извещенные о дате рассмотрения апелляционной жалобы, не явились, в нарушение
положений ст. 167 ГПК РФ о причинах неявки не сообщили, доказательств
уважительности причин неявки не представили, ходатайств об отложении рассмотрения
апелляционной жалобы не поступало.
При таких обстоятельствах, с учетом положений ст. ст. 167, 327 ГПК РФ, ст. 165.1
ГК РФ, судебная коллегия полагала возможным рассмотреть дело по апелляционной
жалобе в отсутствие неявившихся лиц.
Проверив в порядке ст. 327-1 ГПК РФ по доводам апелляционной жалобы
материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к
следующему.
Согласно ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в
апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих
значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции
обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой
инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или
неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
При рассмотрении настоящего дела нарушения, перечисленные в ст. 330 ГПК РФ,
которые являются основаниями для отмены или изменения решения суда, судом первой
инстанции допущены не были, разрешая спор, суд первой инстанции правильно установил
обстоятельства, имеющие значение для дела, дал им надлежащую оценку в соответствии с
требованиями ст. 67 ГПК РФ и правильно применил нормы материального права,
регламентирующие спорные правоотношения.
Статья 166 ГК РФ предусматривает, что сделка недействительна по основаниям,
установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая
сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Согласно положениям ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет
юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее
недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.
В соответствии с ст. 168 ГК РФ за исключением случаев, предусмотренных
пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона
или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны
применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом
посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих
лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны
применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью.,
сделки.
Статья 177 ГК РФ предусматривает, что сделка, совершенная гражданином, хотя и
дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не
был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана
судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или
охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.
Из указанной нормы следует, что неспособность стороны сделки в момент
заключения договора понимать значение своих действий или руководить ими является
основанием для признания таких договоров недействительным, а юридически значимыми
обстоятельствами в указанном случае являются наличие или отсутствие психического
расстройства у стороны договора в момент его заключения, степень его тяжести, степень
имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня; при этом такая
сделка является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки
недействительной по основаниям, указанным в п. 1 ст. 177 ГК РФ, согласно положениям
ст. 56 ГПК РФ, обязано доказать наличие оснований для недействительности сделки, то
есть бремя доказывания наличия обстоятельств, предусмотренных п. 1 ст. 177 ГК РФ, лежит
на истце.
Судом установлено, что вступившим в законную силу, решением
Черемушкинского районного суда г. Москвы от *** г., по делу № 2-3405/16 по иску
Оболенского В.А. к тем же ответчикам о признании недействительным купли-продажи
спорной квартиры от 25 марта 2014 года и применении последствий недействительности
сделки по основаниям неподписания договора продавцом истцу было отказано в иске,
поскольку оспариваемый договор был подписан самим продавцом Оболенским В.А..
При рассмотрении дела № 2-3405/16 судом были установлены факты и
обстоятельства, которые в соответствии со ст. 61 ГПК РФ, являются преюдициальными для
суда рассматривающего настоящий спор, а именно, что истец являлся собственником
спорной квартиры на основании вступившего в законную силу 31.10.2013 г. решения
Черемушкинского районного суда г. Москвы от 30.09.2013 г., которым за ним было
признано право собственности на спорную квартиру, зарегистрированное в ЕГРП
04.02.2014 г.; что истец был зарегистрирован в спорной квартире по месту жительства с
членами семьи: с супругой - Оболенской ЮА. и сыном Оболенским А.В.; что брак с
Оболенской Ю.А. был прекращен 12.01.2010 г.; что с 06.05.2014 г. истец был
зарегистрирован в качестве члена семьи собственника по постоянному месту жительства в
двухкомнатной квартире № ***, расположенной по адресу: ***, собственником которой
является Оболенская Ю.А., и куда истец прибыл из спорной квартиры.
Основанием для регистрации истца по месту жительства по адресу: ***, являлось
судебное решение.
25 марта 2014 г. Оболенский В.А. заключил с Оболенской Ю.А. в простой
письменной форме оспариваемый договор купли-продажи квартиры № ***,
расположенной по адресу: ***, по условиям которого истец продал Оболенской Ю.А.
спорную квартиру за *** руб. Управлением Росреестра по г. Москве *** г. произведена
государственная регистрация перехода права собственности.
