Вы находитесь на странице: 1из 21

В. И.

Иванников
ЗАО "Радикал 21"
Ю. И. Кузнецов
Международная Ассоциация "АИС"

То, что неясно, следует выяснить.


То, что трудно творить, следует делать
с величайшей настойчивостью.
Конфуций (ок. 551-479 гг. до н. э.)

НЕФТЬ: ИСТОРИЯ, ПРОИСХОЖДЕНИЕ,


ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗМЕЩЕНИЯ
(НТВ «Каротажник». – Тверь: АИС, 2010. – Вып. 9 (198). С. 114-146)

Б. А. Андреев дружил не только с геофизиками, но и со многими геологами-нефтяни-


ками, поскольку последние являлись и являются основными потребителями результатов
структурно-формационной геофизики. Борис Александрович был членом ученого совета
нефтяного института (ВНИГРИ). Один из авторов настоящей статьи был аспирантом Бориса
Александровича и защищал кандидатскую диссертацию на этом Совете, члены которого
имели различные взгляды на происхождение нефти (об этом – ниже). Б. А. Андреева, как
истинного ученого, также интересовала эта проблема. Именно поэтому авторы решили
поместить настоящую статью в сборник, посвященный памяти Б. А. Андреева.

История
Коммерческая добыча нефти впервые началась во второй половине девятнадцатого
века, но на протяжении веков нефть добывалась людьми, которые жили в разных уголках
мира, где нефть просачивалась на поверхность земли или водоемов. В России первое
письменное упоминание о получении нефти появилось в шестнадцатом веке. Нефть,
собранная с поверхности реки Ухта, впервые была доставлена в Москву в 1597 г. Первое
упоминание о нефтяных фонтанах на побережье Каспийского моря содержится в сообщении
Марко Поло (XIII-XIV вв.), правда, о добыче нефти на Апшероне упоминал еще Приск
Панивский (V в.). Первая нефтяная скважина в мире была пробурена на Биби-Айбатском
месторождении вблизи Баку в 1846 г., более чем на десятилетие раньше, чем была
пробурена первая скважина в США. С этим событием связывают начало современной
нефтяной промышленности. Братья Нобели и семейство Ротшильдов сыграли ключевую
роль в развитии нефтяной промышленности в Баку, бывшего в то время частью Российской
империи. На рубеже XIX и XX вв. на долю России приходилось более 30% мировой
нефтедобычи. Каспий и Северный Кавказ оставались центром советской нефтяной
промышленности вплоть до Второй мировой войны. С пятидесятых годов добыча с новых
месторождений (Второе Баку) составляла около 45% от общей добычи Советского Союза. В
начале 1960-х годов Советский Союз вытеснил Венесуэлу со второго места по добыче нефти
в мире.
В начале этих же годов были разведаны первые запасы месторождений Западной
Сибири, главным из которых был открытый в 1965 г. супергигант Самотлор с извлекаемыми
запасами около 14 млрд баррелей (2 млрд т). В 1988 г. Советский Союз достиг рекордного
уровня добычи в 11,4 млн баррелей в день. В то время страна была крупнейшим
нефтепроизводителем в мире с объемом добычи существенно выше, чем в США и
Саудовской Аравии. В этот же год уровень добычи в Западной Сибири достиг 8,3 млн
баррелей в день (более миллиона тонн). Но затем наступил провал в добыче, он был так же
резок, как и ее рост: добыча в России постоянно падала в течение десятилетия и
остановилась на уровне, почти на половину меньшем начального пика. В 1997 г. добыча
нефти в России прекратила свое падение.
Нефть на карте мира
Из 140-150 млрд т подтвержденных запасов, на которые может твердо рассчитывать
человечество [24], в Западном полушарии находится незначительная часть. Здесь наиболее
богата нефтью Венесуэла – около 8 млрд т, затем Мексика – около 6 млрд т. Основной
мировой потребитель – США – обладает запасами в 3 млрд т. Больше там запасов мирового
масштаба нет. За всю историю человечества добыто и израсходовано около 100 млрд т
нефти, большая часть – в последние десятилетия. Сейчас Западная Европа импортирует
около 300 млн т в год, Япония примерно столько же. Собственная добыча США – около 350
млн т в год, а недостающее до миллиарда ввозится, главным образом, из Мексики, Канады и
Венесуэлы. Импорт в США из стран Старого Света, то есть с Ближнего Востока и из
Африки, также значителен – около 200 млн т, из них продукция Персидского залива
составляет примерно половину (рис. 1, 2).

Рис. 1. Предположительное распределение


запасов нефти по странам [24]

Рис. 2. Добыча нефти в мире (кроме Персидского залива)


и прогноз по Хабберту. Ежемесячные объемы разведанных
месторождений со сдвигом в будущее на 30 лет

Одна из наиболее закрытых стран в области информации о нефтяных ресурсах –


Россия. Официальных данных на эту тему не публикуется, а в последнее время они вообще
отнесены к государственной тайне. Именно поэтому оценки очень разнообразны и
колеблются от 4% мировых запасов (6 млрд т) до 13% (20 млрд т).
Нефть и газ – основа экономики нашего государства, а сколько у нас этой основы – мы
не знаем. Если у нас 4% от мировых запасов, граждане России могут ни о чем не думать
всего 10-12 лет, а если 13% – то целых 40 лет!
Как ни странно, далеко не разведаны ресурсы Персидского залива – за ненадобностью,
там пока хватает того, что известно. Запасы Ирака, в частности, могут оказаться
существенно большими, чем принято считать. Американский геофизик из компании SHELL
Мэрион Кинг Хабберт (1903-1989) еще в 1950-х годах предсказал пик добычи нефти в США
с последующим падением (рис. 3). Прогноз блестяще оправдался.

Рис. 3. Объемы разведанных месторождений по годам


со сдвигом в будущее на 35 лет и ежегодная добыча для США
(без Аляски и Гавайских островов)

Действительно, в 1970-е годы открывали по 4 млрд т в год, а вот в 1990-е – по 1-1,5


млрд т. В 1970-е годы добывали существенно меньше, чем вновь открывали, и запасы росли,
несмотря на нефтяной кризис, а вновь открытые сейчас месторождения не восполняют
добычи.

Закономерности размещения

Осадочные породы
99% нефти добывают из осадочных пород, и к этому факту нужно относиться серьезно
(исключение составляют такие месторождения, как "Белый тигр", "Черный дракон" и т. п.).
В кристаллическом фундаменте могут быть залежи углеводородов (УВ) жильного типа, они
контролируются не структурным, а резервуарным фактором и др. Залежи нефти находят
практически во всех типах осадочных горных пород, но преимущественно в песках,
песчаниках, известняках, доломитах.
Закономерности:
1) среда осадконакопления должна была быть водной, но не обязательно морской;
2) к середине XX в. выяснилось еще одно обязательное условие – нефтесодержащие
толщи должны обладать некой минимальной мощностью (толщиной) около 2-3 км.
В 50-е годы XX в. в США (В. Пратт, Л. Уикс) и СССР (И. О. Брод, В. В. Вебер, В. Е.
Хаин) такие участки стали выделяться в качестве нефтегазоносных бассейнов. Возникло
учение о нефтегазоносных бассейнах, успешно развивающееся и в настоящее время.
Классификация нефтегазоносных бассейнов до 70-х годов XX в. строилась на основе
геосинклинально-орогенно-платформенной концепции. В конце 60-х годов появилась новая
концепция тектоники литосферных плит, которая быстро завоевала широкое признание. В
связи с этим и классификация нефтегазоносных бассейнов была переведена на новую
основу.
Границы плит бывают троякого рода: дивергентные, вдоль которых происходят
расхождение плит, образование новой базальтовой коры и океанских бассейнов;
конвергентные, вдоль которых плиты сближаются, надвигаясь друг на друга; трансформные,
вдоль которых они смещаются друг относительно друга в горизонтальном направлении по
вертикальным разломам. Дивергентные границы зарождаются в пределах континентальных
частей литосферных плит в виде рифтовых систем – глубоких щелей, все больше
раскрывающихся под действием растяжения и подъема с глубины астеносферного выступа –
мантийного диапира. Над рифтами образуются впадины, в которых начинают накапливаться
сначала континентальные (речные, озерные), а затем уже морские отложения. В основании
рифтов происходят утонение коры и всей литосферы, подъем нижележащей подплавленной
астеносферы и частичное внедрение в литосферу выделившейся из нее базальтовой магмы.
В дальнейшем остывание астеносферного выступа и внедрившихся в литосферу магматитов
ведет к расширению и ускоренному опусканию надрифтовой впадины (рис. 4). Опусканию
дна способствует и давление толщи накопившихся осадков. Так образуется один из типов
нефтегазоносных осадочных бассейнов – внутриплитный, наиболее крупным и ярким
представителем которого является Западно-Сибирский бассейн.

Рис. 4. Типы нефтегазоносных бассейнов (по А. Перродону):


а – бассейн передового прогиба (Арктический склон Северной Аляски);
б – схема расположения задугового (I) и преддугового (II) бассейнов:
1 – растяжение, 2 – сжатие, 3 и 4 – материковая и океаническая литосфера
соответственно, 5 – вулканический пояс, 6 – растяжение земной поверхности;
в – схема эволюции внутриплитового бассейна (от внутри- до окраинно-
континентального): 1, 2 – вулканизм щелочной и толеитовый соответственно;
3 – термический поток (относительно среднемирового); 4, 5 – континентальная
и океаническая кора соответственно; г – схематический поперечный
разрез межгорного бассейна (на примере Таримского)
Активные окраины континентов в ходе своего развития испытывают сжатие, благодаря
которому островные дуги сливаются друг с другом и, в конечном счете, образуют горные
сооружения, надвигающиеся на соседний континент (или континенты, если океан
испытывает полное замыкание), о чем говорилось выше. Но между отдельными
сооружениями нередко возникают межгорные впадины, подобно Куринской впадине между
Большим и Малым Кавказом или Паннонской (Венгерской) между Карпатами и Динарскими
горами, которые также заполняются мощными осадками и являются нефтегазоносными
бассейнами. Закономерность приуроченности нефтяных и газовых месторождений к
нефтегазоносным бассейнам получила название "закон Брода".
Устья и авандельты великих рек
Река, впадая в водный бассейн, образует дельту, или эстуарий. Для дельтовых областей
весьма характерно интенсивное накопление осадочного материала, причем оно захватывает
не только обширные акватории, но и отличается большой скоростью нарастания
аккумулятивного берега и выдвижением его в море. Современные дельты достигают
огромных размеров. Хорошо изучена дельта Волги, насчитывающая более 500 устьев,
рукавов и проток. Ширина ее достигает 250 км, а по числу и сложности разветвлений она не
имеет себе равных. Палео-Волге неогенового времени посвящены интересные исследования
В. П. Батурина (1931-1947), который, изучая условия образования продуктивной
нефтеносной толщи Апшеронского полуострова, доказал, что дельта палео-Волги в
плиоцене находилась на широте Апшерона (рис. 5).

Рис. 5. Палеографическая карта Каспия


плиоценового времени (В. П. Батурин, 1937)

Мы несколько более подробно останавливаемся на особенностях дельтового


осадконакопления потому, что с древними дельтами связаны богатейшие нефтегазоносные
площади мира.
Внимательное рассмотрение условий размещения крупных месторождений нефти мира
свидетельствует о том, что большинство из них связано с дельтовыми и авандельтовыми
отложениями. Известный американский геолог В. А. Вер-Вибе (1959) полагает, что
большинство нефтяных месторождений всего мира приурочено к ископаемым дельтам.
Е. Райнватер (1964) к наиболее благоприятным для накопления нефти и газа ловушкам
относил ловушки, расположенные в пределах крупных палеодельт рек, впадающих в океаны,
эпиконтинентальные моря и озера. Он указывал, что при поисках нефти следует искать
палеодельты. Крупнейшие месторождения нефти известны в дельтовых отложениях
кайнозойского времени. К одной из них, кроме упоминавшейся выше дельты пра-Волги,
принадлежит древняя дельта Миссисипи (рис. 6).

Рис. 6. Дельта р. Миссисипи (Фикс и др., 1955):


1 – отложения, подстилающие образования дельты; 2 – глины, отложенные рекой;
3 – морские глины; 4 – песчаные линзы рукавов дельты; 5 – морские пески

Чуть ли не на 1000 км к северу от побережья Мексиканского залива протягивается


низменная аллювиальная равнина Примексиканской впадины. Ее площадь около 80 тыс км2,
образована реками Миссисипи, Рио-Гранде, Колорадо и более мелкими речными потоками.
В Примексиканской впадине расположена известная нефтегазоносная область
(провинция) Голф-Кост, которая охватывает прибрежную равнину и континентальный
шельф Мексиканского залива. Она занимает территорию штатов Техас, Арканзас, Луизиана,
Миссисипи и большую часть штатов Алабама, Джорджия и Флорида. Эта область дает более
одной трети ежегодной добычи нефти США.
Отметим, что в пределах побережья Мексиканского залива и акватории его шельфа
нефтяные месторождения приурочены преимущественно к песчаным отложениям, которые
тяготеют широкой зоной к современной береговой линии. Здесь встречаются различные
типы залежей – структурные, литологические, стратиграфические и литолого-стратигра-
фические. По данным В. А. Вер-Вибе, начало образования дельты Миссисипи относится к
эоценовому времени. Современная дельта Миссисипи сложена плейстоценовыми и
четвертичными осадками.
В результате многократных изменений местоположения устья Миссисипи из
налегающих друг на друга дельтовых и авандельтовых отложений образовалась огромная
древнедельтовая аллювиальная равнина, богатейшая по запасам нефти и газа.
Кроме отмеченных, можно указать на другие нефтегазоносные области древних дельт.
В частности, богатейшим районом является дельта р. Ориноко в Венесуэле. Примером
широкого развития залежей нефти в песчаных образованиях древней дельты миссисипского
времени является район Центральной Оклахомы (рис. 7). Здесь в песчаниках Буч выявлено
большое количество залежей в отложениях рукавов и протоках палеодельты крупной реки,
впадающей в море, занимавшее прогиб Мак-Лестер. Площадь этой палеодельты превышает
5200 км2. Мощность русловых песчаников Буч колеблется от 6 до 80 м и более. Между
руслами и протоками залегают преимущественно глинистые отложения.
В последние годы ряд месторождений нефти открыт в Нигерии на побережье и в
акватории Гвинейского залива в устье рек Нигер и Бенуэ (рис. 8).
Рис. 7. Рукава палеодельты нижнекаменноугольного времени
в Центральной Оклахоме (Д. Буш, 1959). Мощности песчаников (в м):
1 – от 0 до 6; 2 – от 6 до 20; 3 – от 20 до 36;
4 – от 36 до 72 и более; 5 – глины; 6 – залежи нефти

