Вы находитесь на странице: 1из 186

Бюджетное учреждение высшего образования Ханты-Мансийского

автономного округа – Югры


«Сургутский государственный университет»

На правах рукописи

Зорькина Анна Александровна

НЕОСТОРОЖНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ:


УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

Специальность: 12.00.08 - уголовное право и криминология; уголовно-


исполнительное право

Диссертация
на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:
доктор юридических наук, доцент
Анисимов Валерий Филиппович.

Сургут – 2015
2

Оглавление
Введение .................................................................................................................. 3
Глава 1. Уголовно-правовые аспекты неосторожных преступлений
несовершеннолетних .......................................................................................... 16
§ 1. Генезис российского законодательства об уголовной ответственности
несовершеннолетних за совершение неосторожных преступлений ............ 16
§ 2. Уголовная ответственность за неосторожные преступления
несовершеннолетних по зарубежному законодательству ............................. 39
§ 3. Неосторожность, как форма вины в преступлениях
несовершеннолетних ......................................................................................... 58
§ 4. Проблемы реализации ответственности за неосторожные
преступления, совершенные
несовершеннолетними………..…...…………………………………………74
Глава 2. Криминологическая характеристика неосторожных
преступлений несовершеннолетних и мер их предупреждения ................ 99
§ 1. Понятие неосторожных преступлений несовершеннолетних и причины
их совершения .................................................................................................... 99
§ 2. Криминологическая характеристика личности несовершеннолетних,
совершивших неосторожные преступления ................................................. 113
§ 3. Меры предупреждения неосторожных преступлений
несовершеннолетних ....................................................................................... 131
Заключение……………………………………………………………….……147
Список литературы ……………………………………………………….….159
Приложения ...…………………………………………………………………183
3

Введение
Актуальность темы исследования. Научно-технический прогресс,
способствующий, появлению мощных технических установок, внедрению
новых технологий повысил степень опасности причинения вреда личности,
имущественным благам, обществу, потребовал неукоснительного
соблюдения специальных правил. Точное и строгое выполнение мер
предосторожности является необходимым условием предотвращения
общественно опасных последствий. Нарушение правил безопасности, в том
числе связанных с использованием механизмов, технических средств,
создают реальную опасность не только для применяющих их лиц, но и для
окружающих, увеличивают число неосторожных преступлений.
Общественная опасность указанных проявлений значительно повышается в
случаях, когда в сферах, требующих соблюдения правил безопасности,
вовлекаются несовершеннолетние, которые становятся полноправными
пользователями технологий, а вследствие нарушений, допускаемых из-за
преступной неосторожности, малого жизненного опыта и отсутствия
необходимых навыков, умений и внимания, - и полноценными субъектами
неосторожных преступлений.
Несмотря на отмеченные обстоятельства, в настоящее время в уголовно-
правовой и криминологической науке наблюдается теоретический вакуум в
исследованиях, посвященных различным вопросам неосторожных
преступлений, совершаемых несовершеннолетними. В частности, не
раскрыты историко-правовые аспекты развития законодательства России об
уголовной ответственности несовершеннолетних за совершение
преступлений с неосторожной формой вины; требует обновления и
дополнения уголовно-правовая и криминологическая характеристики
неосторожных преступлений несовершеннолетних; необходима актуализация
данных о личности несовершеннолетних, совершивших неосторожные
преступления, и разработка мер профилактики таких деяний.
Невозможно отрицать, что в структуре преступлений
несовершеннолетних проблемы неосторожной формы вины играют
4

значительную роль: так, в силу их возраста и психологических особенностей,


несовершеннолетними совершаются различные действия, которые вызывают
негативные последствия. По нашим данным, за период 2006-2014 г.г. среди
преступлений с неосторожной формой вины, совершаемых
несовершеннолетними, преобладали причинение смерти или тяжкого вреда
здоровью по неосторожности (79%), уничтожение и повреждение имущества
по неосторожности (21%). Познание неосторожности как формы вины в
деяниях несовершеннолетних имеет определенное значение и при изучении
совершаемых ими преступлений со смешанной (двойной) формой вины.
Наличие указанных обстоятельств свидетельствует о необходимости
более глубокого исследования девиантного поведения несовершеннолетних,
влекущего совершение преступлений с неосторожной формой вины.
Одновременно необходима разработка профилактических мер, позволяющих
снизить количество преступлений несовершеннолетних с неосторожной
формой вины.
Приведенные выше обстоятельства и определили актуальность
диссертационного исследования, подчеркнули важность, масштабность и
многогранность проблемы.
Степень научной разработанности темы исследования. Вопросы
преступности несовершеннолетних традиционно являются актуальными для
многих ученых-юристов. Они достаточно подробно рассмотрены в работах
Н.Г. Андрюхина, Ю.М. Антоняна, Н.С. Артемева, З.А. Астемирова, М.М.
Бабаева, Р.И. Бабиченко, Р.А. Базарова, И.П. Башкатова, Д.В. Бельцова, А.А.
Бессчасной, Е.В. Болдырева, Г.Н. Борзенкова, С.А. Боровикова, Л.В.
Боровых, К.А. Бузанова, А.В. Булатова, С.А. Бурлаки, Н.И. Ветрова, Т.Н.
Волковой, Р.Р. Галиакбарова, Я.И. Гилинского, А.И. Долговой, А.Ф.
Зелинского, Д.З. Зиядовой, П.В. Иванова, И.С. Кара, Д.В. Карелина, Л.М.
Карнозовой, И.И. Карпеца, И.А. Кобзарь, Р.А. Колониченкова, С.А.
Корягиной, И.А. Кузнецовой, А.М. Магомедовой, Э.Б. Мельниковой, Г.М.
Миньковского, Н. Мусали, Г.В. Назаренко, О.С. Носкова, B.C. Орлова, Н.А.
Селезневой, А.А. Середина, Н.Ю. Скрипченко, Б.К. Тебиева, Ю.М.
Ткачевского, А.Н. Трайнина, И.В. Черненко, М.Д. Шаргородского, Д.А.
Шестакова и других. В работах этих авторов содержится глубокий анализ
5

проблем уголовной ответственности, детерминант и механизма


поведенческих отклонений несовершеннолетних преступников, что может
рассматриваться как одно из перспективных направлений профилактики
девиантного поведения этих лиц.
Вместе с тем, указанные авторы изучали в основном общие уголовно-
правовые и криминологические вопросы, не выделяя особенностей
неосторожной преступности несовершеннолетних.
С другой стороны, в отечественной доктрине уголовного права
проблема неосторожной преступности всегда находилась в центре внимания
ученых и неоднократно освещалась в научных работах. Исследованию этой
проблемы посвящены труды таких видных дореволюционных юристов, как:
М.Ф. Владимирский-Буданов, Н.С. Власьев, Н.А. Неклюдов, С.В. Познышев,
П.П. Пусторослев, Н.Д. Сергиевский, В.И. Сергеевич, Н.С. Таганцев, Г.С.
Фельдшейн, И.Я. Фойницкий. В советский период развития уголовного права
данной проблематикой занимались: Л.Д. Гаухман, М.С. Гринберг, П.С.
Дагель, В.Е. Квашис, Б.А. Куринов, В.Г. Макашвили, К.Ф. Тихонов, A.M.
Трухин, М.Г. Угрехелидзе, Д.Н. Узнадзе, Б.С. Утевский, Б. Хорнабуджели,
С.М. Шапиев.
Различные теоретические, законодательные и правоприменительные
аспекты неосторожной формы вины освещались в трудах представителей
современного периода развития уголовно-правовой науки: С.В. Векленко,
Г.В. Вериной, И.И. Бикеева, А.П. Козлова, Э.Ю. Латыповой, Б.Т.
Разгильдиева, С.Б. Склярова, И.М. Тяжковой, В.А. Нерсесяна, Б.Я.
Петелина, А.И. Рарога и других авторов.
На диссертационном уровне различные аспекты неосторожной формы
вины в последнее время исследовались такими авторами как: В. В. Агильдин,
А.В. Гребенюк, Н.Д. Евлоев, С.И. Захарчук, М.Ю. Лопатин, Т.Б. Недопекина,
Н.А. Никитина, А.В. Строгий, А.В. Яковлев и др. Преступность
несовершеннолетних была объектом диссертационных работ Т.Н. Буториной,
В.М. Волошина, С.О. Даниловой, А.С. Лаушкина, В. В. Попандопуло, Н.А.
Сапроновой. Однако самостоятельного комплексного исследования
6

уголовно-правовых и криминологических аспектов неосторожных


преступлений несовершеннолетних, до сих пор ни одним из авторов не
предпринималось, что и обусловливает актуальность темы нашего
исследования.
Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного
исследования являются общественные отношения, складывающиеся в связи
совершением несовершеннолетними неосторожных преступлений, и
противодействием таким преступлениям.
Предметом диссертационного исследования выступают неосторожные
преступления несовершеннолетних и уголовно-правовые нормы об
ответственности за их совершение, криминологическая характеристика
данных преступлений и меры противодействия им, нормативные правовые
акты, судебные решения, юридическая и иная специальная литература,
касающаяся проблем борьбы с неосторожными преступлениями
несовершеннолетних.
Цели и задачи исследования. Цель диссертационного исследования
заключается в формулировании и систематизации уголовно-правовых и
криминологических взглядов на сущностные признаки неосторожных
преступлений несовершеннолетних, а также в разработке и научном
обосновании рекомендаций по совершенствованию уголовного
законодательства в этой сфере, по определению основных направлений
предупреждения данного вида преступлений.
Для достижения указанной цели были выдвинуты и решались
следующие задачи:
- исследовать генезис российского законодательства об уголовной
ответственности несовершеннолетних за совершение преступлений по
неосторожности;
- провести сравнительно-правовой анализ норм зарубежного
законодательства об уголовной ответственности несовершеннолетних за
совершение преступлений по неосторожности;
7

- исследовать нормы действующего российского уголовного


законодательства о неосторожных преступлениях несовершеннолетних и
практику их применения;
- выявить особенности неосторожной вины в преступлениях
несовершеннолетних;
- сформулировать авторское определение понятия неосторожных
преступлений несовершеннолетних, выявить их сущностные признаки,
определить детерминанты совершения и критерии криминализации;
- разработать криминологический портрет личности
несовершеннолетнего, совершающего неосторожные преступления;
- обосновать направления совершенствования уголовно-правовой
борьбы с неосторожными преступлениями несовершеннолетних и меры их
предупреждения, включая предложения по совершенствованию
действующего уголовного законодательства в данной сфере и нормативных
правовых актов, регламентирующих применения мер профилактики
подобных преступлений.
Методология и методы исследования. Методологической основой
диссертационного исследования послужили общие принципы научного
познания, подходы и методы, традиционно относящиеся к
методологическому инструментарию социально-гуманитарных наук и
получившие распространение в теоретико-правовых разработках,
позволившие всесторонне изучить общественные процессы и социально-
правовые явления в их развитии. В их числе использовались философский
(диалектико-материалистический), общенаучные (анализ, синтез, дедукция,
индукция), а также ряд частнонаучных методов познания: формально-
логический, исторический, компаративистский, статистический, системно-
структурный, конкретно-социологический.
Теоретическую основу исследования составили труды видных
российских ученых, посвященные вопросам уголовной ответственности за
совершение преступлений с неосторожной формой вины, уголовной
ответственности несовершеннолетних, криминологическим особенностям
преступности несовершеннолетних и неосторожной преступности в целом.
8

Нормативную правовую базу диссертационного исследования


составили Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс
Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс Российской
Федерации, другие действующие федеральные законы и подзаконные
нормативные правовые акты, нормативные правовые акты субъектов
Российской Федерации; международные правовые документы и зарубежное
уголовное законодательство, относящиеся к теме диссертационного
исследования. В рамках компаративистского метода исследования изучено
уголовное законодательство отдельных стран романо-германской и англо-
саксонской правовых систем.
Эмпирической базой исследования послужили материалы судебной
практики по делам о неосторожных преступлениях несовершеннолетних, в
том числе преступлений с двумя формами вины (проанализировано 275
приговоров по уголовным делам за период 2006-2014 г.г.), материалы
административной практики относительно правонарушений
несовершеннолетних (изучено 194 административных материала), данные
статистики правоохранительных органов и судов за 2006-2014 гг. по
Российской Федерации в целом, а также по избранным для эмпирического
исследования регионам РФ (Тюменская область, Ханты-Мансийский
автономный округ-Югра, Алтайский край), материалы анкетирования
практических работников. В частности, было проведено интервьюирование
195 человек (110 мужчин и 85 женщин), имеющих несовершеннолетних
детей в возрасте 16-17 лет, а также опрос 50 преподавателей и лиц,
ответственных за воспитательную работу в образовательных организациях,
53 сотрудников подразделений по делам несовершеннолетних ОВД.
Научная новизна исследования заключается в том, что в нем на основе
существующих социально-экономических и политико-правовых реалий на
общетеоретическом, отраслевом (уголовно-правовом и криминологическом)
и практическом уровнях, с учетом соответствующего исторического
отечественного и современного зарубежного опыта, на основе избранной
методики выработан и научно обоснован комплекс авторских выводов и
9

предложений, направленных на совершенствование уголовно-правовых и


криминологических мер предупреждения неосторожных преступлений
несовершеннолетних. В обобщенном виде они отражены в положениях,
выносимых на защиту.
В частности, на примере положительного отечественного, зарубежного и
международного опыта обоснована целесообразность формирования в
российском праве подотрасли, связанной с уголовным правом
несовершеннолетних (ювенальным уголовным правом), закрепления и
реализации в российском уголовном праве системы дифференциации
уголовной ответственности несовершеннолетних за совершение
преступлений по неосторожности, уточнения в отдельных нормах уголовного
законодательства мер ответственности и наказания для несовершеннолетних,
совершивших преступления по неосторожности, поскольку таковые имеют
качественные отличия от преступлений, совершенных умышленно.
Положения, выносимые на защиту:
1. Неосторожные преступления несовершеннолетних, как
уголовно-правовое и криминологическое явление, имеют двойственное
содержание. В уголовно-правовом плане, они представляют собой
запрещенные уголовным законом общественно-опасные деяния,
совершенные по неосторожности несовершеннолетними в возрасте от 16 до
18 лет, как специальными субъектами ограниченного круга преступлений,
которые посягают исключительно на ограниченный круг объектов уголовно-
правовой защиты: жизнь и здоровье человека, собственность, общественную
безопасность и общественный порядок. В криминологическом аспекте, эти
преступления представляют собой относительно небольшую совокупность
уголовно-наказуемых деяний, совершаемых по неосторожности
несовершеннолетними, в связи с выбором ими неправильного, порожденного
социальной незрелостью, недостаточной ответственностью и
внимательностью, варианта поведения.
2. Уголовно-правовыми особенностями неосторожных преступлений
несовершеннолетних, отличающими данные деяния от умышленных
преступлений несовершеннолетних, с одной стороны, и неосторожных
10

преступлений взрослых, с другой стороны, являются:


- неосторожность как форма вины несовершеннолетних проявляется в
подавляющем большинстве случаев (97 %) в виде легкомыслия;
- субъективная сторона, как психическая деятельность специальных
субъектов – несовершеннолетних лиц, совершающих преступления по
неосторожности, проявляется, как в интеллектуальной сфере и связана с
отсутствием у них достаточного социального опыта, так и в эмоциональной
сфере в связи с повышенной лабильностью чувственных и поведенческих
реакций несовершеннолетних;
- содержание мотивационной и поведенческой детерминант
неосторожной преступной деятельности несовершеннолетних
характеризуются определенной спецификой: в мотивационной сфере - это
интеллектуальная или эмоциональная незрелость, неконтролируемые или
слабо контролируемые эмоции, ложное самоутверждение, детский азарт; в
поведенческой сфере - это переоценка собственных сил, использование для
совершения неосторожных преступлений условий и возможностей,
связанных с относительно высоким уровнем материального достатка
родителей, наличием в семье автомототранспорта, отсутствие должного
контроля со стороны лиц, обязанных воспитывать несовершеннолетнего.
3. Уголовно-правовые и криминологические признаки неосторожности
в преступлениях несовершеннолетних с единственной формой вины
(неосторожностью) и в преступлениях с двумя формами вины (абсолютное
большинство из которых составляют деяния, предусмотренные ч. 4 ст. 111
УК РФ) по своему содержанию имеют существенные различия: а) в
характере и степени общественной опасности деяний и лиц, их
совершивших; б) в мотивационной и причинной детерминантах преступного
поведения этих лиц; в) криминологической характеристике
несовершеннолетних лиц, совершивших названные неосторожные
преступления, что наряду с иными обстоятельствами позволяет говорить о
целесообразности выделения самостоятельного вида неосторожных
преступлений несовершеннолетних и специфичных для борьбы с ними мер
уголовно-правового и криминологического характера.
11

4. В связи с тем, что неосторожные преступления несовершеннолетних,


во-первых, обладают существенно более низкой общественной опасностью,
во-вторых, имеют определенную специфику криминологической
характеристики личности несовершеннолетнего, совершающего
преступление по неосторожности, уголовно-правовая политика в сфере
противодействия неосторожным преступлениям несовершеннолетних
должна основываться на принципе гуманизма в установлении уголовно-
правовых запретов и иных мер уголовно-правового характера, а также в
осуществлении профилактики подобных преступлений.
5. Результаты анализа уголовно-правовых аспектов неосторожных
преступлений несовершеннолетних позволяют предложить меры,
направленные на совершенствование института уголовной ответственности
несовершеннолетних за неосторожные преступления. В частности:
- с учетом возрастных и психологических особенностей субъектов
неосторожных преступлений, а также имеющихся у законодателя
возможностей уголовно-правового реагирования на них, следует
дифференцировать возрастную границу уголовной ответственности -
повысить возраст для лиц, совершивших преступления по неосторожности, с
16 до 17 лет;
- за совершение неосторожного преступления в несовершеннолетнем
возрасте следует ограничить применение наказания в виде лишения свободы,
допустив его применение только в случаях причинения по неосторожности
смерти двум и более лицам;
- при назначении наказания несовершеннолетнему, совершившему
преступление с двумя формами вины, при отсутствии отягчающих
обстоятельств, следует предусмотреть возможность сокращения
максимального размера или срока наказания наполовину;
- при совершении несовершеннолетним преступления по
неосторожности впервые целесообразно предусмотреть обязательное
применение принудительных мер воспитательного воздействия, если
несовершеннолетний полностью возместил материальный ущерб и раскаялся
в содеянном;
12

- расширить перечень принудительных мер воспитательного


воздействия за счет: прохождения лечебно-консультационного курса у
психиатра, психолога; прохождения курса социальной реабилитации у
социального педагога в общеобразовательном учреждении;
- предусмотреть возможность помещения несовершеннолетнего в центр
временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей сроком до 45
суток при систематическом (злостном) неисполнении этим лицом любой из
принудительных мер воспитательного воздействия;
- при освобождении несовершеннолетнего от наказания за преступление,
совершенное по неосторожности до достижения возраста восемнадцати лет,
предусмотреть возможность помещения его в специальное учебно-
воспитательное учреждение закрытого типа лишь в тех случаях, когда суд
признает невозможность его исправления с помощью других
принудительных мер воспитательного воздействия;
- с учетом положительного опыта зарубежных стран по выделению
привилегированного характера уголовной ответственности
несовершеннолетних и молодежи, а также результатов эмпирического
исследования диссертанта, обосновывается необходимость увеличения
максимального возраста лиц, совершивших преступления по
неосторожности, к которым могут применяться положения гл. 14 УК РФ, до
двадцати одного года.
6. Криминологический портрет несовершеннолетнего, совершающего
неосторожные преступления, кардинально отличается от портрета
несовершеннолетнего, совершающего умышленные преступления, за счет
гораздо меньшего количества криминогенных свойств личности
несовершеннолетнего. Типичный портрет личности неосторожного
несовершеннолетнего преступника характеризуется следующими
признаками: это самоуверенное лицо мужского пола (86%), имеющее
неполное среднее образование (44%) или продолжающее обучение, в том
числе профессиональное, с нежеланием (56%), воспитывающееся, как
правило, в благополучной семье (78%); социально адаптированное;
встречающееся с девушками; имеющее довольно широкий и беспорядочный
13

круг друзей и знакомых, в компании с которыми оно осуществляет


бесцельное времяпрепровождение, сопряженное с совершением общественно
опасных деяний, чаще по легкомыслию (97%), чем по небрежности;
неспособное критически оценивать свои поступки, напрямую связанные с
инфантильностью, лихачеством, отсутствием чувства долга и социальной
ответственности; имеющее (56%) симптомы или признаки нервно-
психических заболеваний и отклонений, влияющих на его эмоционально-
поведенческие способности.
7. Авторская классификация несовершеннолетних неосторожных
преступников, основанием которой выступает сфера общественных
отношений, охраняемых уголовным законом и позволяющая разделить
несовершеннолетних на лиц, совершивших неосторожные преступления
против личности, собственности и (или) общественного порядка.
Качественные отличия данных видов неосторожных несовершеннолетних
преступников позволяют выделить наиболее целесообразные для применения
к ним криминологические меры профилактики:
- общие для всех видов преступлений несовершеннолетних, в том числе,
неосторожных: создание информационно-аналитической базы данных,
характеризующих распространенность и структуру детско-подростковых
девиаций, а также имеющиеся ресурсы по обеспечению профилактической
работы. Ведение этой работы следует возложить на региональных
уполномоченных по правам ребенка и на социальный патронаж семьи;
- специфические для неосторожных преступлений несовершеннолетних
против личности, против собственности и общественного правопорядка:
внесение в курс программы учреждений общего среднего образования
обучение навыкам безопасного поведения в местах массовых мероприятий
или массового скопления людей; обучение навыкам бытовой безопасности (в
обращении с электроприборами, пиротехникой и т.п.); обучение основам
безопасного поведения на дороге; привитие уважительного отношения к
чужой собственности. По нашему мнению, повышение внимания к данным
проблемам при обучении детей в школе будет способствовать их
взрослению, сопряженному с пониманием смысла и цели своего
14

существования в рамках социума, что вполне способно сократить количество


преступлений, как с неосторожной, так и с двумя формами вины.
В качестве самостоятельной меры правового предупреждения
неосторожных преступлений несовершеннолетних следует предусмотреть
меры административной ответственности этих лиц за причинение легкого и
средней тяжести вреда здоровью по неосторожности.
Теоретическая значимость диссертации заключается в том, что
сформулированные автором выводы и положения позволяют создать
теоретико-методологическую основу изучения неосторожных преступлений
несовершеннолетних, установить объективно существующие
закономерности этого негативного социального явления. Настоящее
исследование вносит определенный вклад в совершенствование понятийного
аппарата уголовно-правовой и криминологической науки, что способствует
уяснению содержания и структуры неосторожных преступлений
несовершеннолетних и выработке эффективных мер предупреждения
преступлений, совершаемых несовершеннолетними с неосторожной формой
вины.
Практическая значимость заключается в том, что теоретические
положения, рекомендации и выводы, изложенные в диссертации, могут быть
использованы: в правоприменительной деятельности по предупреждению
неосторожных преступлений несовершеннолетних, в частности, при
формировании необходимых социальных установок у несовершеннолетних;
в научных исследованиях, связанных с дальнейшей разработкой проблем
неосторожных преступлений; в учебном процессе при подготовке
бакалавров и магистрантов юридических вузов, а также при повышении
квалификации; при подготовке учебно-методических пособий по курсам
«Уголовное право» и «Криминология».
Достоверность полученных результатов исследования и
предложений по совершенствованию законодательства обеспечивается
глубоким анализом российских и зарубежных нормативно-правовых
актов, регулирующих ответственность несовершеннолетних за
неосторожные преступления, имеющейся судебной практики,
15

статистических данных правоохранительных органов, а также


теоретической проработкой накопленных научных знаний в сфере
преступлений, совершенных несовершеннолетними с двойной формой вины
и по неосторожности, а также всей совокупности неосторожных
преступлений.
Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на
кафедре уголовного права и процесса бюджетного учреждения высшего
образования Ханты-Мансийского автономного округа - Югры «Сургутский
государственный университет», где осуществлены ее рецензирование и
обсуждение. Основные положения диссертации опубликованы в 17 научных
работах автора, в том числе, 4 - в рецензируемых журналах,
рекомендованных ВАК, 9 докладывались на международных и
всероссийских научно-практических конференциях (г. Новосибирск, 2010,
2013 г.г., г. Киев, 2010 г., г. Харьков, 2012 г., г. Москва, 2013, 2014 г.г., г.
Тамбов, 2013 г., г. Рязань, 2013 г., г. Казань, 2013 г. и 3 окружных (г. Сургут,
2010, 2011, 2015 г.г.).
Структура диссертации определяется целью и задачами исследования.
Диссертация состоит из введения, двух глав, состоящих из семи параграфов,
заключения, списка использованной литературы и приложений.
16

Глава 1. Уголовно-правовые аспекты неосторожных преступлений


несовершеннолетних

§ 1. Генезис российского законодательства об уголовной ответственности


несовершеннолетних за совершение неосторожных преступлений

Историко-правовой анализ российских правовых норм,


предусматривающих уголовную ответственность несовершеннолетних за
совершение преступлений с неосторожной формой вины, предполагает
рассмотрение трех аспектов: 1) особенности нормативно-правового
регулирования уголовной ответственности несовершеннолетних, 2) история
развития норм уголовного права, содержащих положения о неосторожной
форме вины, 3) исторический анализ уголовно-правовых норм об
ответственности несовершеннолетних за совершение преступлений по
неосторожности.
Как отмечается в литературе, история развития законодательства о
правонарушениях несовершеннолетних ведет отсчет со времени принятия
Соборного уложения (1649 г.), в положениях которого предусматривалась
равная ответственность несовершеннолетних и взрослых преступников («…в
Московском государстве суд и расправа во всяких делах всем равны») 1.
Соборное Уложение предусматривало для детей, убивших своих родителей,
смертную казнь; по жалобе родителей ребенок мог быть приговорен
публичной властью к порке кнутом или отдан в холопство2. В дальнейшем,
как логичное развитие системы гуманизации наказания, возникло смягчение
ответственности несовершеннолетних преступников. В 1669 г. В
Новоуказных статьях о татебных, разбойных и убийственных делах было
установлено, что за убийство, совершенное ребенком, не достигшим возраста

1
Саркисян М.В. Особенности развития российского законодательства об уголовной
ответственности несовершеннолетних в период с XVII по начало ХХ в. // Вопросы
ювенальной юстиции. 2010. № 4.
2
Соборное уложение 1649 года / Под ред. М.Н.Тихомирова, П.П.Епифанова. – М.: Изд-во
Моск. ун-та, 1961.
17

семи лет, не может назначаться наказание в виде смертной казни. Лица более
старшего возраста подлежали ответственности на общих основаниях. Н.С.
Таганцев указывал, что древние памятники российского права не
акцентировали никакого внимания на положениях об уголовной
ответственности несовершеннолетних, а в законодательстве XVII в.
привилегированные нормы появились благодаря заимствованию из
иностранного права1. В других источниках можно встретить анализ
возрастных критериев несовершеннолетия, представленный следующим
образом: нижней границей возраста уголовной ответственности выступал
семилетний возраст, верхней – двенадцатилетний (брачный возраст в тот
исторический период)2.
Реформы Петра I положили начало новому периоду в развитии
семейного права, где усиливается роль светского законодательства, в
основном императорских указов, предназначенных для восполнения
пробелов в праве. Артикул Воинский предусматривал смягчение наказания
за хищения, совершенные несовершеннолетними преступниками, вплоть до
полного его неприменения и передачи правонарушителя на поруки
родителям. Вместе с тем, как справедливо отмечает Н.Ю. Скрипченко, о
возрасте «младенца» в статьях Артикула ничего не говорится3. 23 августа
1742 г. был издан специальный указ Сената, определивший верхнюю границу
малолетнего возраста – 17 лет, а также установивший возможность
смягчения наказания за впервые совершенное тяжкое преступление (как
указывается в некоторых исследованиях, при этом вопрос о смягчении
наказания за нетяжкие преступления в этом документе не поднимался4). Как

1
Таганцев Н. С. Исследования об ответственности малолетних преступников по русскому
праву и проект законоположений об этом вопросе. - СПб, 1871. С. 419.
2
Мрочек-Дроздовский П.Н. История русского права. М., 1892. С. 93.
3
Скрипченко Н.Ю. Становление и развитие законодательства о применении
принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних
преступников (досоветский, советский и постсоветский период) // Вопросы ювенальной
юстиции. 2008. № 1.
4
Коваль Е.Н. Ретроспективный анализ уголовного законодательства России об
ответственности несовершеннолетних // Наука и образование. 2010 № 5.
18

отмечал Н.С. Таганцев, это был первый правовой документ с отчетливо


выраженной идеей гуманизации ответственности несовершеннолетних1. К
несовершеннолетним было запрещено применять пытки и смертную казнь,
вместо этого разрешались телесные наказания (порка батогами и плетьми), а
также ссылка в монастыри для исправления (максимально возможный срок
ссылки был установлен 15 лет). В 1744 г. верхний предел малолетства был
понижен до 12 лет. Указ Екатерины II от 26 июня 1765 г. «О производстве
дел угoловных, учиненных несовершеннoлетними и o различии наказания пo
степени возраста преступников»2 установил критерии возраста более четко:
до 10 лет лицо не подлежит наказанию, в возрасте от 10 до 17 лет может
рассчитывать на привилегированный правовой режим. Так, для них
предусматривалось обязательное смягчение наказания, дети в возрасте от 10
до 15 лет не наказывались телесными наказаниями.
В ХIХ в. в рамках доктрины, рассматривающей, с одной стороны,
решительный отказ от наказания, как самой примитивной формы
предупреждения преступности, а с другой – ориентацию на превенцию
асоциальности через воспитание свободной, ответственной личности в
условиях развития гражданских отношений, было принято несколько
нормативно-правовых актов, направленных на установление специальных
правил об уголовной ответственности несовершеннолетних. В 1832 г. в
Своде законов был установлен специальный правовой институт, в рамках
которого нормы о преступлениях несовершеннолетних были
систематизированы, а малолетство и несовершеннолетие стало признаваться
обстоятельствами, уменьшающими вину и наказание. При этом
правонарушителей, не достигших возраста 10 лет, отдавали на
перевоспитание родителям или опекунам. В 1845 г. Уложение о наказаниях
уголовных и исправительных четко разграничили три возрастных периода:
безусловная невменяемость (до 10 лет), условная вменяемость (до 17 лет),

1
Таганцев Н. С. Исследования об ответственности малолетних преступников по русскому
праву и проект законоположений об этом вопросе. - СПб, 1871. С. 218.
2
Там же. С. 311.
19

безусловная вменяемость (до 21 года). В соответствии со ст. 143 Уложения


суд мог устанавливать, действовал ли преступник «с разумением» или «без
разумения», и в последнем случае он освобождался от наказания и
передавался под надзор родителей. Вместо наказания малолетний мог быть
помещен в исправительный приют, а различные виды наказаний назначались
им в сокращенных размерах (на одну треть). С 1895 г. несовершеннолетних
преступниц стало можно вместо исправительного приюта отправлять в
монастырь. 20 ноября 1864 г. были опубликованы Судебные уставы1, где в
объяснительной записке подчеркивались цели исправления и перевоспитания
несовершеннолетних преступников, провозглашался отказ от понимания
наказания в данном случае как средства устрашения и возмездия. Как
отмечал Н.Н. Полянский, в Судебных уставах была высказана идея о
необходимости защиты малолетнего преступника от судебного произвола и
введения для реализации этой цели особых социальных норм и правовых
гарантий2. Согласно ст. 6 Устава о наказаниях 1864 г.3, несовершеннолетних
в возрасте от 10 до 17 лет разрешалось вместо тюремного заключения
направлять в специально учрежденные исправительно-воспитательные
приюты, возраст пребывания в которых ограничивался 18 годами, на срок,
определяемый мировым судьей4. Возможность направлять
несовершеннолетних в подобные заведения была в 1866 г. предоставлена и
общим судам, однако только при признании малолетних действовавшими без
полного разумения и в более ограниченных возрастных рамках (от 14 до 17
лет).
В то же время, некоторые исследователи (в частности, Н.С. Таганцев,

1
Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они
основаны. – СПб, 1866.
2
Полянский Н.Н. К пятидесятилетию Судебных уставов // Особые суды для малолетних и
борьба с детской беспризорностью. 1914. № 2. С. 3.
3
Устав о наказаниях 1864 г. // Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением
рассуждений, на коих они основаны. – СПб., 1866.
4
Альбицкий Е., Ширтен А. Исправительно-воспитательные заведения для
несовершеннолетних преступников и детей, заброшенных в связи с законодательством о
принудительном воспитании. - Саратов, 1893. С. 8.
20

В.Д. Спасович) указывали на разобщенность и малую эффективность этих


привилегированных норм ввиду того, что общая превентивная политика в
отношении несовершеннолетних преступников оставалась нерушимой, по-
прежнему покоящейся на доктрине их наказуемости через лишение свободы,
и идеи исправления и перевоспитания реализовывались крайне
непоследовательно1.
Александр II предполагал провести кардинальные реформы в области
призрения бездомных, внебрачных, беспризорных детей, т. е. тех, кто стоял
на «пороге» преступления. В Общем положении о крестьянах, вышедших из
крепостной зависимости (1861 г.), на крестьянские общины возлагалась
обязанность отправления такой мирской повинности, как призрение круглых
сирот2. В 1864 г. приказы общественного призрения были упразднены, и
призрение детей стало осуществляться по двум направлениям: Ведомством
учреждений императрицы Марии, в ведении которого оставались столичные
и некоторые губернские воспитательные дома, а также земством на местах3.
Уголовное уложение4 1903 г., как отмечает Н.Ю. Скрипченко,
переняло закрепленную Уложением о наказаниях уголовных и
исполнительных 1845 г. систему воспитательно-исправительных заведений
для несовершеннолетних, а также дополнило число мер, заменяющих
наказание для подростков, внушением от суда, которое заменяло
несовершеннолетним возраста 10-17 лет арест или денежную пеню.
Указанное взыскание могло быть применено в виде внушения, замечания или
выговора. Выговор был открытым осуждением действий и поступков
виновного лица, мог быть «более или менее строгим, с внесением в формуляр

1
Спасович В.Д. Учебник уголовного права. СПб, 1863. С. 215; Таганцев Н. С.
Исследования об ответственности малолетних преступников по русскому праву и проект
законоположений об этом вопросе. - СПб, 1871. С. 418.
2
Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости от 19 февраля
1861 г. // Российское законодательство X–XX веков / под ред. О. И. Чистякова. М., 1989.
Т. 7.
3
Ошанин М. О призрении покинутых детей. - Ярославль, 1912.
4
Уголовное Уложение. Высочайше утверждено 22 марта 1903 года // Российское
законодательство Х-ХХ веков. – Т.9. – С. 284.
21

или без внесения». Внушение представляло собой объяснение


противозаконности его поступка, а замечание – «поставление на вид»
действий виновного1.
Таким образом, в дореволюционный период в России сформировались
нормы о привилегированном характере уголовной ответственности
несовершеннолетних по сравнению с взрослыми преступниками, появились
правила смягчения наказания и возможной его замены мерами
воспитательного характера, а также система специальных лечебно-
воспитательных и исправительно-воспитательных заведений для
несовершеннолетних. При этом, как отмечает Е.А. Чернышев, в 1910 г. в
Санкт-Петербурге был открыт первый суд по делам несовершеннолетних, с
1912 г. заработали аналогичные учреждения в Москве и Харькове, а с 1914 –
в Одессе, Киеве, Николаеве2.
Законодательство советского периода формировалось под влиянием
идей о перевоспитании преступников. Так, уже в Декрете СНК от 14 января
1918 г. «О комиссиях для несовершеннолетних» содержались положения о
том, что тюремное заключение к несовершеннолетним и малолетним не
применяется, а дела об их правонарушениях или преступлениях
рассматриваются не судами, а специальными органами – комиссиями о
несовершеннолетних3. Верхняя граница несовершеннолетнего возраста
установлена в 17 лет. В ст. 13 Руководящих начал по уголовному праву 1919
г. содержалось положение о невозможности привлечения к суду и назначения
наказания несовершеннолетним до 14 лет. К ним могли применяться лишь
воспитательные меры (приспособления). Аналогичный подход применялся в
отношении лиц переходного возраста (14-18 лет), действующих «без

1
Скрипченко Н.Ю. Становление и развитие законодательства о применении
принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних
преступников (досоветский, советский и постсоветский период) // Вопросы ювенальной
юстиции. 2008. № 1.
2
Чернышев Е.А. Становление и развитие системы ювенальной юстиции в Российской
Федерации (историко-правовой аспект). Дис. … канд.юрид.наук. Краснодар, 2007. С. 9.
3
Козаченко И.Я. Уголовное право Общая часть / Учебник. М., 2008. С. 675.
22

разумения»1. Действия «без разумения» предполагали отсутствие у


виновного осознания общественной опасности; если же он действовал «с
разумением» (т.е. осознавая общественную опасность), к нему по решению
суда могло применяться уголовное наказание. Декретом СНК РСФСР от 4
марта 1920 г. «О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно
опасных действиях» возраст правонарушителей, дела которых
рассматривались комиссиями, был повышен до 18 лет. Как отмечал Б.С.
Утевский, к 1920 г. на территории РСФСР работало 245 комиссий по делам
несовершеннолетних, наделенных правом применения медико-
педагогических мер к несовершеннолетним правонарушителям, а также была
создана сеть учреждений социальной реабилитации: детские дома,
приемники-распределители, школы-коммуны, институты трудового
воспитания, реформатории2.
Ст. 18 УК РСФСР 1922 г. установила, что наказание не применяется к
малолетним до 14 лет, а также всем несовершеннолетним от 14 до 16 лет, в
отношении которых признано возможным ограничиться мерами медико-
педагогического воздействия. Таким образом, верхняя граница
несовершеннолетия была законодательно понижена на два года. Основные
начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924
г. в ст. 7 установили критерии малолетства и несовершеннолетия, при этом
точный возраст определялся республиканском законодательстве. К
малолетним правонарушителям можно было применять только меры медико-
педагогического характера, к несовершеннолетним – в исключительных
случаях – меры судебно-исправительного характера. Первая редакция УК
РСФСР 1926 г. содержала норму, аналогичную ст. 18 УК 1922 г.
Впоследствии было принято постановление ЦИК и СНК от 7 апреля 1935 г.
«О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних», утвердившее

1
Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. // Сборник документов по
истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 гг. / Под ред. И.Т.
Голякова. – М., 1953. – С.57-60.
2
Утевский Б. С. Несовершеннолетние правонарушители. М., 1932. С. 15-16.
23

изменения в ст. 12 УК, ужесточающие ответственность несовершеннолетних.


Так, несовершеннолетние, достигшие двенадцатилетнего возраста,
подлежали уголовной ответственности за кражу, причинение телесных
повреждений, убийство или покушение на убийство1. Ст. 22 ограничивала
применение расстрела к лицам, не достигшим восемнадцатилетнего возраста
в момент совершения преступления. Основным же видом наказания для
несовершеннолетних были меры социальной защиты медико-
педагогического характера, а именно: а) отдача несовершеннолетнего на
попечение родителей, усыновителей, опекунов, попечителей, родственников,
если таковые имеют возможность его содержать, или иных лиц и
учреждений; б) помещение в специальное лечебно-воспитательное
заведение. При этом в УК РСФСР 1926 г. в перечень смягчающих
обстоятельств было включено несовершеннолетие лица (п. «и» ст. 48). В
юридической литературе того периода усиление ответственности
несовершеннолетних рассматривалось во взаимосвязи с реализацией идеи о
ликвидации преступности2, хотя с позиций сегодняшнего дня можно сделать
вывод, что это было закономерное следствие установления в тот период
достаточно жесткого политического режима.
Статья 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных
республик 1958 года закрепила возрастной порог уголовной ответственности
– 16 лет. Для лиц, совершивших преступление в возрасте 14-16 лет,
уголовная ответственность наступает лишь за совершение наиболее опасных
преступлений (убийство, умышленное нанесение телесных повреждений,
причинивших расстройство здоровья, изнасилование, разбойное нападение,
кража, злостное хулиганство, умышленное уничтожение или повреждение
государственного, общественного имущества или личного имущества
граждан, повлекшее тяжкие последствия, умышленное совершение

1
Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. (в ред. от 25 ноября 1935 года) // СУ. - 1936 г. - № 1. -
ст.1.
2
См.: Орлов В. С. Субъект преступления. М., 1958. С. 109; Пионтковский А.А. Учение о
преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 290.
24

действий, могущих вызвать крушение поезда1). Деяния, совершенные


гражданами, не достигшими 14-летнего возраста, не являются уголовно
наказуемыми. Для несовершеннолетних, совершивших преступление, не
представляющее большой общественной опасности, были предусмотрены
принудительные меры воспитательного характера, не являющиеся
уголовным наказанием. В перечне смягчающих обстоятельств Основы
закрепили несовершеннолетие виновного.
Впоследствии в ст. 10. УК РСФСР 1960 г.2 данные положения были
продублированы и дополнены ч. 4, связанной с возможностью освобождения
от уголовной ответственности и наказания несовершеннолетнего до 18 лет с
направлением его в комиссию по делам несовершеннолетних для
рассмотрения вопроса о применении к нему принудительных мер
воспитательного характера.
Итак, советское законодательство было ориентировано на возможность
широкого применения к несовершеннолетним преступникам мер
воспитательного характера. В то же время, возраст уголовной
ответственности понижался, и фактически вместо воспитательных мер
применялись уголовные наказания. Либеральные подходы к вопросам
уголовной ответственности несовершеннолетних были реализованы в
конечном итоге в УК РФ 1996 г., раздел V которого изначально содержал
правило об ограничении возможности применения к несовершеннолетним
наказания в виде лишения свободы (верхний предел – десять лет), а раздел IV
– о неприменении к ним некоторых видов наказания (смертной казни,
пожизненного лишения свободы). В 2003 г. для несовершеннолетних,
совершивших преступление, не относящееся к особо тяжким, в возрасте 14-
16 лет, был установлен верхний предел лишения свободы в виде 6 лет, а для
всех остальных категорий – в виде десяти лет.
1
Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик от 25 декабря
1958 года // Сборник законов СССР и указов Президиума Верховного Совета СССР 1938-
1975. – М., 1975. – Т. 3. – С. 310.
2
Закон РСФСР от 27 октября 1960 года «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР» //
Ведомости Верховного Совета РСФСР от 31 октября 1960 года. № 40. ст. 591.
25

В действующем уголовном законодательстве вопросы уголовной


ответственности несовершеннолетних урегулированы в главе 14 УК РФ.
Особенности процессуального статуса несовершеннолетнего и производства
по делам несовершеннолетних предусмотрены в главе 50 Уголовно-
процессуального кодекса РФ. Отдельные особенности правового статуса
несовершеннолетнего правонарушителя закреплены в Федеральном законе
«Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних»1. В целях правильного применения судами норм
указанных законодательных актов в период действия УК РФ были приняты
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 14.02.2000 г. №7 «О
судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних»2 и
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 01.02.2011 г. № 1 «О
судебной практике применения законодательства, регламентирующего
особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» 3.
Содержание правовых норм законодательных актов Российской Федерации
отвечает положениям международных правовых норм лишь частично, даже
несмотря на то, что вопросы регулирования уголовной ответственности
несовершеннолетних системно обособлены. Прежде всего, это относится к
приданию несовершеннолетнему особого правового статуса.
Признание факта, что подростки 16-18 лет обладают определенным
уровнем правового сознания, способны оценивать как фактическую сторону
своих поступков, так и их социальную значимость, лежит в основе
установления более низкого возраста уголовной ответственности (не с 18, а с
16 лет). С другой стороны, это закрепляет положение о том, что такое лицо

1
Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ «Об основах системы профилактики
безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (с изм. от 3 декабря 2011 г.) //
Собрание законодательства Российской Федерации от 28 июня 1999 г., N 26, ст. 3177.
2
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 14.02.2000 г. №7 «О судебной практике
по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Российская газета. -2000. -14 марта. -
С.6.
3
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной
практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной
ответственности и наказания несовершеннолетних» // Российская газета от 11 февраля
2011 г. N 29.
26

может без ущерба для психического и физического здоровья претерпевать


физические и моральные лишения, связанные с исполнением мер уголовного
наказания.
Формирующаяся сегодня концепция российского ювенального права1
основана на двух позициях: несовершеннолетние по своему развитию еще не
способны в полном объеме в реальности осознавать свои поступки и нести за
них полную ответственность; несовершеннолетние еще находятся в том
возрасте, когда их можно перевоспитать. Главное предназначение
ювенального права состоит в том, чтобы вернуть юного правонарушителя в
цивилизованное общество.
Тем не менее, в настоящее время в научной и практической среде
отсутствует единое мнение о том, что представляет собой ювенальное право
и какое место оно может занять в системе противодействия преступности и
правонарушениям несовершеннолетних. Безусловно, системная основа
ювенального права должна быть направлена, прежде всего, на профилактику
безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, оказание помощи
детям, находящимся в трудной жизненной ситуации, вступившим в конфликт
с законом.
Завершив обзор развития законодательства об уголовной
ответственности несовершеннолетних, следует перейти к анализу правовой
регламентации неосторожной формы вины в российском законодательстве.
Как отмечается в литературе, в уголовном праве России понимание в

1
См. напр.: Баймахан Р. М. Ювенальная юстиция : уголовно-процессуальные аспекты :
автореферат дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.09. - Бишкек, 2011; Брылева Е. А.
Юридическая природа ювенального правопорядка : автореферат дис. ... канд. юрид. наук:
12.00.01. - Нижний Новгород, 2011; Марковичева Е. В. Концептуальные основы
ювенального уголовного судопроизводства : автореферат дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.09.
- Екатеринбург, 2011; Хулхачиева И. В. Становление институтов ювенальной юстиции в
России и зарубежных странах : историко-правовое исследование : автореферат дис. ...
канд. юрид. наук: 12.00.01. – М., 2009; Быданцев Н. А. Прекращение уголовного
преследования (дела) в отношении несовершеннолетнего с применением принудительной
меры воспитательного воздействия в аспекте ювенальной юстиции : автореферат дис. ...
канд. юрид. наук: 12.00.09. - Томск, 2007; Чернышев Е. А. Становление и развитие
системы ювенальной юстиции в Российской Федерации : историко-правовой аспект:
автореферат дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01. - Краснодар, 2007.
27

законодательстве, теории и правоприменении умышленной вины носит


относительно стабильный характер1,3. Трактовка неосторожной формы вины,
напротив, стабильностью не отличается. На различных этапах эволюции
уголовного права неосторожная форма вины не рассматривалась в аспекте
отражения особенностей психического отношения виновного к содеянному.
Отсутствовал и единый подход к решению вопроса о соотношении понятий
«легкомыслие», «самонадеянность», «небрежность» в определении одного из
видов неосторожной формы вины, который признавался то преступной
самонадеянностью, то преступным легкомыслием. Тенденция к отделению
преступной неосторожности от умысла прослеживалась еще в Судебниках
1497 г. и 1550 гг., однако их регламентация имела случайный характер, так
как отсутствовали четкие критерии отграничения неосторожности как от
умысла, так и от случайного причинения вреда. Неосторожность и
случайность в этих документах обозначались термином «бесхитростно». В
Уставной Земской грамоте волостей Малой Пенежки, Выйской и Суры
Двинского уезда от 25 февраля 1552 г.2,3 присутствовала формулировка
«нехитростное дело», в которой смешивались критерии неосторожного и
случайного причинения вреда3. В Боярском приговоре об ответственности за
неумышленное убийство от 17 февраля 1625 г. проявляется стремление
законодателя связать отсутствие умысла и наличие неосторожности с
нахождением лица в состоянии алкогольного опьянения, хотя логично
предположить, что в состоянии алкогольного опьянения лицо могло
совершить и умышленное, и неосторожное, и случайное деяние4, т.е.
критерий опьянения не способствует разграничению форм вины.
Понятие невиновного причинения вреда, исключающего уголовную

1
См. : Рарог А.И. Субъективная сторона преступления. М., 2001. с. 10.
2
Уставная Земская грамота волостей Малой Пенежки, Выйской и Суры Двинского уезда
от 25 февраля 1552 г // ПРП. С. 188-197.
3
Недопекина Т.Б. Преступное легкомыслие : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08. - Саратов,
2010.
4
Недопекина Т.Б. Преступное легкомыслие : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08. - Саратов,
2010.
28

ответственность, было введено в ст. 20 главы 22 Соборного уложения 1649 г.,


в которой делался акцент на случайном характере деяния (лишения жизни),
отсутствии неприязненных отношений между причинителем вреда и его
жертвой. В данном документе отсутствовало понятие «легкомыслие», но
была сделана попытка законодательного разграничения деяний на
умышленные, неосторожные и случайные, хотя последние две категории и не
имели четкой градации. В целях их разграничения использовалась
одинаковая терминология - «не нарочно», «без умышленья», «от
неосторожности внезапно».
В Артикуле Воинском 1715 г.1 не раскрывалось понятие легкомыслия,
но была точно определена его юридическая природа как самостоятельного
вида неосторожной формы вины. Для обозначения видов неосторожной вины
в Артикуле использовались и иные понятия: «неосторожность»,
«небрежность», «неосмотрительность», «ненамеренность», «ненарочность»
(в частности, предусматривалось освобождение от уголовной
ответственности за совершение неумышленного и ненарочного убийства,
когда не установлена вина причинителя вреда). Тем самым, законодатель
признает многогранность психики неосторожного преступника, и как
следствие, дифференцирует уголовно-правовую оценку интеллектуально-
волевого отношения лица к совершаемому деянию и его последствиям2.
В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.3, в
отличие от Артикула Воинского 1715 г., содержится понятие невиновного
причинения вреда как основания освобождения от наказания, в частности,
четко указано о случайном и непредвиденном характере происшедшего
события. По сути, проводится и отграничение невиновного причинения вреда

1
Артикул воинский от 26 апреля 1715 г.. // Российское законодательство X-XX веков. —
М., 1985. — Т. 2.
2
См. Недопекина Т.Б. Преступное легкомыслие : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08. -
Саратов, 2010.
3
Уложение о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г., с изменения
от 1857 г., 1866 г. и 1885 г. // Российское законодательство X-XX веков. — М., 1989. — Т.
6.
29

от неосторожной формы вины, поскольку говорится о том, что в тех случаях,


когда действия виновного были очевидно незаконными, он подлежит
ответственности, хотя бы и не желал наступления общественно опасных
последствий (ст.ст. 98-99). Была введена ответственность за неосторожное
причинение смерти: «Кто без намерения учинит убийство, дозволит себе
какое-либо действие, противное ограждающим личную безопасность и
общественный порядок постановлениями, и последствием которого, хотя и
неожиданным, причинится кому-либо смерть, то виновные подвергаются
заключению в тюрьму от 2 до 4 месяцев»1 (ст. 1466). В случае причинения
телесных повреждений, ответственность наступала в форме того же
заключения в тюрьму на срок от 2 до 4 месяцев или аресту от 7 дней до 3
месяцев (ст. 1494). Военно-уголовный устав 1869 г.2 сохранил некоторую
преемственность Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в
части юридической оценки преступной небрежности как обстоятельства,
уменьшающего вину и наказание преступника3.
В теории уголовного права этого исторического периода считалось, что
«преступление есть заведомое посягательство, т.е. не могут считаться
уголовными преступлениями деяния ошибочные, неосторожные,
случайные»4. В работах И.Я. Фойницкого, Н.С. Таганцева, посвященных
посягательствам на жизнь, отмечалось, что неосторожная форма вины носит
общежитейский характер, и изначально действия виновного не являются
преступными5.
Уголовное уложение 1903 г. содержало деление неосторожного деяния

1
Устав о наказаниях 1864 г. // Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением
рассуждений, на коих они основаны. – СПб., 1866.
2
Свод военных постановлений 1869 года. Часть 6. Военно-уголовные уставы. Книга 22.
Воинский устав о наказаниях. Книга 23. Дисциплинарный устав. Книга 24. Устав Военно-
судебный. – СПб., 1879.
3
См. Недопекина Т.Б. Преступное легкомыслие : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08. -
Саратов, 2010.
4
Бернер А.Ф. Уголовное право. Части общая и особенная. – СПб., 1865. - С. 321.
5
Курс уголовного права: Часть особенная: Посягательства на личность и имущество / Под
ред. И.Я. Фойницкого. – СПб., 1893. С. 24-25. См. также: Таганцев Н.С. О преступлениях
против жизни по русскому праву. – СПб., 1870. – С. 70-71.
30

на преступную небрежность (преступник не предвидел последствий, хотя мог


и должен был их предвидеть) и преступную самонадеянность (предвидел
наступление последствий, но легкомысленно предполагал их предотвратить).
В этом Уложении легкомыслие приобрело новое значение – признака
волевого элемента одного из видов неосторожной формы вины. В отделении
четвертом «Об условиях вменения и преступного деяния» Уложения 1903 г.
(ст. 42) также говорится о невиновном причинении вреда: «Не вменяется в
вину преступное деяние, коего учинивший не мог предвидеть или
предотвратить».
Как отмечал И.Я. Фойницкий, неосторожность в Уголовном уложении
1903 г., распадается на две формы виновности: 1) причинение зла,
непредвидимого, но такого, которое можно было предвидеть, и 2)
причинение зла предвидимого им, но не желаемого и такого, которое он
надеялся избежать1. Степени неосторожности при этом построении могут
быть определены или по степени возможности и легкости предвидения, или
же по степени обязанности виновного действовать с особою
осмотрительностью; такая обязанность, в свою очередь, обусловливается или
лежавшими на виновном функциями, или же учинением им
противозаконного деяния, когда закон ставит требование, чтобы он
действовал с особой осмотрительностью. И.Я. Фойницкий различал три вида
неосторожности в составе причинения смерти: 1) простую, за которую
полагается лишь внушение и которая граничит со случаем (110 Уложения);
2) общежитейскую, когда лишение жизни произошло от действий,
изначально неприступных (1469 Уложения); 3) неосторожное причинение
смерти деянием, запрещенным само по себе уголовным законом (здесь на
субъекта возлагается обязанность особой осмотрительности, и
ответственность предусматривается строже, чем за обыкновенную
неосторожность).

1
Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть особенная: Посягательства личные и
имущественные. - 5-е изд. - С.-Пб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1907. - 442 c.
31

В целом же, в теории уголовного права досоветского периода


существовали сложности в определении сущности и видов преступной
неосторожности, что особенно ярко проявилось на примере легкомыслия.
Ряд ученых рассматривали различные виды неосторожности, особенно
выделяя легкомыслие, не отождествляя его с самонадеянностью (П.Д.
Калмыков) 1. Другие авторы считали легкомыслие и самонадеянность
понятиями, отражающими самостоятельные специфичные аспекты
психического отношения виновного к содеянному в рамках одного вида
неосторожной формы вины, интеллектуальный критерий которого
характеризуется предвидением возможности наступления общественно
опасных последствий (П.П. Пусторослев, С.В. Познышев)2. Некоторые
исследователи придавали легкомыслию двойное значение: признака,
одновременно применяемого для характеристики и самонадеянности, и
небрежности, а также синонима самонадеянности как вида неосторожной
формы вины3 (А.К. Фон-Резон). С позиций иных теоретических воззрений,
легкомыслие выступало в роли признака волевого элемента преступной
самонадеянности, то есть соотносилось с ней как часть с целым4 (В.Д.
Спасович).
В уголовном законодательстве советского периода понятие
неосторожности сформировалось не сразу. В Руководящих началах по
уголовному праву РСФСР 1919 г. упоминаются понятия «запальчивость»,
«легкомыслие», «небрежность» в роли субъективного признака,
характеризующего деяние. Согласно ст. 11 УК РСФСР 1922 г., уголовная
ответственность наступала при совершении преступления умышленно или
неосторожности. Кроме того, данный нормативный правовой акт

1
Калмыков П.Д. Учебник уголовного права. М., 1866. С. 51.
2
Познышев С.В. Основные вопросы учения о наказании. М., 1904. С. 27; Пусторослев
П.П. Поянтие о преступлении. М., 1891. С. 34.
3
Фон-Резон А.К. Уголовное уложение. Краткое изложение главных положений его в
сопоставлении с действующим правом. СПб, 1903. С. 49.
4
См. Недопекина Т.Б. Преступное легкомыслие : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08. -
Саратов, 2010., Спасович В.Д. Учебник уголовного права. СПб, 1863. С. 55
32

использовал понятия легкомыслия в двойном значении: 1) в качестве


признака преступной неосторожности (п. «б» ст. 11 УК 1922 г.) и 2) в роли
обстоятельства, учитываемого при назначении наказания (ст. 25 УК 1922 г.).
Основные начала уголовного законодательства 1924 г. и УК РСФСР 1926 г.
сохранили преемственность положений УК РСФСР 1922 г. в части
регламентации преступной небрежности как обстоятельства, учитываемого
при назначении наказания1. В УК РСФСР 1926 г. содержится упоминание о
неосторожном действии как основании для применения мер социальной
защиты судебно-исправительного характера. При этом под неосторожным
действием понимается действия лиц, когда они не предвидели последствий
своих поступков, хотя и должны были предвидеть их, или легкомысленно
надеялись предотвратить такие последствия (п. «б» ст. 10 УК РСФСР 1926
г.). В целом, как отмечается в литературе2, большая часть норм Особенной
части конструировалась с использованием умышленной формы вины, что
существенно повышало репрессивность УК РСФСР 1926 г. Кодекс содержал
составы преступлений с двумя формами вины, хотя в Общей части о них
ничего не говорилось. Смягчающими обстоятельствами признавались такие
обстоятельства совершения преступления, как невежество, несознательность,
случайное стечение обстоятельств (п. «ж» ст. 48). Неосторожность выступает
признаком субъективной стороны в ряде составов преступлений: убийство по
неосторожности (ст. 139), неосторожное телесное повреждение, если оно
явилось последствием сознательного несоблюдения правил
предосторожности, и неосторожное телесное повреждение, не повлекшее
тяжелых последствий (ст. 145).
Дифференцированный подход к пониманию вины содержался в
постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 15 сентября 1950 г. №
16/12/у, в котором давалось разъяснение по квалификации преступлений,
связанных с нарушением правил дорожного движения. В нем, в частности,

1
Там же.
2
Калашникова А.И. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г.: компромисс идеологии и науки. -
Ульяновск, 2009.
33

выделялось «сознательное злостное нарушение правил движения (так


называемое «лихачество», хулиганские побуждения, вождение в нетрезвом
виде и т.д.)», которое позволяло квалифицировать деяние, повлекшее смерть,
как умышленное убийство, и убийство по неосторожности («смерть
потерпевшего явилась результатом нарушения правил вождения,
допущенного без указанных отягчающих обстоятельств»). Вместе с тем, вряд
ли следует признать такое толкование нормы закона удачным: водитель
транспортного средства, очевидно, не предвидит возможности причинения
смерти во всех этих случаях и не желает этого, т.е. умышленно он только
нарушает установленные правила движения.
Статья 9 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных
республик 1958 г. дает следующее понятие неосторожности: лицо
предвидело возможность наступления общественно опасных последствий
своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их
предотвращение, либо не предвидело возможности наступления таких
последствий, хотя должно было и могло их предвидеть1. Очевидно, что это
понимание соответствует предыдущей традиции, разграничивает две
разновидности неосторожной формы вины. Впоследствии в ст. 9. УК РСФСР
1960 г. данное положение было продублировано.
Что касается видов неосторожности, то очевидно, что указанные
нормативные документы выделяли легкомыслие и небрежность (последняя
не называлась). В теории уголовного права легкомыслие рассматривалось
качестве: 1) синонима преступной самонадеянности как самостоятельного
вида вины (К.А. Камкадзе2); 2) признака волевого элемента преступной
самонадеянности (В.А. Нерсесян, С.М. Шапиев, A.M. Трухин3); 3) признака

1
Нерсесян В. А. Ответственность за неосторожные преступления: Автореферат дис. ... д-ра
юрид. наук: 12.00.08. – М., 2006.
2
Камкадзе К.А. Учет неосторожной вины в судебной практике // Советская юстиция.
1984. № 5. С. 12-13.
3
Нерсесян В.А. Некоторые теоретические аспекты назначения наказания за совершение
неосторожных преступлений и их профилактика // В сб. Актуальные проблемы советского
уголовного права и криминологии: к 70-летию Октября. М., 1988. С. 25-29; Трухин А.М.
34

косвенного умысла и одновременно преступной самонадеянности (В. Г.


Макашвили1); 4) самостоятельного вида неосторожной формы вины, не
отождествляемого с самонадеянностью (Ю.М. Лившиц2)3. Как отмечается в
современных работах, с позиций психологической теории вины невозможно
установить вид неосторожности, его интеллектуальные и волевые
компоненты4. В литературе указывается, что субъективная сторона
преступления представляет собой элемент состава преступления,
включающий характеристику психической деятельности лица,
непосредственно связанной с совершением преступления5. В составе
субъективной стороны преступления выделяют форму вины, мотив и цель
преступления. Совокупность этих элементов характеризует связь сознания и
воли лица с совершаемым им общественно опасным деянием. П. С. Дагель
указывал, что вина представляет собой внутреннюю, субъективную сторону
преступления, психическое отношение субъекта к своему общественно
опасному деянию и его последствию, выраженное в преступлении6. Ю. А.
Демидов утверждал, что содержание вины необходимо видеть в совершении
преступления конкретным лицом, в единстве объективных и субъективных
обстоятельств, в которых выразилась вина — отрицательное отношение лица

Мотивация неосторожных преступлений. Владивосток, 1991. С. 34; Шапиев С.М.


Особенности уголовной ответственности за преступления, совершаемые по
неосторожности. Дис. … канд.юрид.наук. Л., 1982. с. 115.
1
Макашвили В.Г. Уголовная ответственность за неосторожность. М., 1957. С. 76.
2
Лившиц Ю.М. К вопросу о психологии преступника (субъективно-личностная
детерминация преступления) // Сб. научных трудов Таллиннского политехнического
института. 1973. № 342. С. 111-127.
3
Недопекина Т.Б. Преступное легкомыслие. Дис. … канд.юрид.наук. Саратов, 2010. С.
161.
4
Там же.
5
См.: Волков Б. С. Проблема воли и уголовная ответственность. Казань, 1965. С. 21; Он
же. Мотив и квалификация преступления. Казань, 1968. С. 9; Дагель П. С, Котов Д. П.
Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. С. 11; Злобин Г.
А., Никифоров Б. С. Умысел и его формы. М., 1972. С. 19; Ворошилин Е.В., Кригер Г.А.
Субъективная сторона преступления. М., 1987. С. 6-18; Рарог А. И. Субъективная сторона
и квалификация преступлений. М., 2001. С. 20.
6
См.: Дагель П. С. Содержание, форма и сущность вины в советском уголовном праве //
Правоведение. 1969. № 1. С. 78.
35

к ценностям социалистического общества1. К.Ф. Тихонов в понятии вины


выделял такой признак, как отрицательное отношение субъекта
преступления к охраняемым интересам общества2. Достаточно
традиционным является следующее определение вины: вина — это
психическое отношение лица к совершенному деянию и его последствиям,
выражающее негативное отношение к охраняемым законом интересам
личности, общества или государства3. Вина (в форме умысла или
неосторожности) является обязательным элементом субъективной стороны
преступления. Правовое значение субъективной стороны преступления
состоит в том, что она позволяет установить основание для привлечения лица
к уголовной ответственности (в соответствии с принципом вины (ст. 5 УК
РФ) лицо подлежит ответственности только за те общественно опасные
деяния и наступившие общественно опасные последствия, в отношении
которых установлена его вина). Кроме того, субъективная сторона
преступления отграничивает умышленные преступления от неосторожных,
влияет на квалификацию преступления и установление степени его
общественной опасности, определение его принадлежности к одной из
четырех категорий.
Идея закрепления легкомыслия в качестве самостоятельного вида вины
не нашла отражения в Основах уголовного законодательства СССР 1991 г.,
где самонадеянность признавалась видом неосторожности, а легкомыслие -
признаком волевого элемента этого же вида вины. Указанное сочетание
легкомыслия и самонадеянности свидетельствовало о стремлении
законодателя подчеркнуть общие черты данных понятий. В УК 1996 г. РФ
присутствует определение неосторожности и ее видов: преступного
легкомыслия и преступной небрежности.
Таким образом, изучение исторических особенностей развития
1
См.: Демидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975. С. 114.
2
Тихонов К.Ф. Субъективная сторона преступления. Саратов, 1967. С. 65.
3
См.: Рарог А.И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений. М., 2006. С. 49-
61; Скляров С. В. Мотивы индивидуального преступного поведения и их уголовно-
правовое значение. М., 2000. С. 11.
36

законодательства о неосторожной форме вины показывает, что уголовное


законодательство и теория уголовного права не выработали единой позиции
о содержании преступной неосторожности. Эволюция преступной
неосторожности свидетельствует о наличии тесной взаимосвязи между
понятиями «легкомыслие» и «небрежность»; их истоки находятся в истории
института преступной неосторожности, однако они не являются синонимами,
ибо не отражают тождественного психического отношения виновного к
содеянному; это понятия, обладающие самостоятельным специфическим
интеллектуальным и волевым содержанием.
Исследовав развитие уголовной ответственности несовершеннолетних
и института неосторожной вины, можно заключить, что преступления,
совершенные несовершеннолетним по неосторожности, долгое время не
были закреплены законодательно как самостоятельное обстоятельство,
исключающее или смягчающее уголовную ответственность. Меры
ответственности в случае подобных деяний применялись на основании
института аналогии, который был введен в ст. 16 УК РСФСР 1926 г.: «Если
то или иное общественно-опасное действие прямо не предусмотрено
настоящим Кодексом, то основание и пределы ответственности за него
определяются применительно к тем статьям Кодекса, которые
предусматривают наиболее сходные по роду преступления».
Следует согласиться с теми исследователями, которые признают, что
принцип аналогии (а также теория опасного состояния и меры социальной
защиты), как элемент единой концепции преступления в советском
уголовном праве, отдавал приоритет в установлении оснований уголовной
ответственности не закону, а судейскому усмотрению, что зачастую вело к
произволу и помогало применять репрессии к «неугодным лицам»1. В 1940 г.
была введена уголовная ответственность несовершеннолетних за совершение
действий, могущих повлечь крушение поезда, при этом было подчеркнуто,

1
Калашникова А. И. Уголовный кодекс РСФСР 1926 года: концептуальные основы и
общая характеристика: автореферат дис. …канд. юрид. наук: 12.00.08. – М., 2009.
37

что она наступает как в случае умышленной, так и неосторожной вины.


25 декабря 1958 г. Верховным Советом СССР были утверждены
Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, в
которых исключалось применение закона по аналогии: уголовной
ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении
преступления, то есть умышленно или по неосторожности совершившее
предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (ст. 3). В
УК РСФСР 1960 г. дублировались положения Основ уголовного
законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. и была сохранена
традиция не выделять отдельными положениями нормы, связанные с
неосторожными преступления несовершеннолетних. При этом в УК РСФСР
были отдельно указаны в ст. 10 составы преступлений, за которые лицо 14-16
лет могло быть привлечено к ответственности с учетом обстоятельств
неосторожной вины: неосторожное убийство, предусматривавшее наказание
лишением свободы на срок до трех лет или исправительными работами на
срок до одного года (ст. 106). С учетом возраста и формы вины к
подсудимому могли быть применены меры воспитательного характера (ст.
63).
Отметим, что, как и все предшествующее законодательство,
современное российское уголовное право не выделяет отдельными статьями
и их частями нормы, связанные с неосторожной преступностью
несовершеннолетних. При этом в ст. 26 УК РФ раскрыты признаки
неосторожной формы вины, четко определены ее виды: легкомыслие и
небрежность. Кроме того, ст. 20 УК РФ содержит указание на общий возраст,
с которого наступает уголовная ответственность (16 лет), а также составы
преступлений, по которым ответственность может наступить раньше - с 14
лет, и в этом перечне преступления с неосторожной формой вины
отсутствуют. Федеральные законы № 25-ФЗ от 9 марта 2001 г., № 162-ФЗ от
8 декабря 2003 г., № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 г., которыми вносились
многочисленные изменения в УК РФ, существенно понизили степень
38

общественной опасности преступлений, совершенных при наличии


неосторожной формы вины: так, с 2001 г. они переведены в категории
небольшой и средней тяжести, с 2003 г. по многим составам понижены сроки
наказания в виде лишения свободы, или сами деяния частично
декриминализированы (в частности, причинение по неосторожности средней
тяжести вреда здоровью), с 2011 г. законодательно определено право суда
изменять категорию преступления на менее тяжкую. В целом очевидно, что
российское право развивается по пути гуманизации, где возраст
совершившего неосторожное преступное деяние, учитывается как
смягчающее обстоятельство.
Вывод: Развитие отечественного законодательства об уголовной
ответственности несовершеннолетних в дореволюционный период
отличалось относительно последовательным проведением в жизнь
восстановительного подхода, то есть признания необходимости учета
возрастных особенностей несовершеннолетних преступников и
возможностью применения к ним мер уголовного наказания. Однако в ХХ
веке уголовная политика в отношении несовершеннолетних претерпевала
резкие и часто необоснованные изменения. Так, первые акты советского
государства предусматривали отказ от привлечения несовершеннолетних к
уголовной ответственности и в этом плане являлись ярким воплощением
реабилитационного подхода. Однако уже в 1930-х гг. гуманистическая
направленность рассматриваемой сферы законодательства сменилась
жесткой карательной политикой в отношении несовершеннолетних: была
законодательно закреплена возможность применения к несовершеннолетним
с 12 лет всех мер уголовного наказания, вплоть до смертной казни, были
ликвидированы комиссии по делам несовершеннолетних. А с 1960 г.
уголовная политика в отношении несовершеннолетних снова меняет свой
характер с репрессивного на восстановительный.
Отличительной особенностью регулирования уголовной
ответственности несовершеннолетних в отечественном законодательстве
39

является отсутствие на протяжении всей истории развития автономной


системы ювенальной юстиции. При этом как в исторической проекции, так и
на современном этапе, российское законодательство учитывало специфику
возраста несовершеннолетнего при определении особенностей уголовной его
ответственности в рамках общеуголовных законодательных актов.
Изучение исторических особенностей развития института
неосторожной формы вины показывает, что ее трактовка стабильностью не
отличается: так, на различных этапах эволюции уголовного права не было
единого подхода к решению вопроса о соотношении понятий «легкомыслие»,
«самонадеянность», «небрежность». Тем не менее, будучи закрепленной в
законе, неосторожная вина всегда выступала обстоятельством, смягчающим
уголовную ответственность.
Исследовав развитие уголовной ответственности несовершеннолетних
и института неосторожной вины, можно заключить, что преступления,
совершенные несовершеннолетним по неосторожности, не были закреплены
законодательно как самостоятельное обстоятельство, исключающее или
смягчающее уголовную ответственность. Современное российское уголовное
право также не предусматривает отдельных норм, связанных с
неосторожными преступлениями несовершеннолетних. Однако возраст
совершившего неосторожное преступное деяние, учитывается как
смягчающее обстоятельство.

§ 2. Уголовная ответственность за неосторожные преступления


несовершеннолетних по зарубежному законодательству
Уголовное законодательство всех без исключения зарубежных стран
рассматривает несовершеннолетнего как особого субъекта, наделенного
привилегированным статусом. Это выражается, с одной стороны, в
применении более гуманных средств уголовно-правового воздействия в
отношении несовершеннолетних преступников, а с другой - в повышенной
защите интересов несовершеннолетних потерпевших с помощью уголовно-
40

правовых средств1.
Примером наиболее близкой к российской правовой модели выступает
законодательство Германии, в котором отношение законодателя к
несовершеннолетним преступникам, также как и в России, менялось от
одного исторического периода к другому. Первые попытки обособления
норм об уголовной ответственности несовершеннолетних в Германии
произошли на несколько веков раньше, чем в России, но их характер и
содержание соответствующих положений имели значительное сходство. В
XVIII-XIX вв. в Германии и России были сделаны попытки определения
возраста уголовной ответственности и установления особенностей уголовной
ответственности для различных возрастных категорий несовершеннолетних
преступников. В немецком уголовном законодательстве повышение возраста
уголовной ответственности до 14 лет произошло уже в XVIII веке, тогда как
в России до 1917 г. возрастная планка уголовной ответственности была
значительно ниже и составляла 10 лет. Развитие норм об ответственности
несовершеннолетних в Германии отличалось поэтапным уточнением
соответствующих норм, введением новых институтов и механизмов,
направленных на обеспечение интересов несовершеннолетнего преступника.
Немецкий законодатель избрал путь обособления соответствующих норм с
формированием особой системы принципов и целей их применения. Для
реализации подобного подхода в Германии существовали определенные
предпосылки: наличие системы так называемого дополнительного
уголовного права, включающего законодательные акты в сфере борьбы с
преступностью, и действующего наряду с Уголовным кодексом. В
современном германском праве отдельно выделяется уголовное право
несовершеннолетних (Jugendstrafrecht), которое определяется в литературе
как специальное уголовное право для юных (junge) субъектов (Tater),
которые на момент совершения деяния находились в критической

1
Луничев Е. М. Уголовно-правовой статус несовершеннолетнего в зарубежном
законодательстве // Актуальные проблемы российского права. - М.: Изд-во МГЮА, 2011,
№ 2 (19). - С. 330-339.
41

переходной стадии между детством и зрелостью1. Данный комплекс


правовых норм охватывает и материальные, и процессуальные нормы, по
существу представляя собой и уголовное, и уголовно-процессуальное право.
Применяется он в отношении лиц определенных возрастных категорий: а)
безусловно для лиц, достигших 14-летнего и не достигших 18-летнего
возраста; б) с некоторыми условиями — для лиц, достигших 18-летнего
возраста, но не достигших 21 года. Самостоятельное существование
уголовного права несовершеннолетних, по-видимому, объясняется
признанием специфики данной демографической группы и традициями,
сложившимися в ходе развития немецкой уголовно-правовой мысли.
Источником норм уголовного права несовершеннолетних является общее
уголовное законодательство — УК Германии, а также специальное – Закон
об отправлении правосудия по делам молодежи2. В Законе отдельно
рассматриваются вопросы, относящиеся к: а) несовершеннолетним (от 14 до
18 лет – Jugendliche)); б) молодежи (Heranwachsende); в) солдатам
бундесвера. Предписания данного Закона как специальные нормы имеют
преимущество перед УК, но они ограничиваются главным образом
регламентацией наказания, а также иных мер уголовно-правового
воздействия (например, воспитательных мер) и в весьма важной части –
регламентацией вины; все иные предпосылки уголовной ответственности
содержатся в УК и дополнительных законах.
К этому важнейшему Закону примыкают законы, регламентирующие
исполнение наказания и различные воспитательно-профилактические меры в
отношении несовершеннолетних и молодежи, которые здесь специально не
рассматриваются. Некоторые особенности регламентации уголовной
ответственности данной группы лиц сохранились на территории бывшей
ГДР, на что в Законе об отправлении правосудия по делам молодежи есть
1
Schaffstein F., Beulke W. Jugendstrafrecht. 13 Aufl. Stuttgart; Berlin; Koln: Kolhammer, 1998.
S. 1; Шаффштайн Ф., Бойльке В. Молодежное уголовное право. 13-е изд. Штутгарт;
Берлин; Кёльн: Кольхаммер. 1998. С. 1.
2
Закон о новом регулировании права помощи детям и юношеству — Jugendgerichtsgesetz
(JGG) в ред. 11.12.1974 с изм.
42

необходимая ссылка. Как отмечается в литературе, немецкий законодатель


исходит из того, что к несовершеннолетним может применяться одно
наказание – лишение свободы, а иные меры (арест, общественно-полезные
работы и др.) выступают мерами воспитательного воздействия или
принудительными средствами, и с учетом этого предлагается запретить в ст.
87 УК назначать несовершеннолетним наказания за преступления небольшой
или средней тяжести, если будет установлено, что лицо может быть
исправлено путем применения принудительных мер воспитательного
воздействия1.
Особенности доктрины германского уголовного права
несовершеннолетних следующие. Во-первых, признается самостоятельность
данной совокупности правовых норм, причем она рассматривается как
позитивный итог исторического развития. Ф. Шаффштайн и В. Бойльке
связывают это с такими именами, как Франц фон Лист (Franz von Liszt) и
руководимая им школа (Moderne Schule), прокурор Аппелиус (Appelius),
райхюстицминистры Веймарской Республики Шиффер и Радбрух (Schiffer
und Radbruch) и др.; при этом развитие молодежного уголовного права очень
осторожно оценивают как дискуссию между неоклассицистами,
тяготеющими к «взрослому» уголовному праву, сторонниками нынешней
модели, и так называемыми аболиционистами, которые вообще отрицают
необходимость уголовного права2. Во-вторых, одобряется необходимость
создания специфического уголовно-процессуального порядка и
инфраструктуры осуществления воспитательных мер. В-третьих, уделяется
внимание анализу ограниченных поведенческих возможностей
несовершеннолетних и молодежи и особенное внимание, как пишет X.
Остендорф, к Fair-Trial-Prinzip1, т. е. началу «честной игры»3. В-четвертых,

1
Бахвалова Л. А. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних в
уголовном праве России и Германии. Дис. … канд.юрид.наук. М., 2012. С. 7.
2
Schaffstein F., Beulke W. Jugendstrafrecht. 13 Aufl. Stuttgart; Berlin; Koln: Kolhammer, 1998.
S. 41.
3
Ostendorf H. Jugendgerichtsgesetz. Kommentar. Köln; Berlin; Bonn; München: Carl
Heymanns, 2000. S. 9.
43

«криминологизация» указанной общности норм по господствующему, если


не единодушному, мнению; данные криминологии именно здесь влияют на
уголовно-правовые решения самым существенным образом1.
К основным началам уголовного права несовершеннолетних относится:
а) ориентация на деятеля (субъекта), в отличие от «взрослого» уголовного
права, ориентирующегося на деяние; б) внимание к проблемам
осуществления воспитания субъекта, т. е. здесь наказания сопрягаются не
столько с тяжестью деяния, сколько с превентивными целями, впрочем,
наказание и воспитание, отмечается в литературе, находятся друг с другом в
состоянии напряжения2; в) связь с различными мерами социальной
профилактики. Структура уголовной ответственности несовершеннолетних в
германском праве предполагает, что дети до 14 лет не несут уголовную
ответственность. Для несовершеннолетних в возрасте 14-18 лет применяется
условная уголовная ответственность по § 3 Закона об отправлении
правосудия по делам молодежи. Несовершеннолетними по германскому
уголовному законодательству являются лица, достигшие 14, но не достигшие
18 лет. Возраст определяется на время совершения деяния, не учитывая
времени наступления последствий или уголовно-процессуального
разбирательства.
В целом, нормативные ограничения основания ответственности по
субъекту деяния установлены § 3 Закона об отправлении правосудия по
делам молодежи. В соответствии с ним несовершеннолетний несет
уголовную ответственность, если он на время деяния по своему моральному
и духовному развитию достаточно зрел, чтобы осознавать противоправность
(Unrecht) деяния и действовать в соответствии с таким осознанием. Для
воспитания несовершеннолетнего, который ввиду недостаточной зрелости не
ответствен по уголовному праву, судья может назначить те же меры, что и
1
Там же. S. 30-31.
2
Eisenberg U. Op. cit. S.16. Полемику по данному вопросу см.: Ostendorf H.
Jugendstrafrecht in der Diskussion // Zeitschrift fur Rechtspoutik. 2000. № 3. S. 103
(Остендорф Г. Уголовное право несовершеннолетних и молодежи в дискуссии // Журнал
правовой политики. 2000. № 3. С. 103). А также: Ostendorf Н. Op. cit. S. 7 ff.
44

судья по семейным делам и попечительству. Считается, что только эта норма


содержит в себе отклонение от Общей части УК и именно она означает, что
несовершеннолетний лишь условно дееспособен1. Данная норма является
специальной по отношению к § 20 УК в той части, что она устанавливает для
несовершеннолетних и только для них особое обстоятельство, исключающее
виновность2, т. е. вменяемость. При этом вменяемость (виновность)
несовершеннолетнего должна быть установлена позитивно.
Необходимо добавить, что неосторожные преступления
(Fahrlassigkeitstat) в германском праве рассматриваются обособленно, именно
как отдельная группа деяний, в рамках которой исследуется неосторожность
— как форма вины и признак субъективной стороны состава преступления.
При этом неосторожность может служить значительным смягчающим
обстоятельством. Так, в Германии осужденным по статье «убийство по
неосторожности» грозит лишь денежный штраф. Например, в 2008 году суд
немецкого города Мюнстера расценил смерть двух московских студентов,
погибших под колесами машины гражданина ФРГ, как «убийство по
неосторожности» и оценил ее в €5 тыс.3 В § 15 УК ФРГ содержится
положение о том, что в уголовном порядке наказываются лишь умышленные
действия, если закон прямо не предусматривает наказание за неосторожные
действия. Кроме того, в ч. 1 § 16 содержится положение о том, что лицо, не
знающее об обстоятельстве (или обстоятельствах), которое относится к
предусмотренному в законе составу закона, совершает деяние неумышленно.
В целом, в праве Германии считается, что неосторожность программирует
специфику всех элементов преступления, а отнюдь не только его
субъективную сторону. Это означает, что: а) неосторожность – это особый

1
Закон о новом регулировании права помощи детям и юношеству — Jugendgerichtsgesetz (
JGG) в ред. 11.12.1974 с изм.
2
В данном случае, как и всюду, говорится о виновности как вменяемости в российском
уголовном праве (Schuldfahigkeit) и вине как элементе преступления (Schuld).
3
Котляр П., Голова М. Немецкий суд оценил убийство москвичей денежным штрафом //
Электронный ресурс:
http://infox.ru/accident/crime/2009/11/17/Diplomatu_FRG_prosti_print.phtml Дата
публикации: 17 ноября 2009 года (Проверено 1.07.2012).
45

тип уголовно наказуемого поведения, а не просто форма вины; б) в связи с


этим она подлежит оценке по двум ступеням – в рамках состава и в рамках
вины1.
Именно поэтому по господствующему мнению, неосторожность – это
не простая форма вины, а особенный тип уголовно наказуемого поведения,
который (тип) соединяет в себе элементы противоправности и вины 2.
Отметим, что по сути, столь же основательно подходил к преступной
неосторожности советский ученый, профессор П. С. Дагель3. В группу
неосторожных преступлений по УК ФРГ входят только те деяния,
подчеркнем еще раз, о которых прямо указано в законе (§ 15), и
комментаторы обычно перечисляют параграфы Уголовного кодекса,
содержащие в себе это указание (всего их 33). В комментариях к УК ФРГ
отмечается, что конструктивные элементы неосторожных деликтов являются
спорными, и дискуссия по неосторожным деликтам была ранее и еще сегодня
и в перспективе искажена односторонней ориентацией на материальный
деликт»4. В других источниках можно обнаружить утверждение, что
неосторожность налицо, если субъект осуществляет состав противоправного
и упречного деяния, не распознавая (zu erkennen) этого или не желая его
осуществления (zu wollen)5, в связи с чем выделяются два вида
неосторожности: осознанная (bewusste) и неосознанная (unbewusste).
Неосознанной является неосторожность, когда лицо оставляет вне видимости
надлежащую и необходимую заботу и поэтому не предвидит развития
событий. Осознанной является неосторожность, когда лицо предвидит
развитие событий, не согласно с ними, но действует, несмотря на это,

1
Sternberg-Lieben D. // Schönke, Schröder. Strafgesetz buch. Kommentar. 25 Auflage.
Munchen, 1997. S. 282 ff.
2
Wessels J., Beulke W., Strafrecht. Allgemeiner Teil. 32 Aufl. Heidelberg: C.F. Müller Verlag,
2002. S. 223.
3
Дагель П. С. Неосторожность. Уголовно-правовые и криминологические проблемы. – М.:
Юридическая литература, 1977.
4
Cramer P., Sternberg-Lieben D. // Schönke, Schröder. Strafgesetz buch. Kommentar. 25
Auflage. Munchen, 1997. S. 279.
5
Tröndle / Fischer. Strafgesetzbuch und Nebengesetze. 51 Aufl. München: C.H.Beck, 2003.S.
116.
46

нарушая свой долг1. Кроме того, выделяется как особая форма грубая
(необдуманная) неосторожность (Leichtfertigkeit), когда предписанная забота
нарушается в особо сильной степени2. Она наличествует лишь в нескольких
составах деяния (ч. 2 § 97; ч. 2 § 138; § 251 и некоторых других).
Укажем элементы неосторожного преступления по немецкому праву.
Например, профессор У. Вебер предлагает следующую структуру
неосторожного преступления, которую он считает господствующей: 1)
соответствие составу (при наличии последствий: их связь с деянием); 2)
противоправность (отсутствие исключающих ее обстоятельств); 3) вина, куда
он и относит признаки неосторожности3. Аналогичную, но более объемную
конструкцию предлагает Р. Шмидт4: 1) состав деяния (деяние – последствия
– причинная связь); 2) противоправность; 3) вина (осознание
противоправности, извиняющие обстоятельства, субъективное нарушение
долга). При отсутствии последствий главной является проблема
осуществления поведения, описанного в законе. В случае формального
деяния предвидение последствий заменяется распознаванием (осознанием)
действия. Отмечается, что деяния такого рода редки (§ 163 «Неосторожная
ложная присяга; неосторожное свидетельство взамен присяги»); причем
здесь центр тяжести, по Г. Штратенверту, лежит на оценке долга заботы5.
В целом, ювенальное уголовное право ФРГ и российское уголовное
право, несомненно, имеют много общих характеристик. Между тем, их
сравнительный анализ показывает, что уголовное право РФ нуждается в
серьезной модернизации с учетом зарубежного опыта.
В европейских странах последовательно реализуется идея о

1
Сходно, но в иной редакции, эти понятия см.: Schmidt R., Seidel S. Strafrecht. Allgemeiner
Teil.Bremen: Verlag Rolf Schmidt, 1999. S. 163.
2
Wessels J., Beulke W., Strafrecht. Allgemeiner Teil. 32 Aufl. Heidelberg: C.F. Müller Verlag,
2002S. 206.
3
Baumann J., Weber U., Mitsch W. Strafrecht. Allgemeiner Teil. 11 Aufl. Bielefeld: Verlag
Gieseking, 2003. S. 479-480.
4
Schmidt R. Strafrecht. Allgemeiner Teil. Grundlagen der Strafbarkeit. Aufbau des
strafrechtlichen Gutachten. 2 Aufl. Grasberg (bei Bremen), 2003. S. 312.
5
Stratenwerth G. Strafrecht. Allgemeiner Teil I. 4 Aufl. Berlin; Köln; Bonn; München: Carl
Heymanns Verlag, 2000.S. 410.
47

привилегированном характере уголовной ответственности


несовершеннолетних и лиц молодежного возраста. Например, в уголовном
законодательстве республик бывшей Югославии (Босния и Герцеговина,
Черногория, Словения, Македония) специальные правила применяются в
отношении лиц, не достигших 21 года (в частности, образовательные меры,
меры интенсивного надзора со стороны органов власти). В УК Польши
используется понятие «лицо молодежного возраста» (совершившее
преступление до 21 года и к моменту вынесения приговора не достигшее 24
лет). В УК Австрии особым смягчающим обстоятельством признается
совершение преступления в возрасте от 19 до 21 г. лицом, отстающим в
развитии или воспитательно запущенным. В Швейцарии воспитательные
меры могут в исключительных случаях применяться к возрастной группе 18-
25 лет. В УК Испании предусмотрено, что положения об ответственности
несовершеннолетних могут применяться с учетом особых обстоятельств и к
лицам в возрасте 18-21 год. С учетом этого в современной литературе
высказывается достаточно разумное предложение о введении в УК РФ
понятия «лицо молодежного возраста» (18-21 год) и создании для этой
категории лиц специальных привилегированных правил1.
Не менее ценен и другой зарубежный опыт, однако уголовно-правовые
модели иных стран гораздо менее похожи на российскую, что не позволяет
говорить об использовании зарубежного опыта. Однако некоторые общие
тенденции стоит учитывать. Так, А. А. Мальцев, исследовавший
преступность несовершеннолетних в Республике Корея, указывает, что
большие изменения в подростковой преступности заметны на фоне
социально-психологических изменений в общественном сознании: в смене
социальных ценностей: для Кореи это замена традиционных конфуцианских
установок коллективизма и послушания естественному порядку на западные
индивидуалистические ценности, формирование новой модели нуклеарной

1
Коробейникова М. С. Зарубежный опыт регламентации применения уголовно-правовых
норм об ответственности несовершеннолетних к лицам молодежного возраста // Наука и
образование. 2012. № 2.
48

семьи взамен традиционной корейской, а также навязывание


потребительской культуры1. В Корее используется комплекс мер,
направленных в большей степени на предотвращение преступности, нежели
на борьбу с ней. В настоящее время в Корее существует эффективная система
ювенальной юстиции, правовую основу которой образует подотрасль
уголовного права - уголовное законодательство несовершеннолетних. Данная
подотрасль, следуя корейской правовой традиции, содержит в себе
положения и уголовно-процессуального, и уголовно-исполнительного
законодательства, в частности предусматривая особую процедуру
судопроизводства в отделах по делам несовершеннолетних семейного или
районного суда.
Что касается англосаксонской системы права, то в различных
национальных моделях регулирования преступности несовершеннолетних
есть свои отличия. Так, предельный возраст несовершеннолетнего лица,
установленный в США, в различных штатах отличается: лицо, не достигшее
18 лет (Нью-Йорк, Северная Каролина), 17 лет (Иллинойс, Мичиган, Техас),
21 года (Вашингтон, Алабама), 25 лет (Небраска, Виргиния, Аляска)2.
Возраст привлечения к ответственности с 7-ми лет установлен в Австралии,
Ирландии, США (если иное не установлено отдельными штатами). В
Колорадо и Луизиане указан 10-летний возраст, в Джорджии и Иллинойсе —
13-летний, в Миннесоте — 14-летний, в Нью-Гемпшире — 15-летний, в Нью-
Йорке — 16-летний. В современных российских исследованиях приводятся
доводы в пользу снижения минимального возраста уголовной

1
Мальцев А. А. Преступность несовершеннолетних в Республике Корея:
криминологические, уголовно-правовые, уголовно-политические аспекты: автореферат
дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. - Владивосток, 2009.
2
См.: Larry J. Siegel, Brandon C. Welsh. Juvenile Delinquency: Theory, Practice, and Law. -
Wadsworth Publishing; 11 edition, 2011. – 736 p.; Larry J. Siegel, Brandon C. Welsh Juvenile
Delinquency: The Core. - Wadsworth; 3rd edition (2008). – 464 p.; Clemens Bartollas, Frank J.
Schmalleger Juvenile Delinquency (The Justice Series). - Prentice Hall; 1 edition, 2012. – 304
p.; Орлов В. С. Детская и юношеская преступность в США: По материалам книги The
Reference shelf, Vol. 28. No 2. «Juvenile delinquency". Edited by Grant S. Mc. Clellan. The H.
W. Wilson Company, New York, 1956 : [Рецензия] // Правоведение. -1958. - № 4. - С. 112 –
115.
49

ответственности до 12 лет1, однако нам представляется это негуманным и


ничем не мотивированным, кроме отмечаемой в некоторых работах
криминальной активностью 12-13 летних подростков. В то же время,
действующий Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах
системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних»2 содержит положения об индивидуальной
профилактической работе с подростками, освобожденными от уголовной
ответственности в связи с недостижением возраста, предполагает их
возможное направление в специальные учебно-воспитательные учреждения
закрытого типа.
В Великобритании (как и Германии) предельный возраст применения
норм уголовного права к несовершеннолетним - 21 год (Children Act 1989).
При этом минимальный возраст привлечения к ответственности в
Великобритании составляет 10 лет. С момента принятия первого закона о
детях в 1933 г. было принято еще три таких закона (1948, 1972, 1989 гг.) и
более двухсот поправок к ним. До начала 1980-х гг. законодательно все
больше и больше ограничивались права правоохранительных органов при
задержании и работе с несовершеннолетними. Например, в 1979 г. в Англии
было запрещено арестовывать лиц моложе 17 лет (кроме особо тяжких
преступлений). Однако после Брикстонского бунта афроамериканской
молодежи на юге Лондона в 1981 г. отношение к несовершеннолетним резко
изменилось: полиции были предоставлены дополнительные права, аресты
возобновились, и за три года количество несовершеннолетних, осужденных к
реальному лишению свободы, увеличилось в 2,5 раза3. С принятием в 1989 г.
закона о детях правительство стало возвращаться к концепции максимально
либерального отношения к несовершеннолетним лицам, но в 1993 г. на всю

1
Герасимова О. И. Отдельные аспекты уголовной ответственности несовершеннолетних //
Вестник Адыгейского государственного университета. 2005. № 4. С. 127-130.
2
Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних : Федер. закон [принят Гос. Думой 21.05.1999] (по сост. На
30.12.2012) // Рос.газ. 1999. 30 июн.
3
Europe: crime and police // Prof. A-J. Villeier, 2011. Р. 49.
50

Великобританию прогремело дело об убийстве в Ливерпуле двухлетнего


ребенка, совершенное двумя десятилетними мальчиками, которые были
приговорены к пожизненному заключению. После этого прецедента
карательный подход по отношению к несовершеннолетним
правонарушителям вновь стал активно пропагандироваться на
правительственном уровне, и в 1993–1994 гг. были приняты нормативно-
правовые акты, ужесточающие меры наказания для несовершеннолетних и
увеличивающие вдвое срок максимального наказания в исправительных
учреждениях. В 1997 г. были созданы специальные комиссии по делам юных
правонарушителей, введены ограничения арестов и составов преступлений,
по которым несовершеннолетнее лицо может быть приговорено к реальному
лишению свободы. Практика гуманного отношения продолжалась до 2011 г.,
когда в результате массовых выступлений молодежи в Лондоне
возобновилась дискуссия о взаимоотношениях молодежи и
правоохранительных органов. Премьер-министр Великобритании Д. Кэмерон
заявил о необходимости ужесточения наказаний и расширения полномочий
полиции при подавлении общественных выступлений. Статистика
свидетельствует о резком изменении правоприменительной практики. После
выступлений в Лондоне количество арестов, санкционированных судами
Англии, увеличилось на 38%1.
В современной Англии профилактика правонарушений лиц, не
достигших совершеннолетия, начинается с того, что полицейский вправе
задержать любого подростка школьного возраста, находящегося без
уважительных причин в учебное время в неположенном месте, и
препроводить его домой либо в школу2. Одним из самых важных изменений,
произошедших в Англии юстиции за последнее десятилетие, является все

1
Данные анализа Ministry of Justice // Электронный ресурс:
http://www.justice.gov.uk/publications/research-and-analysis/moj
2
См.: Беженцев А. А. Система профилактики правонарушений несовершеннолетних:
Учебное пособие. – М., 2012. См. также: James Burfeind, Dawn Jeglum Bartusch. Juvenile
Delinquency: An Integrated Approach (Criminal Justice Illuminated).- Jones & Bartlett Pub; 1
edition, 2005. – 675 p.
51

возрастающее применение полицейского предупреждения, а значит, и ранней


профилактики. Первые суды по делам несовершеннолетних Англии и Уэльса
появились на десять лет позже, чем в США, – в 1909 г. в результате принятия
специального закона о детях 1908 г. Сложившаяся позднее система получила
распространение на территории Англии и Уэльса, основного региона
Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, где
проживает 90% населения страны. В другой части страны – Шотландии, в
начале XX в. сложилась особая система профилактики, предупреждения
правонарушений несовершеннолетних лиц и привлечения их к
ответственности, которая носила не судебный, а скорее, административный
характер, в виде специальных комиссий, осуществляющих специальные
«слушания по делам детей» (Children's Hearing). Основные черты данной
системы сохранились и в современной Шотландии.
Отличительная черта английской модели проявляется в гибкой системе
мер административно- и уголовно-правового воздействия на
несовершеннолетнего, дифференцированной в зависимости от возраста
подсудимого и тяжести совершенного правонарушения. В результате,
например, к детям от десяти до четырнадцати лет, совершившим
общественно опасное деяние, запрещенное административным и уголовным
законодательством под угрозой наказания, применяются главным образом
меры, связанные с помещением под надзор работника пробации с
возложением обязанности регулярно присутствовать в специальном Центре
посещений в течение установленного срока, либо обязанности
воздерживаться от совершения определенных действий.
К несовершеннолетним возраста шестнадцати и семнадцати лет, наряду
с указанными выше мерами воздействия, могут быть применены некоторые
виды наказаний, используемые в правосудии для взрослых: пробация,
предоставление услуг обществу, комбинированная санкция (пробация и
предоставление услуг обществу), комендантский час с электронным
мониторингом или без такового, лечение от наркотической или иной
52

зависимости, штраф, лишение свободы. Как отмечается в современной


российской литературе, в Великобритании используются следующие виды
работы с несовершеннолетними правонарушителями: 1) индивидуальное и
групповое консультирование, цели которого – определение психологических
и социально-педагогических проблем в поведении несовершеннолетнего
(включая причины, мотивировавшие его вовлечение в преступную
деятельность) и разработка программы помощи; 2) образование с целью дать
подросткам формальную академическую подготовку в объеме школьной
программы и повлиять на их моральные ценности и поведение; 3)
профессионально-ориентированное обучение1.
В Канаде, начиная с 1908 года, к молодежи, в отличие от взрослой
части населения, принят другой подход и, соответственно, отдельная система
правосудия. В 1984 в Канаде принят закон «О молодых преступниках»
(Young Offenders Act). Переход от закона «О несовершеннолетних
преступниках» (Juvenile Delinquents Act), который действовал с 1908 года, к
принятию закона «О молодых преступниках» (YOA), имел философское
значение - по сути, это был переход от «модели социального патронажа» к
более традиционной модели правосудия, где правам несовершеннолетних
уделялось больше внимания и уголовные дела рассматривались в открытом
ювенальном суде. Данный правой подход в судебной системе получил
дальнейшее развитие в 2003 с принятием канадского закона «Об уголовной
ювенальной юстиции» (YCJA). Закон об уголовной ювенальной юстиции
является федеральным законом, рассматривающим правонарушения,
предположительно совершенные несовершеннолетними лицами (в возрасте
от 12 до 18 лет). В соответствии с Законом все процессуальные действия
совершаются в ювенальном суде. Система регулирования преступности
несовершеннолетних Канады призвана обеспечивать долгосрочную защиту
населения посредством следующих мер: 1) профилактика преступлений

1
Саламатина И. С. Ресоциализация делинквентных групп несовершеннолетних (на
материале США и Англии). Автореф. дис. … д-ра пед.наук. М., 2007. С. 15.
53

путем разрешения обстоятельств, лежащих в основе противозаконных


действий; 2) реабилитация несовершеннолетних правонарушителей и их
реинтеграция в общество; 3) обеспечение нейтрализации вредных
последствий правонарушения.
Анализируя законодательство СНГ об уголовной ответственности
несовершеннолетних за совершение неосторожных преступлений, прежде
всего, следует отметить, что, как и в российском законодательстве, в
законодательстве стран СНГ не содержится отдельных положений об
ответственности за преступления по неосторожности для
несовершеннолетних, хотя оно и рассматривает несовершеннолетнего как
особого субъекта, наделенного привилегированным статусом.
Данный подход вытекает из Модельного уголовного кодекса 1996 г.1,
где в ст. 22 указывалось на возраст, с которого наступает уголовная
ответственность – 16 лет (ч. 1), а также в соответствии с предшествующей
советской традицией указывались составы, по которым лицо могло быть
привлечено с 14 лет. Примечательна попытка авторов Модельного
уголовного кодекса адаптировать уголовно-правовые нормы к зарубежным,
введя п. 4, который допускал освобождение от уголовной ответственности
для лица, достигшего 14-16 лет, но «вследствие отставания в психическом
развитии» неспособного «в полной мере осознавать характер и значение
своих действий либо руководить ими».
В большинстве стран СНГ минимальный возраст уголовной
ответственности установлен также с 14 лет (исключение составляет УК
Узбекистана, где отмечается, что за умышленное убийство при отягчающих
обстоятельствах лицо привлекается с 13 лет). Перечень преступлений, за
которые привлекают к уголовной ответственности лиц, достигших 14 лет,
в целом одинаков, но в ряде государств он дополняется, как нам кажется,
1
Модельный Уголовный кодекс: Рекомендательный законодательный акт для
Содружества Независимых Государств: Принят на седьмом пленарном заседании
Межпарламентской Ассамблеи государств - участников Содружества Независимых
Государств : Постановление № 7-5 от 17 февраля 1996 года (с изменениями на 16 ноября
2006 года) // Электронный ресурс: http://docs.kodeks.ru/document/901781490
54

преступлениями, которые осознаются такими лицами, и представляют


общественную опасность, к ним относят: незаконный оборот наркотических
средств и психотропных веществ, заключающийся в приобретении,
хранении, изготовлении и других действиях с наркотическими средствами и
психотропными веществами (УК Таджикистана, Киргизии, Туркмении),
хулиганство, в том числе и основной состав (УК Беларуси, Армении,
Украины).
Принцип гуманизма, находящий свое отражение в ч. 3 ст. 20 УК РФ,
обнаруживается и в УК Беларуси, Армении и Казахстана. Эти положения
являются новеллой, так как в прежнем уголовном законодательстве
подобных норм не было. В целом положительная тенденция вызвала критику
ученых в части причины отставания в психическом развитии. Так, если
причиной являются социальные условия, то применяется ч.3 ст. 20 УК РФ, и
лицо не подлежит уголовной ответственности, а если психическое
расстройство, то правоприменитель должен использовать ч.1 ст. 22 УК РФ, и
несовершеннолетний подлежит уголовной ответственности, а это
обстоятельство учитывается при назначении наказания, и к лицу могут быть
назначены принудительные меры медицинского характера. Следует
воспользоваться рекомендацией Модельного УК стран СНГ, а также опытом
армянского законодателя и не уточнять в норме причину отставания в
психическом расстройстве: «Если несовершеннолетний достиг возраста
уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом
развитии был неспособен в полной мере осознавать характер и значение
своих действий либо руководить ими, он не подлежит уголовной
ответственности». Среди норм уголовного законодательства об
ответственности за неосторожные преступления можно упомянуть состав
неосторожного причинения менее тяжкого телесного повреждения (ст. 155
УК Беларуси, ч. 2 ст. 121 УК Армении, ч. 1 ст. 131 УК Азербайджана),
доведения до самоубийства с неосторожной формой вины (ч. 1 ст. 110 УК
Армении), неосторожное уничтожение или повреждение имущества,
55

повлекшее тяжкий вред здоровью или гибель людей (ст. 196 УК Украины).
Наибольшее свое проявление принцип гуманизма получил в нормах о
сроках и видах наказания назначаемых несовершеннолетним, видах
освобождения от уголовной ответственности и наказания (гл. 9 УК РФ). В
соответствии с Минимальными стандартными правилами ООН,
касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних
(«Пекинскими правилами»)1, «несовершеннолетнего правонарушителя не
следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в
совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица
или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а
также в отсутствие другой соответствующей меры воздействия». Виды
наказаний, назначаемых несовершеннолетним, их сроки, особенности их
применения, в целом соответствуют отмеченным принципу и правилам.
В ряде уголовных законов стран СНГ (Киргизии, Таджикистана,
Беларуси, Армении, Украины, Казахстана, Узбекистана) выделяются в
отдельные нормы правила установления максимального предела наказания в
виде лишения свободы при совокупности преступлений у
несовершеннолетних. Установление данных норм рекомендовал Модельный
УК, так в ч. 3, 4 ст. 97 отмечается: «Лицам, совершившим преступления
средней тяжести, тяжкие или особо тяжкие в возрасте до шестнадцати лет,
лишение свободы по совокупности преступлений не может превышать
десяти лет. Лицам, совершившим преступления средней тяжести, тяжкие или
особо тяжкие в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет лишение
свободы по совокупности преступлений не может превышать двенадцати
лет».
Особые правила определения максимального срока наказания в
отношении несовершеннолетних существуют и при совокупности
1
Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся
отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила):
Приняты резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года //
Электронный ресурс:
http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/beijing_rules.shtml
56

приговоров в УК Узбекистана, Киргизии, Таджикистана, Украины – 15 лет


(по рекомендации Модельного УК стран СНГ), Армении – 12 лет, Беларуси –
20 лет.
Кроме того, Модельный уголовный кодекс 1996 г. усовершенствовал
понятие неосторожности. Так, в ст. 26 выделялись легкомыслие и
небрежность как формы неосторожности. Более того п. 2 ст. 26 Модельного
уголовного кодекса 1996 г. отмечалось, что «лицо, совершившее деяние по
неосторожности, подлежит уголовной ответственности только в том случае,
когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной
части настоящего Кодекса».
Однако в этом документе в легкомыслии как самостоятельного вида
неосторожной формы вины не нашел отражения термин «самонадеянность».
Данный факт позволяет предположить, что разработчики Модельного
кодекса считали легкомыслие и самонадеянность различными по
этимологической сущности понятиями и поэтому не объединили их одним
видом неосторожности.
В Уголовных кодексах Украины и Казахстана легкомыслие и
самонадеянность объединены в дефиниции одного вида неосторожной
формы вины, что, по нашему мнению, не учитывает различной
этимологической сущности данных понятий в аспекте отражения ими разных
оттенков интеллектуально-волевого отношения виновного к содеянному.
При этом УК Украины и Казахстана закрепляют не самый оптимальный
способ регламентации видов преступной неосторожности, недаром
законодатели ряда других стран не восприняли эту идею.
В уголовных законах Эстонии и Белоруссии легкомыслие имеет
значение самостоятельного вида неосторожной формы вины, и в его
дефиниции отсутствует понятие «самонадеянность»; в уголовном
законодательстве Армении, Азербайджана, Кыргызстана вид неосторожности
представлен как самонадеянность без включения в его определение термина
«легкомыслие». По нашему мнению, данный подход к регламентации
57

легкомыслия и самонадеянности свидетельствует о признании


законодателями указанных государств этих понятий самостоятельными по
этимологическому значению и интеллектуально-волевому отношению
виновного к содеянному.
Вывод: Таким образом, компаративистское исследование
законодательства зарубежных стран об уголовной ответственности
несовершеннолетних за совершение неосторожных преступлений показало
отличительную особенность стран романо-германской и англо-саксонской
систем права - наличие специального законодательства об уголовной
ответственности несовершеннолетних и системы ювенальной юстиции.
Применение мер воздействия существенно зависит от возраста
несовершеннолетнего. Уголовная ответственность несовершеннолетних в
странах СНГ, базируясь на положениях Модельного УК, не имеет особенных
отличий от положений УК РФ.
Понятие и виды неосторожной вины в зарубежных странах в целом
сходны с российской концепцией. Однако меры ответственности за деяния,
совершенные по неосторожности, в странах романо-германской и англо-
саксонской систем права заметно ниже, чем в отечественном
законодательстве.
Специальных положений о преступлениях, совершенных
несовершеннолетними субъектами с неосторожной формой вины зарубежное
уголовное законодательство не выделяет. Тем не менее, при привлечении к
уголовной ответственности несовершеннолетних учитывается, что
преступления, совершенные ими по неосторожности, обладают меньшей
степенью общественной опасности и во многом определяются возрастными
физиологическими, психологическими и зрелостными факторами.
Вследствие этого за совершение неосторожных преступлений
несовершеннолетними может предусматриваться минимальная степень
наказания и иные меры уголовно-правового характера.
На примере эффективного зарубежного опыта мы видим
58

целесообразность в дополнение к тому, что в УК РФ выделена отдельная


глава, посвященная преступлениям несовершеннолетних, следующее: 1)
формирование подотрасли, связанной с уголовным правом
несовершеннолетних (ювенальным уголовным правом); 2) уточнение в
отдельных положениях раздела V УК РФ мер ответственности и наказания
для несовершеннолетних, совершивших преступление по неосторожности.

§ 3. Неосторожность, как форма вины в преступлениях


несовершеннолетних
В ст. 24 УК РФ вина представлена как родовое понятие умысла и
неосторожности. В неосторожности психологические компоненты умысла не
очевидны, а в небрежности даже спорны. Субъективная сторона
преступления представляет собой элемент состава преступления,
включающий характеристику психической (внутренней) деятельности лица,
непосредственно связанной с совершением преступления1. В составе
субъективной стороны преступления выделяют форму вины, мотив и цель
преступления. Совокупность этих элементов характеризует связь сознания и
воли лица с совершаемым им общественно опасным деянием. П. С. Дагель
указывал, что вина представляет собой внутреннюю, субъективную сторону
преступления, психическое отношение субъекта к своему общественно
опасному деянию и его последствию, выраженное в преступлении2. К.Ф.
Тихонов в понятии вины выделял такой признак, как отрицательное
отношение субъекта преступления к охраняемым интересам общества3. Ю.

1
См.: Волков Б. С. Проблема воли и уголовная ответственность. Казань, 1965. С. 21; Он
же. Мотив и квалификация преступления. Казань, 1968. С. 9; Дагель П. С, Котов Д. П.
Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. С. 11; Злобин Г.
А., Никифоров Б. С. Умысел и его формы. М., 1972. С. 19; Ворошилин Е.В., Кригер Г.А.
Субъективная сторона преступления. М., 1987. С. 6-18; Рарог А. И. Субъективная сторона
и квалификация преступлений. М., 2001. С. 20.
2
См.: Дагель П. С. Содержание, форма и сущность вины в советском уголовном праве //
Правоведение. 1969. № 1. С. 78.
3
Тихонов К.Ф. Субъективная сторона преступления. Саратов, 1967. С. 65.
59

А. Демидов утверждал, что содержание вины необходимо видеть в


совершении преступления конкретным лицом, в единстве объективных и
субъективных обстоятельств, в которых выразилась вина — отрицательное
отношение лица к ценностям общества1. Достаточно традиционным является
следующее определение вины: вина — это психическое отношение лица к
совершенному деянию и его последствиям, выражающее негативное
отношение к охраняемым законом интересам личности, общества или
государства2. Р.И. Михеев утверждает, что вина определяется через понятие
субъективного отношения3. В других источниках также используется
понятие «отношение». А.И. Рарог, В.М. Лебедев указывают, что вина – это
предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме
умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям,
выражающее отрицательное отношение к интересам личности и общества4.
В. Н. Мясищев отмечал, что психическое отношение выражает активную
избирательную позицию личности, определяющую индивидуальный
характер деятельности и отдельных поступков5.
Мотивы и цели преступления, дополняя содержание вины, формируют
такое психическое отношение лица к деянию и его последствиям, в котором
проявляется сущность вины. Вина (в форме умысла или неосторожности)
является обязательным элементом субъективной стороны преступления.
Наличие мотива и цели характерно для умышленных преступлений.
Применительно к неосторожным преступлениям чаще используется

1
См.: Демидов Ю. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975. С. 114.
2
См.: Нерсесян В. А. Ответственность за неосторожные преступления: Автореферат дис. ...
д-ра юрид. наук: 12.00.08. – М., 2006. Рарог А. И. Настольная книга судьи по
квалификации преступлений. М., 2006. С. 49-61; Скляров С. В. Мотивы индивидуального
преступного поведения и их уголовно-правовое значение. М., 2000. С. 11.
3
Михеев Р. И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной ответственности (Теория и
практика): Дис.... д-ра юрид. наук. М., 1995. С. 18.
4
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. М.
Лебедева. М.,2013. С. 36; Рарог А.И. Общая теория вины в уголовном праве. М., 2001. С.
24.
5
Мясищев В. Н. Психология отношений / Под ред. А. А. Бодалова. М. 1995.
60

формулировка «мотивы и цели поведения лица, совершившего неосторожное


преступление»1.
Вина включает в себя интеллектуальные и волевые компоненты.
Интеллектуальные компоненты отражают познавательные процессы,
происходящие в психике человека. Это его способность осознавать
значимость своего поведения и его последствий. Волевые компоненты
отражают сознательное направление человеком своих умственных и
физических усилий на достижение определенных целей, на конкретное
поведение, выбор того или иного варианта поведения.
Согласно ч. 1. ст. 26 УК преступлением, совершенным по
неосторожности, является деяние, совершенное по легкомыслию или
небрежности. Традиционно неосторожные преступления рассматриваются
как менее опасные, чем умышленные посягательства2. В названиях двух
видов неосторожной формы вины просматривается и отношение
законодателя к ним как к менее опасным проявлениям человеческого
поведения.
В преступном легкомыслии интеллектуальный элемент состоит из
следующих компонентов. Во-первых, это предвидение виновным
возможности наступления общественно опасных последствий своего
действия или бездействия. Возможный характер данного предвидения
различен. В соответствии с одной из научных позиций предвидение при
легкомыслии носит абстрактный характер: виновный предвидит возможность
наступления преступных последствий в подобных случаях, но не в данном
конкретном случае3. Сторонники другой точки зрения абстрактный характер
предвидения при легкомыслии отрицают. Так, П.С. Дагель и Д.П. Котов
утверждали, что закон говорит о предвидении последствий своего действия

1
Квашис В.Е. Профилактика неосторожных преступлений. Киев, 1981. С. 44-45; Нерсесян
В.А. Уголовная ответственность за неосторожные преступления. СПб, 2002. С. 15.
2
Тяжкова И.М. Ответственность за неосторожные преступления, совершаемые с
использованием источников повышенной опасности. Дис. … д-ра юрид.наук. М., 2003. С.
11.
3
Советское уголовное право: общая часть / Под ред. Г.А.Кригера. - М.,1988. -С. 136.
61

или бездействия, то есть имеет в виду конкретное, а не абстрактное


предвидение1. Н.С. Таганцев писал, что легкомыслие имеет место, когда
действующий сознавал, что из его деяния может произойти правонарушение,
но сознавал это отвлеченно, а не в применении к данным конкретным
обстоятельствам2. М.С. Гринберг указывал, что предвидение виновным при
преступном легкомыслии возможности наступления преступных
последствий в данной конкретной обстановке сочетается с риском
результатов и, следовательно, с сознательным их допущением, что стирает
грань между легкомыслием и косвенным умыслом3. Думается, что
несовершеннолетний субъект, действующий с признаками преступного
легкомыслия, предвидит возможность причинения вреда своими действиями,
но возможность эта кажется ему более чем абстрактной.
Второй признак преступного легкомыслия - это представление
виновного о наличии в данной конкретной ситуации факторов,
препятствующих наступлению преступного последствия. Они различны:
собственные силы, опыт и умение, действия других лиц, действия сил
природы, машин и механизмов и т.п. В этой связи несовершеннолетние, по
сравнению с взрослыми преступниками, в большей мере опираются на
субъективные, а не на объективные факторы (жизненный опыт,
профессионализм, квалификацию, длительную практику и т.д.).
Несовершеннолетние, как правило, рассчитывают на свою ловкость,
уверенность в силах (переходящую в самоуверенность), бесстрашие
(зачастую показное), кажущуюся легкость обращения с техникой,
источниками повышенной опасности. Не осознавая опасности своего
действия или бездействия, лицо не способно предвидеть возможность
наступления общественно опасного последствия этого действия или

1
Дагель П.C. Дагель Д.П. Указ. соч. - С. 132.
2
Таганцев H.C. Русское уголовное право: Лекции: Часть общая. - М., 1994. -Т. 1. - С.259.
3
Гринберг М.С. Понятие преступной самонадеянности // Известия ВУЗов. Правоведение.
1962. №2. С.102.
62

бездействия, указывает А.И. Рарог1.


Таким образом, волевой момент преступного легкомыслия у
несовершеннолетних очень близок к волевому моменту, характерному для
косвенного умысла (известно, что расчет на «авось» рассматривается в
теории и судебной практике как признак косвенного умысла).
В науке и практике встречаются трудности в отграничении косвенного
умысла от преступного легкомыслия. Расчет, а в законе употребляется
именно этот термин, на предотвращение общественно опасных последствий
своего деяния означает отсутствие у лица положительного (свойственного
обоим видам умысла), одобрительного отношения к наступлению этих
последствий. Наоборот, он означает отрицательное отношение к ним,
нежелание их наступления, стремление избежать их. Таким образом,
отсутствие у субъекта расчета на определенное обстоятельство или группу
обстоятельств исключает преступное легкомыслие и дает основание для
признания наличия косвенного умысла. Если же в конкретном деле
отсутствуют реальные факторы, на которых строился расчет виновного
избежать общественно опасных последствий, то в уголовно-правовом смысле
данное преступление не может быть признано совершенным по
неосторожности. В то же время, возникают определенные проблемы в
получении информации о том, на что конкретно рассчитывал субъект при
совершении общественно опасных действий, поскольку он не в состоянии
подробно это объяснить.
Как отмечают В.А. Нерсесян и Р.А. Леонов, расчет виновного на
предотвращение преступных последствий и проявление при этом
самонадеянности следует рассматривать раздельно2. Расчет сам по себе имеет
и интеллектуальную, и волевую стороны, в связи с чем можно выделить три
его интеллектуальных признака: представление виновного о наличии

1
Рарог А. И. Вина в советском уголовном праве. Саратов. 1987. С.56.
2
Леонов Р. А. Общественно опасные деяния (проступки), совершаемые лицами, не
достигшими возраста уголовной ответственности (уголовно-правовой и
криминологический аспекты). Дис. … канд.юрид.наук. М., 2011. С. 55.
63

противодействующих факторов, уверенность в ненаступлении последствий,


ошибка в оценке данных факторов. Также существуют три признака волевого
момента расчета и легкомыслия в целом: отсутствие у виновного желания,
чтобы вредные последствия наступили, отсутствие сознательного допущения
их наступления, проявленная самонадеянность в отношении недопущения
последствий. В самонадеянности проявляется определенное волевое
отношение виновного к охраняемым уголовным законом чужим интересам,
свойственное всякой неосторожности и заключающееся в отсутствии
должной осмотрительности, заботы об этих интересах. Не желая и
сознательно не допуская наступления преступных последствий, виновный в
то же время не проявляет должной внимательности при оценке ситуации,
оценить которую он имеет возможность, и самонадеянно, без достаточных к
тому оснований преувеличивает роль факторов, способных предотвратить
последствия1. К сожалению, по делам о неосторожных преступлениях,
совершаемых несовершеннолетними, легко установить только уверенность
субъекта в ненаступлении последствий (92% несовершеннолетних,
совершивших неосторожные преступления, в изученных нами уголовных
делах утвердительно ответили, что были уверены, что ничего от их действий
не должно было, на их взгляд, произойти). В делах о преступлениях,
совершенных с двумя формами вины, уверенность в ненаступлении тяжкого
последствия была стопроцентной, судя по показаниям, данных в качестве
обвиняемого и подсудимого.
Что касается небрежности, она представляет собой единственный вид
вины, при котором отсутствует предвидение общественно опасных
последствий.
При этом возможны три варианта психологического отношения
виновного к своему действию или бездействию: а) субъект сознает, что он
нарушает определенные правила предосторожности; б) совершая деяние,

1
Нерсесян В. А. Ответственность за неосторожные преступления: дис. ... д-ра юрид. наук:
12.00.08. – М., 2006.
64

носящее сознательный волевой характер, субъект не сознает, что нарушает


правила предосторожности; в) само деяние лишено сознательного волевого
контроля. Сознательное нарушение правил предосторожности в первом
варианте сближает интеллектуальный момент небрежности с
интеллектуальным моментом легкомыслия, но при небрежности виновный
считает отступление от норм предосторожности настолько несущественным,
что не предвидит даже абстрактной возможности наступления вредных
последствий. Среди несовершеннолетних, совершивших преступления по
небрежности, большинство не задумывается о том, что нарушает правила
предосторожности. Именно в момент совершения деяния мыслей о его
уголовно-правовой природе зачастую не возникает.
Поэтому при расследовании, рассмотрении в суде уголовных дел о
преступлениях несовершеннолетних необходимо обращать пристальное
внимание на данное обстоятельство, придавая решающее значение при
формулировании вывода о наличии преступного легкомыслия тому фактору,
что ни при каких условиях подросток не желал и не допускал наступления
вредных последствий.
В литературе выделяется четыре признака легкомыслия: 1) осознание
лицом того, что своими действиями оно подвергает риску определенные
правоохраняемые отношения; 2) расчет на конкретные условия, способные,
по мнению субъекта, предотвратить наступление вредных последствий; 3)
фактическое наступление вреда; 4) отсутствие полезной цели, способной
оправдать допускаемый риск1. Ф.Г. Бурчак указывает, что сознательный и
волевой характер действия лица, совершившего неосторожное преступление,
не дает еще оснований говорить об умышленности его деяний в уголовно-
правовом смысле2. По законодательной формулировке содержание
интеллектуального элемента преступного легкомыслия почти совпадает с
1
Филановский И. Т. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. Л.,
1970. С.134; Гринберг М.С. Понятие преступной самонадеянности // Известия ВУЗов.
Правоведение.1962. №2. С.105.
2
Уголовное право Украинской ССР на современном этапе: Часть общая. Киев, 1985.
С.261.
65

таковым при умысле. Но вышеуказанное не упомянуто напрямую в законе.


Такое осознание типично для преступлений, совершенных по легкомыслию,
хотя и не является обязательным признаком.
Рассматривая все это с позиции совершения неосторожных
преступлений несовершеннолетними, мы приходим к выводу, что
преступное легкомыслие заключается в наличии у несовершеннолетнего
мысленного прогноза последствий деяния и оценки их как общественно
опасных, но лично благоприятных для совладания. Как верно замечает Л.В.
Алексеева, неэффективными могут быть: объединение информации
(афферентный синтез) условий сложившейся ситуации (модели значимых
внешних условий) и собственных возможностей (модели значимых
внутренних условий), а также выбор значимой информации, сравнение
(контроль) своих возможностей и требований ситуации, оценка этого
соотношения и/или самооценка, как ситуативно проявившихся
психологических особенностей человека, так и типичных для него,
связанных с функционированием его интеллекта и самосознания1.
Преступное легкомыслие заключается в отсутствии в самоуправлении у
субъекта деяния прогноза общественно опасных последствий, хотя это
функциональное звено при дополнительных психических усилиях должно и
могло быть им осуществлено. Подобные характеристики самоуправления
могут быть связаны с индивидуально-психологическими особенностями, как
ситуативно проявившимися, так и типичными для личности:
импульсивность, легкомысленность, склонность к риску, эгоцентричность
или группоцентризм, недостаточность жизненного опыта или возможностей
мышления, недоразвитые или не проявившиеся склонности к рефлексии и
осмыслению жизни и своих поступков.
Вторая разновидность неосторожной формы вины – преступная
небрежность, которой согласно ч. 3 ст. 26 УК, имеет место, если лицо не

1
Алексеева Л.А. Психологический анализ признаков субъекта преступления в УК РФ //
Вестник Тюменского государственного университета. 2004. № 5. С. 178.
66

предвидело возможности наступления общественно опасных последствий


своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и
предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.
Как отмечается в литературе, небрежность – единственный вид вины,
при котором отсутствует предвидение общественно опасных последствий 1.
Здесь не может быть ни желания этих последствий, ни сознательного их
допущения, ни расчета на их предотвращение. Фактическое отсутствие
предвидения при реальной его возможности отвечает принципу вины и
принципу субъективного вменения2.
Интеллектуальный элемент небрежности заключается в непредвидении
общественно опасных последствий и, соответственно, в отсутствии у
виновного сознания общественной опасности своего действия или
бездействия. С.В. Векленко отметил, что сформировавшееся в современной
теории уголовного права субъективистское представление об институте вины
не позволяет рассматривать в его рамках преступную небрежность,
необходимым условием реализации которой является объективность
критериев, лежащих в её основе3. Предположительная «схема» психического
отношения виновного к совершаемому деянию при небрежности
следующими способами: а) лицо осознает, что нарушает определенные
правила предосторожности, но не предвидит возможности наступления
общественно опасных последствий; б) лицо, совершая сознательный волевой
поступок, не осознает, что этим поступком оно нарушает какие-то правила
предосторожности; в) само деяние субъекта лишено сознательного волевого
контроля, но этот контроль утрачен по вине самого субъекта4.
Уголовные дела о преступлениях, совершаемых несовершеннолетними

1
Нерсесян В. А. Ответственность за неосторожные преступления: дис. ... д-ра юрид. наук:
12.00.08. – М., 2006. Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве. М., 1980.
2
Гребенюк А.В. Вина в российском уголовном праве. Дис. … канд.юрид.наук. Ростов,
2004. С. 14.
3
Векленко С.В. Понятие, сущность, содержание и формы вины в уголовном праве. - Омск,
2002. С. 155,157.
4
Дагель П. С. Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. М.,
1969. С. 141.
67

с преступной небрежностью – в первую очередь представляют собой


результат пренебрежения своими родительскими, служебными,
функциональными и иными обязанностями взрослых лиц. Именно их
поведение (например, оставление без присмотра техники, оружия,
взрывчатых веществ, иных опасных предметов) провоцирует подростков, не
обладающих специальными навыками обращения с этими предметами и
получивших к ним доступ, посмотреть, как устроены и действуют данные
механизмы. В итоге – причинение смерти или тяжкого вреда здоровью,
обычно своим сверстникам.
Для признания небрежности необходимо одновременное наличие двух
ее критериев - объективного и субъективного. Объективный критерий
заключается в обязанности виновного предвидеть общественно опасные
последствия его действия или бездействия. Такая обязанность рассчитана на
неопределенный круг лиц и не учитывает их индивидуальных свойств и
частных особенностей конкретной ситуации. Объективный критерий
небрежности определяется должностными или профессиональными
обязанностями лица, правилами, действующими в той или иной сфере
деятельности, правилами предосторожности, сложившимися в общении
людей в их повседневной деятельности1. Субъективный критерий
небрежности состоит в наличии у виновного возможности предвидеть
общественно опасные последствия своего поведения. С учетом
индивидуальных качеств лица и особенностей конкретной обстановки
определяется, могло ли данное лицо в данной ситуации выполнить лежащую
на нем обязанность предвидеть последствия. Наличие обоих критериев
небрежности означает и наличие волевого элемента небрежности -
отсутствия в поведении лица необходимой внимательности и
предусмотрительности.
Поскольку при вине в виде небрежности лицо не предвидит
общественно опасных последствий своих действий, возникает вопрос об

1
Дагель П. С.. Котов Д. П. Указ. соч. С. 146.
68

основании привлечения к уголовной ответственности. Согласно


психологической концепции, вина в уголовном праве рассматривается как
психический акт, как психическое отношение, однако в неосторожности
психические аспекты не столь очевидны, а в таком ее виде, как небрежность,
даже спорны. Законодатель характеризует психическое содержание
небрежности негативно («не предвидит возможности наступления
последствий»). Дополнительные признаки небрежности («мог и должен был
предвидеть») также не вводят каких-либо психологических компонентов,
поскольку указывают на возможность и обязанность предвидеть, а не на
реальное предвидение. Установление возможности предполагает выяснение
того, способен ли вообще тот или иной подросток интеллектуально и
физически не допустить общественно опасных последствий. Обязанность же,
указывает на наличие нормативного требования, предписания данному лицу
предотвращать последствия.
Спорно утверждение, что при небрежности психическая деятельность
лишь сужается, а не исчезает полностью. Если бы это было так, то
законодатель говорил бы о недостаточном осознании и неполном
предвидении, как он это делает в ст. 20 ч. 3 и ст. 22 УК РФ, определяя
уровень необходимой социальной зрелости несовершеннолетнего как
субъекта преступления и состояние ограниченной вменяемости. Однако
законодатель в небрежности отрицает и осознание и предвидение. Двоякий
смысл имеют ссылки на критерии «мог» и «должен был». Как было уже
сказано, они указывают на возможное предвидение и осознание, а не на
действительное1.
Вина как юридическая категория предполагает не вообще психическое
отношение несовершеннолетнего к чему-либо, а его отношение к строго
определенным в законе обстоятельствам - последствиям. И если такого
отношения при небрежности по прямому указанию закона нет, то не может
быть и психического отношения как варианта вины. На неувязку формулы

1
Там же.
69

вины с психическим отношением указывают и сами представители


психологической концепции вины. Как указывал В. В. Лунеев, отнесение к
волевому моменту признака «должен был и мог предвидеть» более чем
сомнительно, его можно рассматривать лишь как нереализованную потенцию
сознания и воли1. В.Е. Квашис отмечает, что неосторожная вина выходит за
рамки психического отношения субъекта к последствиям2.
Другой вариант установления психологического содержания
небрежности связан с отысканием его в том, что предшествует наступлению
последствия, то есть в отношении к деянию. Сторонники этого направления
видят психологическую основу небрежности в понимании лица, что он
создает определенную вероятность наступления вреда из-за недостаточной
продуманности своих действий, что он сознательно вступает в сферу
неопределенности, не исключающей вред3.
В этом плане вполне основательным является и высказывание в
специальной литературе о том, что отсутствие предвидения общественно
опасных результатов не есть пустота в психике человека, а есть отношение с
положительным содержанием, которое состоит в том, что в момент
совершения преступного деяния у лица имеется реальная возможность
предвидения этих результатов4. Отсутствие предвидения предполагает
существование реального психического фактора, способствующего
наступлению нежелательных последствий, без которых преступный
результат не наступил бы вовсе5. Соглашаясь с этой позицией, следует
отметить, что положительное содержание психического отношения лица к
вредным последствиям при небрежности составляет реальная возможность
предвидения этих последствий при отсутствии действительного

1
Лунеев В. В. Предпосылки объективного вменения и принцип виновной ответственности
// Государство и право. 1992. №9. С.61.
2
Квашис В. Е. Преступная неосторожность. Владивосток,1986. С.29.
3
Волков Б. С. Проблемы воли и уголовная ответственность. Казань, 1965. С.40.
4
Макашвили В. Г. Уголовная ответственность за неосторожность. М., 1987. С.92.
5
Угоехелидзе М. Г. Природа неосторожного поведения в свете советской психологии //
Проблемы борьбы с преступной неосторожностью в условиях научно-технической
революции. Владивосток, 1976. С.22.
70

предвидения.
В преступно-небрежном психическом отношении различаются два
момента - положительный и отрицательный. Под отрицательным моментом
понимается отсутствие предвидения общественно опасных последствий, а
положительный момент усматривается в наличии обязанности и
возможности такого предвидения1. Некоторыми авторами психическое
отношение к совершенному по небрежности преступлению рассматривается
как потенциальное, основанное на реальной, но не реализованной
возможности предвидения2. Неосторожное поведение может сопровождаться
необходимой концентрацией внимания, сознания и воли3.
Отсутствие предвидения подростком общественно опасных
результатов деяния как признака преступно-небрежной вины не означает
отсутствия и самого психического отражения этих результатов. Оно
определено неосознанием картины будущего, полученной в пределах
индивидуальных возможностей лица в результате опережающего отражения
в сознании лица его поведенческого акта.
Во-первых, следует продумать довод, согласно которому возможны
такие случаи неосторожного причинения, когда отражение тех или иных
обстоятельств вообще отсутствует при наличии возможности осознавать их.
Во-вторых, следует уточнить определение психического отношения к
общественно опасным последствиям деяния как потенциального отношения,
сводимого к реальной, но нереализованной возможности предвидения этих
последствий. Данное отношение является действительным психическим
отношением субъекта к деянию и его последствиям, однако не в силу

1
Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве; Уголовное право Российской Федерации:
Общая часть / Под ред. Б.В.Здравомыслова. М.,1996. С. 183.
2
Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. M., 1963. С
.148-149; Гилязев Ф.Г. Проблемы субъективной стороны преступления. Уфа, 1986. С.41 и
след; Ворошилин Е.В.. Кригер Г.А, Субъективная сторона преступления. М.,1987. С.28.
3
Макашвили В.Г. Уголовная ответственность за неосторожность. M., 1957. С.92;
Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М.,1961.
С.369,372,374; Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве // Учен. зап.
Дальневост. гос. ун-та. 1968. Вып. 21. С.104; Курс советского уголовного права: Часть
Общая. М.,1970. Т.2. С.312,315,317 и др.
71

представления их в сознании в форме знания. Психический процесс


активизируется благодаря фундаментальному свойству психики.
На современном этапе развития общества, когда созданы технические
системы высокой сложности, «человек вынужден принимать решения и
совершать действия, которые связаны со многими факторами научно-
технической революции и потому чреваты либо непредвиденными, либо
лишь вероятностно прогнозируемыми последствиями».1 Таким образом, в
структуру причинной связи, наряду с деянием субъекта
(несовершеннолетнего) - нарушением правил предосторожности, которое в
рамках теории необходимого причинения только одно и признается
причиной, связанной с последствием отношения необходимости, зачастую
включаются факторы, имеющие самостоятельное значение, но случайные по
отношению к последствиям. Преступный результат «сопричиняется»
определенным множеством факторов, к числу которых могут относиться и
неисправности технических средств, и поведение потерпевшего, и действия
третьих лиц и т.д. И лишь один из этого множества факторов является
нарушением правил предосторожности2. Данную совокупность факторов,
понятую как систему, можно считать единственной причиной возникновения
вредных последствий. Иными словами, необходимую причинную связь
можно установить с полным основанием, только проследив действие всех
факторов и наступивших последствий. Деяние субъекта, нарушающее
правило предосторожности и входящее в совокупность факторов, часто
бывает связано с последствиями случайным образом. Как отмечает П.С.
Дагель, «о случайном характере последствий и причинной связи в целом
можно говорить лишь по отношению к нарушению правил
предосторожности. Если же взять всю совокупность условий... результат
будет, конечно, необходимым»3. Такую же точку зрения высказал И.П.

1
Гринберг М.С. Техника, издержки научно-технического прогресса и уголовное право //
Вопросы борьбы с преступностью. М., 1987. Вып. 45. С.53.
2
Лановенко И.П. Охрана трудовых прав. Киев, 1975. С.226.
3
Дагель П.С. Причинная связь в преступлениях, совершаемых по неосторожности //
72

Лановенко, указывая на тот факт, что травмирование людей на производстве


является, как правило, случайным последствием нарушения правил техники
безопасности и иных правил охраны труда, так как оно может наступить или
не наступить, может быть легким, тяжелым или смертельным1. М.С.
Гринберг также обращает внимание на то, что основной целью норм,
охраняющих безопасность в области взаимодействия человека и техники,
является предотвращение вредных случайностей. Он отмечает, что, «как
свидетельствуют процессы, связанные с использованием техники, случайные
явления не выходят за пределы предвидения и управления... Но если
объективно-случайные связи не выходят за пределы управления и контроля,
они не выходят и за пределы того, что может быть значимо для права»2.
Таким образом, преступная небрежность определена критериями:
долженствованием (объективный критерий небрежности), что в рамках
нашего исследования по отношению к несовершеннолетним быть не может в
силу действующего Уголовного кодекса, и субъективным критерием -
возможностью предвидения. Следует согласиться с утверждением, что
объективный критерий носит нормативный характер3.
По изученным уголовным делам было установлено, что в 79% случаев
подростки действовали с признаками легкомыслия, в 21% - с признаками
небрежности. Применительно к составам преступлений, предусмотренных
ст. ст. 109, 118, 168, 264 УК, компоненты субъективной стороны
преступления выражаются в следующем. При совершении спонтанных и
непродуманных действий, зачастую не продиктованных личной неприязнью
к потерпевшему, виновный не задумывается о возможных последствиях
своих поступков. Например, подросток, выбросивший из окна подъезда
автомобильное колесо, в своих показаниях несколько раз пояснил, что не

Вопросы борьбы с преступностью. М., 1981. Вып.34. С.34.


1
Лановенко И.П. Указ. соч. С.251.
2
Гринберг M.C. Преступления против общественной безопасности. Свердловск, 1974.
С.72, 74.
3
Нерсесян В. А. Ответственность за неосторожные преступления: дис. ... д-ра юрид. наук:
12.00.08. – М., 2006.
73

подумал о том, что в условиях темного времени суток потерпевший может


передвигаться по пешеходной дорожке. В делах о неосторожном
повреждении чужого имущества путем случайного возгорания виновные
поясняют, что им было известно о возможности возгорания, но при этом они
были уверены либо в том, что возгорания не произойдет, либо в том, что они
своевременно обнаружат и потушат его очаг. В делах, связанных с
причинением вреда здоровью или смерти, периодически возникают
проблемы с определением признаков субъективной стороны. Например, по
одному из дел осуждены двое несовершеннолетних, которые договорились о
совершении квартирного разбоя, в ходе которого избили, а затем связали
пожилую хозяйку квартиры, заткнули ей рот кляпом и оставили одну в
помещении. Она скончалась от механической асфиксии, вызванной
введением тряпичного кляпа в рот. Судом первой инстанции их действия в
этой части были переквалифицированы с убийства на причинение смерти по
неосторожности, поскольку осужденные заявили, что не имели намерения ее
убивать, надеялись, что ее освободит кто-нибудь из родственников или
знакомых. Однако кассационная инстанция приговор отменила, указав, что
осужденные знали о ее пожилом возрасте, но избили и связали ее, а затем
оставили в беспомощном состоянии, при этом ранее знакомы с ней не были,
вследствие чего не могли рассчитывать на появление каких бы то ни было
родственников или знакомых, то есть относились к возможной гибели
потерпевшей безразлично1.
Вывод: Таким образом, проведенное исследование неосторожной вины
в преступлениях несовершеннолетних позволяет заключить, что волевой
момент преступного легкомыслия идентичен волевому моменту при
косвенном умысле. Преступное легкомыслие заключается в наличии у
несовершеннолетнего мысленного прогноза последствий деяния, осознания
их общественной опасности при возможности совладания. По

1
Определение Военной коллегии Верховного Суда РФ № 3-058/96 // БВС. 1997. № 3. С. 8.
74

кумулятивным данным исследований чаще всего (97%) неосторожные


преступления совершаются несовершеннолетними именно по легкомыслию.
Уголовные дела о преступлениях, совершаемых лицами в возрасте от
16 до 18 лет с преступной небрежностью, в первую очередь представляют
собой результат пренебрежения взрослых лиц своими родительскими,
служебными, функциональными и иными обязанностями. Психологическая
основа небрежности несовершеннолетних при этом состоит в недостаточной
продуманности (при наличии возможности предвидеть последствия, исходя
из имеющегося жизненного опыта) действий лица, которая и создает
определенную вероятность наступлений вреда. При этом преступная
небрежность несовершеннолетних определяется в первую очередь
субъективным критерием – возможностью предвидения. Объективный
критерий небрежности – долженствование – по отношению к
несовершеннолетним чаще всего отсутствует, поскольку в большинстве
случаев на несовершеннолетних не может возлагаться обязанность
соблюдать предусмотренные нормативными актами требования
безопасности.

§ 4. Проблемы реализации ответственности за неосторожные


преступления, совершенные несовершеннолетними
В соответствии со ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности
выступает совершение деяния, содержащего все признаки состава
преступления. В научной литературе под составом преступления
традиционно определяется совокупность объективных и субъективных
признаков, с помощью которых можно определить совершенное
общественно опасное деяние как преступление1. Выделяется четыре элемента

1
Гогин А.А. Общая концепция правонарушений: проблемы методологии, теории и
практики. Автореф. Дис. …д-ра юрид.наук. Казань, 2011. С. 14; Гонтарь И.Я.
Преступление и состав преступления как явления и понятия в уголовном праве (логико-
методологические аспекты). Дис. … канд.юрид.наук. владивосток, 1997. С. 8; Кудрявцев
В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 71; Кузнецова Н.Ф.
Проблемы квалификации преступлений. М., 2007. С. 65; Пионтковский А.А. Учение о
75

состава преступления: объект, объективная сторона (объективные элементы),


субъект, субъективная сторона (субъективные элементы). Внутри каждого
элемента сгруппированы признаки, характеризующие его сущность. Для
объекта преступления это род и вид общественных отношений, на которые
совершается посягательство, для объективной стороны – общественно
опасное деяние, общественно опасные последствия и причинная связь, а
также факультативно время, место, способ совершения преступления.
Признаки субъекта – это возраст и вменяемость, субъективной стороны
преступления – вина, мотив и цель1.
Уголовно-правовую характеристику преступлений
несовершеннолетних, совершенных по неосторожности, уместно начать с
объективных элементов, поскольку они в большей степени, чем
субъективные, характеризуют общественную опасность посягательства.
Под объектом преступления обычно понимается группа общественных
отношений и частных интересов отдельных лиц, которым причинен вред или
ущерб в связи с совершением преступления2. Это определяет такой признак
преступления, законодательно закрепленный в ст. 14 УК РФ, как
общественная опасность3. Следует отметить, что нередко в современной
юридической литературе рассматривается концепция правового блага, где
объектом признаются важнейшие социальные ценности, защищаемые
уголовным правом от преступных посягательств. Нам представляется более
верной традиционная концепция объекта преступления, воспринятая
юридической литературой и практикой, поэтому мы солидарны с теми
учеными, которые считают современные трактовки объекта преступления не

преступлении. М., 1961. С. 121; Решетникова Д.В. Конструирование составов


преступления по моменту окончания: вопросы законодательной техники и судебной
практики. Дис. … канд.юрид.наук. Самара, 2012. С. 9; Трайнин А.Н. Состав преступления
по советскому уголовному праву. М., 1951. С. 75.
1
Гидиятуллина И.Н. Состав преступления и его значение // Вестник ТИСБИ. 2008. № 4. С.
71.
2
См.: Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М., 1960.
С. 6.
3
См.: Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности: Теория и
законодательная практика. М., 1998. С. 17.
76

расходящимися с пределами концепций объекта преступления, устоявшихся


в теории уголовного права1. Например, В.Н. Винокуров, Ю.И. Кулешов
указывают, что понимание объекта преступления как общественного
отношения является универсальным, верным по существу и
соответствующим действующему уголовному законодательству, несмотря на
изменения в расстановке приоритетных направлений уголовно-правовой
охраны2.
С учетом положений УК РФ, устанавливающих ответственность за
преступления с неосторожной формой вины, а также возраст привлечения к
уголовной ответственности, к объектам рассматриваемой группы
преступлений относятся: жизнь и здоровье (ст. ст. 109, 118, 264), а также
собственность (ст. 168 УК). Основным объектом деяния, предусмотренного
ст. 264 УК РФ выступают общественные отношения, обеспечивающие
безопасность дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.
Однако несовершеннолетний субъект не воспринимает данные отношения в
качестве объекта своего посягательства, поэтому в рамках настоящей работы
мы рассматриваем только дополнительный объект указанного деяния.
Ряд неосторожных преступлений (халатность, преступление против
интересов государственной службы или службы в органах местного
самоуправления) априорно не может быть совершен несовершеннолетним
субъектом, поскольку у него нет возможности приобрести статус
должностного лица. Большое сомнение вызывает возможность включения в
рассматриваемую группу преступлений таких деяний, как нарушение правил
охраны труда (ст. 143 УК) и иных специальных правил, связанных с
промышленной и иной безопасностью (ст. ст. 215, 217, 219 и др.), поскольку
они не могут совершаться несовершеннолетними при исполнении трудовых
обязанностей, и кроме того, по субъективной стороне не характеризуются
1
См.: Горелик А. А., Лобанова Л. В. Преступления против правосудия. СПб., 2005. С. 24.
2
См.: Винокуров В.Н. Объект преступления: теория, законодательство, практика. М., 2010.
С. 47; Кулешов Ю. И. Преступления против правосудия: проблемы теории,
законотворчества и правоприменения: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Владивосток,
2007. С. 15.
77

чистой неосторожностью. Еще в 70-е гг. прошлого века было


сформулировано утверждение, согласно которому не может быть признана
правильной доктрина, когда в одной отрасли права устанавливается
неспособность лица, заниматься некоторой деятельностью по возрастному
признаку, а нормы другой отрасли права предусматривают его
ответственность за ошибки, допущенные при отправлении этой
деятельности1. С учетом ограничений, установленных трудовым
законодательством для выполнения отдельных видов работ, логичным было
бы включение в нормы УК РФ повышенного возрастного признака субъекта
таких преступлений. Таким способом был бы окончательно закрыт вопрос о
возможности признания их субъектами несовершеннолетних в возрасте от 16
до 18 лет. В научной литературе этот вопрос является непроработанным; в
исследованиях уголовно-правовых норм, охраняющих безопасные условия
труда2, такая идея не развивается. Следует отметить, что в научной
литературе отсутствует единая позиция относительно формы вины в составе
данных преступлений: одни ученые называют ее неосторожной3, другие
склоняются к смешанной форме4. В некоторых работах отнесение
преступлений, предусмотренных, например, ст. ст. 143, 264 УК, к
неосторожным, объясняется тем, что нарушение специальных правил при
отсутствии наступивших последствий, указанных в диспозиции нормы
Особенной части УК, является административным или дисциплинарным

1
Гринберг М.С. Психофизиологические возможности человека и уголовная
ответственность // Сов. государство и право. 1974. № 12. С. 71.
2
См. напр. : Великий А.А. Нарушение правил охраны труда: уголовно-правовые и
криминологические аспекты (на материалах Уральского федерального округа). Дис. …
канд.юрид.наук. Челябинск, 2004; Лукьянова Н.А. Противодействие преступлениям,
посягающим на трудовые права граждан (законодательная регламентация, проблемы
квалификации). Дис. … канд.юрид.наук. Нижний Новгород, 2003; Смык О.А. Проблемы
уголовной ответственности за нарушение правил охраны труда (по материалам судебной
практики Краснодарского края). Дис. … канд.юриднаук. Краснодар, 2006.
3
Нерсесян В.А. Ответственность за неосторожные преступления Дисс… докт. юрид. наук.
М. 2006. С. 8; Никитина Н.А. Преступления с двумя формами вины. Дисс. …
канд.юрид.наук. СПб, 2011. С. 13.
4
Лукьянов В.В. Форма вины в дорожно-транспортных преступлениях // Российская
юстиция. 2002. № 12. с. 25; Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому
уголовному праву. М., 1961. С. 398-399.
78

правонарушением1. В судебной практике имеются примеры признания


подобных преступлений как умышленными (например, осуждая гражданина
по ч. 5 ст. 264 УК суд указал в приговоре, что преступление является тяжким,
что позволяет предположить умышленный его характер2), так и
неосторожными (в другом случае, осуждая гражданина по ч. 6 ст. 264, суд
указал в приговоре, что преступление совершено с неосторожной формой
вины3). Представляется, что в силу положений ч. 2 ст. 24 и ст. 27 УК более
верной является вторая точка зрения. В связи с этим в рамках настоящего
исследования в данном параграфе будет уместно рассмотреть признаки
преступлений, предусмотренных ст. ст. 109, 118, 168 и 264 УК РФ.
В.А. Нерсесян обоснованно отмечает, что нормы, предусматривающие
уголовную ответственность за преступления в области взаимодействия
человека и техники, подвергаются риску устареть, что закономерно в
условиях необычайного прогресса науки и техники и, соответственно,
общественных отношений, складывающихся в этой области человеческой
деятельности; при этом законодатель физически не в состоянии отразить в
Уголовном кодексе все новые технические системы либо производственно-
технические процессы, действие которых при нерадивом управлении может
привести к причинению общественно опасного вреда либо создать угрозу его
наступления4. Следует критически оценить утверждение О.Д. Ситковской о
том, что только такой критерий, как достаточно высокая степень
распространенности деяния, может обусловливать необходимость включения
в закон соответствующего уголовно-правового запрета5. Более обоснованным
выглядит утверждение Н.Ф. Кузнецовой о том, что при массовости деяний

1
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.И. Рарог. М.,
2010. С. 87.
2
Архив Полярнозоринского районного суда Мурманской области. 2012. Уголовное дело
№ 1-41/2012.
3
Архив Залегощенского районного суда Орловской области. 2012. Уголовное дело № 1-
14/2012.
4
Нерсесян В.А. Ответственность за неосторожные преступления Дисс… д-ра юрид. наук.
М. 2006. С. 83.
5
Ситковская О.Д. Психологический комментарий к Уголовному кодексу Российской
Федерации. М.,1999. С. 49.
79

небольшой тяжести объявление их преступлениями приводит к латентности


и выборочному уголовному преследованию виновных, в связи с чем на
основании только распространенности деяния криминализировать его не
стоит спешить1.
В перечне объектов преступлений с неосторожной формой вины,
которые физически и юридически могут совершать несовершеннолетние
субъекты, мы рассматриваем три позиции. Во-первых, жизнь человека как
естественное право, установленное Конституцией РФ, и биологическое
существование с момента рождения до момента смерти. Момент начала
жизни не определен законодательно, обычно его связывают с началом
процесса физиологических родов. Определение момента смерти нормативно
закреплено в ст. 9 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей
человека»2 № 4180-I от 22 декабря 1992 г., в соответствии с которой
заключение о смерти дается на основании врачебной констатации
необратимой гибели всего головного мозга (смерти мозга, биологической
смерти). Приказом Минздрава РФ от 4 марта 2003 г. № 73 утверждена
Инструкция по определению критериев и порядка определения момента
смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий3, в
соответствии с которой в процессе умирания выделяют стадии: агонию,
клиническую смерть, смерть мозга и биологическую смерть. В литературе
указывалось, что объектом преступлений против жизни является в равной
степени сама жизнь и право на жизнь, поскольку виновный, посягая на
жизнь, посягает прежде всего на право лица, а не на те общественные
отношения, которые защищает право4.
Во-вторых, здоровье как состояние биологического благополучия

1
Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. М., 2007. С. 35.
2
О трансплантации органов и (или) тканей человека : Закон Рос. Фед. [принят Верх.
Советом 15 дек. 1992] (по сост. на 01.05.2013) // Ведомости Съезда народных депутатов
РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 2. Ст. 62.
3
Российская газета. 2003. 15 апреля.
4
Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов,
1996. С. 6; Никифоров Б.С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М.,
1960. С. 93.
80

организма. Понятие здоровья определено нормативно в ст. 2 Федерального


закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан
в Российской Федерации»1: состояние физического, психического и
социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания,
а также расстройства функций органов и систем организма. В литературе
указывалось, что непосредственным объектом преступлений против здоровья
выступают общественные отношения, обеспечивающие здоровье граждан2.
В-третьих, собственность как совокупность правомочий по владению,
пользованию, распоряжению имуществом, установленных нормами
гражданского законодательства (ч. 1 ст. 209 ГК РФ). Как отмечается в
литературе, родовым объектом преступлений против собственности
являются экономические отношения, отражающие установленный в
обществе порядок движения материальных благ по всем стадиям
производства, распределения, пользования, на которые направлено
преступное посягательство, видовым объектом - основанные на законе
отношения, отражающие состояние принадлежности материальных благ их
собственнику, которым причиняется либо создается реальная угроза
причинения вреда, а непосредственным - отношения, состоящие в
реализации субъектом в соответствии с законом фактических правомочий
владения, пользования и распоряжения имуществом3.
Иные отношения не вписываются в структуру неосторожных
преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Следует отметить, что
необходимыми признаками объектов преступлений, предусмотренных ст.
109, 118 и 264 УК РФ являются потерпевший (физическое лицо, жизни и
здоровью которого причиняется вред), а в ст. 168 – также и предмет
преступления (движимое или недвижимое имущество, стоимость которого

1
Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации : Федер.закон [принят
Гос. Думой 01 ноя 2011] (по сост. на 01.05.2013) // Рос. газ. 2011. 25 ноя.
2
Расторопов С.В. Уголовно-правовая охрана здоровья человека от преступных
посягательств. Дис. … д-ра юрид.наук. М., 2004. С. 261.
3
Мазуренко Е.А. Объект и предмет уголовно-правовой охраны преступлений против
собственности. Автореф. дис. … канд.юрид.наук. М., 2003. С. 8.
81

составляет свыше 250 тыс. руб.)


Предмет преступления имеет существенное значение и для
отграничения ст. 109 или 118 от ст. 264 или 268 УК РФ. В последние годы
резко увеличилось количество ДТП с участием скутеров и мотоциклов.
Например, за 2 неполных месяца мотосезона-2011 на дорогах Тульской
области в 99 ДТП погибли 9 человек (из них трое детей) и получили травмы
119 водителей и пассажиров скутеров (в том числе 37 детей). При этом в 34
случаях виновниками автоаварий были именно водители вышеупомянутого
двухколесного транспорта. 20 июня 2011 г. произошла авария на автодороге
«ДОН». 17-летний скутерист, выезжая с грунтовой дороги на федеральную
трассу, врезался в «Жигули». От полученных травм подросток скончался на
месте ДТП, а 51-летний пассажир «семерки» получил травмы. В г. Тольятти
16-летний водитель, управляя скутером, двигался по бульвару и при
возникновении опасности прибегнул к резкому торможению, не справился с
рулевым управлением и допустил падение скутера на проезжую часть. В
результате сам водитель получил множественные раны тела, его пассажир,
подросток 15-ти лет, получил увечья1. Более 130 ДТП с участием мотоциклов
и водителей скутеров произошло в мае 2011 года на дорогах Нижегородской
области. 83 случая из них при участии водителей скутеров. В 11 случаях
скутерами управляли несовершеннолетние. В данных ДТП погибли два
человека.2. По оценкам специалистов в области безопасности дорожного
движения, риск гибели или травмы для водителей и пассажиров
двухколесных механических транспортных средств в 10-15 раз выше, чем у
автомобилистов.
Таким образом, налицо со стороны несовершеннолетних водителей,
управляющих скутерами и нарушающих Правила дорожного движения, в
результате которых причиняется тяжкий вред здоровью или смерть
участники ДТП, выполнение объективной стороны преступления,

1
URL:http://tolyatty.ru
2
URL http://imhonn.ru
82

предусмотренного ст. 264 УК РФ.


Однако с уголовно-правовой точки зрения скутер не является
предметом преступления по ст. 264 УК РФ, поскольку данные транспортные
средства – это легкий мотоцикл с объемом двигателя до 50 куб. см.
мощностью от 1,5 л.с, способный развивать скорость 50 км/час. Скутер был
приравнен к велосипеду: его не надо было регистрировать в ГИБДД, он не
подлежал государственному техническому осмотру, для управления им не
требовалось подтвержденной квалификации. С учетом этого,
ответственность водителя скутера за нарушение правил дорожного
движения, повлекших причинения тяжкого вреда здоровью или смерть
человека, наступала по ст. 265 УК РФ. Однако проблема состоит не в
уголовно-правовой квалификации содеянного. В условиях интенсивного
движения, особенно в городах и на пригородных автодорогах, скутеры под
управлением лиц, не получивших специальную водительскую подготовку, не
знающих Правила дорожного движения, не имеющих элементарных навыков
безопасного поведения, становятся источником смертельной опасности. В
соответствии с Федеральным законом от 10.12.1995 N 196-ФЗ (ред. от
28.12.2013) "О безопасности дорожного движения", законодатель обязал
собственников регистрировать указанные выше транспортные средства и
ограничил допуск к управлению ими лиц моложе 16 лет, а также в ст.ст. 25-
26 определил условия для получения права управления этими
транспортными средствами.
Данные мероприятия заставят несовершеннолетних изучить и затем
соблюдать Правила дорожного движения, что на наш взгляд снизит
травматизм и смертность на дорогах с участием скутеров.
Объективная сторона преступления традиционно характеризуется как
процесс посягательства на охраняемые уголовным законом интересы,
рассматриваемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательного
развития тех событий и явлений, которые начинаются с совершением
субъектом преступного действия (бездействия) и заканчиваются
83

наступлением преступного результата1. В учебной литературе используется


понятие объективной стороны преступления как совокупности
существенных, необходимых и достаточных признаков, характеризующих
внешний акт общественно опасного посягательства, причиняющего вред
(ущерб) объекту, охраняемому уголовным законом2. Некоторые авторы
определяют объективную сторону как внешнюю сторону общественно
опасного посягательства, совершающегося в определенных условиях, месте и
времени и причиняющего вред общественным отношениям3.
Таким образом, объективная сторона предопределяет границы
посягательства, т. е. его начало и окончание; отдельные элементы
объективной стороны могут выступать криминообразующими или
квалифицирующими признаками преступления, либо учитываться судом в
качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств при назначении
наказания. Как указывает В.А. Нерсесян, в неосторожных преступлениях
началом преступного действия следует считать нарушение определенных
правил, создающее угрозу причинения предусмотренного уголовным
законом вреда, поскольку совершение деяния признается преступным лишь в
случае наступления или создания реальной возможности наступления
общественно опасного последствия4.
Центральным признаком объективной стороны любого преступления
выступает общественно опасное деяние, которое может быть совершено в
активной форме (действие) или пассивной форме (бездействие). В УК РФ с
помощью термина «деяние» обозначен конкретный акт преступного

1
См.: Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 9.
2
См., напр.: Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И.
Ляпунова. М., 1997. С. 192—238; Уголовное право России: Учебник для вузов: В 2 т. /
Отв. ред. А. Н. Игнатов и
Ю. А. Красиков. М., 2003. Т. 1: Общая часть. С. 114—148; Уголовное право. Общая часть:
Учебник для вузов / Отв. ред. И. Я. Козаченко и З. А. Незнамова. М., 2005. С. 144—167.
3
См.: Курс советского уголовного права (Часть Общая): В 2 т. / Под ред. А. Н.Беляева, М.
Д. Шаргородского. Л., 1968. Т. 1. С. 312.
4
Нерсесян В.А. Ответственность за неосторожные преступления Дисс… докт. юрид. наук.
М. 2006. С. 95.
84

поведения.
Признаки деяния по ч. 1 ст. 109 сформулированы законодателем с
помощью слова «причинение», что позволяет определить его как действие
или бездействие, нарушающее правила предосторожности или безопасного
поведения. Некоторые авторы отмечают, что объективная сторона
причинения смерти по неосторожности совпадает с объективной стороной
убийства1, но наш взгляд, это не совсем так: при совершении преступления,
предусмотренного ст. 109, виновный не предпринимает активных действий,
направленных на причинение смерти, и они во многом носят случайный
характер, тогда как при убийстве виновный применяет ярко выраженное
насилие к жертве. Так, 15-летний подросток был признан виновным в
неосторожном убийстве (ст. 106 УК РСФСР) тринадцатилетнего приятеля
при следующих обстоятельствах: группа подростков, имея при себе
самодельные самопалы, в строящемся здании столовой стреляли в висевший
электропатрон. Во время стрельбы подсудимый предложил потерпевшему
проверить мужество, для чего потерпевший должен был встать лицом к
стене, а подсудимый – выстрелить выше его головы. С расстояния 7,5 м
подсудимый выстрелил и попал потерпевшему в затылок2. В другом деле
обвиняемый вместе с другими подростками вечером зашел в парадную, где
на лестнице 12-го этажа, обеспечивающей дополнительный выход из
парадной, обнаружил автомобильное колесо с металлическим диском. Затем
обвиняемый, находясь на лестничном пролете между 11-м и 12-м этажами,
после ссоры со своей знакомой, выбросил колесо в окно. Колесо упало на
пешеходную асфальтированную дорожку, отскочило и ударило в голову
проходившему мимо 44-летнему местному жителю, который от полученных
телесных повреждений скончался3.

1
Адельханян Р.А. Уголовное право России: Практический курс. М., 2010. С. 346;
Уголовное право России: Практический курс / Под ред. А.И. Бастрыкина, А.В. Наумова.
М., 2007. С. 348
2
Рарог А.И. Проблемы субъективной стороны преступления. М., 1991. С.ЗЗ.
3
Архив Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга. 2011. Уголовное дело № 1-
311/2011.
85

Следует отметить, что преступления, предусмотренные ч. 1 или ч. 3 ст.


109 УК, совершаются несовершеннолетними посредством активных
действий, в отношении знакомых или незнакомых потерпевших. При этом у
виновного имеется возможность оценить опасность совершаемых действий,
но он этого не делает, рассматривая собственное поведение как шутку или
безобидную шалость.
Другим неосторожным преступлением, присутствующим в структуре
преступности несовершеннолетних, является причинение тяжкого вреда
здоровью по неосторожности, ответственность за которое предусмотрена ч. 1
ст. 118 УК РФ. Признаки тяжкого вреда здоровью раскрыты в ч. 1 ст. 111 УК,
а также в Правил определения степени тяжести вреда, причиненного
здоровью человека1, утвержденных Постановлением правительства РФ от 17
августа 2007 г. № 522 и Медицинских критериях определения степени
тяжести вреда, причиненного здоровью человека2, утвержденных приказом
Минздравсоцразвития от 24 апреля 2008 г. № 194-н. Под вредом,
причиненным здоровью человека, понимается нарушение анатомической
целостности и физиологической функции органов и тканей человека в
результате воздействия физических, химических, биологических и
психических факторов внешней среды (п. 2 Правил определения степени
тяжести вреда, причиненного здоровью человека).
Признаки тяжкого вреда здоровью, использующиеся в ст. ст. 111 и 118
УК РФ, являются общими, разница между деяниями проводится по форме
вины. Механизм причинения травмы достаточно часто связан с личными
конфликтами. Так, приговором Бардымского районного суда Пермского края
осужден несовершеннолетний по ч. 1 ст. 118 за то, что в ходе ссоры нанес
потерпевшему удар кулаком в лицо, от которого последний упал и ударился
об асфальт. В результате ему была причинена закрытая черепно-мозговая
1
Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : утв.
Пост. Правительства от 17.08.2007 (по сост. на 17.11.2011) // Рос.газ. 2007. 24 авг.
2
Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью
человека : утв. Приказом Минздравсоцразвития от 24.04.2008 (по сост. на 18.01.2012) //
Рос.газ. 2008. 5 сент.
86

травма в виде субдуральной гематомы слева, ушибов головного мозга


тяжелой степени, посттравматической энцефалопатии, повлекшая за собой
тяжкий вред здоровью по критерию опасности для жизни. Действия
подсудимого были квалифицированы по ч. 1 ст. 111 УК, но кассационная
инстанция переквалифицировала их на ч. 1 ст. 118, мотивировав это тем, что
судебно-медицинская экспертиза не исключила возможности получения
потерпевшим закрытой черепно-мозговой травмы при падении из положения
стоя головой на плоскость, и умыслом виновного не охватывалось
причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, хотя, по
обстоятельствам дела он должен был и мог предвидеть такие последствия1.
Еще одно преступление с неосторожной формой вины предусмотрено в
ст. 168 УК – уничтожение или повреждение чужого имущества по
неосторожности. Признаки общественно опасного деяния законодатель
дополняет такими характеристиками, как обращение с огнем или иными
источниками повышенной опасности. Как отмечается в литературе, сущность
уничтожения или повреждения имущества выражается в том, что в
результате совершения этих деяний имущество навсегда выбывает из
экономического оборота и потребления, либо может быть возвращено в него
путем восстановительного ремонта2. Уничтожение предполагает, что
вследствие действий виновного происходит физическое истребление вещи,
либо приведение ее в такое состояние, когда ремонт экономически
невыгоден, поскольку его стоимость близка или превышает стоимость самого
имущества. Повреждение, напротив, имеет место, когда имущество является
ремонтопригодным. Понятие деятельности, связанной с использованием
источников повышенной опасности раскрыто в ГК РФ (ст. 1079):
использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии
высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ,

1
Архив Пермского краевого суда. 2011. Дело № 22-3645.
2
Шишкин Н.А. Собственность как объект уголовно-правовой охраны от преступных
посягательств, связанных с уничтожением или повреждением чужого имущества. Дис. …
канд.юрид.наук. Воронеж, 2010. с. 51.
87

сильнодействующих ядов, осуществление строительной и иной, связанной с


нею деятельности. Практика показывает, что несовершеннолетними
указанные преступления совершаются на почве неосторожного обращения с
огнем. Например, по одному из изученных уголовных дел осужденный
поставил на включенную электрическую плиту кастрюлю с водой и уснул, в
другом случае бросил в мусорное ведро непотушенную сигарету. Еще в
одном деле подсудимый самовольно завладел ключами от автомобиля своего
знакомого, совершил угон, не справился с управлением и врезался в дерево,
приведя автомобиль в состояние, не подлежащее восстановлению.
В рамках нашего исследования встречается малое количество
преступлений, совершенных несовершеннолетними в результате
использования транспорта. Их менее 5% от всей совокупности неосторожных
преступлений. Тем не менее, нельзя было бы не упомянуть о них.
Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ,
совершенного несовершеннолетним лицом, состоит в нарушении правил
дорожного движения. Так, суд установил, что
несовершеннолетний подсудимый нарушил требования п.2.1.1 ПДД
(управлял транспортным средством без водительского удостоверения), ч. 2
п.2.1.2. ПДД РФ (обязанность водителя при управлении мотоциклом быть в
застёгнутом мотошлеме и не перевозить пассажиров без застёгнутого
шлема), п.22.8 ПДД (запрет производить перевозку людей сверх количества,
предусмотренного технической характеристикой транспортного средства);
п.10.1 ПДД (обязанность водителя вести транспортное средство со
скоростью, не превышающей установленного ограничения), п.9.1 ПДД
(количество полос движения для транспортных средств определяется
разметкой или знаками, а если их нет, то самим водителем, с учётом ширины
проезжей части, габаритов транспортных средств и необходимых интервалов
между ними), п. 1.5 (участники дорожного движения должны действовать
таким образом, чтобы не создавать опасность для движения и не причинять
88

вреда). Наказание было назначено в виде 40 часов обязательных работ,


дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным
средством не назначалось1.
Следующим признаком объективной стороны преступления выступают
наступившие в результате совершения противоправного деяния общественно
опасные последствия. Н. Ф. Кузнецова определяет преступные последствия
как вредные изменения в охраняемых уголовным законом общественных
отношениях, возникшие в связи с преступными действиями или
бездействием субъекта2. Н. И. Коржанский считает преступные последствия
противоправным изменением общественных отношений3, а В. Н. Кудрявцев
предусмотренным уголовно-правовой нормой материальным и
нематериальным вредом, причиненным преступным действием или
бездействием объекту посягательства4. В рассматриваемых составах
преступлений мы можем выделить три общественно опасных последствия: 1)
смерть потерпевшего; 2) причинение тяжкого вреда его здоровью; 3)
причинение имущественного ущерба на сумму, превышающую 250 тыс.руб.
Для предъявления обвинения по ч. 1 ст. 109 УК необходимо установить
время и место совершения общественно опасного деяния и наступления
смерти жертвы. Для применения ч. 1 ст. 118 необходимо установить степень
тяжести вреда здоровью. Уголовно-наказуемым является только причинение
тяжкого вреда здоровью. Причинение легкого или средней тяжести вреда
здоровью по неосторожности по УК РФ не наказуемо ни для взрослых, ни
для несовершеннолетних, что представляет некоторый пробел в
законодательстве, поскольку потерпевший получает только призрачную
гарантию возмещения ущерба в гражданском судопроизводстве, а никакие
выводы публично-правового характера в этой ситуации не делаются. При
проведении интервьюирования сотрудников вуза, занимающихся
1
Архив Лунинского районного суда Пензенской области. 2011. Дело № 1-36/2011.
2
См.: Кузнецова Н. Ф. Значение преступных последствий для уголовной ответственности.
М., 1958. С. 15.
3
См.: Коржанский Н. И. Объект и предмет уголовно-правовой охраны. М., 1980. С. 162.
4
См.: Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 197.
89

воспитательной работой со студентами, например, было установлено два


случая, связанных с неосторожным причинением вреда здоровью средней
тяжести (в одном случае молодой человек травмировал крышкой багажника
автомобиля незнакомую женщину, в другом, что-то эмоционально
рассказывая товарищу, размахивал руками и случайно ударил прохожую,
получившую раны на лице от разбитых стекол очков). Об обоих случаях
рассказали пострадавшие, приходившие в учебное заведение с жалобами.
В связи с изложенным, представляется практически значимым
включить в Кодекс РФ об административных правонарушениях ст. 5.64
следующего содержания:
«Статья 5.64. Причинение вреда здоровью по неосторожности.
1. Причинение несовершеннолетним, достигшим возраста
шестнадцати лет, вреда здоровью человека, совершенное по
неосторожности, при отсутствии признаков преступления,
предусмотренного ст. 118 Уголовного кодекса Российской Федерации, -
наказывается штрафом в размере до пятидесяти тысяч рублей, либо
обязательными работами на срок до ста часов.
2. Причинение лицом, достигшим восемнадцати лет, легкого или
средней тяжести вреда здоровью человека по неосторожности,-
влечет наложение административного штрафа в размере до ста
тысяч рублей, либо обязательные работы на срок до ста восьмидесяти
часов».
Указанная правовая норма позволит применять меры
административной ответственности к несовершеннолетним 16-17 лет, то
есть, не достигшим предлагаемого нами возраста уголовной ответственности
для преступлений, совершенных по неосторожности, о котором речь пойдет
далее. Более того, в рамках более мягкой отрасли права будет возможно
применение мер ответственности за легкий или средней тяжести вред
здоровью к взрослым лицам.
90

В целях применения ст. 168 УК необходимо установить размер


материального ущерба, нанесенного владельцу или владельцам имущества.
Он определяется посредством исчисления стоимости ремонта или по
источникам информации о стоимости вещи и степени ее износа. При
изучении ст. 168 УК РФ, необходимо обратить внимание, что довольно часто
несовершеннолетние лица причиняют значительный имущественный ущерб
по неосторожности при отсутствии общеопасного способа, что делает
невозможным применение ст. 168 УК РФ. В настоящее время интерес
собственника имущества, поврежденного в результате неосторожных
действий, гарантируется только возможностями гражданского
судопроизводства. Вряд ли это стоит признать полностью правильным. В
подтверждение этой мысли можно привести следующий пример: учащийся
11 класса принес в школу ноутбук, его товарищ 16 лет случайно сбросил
ноутбук с парты на перемене, разбил. Родители отказались возмещать ущерб,
заявив, что у них таких денег нет. Родители хозяина ноутбука подавать иск
не стали. Вообще о случайном повреждении вещей своих детей на школьных
переменах заявили 181 из 195 опрошенных нами родителей. Представляется,
что существование административной ответственности может побудить и к
возмещению ущерба, а уж нежелание возбуждения дела об
административном правонарушении – тем более. Поэтому предлагается
дополнить ст. 7.17 КоАП «Уничтожение или повреждение чужого
имущества» частью 2 следующего содержания:
«2. Уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное
по неосторожности, если это деяние не повлекло причинение ущерба в
крупном размере,
влечет наложение административного штрафа в размере до десяти
тысяч рублей».
Следует также указать, что по ст. 7.17 штраф за умышленное
уничтожение или повреждение имущества составляет 300-500 рублей.
Представляется, что его необходимо увеличить до 2 тысяч, поскольку от
91

2500 руб. ущерба уже может наступать уголовная ответственность. Для


состава уничтожения или повреждения имущества по неосторожности
размер предусмотренного в УК РФ ущерба гораздо выше, в связи с чем
оправданно установить более высокий административный штраф.
При совершении преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ,
возможны три вида общественно опасных последствий: тяжкий вред
здоровью, смерть потерпевшего, гибель двух и более лиц.
Так, по делу 17-летнего Б., который, не имея прав и доверенности на
управление мотоциклом, принадлежащим его знакомому Л., решил
прокатить на нем (без коляски) своего товарища К. В пути следования,
превысив скорость, он выехал на разрытое полотно дороги, в результате чего
мотоцикл опрокинулся, а здоровью К. был причинен тяжкий вред. Районный
суд осудил виновного по ч. 1 ст. 264 УК РФ к условной мере наказания1.
Признаком объективной стороны в преступлениях с материальным
составом выступает причинная связь между деянием и наступившими
общественно опасными последствиями. Т.В. Церетели, А.А. Тер-Акопов,
Л.А. Андреева подчеркивают важность установления причинно-
следственных связей при анализе признаков объективной стороны состава
преступления, хотя в целом теория причинной связи в российском и
советском уголовном праве разрабатывалась с различных позиций, многие из
которых противоречили друг другу2. Нам представляется наиболее верной
точка зрения В.Н. Кудрявцева, который считал, что причинная связь
выступает самостоятельным признаком объективной стороны преступления,
и преступные действия должны быть необходимым условием наступившего
последствия3. Все четыре рассматриваемых состава преступления
сконструированы как материальные, в связи с чем необходимо устанавливать
причинную связь между действиями виновного и наступившими
1
Архив Дзержинского районного суда г. Волгограда. 2010. Дело № 1-986/ 2010
2
Церетели Т.В. Причинная связь в уголовном праве. М., 1963; Тер-Акопов А.А.
Бездействие как форма преступного поведения. М., 1980; Андреева Л.А. Причинная связь
в преступлениях против жизни и здоровья. Л., 1983.
3
Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступлений. М., 1960. С. 57.
92

последствиями: смертью, тяжким вредом здоровью, имущественным


ущербом в крупном размере. Причинная связь обычно является очевидной
для следователя, дознавателя, прокурора и суда, но сам несовершеннолетний
ее, как правило, не видит или не понимает.
Изучение субъективных элементов состава преступления имеет
огромное значение, поскольку таким образом можно проанализировать
признаки лица, совершившего преступление, особенности и признаки вины,
мотивацию преступного поведения. Целью изучения признаков субъекта
преступления является определение особенностей преступного поведения,
личностных характеристик преступника, а изучения субъективной стороны
состава – определение психического отношения к совершенному
преступлению, мотивов и целей преступления. В идеале таким образом
можно создать модель преступного поведения и выделить типичные
признаки лиц, совершающих преступления отдельных видов. Как отмечают
В.Н. Кудрявцев и В.А. Нерсесян, объективные признаки состава выступают в
единстве с его субъективными признаками1.
Неосторожные преступления несовершеннолетних совершаются, как
отмечалось в предыдущем параграфе, чаще всего по легкомыслию. Эти
формы вины были подробно рассмотрены ранее, однако хотелось бы
отметить, что на практике основной проблемой выступает разграничение
умышленной и неосторожной вины при совершении преступлений,
предусмотренных ст. 105 и 109, а также ст. 111 и 118 УК РФ. Известно, что
умышленное причинение смерти какому-либо лицу, а также умышленное
причинение тяжкого вреда здоровью возможно как с прямым, так и с
косвенным умыслом. Последний в правоприменительной деятельности порой
путают с неосторожной формой вины, а точнее, с одним из ее видов -
легкомыслием. Продемонстрируем это на конкретном примере из судебной
практики. Х. был признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ за то,

1
Механизм преступного поведения / Под ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1981. С. 227; Нерсесян
В.А. Уголовная ответственность за неосторожные преступления. СПб, 2002. С. 11.
93

что после распития спиртных напитков в ходе совершения по обоюдному


согласию полового акта путем сдавливания шеи Б. причинил тяжкий вред ее
здоровью, повлекший смерть. Квалифицируя действия Х. по ч. 1 ст. 105 УК
РФ, органы предварительного следствия, а затем и суд не учли психического
отношения субъекта преступления к общественно опасному деянию и
ошибочно квалифицировали его как умышленное убийство. Полагая, что Х.
руководствовался умыслом, а не действовал по неосторожности, суд в
приговоре указал, что Х. схватил руками за важную часть тела потерпевшей -
шею - и сдавил ее. Кроме того, суд упомянул в приговоре (но не учел при
квалификации деяния, совершенного Х.) следующие обстоятельства: в ходе
предварительного следствия и в суде Х. пояснял, что у него с Б. ссор и
скандалов, в том числе в день смерти последней, не было, причинил он
смерть Б. по неосторожности; после совершения деяния Х. не оказал Б.
никакой помощи и лег спать и только на следующее утро узнал, что Б.
мертва; из заключения судебно-медицинского эксперта (признано судом в
качестве достоверного доказательства) следует, что смерть Б. наступила от
механической асфиксии в результате удушения руками, сдавливание было
однократным. При рассмотрении дела в кассационной инстанции приговор в
отношении Х. был изменен и действия его переквалифицированы с ч. 1 ст.
105 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ1.
Несовершеннолетний, как субъект неосторожных преступлений, в
целом должен обладать установленными законом общими признаками,
которыми являются физическая природа лица, вменяемость и достижение
лицом определенного возраста2. Очевидно, что возраст несовершеннолетнего
лица, совершающего неосторожные преступления, составляет только 16-18
лет.
Кроме того, человек как субъект преступления во время совершения

1
Архив Снежинского городского суда Челябинской области за 2005 г. Уголовное дело №
1-33.
2
См.: Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответственность: Дис. ... д-ра
юрид. наук. Л., 1969. С. 37.
94

правонарушения может в полной мере осознавать фактический характер и


общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить
ими. При отсутствии этого признака вследствие отставания в психическом
развитии, не связанном с психическим расстройством, например у
несовершеннолетнего, который не мог в полной мере проявить указанные
способности, то он не признается субъектом преступления, а следовательно
не подлежит уголовной ответственности1.
Психологи считают2, что в нормальных условиях процесс становления
норм поведения, понимание ответственности за свои деяния, а также
способность к сознательно-волевому контролю своих поступков и решений
окончательно формируется только в подростковом возрасте (к 14-16 годам).
Понимание ответственности за свои поступки, возможное причинение вреда
окружающим и обществу, происходит при участии семьи, школы,
социального окружения.
При этом все виды нарушений уголовно-правового характера вводятся
законодателем в действие, как правило, в наиболее критические, с точки
зрения психологов3, возрастные периоды: 14-15, 16-17 лет. Мы полагаем, что
такой подход не согласуется с принципом социальной справедливости, когда
переход несовершеннолетнего в другую возрастную группу сам по себе
создает или усугубляет личностные поведенческие напряжения и конфликты.
Психологами отмечается существование в развитии личности этапа, на
котором происходит переход объективной ответственности (следование
социальным нормам из-за страха возможного наказания), в субъективную,
основанную на понимании необходимости выполнения норм общественного
поведения и свидетельствующую о развитии автономной морали личности4.

1
Алексеева Л.А. Психологический анализ признаков субъекта преступления в УК РФ //
Вестник Тюменского государственного университета. 2004. № 5. С. 174.
2
Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: Учебник. М., 2003; Хрестоматия по
психологии. Сост. Куликов Л.В. - СПб, 2000.
3
Психология личности в трудах отечественных психологов. Хрестоматия. Сост. Куликов
Л.В. - СПб.2000.
4
Кантонистова Н.С., Пальчикова С.Б. Медико-психологические аспекты формирования
социальной ответственности у подростков // Несовершеннолетние: их возрастные
95

С точки зрения возрастной психологии у детей школьного возраста выделяют


кризис 7 лет, 12, 13, 14, 15,16 лет и т. д. Каждая группа обладает
характеристиками, присущими только ей, но есть также черты, которые
являются общими для любого периода несовершеннолетия1. Именно возраст
12-17 лет характеризуется повышенной эмоциональной ранимостью,
неуравновешенностью, что часто проявляется в неадекватных реакциях на
происходящее, в агрессии. Лица в таких психических состояниях совершают
поступки, которые являются следствием эмоций, непосредственных
побуждений. В 15-16-летнем возрасте несовершеннолетний стремится к
самостоятельности, независимости. Подростки хотят свободы, но так плохо
умеют ею пользоваться. И если подростки 14-15 лет пытаются доказать свою
«взрослость», то несовершеннолетние 16-17 лет уже обладают минимальной
интеллектуальной и физической зрелостью, для них характерны меньшая
импульсивность и большее осмысление своих действий2. Учитывая, что речь
идет о минимальной зрелости, а зачастую поведение подростка, в частности
его деяние, похожи на шалость и не осознание ответственности за содеянное,
мы предлагаем увеличить возраст уголовной ответственности за
неосторожные преступления с 16 до 17 лет (возраста, когда человек
полностью дает отчет своему действию (бездействию) и способен предвидеть
последствия).
В уголовно-правовой литературе последнее время встречаются мнения
о вводе нового термина: уголовно-правовой дееспособности. Так О. Д.
Ситковская предлагая данный термин наряду с понятием вменяемости,
имеющим отношение к субъекту преступления, отражает более широкие
возможности личности как субъекта уголовной ответственности и

особенности и проблемы ответственности: Сб. научных трудов. М., 1992.- С. 52


1
Герасимова О.И. Отдельные аспекты ответственности несовершеннолетних. // Вестник
Адыгейского государственного университета. 2005. № 4. С. 126.
2
Астемиров З.А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних. М. 1970.-
С. 29; Панкратов Р. И., Тарло Е. Г., Ермаков В. Д. Дети, лишенные свободы. М., 2003.- С.
19.
96

наказания1. Анализ ч.1 ст. 22 УК показывает, что вменяемое лицо, которое во


время совершения преступления в силу психического расстройства не могло
в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность
своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной
ответственности. Ее нормы противоречат положениям ч. 3 ст. 20, поскольку
уменьшенная вменяемость предполагает привлечение к уголовной
ответственности, а возрастная невменяемость – не предполагает. В целях
устранения этого противоречия можно дополнить ч. 3 ст. 20 положением о
том, что несовершеннолетний, освобожденный от уголовной
ответственности, обязан пройти курс лечения у социального психолога. Как
отмечает Л. А. Алексеева, социальное недоформирование и психологическое
недоразвитие несовершеннолетнего происходят с его активным участием,
когда он сопротивляется социализации, стремясь избавить себя от ее
влияния, как ограничивающего и неприятного2. И поэтому такое положение
дел у социально-запущенных несовершеннолетних требует не столько
наказания, сколько психологической помощи и коррекции.
По изученным уголовным делам факт совершения преступных
действий лицами, признанными впоследствии невменяемыми, не выявлены.
По возрастному признаку лица, признанные виновными в совершении
преступлений по неосторожности, распределились следующим образом: 16-
17 лет – 24%, 17-18 лет – 76%. При этом 65% виновных совершили
преступление в состоянии алкогольного опьянения.
Учитывая изложенное, обоснованным представляется установить
возраст уголовной ответственности за неосторожные преступления с 17 лет,
дополнив ст. 20 УК частью 2.1 следующего содержания: «За преступления,
совершенные по неосторожности, уголовная ответственность наступает
с 17 лет».
Следует отметить, что относительно возможности совершения лицами

1
Ситковская О. Д. Психология уголовной ответственности. М., 1998.
2
Алексеева Л. В. Диагностика социальных субъектных способностей несовершеннолетних
// Межличностные взаимодействия и развитие индивидуальности. Тюмень, 1999. С. 85-110
97

в возрасте от 16 до 18 лет преступлений, предусмотренных ст. 109, 118, 168


УК РФ среди ученых отсутствуют разногласия. Однако в отношении ст. 264
УК РФ существует ошибочное мнение, что это деяние может быть совершено
только лицом, достигшим 18 лет. Эта позиция основана на том, что
водительские удостоверения категории «В» (легковой автомобиль) могут
быть получены лицами, достигшими восемнадцатилетнего возраста,
прошедшими подготовку и сдавшими теоретический и практический экзамен
по вождению. В ряде случаев закончить автомобильные курсы можно и до
достижения 18 лет, однако право управления транспортным средством
категории «В» возникает после совершеннолетия. Тем не менее, следует
подчеркнуть, что по ст. 264 УК ответственность наступает с 16 лет, и, как
показывает практика, периодически дорожно-транспортные происшествия
возникают по вине несовершеннолетних лиц, самовольно управлявших
транспортным средством. Например, в апреле 2013 г. в Котласе
семнадцатилетний подросток осужден по ч. 5 ст. 264 УК (следствием
нарушения правил дорожного движения явилась гибель пяти человек и
тяжкий вред здоровью одного). Осужденный самовольно завладел ключами
от автомашины, принадлежащей его отцу, и поехал с товарищами кататься.
Ранее он уже привлекался к административной ответственности за
управление автомобилем при отсутствии прав. Приговором суда назначено
наказание в виде полутора лет лишения свободы1.
Таким образом, исследование норм действующего уголовного
законодательства позволяет заключить, что преступления, совершенные
несовершеннолетними по неосторожности посягают на общественные
отношения по охране жизни, здоровья или собственности, осуществляются
при наличии легкомысленного или небрежного отношения к последствиям,
которыми выступают смерть или тяжкий вред здоровью человека, а также
материальный ущерб. Эти преступления совершаются лицом в возрасте 16-

1
РБК новости [электронный ресурс] URL
http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130424115341.shtml (дата обращения 02.05.2013)
98

18 лет в силу случайных причин. К числу таких преступлений относятся ст.


109, 118, 168 и 264 УК РФ.
Изучение признаков преступлений с неосторожной формой вины,
совершаемых несовершеннолетними субъектами, позволяет предложить
следующие изменения в действующее законодательство.
Во-первых, с учетом возрастных и психологических особенностей
субъекта преступления, разумно установить возраст уголовной
ответственности за неосторожные преступления до 17 лет, для чего включить
в ст. 20 УК часть 2.1 следующего содержания: «За преступления,
совершенные по неосторожности, уголовная ответственность наступает
с 17 лет».
Во-вторых, включить в Кодекс РФ об административных
правонарушениях ст. 5.64:
«Статья 5.64. Причинение легкого или средней тяжести вреда
здоровью по неосторожности.
1. Причинение несовершеннолетним, достигшим возраста
шестнадцати лет, легкого или средней тяжести вреда здоровью человека,
совершенное по неосторожности,
наказывается штрафом в размере до пятидесяти тысяч рублей, либо
обязательными работами на срок до ста часов.
2. Причинение лицом, достигшим восемнадцати лет, легкого или
средней тяжести вреда здоровью человека по неосторожности,
Влечет наложение административного штрафа в размере до ста
тысяч рублей, либо обязательные работы на срок до ста восьмидесяти
часов».
В-третьих, поскольку ст. 7.17 КоАП «Уничтожение или повреждение
чужого имущества» устанавливает административную ответственность
только за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества,
представляется необходимым дополнить ее ч. 2 следующего содержания:
«2. Уничтожение или повреждение чужого имущества, совершенное
99

по неосторожности, если это деяние не повлекло причинение ущерба в


крупном размере,
влечет наложение административного штрафа в размере до десяти
тысяч рублей».

Глава 2. Криминологическая характеристика неосторожных


преступлений несовершеннолетних и мер их предупреждения

§ 1. Понятие неосторожных преступлений несовершеннолетних и


причины их совершения
Проблема неосторожных преступлений несовершеннолетних является
малоизученной в юридической науке. Его основные характеристики не
выделялись в учебной и научной литературе, в связи с чем, представляется
обоснованной разработка определения данного понятия. Неосторожные
преступления несовершеннолетних как криминологическое явление
образуется на пересечении двух самостоятельных категорий: преступности
несовершеннолетних и неосторожной преступности. Учитывая это, логично
предположить, что отдельные существенные признаки этих видов
преступности в своей совокупности будут присущи неосторожным
преступлениям несовершеннолетних.
Понятие преступности несовершеннолетних тесно связано с
возрастными границами, в рамках которых криминологи выделяют три
возрастные группы несовершеннолетних: 14-15 лет, 15-16 лет и 17-18 лет.
В научной литературе перечисляются признаки преступности
несовершеннолетних:
1) проявление немотивированных агрессии и жестокости;
2) значительная часть преступлений совершается в отношении
родственников, чаще всего, членов семьи;
3) потерпевшими от преступных действий также являются
несовершеннолетние, обычно принадлежащие к бытовой микросреде
несовершеннолетнего преступника;
100

5) около половины преступлений совершается после 22 часов;


6) как правило, преступления совершаются в группе, в связи с чем
преступность несовершеннолетних фактически приобретает черты
подросткового бандитизма;
7) имеет место передача криминального опыта взрослых
преступников1.
Описанные признаки свидетельствуют о том, что учеными
подвергаются исследованию лишь умышленные преступления
несовершеннолетних, поскольку описанные признаки совершенно
необязательно характерны для неосторожных посягательств.
Подтверждением подобного вывода служит еще и следующий аргумент.
Ученые, занимающиеся проблемой преступности несовершеннолетних,
отмечают, что в ее структуре выделяются следующие виды преступлений:
убийство и покушение не него, умышленное причинение тяжкого вреда
здоровью, умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести,
изнасилование и покушение на него, кража, мошенничество, грабеж,
разбой, вымогательство, угон, хулиганство, преступления, связанные с
незаконным оборотом оружия и наркотиков. Крайне редко отмечается, что
незначительную долю в преступности несовершеннолетних составляют
неосторожные деяния.
В целом следует отметить, что неосторожным преступлениям
несовершеннолетних в криминологической науке не уделяется должного
внимания. Даже понятие преступности несовершеннолетних
формулируется без учета признаков неосторожных преступлений.
Учитывая перечисленные признаки, учеными преступность
несовершеннолетних определяется как «самостоятельный вид преступности,
обусловленный особенностями количественных и качественных показателей
ее состояния и развития, а также, прежде всего, личностью преступника, в

1
См.: Эминов В. Е., Мацкевич И. М. Неосторожная преступность / Криминология:
Учебник / под ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.:
Юристъ, 2004. – С. 476.
101

основе поведения которого лежат эгоцентрические мотивы и неустойчивая


психика»1.
После рассмотрения общей характеристики и признаков преступности
несовершеннолетних и выявления, что она определяется без учета свойств
неосторожных преступлений, которые составляют лишь небольшую долю в
ее структуре, представляется необходимым изучить неосторожную
преступность и соотнести ее признаки с преступностью
несовершеннолетних.
Неосторожная преступность представляет собой часть общей
преступности, самостоятельный элемент ее структуры. В науке
высказывается позиция о том, что преступления, совершаемые по
неосторожности, не представляют значительной общественной опасности,
особенно на фоне роста общеуголовной преступности, однако
представляется, что подобный подход нельзя признать правильным.
Статистически все виды неосторожных преступлений отличается стабильно
невысоким количеством и тяжестью последствий. В абсолютном выражении
число неосторожных преступлений в РФ имеет тенденцию к значительному
снижению по сравнению с началом 2000-х гг. и относительной
стабильностью в период, начиная с 2004 г. и составляет: в 2001 году - 68720,
2002 г. - 65891, 2003 г. - 76990, в 2004 г. -34777, в 2005 г. - 35115, в 2006 г. -
35391, в 2007 г. - 33237, в 2008 г. - 32048, в 2009 г. - 36481, 2010 г. – 35487,
2011 г. – 34967, 2012 г. - 348652. Тем не менее, составляя в общей структуре
преступлений 6-8 %, неосторожная преступность лидирует по тяжести
последствий. Суммарный материальный ущерб, причиняемый
неосторожными преступлениями, сопоставим с последствиями совершения
умышленных преступлений, а по некоторым характеристикам и превосходит
его. За последние три года от неосторожных преступлений погибло и
получило увечья более 1 млн. человек (что сопоставимо с численностью

1
См.: Там же. С. 477.
2
По данным ГИАЦ МВД России.
102

населения крупного города), материальный ущерб от них ежегодно


составляет около 5% валового национального продукта. Количество
неосторожных преступлений и их жертв в Российской Федерации превышает
аналогичные показатели в странах Европейского союза и США. При этом
основные параметры неосторожных преступлений является
неблагоприятными. Так, по уровню травматизма со смертельным исходом (на
1000 работающих - 0,133) Россия значительно опережает экономически
развитые страны (ФРГ - 0,080; США - 0,054; Япония - 0,020; Великобритания
- 0,016) 1.
Говоря о неосторожной преступности, необходимо отметить, что в
позициях ученых не наблюдается единства терминологии. В
криминологической литературе в качестве равнозначных широко
используются термины «неосторожная преступность», «преступная
неосторожность», «неосторожные преступления», «преступления,
совершаемые по неосторожности»2. С тождественностью перечисленных
терминов вряд ли можно согласиться, поскольку одни из них имеют
криминологическое содержание (неосторожная преступность), другие –
уголовно-правовое (неосторожные преступления; преступления,
совершаемые по неосторожности). Понятие же «преступная
неосторожность» вообще характеризует форму вины, а не социальное
явление. Поэтому, говоря о совокупности всех преступлений, совершаемых
по неосторожности, имевших место в данном обществе (регионе) за
определенный период, мы будем использовать термин «неосторожная
преступность». В свою очередь, учитывая, что преступления
несовершеннолетних составляют незначительную часть неосторожной
преступности, и присутствие в настоящем исследовании не только

1
См. : Курсаев А.В. Предупреждение неосторожных преступлений и меры уголовной
репрессии.// Вестник Московского университета МВД России. 2015. № 5. С. 72-75.
Криминология / Под ред. В.П. Малкова. М., 2010. С. 389.
2
См.: Эминов В. Е., Мацкевич И. М. Неосторожная преступность / Криминология:
Учебник / под ред. В. Н. Кудрявцева и В. Е. Эминова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.:
Юристъ, 2004. – С. 531.
103

криминологической, но и уголовно-правовой составляющей, представляется


целесообразным употреблять понятие «неосторожные преступления
несовершеннолетних».
На основании выделяемых уголовно-правовой наукой видов
неосторожной вины, можно сделать вывод, что неосторожная преступность
также существует в двух основных проявлениях:
1) легкомыслие, когда человек осознает возможность наступления
вредных последствий, но надеется, на их предотвращение или
ненаступление. Подобного рода поступки людей, с учетом тяжести
наступивших последствий, составляют значительную часть неосторожной
преступности;
2) небрежность, когда человек не осознает возможность
наступления вредных последствий своих действий и не желает их
наступления.
Криминологи предлагают различные классификации неосторожных
преступлений в зависимости от сферы деятельности. Так, В. Е. Эминов, И. М.
Мацкевич и В. А. Нерсесян выделяют четыре группы неосторожных
преступлений, совершаемых:
1) в быту (без использования технических средств);
2) при взаимодействия человека с техникой;
3) при осуществлении профессиональной деятельности, не связанной
с использованием управленческих функций или технических средств.
Здесь имеются в виду преступления, связанные с неисполнением человеком
своих профессиональных обязанностей, причиняющих вред обществу;
4) при осуществлении должностных (управленческих) функций1.
С учетом несовершеннолетнего субъекта, можно выделить две группы
неосторожных преступлений:
1) в быту (без использования технических средств);

1
См.: Нерсесян В.А. Ответственность за неосторожные преступления Дисс… д-ра юрид.
наук. М. 2006. С. 96. Эминов В. Е., Мацкевич И. М. Неосторожная преступность. Указ. раб.
– С. 531;
104

2) при взаимодействии человека с техникой.


Другие ученые предлагают более подробную классификацию
неосторожных преступлений в сфере:
1) эксплуатации транспортных средств, являющихся источником
повышенной опасности;
2) эксплуатации машин, агрегатов и других стационарных источников
повышенной опасности на производстве;
3) строительных, взрывных, горных работ;
4) транспортировки и хранения энергоносителей;
5) работ в природной среде, связанных с опасностью ее загрязнения,
отравления, порчи и т. д.;
6) производства продуктов питания, медикаментов, лечения людей,
ветеринарной помощи;
7) должностной и иная профессиональной деятельности,
характеризуемой возможностью общественно опасных последствий при
принятии ошибочных решений;
8) эксплуатации источников повышенной опасности индивидуально-
бытового характера, иных виды индивидуально-бытового по
ведения, влекущие за собой неосторожные преступные последствия1.
В этой связи выделяются следующие виды неосторожного преступного
поведения, связанные с нарушением правил:
1) безопасности эксплуатации транспортных средств;
2) безопасности использования машин, агрегатов, работа которых
требует особой осторожности при эксплуатации;
3) безопасности при производстве и передаче энергии, транспортировке
и хранении энергоносителей;
4) экологической безопасности;
5) медицинской безопасности;

1
См.: Криминология. Курс лекций. Под ред. В. Н. Бурлакова, С. Ф. Милюкова, С. А.
Сидорова, Л. И. Спиридонова. – СПб.: СПб. ВШ МВД РФ, 1995. – С. 304-305.
105

6) бытовой безопасности;
7) безопасности исполнения должностных и профессиональных
обязанностей;
8) имущественной безопасности.
Очевидно, что неосторожные преступления несовершеннолетних
возможны далеко не во всех указанных сферах, с учетом вовлеченности
указанных субъектов в общественную жизнь. Анализ рассмотренных
уголовных дел и статистических данных позволил заключить, что
неосторожные преступления несовершеннолетних совершаются только в
сферах:
1) эксплуатации транспортных средств, являющихся источником
повышенной опасности;
2) эксплуатации источников повышенной опасности
индивидуально-бытового характера,
3) иных видов индивидуально-бытового поведения, влекущие за
собой неосторожные преступные последствия.
Эти преступления связаны с нарушением правил:
1) безопасности эксплуатации транспортных средств;
2) бытовой безопасности;
3) имущественной безопасности.
Учитывая изложенное, можно сделать вывод о том, что
преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними по неосторожности,
являются деяния, предусмотренные ст. 109, 118, 168 и 264 УК РФ (см.
Приложения).
Неосторожные преступления особенности мотивации, механизма
преступного поведения, его причин и условий. Мотивы неосторожных
преступлений могут внешне походить на мотивы преступлений умышленных
(корыстных, хулиганских и т. д). Но между ними всегда имеются
качественные различия: в неосторожных преступлениях мотивационная
основа поведения виновного ориентирована на выбор ошибочного варианта
106

при наличии возможности избежать этого, на нарушение конкретных


требований безопасности, но не на последствия этого решения.
Исследование мотивов, типичных для психологии неосторожных
преступлений, позволило методом исключения с учетом психологических
особенностей несовершеннолетних выявить мотивы неосторожных
преступлений несовершеннолетних в зависимости от видов вины:
а) для легкомыслия – ложное самоутверждение, азарт;
б) для небрежности – физическая леность, интеллектуальная или
эмоциональная незрелость, нежелание утруждать себя анализом ситуации и
прогнозированием возможных последствий либо неспособность предвидеть
последствия в силу отсутствия жизненного опыта, конформизм, нежелание
или неспособность адекватно оценивать свои возможности.
В мотивации неосторожного преступного поведения
несовершеннолетнего существенное значение имеют также эмоции, в том
числе эмоциональная напряженность (стресс), аффект страха.
Как отмечалось ранее, механизм неосторожного преступления также
существенно отличается от умышленного. Если механизм умышленного
преступления включает такие звенья, как возникновение мотивации;
планирование преступления; его исполнение; наступление последствий;
достижение поставленной цели, – то в неосторожном преступлении первых
двух и последнего звеньев нет. Субъект осуществляет бытовое или
производственное юридически правомерное действие, совершает ошибку,
которая и приводит к преступному результату. При этом ошибка
порождается невнимательностью и является виновной, в противном случае
имеет место несчастный случай. В целом неосторожное причинение вреда
представляет собой результат неадекватного субъективного восприятия
личностью объективных требований сложившейся ситуации. По отношению
к этим требованиям личность оказывается несостоятельной. Подобное
свойство особенно характерно для неосторожных преступлений
107

несовершеннолетних в силу, как уже упоминалось, их незрелости и


отсутствия жизненного опыта.
Поэтому основной причиной неосторожных преступлений выступает
противоречие между субъектом и объективными обстоятельствами, то есть
личностью, ее поведением, целями и ситуацией, орудиями и средствами.
При этом следует различать причину конкретного неосторожного
преступления, которая состоит в ошибочном взаимодействии конкретной
личности с конкретной ситуацией и причины неосторожной преступности в
целом. Последние обусловлены социальными обстоятельствами, например,
деформирующим воздействием на общество и сознание индивида.
Нестабильность социума, кризисные явления неизбежно порождают
стрессы, волнения, неуверенность человека в себе, что влечет ошибки в
принятии решений. Наиболее неустойчивым в этом отношении выступает
сознание несовершеннолетнего индивида.
В рамках настоящего исследования представляется возможным
рассмотреть причины неосторожных преступлений несовершеннолетних,
выделив среди них: 1) социальные; и 2) экономические.
Социальные причины преступности выражаются через отношения,
определяющие жизнедеятельность людей. К таким отношениям относятся
условия жизни, межчеловеческие отношения, трудовая занятость, здоровье и
образование населения1. В проведенном нами опросе приняли участие 61,4%
или 110 мужчин, 38,6% или 85 женщин. При этом женщины отвечали на
вопросы, связанные с причинным комплексом преступности
несовершеннолетних более развернуто. Доминирующими причинами
большинство мужчин назвали: отсутствие социальных гарантий семьям,
имеющим детей, слабый контроль за подростками со стороны педагогов и
специальных подразделений правоохранительных органов, отсутствие
единой образовательной политики, отсутствие у подростков навыков

1
Мустаева Ф.А. Основы профилактики безнадзорности и беспризорности
несовершеннолетних. – М.: Академический проект, 2003. С. 14.
108

безопасности жизнедеятельности. Женщины отметили общую


инфантильность молодого поколения, отсутствие понятия о социальных
ценностях, падение общей культуры у молодежи, отсутствие представлений
о последствиях совершенных поступков, отсутствие обучения в школе
принципам ответственности.
Среди социальных причин неосторожных преступлений
несовершеннолетних можно также выделить разрушение существовавшей в
советское время системы организации досуга и системы оздоровления, а
также семейное неблагополучие.
Таким образом, к социальным причинам преступлений, совершаемых
несовершеннолетними при наличии неосторожной формы вины, можно
отнести:
- падение общей культуры молодежи;
- отсутствие у подростков навыков безопасности жизнедеятельности;
- отсутствие тематических образовательных программ.
Применительно к преступлениям с неосторожной формой вины
экономическая составляющая причинного комплекса находится не на
главенствующих позициях, однако тоже имеет определенное значение. В
силу возраста и отсутствия опыта оценки действительной стоимости
материальных благ у субъекта отсутствует понимание масштаба
последствий. Например, в одном из изученных дел двое братьев 16 и 17 лет
привлекались к ответственности за то, что находясь на крыше жилого дома,
из озорства сбросили вниз найденную там железную деталь, попавшую на
крышу припаркованного возле дома автомобиля. В ходе дознания пояснили,
что: 1) не рассчитывали повредить автомобиль; 2) не предполагали, что
стоимость его ремонта будет настолько высокой. В целом, как правильно
указывается в литературе, снижение уровня жизни и ухудшение
экономической ситуации сказывается сильнее на подростковой
преступности, чем на взрослой. В отношении неосторожной преступности
несовершеннолетних можно отметить и противоположный факт: при
109

совершении преступлений подростками из благополучных, относительно


состоятельных семей, положительная экономическая составляющая играет
негативную роль: во-первых, подросток уверен в финансовых возможностях
своих родителей, которые смогут решить возникшую проблему, а во-вторых,
в силу достатка семьи он получает доступ к некоторым благам, которых
сверстники из менее богатых семей не получают (например, к автомобилю).
Таким образом, применительно к неосторожным преступлениям,
совершаемым несовершеннолетними субъектами, одними из причин можно
назвать экономические.
Обычно среди причин преступности выделяют также политические и
правовые. Они, бесспорно, играют значительную роль в общей
преступности несовершеннолетних. Однако в силу специфики
неосторожных преступлений с учетом особенностей несовершеннолетнего
субъекта, указанные причины не имеют существенного значения в
причинном комплексе неосторожных преступлений несовершеннолетних.
В литературе отмечается, что для действия причины нужны условия –
обстоятельства, создающие возможность возникновения и проявления
причины. При совершении преступлений с неосторожной формой вины
несовершеннолетними такими условиями можно назвать отсутствие
постоянного родительского контроля за поведением и поступками
подростка, низкий уровень интеллектуального развития подростка,
отсутствие у него увлечений и занятий во время, свободное от школы.
Отрицательный пример и подстрекательство взрослых играют большую
роль в совершении неосторожных преступлений, поскольку порождают у
подростка уверенность в безопасности таких действий и их разумности. В
марте 2013 г., например, широко обсуждался видеоролик, доступный для
всеобщего просмотра, в котором автомобилем управляет ребенок, а отец,
сидящий на пассажирском сиденье, подговаривает его разогнать машину до
скорости 100 км/ч. Многие родители, начиная с определенного возраста,
практикуют самостоятельное «обучение» навыкам вождения своих детей,
110

забывая о том, что автомобиль является источником повышенной


опасности. Искоренить такое явление невозможно, и оно не во всех случаях
может стать причиной совершения преступления, однако опасность его
очевидна, поскольку у ребенка возникает убежденность в собственной
исключительности (делает то, чего не могут сверстники), заставляющая
забыть о потенциальных последствиях.
Как правило, во всем характере преступной активности
несовершеннолетних прослеживаются: импульсивность, чувствительность,
поверхностность суждений, выраженная агрессивность. Субъективно
подросток оценивает свои действия как инстинктивные, случайные. На
самом деле функционируют привычные оценочные и поведенческие
стереотипы, что дает возможность отчетливо проследить причинно-
следственную взаимосвязь между стартовым и итоговым этапами
криминологической ситуации1. Указанные негативные характеристики
определяют наличие у неосторожного преступника своеобразной,
недостаточно четко выраженной антиобщественной установки, которая
является основной причиной совершения им конкретного преступления.
Для психологической основы личности несовершеннолетнего
неосторожного преступника особое значение имеет влияние: а) традиций,
атмосферы семейно-бытовой среды; б) негативного примера и
«разъяснений» (советов) со стороны лиц, осуществляющих аналогичные
функции, а также озабоченных достижением своих целей любой ценой; в)
неправильного, искаженного освещения некоторыми СМИ проблем
целесообразности, риска, смелости.
Изложенное позволяет заключить, что неосторожным преступлениям
несовершеннолетних в основном свойственны признаки и причины
неосторожной преступности, нежели преступности несовершеннолетних. С

1
См.: Плохова В.И. Ненасильственные преступления против собственности:
криминологическая и правовая обоснованность. - СПб.: Изд-во «Юридический центр
Пресс», 2003. - С. 180-181; Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика
преступности. Л.: 1975. - С. 124.
111

учетом этого в криминологическом аспекте под неосторожной


преступностью несовершеннолетних следует понимать совокупность,
имеющих стабильно небольшое количество, преступлений, посягающих на
строго ограниченный круг объектов уголовно-правовой защиты: жизнь и
здоровье, собственность, общественную безопасность и общественный
порядок, совершенных лицами в возрасте от 16 до 18 лет по легкомыслию
или небрежности, в определенном регионе за определенный период.
К неосторожным преступлениям несовершеннолетних не относится
совокупность умышленных преступлений, повлекших тяжкие последствия
по неосторожности. Поскольку преступления с двойной формой вины в
целом признаются совершенными умышленно, и совершаются в первую
очередь умышленно, для них в целом и в первую очередь характерны
общие криминологические признаки преступности несовершеннолетних.
Таким образом, анализ понятия и причин неосторожных
преступлений несовершеннолетних позволил заключить, что неосторожные
преступления несовершеннолетних как криминологическое явление
образуется из преступности несовершеннолетних и неосторожной
преступности. Определение уголовно-правового понятия неосторожных
преступлений несовершеннолетних нецелесообразно в силу отсутствия в
таковом существенных признаков, позволяющих отличать данное явление
от иных, например, неосторожной преступности совершеннолетних. По
сути, указанные выше явления в уголовно-правовом смысле имеют между
собой отличия лишь в возрастном признаке субъекта неосторожных
преступлений.
Учитывая это, а так же анализ судебной практики привлечения
несовершеннолетних к уголовной ответственности за неосторожные
преступления, следует констатировать, что таковые совершаются только в
сферах: эксплуатации транспортных средств, являющихся источником
повышенной опасности; эксплуатации источников повышенной опасности
индивидуально-бытового характера; иных видов индивидуально-бытового
112

поведения, влекущие за собой неосторожные преступные последствия. Эти


преступления связаны с нарушением правил безопасности эксплуатации
транспортных средств; бытовой и имущественной безопасности, и
представляют собой деяния, предусмотренные ст. 109, 118, 168 и 264 УК РФ.
Механизм неосторожного преступления несовершеннолетнего
проявляется в том, что субъект осуществляет бытовое юридически
правомерное действие, совершает порожденную невнимательностью
виновную ошибку, которая и приводит к преступному результату. Основной
причиной неосторожного преступления несовершеннолетнего выступает
обусловленная социальной незрелостью и отсутствием жизненного опыта их
несостоятельность по отношению к требованиям объективно возникшей
ситуации.
Абсолютное большинство неосторожных преступлений, совершенных
несовершеннолетним – это деяния, предусмотренные ст.ст. 109, 118, 168, 264
и 268 УК РФ. В то же время несовершеннолетними часто совершаются
преступления с двойной формой вины, ч. 4 ст. 111 УК РФ. В тоже время
выявлена определенная динамическая подвижность в структуре
неосторожных преступлений несовершеннолетних. Так, например, в
настоящее время абсолютно отсутствует привлечение несовершеннолетних к
уголовной ответственности за неосторожное совершение преступлений,
предусмотренных ст. 267 УК РФ, имевшее место в большом количестве 15
лет назад.
Причины неосторожных преступлений несовершеннолетних в целом
могут быть социальными (падение общей культуры молодежи; отсутствие у
подростков навыков безопасности жизнедеятельности; отсутствие
тематических образовательных программ) и экономическими (отсутствие
опыта оценки действительной стоимости материальных благ). Политические
и правовые причины не играют существенной роли для неосторожных
преступлений несовершеннолетних.
113

Таким образом, под неосторожными преступлениями


несовершеннолетних в криминологическом смысле следует понимать
совокупность преступлений, посягающих лишь на ограниченный круг
объектов уголовно-правовой защиты: жизнь и здоровье, собственность,
общественную безопасность и общественный порядок, совершенных лицами
в возрасте от 16 до 18 лет по легкомыслию или небрежности.

§ 2. Криминологическая характеристика личности несовершеннолетних,


совершивших неосторожные преступления

При разработке механизма предупреждения преступлений большое


значение имеет характеристика личности преступника. Под личностью
правонарушителя, как правило, понимается совокупность социально-
демографических, физических (биологических), социально-ролевых,
нравственно-психологических и уголовно-правовых индивидуальных
обстоятельств, ее характеризующих (черт и свойств личности), которые
могут служить или служат одним из оснований для дифференциации и (или)
индивидуализации формы и объема уголовной ответственности1. Личность

1
См. напр.: Андришин П. В. Криминогенная личность и индивидуальное предупреждение
преступлений: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. - Санкт-Петербург, 2004. - 156 c.;
Батманов, А. А. Данные, характеризующие личность виновного вне связи с
преступлением, и вопросы уголовно-правового воздействия // Следователь. – 2007. – №
10. (114). – 64 с. – С. 21-22; Кургузкина Е. Б. Теория личности преступника и проблемы
индивидуальной профилактики преступлений: Дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.08. – М.,
2003. - 423 c.; Лебедев И. В. Личность осужденного террориста: криминологический и
уголовно-исполнительный аспекты: Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. - Рязань, 2006 173
c.; Мокосеева М. А. Личность виновного в преступлении и ее значение для установления
пределов ответственности по уголовному кодексу РФ: Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.08. -
Казань, 2007. - 262 c.; Чахов Г. Н. Личность современного насильственного преступника
как объект криминологического изучения : Дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 : Краснодар,
2004 193 c.; Чунталова О. В. Личность виновного: проблемы назначения наказания по
уголовному законодательству России и других стран СНГ : Дис. ... канд. юрид. наук:
12.00.08. - Краснодар, 2005. - 218 c.; Щербаков В. А. Механизм индивидуального
поведения лиц, совершающих насильственные преступления против личности: Дис. ...
канд. юрид. наук: 12.00.08: Москва, 2003 155 c.; Юрков Г. А. Насильственные
преступления несовершеннолетних: характеристика, типология личности,
предупреждение: По материалам Удмуртской Республики: Дис. ... канд. юрид. наук:
12.00.08. - М., 2006. - 179 c.
114

преступника как криминологическое понятие выражает сущность лица и его


духовный мир во взаимосвязи с условиями жизни, повлиявшими на
совершение преступления1.
В отношении личности несовершеннолетних, совершивших
неосторожные преступления, сложность криминологической характеристики
заключается в том, что с одной стороны это несовершеннолетний, а с другой
– неосторожный преступник. Если в отношении лиц, совершающих
умышленные преступления, в науке и практике достаточно хорошо
разработаны критерии определения особенности личности, то в отношении
неосторожных преступников несовершеннолетнего возраста они еще
сформированы не до конца, что отчасти связано с небольшим количеством
таких преступлений, дела о которых возбуждены, расследованы и
рассмотрены судом.
В литературе предлагается особенности личности
несовершеннолетнего преступника изучать по следующим параметрам: 1)
демографические и возрастные признаки; 2) индивидуальные свойства
личности (память, эмоции, чувства); 3) социальный опыт (умения,
привычки); 4) направленность личности (интересы, наклонности)2.
По данным МВД России, каждое десятое преступление совершается
несовершеннолетними, из них не менее 60 % в группе. В составе преступной
группы подростками совершается в два раза больше тяжких и особо тяжких
преступлений, чем в одиночку. Меняется криминологический портрет
несовершеннолетнего участника групповых преступлений - все чаще это не
работающий, не учащийся, злоупотребляющий психоактивными веществами
безнадзорный или беспризорный подросток с психическими аномалиями3.

1
Ермолович В. Ф. криминалистическая характеристика преступлений. Минск, 2001. С.
194; Жиров Я. В. Типичные свойства личности несовершеннолетних преступников,
совершающих преступления в составе преступных групп // Известия РГПУ им. А.И.
Герцена. 2011. № 127. С. 174-179.
2
Красаевская Т. В. Прогресс общества и проблемы целостного биосоциального развития
современного человека. М., 1978. с. 120-125.
3
См.: Кашуба Ю.А., Бакаева Ю.В. Уголовное наказание, применяемое в отношении
несовершеннолетних. - СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2009. - С. 4-10;
115

Примерно половина осужденных за совершение группового преступления


демонстрирует солидарность со сверстниками, совершавшими преступления,
высокую готовность совершить новое преступление, не задумываясь о
последствиях1.
Существенное влияние на рост подростковой преступности оказывает
криминальная субкультура. Криминальная субкультура является видовым
понятием по отношению к категории субкультура. Под таковой Ю.К.
Александров предлагает понимать образ жизнедеятельности лиц,
объединившихся в криминальные группы и придерживающихся
определенных законов и традиций2. В.Ф. Пирожков дает более глубокое
осмысление явления криминальной субкультуры. В его трактовке
«криминальная субкультура - это совокупность духовных и материальных
ценностей, регламентирующих и упорядочивающих жизнь и преступную
деятельность криминальных сообществ, что способствует их живучести,
сплоченности, активности и мобильности, преемственности поколений
правонарушителей»3.
Основу криминальной субкультуры составляют чуждые гражданскому
обществу ценности, нормы, традиции, различные ритуалы преступников, Она
прямо, непосредственно и жестко регулирует криминальную деятельность
преступников, их образ жизни. Носителями криминальной субкультуры
являются преступные группы, а персонально - профессиональные
преступники и рецидивисты. В настоящее время криминологи говорят о
существовании субкультуры воров, рэкетиров, мошенников, наркоманов и

Сердюкова И. И. О практике назначения несовершеннолетним видов уголовного


наказания, не связанных с лишением свободы // Уголовно-исполнительная система: право,
экономика, управление. - 2008. - №2. - С. 10; Терехова О. Н. Групповая преступность
несовершеннолетних и ее предупреждение подразделениями по делам
несовершеннолетних органов внутренних дел: Дисс. … канд. юрид. наук. Красноярск,
2005. С. 3, С. 14-16.
1
Миненок М.Г., Миненок Д.М. Корысть: криминологические и уголовно-правовые
аспекты. СПб, 2001. С. 222.
2
См.: Александров Ю. К. очерки криминальной субкультуры. - М.: Права человека, 2002. -
С. 8.
3
См.: Пирожков В.Ф. Криминальная психология. Психология подростковой
преступности. Кн. 1. - М.: Ось-89, 1998. - С. 73.
116

др.1 В режиме совершения преступлений с неосторожной формой вины


криминальная субкультура может преломляться через совершение
бессмысленных, немотивированных поступков (так, одним из понятий
криминальной субкультуры является т.н. «отморозок», лицо, склонное к
совершению непродуманных, лишенных смысла и не оцениваемых с точки
зрения разума действий).
В соответствии с перечисленными критериями целесообразно выделить
три основных вида отклоняющегося поведения несовершеннолетних
преступников:
1) Антисоциальное поведение - противоречащее правовым нормам,
угрожающее социальному порядку и благополучию окружающих людей
(хулиганство, вандализм, физическое насилие, разрушение имущества,
поджоги);
2) Асоциальное поведение - уклоняющееся от выполнения морально-
нравственных норм, непосредственно угрожающее благополучию
межличностных отношений (агрессия, сексуальные девиации, вовлеченность
в азартные игры на деньги, иждивенчество);
3) Аутодеструктивное (саморазрушительное) поведение -
отклоняющееся от медицинских и психологических норм, угрожающее
целостности и развитию самой личности (склонность к суициду,
злоупотребление психоактивными веществами, фанатическое поведение,
аутическое поведение, деятельность с выраженным риском для жизни).
Для несовершеннолетних, совершающих преступления по
неосторожности, характерны все эти три вида, однако в менее выраженной
степени, поскольку общих криминальных установок у них, как правило, нет.
Отсутствует также и способность критически оценивать свои поступки.
Преступник первого типа поведения способен совершить повреждение
чужого имущества по неосторожности (разбить чужой автомобиль,

1
См.: Новикова Ю.В. Влияние криминальной субкультуры на мотивацию
несовершеннолетних преступников-рецидивистов // Вестник Санкт-Петербургского
университета МВД России. - 2009. - №1. - С. 90-95.
117

например). Преступник второго типа может совершить общественно опасные


действия на спор или из чувства подражания (например, имитировать
опасный трюк на более младшем знакомом, причинив вред его здоровью).
Преступник третьего типа причинит вред себе и окружающим при
совершении каких-то групповых действий (например, имитируя спортивные
гонки). По результатам изучения материалов уголовных дел нами выявлено:
преступников первого типа – 101, второго типа – 56, третьего типа – 75.
Несовершеннолетние преступники преимущественно (в 90% случаев)
мужского пола, на долю девочек-подростков приходится стабильно около
10%, так как девушки считаются более законопослушными1. Изучение
материалов уголовных дел, проведенное в рамках настоящего исследования,
не выявило ни одного случая совершения преступлений лицами женского
пола. Вряд ли есть смысл говорить о том, что неосторожная преступность
несовершеннолетних – это феномен юношеской преступности, однако в
определенной степени это так: в подростковом возрасте именно юноши
стараются самоутвердиться, именно для них свойственна агрессивность и
импульсивность, именно они чаще всего страдают расстройством внимания.
Кроме того, взросление быстрее происходит у девушек, что заставляет их
более разумно относиться к правилам безопасности.
Проведенное исследование показывает, что личность преступника,
совершившего неосторожные преступления, может отличаться следующими
преобладающими чертами2:
1) самонадеянность (авторитарность, самоуверенность,

1
Голубничная Л.С. Преступность несовершеннолетних: криминологическая
характеристика и проблемы предупреждения (по материалам Дальневосточного
Федерального округа): Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.08. - Хабаровск, 2011; Жиров Я.В.
Типичные свойства личности несовершеннолетних преступников, совершающих
преступления в составе преступных групп // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2011. №
127. С. 174-179.
2
Ахвердов А. М. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по
неосторожности смерть потерпевшего (уголовно-правовой и криминологический
аспекты): Дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08. - Ставрополь, 2005; Строгий А. В.
Причинение смерти по неосторожности и предупреждение таких преступлений: Дис. ...
канд. юрид. наук: 12.00.08. – М., 2004 и др.
118

безапелляционность, бравада) – когда человек понимает возможность


наступления вредных последствий, но надеется, что он сам их предотвратит
или они не наступят;
2) небрежность (стремление сократить интеллектуальные, волевые и
физические усилия (интеллектуальная, эмоциональная и физическая лень) —
когда человек не ожидает возможности наступления вредных последствий
своих действий и не желает их возникновения.
При этом демографическая, социально-ролевая и психологическая
характеристика неосторожных преступников в целом близка к усредненной
характеристике.
В отношении несовершеннолетних, совершивших неосторожные
преступления, выявляются особенности ценностных ориентаций и других
психологических свойств личности. Так, в качестве типичной особенности
ценностных ориентаций для большей части неосторожных преступников
является несформированность чувства долга, социальной ответственности. В
свою очередь, эта позиция формирует беззаботность, ненадежность при
участии в какой-либо совместной деятельности.
Также характерно неумение или нежелание адекватно оценивать и
прогнозировать возможные последствия недисциплинированного поведения.
Здесь проявляется типичная для таких преступников позиция эгоцентризма,
индивидуализма, приоритета собственных интересов над интересами
общества или безопасности других лиц, а также просто неспособность к
самооценке собственных действий.
В целом, для неосторожных несовершеннолетних преступников менее,
чем для умышленных, характерно наличие криминогенных свойств
личности. Вместе с тем специфические ценностные ориентации формируют
общий тип личности, где акцентуирована безответственность. В связи с этим
нет оснований понимать характер неосторожных преступлений
несовершеннолетних как ситуационный. Напротив, речь, как правило, идет о
дефектах правового сознания, в отличие от лиц, совершивших умышленное
119

преступление.
Несовершеннолетние преступники, совершившие неосторожные
преступления, не имеют глубоких и стойких деформаций правового сознания,
которые отмечаются у большинства лиц, совершивших умышленные
преступления, в то же время существенно отличаясь по этим показателям от
законопослушных граждан. Дефекты правосознания неосторожных
преступников проявляется в незнании конкретных законодательных норм, в
нежелании им подчиняться, в неготовности следовать общим и специальным
мерам предосторожности там, где они проявили неосторожность. При этом к
правовым нормам в целом они относятся позитивно или нейтрально.
В литературе отмечается, что несовершеннолетние правонарушители
отличаются от сверстников духовной опустошенностью, отсутствием
позитивных жизненных целей, ярко выраженными потребительскими
настроениями, нежеланием повышать свой образовательный уровень (по
данным анализа материалов уголовных дел, интерес к учебе отсутствует у
97% несовершеннолетних преступников). В производственной сфере
несовершеннолетних преступников характеризуют отсутствие интереса к
выполняемой трудовой функции, утилитарное отношение к профессии (около
60% опрошенных в воспитательных колониях). В сфере досуга у многих
несовершеннолетних преступников присутствует бесцельное
времяпрепровождение, часто в составе антиобщественных сообществ (в
свободное время посещали бары, кафе (20%) или гуляли с друзьями (75%))1.
Кроме того, круг потребностей и интересов несовершеннолетних
делинквентов характеризуется общей ограниченностью, примитивным
характером. По результатам исследований, проводимых в воспитательных
колониях, 74% опрошенных читают мало. Провести время на улице или за
просмотром телепередач вместо чтения предпочитают 20%2.

1
Комарницкий А. В. Преступность несовершеннолетних и ее предупреждение. Дис. …
канд.юрид.наук. СПб, 2006. С. 17.
2
Макаренко И. А. Криминалистическое учение о личности несовершеннолетнего
обвиняемого. Дис. …д-ра юрид.наук. Саратов, 2006. С. 28.
120

С научно-практической точки зрения представляется обоснованным


подход, в соответствии с которым криминологическую характеристику
несовершеннолетнего преступника составляют: уголовно-правовые,
социально-демографические, нравственно-психологические характеристики.
Социально-демографические показатели личности
несовершеннолетнего преступника, в том числе совершившего преступление
по неосторожности, образуются возрастом, полом, образованием, родом
деятельности, социальным и семейным положением, жилищными и
материальными условиями, а также рядом других признаков. Данные
уголовной статистики дают общие сведения о подростках, совершивших
преступления. Нравственно-психологические особенности характеристики
несовершеннолетних осужденных раскрываются через отношение к нормам
морали и права, труду, сообразно их образу жизни, интеллекту,
потребностям, интересам, ценностям. Важно помнить, что общепринятой
характеристики личности несовершеннолетнего преступника не существует.
Следует также иметь в виду, что криминологическая характеристика
личности несовершеннолетнего преступника часто определяется степенью
организованности (иерархичности и т.д.) группы, в которой он
функционирует1 (это может быть компания, склонная к совершению
правонарушений, паразитическому образу жизни, либо преступная группа).
Например, как показывает изучение криминальной активности
несовершеннолетних в воспитательных колониях, осужденный подросток
чаще всего совершает групповые преступления под непосредственным
влиянием сверстников, более старших подростков, подчиняясь давлению
толпы или по указанию взрослых лиц (например, преступных «авторитетов»,
находящихся вне колонии). У большинства таких подростков в структуре

1
См.: Абызов Р.М. Типология личностных деформаций несовершеннолетнего
преступника. - Барнаул, 2002. - С. 236; Горшенков Г.Н., Шарапова В.В. Преступность
несовершеннолетних и ее предупреждение: теоретическая модель и региональная
практика. - Н. Новгород, 2003. - С. 170; Павлухин А.Н., Зарипов З.С., Эриашвили Н.Д.
Предупреждение правонарушений несовершеннолетних средствами правового
воспитания. - М., 2009. - С. 39-44.
121

личности доминируют выраженные отрицательные качества:


безответственность, конформизм, агрессивность, импульсивность и т. п.1.
Ранний подростковый возраст с 14 до 15 лет является переходным,
прежде всего биологически, является периодом полового созревания, когда
достигают биологической зрелости и другие системы организма. В
социальном моменте в этот период продолжается первичная социализация. С
точки зрения психологии этот период крайне сложен и противоречив. Это
сопровождается типичными возрастными конфликтами и их преломлением в
самосознании подростка2.
Возраст от 15 до 18 лет – «мостик» между детством и взрослостью. В
этот период проходит окончательное формирование биологических систем,
утверждается первичная социализация. Нестабильный характер
общественного статуса влияет на формировании психики юношеского
возраста. Необходим личный выбор, социальное и личностное
самоопределение, которые позволяют определить местоположение места в
мире взрослых. Следует также подчеркнуть, что формирование правовых и
моральных норм поведения в подростковом возрасте завершается примерно к
14-16 годам3.
Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что законодатель учел эти
возрастные особенности при установлении признаков субъекта
неосторожного преступления: так, за преступления с неосторожной виной

1
См.: Беляева Л.И. Воспитание несовершеннолетних правонарушителей в России. М.;
Воронеж, 2007. Ч. I. С. 142-150; Бочкарева Г.Г. Зависимость преступного поведения
несовершеннолетних правонарушителей от их податливости групповому влиянию //
Вопросы судебной психологии. - М., 1971. - С. 58-59; Емельянов В.П. Преступность
несовершеннолетних с психическими аномалиями. - Саратов, 1980. - С. 50-54; Митькина
А.В. Формирование нравственной ответственности несовершеннолетних осужденных. М.,
2004. С. 19-24.
2
См.: Антонян Ю.М., Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Личность преступника. - СПб.: Изд-во
«Юридический центр Пресс», 2004. - С. 39-48; Кон И.С. Социология личности. - М., 1967.
- С. 13; Макаренко И.А. Личность несовершеннолетнего обвиняемого как объект
криминалистического исследования. - М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2006. - С. 6;
Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. - М.: Юристъ, 1995. - С. 139-140.
3
См.: Базаров Р.А. Преступность несовершеннолетних: криминальное насилие, меры
противодействия. – Екатеринбург: Екатеринбургская высшая школа МВД России, 1996. –
С. 19-20; Кондрашенко В.Т. Девиантное поведение у подростков. - Мн., 1988. - С. 12-14.
122

ответственности подлежат только лица, достигшие 16 лет. За ряд


преступлений с двумя формами вины ответственность наступает с 14 лет в
силу их высокой общественной опасности и осознания противоправности
указанных действий.
Однако, представляется, что комплекс установленных и исследованных
нами причин, а именно: низкая степень общественной опасности
причинителей, высокая степень их инфантильности, сравнительно низкая
общественная опасность неосторожных преступлений, ситуативность их
совершения и ряд других, позволяют научно обоснованно утверждать
возможность и необходимость дифференцированного установления возраста
уголовной ответственности за неосторожные и умышленные преступления.
Полагаем допустимым увеличение возраста уголовной ответственности за
совершение неосторожных преступлений по отношению к умышленным
деяниям на один год, т.е. установить возраст уголовной ответственности за
неосторожные преступления с 17 лет.
При подготовке настоящей работы нами проведен опрос
преподавателей высших учебных заведений и сотрудников вузов,
занимающихся воспитательной работой со студентами (возрастная группа
17-22 года). Среди личных качеств обучающегося контингента
(численностью в общей сложности 15 тысяч человек) опрошенные лица
отметили такие негативные свойства, как: 1) инфантильность (85%
опрошенных); 2) расстройство внимания, неспособность концентрироваться
на какой-то одной проблеме длительное время (40%); 3) ежегодно
снижающийся культурный уровень и уровень общего развития (90%); 4)
склонность к мелкому необдуманному вандализму (50%); 5) неспособность
контролировать приложение физической силы (30%). Все
вышеперечисленные свойства и характеристики напрямую связаны с
потенциальной возможностью совершить неосторожное преступление,
посягающее на личность или собственность. С учетом этого нами
высказывается предложение о возможном применении положений об
123

уголовной ответственности несовершеннолетних к лицам, совершившим


преступления по неосторожности в возрасте от восемнадцати лет до двадцати
одного года. В связи с чем целесообразно дополнить статью 96 УК РФ
частью 2 следующего содержания: «Положения настоящей главы
применяются к лицам, совершившим преступления по неосторожности в
возрасте от восемнадцати лет до двадцати одного года».
Кризисность подросткового возраста у несовершеннолетних,
совершивших неосторожные преступления, с более или менее выраженной
тенденцией к криминализации заключается также и в том, что у них
существенно изменяются отношения со сверстниками (в период отбытия
наказания). При осуждении к лишению свободы у несовершеннолетних
усиливается потребность в общении со сверстниками, стремление
самоутвердиться в их среде, повышенное внимание к их мнению. Именно в
подростковом возрасте начинают формироваться фундаментальные основы
личности, самооценка, самоконтроль, самосознание. Они играют ведущую
роль в процессе самоопределения и саморегулирования личности. Процесс
активного взаимодействия со сверстниками является базисным для
формирования личности. Подростки, осужденные за преступления с двумя
формами вины (например, по ч. 4 ст. 111 УК), среди сверстников занимают
лидерские позиции, поскольку преступление является особо тяжким.
Поддержание своеобразной репутации может происходить с помощью
противоправных действий. В результате вместо процесса исправления идет
процесс дальнейшей криминализации.
Учитывая изложенное, представляется, что назначение наказания в
виде лишения свободы к неосторожным преступникам следует применять со
значительными ограничениями. С этой целью предлагается ч. 6 статьи 88 УК
РФ дополнить указанием о неприменении лишения свободы к
несовершеннолетним за совершенное неосторожное преступление, за
исключением случаев причинения смерти по неосторожности двум и более
лицам. Кроме того, обоснованным видится дополнить:
124

- ст. 89 УК РФ ч. 4 следующего содержания: «Несовершеннолетнему,


совершившему преступление с двумя формами вины при отсутствии
отягчающих обстоятельств, установленных настоящим УК РФ, максимально
возможное для несовершеннолетних наказание сокращается наполовину».
- статью 90 УК РФ дополнить ч. 1-1 следующего содержания:
«Применение принудительных мер воспитательного воздействия является
обязательным при совершении преступления по неосторожности впервые,
если несовершеннолетний полностью возместил материальный ущерб и
раскаялся в содеянном».
Социальную адаптацию несовершеннолетних могут затруднять
различные нервно-психические заболевания и отклонения (56%), поэтому
меры педагогической коррекции должны дополняться медицинской
коррекцией, осуществляющейся с помощью психиатров, социальных
психологов, невропатологов, психотерапевтов и иных профильных
специалистов. Они также проводят необходимые консультации для
сотрудников подразделений ОППН. Наряду с причинами социального
характера и различными психотравмирующими ситуациями, наследственной
алкогольной отягощенностью1, следует уделять внимание и особенностям
психического состояния несовершеннолетнего. Медицинская коррекция, а
равно отделение детей и подростков с признаками отставания в развитии от
более развитых сверстников сегодня пребывают, по сути в зачаточном
состоянии, чему отчасти способствует позиция, занимаемая родителями
таких детей. В системе школьного образования в настоящее время сложилась
тенденция, в соответствии с которой детей, не могущих справиться с
программой обучения, предпочитают не отчислять из школ. В связи с этим
гораздо более разумным выглядит иной подход: ребенка, который не в силах
освоить школьную программу (а, например, среди несовершеннолетних,
совершивших преступления, таких 6-10%), нужно обязательно направлять в

1
См.: Баженов А. В., Гомонов Н. Д., Саблина Л. С. Криминогенное поведение
несовершеннолетних. - СПб.: Фонд «Университет», 2003. - С. 105-125; Барденштейн Л.
М., Можгинский Ю. Б. Патологическая агрессия подростков. - М., 2005. - С. 40-52.
125

учреждения коррекционного обучения. С одной стороны, ребенок получит в


них более индивидуальный подход к своему образованию со стороны
педагогов (наполняемость классов в таких школах гораздо меньше), с другой
– он не будет подавать отрицательный пример сверстникам, либо
претерпевать какие-то обиды или издевательства с их стороны. В рамках
новых образовательных стандартов следует разработать программу обучения
детей, отстающих в развитии.
С учетом приведенной аргументации перечень принудительных мер
воспитательного воздействия было бы целесообразно дополнить:
- статью 90 УК РФ пунктом «д» части 2: «Прохождение лечебно-
консультативного курса у психиатра или психолога».
- статью 90 УК РФ пунктом «е» в части 2: «Прохождение курса
социальной реабилитации у социального педагога в общеобразовательном
учреждении». Ее содержание следует установить в части 5 ст. 91 УК РФ:
«Прохождение лечебно-консультационного курса у социального психолога
назначается несовершеннолетним, совершившим неосторожные
преступления. Продолжительность курса лечения определяется медико-
социальной экспертизой, проводимой сформированными психолого-медико-
педагогическими комиссиями». Программа консультативно-лечебного курса
должна включать в себя групповые занятия с программными приемами
ресоциализации. Ее воздействие на лиц, совершивших преступления в
возрасте до 16 лет, может быть эффективным, поскольку их психологический
портрет еще сформирован не полностью. После 16 лет ресоциализация уже
может осуществляться с помощью тех средств, которыми сегодня
располагает законодательство и практика его применения.
Кроме того, ст. 92 УК представляется необходимым дополнить частью
2.1 следующего содержания: «Несовершеннолетний, осужденный за
преступление, совершенное по неосторожности, может быть помещен в
специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до
достижения им возраста восемнадцати лет лишь в исключительных случаях,
126

если суд признает невозможность его исправления с помощью иных


принудительных мер воспитательного воздействия», а статью 96 УК РФ
частью 2: «Положения настоящей главы применяются к лицам,
совершившим преступления по неосторожности в возрасте от восемнадцати
лет до двадцати одного года».
При этом следует учесть, что помещение в специальные учебно-
воспитательные учреждения закрытого типа несовершеннолетних,
совершивших противоправные действия с неосторожной формой вины,
уместно только в самом крайнем случае (когда эти действия, например,
привели к гибели человека).
Следует согласиться с зарубежными криминологами, которые считают,
что социальная реабилитация осужденного должна начинаться сразу же по
его прибытию в исправительное учреждение и заканчиваться не ранее чем
через 1-2 года после освобождения, после чего можно сказать, что
ресоциализация прошла успешно1. Во многих странах сформированы
постоянные службы социальной адаптации осужденных, обеспечивающие
помощь бывшим осужденным и пенитенциарным учреждениям в сохранении
социальных связей отбывающих наказание, обеспечении работой и жильем.
Это соответствует международным стандартам, например, положению ст. 64
Минимальных стандартных правил обращения с заключенными:
«Обязанности общества не заканчиваются в момент освобождения
заключенного. Должны быть государственные или частные организации,
способные оказать освобожденному заключенному содействие в плане
предубеждений против него и его социальной реабилитации».
Для исследования личности 38 несовершеннолетних неосторожных
преступников в период 2006 – 2012 гг. был использован
Стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМИЛ
(модифицированный тест MMPI). Использовались опросники различных

1
См.: Шмидт В. Р. Ресоциализация подростков в конфликте с законом: зарубежный опыт.
М., 2007.
127

вариантов: подростковый, мужской, женский.


Криминологическая характеристика личности несовершеннолетних
неосторожных преступников включает:
1. Социально-демографическая. По полу: преобладают мужчины. По
уровню образования: 44% имели неполное среднее образование, 56%
продолжали профессиональное обучение. Примерно 70% подростков ко
времени совершения преступления встречались с девушками, имели большое
количество знакомых и друзей, были вполне социально адаптированы.
2. Социально-ролевая. По степени благополучности семьи: дети из
неблагополучных семей чаще совершают преступления с двумя формами
вины, нежели преступления по неосторожности (среди осужденных за
неосторожные преступления только 5% были из неполной семьи или из
семьи, где родители злоупотребляют алкоголем).
3. Нравственно-психологическая. Чаще всего неосторожные
преступления связаны с самоуверенностью (75%), беспечностью (15%),
неумением прогнозировать ситуацию (8%), бытовой неосторожностью (2%).
Мотивация преступного поведения напрямую связана с лихачеством
(45%), демонстрацией силы или удали (40%), пренебрежением к правилам
человеческого общежития (15%).
Следует заметить, что в 75% всех неосторожных преступлений
несовершеннолетних имеется признак самонадеянности. Механизм
самонадеянного поведения по сути имеет оттенок умысла, поскольку
виновный не отрицает сам факт нарушения норм предосторожности.
Дефекты морально-правовых установок несовершеннолетних, совершивших
преступления по неосторожности, проявляются как в мотивах, так в целях
поведения. Достаточно часто неосторожное причинение тяжкого вреда
здоровью, например, совершается в присутствии компании сверстников,
перед которыми будущий преступник и будущий потерпевший разыгрывают
некие роли (в одном из изученных дел, например, двое несовершеннолетних
показывали друг на друге своим знакомым девушкам приемы борьбы сумо, в
128

результате один был травмирован в области позвоночника).


Классифицируя несовершеннолетних, совершивших преступления по
неосторожности по криминологическим основаниям, можно выделить три
основные группы:
1) случайные неосторожные преступники – лица, совершившие
преступление впервые из-за небрежности, особого психологического
состояния, в провоцирующей ситуации. Около 50% неосторожных
преступников относятся к указанной категории. В целом они
характеризуются общей положительной направленностью личности;
2) неустойчивые неосторожные преступники – лица, сознательно
совершившие подобные преступления впервые вне связи с провоцирующей
ситуацией и ранее совершавшие неосторожные правонарушения. К данной
категории относятся около 35-40% преступников. Направленность личности
у них неустойчивая или отрицательная;
3) злостные неосторожные преступники - лица, ранее осужденные
за совершение преступлений, привлекавшиеся к ответственности. Их
численность составляет примерно 10-15%. Для них характерна общая
отрицательная направленность личности.1.
Описание криминологических характеристик личности
несовершеннолетних неосторожных преступников демонстрирует
преобладание типичных для подросткового возраста ситуативного и
неустойчивого типа личности. Это особенно характерно для тех 10-15%, у
которых имеет место злостный, рецидивирующий характер правонарушений.
В этой связи исследования на большом материале демонстрируют
ошибочность мнения, что лица, совершающие преступления по
неосторожности, нравственно-психологически не отличаются от своих
законопослушных ровесников2.

1
См. Зорькина А.А. Особенности неосторожных преступлений, совершенных
несовершеннолетними (на примере Ханты-Мансийского автономного округа и
Тюменской области)//Вопросы экономики и права. 2012, №5, С.162.
2
См. Там же. С. 164.
129

Таким образом, криминологический портрет личности


несовершеннолетнего неосторожного преступника характеризуется
преимущественно следующими признаками: это лица мужского пола,
имеющие неполное среднее образование и продолжающие профессиональное
обучение. Большинство из них воспитываются в благополучных семьях,
социально адаптированы, встречаются с девушками, имеют множество
друзей и знакомых. Неосторожные преступления эти лица совершают в связи
с: самоуверенностью (75%), беспечностью (15%), неумением прогнозировать
ситуацию (8%), бытовой неосторожностью (2%); по мотивам: лихачества
(45%), демонстрации силы или удали (40%), пренебрежения к правилам
человеческого общежития (15%).
Проводя криминологическую классификацию несовершеннолетних,
совершивших преступления по неосторожности, можно выделить среди них
три основных группы: случайные неосторожные преступники (50%),
характеризующиеся общей положительной направленностью личности;
неустойчивые неосторожные преступники (35-40%), отличающиеся
неустойчивой или даже отрицательной направленностью личности; злостные
неосторожные преступники (10-15%), обладающие общей отрицательной
направленностью личности1.
Исследование показало, что социальную адаптацию
несовершеннолетних, совершивших неосторожные преступления, могут
затруднять различные нервно-психические заболевания и отклонения, в связи
с чем меры педагогической коррекции должны дополняться медицинской
коррекцией, которая осуществляется с помощью психиатров, социальных
психологов, невропатологов, психотерапевтов. Кроме того, результаты
собранной статистической информации показывают, что в настоящее время
лицам в возрасте от 16 до 21 года становятся свойственны такие качества
характера, как инфантильность, расстройство внимания, неспособность
концентрироваться на какой-то одной проблеме длительное время, ежегодно

1
См. Там же. С. 165.
130

снижающийся культурный уровень и уровень общего развития, склонность к


мелкому необдуманному вандализму, неспособность контролировать
приложение физической силы.
Исходя из перечисленных психологических характеристик в целях
повышения эффективности воздействия уголовного законодательства,
представляется правильным:
изложить предложение третье части 6 статьи 88 УК РФ в следующей
редакции: «Наказание в виде лишения свободы не может быть назначено
несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до
шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а
также остальным несовершеннолетним, совершившим преступления
небольшой тяжести впервые либо преступление по неосторожности
впервые, за исключением случаев повлекших смерть двух и более лиц»;
дополнить:
- ст. 89 УК РФ ч. 4 следующего содержания: «Несовершеннолетнему,
совершившему преступление с двумя формами вины при отсутствии
отягчающих обстоятельств, установленных настоящим Кодексом,
максимально возможное для несовершеннолетних наказание сокращается
наполовину»;
- статью 90 УК РФ дополнить ч. 1-1 следующего содержания:
«Применение принудительных мер воспитательного воздействия является
обязательным при совершении преступления по неосторожности, если
несовершеннолетний полностью возместил материальный ущерб и раскаялся
в содеянном»;
- статью 90 УК РФ пунктом «д» части 2: «Прохождение лечебно-
консультативного курса у психиатра или психолога».
- статью 90 УК РФ пунктом «е» в части 2: «Прохождение курса
социальной реабилитации у социального педагога в общеобразовательном
учреждении».
131

- статью 91 УК РФ частью 5: «Прохождение лечебно-


консультационного курса у социального психолога назначается
несовершеннолетним, совершившим неосторожные преступления.
Продолжительность курса лечения определяется медико-социальной
экспертизой, проводимой сформированными психолого-медико-
педагогическими комиссиями».
- статью 92 УК РФ частью 2.1: «Несовершеннолетний, осужденный за
преступление, совершенное по неосторожности, может быть помещен в
специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа до
достижения им возраста восемнадцати лет лишь в исключительных случаях,
если суд признает невозможность его исправления с помощью иных
принудительных мер воспитательного воздействия»;
- статью 96 УК РФ частью 2: «Положения настоящей главы
применяются к лицам, совершившим преступления по неосторожности в
возрасте от восемнадцати лет до двадцати одного года».

§ 3. Меры предупреждения неосторожных преступлений


несовершеннолетних
В условиях крупномасштабных общественно-политических,
социальных, экономических преобразований, реформирования всей
уголовно-исполнительной системы особую актуальность приобрели вопросы
профилактики преступности несовершеннолетних. Руководство ФСИН
требует от своих сотрудников поиска и применения новых подходов к
организации воспитательной работы с осужденными с учетом степени их
общественной опасности и социально-педагогической запущенности1.
Причинный комплекс преступности несовершеннолетних непосредственно
связан с особенностями протекания негативных процессов в различных

1
См.: Бабаян С. Л. Правовое регулирование применения мер поощрения и взыскания в
исправительных учреждениях // Уголовно-исполнительная система: право, экономика,
управление. - 2004. №1. - С. 11; Куликов В. «А» и «Б» сидели… (интервью А. Реймера
«РГ») // Российская газета. 2010. - 25 августа. - С. 1, С. 6.
132

сферах жизнедеятельности общества системы, поэтому объектом


профилактики является именно детерминационный механизм преступного
поведения подростков, совершающих правонарушения и преступления.
Важнейшим направлением деятельности государства является
предупреждение преступности. Профилактическая деятельность
представляет собой многоуровневую систему мер и осуществляющих их
субъектов1.
Следует согласиться с точкой зрения академика В.Н. Кудрявцева,
который полагал, что профилактическая работа должна осуществляться не
только тогда, когда уже налицо противоправный поступок, возможно ее
проведение и при правомерном поведении2. Это положение особенно
актуально в настоящее время, когда подростки, не избрав еще окончательно
криминальный путь, постоянно соприкасаются с такими уродливыми
явлениями социальной жизни, как наркомания, алкоголизм, криминальная
агрессия, деструктивное влияние СМИ, различных тоталитарных сект и
экстремистских движений. Продуманная социальная политика, твердые
моральные принципы способны остановить развитие механизма преступных
посягательств несовершеннолетних.
Основными субъектами профилактической деятельности являются
законодательные органы, органы власти и управления, правоохранительные
органы, администрация учреждений и организаций, различные
общественные объединения, с позитивной социальной ролью, а также
должностные и иные лица, как специально уполномоченные для
предупреждения преступлений, так и выполняющие эти функции в силу
своей гражданской позиции.

1
См.: Гуськов В. И. Социально-правовые вопросы профилактики рецидивной
преступности среди освобожденных от наказаний: учеб. пособие. - Рязань, 1975. - С. 30;
Барабанов Н. П. Указ. соч. Ч. 1. С. 175-176; Зарипов З. С. Обеспечение противодействия
насилию в отношении несовершеннолетних со стороны родителей или лиц, их
заменяющих // Россия: перспективы развития: науч. тр. - М., 2007. - С. 88-94; Зарипов З.
С., Мусатова Е. Противодействие домашнему насилию в современной России //
Профессионал: попул.-прав. альманах МВД России. - 2008. № 5 (85). - С. 29-32.
2
См.: Кудрявцев В. Н. Стратегии борьбы с преступностью. - М.: Юристъ, 2003. - С. 242.
133

Меры профилактического характера зависят от:


а) характера общественных условий;
б) уровня реализации;
в) масштаба применения;
г) времени организации и осуществления.
По характеру общественных условий профилактические меры
подразделяются на:
1) социально-экономические;
2) политико-правовые;
3) социально-психологические.
Предупреждение преступлений реализуется на общесоциальном,
социально-криминологическом (деликтологическом) и специальном
(непосредственно правовом) уровнях.
Общесоциальный уровень предупреждения преступности – это
положительное воздействие объективных и субъективных факторов
деятельности субъектов российского общества на причины и условия
существования и совершения правонарушений, ведущие к их недопущению1.
Социально-криминологическое предупреждение преступности
заключается в целенаправленном воздействии специализированных
государственных институтов (органов и общественных объединений) на
конкретные причины и условия (субъективные факторы) и основано на
деятельности по их выявлению, изучению и осуществлению мер, не
связанных с использованием уголовной, административной, гражданской
ответственности и наказания, с целью сокращения преступности2.

1
См.: Садков Е. В. Предупреждение преступности в маргинальной среде молодежи:
Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М,, 1994. - С. 17; Устинов В. С. Предупредительная
система воздействия на преступность и ее основные компоненты // Проблемы
профилактики правонарушений в развитом социалистическом обществе: Межвузовский
сборник научных трудов. - М., 1982. - С. 371.
2
См.: Гридин С. И., Попов Л. Л. Административное право и административная
деятельность ОВД. - М., 1990. - С. 48; Криминологическая характеристика и
профилактика отдельных видов преступлений // Под общ. ред. проф. П. П. Баранова. - М.:
ЦОКР МВД России, 2006. - С. 133-134.
134

Предупредительные меры делятся на общегосударственные,


региональные, локальные и индивидуальные по уровню реализации.
Предупредительные меры общегосударственного характера
осуществляются в интересах всей Российской Федерации и каждого ее
субъекта в отдельности и включают федеральные законы Российской
Федерации, указы Президента Российской Федерации, федеральные целевые
программы по усилению борьбы с преступностью и иные нормативно-
правовые документы, регулирующие все сферы деятельности российского
общества.
Эти меры касаются всего населения страны и всех социальных групп, не
предусматривая индивидуализацию предупредительных мероприятий
применительно к региональным, территориальным и производственным
особенностям.
24 июня 1999 г. принят Федеральный закон № 120-ФЗ «Об основах
системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних» и ряд региональных Законов, которые в систему
профилактики включили комиссии по делам несовершеннолетних и защите
их прав, органы опеки и попечительства, органы управления образованием,
органы управления социальной защитой населения, органы службы
занятости, органы по делам молодежи, органы здравоохранения, органы
внутренних дел1. Интересно, что участие в этой деятельности
Уполномоченных по правам ребенка (региональных и общероссийского)
только предполагается (ч. 3 ст. 4 Закона), а участие судов прямо не
регламентировано (за исключением тех положений, где необходимо судебное
решение по вопросам, связанным с поведением несовершеннолетнего,
например, направление в центр временной изоляции).
Предупреждение преступлений в регионах России должно
осуществляться дифференцированно, с учетом структуры и показателей

1
См. "О системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в
Кабардино-Балкарской республике " в ред. 25.12.2009 года N 66-РЗ.
135

преступности, особенностей субъекта Российской Федерации, района, города


и т.д.- это второй уровень1. По мнению В.В. Орехова, целесообразность
кластерного подхода обусловлено не только наличием специфических
причин и условий, способствующих преступлениям в регионах, но и
влиянием особенностей социально-экономического уровня
административно-территориальных единиц на планирование мер
предупреждения преступности. Следует отметить, что в рамках
законодательства субъектов РФ принимаются положения, имеющие
отношения к профилактике правонарушений несовершеннолетних.
Например, в большинстве регионов России после принятия КоАП РФ были
приняты региональные законы «О комиссиях по делам несовершеннолетних
и защите их прав», об административной ответственности (в том числе за
попустительство пребыванию несовершеннолетних в безнадзорном
состоянии в вечернее и ночное время), об уполномоченных по правам
ребенка.
Третий уровень предупредительной деятельности - локальный. В его
пределах выявляются и устраняются причины и условия, способствующие
возникновению правонарушений в рамках территориальных и
производственных образований, организаций, исправительных учреждений,
воспитательных колоний.
И четвертый уровень: целевое (индивидуальное) предупреждение
преступлений - это воздействие на личность конкретного правонарушителя.
Для разработки форм и средств предупреждения преступлений большое
значение имеет системный и многоуровневый подход, основанный на
анализе объективных данных. Без этого невозможно создание целостной
системы предупредительной деятельности.

1
См.: Осин В. Преступные доходы и меры борьбы с ними. // Законность. 1997. № 1. С.21-
25; Осипкин В.Н. Организованная преступность. - СПб., 1998. С. 94; Побегайло Э.Ф.
Понятие организованной преступности и совершенствование уголовного
законодательства. / Проблемы уголовно-правовой борьбы с преступностью. - М., 1992. -
С.37-39.
136

Возможные варианты предупредительной деятельности, предлагаемые


ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних» построены на следующих принципиальных
положениях: 1) информационный обмен между органами и учреждениями,
входящими в систему профилактики (например, в ОВД должна направляться
информация о совершении несовершеннолетними антиобщественных
действий или правонарушений); 2) индивидуальная профилактическая
работа, включающая в себя выявление несовершеннолетних
правонарушителей и их социально-педагогическую реабилитацию; 3)
функционирование нескольких типов учреждений, в которых осуществляется
социально-педагогическая работа с несовершеннолетними
(специализированные учреждения для нуждающихся в социальной
реабилитации (реабилитационные центры, центры помощи, приюты),
специальные учебно-воспитательные учреждения открытого и закрытого
типа (общеобразовательные школы, профессиональные училища), центры
временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей); 4)
система мер поощрения и взыскания в учреждениях системы профилактики
безнадзорности и правонарушений; 5) судебный порядок помещения
несовершеннолетнего в некоторые из них.
Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ «Об основах системы
профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» в ст.
5 называет 14 категорий детей, в отношении которых может проводиться
индивидуальная профилактическая работа. К их числу относятся и такие,
которые совершили правонарушение или общественно опасное деяние до
достижения возраста, с которого применяется соответствующий вид
ответственности. Логично было бы отдельной позицией включить в этот
перечень несовершеннолетних, не достигших возраста 16 лет, совершивших
по неосторожности действия, причинившие вред жизни или здоровью
человека, собственности, иным охраняемым законом интересам.
Профилактическая работа с такими детьми сможет отчасти изменить их
137

психологию. Помещение несовершеннолетних, совершивших


противоправные действия с неосторожной формой вины в специальные
учебно-воспитательные учреждения закрытого типа уместно только в самом
крайнем случае (когда эти действия, например, привели к гибели человека).
В то же время, следует сказать, что система профилактики
правонарушений, выстроенная на основании Федерального закона № 120-ФЗ,
не рассчитана на глобальную, масштабную профилактику, она задействуется
в случаях, когда дети и подростки находятся в социально опасном положении
или уже совершили некие антиобщественные или наказуемые действия. Если
говорить о лицах, совершающих преступления с неосторожной формой
вины, то крайне маленький, на наш взгляд, их процент, может оказаться в
числе тех детей и подростков, к которым применяется индивидуальная
профилактика (фактически только безнадзорные или беспризорные дети). В
связи с этим необходимо применять меры групповой профилактики, что в
полном объеме может быть возложено на педагогические коллективы, в
частности, на социальных педагогов, преподавателей ОБЖ и
обществознания. Неосторожные преступления связаны с отсутствием
внимательности, осмотрительности, уважения к правилам безопасности. Все
эти навыки должны прививаться ребенку в период школьного обучения. В
рамках широкомасштабной профилактики неосторожных преступлений,
совершаемых несовершеннолетними, полагаем необходимым внести в курс
школьной программы получения основного общего образования следующие
позиции:
- обучение навыкам безопасного поведения в местах массовых
мероприятий или массового скопления людей;
- обучение навыкам бытовой безопасности (электроприборы,
пиротехника);
- обучение основам безопасного поведения на дороге
(профилактические мероприятия, проводимые в школах при поддержке
подразделений ГИБДД, обычно не предполагают глубины изучения Правил
138

дорожного движения);
- привитие азов уважения к чужой собственности (не на уровне «нельзя
брать чужое», а на более глубоком уровне, связанном с уяснением стоимости
вещи, трудностей, связанных с поддержанием имущества в исправном
состоянии);
- внедрение принципа личной ответственности за совершенный
поступок (стандартный педагогический прием: за ущерб, нанесенный детьми,
отвечают родители, стимулирует скорее не желание не наносить ущерб, а
вседозволенность по принципу «мне ничего не будет»).
Уделение внимания вышеперечисленным позициям при обучении
детей в школе будет способствовать их взрослению, сопряженному с
пониманием своего существования в рамках социума, что вполне способно
сократить количество преступлений как с неосторожной, так и с двумя
формами вины. В качестве еще одной рекомендации данного профиля можно
внести и такое предложение: при выявлении в школе детей и подростков,
склонных к дракам, конфликтам, мелкому вандализму (повреждению
имущества), социальный педагог должен направлять их в подразделение по
делам несовершеннолетних для постановки на спеучет. В рамках этого
спецучета сотрудники ПДН будут вести индивидуальную профилактическую
работу. По сути, сегодня такая работа ведется только с подростками,
совершающими умышленные деяния, неосторожные действия полностью из
нее выпадают по причине их невысокой потенциальной общественной
опасности. Но с учетом возраста и с учетом необходимости не только
образования, но и воспитания несовершеннолетних, привития им социальных
навыков, такая работа может оказаться очень полезной.
В качестве положительного примера можно привести результаты
работы межведомственной рабочей группы по профилактике и
предупреждению преступности несовершеннолетних и преступлений,
совершенных в отношении детей Камчатского края, в состав которой
включены представители прокуратур различного уровня, МВД, УФСИН,
139

подразделений по контролю за оборотом наркотиков, регионального


Следственного комитета РФ, Правительственной комиссии по делам
несовершеннолетних и защите их прав. Деятельность рабочей группы
основана на регулярном обмене информацией, что позволяет своевременно
организовывать контроль и корректировать профилактические мероприятия в
отношении несовершеннолетних. Это переносит акцент на работу с каждым
ребенком, нарушившим уголовный закон, выработать дифференцированный
и индивидуальный подход при решении вопроса о применении
профилактических и уголовно-правовых мер к трудным подросткам1.
Необходимо отметить, что большинство региональных нормативных
актов, несмотря на комплексный подход к проблеме, все же отражают уже
существующий, сложившийся порядок организации профилактической
работы с несовершеннолетними и направлено в основном на предупреждение
рецидивной преступности с их участием2. В то же время, специфическим
вопросам предупреждения правонарушений в группах риска, к которым в
основном и относятся несовершеннолетние неосторожные преступники,
уделяется недостаточно внимания.
Особенности профилактики рассматриваемых преступлений,
совершаемых несовершеннолетними, с признаками неосторожной формы
вины связаны с необходимостью применения мер, сгруппированных в две
основные группы – общие и специальные меры.
Общие меры связаны с развитием системы профилактики социального
сиротства как детерминанты неосторожных преступлений, совершенных
несовершеннолетними.
В литературе указывается на важность такой меры, как профилактика
социального сиротства, в рамках которой предполагается развивать систему
учреждений помощи детям (центры социальной помощи семье и детям,

1
http://procrf.ru/news/356219-osoboe-vnimanie-profilaktike-podrostkovoy.html
2
См. Постановление Правительства Тюменской области «Об утверждении порядка
создания в Тюменской области комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав
и осуществления ими деятельности» № 373-п от 11.08.2015 г.
140

социальные приюты для детей и несовершеннолетних, социально-


реабилитационные центры для детей с девиантным поведением). Д.К.
Гарифуллин1 выявил проблемные вопросы в организации их работы: 1)
социальные учреждения замыкаются на своих внутренних проблемах, многие
руководители зачастую не имеют четкого представления о деятельности
смежных учреждений; 2) отсутствие единого банка данных о беспризорных
детях; 3) социально-реабилитационные учреждения работают разрозненно,
между ними нарушены социальные связи; 4) реабилитационная работа
зачастую ведется некачественно, отсутствует мотивация работников центра,
отсутствует контроль за их деятельностью.
В рамках профилактики преступности несовершеннолетних в целом и
неосторожных преступлений, совершаемых ими, в частности, необходимо, на
наш взгляд, задуматься о создании информационно-аналитической базы,
отражающей состояние девиаций детского и подросткового возраста, а также
ресурсов для обеспечения предупреждения преступлений. Ведение этой
работы можно возложить на региональных уполномоченных по правам
ребенка, поскольку они прилагают достаточно серьезные усилия в борьбе за
права детей. Например, в Докладе Уполномоченного по правам ребенка в
Псковской области «О соблюдении и защите прав, свобод и законных
интересов детей в 2012 году на территории Псковской области» приведены
следующие данные: по рекомендации Уполномоченного по правам ребенка в
программу культурного досуга каждого лагеря на постоянной основе
включаются тематические беседы о вреде наркотиков и алкоголя, которые
проводят сотрудники ФСНК, МВД и специализированных медицинских
учреждений, а не воспитатели лагерей; при этом из 32 957 школьников,
отдохнувших в детских лагерях на территории Псковской области, 7090 –
дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации, группа риска как в части

1
Гарифуллин Д.К. Работа государственных органов с беспризорными и безнадзорными
несовершеннолетними в современном российском обществе (на примере Республики
Татарстан). / Д.К. Гарифуллин // Вестник экономики, права и социологии. – Казань, 2010.
– №4. - С. 154-156.
141

совершения преступлений и правонарушений. Кроме того, внимание


Уполномоченного уделялось такой проблеме, как уход детей из семьи или
государственных учреждений области, при этом оказалось, что самовольных
уходов из семей значительно больше.
Далее, в профилактике преступности несовершеннолетних (в том числе
неосторожной) особое значение имеет социальный патронаж, который, во-
первых, имеет своей задачей решение проблем семьи, создавая условия для
улучшения уровня благосостояния и возможности реализации внутренних
ресурсов, обеспечивая социальную поддержку семей, попавших в трудную
жизненную ситуацию. Во-вторых, социальный патронаж обеспечивает
оказание экстренной помощи, удаляя из семьи детей, находящихся в
опасности.
Кроме того, к числу стратегических мер предупредительного характера
следует отнести модернизацию учебного процесса в учебных заведениях
различного уровня, систематическое проведение с учащимися
воспитательных бесед инспекторами по делам несовершеннолетних и
другими работниками правоохранительных органов, работниками
медицинских учреждений, общественных и детских организаций и СМИ,
психологами. Следует отметить, что в практике юридических вузов есть
такая форма сотрудничества со школами, как проведение уроков или
внеклассных мероприятий с помощью студентов-юристов. С одной стороны,
они более близки старшеклассникам по возрасту, с другой стороны,
вызывают интерес к себе у будущих абитуриентов. Кроме того, проведение
таких занятий дисциплинирует и самих студентов, повышает в их глазах
престиж профессии. Следует учитывать и тот факт, что противодействие
правовому нигилизму несовершеннолетних включает в себя пропаганду
правовых знаний, здорового образа жизни и укрепления семьи.
Специально-криминологические меры влияют на ценностные
ориентации личности несовершеннолетнего, определяющие, как следствие, в
определенных социальных условиях совершение неосторожных
142

преступлений. К их числу следует отнести основные мероприятия


государственной политики в вопросах предупреждения преступлений
несовершеннолетних, возможное создание единого федерального
координационного центра, осуществляющего аналитическую и
методическую работу, содействующего обмену опытом по предупреждению
преступлений несовершеннолетних и др.
В ходе нашего исследования был проведен опрос сотрудников
подразделений по делам несовершеннолетних ОВД, которые хотя и отметили,
что количество умышленных преступлений, совершаемых
несовершеннолетними, гораздо более велико, чем неосторожных, существует
реальная необходимость разработки специальных мер профилактики именно
неосторожных преступлений. 11 из 53 опрошенных, в частности, привели
примеры неосторожного обращения неустановленных подростков с
пиротехникой, в результате которого имели место различные негативные
последствия (в двух случаях подростки получали ожоги лица, в пяти случаях
был нанесен ущерб общедомовому имуществу, в трех пострадали
припаркованные автомобили, а в одном петарда влетела в окно квартиры,
пробив стеклопакет и устроив там пожар, при этом серьезно выгорела одна из
комнат). Ни в одном из этих случаев не был установлен причинитель вреда,
поскольку пиротехника использовалась при скоплении подростков, после
подрыва петарды или фейерверка они разбегались, обращение в ОВД от
собственника имущества следовало через несколько часов. Опрошенными
нами сотрудниками отмечалось, что к числу наиболее эффективных мер
индивидуального характера следует отнести прогнозирование
индивидуального преступного поведения несовершеннолетних, о которых
уже известно, что они совершали правонарушения (28%); повышение
юридической грамотности и уровня правосознания несовершеннолетних
(45%), воспитание толерантности и уважения друг к другу (17%),
официальное предостережение потенциальных правонарушителей о
возможной ответственности (10%). Практически все опрошенные (50
143

человек из 53) высказались за включение в образовательный стандарт


расширенного преподавания основ безопасного поведения, о которых речь
шла выше.
Совершенствование законодательства рассматривается нами как одно
из важнейших направлений повышения эффективности уголовно-правовой
борьбы с преступлениями против здоровья, совершаемыми
несовершеннолетними, путем внесения изменений и дополнений в
действующее уголовное законодательство. В этой связи предлагаем ввести
еще одну дополнительную меру принудительного воспитательного
воздействия: помещение несовершеннолетних в центр временной изоляции
несовершеннолетних сроком до 45 суток, сделав ее применение обязательной
при нарушении несовершеннолетним мер, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК
РФ. Такое заключение делается исходя из следующей статистики: в
отношении примерно 20% несовершеннолетних, помещавшихся в
приемники-распределители сроком на 30-45 суток в ожидании путевок в
названные учреждения и освобожденных из них из-за непоступления
последних своевременно – такая мера – краткая изоляция – давала
позитивные изменения в личности подростка, выразившиеся в значительном
улучшении поведения: прекратились правонарушения, улучшилась учеба,
порвали с лицами, отрицательно характеризующимися.
Субъектами политики предупреждения преступности
несовершеннолетних, как отмечалось, выступают не только государственные,
но и негосударственные институты. Теоретически значение последних
должно особенно возрастать в переходный период, для которого характерны
дисфункция социальных институтов и дезорганизация традиционных
социальных общностей. Однако в отличие от многих стран, где некоторые
важные функции предупреждения преступности несовершеннолетних берет
на себя гражданское общество, в России из-за слабости гражданского
общества, слабости политических партий, общественных организаций,
государство должно брать на себя выполнение практически всех этих
144

функций (организация досуга несовершеннолетних по месту жительства,


организация летнего отдыха подростков и т.п.).
Итак, следует отметить необходимость проведения профилактики
неосторожных преступлений несовершеннолетних на четырех уровнях:
общегосударственном, региональном, локальном и индивидуальном.
Учитывая разделение сфер совершения преступления несовершеннолетними
на неосторожные преступления против личности, собственности и
общественного правопорядка, предлагается проводить предупредительные
меры в соответствии с указанными направлениями. Определенное значение
имеет повышение общего образовательного и культурного уровня
несовершеннолетних, а также усилить надзор за ними со стороны родителей
и попечителей. В предупреждении неосторожных преступлений против
собственности главенствующая роль отводится ответственному отношению
собственников к своему имуществу. Предупреждение неосторожных
преступлений против общественной безопасности связано с введением
законодательных ограничений на пользование средствами повышенной
опасности (скутеры, мопеды, мотоциклы, велосипеды, водный транспорт и
т.п.).
Общегосударственные предупредительные меры осуществляются в
интересах всей Российской Федерации и в отдельности каждого ее субъекта.
Они касаются в целом всего населения страны и всех социальных групп, не
предусматривая особенности региональной и локальной профилактики. К
ним относятся: 1) информационный обмен между органами и учреждениями,
входящими в систему профилактики (например, в ОВД должна направляться
информация о совершении несовершеннолетними антиобщественных
действий или правонарушений); 2) функционирование нескольких типов
учреждений, в которых осуществляется социально-педагогическая работа с
несовершеннолетними (специализированные учреждения для нуждающихся
в социальной реабилитации (реабилитационные центры, центры помощи,
приюты), специальные учебно-воспитательные учреждения открытого и
145

закрытого типа (общеобразовательные школы, профессиональные училища),


центры временного содержания для несовершеннолетних
правонарушителей); 3) судебный порядок помещения несовершеннолетнего в
некоторые из них, 4) создание системы стандартизации, лицензирования и
правил обращения с механизмами, приборами, ведения различных видов
трудовой деятельности, 5) усиление контроля за процессом обучения технике
безопасности в системе охраны труда.
В рамках реализации второго уровня в большинстве регионов России
после принятия КоАП РФ были приняты региональные законы «О комиссиях
по делам несовершеннолетних и защите их прав», об административной
ответственности (в том числе за попустительство пребыванию
несовершеннолетних в безнадзорном состоянии в вечернее и ночное время),
об уполномоченных по правам ребенка. Возложить обязанность
предупреждения неосторожных преступлений несовершеннолетних на
педагогические коллективы образовательных учреждений, расширить
общеобразовательную программу обучения по ОБЖ и обществознанию.
В пределах третьего (локального) уровня выявляются и устраняются
причины и условия, способствующие возникновению правонарушений в
рамках территориальных и производственных образований, организаций,
исправительных учреждений, воспитательных колоний. К таким мерам
относятся: 1) система мер поощрения и взыскания в учреждениях системы
профилактики безнадзорности и правонарушений; 2) меры групповой
профилактики в школах, которые могут возлагаться на педагогические
коллективы, в частности, на социальных педагогов, преподавателей ОБЖ и
обществознания, 3) участие органов территориального общественного
самоуправления в надзоре за деятельностью несовершеннолетних.
В рамках широкомасштабной профилактики неосторожных
преступлений, совершаемых несовершеннолетними, полагаем необходимым
внести в курс школьной программы получения основного общего
образования следующие позиции: обучение навыкам безопасного поведения
146

в местах массовых мероприятий или массового скопления людей; обучение


навыкам бытовой безопасности (электроприборы, пиротехника); обучение
основам безопасного поведения на дороге с изучением отдельных Правил
дорожного движения; привитие азов уважения к чужой собственности на
более глубоком уровне, связанном с уяснением стоимости вещи, трудностей,
связанных с поддержанием имущества в исправном состоянии; внедрение
принципа личной ответственности за совершенный поступок.
Четвертый уровень: целенаправленная (индивидуальная) профилактика
– это воздействие на личность конкретного преступника. Индивидуальная
профилактическая работа включает в себя выявление несовершеннолетних
правонарушителей и их социально-педагогическую реабилитацию.
К числу наиболее эффективных мер индивидуального характера
следует отнести прогнозирование индивидуального преступного поведения
несовершеннолетних, о которых уже известно, что они совершали
правонарушения (28%); повышение юридической грамотности и уровня
правосознания несовершеннолетних (45%), воспитание толерантности и
уважения друг к другу (17%), официальное предостережение потенциальных
правонарушителей о возможной ответственности (10%).
Для успешной реализации индивидуальной профилактики предлагается
такая мера как направление социальным педагогом в подразделение по делам
несовершеннолетних для постановки на спецучет информации о выявленных
в школе детей и подростков, склонных к дракам, конфликтам, мелкому
вандализму (повреждению имущества). В рамках этого спецучета
сотрудники ПДН будут вести индивидуальную профилактическую работу.
147

Заключение
Изучение исторических и современных аспектов уголовно-правовых и
криминологических особенностей неосторожных преступлений,
совершенных несовершеннолетними, привело к следующим основным
результатам и выводам.
1. Развитие отечественного законодательства об уголовной
ответственности несовершеннолетних в дореволюционный период
отличалось постепенным признанием наличия особенностей
несовершеннолетних преступников в связи с их возрастом, при возможности
применения к ним уголовного наказания, т.е. характеризовалось проведением
в жизнь восстановительного подхода. Дальнейшие изменения
законодательства были разнонаправленными от отказа от привлечения к
уголовной ответственности в начале истории советского государства до
возможности применения к несовершеннолетним с 12-летнего возраста
любых мер уголовного преследования, включая смертную казнь, были
ликвидированы комиссии по делам несовершеннолетних. Т.е. в довоенный
период имелась отчетливая тенденция смены гуманистически-
реабилитационного подхода на репрессивный, что соответствовало общим
принципам уголовного права того времени. Обратный процесс наблюдался с
1960 г., когда стал преобладать восстановительный подход в отношении
несовершеннолетних правонарушителей.
2. Изучение исторических особенностей развития института
неосторожной формы вины также показало, что ее трактовка стабильностью
не отличалась: например, проблема соотношения понятий
«самонадеянность», «небрежность», «легкомыслие» длительное время не
была решена. Тем не менее, будучи закрепленной в законе, неосторожная
вина всегда выступала обстоятельством, смягчающим уголовную
ответственность.
3. Современное российское уголовное право также не предусматривает
отдельных норм, связанных с неосторожными преступлениями
148

несовершеннолетних. Однако возраст совершившего неосторожное


преступное деяние, учитывается как смягчающее обстоятельство.
4. Отсутствие системы ювенальной юстиции в российском
законодательстве является основной отличительной особенностью
регулирования уголовной ответственности несовершеннолетних. Вместе с
тем, на всех этапах эволюции отечественного права законодательно
учитывалась специфика возраста несовершеннолетнего при определении
степени его уголовной ответственности в рамках общеуголовных
законодательных актов.
5. Компаративистское исследование зарубежных законодательств об
уголовной ответственности несовершеннолетних за совершение
преступлений по неосторожности показало отличительную особенность
стран романо-германской и англо-саксонской систем права - наличие
специального законодательства об уголовной ответственности
несовершеннолетних и системы ювенальной юстиции. Применение мер
воздействия существенно зависит от возраста несовершеннолетнего.
Уголовная ответственность несовершеннолетних в странах СНГ, базируясь
на положениях Модельного УК, не имеет особенных отличий от положений
УК РФ.
Понятие и виды неосторожной вины в зарубежных странах в целом
сходны с российской концепцией. Однако меры ответственности за деяния,
совершенные по неосторожности, в странах романо-германской и англо-
саксонской систем права заметно ниже, чем в отечественном
законодательстве.
Специальных положений о преступлениях, совершенных
несовершеннолетними субъектами с неосторожной формой вины зарубежное
уголовное законодательство не выделяет. Тем не менее, при привлечении к
уголовной ответственности несовершеннолетних учитывается, что
преступления, совершенные ими по неосторожности, обладают меньшей
степенью общественной опасности и во многом определяются возрастными
149

физиологическими, психологическими и зрелостными факторами.


Вследствие этого за совершение неосторожных преступлений
несовершеннолетними может предусматриваться минимальная степень
наказания и иные меры уголовно-правового характера.
6. На примере эффективного зарубежного опыта целесообразно в
дополнение к тому, что в УК РФ выделена отдельная глава, посвященная
преступлениям несовершеннолетних, следующее: 1) формирование
подотрасли, связанной с уголовным правом несовершеннолетних
(ювенальным уголовным правом); 2) уточнение в отдельных положениях
раздела V УК РФ мер ответственности и наказания для несовершеннолетних,
совершивших преступление по неосторожности.
7. Исследование неосторожности как формы вины в преступлениях
несовершеннолетних позволило выявить ее специфику. Волевой момент
преступного легкомыслия у них очень близок к волевому моменту,
характерному для косвенного умысла.
Чаще всего неосторожные преступления совершаются
несовершеннолетними именно по легкомыслию. Преступное легкомыслие
заключается в наличии у несовершеннолетнего мысленного прогноза
последствий деяния и оценки их как общественно опасных, но лично
благоприятных для него.
8. Уголовные дела о преступлениях, совершаемых лицами в возрасте от
16 до 18 лет с преступной небрежностью, в первую очередь представляют
собой результат пренебрежения взрослых лиц своими родительскими,
служебными, функциональными и иными обязанностями. Психологическая
основа небрежности несовершеннолетних при этом состоит в недостаточной
продуманности (при наличии возможности предвидеть последствия, исходя
из имеющегося жизненного опыта) действий лица, которая и создает
определенную вероятность наступлений вреда. При этом преступная
небрежность несовершеннолетних определяется в первую очередь
субъективным критерием – возможностью предвидения. Объективный
150

критерий небрежности – долженствование – по отношению к


несовершеннолетним чаще всего отсутствует, поскольку в большинстве
случаев на несовершеннолетних не может возлагаться обязанность
соблюдать предусмотренные нормативными актами требования
безопасности.
9. Неосторожные преступления несовершеннолетних как
криминологическое явление образуются из преступности
несовершеннолетних и неосторожной преступности, совершаются только в
сферах эксплуатации источников повышенной опасности: транспортных
средств, источников индивидуально-бытового характера; иных видов
индивидуально-бытового поведения, влекущие за собой неосторожные
преступные последствия.
Неосторожным преступлениям несовершеннолетних в большей
степени свойственны признаки и причины неосторожной преступности, чем
преступности несовершеннолетних. К неосторожным преступлениям
несовершеннолетних не относится совокупность умышленных преступлений,
повлекших тяжкие последствия по неосторожности. Поскольку преступления
с двойной формой вины в целом признаются совершенными умышленно, и
совершаются в первую очередь умышленно, для них в целом и в первую
очередь характерны общие криминологические признаки преступности
несовершеннолетних.
10. Основной причиной неосторожного преступления
несовершеннолетнего выступает обусловленная социальной незрелостью и
отсутствием жизненного опыта их несостоятельность по отношению к
требованиям объективно возникшей ситуации. Причины неосторожных
преступлений несовершеннолетних в целом могут быть социальными
(падение общей культуры молодежи; отсутствие у подростков навыков
безопасности жизнедеятельности; отсутствие тематических образовательных
программ) и экономическими (отсутствие опыта оценки действительной
стоимости материальных благ). Политические и правовые причины не
151

играют существенной роли для неосторожных преступлений


несовершеннолетних.
11. Исследование характеристики личности несовершеннолетних,
совершивших неосторожные преступления, позволило создать
криминологический портрет личности несовершеннолетнего неосторожного
преступника, определить его мотивацию и криминологическую
классификацию.
12. Демографическая, социально-ролевая и психологическая
характеристика неосторожных преступников в целом близка к усредненной
характеристике, но выявляются особенности ценностных ориентаций и
других психологических свойств личности. В качестве типичной
особенности ценностных ориентаций для большей части неосторожных
преступников является несформированность чувства долга, социальной
ответственности, что формирует беззаботность, ненадежность при участии в
какой-либо совместной деятельности. Характерно неумение или нежелание
адекватно оценивать и прогнозировать возможные последствия
недисциплинированного поведения, типичная позиция эгоцентризма,
индивидуализма, приоритета собственных интересов над интересами
общества или безопасности других лиц, а также просто неспособность к
самооценке собственных действий. Для неосторожных несовершеннолетних
преступников менее, чем для умышленных, характерно наличие
криминогенных свойств личности, однако они значительно отличаются по
этим показателям от законопослушных граждан. Вместе с тем
специфические ценностные ориентации формируют общий тип личности, где
акцентуирована безответственность. Представляется, что следует увеличить
возраст уголовной ответственности за совершение неосторожного
преступления до 17 лет, поскольку современные подростки в большей
степени инфантильны, и к 16 годам еще не всегда представляют возможные
последствия таких действий, которые не воспринимаются ими как
общественно опасные. Специфичность дефектов правосознания
152

преступников, совершивших преступления по неосторожности, проявляется


не столько в негативном отношении к правовым нормам вообще, сколько в
незнании конкретных норм, либо в неодобрении, нежелании им подчиняться,
либо в отсутствии готовности следовать общим и специальным нормам
предосторожности. В связи с этим нет оснований понимать характер
неосторожных преступлений несовершеннолетних как ситуационный.
13. Криминологический портрет несовершеннолетнего, совершающего
неосторожные преступления, кардинально отличается от портрета
несовершеннолетнего допускающего умышленные преступления, за счет
гораздо меньшего количества криминогенных свойств личности. Личность
неосторожного несовершеннолетнего преступника характеризуется
следующими признаками: это самоуверенное лицо мужского пола (юноша),
имеющий неполное среднее образование или продолжающий с нежеланием
обучение, в том числе, профессиональное, воспитывающийся, как правило, в
благополучной семье, социально адаптированный, встречающийся с
девушками, имеющий довольно широкий и беспорядочный круг друзей и
знакомых, в компании с которыми он осуществляет бесцельное
времяпровождение, сопряженное с совершением общественно опасных
деяний.
14. Кризисность подросткового возраста у несовершеннолетних,
совершивших преступления по неосторожности, с более или менее
выраженной тенденцией к криминализации проявляется и в том, что у
данных подростков в период отбытия наказания существенно
перестраиваются отношения со сверстниками. В подростковом возрасте
закладываются самосознание, самооценка, основа и фундамент личности,
играющие решающую роль в процессе личностного самоопределения и
саморегулирования. Формирование самооценки, самосознания происходит,
прежде всего, в общении, в процессе активного взаимодействия с себе
подобными. При осуждении к лишению свободы у несовершеннолетних
усиливается потребность в общении со сверстниками, стремление к
153

самоутверждению в их среде, чуткое реагирование на мнение сверстников.


Подростки, осужденные за преступления с двумя формами вины (например,
по ч. 4 ст. 111 УК), среди сверстников занимают лидерские позиции,
поскольку преступление является особо тяжким. Поддержание своеобразной
репутации может происходить с помощью противоправных действий. В
результате вместо процесса исправления идет процесс дальнейшей
криминализации. В этой связи представляется, что назначение наказания в
виде лишения свободы к неосторожным преступникам следует применять со
значительными ограничениями.
15. Профилактика неосторожных преступлений несовершеннолетних
осуществляется на четырех уровнях: общегосударственном, региональном,
локальном и индивидуальном.
16. Определенное значение для специфической профилактики
неосторожных преступлений несовершеннолетних имеет повышение общего
образовательного и культурного уровня несовершеннолетних, а также
усиление надзора за ними со стороны родителей и попечителей. В
предупреждении неосторожных преступлений против собственности
главенствующая роль отводится ответственному отношению собственников к
своему имуществу. Предупреждение неосторожных преступлений против
общественной безопасности связано с введением законодательных
ограничений на пользование средствами повышенной опасности (скутеры,
мопеды, мотоциклы, велосипеды, водный транспорт и т.п.).
17. Профилактические мероприятия общегосударственного масштаба
касаются всех социальных групп и в целом всего населения страны:1)
информационный обмен между органами и учреждениями, входящими в
систему профилактики; 2) функционирование нескольких типов учреждений,
в которых осуществляется социально-педагогическая работа с
несовершеннолетними, специальные учебно-воспитательные учреждения
открытого и закрытого типа, центры временного содержания для
несовершеннолетних правонарушителей; 3) судебный порядок помещения
154

несовершеннолетнего в некоторые из них, 4) создание системы


стандартизации, лицензирования и правил обращения с механизмами,
приборами, ведения различных видов трудовой деятельности, 5) усиление
контроля за процессом обучения технике безопасности в системе охраны
труда.
18. В рамках реализации второго уровня целесообразно возложить
обязанность предупреждения неосторожных преступлений
несовершеннолетних на педагогические коллективы образовательных
учреждений, расширить общеобразовательную программу обучения по ОБЖ
и обществознанию.
19. В пределах третьего (локального) уровня проводится
предупреждение правонарушений путем выявления и устранения причин,
способствующих правонарушениям в пределах территориальных и
производственных образований, исправительных учреждениях,
воспитательных колониях. К таким мерам относятся: 1) система мер
поощрения и взыскания в учреждениях системы профилактики
безнадзорности и правонарушений; 2) меры групповой профилактики в
школах, которые могут возлагаться на педагогические коллективы, в
частности, на социальных педагогов, преподавателей ОБЖ и
обществознания, 3) участие органов территориального общественного
самоуправления в надзоре за деятельностью несовершеннолетних.
20. В рамках широкомасштабной профилактики неосторожных
преступлений, совершаемых несовершеннолетними, полагаем необходимым
внести в курс школьной программы получения основного общего
образования следующие позиции: обучение навыкам безопасного поведения
в местах массовых мероприятий или массового скопления людей; обучение
навыкам бытовой безопасности (электроприборы, пиротехника); обучение
основам безопасного поведения на дороге с изучением отдельных Правил
дорожного движения; привитие азов уважения к чужой собственности на
более глубоком уровне, связанном с уяснением стоимости вещи, трудностей,
155

связанных с поддержанием имущества в исправном состоянии; внедрение


принципа личной ответственности за совершенный поступок.
21. Индивидуальная профилактика – это воздействие на личность
конкретного преступника. Индивидуальная профилактическая работа
включает в себя выявление несовершеннолетних правонарушителей и их
социально-педагогическую реабилитацию.
К числу наиболее эффективных мер индивидуального характера
следует отнести прогнозирование индивидуального преступного поведения
несовершеннолетних, о которых уже известно, что они совершали
правонарушения; повышение юридической грамотности и уровня
правосознания несовершеннолетних, воспитание толерантности и уважения
друг к другу, официальное предостережение потенциальных
правонарушителей о возможной ответственности.
Для успешной реализации индивидуальной профилактики предлагается
такая мера как направление социальным педагогом в подразделение по делам
несовершеннолетних для постановки на спецучет информации о выявленных
в школе детей и подростков, склонных к дракам, конфликтам, мелкому
вандализму (повреждению имущества). В рамках этого спецучета
сотрудники ПДН будут вести индивидуальную профилактическую работу.
22. Изучение признаков преступлений с неосторожной формой вины,
совершаемых несовершеннолетними субъектами, позволило предложить ряд
изменений в действующее уголовное законодательство:
- назначение наказания в виде лишения свободы к неосторожным
преступникам следует применять со значительными ограничениями. С этой
целью предлагается часть 6 статьи 88 УК РФ дополнить указанием о
неприменении лишения свободы к несовершеннолетним за совершенное
неосторожное преступление, за исключением случаев причинения смерти по
неосторожности двум и более лицам;
- дополнить часть 4 статьи 89 УК РФ следующего содержания:
«Несовершеннолетнему, совершившему преступление с двумя формами
156

вины при отсутствии отягчающих обстоятельств, установленных настоящим


УК РФ, максимально возможное для несовершеннолетних наказание
сокращается наполовину»;
- дополнить статью 90 УК РФ частью 1-1 следующего содержания:
«Применение принудительных мер воспитательного воздействия является
обязательным при совершении преступления по неосторожности впервые,
если несовершеннолетний полностью возместил материальный ущерб и
раскаялся в содеянном»;
- дополнить статью 90 УК РФ пунктом «д» части 2: «Прохождение
лечебно-консультативного курса у психиатра или психолога».
- дополнить статью 90 УК РФ пунктом «е» части 2: «Прохождение
курса социальной реабилитации у социального педагога в
общеобразовательном учреждении»;
- установить в части 5 статьи 91 УК РФ: «Прохождение лечебно-
консультационного курса у социального психолога назначается
несовершеннолетним, совершившим неосторожные преступления.
Продолжительность курса лечения определяется медико-социальной
экспертизой, проводимой сформированными психолого-медико-
педагогическими комиссиями». Программа консультативно-лечебного курса
должна включать в себя групповые занятия с программными приемами
ресоциализации. Ее воздействие на лиц, совершивших преступления в
возрасте до 16 лет, может быть эффективным, поскольку их психологический
портрет еще сформирован не полностью. После 16 лет ресоциализация уже
может осуществляться с помощью тех средств, которыми сегодня
располагает законодательство и практика его применения;
- дополнить часть 2.1 статьи 92 УК следующего содержания:
«Несовершеннолетний, осужденный за преступление, совершенное по
неосторожности, может быть помещен в специальное учебно-воспитательное
учреждение закрытого типа до достижения им возраста восемнадцати лет
лишь в исключительных случаях, если суд признает невозможность его
157

исправления с помощью иных принудительных мер воспитательного


воздействия»;
- дополнить статью 96 УК РФ частью 2: «Положения настоящей главы
применяются к лицам, совершившим преступления по неосторожности в
возрасте от восемнадцати лет до двадцати одного года».
23. Социальную адаптацию несовершеннолетних могут затруднять
различные нервно-психические заболевания и отклонения, поэтому меры
педагогической коррекции должны дополняться медицинской коррекцией,
осуществляющейся с помощью психиатров, социальных психологов,
невропатологов, психотерапевтов, наряду с мерами воспитательного
характера осуществляющих медицинскую коррекцию, а также проводящих
специальные консультации для сотрудников подразделений ОППН.
Программа консультативно-лечебного курса должна включать в себя
групповые занятия с программными приемами ресоциализации. Ее
воздействие на лиц, совершивших преступления в возрасте до 16 лет, может
быть эффективным, поскольку их психологический портрет еще
сформирован не полностью. После 16 лет ресоциализация уже может
осуществляться с помощью тех средств, которыми сегодня располагает
законодательство и практика его применения. При этом следует учесть, что
помещение в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого
типа несовершеннолетних, совершивших противоправные действия с
неосторожной формой вины, уместно только в самом крайнем случае (когда
эти действия, например, привели к гибели человека).
24. Следует отметить, что проведенное исследование может иметь
практическую значимость для дифференциации назначения наказания в
отношении несовершеннолетних лиц, совершивших неосторожные
преступления, в зависимости от их индивидуальных качеств и особенностей
личности.
25. Для дальнейшего исследования определенный интерес
представляет опыт зарубежных стран в части возможности реализации в
158

современном российском законодательстве с учетом криминологических


особенностей личности несовершеннолетних неосторожных преступников,
института ювенальной юстиции и его отдельных элементов о применении
специального законодательства об уголовной ответственности
несовершеннолетних.
159

Список литературы
Нормативные правовые акты и официальные документы
1. Минимальные стандартные правила Организации Объединенных
Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении
несовершеннолетних (Пекинские правила) [Электронный ресурс] : приняты
резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 года. – Режим
доступа : http : //www.un.org/ru/documents/ decl_conv/ conventions/beijing_
rules .shtml.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63–ФЗ
(ред. от 05.06.2012) // Собрание законодательства Российской Федерации. –
1996. – № 25. – Ст. 2954.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации. – М., 2001. – 376 с.
4. Федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120–ФЗ «Об основах
системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних» (с изм. от 3 декабря 2011 г.) // Собрание
законодательства Российской Федерации. – 1999. – № 26. – Ст. 3177.
5. Федеральный закон от 10.12.1995 № 196–ФЗ (ред. от 28.12.2013) «О
безопасности дорожного движения» // Собрание законодательства
Российской Федерации. – 2013. – № 46. – Ст. 4277.
6. Указ Президента РФ от 1 июня 2012 г. № 761 «О национальной
стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 гг.» [Электронный
ресурс]. – Режим доступа: http:// ivo.garant.ru /#/document/ 70183566/
paragraph/344:2.
7. Постановление Правительства РФ от 6 ноября 2013 г. № 995 «Об
утверждении Примерного положения о комиссиях по делам
несовершеннолетних и защите их прав» [Электронный ресурс]. – Режим
доступа : http://ivo.garant.ru/#/document/70497602/paragraph/119:3.
8. Постановление Правительства РФ от 4 августа 2015 г. № 788 «О
внесении изменений в Примерное положение о комиссиях по делам
несовершеннолетних и защите их прав» [Электронный ресурс]. – Режим
160

доступа : http://ivo.garant.ru/#/document/71152486/paragraph/8:4.
9. Постановление Правительства Тюменской области «Об утверждении
порядка создания в Тюменской области комиссий по делам
несовершеннолетних и защите их прав и осуществления ими деятельности»
№ 373–п от 11.08.2015 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа :
http://www.garant.ru/hotlaw/tumen/646653.
10. Приказ МВД России от 17января 2006 г. № 19 «О деятельности органов
внутреннних дел по предупреждению преступлений» [Электронный ресурс].
– Режим доступа : http:/ /base. consultant.ru/ cons/cgi/online.cgi?
base=LAW&n= 129872&req =doc.
11. Приказ МВД России от 15 октября 2013 г. № 845 «Об утверждении
Инструкции по организации деятельности подразделений по делам
несовершеннолетних органов внутренних дел Российской Федерации »
[Электронный ресурс]. – Режим доступа : http:// ivo.garant.ru /#/document/
70585810/paragraph /100:4
Нормативные правовые акты, утратившие свою силу и имеющие
историческое значение
12. Судебник 1497 г. // Российское законодательство X–XX веков. — М.,
1985. — Т. 2. – С. 112-124.
13. Судебник Царя и Великого Князя Ивана Васильевича. — СПб., 1768. –
298 с.
14. Уставная Земская грамота волостей Малой Пенежки, Выйской и Суры
Двинского уезда от 25 февраля 1552 г // ПРП. – С. 188-197.
15. Соборное уложение 1649 года / Под ред. М.Н.Тихомирова, П. П.
Епифанова. – М. : Изд–во Моск. ун–та, 1961. – 302 с.
16. Артикул воинский от 26 апреля 1715 г. // Российское законодательство
X–XX веков. — М., 1985. — Т. 2. – С. 110-120 с.
17. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа
1845 г., с изменения от 1857 г., 1866 г. и 1885 г. // Российское
законодательство X–XX веков. — М., 1989. — Т. 6. – С. 129-145 с.
161

18. Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости


от 19 февраля 1861 г. // Российское законодательство X–XX веков / Под ред.
О. И. Чистякова. – М., 1989. – Т. 7. – С. 54-58 с.
19. Устав о наказаниях 1864 г. // Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с
изложением рассуждений, на коих они основаны. – СПб., 1866. – С. 23-28 с.
20. Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на
коих они основаны. – СПб., 1866. – 112 с.
21. Свод военных постановлений 1869 года. Часть 6. Военно–уголовные
уставы. Книга 22. Воинский устав о наказаниях. Книга 23. Дисциплинарный
устав. Книга 24. Устав Военно–судебный. – СПб., 1879. – 114 с.
22. Уголовное Уложение. Высочайше утвержденное 22 марта 1903 года //
Российское законодательство Х–ХХ веков. – М., 1989. – Т. 9. – С. 284.
23. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. // Сборник
документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917–
1952 гг. / Под ред. И.Т. Голякова. – М., 1953. – С. 57-60.
24. Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. // Сборник документов по истории
уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917–1952 гг. / Под ред. И.Т.
Голякова. – М., 1953. – С. 117.
25. Основные начала уголовного законодательства 1924 г. // Сборник
документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917 –
1952 гг. / Под ред. И.Т. Голякова. – М., 1953. – С. 199-210.
26. Постановление от 22 ноября 1926 года «О введении в действие
Уголовного кодекса РСФСР (в редакции 1926 года) // СУ РСФСР. – 1926. –
№ 80. – Ст. 600.
27. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. (в ред. от 25 ноября 1935 года) // СУ.
– 1936. – № 1. – Ст. 1.
28. Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик
от 25 декабря 1958 года // Сборник законов СССР и указов Президиума
Верховного Совета СССР 1938–1975. – М., 1975. – Т. 3. – С. 310.
29. Закон РСФСР от 27 октября 1960 года «Об утверждении Уголовного
162

кодекса РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1960. – № 40. –


Ст. 591.
30. Уголовное право Украинской ССР на современном этапе. – Киев, 1985.
– 198 с.
Специальная литература
31. Абрамова, Г. С. Возрастная психология : учебное пособие / Г. С.
Абрамова. – Екатеринбург., 2002. – 222 с.
32. Адресный социальный патронаж семьи и детей / Под ред. Л. С.
Алексеевой. – М. : Государственный НИИ семьи и воспитания, 2000. – 174 с.
33. Алексеева, Л. В. Диагностика социальных субъектных способностей
несовершеннолетних / Л. В. Алексеева // Межличностные взаимодействия и
развитие индивидуальности. – Тюмень, 1999. – С. 85-110.
34. Алексеева, Л. А. Психологический анализ признаков субъекта
преступления в УК РФ / Л. А. Алексеева // Вестник Тюменского
государственного университета. – 2004. – № 5. – С. 178-180.
35. Алемаскин, М. А. Проблемы воспитания «трудных» подростков / М. А.
Алемаскин // Советская педагогика. – 1966. – № 10–11. – С. 18-22.
36. Алемаскин, М. А. Психологическая характеристика личности
несовершеннолетних правонарушителей : автореф. дис. … канд. пед. наук /
М. А. Алемаскин. – М., 1968. – 24 с.
37. Алмазов, Б. Н. Психологическая средовая дезадаптация
несовершеннолетних / Б. Н. Алмазов. — Свердловск, 1986. – 123 с.
38. Альбицкий, Е. Исправительно–воспитательные заведения для
несовершеннолетних преступников и детей, заброшенных в связи с
законодательством о принудительном воспитании / Е. Альбицкий, А.
Ширтен. – Саратов, 1893. – 234 с.
39. Андришин, П. В. Криминогенная личность и индивидуальное
предупреждение преступлений : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / П. В.
Андришин. – СПб., 2004. – 156 c.
40. Антонян, Ю. М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении
163

преступления / Ю. М. Антонян. – M., 1973. – 136 с.


41. Астемиров, З. А. Уголовная ответственность и наказание
несовершеннолетних / З. А. Астемиров. – М., 1970. – 203 с.
42. Ахвердов, А. М. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью,
повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (уголовно–правовой и
криминологический аспекты) : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 /
А. М. Ахвердов. – Ставрополь, 2005. – 22 с.
43. Бабаев, М. М. Индивидуализация наказания несовершеннолетних по
советскому уголовному праву : автореф. дис. … канд. юрид. наук / М. М.
Бабаев. – М.,1966. – 19 с.
44. Баймахан, Р. М. Ювенальная юстиция : уголовно–процессуальные
аспекты : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.09 / Р. М. Баймахан. –
Бишкек, 2011. – 24 с.
45. Байтиленова, Д. С. Теоретические проблемы борьбы с преступлениями
по неосторожности и их криминологическая характеристика / Д. С.
Байтиленова // Актуальные проблемы юридической науки и
правоприменительной практики : сборник материалов 4–й междунар. науч.–
практ. конф. – Чебоксары, 2014. – С. 343-349.
46. Бакаев, А. А. Система профилактики правонарушений
несовершеннолетних / А. А. Бакаев. – М. : Логос, 2004. – 124 с.
47. Батманов, А. А. Данные, характеризующие личность виновного вне
связи с преступлением, и вопросы уголовно–правового воздействия / А. А.
Батманов // Следователь. – 2007. – № 10 (114). – С. 21-22.
48. Бахаев, Р. Б. Преступность несовершеннолетних на железнодорожном
транспорте и ее предупреждение : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / Р. Б.
Бахаев. – Саратов. 2009. – 23 с.
49. Беженцев, А. А. Система профилактики правонарушений
несовершеннолетних : учебное пособие / А. А. Беженцев. – М., 2012. – 232 с.
50. Беличева, С. А. Социальная профилактика отклоняющегося поведения
несовершеннолетних как комплекс охранно–защитных мер / С. А. Беличева,
164

В. М. Фокин. — М. : Социальное здоровье России, 1993. – 124 с.


51. Белоко–Быльский, Н. Н. Уголовная ответственность за нарушение
правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного
транспорта : автореф. дис .... канд. юрид. наук / Н. Н. Белоко–Быльский. – М.,
1981. – 24 с.
52. Бернер, А. Ф. Уголовное право / А. Ф. Бернер. – СПб., 1865. – 321 с.
53. Беспризорное и безнадзорное детство в региональном измерении: Опыт
комплексного анализа / Н. М. Байков [и др.]. – Хабаровск : Дальневост.
акад. гос. службы, 2002. – 232 с.
54. Бреева, Е. Б. Дети в современном обществе / Е. Б. Бреева. – М. :
Эдиториал УРСС, 1999. – 204 с.
55. Брылева, Е. А. Юридическая природа ювенального правопорядка :
автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.01 / Е. А. Брылева. – Нижний
Новгород, 2011. – 19 с.
56. Бурлаков, В. Н. Криминология : учебник для вузов / В. Н. Бурлаков. –
СПб. : Санкт–Петербургский гос. ун–т, 2003. – 190 с.
57. Бушуев, И. В. Наказания за преступления, совершенные по
неосторожности / И. В. Бушуев // Юристъ – Правоведъ. – 2011. – № 3. – С.
48-3.
58. Быданцев, Н. А. Прекращение уголовного преследования (дела) в
отношении несовершеннолетнего с применением принудительной меры
воспитательного воздействия в аспекте ювенальной юстиции : автореф. дис.
... канд. юрид. наук : 12.00.09 / Н. А. Быданцев. – Томск, 2007. – 18 с.
59. Векленко, С. В. Понятие, сущность, содержание и формы вины в
уголовном праве / С. В. Векленко. – Омск, 2002. – 176 с.
60. Волков, Б. С. Проблемы воли и уголовная ответственность / Б. С.
Волков. – Казань, 1965. – 205 с.
61. Ворошилин, Е. В. Субъективная сторона преступления / Е. В.
Ворошилин, Г. А. Кригер. – М., 1987. – 212 с.
62. Гайфуллин, Д. К. Работа государственных органов с беспризорными и
165

безнадзорными несовершеннолетними в современном российском обществе


(на примере Республики Татарстан) / Д. К. Гайфуллин // Вестник экономики,
права и социологии. – 2010. – № 4. – С. 154-156.
63. Галиакбаров, Р. Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы
квалификации / Р. Р. Галиакбаров. – Краснодар, 2000. – 302 с.
64. Галиакбаров, Р. Р. Неосторожное сопричинение как вид
множественности участников преступления / Р. Р. Галиакбаров // Проблемы
борьбы с преступной неосторожностью. – Владивосток, 1981. – С. 28-34.
65. Герасимова, О. И. Отдельные аспекты ответственности
несовершеннолетних / О. И. Герасимова // Вестник Адыгейского
государственного университета. – 2005. – № 4. – С. 126-130.
66. Гилязев, Ф. Г. Проблемы субъективной стороны преступления / Ф. Г.
Гилязев. – Уфа, 1986. – 312 с.
67. Голубничая, Л. С. Преступность несовершеннолетних:
криминологическая характеристика и проблемы предупреждения (по
материалам Дальневосточного Федерального округа) : дис. ... канд. юрид.
наук : 12.00.08 / Л. С. Голубничая. – Хабаровск, 2011. – 189 с.
68. Гребенюк, А. В. Вина в российском уголовном праве / А. В. Гребенюк.
– Ростов н/Д., 2004. – 201 с.
69. Гринберг, M. C. Преступления против общественной безопасности / М.
С. Гринберг. – Свердловск, 1974. – 134 с.
70. Гринберг, М. С. Ответственность за преступную неосторожность при
действии производственного коллектива / М. С. Гринберг // Советское
государство и право. – 1979. – № 8. – С. 107-108.
71. Гринберг, М. С. Понятие преступной самонадеянности / М. С.
Гринберг // Известия ВУЗов. – Правоведение.– 1962. – №2. – С.105-107.
72. Гринберг, М. С. Психофизиологические возможности человека и
уголовная ответственность / М. С. Гринберг // Советское государство и
право. –1974. – № 12. – С.71.
73. Гринберг, М. С. Техника, издержки научно–технического прогресса и
166

уголовное право / М. С. Гринберг // Вопросы борьбы с преступностью. – М.,


1987. – Вып. 45. – С.53-55.
74. Гришаев, П. И. Соучастие по советскому уголовному праву / П. И.
Гришаев, Г. А. Кригер. – М., 1959. – 112 с.
75. Гусейнов, И. Г. Проблемы вины и ответственности за неосторожные
преступления в условиях научно-технической революции / И. Г. Гусейнов. –
Баку, 2007. – 201 с.
76. Дагель, П. С. Субъективная сторона преступления и ее установление /
П. С. Дагель, Д. П. Котов. – М., 1969. – 112 с.
77. Дагель, П. С. Неосторожное преступление: Общая характеристика
неосторожного преступления в сфере использования техники / П. С. Дагель //
Проблемы борьбы с преступной неосторожностью. – Владивосток, 1978. –
Вып. 2. – С. 11-13.
78. Дагель, П. С. Неосторожность. Уголовно–правовые и
криминологические проблемы / П. С. Дагель. – М. : Юридическая
литература, 1977. – 112 с.
79. Дагель, П. С. Причинная связь в преступлениях, совершаемых по
неосторожности / П. С. Дагель // Вопросы борьбы с преступностью. – М.,
1981. – Вып.34. – С.34-35.
80. Дагель, П. С. Проблемы вины в советском уголовном праве / П. С.
Дагель // Ученые записки Дальневост. гос. ун–та. – 1968. – Вып. 21. – С.104-
108.
81. Данелян, Л. В. Уголовно–правовая и криминологическая
характеристика угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
(по материалам Тюменской области) : автореф. дис. ... канд. юрид. наук :
12.00.08 / Л. В. Данелян. – Тюмень, 2011. – 19 с.
82. Дармодехин, С. В. Семья и государство / С. В. Дармодехин. – М. :
ГосНИИ семьи и воспитания, 2001. – 67 с.
83. Демидова, Е. В. Преступность беспризорных детей и социальных
сирот и её предупреждение : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Е.
167

В. Демидова. – Казань, 2008. – 20 с.


84. Дети улицы : образование и социальная адаптация безнадзорных детей
/ Под ред. А.П. Майорова. – М.: Интеллект - Центр, 2002. – 56 с.
85. Думан, С. И. Уголовная ответственность за умышленное причинение
тяжкого вреда здоровью: дис.... канд. юрид. наук : 12.00.08 / С. И. Думан. –
М., 2011. – 189 с.
86. Евлоев, Н. Д. Уголовная ответственность и наказание за неосторожные
преступления : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Н. Д. Евлоев. –
Краснодар, 2001.– 164 с.
87. Ермолович, В. Ф. Криминалистическая характеристика преступлений /
В. Ф. Ермолович. – Минск, 2001. – 194 с.
88. Есаков, Г. А. От административных правонарушений к уголовным
проступкам, или о существовании уголовного права в «широком» смысле / Г.
А. Есаков // Библиотека криминалиста. – 2013. – № 1. – С. 37-45.
89. Жалинский, А. Э. Уголовное право в ожидании перемен. Теоретико-
инструментальный анализ / А. Э. Жалинский. – М. : Проспект, 2009. – 400 с.
90. Жиров, Я. В. Типичные свойства личности несовершеннолетних
преступников, совершающих преступления в составе преступных групп / Я.
В. Жиров // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. –2011.– № 127. – С. 174-179.
91. Закон о новом регулировании права помощи детям и юношеству —
Jugendgerichtsgesetz( JGG) в ред. 11.12.1974 с изм.
92. Захарчук, С. И. Неосторожные преступления со специальным
субъектом : уголовно–правовое и криминологическое исследование / С. И.
Захарчук. – М., 2007. – 203 с.
93. Зинченко, Э. Н. Уголовная ответственность за нарушение правил
безопасности горных работ / Э. Н. Зинченко. – Киев, 1979. – 120 с.
94. Зюбин, Л. M. Несовершеннолетние безнадзорные и правонарушители :
материалы из опыта работы сотрудников детских приемников / Л. М. Зюбин.
– М., 1966. – 89 с.
95. Иващенко, Г. М. Дети безнадзорные / Г. М. Иващенко // Российская
168

энциклопедия социальной работы / Под ред. A. M. Панова, Е. И. Холостовой.


– М.: Институт социальной работы, 1997. – Т. 1. – 201 с.
96. Иващенко, Г.М. Социальная реабилитация дезадаптированных детей и
подростков в специализированном учреждении – М.: Государственный НИИ
семьи и воспитания, 1996.
97. Интервью с председателем Комитета Совета Федерации по
конституционному законодательству А. Александровым // Российская газета.
– 2009. – 26 ноября. – С. 3.
98. Кадырова, Н. Н. Беспризорность несовершеннолетних и её
профилактика : автореф. дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Н. Н. Кадырова.
– Челябинск, 2005. – 19 с.
99. Калашникова, А. И. Уголовный кодекс РСФСР 1926 года:
концептуальные основы и общая характеристика : автореф. дис. …канд.
юрид. наук: 12.00.08 / А. И. Калашникова. – М., 2009. – 21 с.
100. Калашникова, А. И. Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. : компромисс
идеологии и науки / А. И. Калашникова. – Ульяновск, 2009. – 201 с.
101. Кантонистова, Н. С. Медико-психологические аспекты формирования
социальной ответственности у подростков / Н. С. Кантонистова, С. Б.
Пальчикова // Несовершеннолетние: их возрастные особенности и проблемы
ответственности : сб. научных трудов. – М., 1992.– С. 52.
102. Кащенко, В. П. Педагогическая коррекция : исправление недостатков
характера у детей и подростков : книга для учителя. – 2-е изд. – М. :
Просвещение, 1994. – 201 с.
103. Квашис, В. Е. Преступная неосторожность / В. Е. Квашис. –
Владивосток, 1986. – 123 с.
104. Ковалев, М. Эффективность уголовно-правовых санкций / М. Ковалев
// Соц. законность. – 1972. – № 9. – С.55-57.
105. Комарова, Л. Р. К вопросу о критериях дифференциации
ответственности за совершение административных правонарушений и
неосторожных преступлений / Л. Р. Комарова // Актуальные проблемы
169

экономики и права. – 2014. – № 4 (32). – С. 222-228.


106. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под
общ.ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. – М.,1996. – 202 с.
107. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред.
А.В. Наумова. – М., 1996. – 312 с.
108. Кон, И. С. Ребенок и общество / И. С. Кон. — М.: Наука, 1968. – 201 с.
109. Кораблева, С. Ю. Вина как уголовно–правовая категория и ее влияние
на квалификацию преступлений : автореферат дис. …канд. юрид. наук :
12.00.08 / С. Ю. Кораблева. — М., 2013.– 28 с.
110. Котляр, П. Немецкий суд оценил убийство москвичей денежным
штрафом [Электронный ресурс] / П. Котляр, М. Голова. – Режим доступа :
http://infox.ru/accident/crime/2009/11/17/Diplomatu_FRG_prosti_print.phtml.
111. Кравченко, А. И. Социология девиантности / А. И. Кравченко. – М. :
МГУ, 2003. – 201 с.
112. Криминология / Под ред. А.И.Долговой. – М., 1997. – 302 с.
113. Криминология. – М., 1976. – 222 с.
114. Криминология : учебник / Под ред. В. Е.Эминова. – М.,2002. – 201 с.
115. Кудрявцев, В. Н. Социально–психологические аспекты
антиобщественного поведения / В. Н. Кудрявцев // Вопросы философии. –
1974. – № 1. – С. 98-109.
116. Кузнецова, Н. Квалификация соучастия в преступлении / Н. Кузнецова,
В. Кудрявцев // Сов. юстиция. – 1962. – № 2. – С. 15-17.
117. Кузнецова, Н. Ф. Мотивация преступлений и тенденции ее изменения /
Н. Ф. Кузнецова // Вопросы советской криминологии. – 1974. – № 4. – С. 3-
18.
118. Кузнецова Н. Ф. Преступление и преступность / Н. Ф. Кузнецова. – М.,
1969. – 125 с.
119. Кургузкина, Е. Б. Теория личности преступника и проблемы
индивидуальной профилактики преступлений : дис. ... д-ра юрид. наук:
12.00.08 / Е. Б. Кургузкина. – М., 2003. – 423 c.
170

120. Куринова, Я. И. Современная преступность несовершеннолетних:


криминологическая характеристика и предупреждение : автореф. дис. ...
канд. юрид. наук / Я. И. Куринова. – Ростов–на–Дону, 2011. – 20 с.
121. Курс советского уголовного права. – Л.,1968. – Т. 1. – 201 с.
122. Курс советского уголовного права : часть общая. – М.,1970. – Т. 2. –
200 с.
123. Курс советской криминологии. – М., 1986. – 125 с.
124. Курс уголовного права : часть особенная : Посягательства на личность
и имущество / Под ред. И. Я. Фойницкого. – СПб., 1893. – 202 с.
125. Курсаев, А. В. Предупреждение неосторожных преступлений и меры
уголовной репрессии / А. В. Курсаев // Вестник Московского университета
МВД России. –2015. – № 5. – С. 72-75.
126. Лановенко, И. П. Охрана трудовых прав / И. П. Лановенко. – Киев,
1975. – 128 с.
127. Латыпова, Э. Ю. Ответственность за преступления, совершенные с
двумя формами вины, по уголовному праву России и зарубежных стран :
автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.08 / Э. Ю. Латыпова. — Казань,
2009. – 27 с.
128. Лаушкин, А. С. Криминологическая характеристика и предупреждение
преступлений неработающих и неучащихся несовершеннолетних : автореф.
дис. …канд. юрид. наук : 12.00.08 / А. С. Лаушкин. — М., 2009. – 26 с.
129. Лебедев, И. В. Личность осужденного террориста: криминологический
и уголовно–исполнительный аспекты : дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / И.
В. Лебедев. – Рязань, 2006. – 173 c.
130. Леонов, Р. А. Общественно опасные деяния (проступки), совершаемые
лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности (уголовно–
правовой и криминологический аспекты) : автореф. дис. ... канд. юрид. наук :
12.00.08 / Р. А. Леонов. – М., 2011. – 21 с.
131. Лопатин, М. Ю. Неосторожная преступность военнослужащих:
автореф. дис. … канд. юрид. наук : 12.00.08 / М. Ю. Лопатин. – М., 2012.–
171

19 с.
132. Лунеев, В. В. Предпосылки объективного вменения и принцип
виновной ответственности / В. В. Лунеев // Государство и право. – 1992. – №
9. – С. 61–63.
133. Лунеев, В. В. Субъективное вменение / В. В. Лунеев. – М., 2000. – 136
с.
134. Луничев, Е. М. Уголовно-правовой статус несовершеннолетнего в
зарубежном законодательстве / Е. М. Луничев // Актуальные проблемы
российского права. – 2011. – № 2 (19). – С. 330-339.
135. Макаренко, Н. В. Значение социальной работы в решении проблем
детской безнадзорности / Н. В. Макаренко // Теория и практика социальной
работы. – Екатеринбург: Корпоратив, 2006. – С. 120-128.
136. Макашвили, В. Г. Уголовная ответственность за неосторожность / В.
Г. Макашвили. – М., 1987. – 125 с.
137. Мальцев, А. А. Преступность несовершеннолетних в Республике Корея
: криминологические, уголовно–правовые, уголовно–политические аспекты :
автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / А. А. Мальцев. – Владивосток,
2009. 20 с.–
138. Марковичева, Е. В. Концептуальные основы ювенального уголовного
судопроизводства : автореф. дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.09 / Е. В.
Марковичева. – Екатеринбург, 2011. – 21 с.
139. Миньковский, Г. М. Борьба с вовлечением несовершеннолетних в
преступную деятельность – важное направление профилактической работы
Г. М. Миньковский // Советская юстиция. – 1967. – № 2. – С. 20-21.
140. Миньковский, Г. М. Особенности расследования и судебного
разбирательства дел о несовершеннолетних / Г. М. Миньковский. – М.:
Госюриздат, 1959.–207 с.
141. Митина, Т. А. Социально–психологические факторы, определяющие
девиантное поведение беспризорных подростков / Т. А. Митина. – М., 2010. –
221 с.
172

142. Михеев, Р. И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной


ответственности (Теория и практика) : дис. ... д-ра юрид. наук / Р. И. Михеев.
– М., 1995. – 195 с.
143. Модельный Уголовный кодекс : рекомендательный законодательный
акт для Содружества Независимых Государств [Электронный ресурс] :
Принят на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи
государств – участников Содружества Независимых Государств :
Постановление № 7-5 от 17 февраля 1996 года (с изменениями на 16 ноября
2006 года). – Режим доступа : http://docs.kodeks.ru/document/901781490.
144. Мокосеева, М. А. Личность виновного в преступлении и ее значение
для установления пределов ответственности по уголовному кодексу РФ : дис.
... канд. юрид. наук: 12.00.08 / М. А. Мокосеева. – Казань, 2007. – 262 c.
145. Молодцова, Т. Д. Психолого–педагогические проблемы
предупреждения и преодоления дезадаптации подростков (На материалах
деятельности будущих педагогов) / Т. Д. Молодцова. – Ростов н/Д.:
Ростовский гос. пед. университет, 1997. – 176 с.
146. Мустаева, Ф. А. Основы профилактики безнадзорности и
беспризорности несовершеннолетних / Ф. А. Мустаева. – М. : Академический
проект, 2003. – 321 с.
147. Мясищев, В. Н. Психология отношений / Под ред. А. А. Бодалова. – М.,
1995. – 125 с.
148. Нагорная, И. И. Неосторожные преступления против жизни и здоровья
в России и Франции / И. И. Нагорная // Политика и общество. – 2015. – № 6.
– С. 779-786.
149. Назаренко, Г. В. Вина в уголовном праве / Г. В. Назаренко. – Орел,
1996. – 128 с.
150. Недопекина, Т. Б. Преступное легкомыслие : автореф. дис. …канд.
юрид. наук : 12.00.08 / Т. Б. Недопекина. — Саратов, 2010. – 27 с.
151. Нерсесян, В. А. Особенности разграничения неосторожной вины на
виды / В. А. Нерсесян // Право и Политика. – 2001. – № 1.– С.38-42.
173

152. Нерсесян, В. А. Ответственность за неосторожные преступления / В. А.


Нерсесян. – М., 2002. – 301 с.
153. Нерсесян, В. А. Ответственность за неосторожные преступления :
автореф. дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.08 / В. А. Нерсесян. – М., 2006. – 21 с.
154. Нерсесян, В. А. Состояние законодательства о неосторожных
преступлениях / В. А. Нерсесян // Право и Политика. – 2000. – № 11. – С. 3-
11.
155. Нерсесян, В. А. Ответственность за неосторожные преступные деяния
в свете научно–технической революции : автореф. дис. ... канд. юрид. Наук /
В. А. Нерсесян. – М., 1983. – 24 с.
156. Нерсесян, В. А. Ответственность за неосторожные преступления : дис.
… д-ра юрид. наук / В. А. Нерсесян. – М. 2006. – 234 с.
157. Обсуждаем проект Основ уголовного законодательства Союза ССР и
союзных республик // Советское государство и право. – 1989. – № 4. – С. 97-
102; № 5. – С. 98-107.
158. Орлов, В. С. Детская и юношеская преступность в США : По
материалам книги TheReferenceshelf, Vol. 28. No 2. «Juvenile delinquency".
Edited by Grant S. Mc. Clellan. The H. W. Wilson Company, New York, 1956 :
[Рецензия] // Правоведение. –1958. – № 4. – С. 112 - 115.
159. Официальный сайт Министерства труда, занятости и социальной
защиты Республики Татарстан [Электронный ресурс]. – Режим доступа :
www.mtsz.ru. (13.06.2011).
160. Ошанин, М. О призрении покинутых детей / М. О. Ошанин. –
Ярославль, 1912. – 122 с.
161. Панкратов, Р. И. Дети, лишенные свободы / Р. И. Панкратов, Е. Г.
Тарло, В. Д. Ермаков. – М., 2003. – 120 с.
162. Папкова, Т. П. Совершенствование системы предупреждения
преступлений и иных правонарушений несовершеннолетних в Российской
Федерации : автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.08 / Т. П. Папкова. —
М., 2003. – 27 с.
174

163. Пионтковский, А. А. Вопросы общей части уголовного права в


практике судебно–прокурорских органов / А. А. Пионтковский. – М., 1954. –
201 с.
164. Пионтковский, А. А. Курс советского уголовного права / А. А.
Пионтковский. – М., 1970. – Т. 2. – 212 с.
165. Пионтковский, А. А. Учение о преступлении по советскому
уголовному праву / А. А. Пионтковский. – М.,1961. – 128 с.
166. Пирожков, В. Ф. Социально–неблагополучная семья : ее истоки,
причины и характеристики / В. Ф. Пирожков // Социально-неблагополучная
семья : проблемы и поиски путей решения: материалы региональной научно–
практической конференции. – Ступино, 1995. – 301 с.
167. Поликарпова, И. В. Уголовная политика России в отношении
посягательств на здоровье и ее влияние на квалификацию преступлений (на
примере ответственности за умышленное причинение тяжкого вреда
здоровью) : автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / И. В. Поликарпова. –
Саратов, 2008. – 21 с.
168. Полянский, Н. К пятидесятилетию Судебных уставов / Н. Полянский //
Особые суды для малолетних и борьба с детской беспризорностью. – 1914. –
№ 2. – С. 3.
169. Послание Президента РФ Федеральному Собранию Российской
Федерации // Российская газета – Федеральный выпуск . – 2010. – № 5350
(271) от 1 декабря. – С. 3.
170. Психология уголовной ответственности. – М., 1998. – 209 с.
171. Психология. Словарь / Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г.
Ярошевского. – М. : Политиздат, 1990. – С. 258.
172. Рарог, А. Л. Вина в советском уголовном праве / А. Л. Рарог. – Саратов,
1987. – 168 с.
173. Рарог, А. И. Квалификация преступлений по субъективным признакам /
А. И. Рарог. – СПб., 2003. – 225 с.
174. Рарог, А. И. Проблемы субъективной стороны преступления / А. И.
175

Рарог. – М., 1991. – 243 с.


175. Русалов, Р. В. Некоторые проблемы квалификации с двумя формами
вины / Р. В. Русалов // Актуальные проблемы российского права. – 2008. – №
2. – С. 417-420.
176. Савельева, О. Ю. Ответственность за умышленное причинение
тяжкого вреда здоровью по российскому и зарубежному уголовному
законодательству : автореф.т дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / О. Ю.
Савельева. – М., 2004. – 24 с.
177. Самощенко, И. С. Понятие правонарушения по советскому
законодательству / И. С. Самошенко. – M., 1963. – 120 с.
178. Сахаров, А. Б. О классификации преступлений / А. Б. Сахаров //
Вопросы борьбы с преступностью. – М.,1972. – Вып.17. – С.48-51.
179. Ситковская, О. Д. Психологический комментарий к Уголовному
кодексу Российской Федерации / О. Д. Ситковская. – М., 1999. – 278 с.
180. Скрипченко, Н. Ю. Становление и развитие законодательства о
применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении
несовершеннолетних преступников (досоветский, советский и постсоветский
период) / Н. Ю. Скрипченко // Вопросы ювенальной юстиции. – 2008. – № 1.
– С. 112- 125.
181. Собкин, В. С. Российский подросток 90-х годов : движение в зону
риска / В. С. Собкин, Н. И. Кузнецов. – М. : Наука, 1989. – 179 с.
182. Советское уголовное право : общая часть / Под ред. Г.А.Кригера. –
М.,1988. – 136 с.
183. Строгий, А. В. Причинение смерти по неосторожности и
предупреждение таких преступлений : автореф. дис. ... канд. юрид. наук:
12.00.08 / А. В. Строгий. – М., 2004. – 25 с.
184. Таганцев, H. C. Русское уголовное право : лекции / Н. С. Таганцев. –
М., 1994. –Т. 1. – 154 с.
185. Таганцев, Н. С. Исследования об ответственности малолетних
преступников по русскому праву и проект законоположений об этом вопросе
176

/ Н. С. Таганцев. – СПб., 1871. – 98 с.


186. Таганцев, Н. С. О преступлениях против жизни по русскому праву / Н.
С. Таганцев. – СПб., 1870. – 101 с.
187. Тарарухин, С. А. Установление мотива и квалификация преступления /
С. А. Тарарухин. – Киев, 1977. – 96 с.
188. Тенчов, Э. С. Институты уголовного права: система и взаимосвязь / Э.
С. Тенчов // Советское государство и право. – 1986. – № 8. – С. 65.
189. Тихомирова, Л. В. Юридическая энциклопедия / Под ред. М. Ю.
Тихомирова. – М., 2001. – 159 с.
190. Трайнин, А. С. Некоторые вопросы учения о соучастии / А. С. Трайнин
// Соц. законность. – 1957. – № 2. – С. 26-29.
191. Угоехелидзе, М. Г. Природа неосторожного поведения в свете
советской психологии / М. Г. Угоехелидзе // Проблемы борьбы с преступной
неосторожностью в условиях научно-технической революции. –
Владивосток, 1976. – С. 124-156.
192. Уголовный кодекс Республики Польша. – Варшава,1998. – 46 с.
193. Уголовный кодекс ФРГ. – М. : Зерцало, 2001. – 79 с.
194. Уголовное право / Под ред. Л. А. Прохорова, М. Л. Прохоровой. – М.,
2004. – 201 с.
195. Уголовное право в XXI веке: материалы Международной научной
конференции. – М., 2002. – 189 с.
196. Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. Р. А.
Адельханяна. – М., 2004. – 176 с.
197. Уголовное право Российской Федерации : Общая часть / Под ред. Б.
.Здравомыслова. – М., 1996. – 97 с.
198. Уголовное право Российской Федерации : Особенная часть / Под ред.
профессора Л. В. Иногамовой-Хегай. – М., 2005. – 145 с.
199. Ушаков, Г. К. Пограничные нервно–психические расстройства / Г. К.
Ушаков. – М., 2002. – 147 с.
200. Федотова, Д. Реальная преступность в разы выше официальной / Д.
177

Федотова // Московский комсомолец. – 2011. – 31 марта. – С. 3.


201. Филановский, И. Г. Социально–психологическое отношение субъекта
к преступлению / И. Г. Филановский. – Л., 1970. – 44 с.
202. Фойницкий, И. Я. Курс уголовного права. Часть особенная :
Посягательства личные и имущественные / И. Я. Фойницкий. – 5-е изд. – С.-
Пб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1907. – 442 c.
203. Ханахок, С. М. Институт уголовной ответственности за причинение
смерти по неосторожности: автореф. дис. …канд. юрид. наук : 12.00.08 / С.
М. Ханахок. — Краснодар, 2011. – 26 с.
204. Харитонова, И. Р. Неосторожное сопричинение в советском уголовном
праве : автореф. дис. ... канд. юрид. наук / И. Р. Харитонова. – Свердловск,
1985. – 18 с.
205. Хулхачиева, И. В. Становление институтов ювенальной юстиции в
России и зарубежных странах : историко–правовое исследование : автореф.
дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.01/ И. В. Хулхачиева. – М., 2009. – 27 с.
206. Чахов, Г. Н. Личность современного насильственного преступника как
объект криминологического изучения : дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.08 / Г.
Н. Чахов. – Краснодар, 2004. – 193 c.
207. Чернышев, Е. А. Становление и развитие системы ювенальной
юстиции в Российской Федерации : историко–правовой аспект : автореф. дис.
... канд. юрид. наук : 12.00.01 / Е. А. Чернышев. – Краснодар, 2007. – 22 с.
208. Чунталова, О. В. Личность виновного: проблемы назначения наказания
по уголовному законодательству России и других стран СНГ : дис. ... канд.
юрид. наук: 12.00.08 / О. В. Чунталова. – Краснодар, 2005. – 218 c.
209. Чуфаровский, Ю. В. Юридическая психология : учебник / Ю. В.
Чуфаровский // Психология личности в трудах отечественных психологов :
хрестоматия / Сост. Куликов Л. В. – СПб, 2000. – С. 34-56.
210. Шаргородский, М. Л. Научный прогресс и уголовное право / М. Л.
Шаргородский // Советское государство и право. –1969. – № 12. – С.91.
211. Шаффштайн, Ф. Молодежное уголовное право / Ф. Шаффштайн, В.
178

Бойльке. – 13-е изд. – Штутгарт; Берлин; Кёльн : Кольхаммер, 1998. – 239 с.


212. Шацкий, С. Т. К вопросу о хулиганстве / С. Т. Шацкий // На путях к
новой школе. – 1926. – № 12. – С. 5-10.
213. Шестаков, Д. А. Влияние социальных ролей на формирование личности
несовершеннолетнего правонарушителя Д. А. Шестаков // Правоведение. –
1976. – № 3. – С. 132-134.
214. Щербаков, В. А. Механизм индивидуального поведения лиц,
совершающих насильственные преступления против личности : дис. ... канд.
юрид. наук: 12.00.08 / В. А. Щербаков. – М., 2003. – 155 c.
215. Эминов, В. Е. Неосторожная преступность военнослужащих :
уголовно-правовой и криминологический анализ / В. Е. Эминов. – М. :
Пенаты, 2000. – 121 с.
216. Юрков, Г. А. Насильственные преступления несовершеннолетних:
характеристика, типология личности, предупреждение : по материалам
Удмуртской Республики : дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.08 / Г. А. Юрков. –
М., 2006. – 179 c.
217. Явич, Л. С. Научно–техническая революция, право и юридическая
наука / Л. С. Явич // Известия ВУЗов. Правоведение. –1973. – № 5.– С.34-35.
218. Язовских, Ю. А. Проблемы вменения в российском уголовном праве /
Ю. А. Язовских. – Екатеринбург, 1998. – 121 с.
219. Яковлева Н. Г. Профилактика правонарушений как система / Н. Г.
Яковлева, О. И. Величко // Проблемы социально-криминологической и
правовой профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних в современных условиях : материалы научно-
практической конференции. – Йошкар-Ола: Прокуратура республики Мари
Эл, 2003. – 96 с.
220. Baumann J., Weber U., Mitsch W. Strafrecht. AllgemeinerTeil. 11 Aufl.
Bielefeld: VerlagGieseking, 2003.
221. Busch В.. Molnar J..MargitanЕ. Criminal law, the law of criminal procedure,
and the law of corrections in Hungary / / Legal reform in post-communist Europe.
179

– Dordrecht Etc., 1995. – P. 234.


222. Clemens Bartollas, Frank J. Schmalleger Juvenile Delinquency (The Justice
Series). – Prentice Hall; 1 edition, 2012. – 304 p.
223. Cramer P., Stern berg–Lieben D. // Schönke, Schröder. Strafgesetzbuch.
Kommentar. 25 Auflage. Munchen, 1997. – Р. 279.
224. Europe: crime and police // Prof. A–J. Villeier, 2011.
225. Gropp W. Strafrecht. AllgemeinerTeil. 2 Aufl. Berlin: Springer, 2001.
226. Haft F. Strafrecht. AllgemeinerTeil. 3. Aufl. München: C.H.Beck, 1987.
227. James Burfeind, Dawn Jeglum Bartusch. Juvenile Delinquency: An
Integrated Approach (Criminal Justice Illuminated).–Jones&BartlettPub; 1 edition,
2005. – 675 p.
228. Jugendgerichtsgesetz. Kommentar. Köln; Berlin; Bonn; München: Carl
Heymanns, 2000. – S. 39.
229. LandesgerichtPassau // NJW. – 1997. – S.1165.
230. Larry J. Siegel, Brandon C. Welsh Juvenile Delinquency: The Core. –
Wadsworth; 3rd edition (2008). – 464 p.
231. Larry J. Siegel, Brandon C. Welsh. Juvenile Delinquency: Theory, Practice,
and Law. – Wadsworth Publishing; 11 edition, 2011. – 736 p.
232. Ministry of Justice [Электронный ресурс]. – Режим доступа :
http://www.justice.gov.uk/publications/research–and–analysis/moj.
233. Ostendorf H. Jugendgerichtsgesetz. Kommentar. Köln; Berlin; Bonn;
München: Carl Heymanns, 2000.
234. Ostendorf H. Jugendstrafrecht in der Diskussion // Zeitschrift fur
Rechtspoutik. – 2000. – № 3.
235. Schaffstein F., Beulke W. Jugendstrafrecht. 13 Aufl. Stuttgart; Berlin; Koln:
Kolhammer, 1998.
236. Schmidt R. Strafrecht. AllgemeinerTeil. Grundlagen der Strafbarkeit.
Aufbau des strafrechtlichenGutachten. 2 Aufl. Grasberg (beiBremen), 2003.
237. Schmidt R., Seidel S. Strafrecht. AllgemeinerTeil.Bremen: Verlag Rolf
Schmidt, 1999.
180

238. Sternberg–Lieben D. // Schönke, Schröder. Strafgesetzbuch. Kommentar. 25


Auflage. Munchen, 1997. – S. 282.
239. Stratenwerth G. Strafrecht. AllgemeinerTeil I. 4 Aufl. Berlin; Köln; Bonn;
München: Carl HeymannsVerlag, 2000.
240. Tröndle / Fischer. Strafgesetzbuch und Nebengesetze. 51 Aufl. München:
C.H.Beck, 2003.– S. 116.
241. Wessels J., Beulke W., Strafrecht. AllgemeinerTeil. 32 Aufl. Heidelberg:
C.F. Müller Verlag, 2002. – S. 223.
Судебная практика и статистика
242. Архив Снежинского городского суда Челябинской области за 2005 г.
Уголовное дело № 1-33.
243. Архив Челябинского областного суда. Определение Судебной коллегии
по уголовным делам от 10 мая 2005 г. Дело № 3267.
244. Архив Челябинского областного суда. Определение Судебной коллегии
по уголовным делам от 25 августа 2005 г. Дело № 5937.
245. Архив Челябинского областного суда. Определение Судебной коллегии
по уголовным делам от 12 ноября 2007 г. Дело № 6914.
246. Обзорная справка о результатах обобщения практики рассмотрения
судами уголовных дел в отношении несовершеннолетних за 12 месяцев 2009
г. // http://oblsud.ynao.sudrf.ru (обращение 19 сентября 2011 г.).
247. Обобщение судебной практики по делам о преступлениях,
совершенных несовершеннолетними. Московским областным судом
проведено обобщение судебной практики рассмотрения судами Московской
области уголовных дел в отношении несовершеннолетних за период с 2005-
2009 г. // http://oblsud.mo.sudrf.ru (обращение 19 сентября 2011 г.).
248. Обобщение судебной практики по делам о преступлениях,
совершенных несовершеннолетними. Московским областным судом
проведено обобщение судебной практики рассмотрения судами Московской
области уголовных дел в отношении несовершеннолетних за период с 2005-
2009 г. // http://oblsud.mo.sudrf.ru (обращение 19 сентября 2011 г.).
181

249. Определение № 2558/08 // Бюллетень Верховного суда республики


Мордовия. – 2010. – № 18. – С. 62-73.
250. Определение № 3110/08 // Бюллетень Верховного суда республики
Мордовия. – 2010. – № 18. – С. 62-73.
251. Определения № 3399/08, № 2120/08 // Бюллетень Верховного суда
республики Мордовия. – 2010. – № 18. – С. 62–73.
252. Орноева Т.А. Обзор по результатам обобщения практики рассмотрения
судами Усть–Ордынского Бурятского автономного округа уголовных дел в
отношении несовершеннолетних // http://clinic.lawinstitut.ru. (обращение 19
сентября 2011 г.).
253. Отчеты о работе районных (городских) судов Челябинской области за
2004–2008 гг.
254. Отчеты об осужденных, совершивших преступление в
несовершеннолетнем возрасте Управления судебного департамента в
Алтайском крае за 2010–2014 гг. // http://usd.alt.sudrf.ru.
255. Статистика работы судов Тюменской области по рассмотрению
уголовных дел за 2010–2014 гг. // http://usd.tum.sudrf.ru.
256. Отчеты о работе судов ХМАО–Югры по рассмотрению уголовных дел
за 2010–2014 гг. // http://usd.hmao.sudrf.ru.
257. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1
«О судебной практике применения законодательства, регламентирующего
особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» //
Российская газета. – 2011. – 11 февраля. – С. 3.
258. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 14.02.2000 г. №7 «О
судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» //
Российская газета. – 2000. –14 марта. – С. 6.
259. Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской
Федерации по уголовным делам. – М., 2005. – 215 с.
260. Статистика. Состояние преступности в Российской Федерации за
январь–декабрь 2007–2010 г., за январь–декабрь 2011 г. Общие сведения о
182

состоянии преступности // http:// www.mvd.ru (дата обращения: 20.06.2012).


261. Статистика. Состояние преступности в Российской Федерации за
январь–декабрь 2012–2014г.г. Общие сведения о состоянии преступности //
http://www.mvd.ru (дата обращения: 31.05.2015).
262. Судебная практика по уголовным делам / Сост. Г.А. Есаков. – М., 2005.
– 54 с.
263. Уголовное дело № 19867 по обвинению Б., рассмотренное в
Дзержинском суде г. Волгограда в 2010 г.
183

ПРИЛОЖЕНИЯ

Таблица № 1
Распределение неосторожных преступлений потенциально возможных к
совершению несовершеннолетними.
Статьи УК РФ Потенциально возможные Выявленные, реально
преступления, для совершенные
совершения преступления
несовершеннолетними по несовершеннолетними по
неосторожности неосторожности
109 + +
111 + +
118 + +
137 +
138 +
211 +
215 +
215 прим.1 +
215 прим.2 +
215 прим.3 +
216 +
217 +
217 прим.1 +
218 +
219 +
220 +
235 +
236 +
238 +
247 +
248 +
249 +
250 +
251 +
252 +
254 +
263 +
264 + +
266 +
267 +
268 + +
269 +
184

Таблица 2
Статистика неосторожной преступности среди несовершеннолетних по
ХМАО-Югре

2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014


109 - - - - - - - - -
111 ч. 4 9 5 5 3 1 4 3 2 3
118 1 - 1 - - 1 1 - -
264 2 1 - - 1 1 2 1 1
267 - - - - - - - - -
268 - - - - - - - - -
; 12
12

10

8
;6 ;6 ;6 ;6
6
;4
4 ;3 ;3
;2
2

0
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014

Рис. 1 Динамика неосторожной преступности несовершеннолетних по


ХМАО-Югре

Рис.2. Структура неосторожной преступности несовершеннолетних по


ХМАО-Югре (2006-2014 гг.)
185

Таблица 3
Статистика неосторожной преступности среди несовершеннолетних по
Тюменской области
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
109 1 1 - 1 1 - 1 1 1
111 ч. 18 10 9 6 4 5 4 3 4
4
118 1 1 1 3 1 1 2 1 1
264 5 9 4 2 5 6 5 3 2
267 - - - - - - - - -
268 - - - - - - - - -
25
25
21
20
14
15 12 12 12
11
10 8 8

0
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014

Рис. 3 Динамика неосторожной преступности несовершеннолетних по


Тюменской области

Ст. 109
5%
Ст.264
34%

Ст.111 ч.4
Ст.118 51%
10%

Рис. 4. Структура неосторожной преступности несовершеннолетних по


Тюменской области (2006-2014 гг.)
186

Таблица 4
Статистика неосторожной преступности среди несовершеннолетних по
Алтайскому краю
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
109 - - - - 1 - 1 - -
111 ч4 10 10 16 9 7 6 5 4 4
118 - 3 2 2 1 2 1 1 1
264 10 6 5 5 1 3 3 4 4
267 - - - - - - - - -
268 - - 1 - - - - 1 -

25 24

20
20 19
16
15
11
10 10 10
10 9

0
2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014

Рис. 5 Динамика неосторожной преступности несовершеннолетних по


Алтайскому краю

Ст.268
Ст.118 1% Ст.264
Ст.109
10% 31%
2%

Ст.111ч.4
56%

Рис. 6. Структура неосторожной преступности несовершеннолетних по


Алтайскому краю (2006-2014 гг.)