20 марта 2014 г. Оболенским В.А. выдана доверенность, удостоверенная нотариусом
г. Москвы Веселовой В.А., предоставляющая Савельеву С.В. и Полищук О.Б. право
представлять его в Управлении Росреестра по Москве по вопросу государственной
регистрации перехода права собственности на квартиру № ***, находящуюся по адресу:
***, факт и обстоятельства выдачи которой истцом, её подписания, нотариального
удостоверения, истец в ходе судебного разбирательства не оспаривал.
05.04.2014 г. Оболенскими В.А. и Оболенской Ю.А. подписан акт передачи
недвижимости, из которого следует, что Оболенский В.А. передал, а Оболенская Ю.А.
приняла спорную квартиру, в соответствии с договором купли-продажи квартиры,
подписанным в простой письменной форме; что до подписания настоящего акта стороны
произвели все расчеты между собой, в связи с заключением оспариваемого договора
купли-продажи квартиры материальных и иных претензий друг к другу не имеют, что акт
является свидетельством полного исполнения сторонами условий договора.
В день заключения оспариваемого договора Оболенский В.А. был
освидетельствован врачом психиатром, которым составлена справка-заключение в
отношении психического состояния Оболенского В.А., в справке имеются подписи
Оболенского В.А. подтверждающие его согласие на освидетельствование и ознакомление
его с результатами обследования.
25.03.2014 г. Оболенским В.А. в ЗАО «Агентство недвижимости Московско-
Парижского КБ», подписано заявление, в котором он просит оказать содействие по
освидетельствованию его врачом-психиатром в связи с его намерением осуществить
сделку по отчуждению принадлежащей ему на праве собственности трехкомнатной
квартиры № ***, расположенной по адресу: ***, с целью приобретения в дальнейшем
альтернативного жилья в собственность его бывшей супруги, где будут зарегистрированы
он и его несовершеннолетний сын, а также приобретения загородного дома в его
собственность, с просьбой предоставить письменное заключение о его психическом
состоянии лично покупателю спорной квартиры Оболенской Ю.А. и ЗАО «Агентство
недвижимости Московско-Парижского КБ».
Факты и обстоятельства подписания истцом заявления в риэлтерское агентство о
его освидетельствовании перед и в момент совершения оспариваемой сделки,
неоднократного подписания справки-консультации от 25.03.2014 г., истец в процессе
рассмотрения дела не оспаривал. В процессе обсуждения вопроса о возможности
предоставления указанных документов в качестве свободных образцов почерка для
проведения судебной почерковедческой экспертизы, истцом требования о
недействительности указанных документов и недействительности акта передачи
недвижимости, либо заявления о их подложности в суде не заявлялись.
*** г. Оболенская Ю.А. заключила с Чумичевой Л.А. договор купли-продажи
спорной квартиры, в соответствии с которым продала квартиру за *** руб. Управлением
Росреестра по г. Москве *** г. произведена государственная регистрация перехода права
собственности на квартиру к Чумичевой Л.А., которая зарегистрировалась в спорной
квартире по месту жительства.
Для проверки доводов истца о наличия у него порока воли при заключении
оспариваемой сделки купли-продажи квартиры, в соответствии с разъяснениями,
содержащимися в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от
24.06.2008 N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству»
определением суда от 27 декабря 2016 г. по ходатайству стороны истца была назначена
судебная амбулаторная психолого-психиатрическая экспертиза, проведение которой было
поручено экспертам ГБУЗ г. Москвы Психиатрическая больница № 1 им. Алексеева Н.А.
ДЗ г. Москвы, согласно заключению которой № 70-4 от 15.02.2017 г.: Оболенский В.А. в
юридически значимый период обнаруживал признаки синдрома зависимости от алкоголя
(F. 10.262 по МКБ-10), о чем свидетельствуют сведения о длительном злоупотреблении
алкоголем с запойным характером пьянства, высокой толерантностью к спиртным
напиткам, формированием психофизической зависимости в виде непреодолимого влечения
к алкоголю, абстинентного синдрома, перенесенных алкогольных психозах, в связи с чем,
проходил лечение в психиатрическом стационаре. Однако, указанные особенности психики
в период юридически значимых событий не сопровождались грубыми интеллектуально-
мнестическими нарушениями, психотической симптоматикой (бред, обманы восприятия)
и нарушением критических и прогностических способностей и не лишали Оболенского
В.А. в момент подписания договора купли-продажи 25.03.2014 г. способности понимать
значение своих действий и руководить ими».