Рис. 8. Схема расположения нефтяных и газовых


месторождений Нигерии (А. А. Бакиров и др., 1971)

Великие Северные реки России также являются ярким примером описанной выше
закономерности. Взглянув на карту Западной Сибири (рис. 9), где нанесены месторождения
нефти и газа этого обширнейшего и сложного бассейна, нетрудно заметить, что
большинство из них размещается на площади в определенном порядке. Целая группа
крупных месторождений нефти вытянулась вдоль Среднего или Широтного Приобья.
Другая цепочка более мелких месторождений нефти расположилась вдоль Западного борта
Мансийской синеклизы. Наконец, крупнейшие газовые месторождения приурочены к
северным районам. Нанеся фактическое местоположение открытых месторождений на
палеогеографическую схему наиболее вероятного положения береговых зон ранне-, средне-
и позднеюрского, неокомского и сеноманского морских бассейнов, можно видеть, что
подавляющее количество месторождений тяготеет к побережьям этих бассейнов, то есть
размещается в поясах нефтегазонакопления.
Обращает на себя внимание то обстоятельство, что крупнейшие газовые
месторождения северных районов Западно-Сибирской низменности приурочены к
прибрежной зоне как сеноманского, так и ранне- и среднеюрского времени, хотя скопления
газа пока открываются в сеноманской толще. Не исключена возможность, что в северных
районах Тюменской области будут выявлены пояса и узлы нефтегазонакопления среди
прибрежно-морских нижне- и среднеюр-ских отложений. При этом последние могут быть
преимущественно нефтеносными, а не газоносными. В пользу такого предположения
свидетельствует в частности то, что почти все крупные газовые месторождения связаны с
новообразованными структурами, в то время как нефтяные – с унаследованными.
Расположенное на Нижневартовском своде крупнейшее Самотлорское месторождение
нефти приурочено к готеривбарремским и нижнеаптским отложениям, по характеру очень
близким к типичным авандельтовым образованиям.

Рис. 9. Схема размещения месторождений нефти и газа


Западной Сибири в палеогеографическом плане [23]:
1 – контуры древних прибрежных зон; 2 – границы палеозойского
обрамления; 3 – месторождения газа; 4 – месторождения нефти

Глубинные разломы
Научные проблемы условий формирования месторождений нефти продолжают
теоретически интересовать нефтяную научную службу России, поскольку уточнение
природных условий их образования может помочь в поисках еще неоткрытых
месторождений. Одна из таких существенных научных проблем – приуроченность нефтяных
месторождений к зонам распространения глубинных разломов земной коры, связь нефтяных
месторождений с глубинными разломами (рис. 10).
Глубинные разломы – это зоны подвижного сочленения крупных блоков земной коры
и верхней мантии, имеющие протяженность в сотни километров при ширине в десятки
километров, через которые осуществляется связь верхней мантии и глубоких частей земной
коры с земной поверхностью (Геологический словарь. 1978. Т. 1; Горная энциклопедия.
1986. Т. 2). Глубинные разломы распространены и на континентах, и в океанах. Среди
континентальных разломов выделяются платформенные (это краевые швы, межгеоблоковые,
внутригеоблоковые разломы), разломы в горно-складчатых областях, трансконтинентальные
[18]. Крупные субпараллельные разрывные нарушения образуют пояса глубинных разломов.
В качестве структурно-тектонических элементов глубинные разломы изучали в конце XIX –
начале XX вв. А. П. Карпинский, В. А. Обручев, У. Хоббс и др. В 1945 г. подробно
исследовал глубинные разломы А. В. Пейве. Крупные прямолинейные структурные зоны,
определяемые тектоническими нарушениями, У. Хоббс (1911) выделил как линеаменты.
Согласно "Горной энциклопедии" (1987. Т. 3), линеамент – это региональный,
линейно-ориентированный элемент структуры земной коры, устанавливаемый по
геологическим особенностям (по цепочкам интрузий, складок, разрывов), по
физико-географическим признакам и др. Линеаменты рассматриваются как отражение
глубинных разломов в земной коре. Примером крупных линеаментов является подземный
кряж Карпинского с его продолжением на Туранской плите.

Рис. 10. Карта, иллюстрирующая связь дизъюнктивной


тектоники с месторождениями нефти и газа
(составлена А. И. Варшавским, Ю. И. Кузнецовым и В. Г. Чахмахчевым):
1 – месторождения нефти; 2 – месторождения газа;
3-7 – различные виды и системы дислокаций земной коры

Разломная (дизъюнктивная) тектоника земной коры исследуется с конца XIX в. В 1945


г. А. В. Пейве выделил зоны глубинных разломов, которые простираются вглубь земной
коры и в верхнюю мантию. С ними связаны магматизм, рудоносность, вулканизм,
сейсмические процессы — землетрясения и т. д. Глубинные разломы проницаемы для
флюидов. Территориально к ним тяготеют месторождения нефти и газа. Подвижки блоков
земной коры создавали условия для возникновения ловушек для углеводородов
антиклинального типа и неструктурных ловушек – в зонах разуплотнения горных пород. С
другой стороны, последующие подвижки при возрождении глубинных разломов разрушали
крупные нефтяные месторождения.
В последние годы проблема связи глубинных разломов и нефтеносности получила
новые подходы с точки зрения тектоники плит и в особенности континентального
рифтогенеза. Например, Западно-Сибирская плита с ее крупными нефтяными (в
центральной и южной частях плиты) и газовыми (в северном участке плиты)
месторождениями рассматривается как образовавшаяся в результате разделения и дрейфа
Русской и Восточно-Сибирской древних платформ.
На значение разломов при образовании нефтяных залежей было указано еще
Д. И. Менделеевым (1886) [16]. Внимание к значимости глубинных разломов для форми-
рования месторождений нефти было привлечено в детальных работах Н. А. Кудрявцева [19],
П. Н. Кропоткина [17], В. Б. Порфирьева [6].
В частности, Н. А. Кудрявцев рассматривал эту значимость на примерах Волго-Ураль-
ской области, северо-западного Предкавказья, Зауралья и др. и показал, что глубинные
разломы обусловили возникновение тектонических структур, образование трещин в
коллекторах, при этом глубинные разломы служили путями для миграции в эти структуры
образовавшихся в недрах Земли углеводородов.
В 1973 г. Н. А. Кудрявцев сформулировал следующее правило: "Важнейшая из
закономерностей состоит в том, что во всех без исключения нефтеносных районах, где
нефть или газ имеются в каком-либо горизонте разреза, в том или ином количестве они
найдутся и во всех нижележащих горизонтах". Эту закономерность, выявленную, в
частности, на примере Волго-Уральской области, где нефтяные месторождения тяготеют к
глубинным разломам Жигулей, Кинельских, Серноводско-Абдулинских дислокаций, П. Н.
Кропоткин назвал "правилом Н. А. Кудрявцева".
Глубинные разломы П. Н. Кропоткин рассматривал как каналы миграции углеводо-
родов в осадочную толщу – "трубы дегазации" [17]. Такие трубы дегазации по П. Н. Кропот-
кину, то есть системы глубинных разломов, распространены фактически во всех
нефтегазоносных бассейнах.
В. П. Гаврилов [6] на примерах Западно-Сибирской, Туранской, Скифской эпипа-
леозойских плит показал с позиций осадочно-миграционного происхождения нефти
приуроченность нефтяных и газовых месторождений к глубинным разломам непрерывного
развития.
Таковы основные закономерности размещения нефтегазоносных бассейнов и
отдельных месторождений. Возникает вопрос: как же образуются нефть и газ вообще и в
осадочных бассейнах в частности?

Происхождение нефти
Если внимательно рассмотреть все точки зрения на родословную нефти, то окажется,
что их можно разбить на две основные группы. В первой – гипотеза органического
происхождения, согласно которой нефть образовалась из остатков животных и растений, во
второй – все остальные гипотезы (неорганические – вплоть до космической). Какие доводы
приводят в защиту своих точек зрения сторонники первой и второй гипотез?
Органическое происхождение
Истоки этой точки зрения возникли в XVIII — начале XIX вв. М. В. Ломоносов
заложил основы гипотезы органического происхождения нефти, объясняя ее образование
воздействием "подземного огня" на "окаменелые уголья", в результате чего, по его мнению,
образовывались асфальты, нефти и "каменные масла". Сначала в XIX и начале XX вв. споры,
в основном, сводились к вопросу: что послужило исходным материалом, сырьем для
образования нефти – остатки растений или животных?
В пользу биологического происхождения нефти говорили результаты первых опытов
некоторых известных химиков. Немецкие ученые Г. Гефер и К. Энглер в 1888 г. поставили
опыты по перегонке рыбьего жира при температуре 400°С и давлении порядка 1 МПа. Им
удалось получить и предельные углеводороды, и парафин, и смазочные масла, в состав
которых входили алкены, нафтены и арены.
В 1919 г. академик Н. Д. Зелинский провел похожий опыт, но исходным материалом
послужил органический ил растительного происхождения – сапропель – из озера Балхаш.
При его переработке удалось получить бензин, керосин, тяжелые масла, а также метан.
Экспериментальным путем была, казалось бы, доказана теория органического
происхождения нефти.
Сущность биогенной концепции происхождения нефти состоит в следующем. Все
горючие углеродистые ископаемые (нефть, газ, асфальты, уголь, горючие сланцы)
признаются генетически родственными образованиями. Они возникли из отмерших остатков
живых организмов, обитавших на Земле в прошлые геологические эпохи. Исходным
веществом для образования нефти и газа были продукты распада биогенного материала,
рассеянные в донных отложениях морей и других водоемов. Древняя биосфера почти
всецело состояла из бактерий – высокопродуктивных организмов, ставших начальным
звеном всего живого на Земле. Бактериальная сфера и сейчас продолжает играть особенную
роль в геологических процессах [26]. В процессе литогенеза (преобразования донных
отложений в осадочные горные породы) происходили биохимические и химические
превращения находящегося в них органического вещества в высококонденсированные
макромолекулы – кероген. Дальнейшее созревание керогена сопровождалось постепенным
отделением от него углеводородных компонентов – микронефти. Процесс был длительным
и многостадийным, продолжался десятки и сотни миллионов лет. Микронефть эмигрировала
из материнской горной породы в проницаемые пласты. Перемещаясь по таким пластам,
углеводороды попадали в природные резервуары – пласты-коллекторы, ограниченные
слабопроницаемыми породами – покрышками, и образовывали в них скопления
(месторождения, хотя "дитя" родилось вовсе не на этом месте). Согласно современным
воззрениям, состав и количество исходного органического вещества, а также состав
материнской горной породы принципиального значения для нефтеобразования не имеют.
Необходимы лишь условия для созревания керогена. Главная черта процесса
нефтеобразования – его распространенность, универсальность в осадочных бассейнах. То
есть нефть – детище литогенеза.
Академик В. И. Вернадский, основоположник современной геохимии нефти, еще в
начале прошлого века писал: "Организмы, несомненно, являются исходным веществом
нефтей".
Академик И. М. Губкин в своей книге "Учение о нефти" в 1932 г. обстоятельно и
полно подвел итог тогдашней истории нефтяного и газового дела. В качестве исходного
вещества для образования нефти Губкин рассматривал сапропель.
Как уже говорилось, более 99% месторождений нефти и газа сосредоточено в
осадочных горных породах. Сейчас уже можно указать более 280 месторождений нефти и
газа, в которых часть разведанных запасов находится в кристаллических породах
фундамента осадочных бассейнов.
Значительная часть сторонников биогенной концепции разделяет осадочно-миграцион-
ную теорию [4], согласно которой главный фактор нефтеобразования – тепловая деструкция
созревшего керогена при достижении породами в процессе погружения зоны температур
100 ± 45°С на глубинах от 1,5 до 7,5 км.
Другие исследователи считают эти положения неприемлемыми, отводя главное место
в нефтеобразовании биохимическим процессам, происходящим на самых ранних стадиях
литогенеза в определенных благоприятных условиях морских донных осадков.
Третья группа исследователей исходит из того, что превращение многих биогенных
соединений, характеризующихся низкими величинами свободной энергии (жирные кислоты,
аминокислоты, спирты, сахара и т. д.), в углеводороды – соединения с относительно
высоким уровнем свободной энергии, часто оказывается термодинамически запрещенным в
условиях осадочной толщи. Источником энергии для нефтеобразования они считают не
столько теплоту, сколько упругие деформации горных пород под воздействием
сейсмических процессов. В результате этого повышается поверхностная энергия зерен
минералов, за счет чего могут происходить процессы синтеза углеводородов.
Неорганическое происхождение нефти
Кто является действительно великим ученым? Естественно предположить, что тот, кто
открыл закон, названный его именем. Например, Ньютон, Фарадей или Ом. Тем не менее,
есть у нас ученый, на счету которого сразу два закона, точнее полтора: периодический закон
Менделеева и закон Клапейрона-Менделеева. Дмитрий Иванович (рис. 11) известен нам как
химик, хотя делом своей жизни сам он считал Таможенный тариф 1891 г., который
фактически создал российскую индустрию. Менделеев был научным руководителем
разработки этого тарифа. Был он и советником по экономике при Александре III.

Рис. 11. Дмитрий Иванович Менделеев (1834-1907)

15 октября 1876 г. Д. И. Менделеев выступил на заседании Русского химического


общества с обстоятельным докладом. Он изложил свою гипотезу образования нефти.
Ученый считал, что во время горообразовательных процессов по трещинам-разломам,
рассекающим земную кору, вглубь поступает вода. Просачиваясь в недра, вода в конце
концов встречается с карбидами железа, под воздействием окружающих температур и
давления вступает с ними в реакцию, в результате которой образуются оксиды железа и
углеводороды, например этан. Полученные вещества по тем же разломам поднимаются в
верхние слои земной коры и насыщают пористые породы. Так образуются газовые и
нефтяные месторождения. В своих рассуждениях Менделеев ссылался на опыты по
получению водорода и ненасыщенных углеводородов путем воздействия серной кислоты на
чугун, содержащий достаточное количество углерода. Общепризнанное нефтепоисковое
значение приобрели исследования новейших (неотектонических) движений блоков земной
коры. Этот критерий основан на важном следствии из неорганической теории – молодом
возрасте современных нефтяных и газовых залежей. Впервые такой вывод был сделан Д. И.
Менделеевым. "Эпоха происхождения нефти, – писал он, – соответствует времени
образования соседних гор", то есть времени последней горообразовательной активизации
данного региона. Основные ресурсы нефти и газа сосредоточены в относительно молодых
мезозойских и кайнозойских отложениях, образовавшихся за последние 200 млн лет истории
Земли. Однако добыча нефти и газа ведется и из палеозоя, а в Восточной Сибири залежи
нефти находятся в еще более древних отложениях верхнего протерозоя, что неудивительно,
так как они богаты органикой, в основном водорослевого происхождения. Поэтому можно
ожидать, что добыча нефти и газа будет "прирастать и протерозоем".
В наше время увеличилось число сторонников минерального (абиогенного)
происхождения, отстаивающих точку зрения синтеза нефти в природе из неорганических
соединений [5, 21, 29, 31 и др.]. Это стало возможным, в основном, благодаря "гласности",
так как во времена И. М. Губкина с такими сторонниками жестоко расправлялись. В 60-е
годы одному из авторов посчастливилось работать во ВНИГРИ [20] вместе с Николаем
Александровичем Кудрявцевым (рис. 12), отсидевшим 15 лет за свои "неорганические"
убеждения [18]. Стране были нужны нефть и порядок, а не убеждения. Еще Μ. Ε. Щедрин
писал о проекте закона "Об единомыслии в России" – мечте любого главаря. Доживи он до
времен Кудрявцева, пятнадцатью годами Михаил Евграфович бы не отделался...

Рис. 12. Николай Александрович Кудрявцев (1893-1971)

Основной вывод, вытекающий из органической теории происхождения нефти и


углеводородного газа, заключается в том, что их поиски следует производить в осадочных
породах.
"Органики" считают, что углерод при образовании нефти обязательно должен пройти
через живой организм. И это, скорее всего, действительно так. Например, на Венере и Марсе
достаточное количество оксида и диоксида углерода, а вот углеводородных газов не
обнаружено – по всей вероятности потому, что на этих планетах отсутствует биосфера и
земной цикл превращения углерода в углеводороды там невозможен. В то же время Плутон
состоит из замороженного метана, льда и силикатного материала, а Энцелад и Рея (спутники
Сатурна) покрыты ледовым панцирем из метана и характеризуются холодным метановым
вулканизмом. Этот факт свидетельствует в пользу "неоргаников".

Теория конвергенции
Альтернативные концепции нефтеобразования (биогенная и минеральная) при
объективном их рассмотрении не являются взаимоисключающими, а сосуществуют как бы в
разных измерениях. Взятые в самом общем виде, они не противоречат большинству
известных сейчас фактов залегания нефти в недрах. Они лишь демонстрируют различные
методологические подходы к проблеме: актуалистический (геологи) и эволюционный –
естественный процесс развития Земли как планеты в целом (химики).
Подобная ситуация была в другой науке – физике, начиная с XVII в., когда о природе
света спорили представители двух школ – волновой (во главе с Исааком Ньютоном) и
корпускулярной (Гук, Гюйгенс, Френель). Спор продолжался почти 150 лет.
Соответствующие аргументы были и у той и у другой сторон, хотя большинство ученых
приняло волновую теорию (благодаря Максвеллу). Но затем последовали новые открытия
(Планк), которые поставили под сомнение эту теорию. Накопленные знания позволили
разрешить существующие противоречия и согласно современным представлениям свет
имеет двойственную корпускулярно-волновую природу. В одних явлениях свет
обнаруживает свойства волн, а в других – частиц. Волновые и квантовые свойства как бы
дополняют друг друга. Выяснено, что корпускулярно-волновой дуализм является
проявлением двух форм существования материи – вещества и поля. Несомненно, нечто
подобное произойдет и с нефтью.
Теория конвергенции примерно так же объединяет органическую и неорганическую
природу нефти. Причем так же, как в физике, это стало возможным благодаря усилиям
многочисленных исследователей, накопивших огромное количество фактов, иногда
противоречащих друг другу.
Сущность теории конвергенции углеводородов (УВ) изложена в работах [8-12]. Ее
можно также уяснить из рис. 13-16.
Рис. 13 иллюстрирует основную идею конвергенции УВ, которая представляет собой
две сходящиеся ветви общего углеводородного процесса в недрах Земли.

Рис. 13. Схема конвергенции углеводородов

Нисходящая экзогенная ветвь – распад органического вещества (ОВ) на простые


молекулярные продукты и эмиграция последних из материнских консервирующих пород в
коллекторы.
Восходящая эндогенная ветвь – неорганический синтез метана и его гомологов на
границе мантии Земли и миграция их по разломам в осадочные породы-коллекторы.
Если ветви сходятся, то в коллекторе накапливаются керогено-продукты и газы,
которые дискретно (при деформации пластов и трещинообразовании) взаимодействуют и
преобразуются в нефть за счет механизма кавитации [28, 30].
Если ветви не сходятся или отсутствует механизм, осуществляющий взаимодействие
ОВ и газов, то газы мигрируют по коллектору и скапливаются в ловушках, образуя газовые,
газоконденсатные и газогидратные залежи.
На рис. 14 показаны потоки углеводородного вещества и термобарическая граница,
разделяющая интервалы глубин, где массоперенос УВ идет за счет диффузии и
флотомиграции.
Термобарическая граница (20 МПа) определяет переход газовой фазы в свободное
пузырьковое состояние, при котором реализуется возможность флотационного переноса
тяжелых УВ, поступающих в коллектор в молекулярно-рассеянном виде при эвакуации из
материнских пластов. Механизм флотомиграции состоит в том, что газовые пузырьки
адсорбируют молекулы тяжелых УВ и выносят их по восстанию пластов в ловушки.
Сосредоточение нефтяных скоплений в интервале глубин от 1 до 4 км обусловлено тем,
что здесь в основном происходит эмиграция битумоидов из материнских осадков в
коллекторы и эффективно работает механизм флотомиграции, обеспечивающий сбор и
аккумуляцию рассеянных компонентов нефти.

Рис. 14. Схема потоков углеводородного вещества

На рис. 15 схематично показаны сочленение разлома и коллектора, а также условие


газонакопления в коллекторе, обязанное изменению скорости молекулярной диффузии газов
при переходе из разлома в коллектор.

Рис. 15. Газонакопление в коллекторе

Условные обозначения:
Dz – скорость диффузии газов при подъеме в разломах под действием градиентов
давления, температуры и концентрации;
Dx – скорость диффузии газов при латеральном распространении в коллекторских
пластах под действием градиента концентрации.
На рис. 16 показана вертикальная зональность распределения УВ в осадочной толще
земной коры. Она иллюстрирует следующее:
1. Метановый газ, поступающий в высокие горизонты, частично улетучивается в
атмосферу, частично образует газогидратные скопления.
2. Ниже, в интервале 1-4 км, газ насыщает коллекторы, содержащие рассеянные
битумоиды и, выделяясь в виде пузырьков, флотирует их по восстанию пластов в
накопительные структуры. Термобарическая граница в зависимости от
концентрации тяжелых УВ, солености воды, температуры и давления может
значительно смещаться вниз, вплоть до 4 км.
3. В интервале 4-6 км газ находится только в растворенном виде и изменения его
фазового состояния невозможны. Поэтому здесь рассеянные битумоиды
подвергаются растворению в метановой жидкости, за счет чего образуются
газоконденсатные залежи.
4. Коллекторы, находящиеся на глубинах более 6 км, содержат в основном "сухой"
метановый газ, так как потенциал осадочного ОВ здесь практически исчерпан.

Рис. 16. Вертикальная зональность распределения


углеводородов в осадочной толще земной коры

Возвращаясь к закономерностям размещения месторождений нефти и газа отметим,


что в работе В. И. Корчагина [14] на примерах крупнейших супербассейнов мира показано,
что основные скопления нефти и газа определяются их позицией относительно соседнего
горного сооружения или выступов кристаллического массива. "Большинство таких
бассейнов состоит из двух основных частей, тесно связанных друг с другом: вытянутого
желобообразного прогиба и крупной изо-метричной впадины. К ним относятся
Волго-Уральский прогиб и Прикаспийская впадина, а также Тимано-Печорско-
Баренцевоморский НГБ, Западно-Сибирско-Южно-Карский, Тургайский, Тёрско-Куринско-
Южно-Каспийский, Восточно-Предкавказско-Центрально-Каспийский. Типичными супер-
бассейнами также являются прогиб Персидского залива в сочетании с впадиной
Руб-Эль-Хали, которые расположены вдоль орогенных сооружений Загроса,
Западно-Канадский прогиб и впадина моря Бофорта, прогиб Мидконтинента совместно с
впадиной Мексиканского залива, Маракаибский прогиб с впадиной Карибского моря,
примыкающие к горной системе Анд и Кордильер, и многие другие". Анализ, выполненный
В. И. Корчагиным, может служить убедительной иллюстрацией общей схемы теории
конвергенции УВ (рис. 17).

Рис. 17. Общая схема формирования нефтегазоносных бассейнов

Здесь в отличие от схемы В. И. Корчагина присутствует одна необходимая деталь –


газопитающий разлом земной коры. Его присутствие вполне закономерно, ибо орогенный
процесс немыслим и невозможен без разрыва консолидированной оболочки "гранитного
слоя". (Орогенные сооружения, подвергаясь разрушению и эрозии, поставляют терригенный
материал для заполнения осадками прогиба, значительная часть которых переносится
крупными реками во впадины.
Дегазация недр [2, 25] через разломы выносит газовые эманации (в основном СO2 и
СН4), с помощью которых осуществляются миграция рассеянного органического вещества
(РОВ) и концентрация их в накопительных структурах. Именно такая картина получается из
обобщений, сделанных В. И. Корчагиным [14].
Инверсия геосинклиналей, безусловно, связана с движением блоков фундамента.
Опускание одного из блоков приводит к прогибанию участка коры, его затоплению и сносу
сюда осадков с территории смежного блока. Орогенное движение блока в обратную сторону
порождает вертикальные разрывы и дислокации в осадочной толще пород, являющиеся
продолжением разлома фрагментов консолидированной части коры. Через эти
тектонические разрывы и трещины смещения идут потоки глубинных газов, служащие
транспортером РОВ в платформенные бассейны и межгорные впадины.
В другой, более поздней работе [15] В. И. Корчагин вслед за известной монографией
В. П. Гаврилова [6] приводит многочисленные примеры размещения нефтегазовых залежей
вблизи линеаментов и крупных разломов земной коры, о чем уже говорилось ранее.
Заслуживают особого внимания случаи, когда мелкие нефтяные скопления,
находящиеся близко от разломов, эксплуатируются иногда до 100 лет, что явно
свидетельствует о восполнении УВ в ловушках и является убедительным доказательством
флотомиграции, заложенной в основе механизма теории конвергенции. Аналогичные
примеры приводятся также в сборнике [26]. Как одну из основополагающих
закономерностей распространения крупнейших и крупных скоплений нефти и газа –
приуроченность их к зонам сочленения, областям развития разломов и сдвиговых
дислокаций – отмечают в своих обобщениях М. С. Моделевский (1979), Д. Л. Федоров
(1985), И. П. Лаврушко (1993), Дж. Муди (1978) и другие исследователи.
Работа В. Ф. Дьякова [7] дает еще более широкое толкование бассейнов нефтегазо-
накопления, представляя их как своеобразные ловушки УВ, в то время как сама нефть была
генерирована в рифтоген-синклинальных областях, которые затем испытали тектоническую
инверсию и образовали горные системы типа Анд и Кордильер.
Анализируя геологическую диспозицию самых крупных нефтегазоносных бассейнов
(НГБ): Западно-Канадского, Уиллистонского, Оринокского, Маракайбо в Америке; НГБ
Сирт, НГБ Персидского прогиба на Ближнем Востоке, В. Ф. Дьяков пишет: "Мы считаем,
что НГБ-ловушками также являются все краевые предгорные прогибы: Предпиренейский,
Предальпийский, Предкарпатский, Предкопетдагский, Предуральский, Предверхоянский и
др. Не случайно все они являются нефтегазоносными, причем именно в зоне,
непосредственно примыкающей к соответствующим им геосинклиналям, ныне
горноскладчатым сооружениям".
Глобальная реконструкция В. Ф. Дьякова, как и ранее высказанные идеи А. Я. Кремса
и А. Л. Козлова о сверхдальней миграции нефти из геосинклиналей, нуждаются в
соответствующем механизме массопереноса УВ. Такой механизм флотомиграции как раз и
представляет теория конвергенции УВ. Это и есть та "неопознанная" энергия глубинных
недр Земли, на которую ссылается В. Ф. Дьяков и на тему которой иронизирует. И. В.
Высоцкий в ответной критической статье [5].
Еще одна работа, дополняющая фактами важное звено теории конвергенции УВ – это
публикация [13]. Здесь по данным подводных наблюдений вулканических "курильщиков" с
помощью глубоководных аппаратов удалось выявить, что через трещины океанической
коры происходит выделение большого количества газов (более 5 л/мин из одной
гидротермы). Химический анализ газов показал, что основным их компонентом является
метан (> 80% объема газовыделения). Вокруг гидротерм на глубинах около 5000 м
обнаружены толстые "бактериальные маты" как следствие развития анаэробных
микроорганизмов. В актив теории конвергенции УВ можно отнести также широтную
зональность распределения нефтяных и газовых залежей в Западной Сибири, о которой
упоминалось выше: в Среднем Приобье сосредоточены в основном нефтяные
месторождения, а на севере (в сторону п-ова Ямал и далее в шельфовой зоне Ледовитого
океана) превалируют газовые. Предварительный палеоанализ показал, что в свое время за
счет флотомиграции тяжелых УВ осадочного происхождения юрского периода
газопитающий разлом Оби породил известные нефтескопления Среднего Приобья. Дальше
на север (по современному течению Оби) нефтескопления постепенно исчезают, на Ямале
сосредоточены богатые газовые залежи, время накопления которых коррелируется с
наступлением ледников. Последние перекрывали выбросы УВ-газов в атмосферу и
формировали подледниковые зоны газогидратов, которые при отступлении ледников и
растеплении дали начало разведанным ныне газовым месторождениям.
Сторонники неорганической теории нефтегазообразования имеют в своих рядах, как
правило, радикалов крайнего толка. Они готовы полностью перелицевать все факты,
относящиеся к аргументам пока еще господствующей органической концепции
происхождения нефти. Камнями преткновения на этом пути остаются при прочих спорных
вопросах:
– отсутствие реального механизма миграции тяжелых УВ, осуществляющего
концентрацию их в залежах;
– существование нефти в глинистых толщах (бажениты, доманикиты и др.) и в
песчаниках, изолированных в глинах;
– существование РОВ, которого больше, чем его содержится в залежах, что,
очевидно, является следами миграции, ибо отсутствие таковых просто невероятно.
"Рассеянного органического вещества в породах стратисферы минимум в 1000 раз
больше, чем концентрированного. Кларковое содержание Сорг в стратисфере около
1%, то есть примерно 18-25 кг на 1 м3 породы, а общее количество Сорг в ней
составляет 1016 т" [3];
– явно органическое происхождение ископаемых углей – ближайшего члена
генетического ряда каустобиолитов;
– закономерности палеоширотного распределения залежей нефти и газа в осадках и
современного поширотного распределения живого вещества в океанах с
максимумами между 48 и 64 параллелями [27];
– наличие в природных нефтях более 300 УВ-биомаркеров, которые по своему
количеству являются не примесями, а конституционной частью этих нефтей.
С другой стороны, надо отдать должное "неорганикам" в том, что ведущим
планетарным процессом является дегазация недр Земли – ее проявления мы наблюдаем и
масштабы можем оценить. От этого факта отвернуться нельзя.
Объемы глубинной УВ-дегазации, по подсчетам Б. М. Валяева (1994), через грязевые
вулканы Азербайджана за четвертичное время составляют порядка 175 трлн м . Через
глубокие шахты, например, в южноафриканском руднике Святая Елена, разрабатывающем
золотоносные жилы, прорывающие породы докембрийского фундамента, вентиляционные
трубы выносят около 500 млн м3 метана в год. Обобщение данных о содержании метана в
атмосфере, выполненное Г. И. Войтовым (1994) исходя из результатов прямых
многократных прецизионных измерений [22], показало, что его количество составляет
приблизительно 5-1015 г. При этом следует учитывать время жизни молекул метана в
атмосфере, которое оценивается в интервале от 1 до 20 лет (в среднем 4-5 лет).
В. И. Вернадский в свое время указывал, что в толщах осадочных пород широко
развиты две генетические группы рассеянных соединений углерода: биогенные остатки и
газообразные продукты химических реакций глубинных недр.
Разделение источников нефти и газа и последующее их соединение в коллекторах в
соответствии с теорией конвергенции, по нашему мнению, дают объективное решение
проблемы в целом и наиболее трудных вопросов непримиримой дискуссии, затянувшейся
уже на второе столетие.
Несомненно, прав был Д. И. Менделеев, придавая первостепенное значение теории
происхождения нефти в деле научного предсказания открытия новых скоплений УВ.
"Практики часто думают, – писал он, – что им нет дела до теорий. Это большая ошибка...
Ныне в потемках, роют по каким-то приметам, много труда идет напрасно, не знают, куда
направиться..."
Теория конвергенции УВ при ее детальной разработке открывает возможность
реконструкции условий осадконакопления, захоронения и преобразования ОВ, а также
расчетный базис для определения времени и дальности миграции УВ в накопительные
структуры. Соответственно открывается возможность для оценки продуктивности ловушек
нефти и газа.
В 1986 г. В. П. Гаврилов разработал микстгенетическую концепцию образования
углеводородов, то есть их образование двойственным путем – органическим и
неорганическим. Большинство аргументов, выдвигаемых в пользу признания биогенного
или минерального происхождения нефти, имеют альтернативы и поэтому не могут
считаться доказательствами. Но у исследователей имеются все же главные доводы,
позволяющие им твердо оставаться в рамках своих концепций. Для сторонников биогенного
генезиса главное – химическое сходство нефти с живым веществом, для сторонников
минерального генезиса – физическая возможность аккумуляции нефти в крупные скопления
только энергоемкими и концентрированными вертикальными потоками, идущими с глубины.
Это наиболее узловые и в то же время наиболее противоречивые вопросы всей проблемы
происхождения нефти. Знание генезиса нефти и истинных процессов образования
месторождений существенно повысит эффективность поисков новых нефтяных ресурсов,
поможет дать правильную оценку нефтяного потенциала Земли. В практических поисках
нефти и газа надо использовать весь арсенал теорий и гипотез, которыми располагает
современная наука, не ограничивать свой взгляд какими-то искусственными шорами. И
тогда успех придет. Придет обязательно! Выступая на XXVII Международном
геологическом конгрессе в Москве, известный американский геолог М. Хэлбути сказал: "Я
твердо убежден, что в будущем мы откроем в глобальном масштабе столько же нефти и
значительно больше газа, чем открыто сегодня. Я полагаю также, что нас ограничивает
только недостаток воображения, решительности и технология".
Наглядный пример этому был получен совсем недавно: британцы добурились (по
сообщению Павла Арабова и Петра Образцова) до гигантского месторождения на
11-километровой глубине (2009 г.). Скважину окрестили Тибром – в честь итальянской реки.
Точная ее глубина составляет 10 680 м, из которых 1200 м пришлось на толщу воды
Мексиканского залива. Сама буровая платформа находится в экономической зоне США
примерно в 400 км от американского города Хьюстон по направлению в сторону Кубы.
Специалисты британской компании ВР (она и вела бурение) в оценках перспектив
месторождения сдержанны. Точные объемы открытого нефтяного бассейна и размер
инвестиций в добычу еще только предстоит определить, говорят они. Поэтому
коммерческая добыча нефти там начнется лет через десять, то есть вряд ли раньше 2020 г.
После этого планируется добывать там более 300 тыс баррелей нефти в год. Это позволит
увеличить сегодняшнюю добычу на всем шельфе Мексиканского залива в два раза. Оценка
запасов составляет от 4 до 6 млрд баррелей. Это очень много – хватит, чтобы закрыть все
потребности Соединенных Штатов в нефти на год. Таким образом, британцы доказали на
практике, что нефти на Земле гораздо больше, чем мы думали до сих пор. На сегодняшний
день это самая глубокая нефть в мире.
Наша страна, когда-то лидировавшая в бурении и исследовании глубоких и
сверхглубоких скважин, в настоящее время утратила свои позиции [1] и ни к разведке, ни к
добыче "глубокой" нефти не готова. Все происходит, как всегда, при повороте строя
"Кругом!": кто был первым, стал последним...
Авторы неоднократно осуществляли апробацию теории конвергенции УВ на
международных конференциях, а именно: EAGE (Лейпциг, 1998), РЕТЕХ-2000 (Лондон), а
также в Ницце (Франция) 09.04.2003 на объединенной конференции EGS-AGU-EUG, в
Калгари (Канада) – на ежегодной конференции AAPG и др. Международная
геолого-геофизическая общественность с энтузиазмом восприняла новую теорию. Авторы
получили положительные рекомендации к дальнейшему развитию этой теории.

ЛИТЕРАТУРА

1. Березовский Н. С, Виноградов А. И., Кузнецов Ю. И. Героическое прошлое и


"перспективное" будущее Кольской сверхглубокой скважины СГ-3 // НТВ "Каротажник".
Тверь: Изд. АИС. 2010. Вып. 5 (194). С. 170-201.
2. Валяев Б. М. Углеводородная дегазация Земли и генезис нефтегазовых
месторождений // Геология нефти и газа. 1997. № 9. С. 17-23.
3. Вассоевич Н. Б. Микронефть. Исследования ВНИГРИ в области нефтяной геологии.
Л.: Гостоптехиздат, 1959. 211 с.
4. Вассоевич Н. Б. Геохимия органических веществ и происхождение нефти.
Избранные труды. М.: Наука, 1986. 311 с.
5. Высоцкий И. В. Нефтегазоносные бассейны – генераторы или только накопители
нефти и газа // Геология нефти и газа. 1989. № 7. С. 34-47.
6. ГавриловВ. П. Влияние разломов на формирование зон нефтегазонакопления. М.:
Недра, 1975. 298 с.
7. Дьяков В. Ф. Нефтегазоносные бассейны как ловушки нефти и газа // Геология
нефти и газа. 1989. № 6. С. 27-44.
8. Иванников В. И. Возможный механизм миграции и аккумуляции нефти и газа в
породах-коллекторах и ловушках // Геология нефти и газа. 1995. № 6. С. 18-23.
9. Иванников В. И. Миграция и трансформация органического вещества в недрах //
Геология, геофизика и разработка нефтяных месторождений. 1996. № 3. С. 21-26.
10. Иванников В. И. Напряженно-деформированное состояние и флюидомассопе-ренос
в нефтегазовых формациях // Геология, геофизика и разработка нефтяных месторождений.
1997. № 9. С. 41-45.
11. Иванников В. И. Миграция флюидов при формировании залежей углеводородов //
Геология, геофизика и разработка нефтяных месторождений. 1998. №9. С. 19-22.
12. Иванников В. И. Теория конвергенции углеводородов и ее геологические следствия
// Геология, геофизика и разработка нефтяных месторождений. 2002. № 10. С. 43-47.
13. Клещев К. Α., Матвеенков В. В., Баланюк И. Е., Седов А. П. Возможность
образования углеводородов в результате вулканической деятельности на океанском дне //
Геология, геофизика и разработка нефтяных месторождений. 1996. № 7. С. 43-48.
14. Корчагин В. И. Нефтегазоносные разломы и искусственные ловушки нефти и газа
// Геология, геофизика и разработка нефтяных месторождений. 1998. № 9. С. 38-47.
15.Корчагин В. И. Закономерности взаимного расположения крупнейших скоплений
нефти и газа в супербассейнах // Геология, геофизика и разработка нефтяных
месторождений. 1997. № 5. С. 38-49.
15. Кропоткин П. Н. Гипотеза Д. И. Менделеева о неорганическом происхождении
нефти и ее развитие современной наукой // Журнал Всесоюзного химического общества им.
Д. И. Менделеева. 1986. Т. 31. № 5. С. 36-43.
16. Кропоткин П. Н. Дегазация Земли и генезис углеводородов // Журнал
Всесоюзного химического общества им. Д. И. Менделеева. 1986. Т. 31. № 5. С. 44-51.
17. Кудрявцев Н. А. Против органической гипотезы происхождения нефти // Нефтяное
хозяйство. 1951. № 7. С. 22-31.
18. Кудрявцев Н. А. Глубинные разломы и нефтяные месторождения // Труды
ВНИГРИ. Л., 1963. Вып. 215. С. 64-77.
19. Кузнецов Ю. И. Полевые работы: Кавказ, Туркмения, Башкирия // НТВ
"Каротажник". Тверь: Изд. АИС. 2008. Вып. 5 (170). С. 159-168.
20. Леворсен А. И. Геология нефти и газа / Пер. с англ. М.: Мир, 1970.
21. Лукишн В. В., Скляренко И. Я. Оценка глобального антропогенного выброса
метана в атмосферу // Изв. АН СССР. Сер. "Физика атмосферы и океана". 1979. Т. 19. №4. С.
19-27.
22. Марковский Н. И. Палеогеографические основы поисков нефти и газа. М.: Недра,
1973. 304 с.
23. Паршев А. П. Почему Америка наступает / www: http://www.parshev.r52.ru 18 Feb.
2003.
24. Писарницкая Т. Ф. Результаты исследования газовых компонентов во флюидах
разреза Кольской сверхглубокой скважины по данным газометрии // НТВ "Каротажник".
Тверь: Изд. АИС. 2009. Вып. 11 (188). С. 3-37.
25. Соколов Б. Α., Гусева А. Н. О возможности быстрой современной генерации нефти
и газа. История нефти в осадочных бассейнах. М.: Интерпринт, 1994. 294 с.
26. Тамразян Г. П., Овнатанов С. Т. Глобальные особенности залегания нефти, газа,
их пространственные соотношения с закономерностями размещения других горючих
ископаемых и оценка перспективных территорий // ВНИИОЭНГ. Сер. "Нефтегазовая
геология и геофизика". 1983. Вып. 1 (19). 43 с.
27. Хиклинг Р. Некоторые физические эффекты, обусловленные смыканием
кавитационной полости в жидкости // Труды Американского общества
инженеров-механиков. Сер. Д "Теоретические основы инженерных расчетов". 1966. Vol. 180.
№ 1. Р. 33-39.
28. Шахновсий И. М. Происхождение нефтяных и газовых месторждений // Геология,
геофизика и разработка нефтяных и газовых месторождений. 2002. № 3. С. 14-23.
29. Harrison Μ. An Experimental Study of Single Bubble Cavitation Noise // DTBM Rept
815, 1952.
30. Van Tuyl F. M., Ben H. Parker and Skeeters W. W. Migration and Accumulation of
Petroleum and Natural Gas: Colorado, School of Mines. Qart., 1945. Vol. 40. № 11. P. 34-41.