Вы находитесь на странице: 1из 2

!

1
Смутное-тусклое-неотчетливое

С. 55 (1)
<…> бесформенное не является тем не менее неоформленным <…> хотя оно и
не дает формы «обзору», но открывает «внимательному взгляду» силу
скрепления <…>

С. 55 (2)
<…> как передать это неотчетливое, из которого постоянно проистекает,
отграничиваясь от него, отчетливое, как показать эту неопределенность,
являющуюся источником всякой возможной определенности?

С. 56 (3)
<…> единственным способом их охарактеризовать будет намек, избегающий
характеристики, определение, избегающее определенности, создание таких
определенных признаков, которые определят неопределенность.

С. 56 (4)
<…> единственным способом охарактеризовать извечную мутность является
работа наперекор характеризации, работа расхарактеризации; единственным
способом изобразить является разображение.

С. 60 (5)
<…> нужно учитывать различие между мутностью неуловимого, растворяющей
присутствие-отсутствие и позволяющей проявиться безразличию извечного, и
мутность, являющейся не более чем следствием беспорядка, путаницы или
несостоятельности.

С. 61 (6)
Поэтому, чтобы изобразить этот «смутный» характер «появляющегося-
исчезающего», древние <…> прилагали свои старания к совершенствованию
искусства «туши без туши» и «кисти без кисти».

С. 61 (7)
Это точка крайней разреженности, на грани исчезновения; когда художник
доходит до нее, он изображает, разображая: работая «тушью без туши» и
«кистью без кисти», блекнущей тушью и едва касающейся листа кистью, он
рисует в промежутке между формой и бесформенным, передавая тем самым
неуловимость извечного.

С. 62 (8)
Так как на расстоянии «большая масса воздуха не позволяет четко различить
форму предмета», «разумно будет избегать излишней законченности удаленных
фигур».
!2
С. 62 (9)
<…> «Законченными и отчетливыми должны быть ближние предметы, а
смутными, то есть имеющими размытые контуры, нужно изображать удаленные
части».

С. 71 (10)
<…> на нижнем уровне пребывают формы <…>, самые осязаемые, но и самые
ограниченные по своему действию; затем следуют напряжения, их
пронизывающие и сообщающие им подвижность и жизненность <…>; и
наконец — веяние-образ, которое из них проистекает <…>

Жульен, Франсуа
Великий образ не имеет формы, или Через живопись — к не-объекту. —
М.: Ад Маргинем Пресс, 2014. — 368 с.