Согласно ответу психолога: личностная сфера Оболенского В.А. (инертность,
пассивность позиции со снижением конструктивной активности, наличие аддиктивных
форм поведения, снижение уровня социального функционирования, ограниченность круга
целей и потребностей) не сопровождается, тем не менее существенными нарушениями
интеллектуальной и эмоционально-волевой регуляции поведения, в том числе не
выявляется выраженных черт внушаемости и подчиняемости. Поэтому у него не
выявляется таких индивидуально-психологических особенностей, которые могли
существенно ограничить его способность понимать значение своих действий и руководить
ими при заключении оспариваемого договора 25.03.2014 г.
Таким образом, Оболенский В.А. в момент подписания договора купли-продажи
25.03.2014 г. не был лишен способности понимать значение своих действий и руководить
ими, также психологами у Оболенского В.А. не выявлено таких индивидуально-
психологических особенностей, которые могли существенно ограничить его способность
понимать значение своих действий и руководить ими при заключении оспариваемого
договора *** г., т.е. воля и волеизъявление было выражено истцом на совершение
оспариваемой сделки без порока воли.
Разрешая спор, суд первой инстанции, оценив доказательства по делу в соответствии с
требованиями ст. 67 ГПК РФ, руководствуясь ст. ст. ст. 1,8,9,10, 153, 154, 166, 168,177, 209,
218, 301, 302, 421,454 ГК РФ, пришел к выводу об отказе в удовлетворении исковых
требований, поскольку доказательств, в своей совокупности свидетельствующих о том,
что договор купли-продажи от 25.03.2014 года был заключен истцом с пороком воли, т.е.
в момент, когда он не был способен понимать значение своих действий и руководить ими
стороной истца не представлено, а представленными доказательствами, подтверждаются
факт совершения истцом оспариваемой сделки без порока воли, то есть истцом не
представлено, а судом не добыто доказательств в подтверждение наличия оснований для
признания недействительным договора купли-продажи спорного жилого помещения,
которые предусмотрены ст. 166, 168, 4.177 ГК РФ, напротив, доказательства, находящиеся
в деле, свидетельствуют о том, что истец, заключая договор купли-продажи, действовал
сознательно и целенаправленно в своем интересе, согласно своей воле, направленной на
отчуждение своей квартиры и совокупность вышеприведенных доказательств опровергает
доводы стороны истца о недействительности сделки по ч. 1 ст. 177 ГК Российской
Федерации.
При этом суд принял в качестве допустимого доказательства заключение экспертизы,
которое оценивалось судом в соответствии с правилами ч. 3 ст. 86 ГПК РФ, в
совокупности с иными доказательствами, в том числе, показаниями допрошенного
свидетеля, и сторонами не представлено доказательств, подтверждающих недостоверность
выводов экспертов, либо ставящих под сомнение их выводы.
Мотивы, по которым суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в
удовлетворении исковых требований, изложены в мотивировочной части решения, и
оснований с ними не согласиться судебная коллегия не усматривает, поскольку они
основаны на исследованных судом доказательствах, которые отвечают требованиям
относимости и допустимости.
Одновременно, суд первой инстанции, руководствуясь ст. ст. 181, 195, 199 ГК РФ, пришел
к выводу о пропуске истцом срока исковой давности, о чем было заявлено ответчиками.
При этом, суд первой инстанции принял во внимание, что ранее вступившим в законную
силу решением Черемушкинского районного суда г. Москвы от 23.08.2016 г. по иску
Оболенского В.А. к тем же ответчикам о признании недействительной купли-продажи
квартиры от 25.04.2014 г. и применении последствий недействительности сделки по
основаниям неподписания ее продавцом, истцу было отказано в иске, при этом в ходе
судебного разбирательства по указанному делу истцом требования по основанию ч. 1 ст.
177 ГК Ф не заявлялись, хотя истец не был лишен возможности их заявить.
Судебная коллегия находит вывод суда первой инстанции о пропуске истцом срока
исковой давности правильным.
Согласно ч. 2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании
оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности
составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию
начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах,
являющихся основанием для признания сделки недействительной.
В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 26 Постановления Пленума
Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах,
связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности», если в
ходе разбирательства будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой
давности и уважительных причин (если истцом является физическое лицо) для
восстановления этого срока не имеется, то при наличии заявления надлежащего лица об
истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования
именно по этим основаниям, поскольку в соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 199 ГК
РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в
иске.
Оспариваемая истцом по основанию ч.1 ст. 177 ГК РФ сделка является оспоримой, в
связи с чем, срок исковой давности для ее предъявления составляет один год, а его течение
начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах,
являющихся основанием для признания сделки недействительной.
Срок исковой давности для предъявления настоящих требований начал течь с
момента подписания оспариваемого договора купли-продажи, то есть с 26.03.2014 г.,
поскольку истец понимал правовую природу договора, должен был знать о предполагаемом
нарушении права, следовательно, срок исковой давности истек 25.03.2015 г., а с настоящим
иском истец обратился в суд только 24.10.2016 г., то есть с пропуском срока исковой
давности.
О восстановлении пропущенного срока исковой давности истец не просил, полагая,
что срок пропущен не был, на доказательства, подтверждающие уважительность причин
пропуска указанного срока не ссылался и их не представлял.
Довод апелляционной жалобы о том, что суд при постановке решения суда принял
во внимание только заключение экспертизы, при этом не дал оценки имеющимся в деле
медицинским документам, подтверждающим наличие у истца на момент совершения
оспариваемой сделки постоянной алкогольной зависимости, в результате которой он не
понимал того, что происходит вокруг и не мог осознавать значение совершаемых им
действий, не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку он
опровергается материалами дела, из которых следует, что судом наряду с заключением
экспертизы, проведенной по определению суда, принимались во внимание и оценивались
в совокупности с другими доказательствами по делу показания свидетеля, справка –
консультация от 25 марта 2014 г. (л.д.39), согласно которой Оболенский В.А. адекватно
воспринимает и анализирует окружающее и происходящее, в полной мере на своем
личном уровне с учетом объективной реальности действует в собственных и сына
интересах, прогнозирует возможные правовые и реальные социально- бытовые
последствия осуществляемых действий, как ближайшие, так и более отдаленные, каких-
либо очевидных препятствий по психическому состоянию к участию в подписании
договора купли-продажи отчуждаемой жилплощади не установлено (л.д.39); протокол
освидетельствования (л.д.40-41), согласно которому психопатологии, признаков
интоксикации с помрачением сознания, выраженной деградации не обнаружено, осознает
как юридическую сторону сделки так и фактическую.
Медицинские документы, которым, по утверждению истца судом не была дана
оценка (справка ГБУЗ «Психиатрическая больница № 14» л.д.24, справка
Психиатрической клинической больницы № *** г. Москвы л.д.25, выписка из истории
болезни больницы № 15 л.д. 26 и выписка из истории болезни л.д.27), а именно
медицинская карта стационарного больного ГБУЗ «Психиатрическая больница № 14»
ДЗМ № 454, медицинская карта стационарного больного Психиатрической клинической
больницы № 15 г. Москвы № 9081/95, медицинская карта стационарного больного НКБ №
17 № 12152 исследовались комиссией экспертов при проведении судебной экспертизы
(л.д.69). Исследование указанных медицинских документов, клиническое наблюдение и
клиническая беседа в сочетании с соматоневрологическим исследованием состояния и
позволили комиссии экспертов прийти к выводу, что у Оболенского В.А. не выявляется
таких индивидуально- психологических особенностей, которые могли существенно
ограничить его способность понимать значение своих действий и руководить ими при
заключении оспариваемого договора 25.03.2014 года.
Оснований не доверять заключению комиссии экспертов судебная коллегия также
как и суд первой инстанции не усматривает, поскольку квалификация экспертов
подтверждена надлежащими документами, они предупреждались об уголовной
ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, при проведении
судебной экспертизы в распоряжение экспертов были предоставлены все доказательства и
медицинская документация, а доказательств, опровергающих заключение экспертизы, или
позволяющих усомниться в правильности или обоснованности такого заключения,
сторонами также не представлено.
С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что решение суда является
законным и обоснованным, поскольку вынесено в соответствии с нормами материального
и процессуального права, которые подлежат применению к данным правоотношениям. В
решении отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные
проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их
относимости и допустимости.
Указанные в ст. 195 ГПК РФ и постановлении Пленума Верховного Суда РФ в
постановлении от 19 декабря 2003 года № 23 «О судебном решении» предъявляемые к
решению требования, судом первой инстанции при вынесении решения суда были
соблюдены.
Нарушений норм процессуального законодательства, предусмотренных ст. 330
ГПК РФ, влекущих отмену решения, не установлено.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328-329 ГПК РФ, судебная
коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Черемушкинского районного суда г. Москвы от 17 марта 2017 года


оставить без изменения, апелляционную жалобу Оболенского В.А. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: