Вы находитесь на странице: 1из 199

А.Л.

Барабанов

КВАНТОВАЯ МЕХАНИКА
Часть 1

Москва 2005
В этой книге представлен конспект лекций по курсу кванто-
вой механики, прочитанных мной в весеннем (часть 1) и осеннем
(часть 2) семестрах 2004 года студентам факультета физической и
квантовой электроники Московского физико-технического институ-
та. По построению и кругу обсуждаемых вопросов этот курс пример-
но соответствует годовым курсам квантовой механики, читаемых на
других факультетах МФТИ.
Идея создания конспекта принадлежит студенту группы 154
А.В. Шелаеву. Он же, Артем Шелаев, выполнил основную часть ра-
боты по составлению конспекта (включая набор формул и создание
рисунков в пакете LATEX). Со своей стороны я не только вниматель-
но прочел представленные Артемом тексты, но также исправил их,
дополнил (стараясь не выходить за рамки заданного жанра – кон-
спект) и отредактировал. Поэтому я несу полную ответственность
за все формулировки в этой книге и, разумеется, за все возможные
оплошности и опечатки. Буду признателен всем, кто пришлет мне
свои замечания по адресу a_l_barabanov@mail.ru .
Я очень благодарен Артему Шелаеву, без инициативы которого
эта книга не появилась бы, а также всем, кто ему помогал. Я также
очень признателен всем своим коллегам по кафедре теоретической
физики МФТИ за многочисленные обсуждения проблем квантовой
механики и вопросов, связанных с ее изложением, в особенности,
Б.В. Гешкенбейну, С.А. Гордюнину, Г.С. Ирошникову, Э.П. Котовой,
В.П. Кузнецову, В.И. Манько, Д.Л. Осипову, В.П. Смилге, А.И. Тер-
нову, С.В. Толоконникову, С.В. Фомичеву. Отдельно хотелось бы вы-
разить благодарность С.П. Аллилуеву и Ю.М. Белоусову – не только
за поддержку и вдохновляющие дискуссии, но и за последователь-
ное утверждение на кафедре творческой и доброжелательной атмо-
сферы. Особая признательность – Н.Н. Пастушковой – за неоцени-
мый вклад в образ и стиль жизни кафедры теоретической физики
МФТИ.

А.Л. Барабанов

c А.Л. Барабанов, 2005


°
Лекция №1. Квантовое описание свободного
движения

Волна де Бройля

Попытки применить классическую механику к описанию движе-


ния микрочастиц, как правило, не приводят к успеху. Опыты по ди-
фракции электронов указывают на необходимость отказа от траек-
торий. Следовательно мы не можем в любой момент t приписать
частице определенное положение r. Вместо этого мы вводим волно-
вую функцию Ψ(r, t). По определению |Ψ(r, t)|2 d3 r – это вероятность
того, что в момент t частица находится в объеме d3 r вблизи r.
Функция |Ψ|2 тогда – плотность вероятности. Функция Ψ – ам-
плитуда плотности вероятности или, просто, амплитуда вероятности.
Условие нормировки волновой функции имеет вид
Z
|Ψ(r, t)|2 d3 r = 1.
R3

Гипотеза де Бройля состоит в том, что свободной частице соот-


ветствует волновая функция вида (волна де Бройля)
pr−Et
Ψ(r, t) = Ψ0 ei ~ .

Но при таком описании свободной частицы возникают две трудности.


1) Интеграл Z Z
|Ψ(r, t)|2 d3 r = |Ψ0 |2 d3 r
R3 R3
не сходится.
2) Пусть v – классическая скорость частицы. Тогда фазовая ско-
рость волны де Бройля (а никакой другой скорости у волны де Брой-
ля нет)
ω E
vф = =
k p
не совпадает с v. Действительно, в нерелятивистском случае

p2 p v
E= ⇒ vф = = ,
2m 2m 2
3
тогда как в релятивистском случае
s
p E m2 c4
E= p2 c2 + m2 c4 ⇒ vф = = c2 + > c.
p p2
Поэтому, не отказываясь от волны де Бройля, наметим иной (более
глубокий) подход к описанию свободной частицы.

Суперпозиция волн де Бройля

Пусть частица летит вдоль оси Ox, т.е. p||Ox. Тогда одномерная
волна де Бройля имеет вид
px−Et
Ψ(x, t) = Ψ0 ei ~ ,
где p – импульс, E – энергия. Предположим, что уравнение для
волновой функции является линейным. Тогда суперпозиция волн де
Бройля также является волновой функцией. Складывая (интегри-
руя) волны де Бройля с весами C(p), получаем волновую функцию
вида:
Z
+∞
px−Et
Ψ(x, t) = C(p)Ψ0 ei ~ dp.
−∞
Такую волновую функцию называют волновым пакетом.
Исследуем интеграл от квадрата модуля волнового пакета:
 +∞ 
Z
+∞ Z
+∞ Z 0 0
p x−E t
|Ψ(x, t)|2 dx =  C ∗ (p0 )Ψ∗0 e−i ~ dp0  ×
−∞ −∞ −∞

 +∞ 
Z
px−Et
× C(p)Ψ0 ei ~ dp dx =
−∞

Z
+∞ Z
+∞ Z
+∞
(E 0 −E)t (p−p0 )x
2 0 ∗ 0 i
= |Ψ0 | dp dp C (p )C(p)e ~ ei ~ dx =
−∞ −∞ −∞

¯ ¯
¯ Z
+∞ ¯
¯ (p−p0 )x ¯
= ¯¯т. к. ei ~ dx = 2π~ δ(p − p0 )¯¯ =
¯ ¯
−∞

4
Z
+∞ Z
+∞
(E 0 −E)t
= 2π~ |Ψ0 |2 dp0 dp C ∗ (p0 )C(p)ei ~ δ(p − p0 ) =
−∞ −∞

Z
+∞
2
= 2π~ |Ψ0 | |C(p)|2 dp.
−∞
1
Пусть Ψ0 = √ , тогда условие нормировки приобретает вид
2π~
Z
+∞ Z
+∞
2
|Ψ(x, t)| dx = |C(p)|2 dp = 1.
−∞ −∞

Итак, пусть волна де Бройля – это


1 px−Et
Ψp (x, t) = √ ei ~ .
2π~
Тогда волновой пакет имеет вид
Z
+∞

Ψ(x, t) = C(p)Ψp (x, t)dp.


−∞

Мы доказали, что при любой весовой функции C(p) такой, что


R
+∞
|C(p)|2 dp = 1, волновой пакет нормирован на единицу. Естествен-
−∞
но предположить, что C(p) – это амплитуда вероятности того, что
частица, волновая функция которой задана волновым пакетом, об-
ладает импульсом p. Тогда |C(p)|2 dp – это вероятность того, что при
измерении импульса частицы будет получено значение от p до p+dp.

Модельный волновой пакет

Исследуем теперь скорость движения волнового пакета. Для это-


го воспользуемся следующей моделью. Пусть функция C(p) такова,
что

 C0 , p ∈ (p0 − ∆p; p0 + ∆p),
C(p) = T

0, p ∈ (−∞; p0 − ∆p) (p0 + ∆p; +∞).
5
И пусть ∆p ¿ p0 (неопределенность импульса мала). Тогда в окрест-
ности p0 справедливо
µ ¶¯
dE ¯¯
E(p) ≈ E0 + (p − p0 ) .
dp ¯0

Запишем Ψ-функцию, отвечающую такой C(p):

Z
p0 +∆p
1 px−Et
Ψ(x, t) = C0 √ ei ~ dp =
2π~
p0 −∆p

Z
p0 +∆p
( dE
C0 dp )0
px−E0 t−(p−p0 ) t

=√ ei ~ dp =
2π~
p0 −∆p

Z
p0 +∆p
( ( dE
C0 i p0 x−E0 t dp )0 )
(p−p0 ) x− t

=√ e ~ ei ~ dp =
2π~
p0 −∆p

¯ ¯ ∆p
Z~
¯ p − p0 ¯
¯ ξ= ¯ C0 ~ i p0 x−E0 t
eiξ(x−( dp )0 t) dξ =
dE
=¯ ~ ¯= √ e ~
¯ dp = ~ dξ ¯ 2π~
− ∆p
~

µ ¶
C0 ~ i p0 x−E0 t dE
=√ e ~ f (x − t),
2π~ dp 0

где
∆p
~Z ¯ ∆p
1 iξx̃ ¯¯ ~ 2 sin ∆px̃
f (x̃) = eiξx̃ dξ = e ¯ = ~
.
ix̃ − ∆p x̃
~
− ∆p
~

График функции f (x̃) представлен на рисунке. Найдем отноше-


ние высот двух первых максимумов |f (x̃)|:
¯ µ ¶¯ ¯¯ ¡ ¢ ¯ µ ¶
¯ 3π~ ¯ ¯ 2 sin 23 π ¯¯ 4∆p 2∆p 2 f (0)
¯f ¯=¯ ¯= = ≈ .
¯ 2∆p ¯ ¯ (3π~)/(2∆p) ¯ 3π~ ~ 3π 5

6
f (x̃)
6 2∆p
~

- 3π~
∆p - 2π~
∆p
π~
- ∆p π~
∆p
2π~
∆p
3π~
∆p
0 -

Лекция №2. Операторы физических величин

Групповая скорость

Как было показано на прошлой лекции, модельный волновой па-


кет может быть записан в следующей форме
µ ¶
C0 ~ i p0 x−E0 t dE
Ψ(x, t) = √ e ~ f (x − t).
2π~ dp 0
6Re (Ψ(x, 0))

- ∆x
2
∆x
2
-
x

¾λ-

7
График функции Re (Ψ(x, 0)) представлен на рисунке. Для дли-
ны волны имеем:
2π~ 2π~
λ= ¿ , т.к. p0 À ∆p.
p0 ∆p
∆x
Частица локализована преимущественно в области [x0 − ; x0 +
µ ¶ 2
∆x dE 2π~
+ ] шириной ∆x, где x0 = t и ∆x = . То есть спра-
2 dp 0 ∆p
ведливо
∆x∆p ' 2π~.
Групповая скорость волны (скорость движения области локали-
зации частицы) есть µ ¶
dE
vгр = .
dp 0
Как в нерелятивистском случае

p2 p
E= ⇒ vгр = = vчаст ,
2m m
так и в релятивистском случае
p c2 p c2 p
E= p2 c2 + m2 c4 ⇒ vгр = p = = vчаст ,
p2 c2 + m2 c4 E
групповая скорость совпадает со скоростью частицы.

Замечание. В области локализации частицы волновая функция


хорошо апроксимируется волной де-Бройля.

Свойства волн де Бройля

В процессе вычисления интеграла от квадрата модуля |Ψ(x, t)|2


волнового пакета мы получили

Z
+∞ Z
+∞
1 i (E0 −E)t (p−p0 )x
Ψ∗p0 (x, t)Ψp (x, t)dx = e ~ ei ~ dx =
2π~
−∞ −∞

8
¯ ¯
¯ Z
+∞ µ ¶ ¯
¯ (p−p0 )x p − p0 ¯
¯
= ¯т. к. i
e ~ dx = 2πδ = 2π~ δ(p − p )¯¯ =
0
¯ ~ ¯
−∞

(E 0 −E)t
= ei ~ δ(p − p0 ) = δ(p − p0 ).
Этот результат называется условием нормировки волн де Бройля на
δ-функцию
Z
+∞

Ψ∗p0 (x, t)Ψp (x, t)dx = δ(p − p0 ).


−∞

Замечание. Если p = p0 , то правая часть обращается в беско-


нечность. В этом смысле, как уже ранее было указано, интеграл от
квадрата модуля волны де Бройля не сходится.

Замечание. Волна де Бройля Ψp – это волновая функция состо-


яния, которое не может быть осуществлено (состояние свободного
движения частицы со строго определенным импульсом p). Поэтому
нет причин беспокоиться по поводу того, что волна де Бройля не
может быть нормирована на единицу.

Аналогично, в силу того, что p и x входят в волну де Бройля


симметрично, справедливо
Z
+∞

Ψ∗p (x0 , t)Ψp (x, t)dp = δ(x − x0 ).


−∞

Это условие называется "условие полноты". Смысл названия будет


ясен из дальнейшего.

Амплитуда C(p)

По известной C(p) можно построить волновую функцию Ψ(x, t)


Z
+∞

Ψ(x, t) = C(p)Ψp (x, t)dp.


−∞

9
Легко понять, что, зная Ψ(x, t), можно найти соответствующую ей
C(p), так как C(p) – это, по существу, фурье-образ волновой функции
Ψ(x, t). Действительно,
 +∞ 
Z
+∞ Z
+∞ Z
Ψ∗p0 (x, t)Ψ(x, t)dx = C(p)  Ψ∗p0 (x, t)Ψp (x, t)dp = C(p0 ).
−∞ −∞ −∞

Таким образом
Z
+∞

C(p) = Ψ∗p (x, t)Ψ(x, t)dx.


−∞

Вычисление средних значений

По определению волновой функции, |Ψ(x, t)|2 dx – это вероят-


ность найти частицу в интервале от x до x + dx. Тогда среднее зна-
чение координаты есть

Z
+∞

hxi = x|Ψ(x, t)|2 dx.


−∞

Аналогично
Z
+∞

hpi = p|C(p)|2 dp.


−∞

Преобразуем это выражение:

Z
+∞ Z
+∞
2
hpi = p |C(p)| dp = p C ∗ (p)C(p)dp =
−∞ −∞

 +∞ 
Z
+∞ Z
= p C ∗ (p)  Ψ∗p (x, t)Ψ(x, t)dx dp =
−∞ −∞

10
¯ ¯
¯ d ¯
= ¯¯т. к. p Ψ∗p (x, t) = i~ Ψ∗p (x, t)¯¯ =
dx
 
Z
+∞ Z
+∞
dΨ∗p (x, t)
= C ∗ (p) i~ Ψ(x, t)dx dp.
dx
−∞ −∞

Проинтегрируем выражение в скобках по частям:

Z
+∞ ¯+∞
dΨ∗p (x, t) ¯
i~ Ψ(x, t)dx = i~ Ψp (x, t)Ψ(x, t)¯¯


dx −∞
−∞

Z
+∞
dΨ(x, t)
−i~ Ψ∗p (x, t) dx,
dx
−∞

и учтем, что Ψ(−∞, t) = Ψ(+∞, t) = 0 в силу того, что инте-


R
+∞
грал |Ψ(x, t)|dx конечен. Продолжаем преобразовывать выраже-
−∞
ние для hpi:
 
Z
+∞ Z
+∞
dΨ∗p (x, t)
hpi = C ∗ (p) i~ Ψ(x, t)dx dp =
dx
−∞ −∞

 
Z
+∞ Z
+∞
dΨ(x, t)
= C ∗ (p) −i~ Ψ∗p (x, t) dx dp =
dx
−∞ −∞

 +∞ 
Z
+∞ Z
dΨ(x, t)
= (−i~)  C ∗ (p)Ψ∗p (x, t)dp dx =
dx
−∞ −∞

Z
+∞ Z
+∞ µ ¶
∗ dΨ(x, t) ∗ d
= −i~ Ψ (x, t) dx = Ψ (x, t) −i~ Ψ(x, t)dx.
dx dx
−∞ −∞

11
Таким образом мы получили формулу для определения hpi, в кото-
рую входит непосредственно волновая функция Ψ(x, t).
Выпишем полученные соотношения:
Z
+∞

hxi = Ψ∗ (x, t)(x̂ Ψ(x, t))dx, x̂ = x,


−∞

Z
+∞
d
hpi = Ψ∗ (x, t)(p̂ Ψ(x, t))dx, p̂ = −i~ .
dx
−∞

Таким образом мы получили вид оператора координаты x̂ и опера-


тора импульса p̂.

Замечание. При переходе от классической к квантовой механике


мы теряем однозначность определения x, p, . . ., но приобретаем вза-
имосвязи между этими физическими величинами. В классической
физике траектория и импульс точно определены и не связаны друг
с другом. В квантовой механике как траектория, так и импульс точ-
но не определены, но их распределения (амплитуды вероятностей –
Ψ(x, t) и C(p)) связаны друг с другом.

Постановка задачи на собственные функции и собствен-


ные значения операторов

Для волны де Бройля справедливо

p̂Ψp (x, t) = pΨp (x, t).

Задача о поиске функций Ψf (q), удовлетворяющих уравнению об-


щего вида
F̂ Ψf (q) = f Ψf (q),
называется задачей о нахождении собственных функций Ψf (q) и от-
вечающих им собственных значений f оператора F̂ . Набор всех зна-
чений {f } называется спектром оператора F̂ .
Если спектр дискретен, т.е. {f } = f1 , f2 , . . . , fn , . . ., то пользу-
ются обозначением Ψfn (q) = Ψn (q). Тогда

F̂ Ψn (q) = fn Ψn (q).
12
Однако спектр может быть и непрерывной величиной. В частности,
спектром оператора импульса p̂ является вся действительная ось p ∈
(−∞; +∞).

Лекция №3. Постулаты квантовой механики

Обозначения и определения

Введем обозначения для описания произвольных квантовых си-


стем.
Пусть (q1 , q2 , · · · , qn ) ≡ q – конфигурационное пространство
(пространство обобщенных координат физической системы), q —
действительный вектор. Интеграл
Z
Φ∗ (q)Ψ(q)dq ≡ hΦ|Ψi = hΨ|Φi∗

называется проекцией Ψ на Φ. Если hΦ|Ψi = 0, то говорят, что Φ и


Ψ ортогональны.
Тогда в новых обозначениях основные соотношения запишутся
следующим образом:
hΨ|Ψi = 1 − условие нормировки на единицу,

hΨp0 |Ψp i = δ(p − p0 ) − условие нормировки на δ-функцию,

hΨp |Ψi = C(p) − импульсная амплитуда вероятности,

hpi = hΨ|p̂ Ψi − средний импульс,

hxi = hΨ|x̂ Ψi − средняя координата.

В общем случае
R
hΦ|F̂ Ψi = Φ∗ (q)(F̂ Ψ(q))dq,
R
hĜΦ|Ψi = (ĜΦ(q))∗ Ψ(q)dq,

где hΦ|F̂ Ψi ≡ hΦ|F̂ |Ψi – матричный элемент F̂ по Φ и Ψ. Величина


hΨ|F̂ Ψi называется диагональным матричным элементом.
13
Определение: F̂ + – оператор, эрмитово сопряженный по отно-
шению к F̂ на множестве функций Ω, если
∀Φ, Ψ ∈ Ω → hΦ|F̂ Ψi = hF̂ + Φ|Ψi.
Определение: Если F̂ + = F̂ , то F̂ – самосопряженный или эр-
митовый оператор.
Если F̂ – эрмитовый оператор, то
hΨ|F̂ Ψi = hF̂ + Ψ|Ψi = hΨ|F̂ + Ψi∗ = hΨ|F̂ Ψi∗ ,
то есть hΨ|F̂ Ψi – действителен.
Определение: F̂ называют линейным на множестве функций Ω,
если
F̂ (c1 Ψ1 + c2 Ψ2 ) = c1 F̂ Ψ1 + c2 F̂ Ψ2 ∀Φ, Ψ ∈ Ω, ∀c1 , c2 ∈ C.

Постулаты

Теперь сформулируем 4 постулата квантовой механики и полу-


чим некоторые следствия из них.

I постулат. Пусть произвольной системе соответствует конфи-


гурационное пространство q = (q1 , . . . , qn ). Система полностью опи-
сывается волновой функцией Ψ(q, t) такой, что |Ψ(q, t)|2 dq есть ве-
роятность обнаружить систему в dq в момент времени t.
Потребуем для волновой функции (условие нормировки)
Z
|Ψ(q, t)|2 dq = 1 ⇔ hΨ|Ψi = 1.

II постулат. Принцип суперпозиции


а) Если Ψ1 (q, t) – волновая функция состояния 1, а Ψ2 (q, t) – вол-
новая функция состояния 2, то c1 Ψ1 (q, t) + c2 Ψ2 (q, t) – это волновая
функция некоторого нового состояния, где c1 и c2 – произвольные (с
точностью до условия нормировки) комплексные числа.
б) Если измерение в состоянии 1 дает результат 1, а измерение
в состоянии 2 дает результат 2, то измерение в суперпозиции этих
состояний дает либо результат 1, либо результат 2.

III постулат. Каждой физической величине F сопоставляется


линейный и эрмитовый оператор F̂ . Измерение величины F дает
14
одно из собственных значений оператора F̂ . Если состояние системы
описывается собственной функцией Ψf (q) оператора F̂ , то измерение
F обязательно приводит к собственному значению f .

Замечание. Пусть состояние системы описывается волновой


функцией Ψf (q) – собственной функцией оператора F̂ . Тогда соб-
ственное значение f называют квантовым числом, характеризую-
щим данное состояние.

Следствие из II и III постулатов:


Пусть Ψf1 – волновая функция состояния 1, а Ψf2 – волновая
функция состояния 2, где Ψf2 и Ψf2 — собственные функции опера-
тора F̂ , т.е.
F̂ Ψf1 (q) = f1 Ψf1 (q),

F̂ Ψf2 (q) = f2 Ψf2 (q).


Тогда измерение величины F в состоянии, которое описывается вол-
новой функцией c1 Ψf1 (q, t)+c2 Ψf2 (q, t), дает значение либо f1 , либо
f2 .
Обратно, поскольку измерение F обязательно приводит к одному
из собственных значений, то любая волновая функция Ψ(q) предста-
вима в виде суперпозиции
X
Ψ(q) = cn Ψn (q),
n

если спектр F̂ дискретен, или


Z
Ψ(q) = c(f )Ψf (q)df,

если спектр F̂ непрерывен.


Следовательно, Ψf – полный базис, порожденный оператором F̂ .
В общем случае, когда спектр оператора F̂ содержит как дис-
кретную, так и непрерывную части, имеем
X Z
Ψ(q) = cn Ψn (q) + c(f )Ψf (q)df.
n

15
IV постулат. Пусть Ψ(q) — волновая функция и имеется разло-
жение Z
X
Ψ(q) = cn Ψn (q) + c(f )Ψf (q)df.
n

Тогда:
1o измерение F дает fn с вероятностью |cn |2 ,
2o измерение F дает значение в интервале (f ; f + df ) с вероятно-
стью |c(f )|2 df .
Условие нормировки имеет вид
X Z
|cn | + |c(f )|2 df = 1.
2

Величины cn и c(f ) называют амплитудами вероятности.

Теперь рассмотрим некоторые следствия этих постулатов.

Следствие 1. Явные выражения для амплитуд

Пусть имеется
X Z
Ψ(q) = cn Ψn (q) + c(f )Ψf (q)df,
n

при этом в силу условий нормировки


Z X Z
|Ψ|2 dq = 1 = |cn |2 + |c(f )|2 df.
n

С другой стороны, подставляя выписанное разложение для Ψ((q)) в


нормировочный интеграл, получим
Z X Z

Ψ Ψdq = cn hΨn |Ψi + c∗ (f )hΨf |Ψidf.

Следовательно
cn = hΨn |Ψi,

c(f ) = hΨf |Ψi.

16
Следствие 2. Условия нормировки

Из предыдущего следствия
X Z
cn = hΨn |Ψi = hΨn | cn0 Ψn0 (q) + c(f 0 )Ψf 0 (q)df 0 i =
n0

X Z
= c hΨn |Ψ i + c(f 0 )hΨn |Ψf 0 idf 0 ,
n0 n0
n0
X Z
c(f ) = hΨf |Ψi = hΨf | cn0 Ψn0 (q) + c(f 0 )Ψf 0 (q)df 0 i =
n0

X Z
= cn0 hΨf |Ψn0 i + c(f 0 )hΨf |Ψf 0 idf 0 .
n0
Следовательно
hΨn |Ψn0 i = δnn0 ,

hΨf |Ψf 0 i = δ(f − f 0 ),

hΨn |Ψf i = 0.

Следствие 3. Условие полноты

Подставляя в разложение волновой функции Ψ(q) по полному


базису явные выражения для амплитуд, находим
X Z
Ψ(q) = cn Ψn (q) + c(f )Ψf (q)df =
n

X Z
= hΨn |ΨiΨn (q) + hΨf |ΨiΨf (q)df =
n

Z ÃX Z !
= Ψ∗n (q0 )Ψn (q) + Ψ∗f (q0 )Ψf (q)df Ψ(q0 )dq0 .
n

Отсюда получаем условие полноты базиса


X Z
Ψ∗n (q0 )Ψn (q) + Ψ∗f (q0 )Ψf (q)df = δ(q − q0 ).
n

17
Следствие 4. Средние значения физических величин

Пусть заданы волновая функция Ψ(q) и оператор F̂ , соответ-


ствующий физической величине F . По 1-му следствию cn = hΨn |Ψi
и cf = hΨf |Ψi – амлитуды вероятности получить fn и f в измерении
F , соответственно. Тогда справедливо
X Z
hF i = fn |cn | + f |c(f )|2 df.
2

Докажем, что среднее значение hF i определяется также диагональ-


ным матричным элементом

hF i = hΨ|F̂ Ψi ≡ hΨ|F̂ |Ψi.

Действительно,
à Z !
X
hΨ|F̂ Ψi = hΨ|F̂ cn Ψn + c(f )Ψf df i =
n

X Z
= cn hΨ|F̂ Ψn i + c(f )hΨ|F̂ Ψf idf =
n

X Z
= cn hΨ|fn Ψn i + c(f )hΨ|f Ψf idf =
n

X Z X Z
= fn cn hΨ|Ψn i + f c(f )hΨ|Ψf idf = fn cn c∗n + f c(f )c∗ (f )df,
n n

так как
hΨ|Ψn i ≡ hΨn |Ψi∗ = c∗n ,

hΨ|Ψf i ≡ hΨf |Ψi∗ = c∗ (f ).

18
Лекция №4. Одновременная измеримость
физических величин

Одновременно измеримые величины

Определение: Физические величины F и G одновременно изме-


римы, если F̂ и Ĝ обладают общей системой собственных функций.
То есть
F̂ Ψn (q) = fn Ψn (q), ĜΨn (q) = gn Ψn (q).
Для простоты будем рассматривать только дискретные спектры.

Определение: Коммутатором двух физических величин назы-


вается оператор
[F̂ , Ĝ] ≡ F̂ Ĝ − ĜF̂ .

Утверждение: Если F и G одновременно измеримы, то [F̂ , Ĝ] =


= 0, то есть F̂ Ĝ = ĜF̂ , или
F̂ ĜΨ(q) = ĜF̂ Ψ(q), ∀Ψ(q).
Доказательство: X
Так как Ψn (q) — полный базис, то Ψ(q) = cn Ψn (q). Тогда
n
X X X
F̂ ĜΨ = F̂ Ĝ cn Ψn = F̂ cn gn Ψn = cn gn fn , Ψn
n n n

X X X
ĜF̂ Ψ = ĜF̂ cn Ψn = Ĝ cn fn Ψn = cn fn gn Ψn .
n n n

Следовательно F̂ Ĝ = ĜF̂ . Утверждение доказано.


Обратное утверждение также верно.
Утверждение: Если [F̂ , Ĝ] = 0, то F и G одновременно измери-
мы.
Доказательство:
Проведем доказательство для частного случая, когда один из опе-
раторов, например F , имеет невырожденый спектр, т.е. каждому соб-
ственному значению f отвечает только одна собственная функция
Ψf (q).
19
Итак, спектр F̂ невырожден: F̂ Ψn (q) = fn Ψn (q). Пусть

ĜΨn (q) = Φn (q).

Подействуем на Φn (q) оператором F̂

F̂ Φn (q) = F̂ ĜΨn (q) = ĜF̂ Ψn (q) = fn ĜΨn (q) = fn Φn (q).

Таким образом мы получили, что Φn – собственная функция F̂ , отве-


чающая собственному значению fn . В силу невырожденности спек-
тра оператора F̂ имеем

Φn (q) ∼ Ψn (q),

то есть

ĜΨn (q) = Φn (q) ∼ Ψn (q) ⇔ ĜΨn (q) = gn Ψn (q).

Что и требовалось доказать.


Общий случай оператора F̂ будет рассмотрен позже.

Следствие. Если [F̂ , Ĝ] 6= 0, то F и G не являются одновременно


измеримыми величинами.

Замечание. Пусть спектр оператора F̂ вырожден, т.е. одному


собственному значению f отвечают сразу несколько собственных
функций. Другими словами, квантовое число f не определяет одно-
значно квантовое состояние системы. В этом случае всегда существу-
ют взаимно коммутирующие операторы Ĝ1 , Ĝ2 . . . (в частном случае,
один оператор Ĝ) , коммутирующие с F̂ . Любая собственная функ-
ция Ψf g1 g2 ... (q) этих операторов характеризуется определенным на-
бором квантовых чисел f, g1 , g2 . . ., которые однозначно фиксируют
квантовое состояние. Набор коммутирующих операторов, собствен-
ные значения которых однозначно определяют квантовое состояние
системы, называется полным набором.

Соотношение неопределенностей

Пусть F̂ и Ĝ – операторы физических величин F и G (т.е. F̂ +


+ = F̂ и Ĝ+ = Ĝ), и [F̂ , Ĝ] = iK̂, где K̂ + = K̂. Докажем, что в

20
любом квантовом состоянии выполняется следующее соотношение
(соотношение неопределенностей):

hKi2
h(∆F )2 ih(∆G)2 i > .
4
Доказательство:
Разобьем доказательство на три части.
а) Покажем, что (F̂ Ĝ)+ = Ĝ+ F̂ + . Действительно,

hΨ|F̂ ĜΦi = h(F̂ Ĝ)+ Ψ|Φi,

hΨ|F̂ ĜΦi = hF̂ + Ψ|ĜΦi = hĜ+ F̂ + Ψ|Φi.

Отсюда и следует то, что требовалось показать.


б) Покажем, что коммутатор [F̂ , Ĝ] представим в виде

[F̂ , Ĝ] = iK̂,

где K̂ – эрмитовый оператор (K̂ + = K̂).


Легко видеть, что i+ = −i. Это следует из цепочки равенств

hi+ Ψ|Φi = hΨ|iΦi = h(−i)Ψ|Φi.

Тогда из того, что

[F̂ , Ĝ]+ = (F̂ Ĝ − ĜF̂ )+ = (Ĝ+ F̂ + − F̂ + Ĝ+ ) =

= (ĜF̂ − F̂ Ĝ) = −(F̂ Ĝ − ĜF̂ ) = −[F̂ , Ĝ],


следует
[F̂ , Ĝ] = iK̂,
+
где K̂ = K̂.
в) Докажем соотношение неопределенностей.
Рассмотрим оператор отклонения от среднего ∆F̂ = F̂ −hF i. Для
него имеем

h∆F i = hΨ|(F̂ − hF i)Ψi = hΨ|F̂ Ψi − hF ihΨ|Ψi = hF i − hF i × 1 = 0,

(∆F̂ )+ = (F̂ − hF i)+ = F̂ − hF i = ∆F̂ .

21
По определению, h(∆F )2 i = hΨ|(∆F̂ )2 Ψi. Аналогично для оператора
∆Ĝ = Ĝ − hGi:

h∆Gi = hΨ|(Ĝ − hGi)Ψi = hΨ|ĜΨi − hGihΨ|Ψi = hGi − hGi × 1 = 0,

(∆Ĝ)+ = (Ĝ − hGi)+ = Ĝ − hGi = ∆Ĝ,

h(∆G)2 i = hΨ|(∆Ĝ)2 Ψi.

При этом справедливо

[∆F̂ , ∆Ĝ] = iK̂.

Рассмотрим новый оператор z∆F̂ + i∆Ĝ, где z – произвольное


действительное число. Тогда

h(z∆F̂ + i∆Ĝ)Ψ|(z∆F̂ + i∆Ĝ)Ψi = f (z) > 0.

С другой стороны

f (z) = hΨ|(z∆F̂ + i∆Ĝ)+ (z∆F̂ + i∆Ĝ)Ψi =

= hΨ|(z∆F̂ − i∆Ĝ)(z∆F̂ + i∆Ĝ)Ψi =

= z 2 h(∆F )2 i + h(∆G)2 i + izhΨ|(∆F̂ ∆Ĝ − ∆Ĝ∆F̂ )Ψi =

= z 2 h(∆F )2 i + h(∆G)2 i + izhΨ|iK̂Ψi =

= z 2 h(∆F )2 i + h(∆G)2 i − zhKi.

Но так как

f (z) = z 2 h(∆F )2 i − zhKi + h(∆G)2 i > 0, ∀z,

то должно быть выполненно

hKi2 − 4h(∆F )2 ih(∆G)2 i 6 0,

или
hKi2
h(∆F )2 ih(∆G)2 i > .
4
22
Доказательство закончено.
Пример: 
 F̂ = x̂ = x,


 Ĝ = p̂ = −i~ ∂ .
x
∂x
Вычислим коммутатор:
µ ¶ µ ¶
d d
[x̂, pˆx ]Ψ(x) = x −i~ Ψ(x) − −i~ xΨ(x) = i~Ψ(x) ⇒ K̂ = ~.
dx dx
Тогда соотношение неопределенностей имеет вид

~2
h(∆x)2 ih(∆px )2 i > .
4
Определение: Если Ψ0 (x) — волновая функция состояния, в ко-
тором
~2
h(∆x)2 ih(∆px )2 i = ,
4
то Ψ0 – волновая функция когерентного состояния.

Лекция №5. Квантовая динамика

Уравнение Шредингера

Попробуем найти общий вид динамического уравнения для вол-


новой функции Ψ(q, t). В соответствии с постулатом I система пол-
ностью описывается волновой функцией Ψ(q, t). В частности, вол-
новая функция в момент t определяет состояние системы во все по-
следующие моменты времени. Это означает, что искомое уравнение
может содержать производные Ψ(q, t) по t не старше первой. Сле-
довательно уравнение должно иметь вид
∂Ψ(q, t) ∂Ψ(q, t) i
i~ = ĤΨ(q, t), = − ĤΨ(q, t).
∂t ∂t ~
Левая часть линейна, поэтому линейна и правая часть (иначе нару-
шался бы принцип суперпозиции - постулат II). Следовательно Ĥ –
линейный оператор.
23
Дифференцируя по t условие нормировки
Z
Ψ∗ (q, t)Ψ(q, t)dq = 1,

получаем серию равенств


Z Z
∂Ψ∗ ∂Ψ
Ψdq + Ψ∗ dq = 0,
∂t ∂t
Zµ ¶ Z µ ¶
i i
(ĤΨ)∗ Ψdq − Ψ∗ (ĤΨ) dq = 0,
~ ~

i i
hĤΨ|Ψi − hΨ|ĤΨi = 0,
~ ~

hĤΨ|Ψi = hΨ|ĤΨi.

Приходим к выводу, что Ĥ – эрмитовый оператор. Значит Ĥ – опе-


ратор некоторой физической величины.
Установим вид оператора Ĥ. Для этого рассмотрим волну де
Бройля
1 px−Et
Ψp (x, t) = √ ei ~ .
2π~
Подставляя ее в левую часть написанного нами общего уравнения,
получаем
µ ¶
∂Ψp (x, t) iE
i~ = i~ − Ψp (x, t) = EΨp (x, t).
∂t ~
С другой стороны, волна де Бройля – это собственная функция опе-
d
ратора p̂ = −i~ , то есть
dx
p̂Ψp (x, t) = pΨp (x, t), p̂2 Ψp (x, t) = p2 Ψp (x, t), ...
p2
В нерелятивистском случае E = . Следовательно,
2m
∂Ψp (x, t) p̂2
i~ = Ψp (x, t),
∂t 2m
p̂2
то есть в данном случае Ĥ = – оператор кинетической энергии.
2m
24
Если движение происходит в потенциальном поле U (x), то есте-
ственно предположить, что

p̂2
Ĥ = + U (x̂)
2m
есть оператор полной энергии. В общем случае в классической тео-
рии функция Гамильтона H = H(p, q, t) – это полная энергия, вы-
раженая через координаты и импульсы. Оператор

p̂2
Ĥ = + U (q̂)
2m
называется оператором полной энергии или оператором Гамильтона
(гамильтонианом).
В общем случае динамика квантовой системы полностью опреде-
ляется уравнением Шредингера с начальным условием:

 ∂Ψ(q, t)
 i~ = ĤΨ(q, t),
∂t


Ψ(q, 0) = Ψ0 (q).

Условие на Ψ0 (q) Z
|Ψ0 (q)|2 dq = 1

задает нормировку Ψ(q, t) для всех t.

Замечание. Уравнение Шредингера можно постулировать (счи-


тать пятым постулатом).

Стационарные состояния

Если Ĥ не зависит явно от t, то можно искать решение в виде

Ψ(q, t) = ψ(q)A(t).

Подстановка в уравнение Шредингера дает

dA(t)
i~ ψ(q) = A(t)Ĥψ(q).
dt

25
Разделяя переменные, находим

i~Ȧ(t) Ĥψ(q)
= = E,
A(t) ψ(q)

где E – некоторая константа. Решение для A(t) имеет вид


iEt
A(t) = Ce− ~ .

Задача
Ĥψ(q) = Eψ(q)
есть задача на собственные функции оператора Ĥ. Решением яв-
ляются собственные функции оператора Ĥ. Согласно постулату III
измерение энергии в состоянии с волновой функцией ψ(q) с вероят-
ностью 1 дает величину E.
Уравнение Шредингера имеет частные решения
Et
ΨE (q, t) = ψE (q)e−i ~ , ĤψE (q) = EψE (q).

Каждое такое решение ΨE – это волновая функция состояния с опре-


деленной энергией E. Уравнение

Ĥψ(q) = Eψ(q)

называется стационарным уравнением Шредингера. В данном слу-


чае плотность вероятности

ρ(q, t) = |ψ(q, t)|2 = |ψ(q)|2

не зависит от t. Поэтому Ψ(q, t) называют волновой функцией ста-


ционарного состояния.

Общее решение уравнения Шредингера

В общем случае спектр Ĥ имеет дискретную и непрерывную ча-


сти:
Ĥψn = En ψn , ĤψE = EψE .
Тогда вид общего решения уравнения Шредингера таков
X Z
En t Et
Ψ(q, t) = cn ψn (q)e−i ~ + c(E)ψE (q)e−i ~ dE.
n

26
Докажем это.
Пусть мы ищем Ψ(q, t) с начальным условием
Ψ(q, 0) = Ψ0 (q).
Разложим Ψ0 (q) по полному базису, составленному из собственных
функций оператора Гамильтона,
X Z
Ψ0 (q) = cn ψn (q) + c(E)ψE (q)dE,
n

cn = hψn |Ψ0 i, c(E) = hψE |Ψ0 i.


Воспользовавшись этими амплитудами, построим решение следую-
щего вида
X Z
En t Et
Ψ(q, t) = cn ψn (q)e−i ~ + c(E)ψE (q)e−i ~ dE.
n

Это и есть искомое решение, так как


Ψ(q, 0) = Ψ0 (q).
Замечание. Если оператор Ĥ вырожден, то следует позаботить-
ся о построении полного набора операторов (включающего в себя
Ĥ) данной физической системы. Собственные функции этого набо-
ра операторов формируют полный базис. Общее решение уравнения
Шредингера, записанное выше, представляет собой разложение по
этому базису. То есть индексы n и E, по которым ведется суммиро-
вание и интегрирование, нужно понимать как наборы квантовых чи-
сел (включающих в себя энергию), однозначно определяющих кван-
товые состояния системы.

Пример: одномерное свободное движение. В данном случае


p̂2 d
Ĥ = , p̂ = −i~ .
2m dx
Уравнение Шредингера с начальным условием:

 ∂Ψ(x, t)
 i~ = ĤΨ(x, t),
∂t


Ψ(x, 0) = Ψ0 (x).
27
Ищем решения стационарного уравнения Шредингера

p2
Ĥψ(x) = Eψ(x), E= .
2m

Так как Ĥ и p̂ коммутируют ([Ĥ, p̂] = 0), то Ĥ и p̂ имеют общую


систему собственных функций. Легко проверить, что собственные
функции оператора p̂
1 px
ψp (x) = √ ei ~
2π~

являются собственными функциями оператора Ĥ. Следовательно


функции ψp (x) являются решениями стационарного уравнения Шре-
дингера. Тогда частные решения уравнения Шредингера – это вол-
новые функции стационарных состояний
Et 1 px−Et
Ψp (x, t) = ψp (x)e−i ~ =√ ei ~ .
2π~
Это и есть волны де Бройля.
Общее решение – суперпозиция частных решений:
Z
Ψ(x, t) = C(p)Ψp (x, t)dp.

Таким образом, волновая функция свободной частицы есть не что


иное, как волновой пакет.

Зависимость физических величин от времени

В общем случае оператор физической величины может явно за-


∂ F̂ (t)
висеть от времени: F̂ = F̂ (t). Пусть – производная по явной
∂t
зависимости оператора от t. Среднее значение физической величины
F в общем случае также зависит от t:

hF i = hΨ(t)|F̂ (t)|Ψ(t)i.

Найдем производную hF i по t, пользуясь тем, что


∂Ψ i
= − ĤΨ.
∂t ~
28
Получаем:

dhF i ∂Ψ ∂ F̂ ∂Ψ
=h |F̂ |Ψi + hΨ| |Ψi + hΨ|F̂ | i=
dt ∂t ∂t ∂t

i ∂ F̂ i
= hĤΨ|F̂ Ψi + hΨ| |Ψi − hΨ|F̂ |ĤΨi =
~ ∂t ~

∂ F̂ i i
= hΨ| |Ψi + (hΨ|Ĥ F̂ |Ψi − hΨ|F̂ Ĥ|Ψi) =
∂t ~ ~

∂ F̂ i dF̂
= hΨ| + [Ĥ, F̂ ]|Ψi ≡ hΨ| |Ψi.
∂t ~ dt
Здесь введен оператор изменения физической величины во времени

dF̂ ∂ F̂ i
= + [Ĥ, F̂ ].
dt ∂t ~

dF̂
Если = 0, то hF i = const. В таком случае говорят, что F –
dt
это сохраняющаяся величина, интеграл движения.
Если
∂ F̂
1) F̂ не зависит от t явно, то есть = 0,
∂t
2) [Ĥ, F̂ ] = 0,
то F – интеграл движения.

Примеры:

1. F̂ = Ĥ и Ĥ не зависит от t (гамильтониан замкнутой системы)


– полная энергия замкнутой системы сохраняется.
d p̂2
2. p̂ = −i~ . Если Ĥ = (свободное движение), то импульс p
dx 2m
сохраняется.
d p̂2
3. p̂ = −i~ , Ĥ = + U (x). Оператор p̂ не зависит от t. Вы-
dx 2m
числим коммутатор
[Ĥ, p̂] = [U (x), p̂].

29
Для этого рассмотрим

[U (x), p̂]f (x) = −i~ U (x)f 0 (x) + i~(U 0 (x)f (x) + U (x)f 0 (x)) =

= i~ U 0 (x)f (x).

Следовательно
[U (x), p̂] = i~U 0 (x).
Мы получаем, что
dp̂ i i dU dU
= [Ĥ, p̂] = (i~ )=− .
dt ~ ~ dx dx
dx̂
4. Аналогично найдем . В данном случае
dt
i i
[Ĥ, x] = [p̂2 , x].
~ 2m~
Вычислим коммутатор [p̂2 , x] либо непосредственно

d2
[p̂2 , x]f (x) = −~2 [
, x]f (x) = −~2 (2f 0 (x) + xf 00 (x) − xf 00 (x)) =
dx2
µ ¶
2 0 d
= −2~ f (x) = −2i~ −i~ f (x) = −2i~p̂f (x),
dx

либо через вспомогательное соотношение

[p̂2 , x] = p̂[p̂, x] + [p̂, x]p̂ = −2i~p̂.

Тогда для искомой производной получаем


dx̂ i i i p̂
= [Ĥ, x] = [p̂2 , x] = (−2i~p̂) = ,
dt ~ 2m~ 2m~ m
то есть
dx̂ p̂
= .
dt m

30
Лекция №6. Связь квантовой механики с
классической. Линейный осциллятор

Теорема Эренфеста
dx̂ dp̂
Операторы и определяют скорости изменения средних зна-
dt dt
чений координаты hxi и импульса hpi, соответственно. Воспользовав-
шись соотношениями, полученными на прошлой лекции, получаем
dhxi dx̂ p̂ hpi
= hΨ| |Ψi = hΨ| |Ψi = ,
dt dt m m
Z
dhpi dp̂ dU dU dU
= hΨ| |Ψi = −hΨ| |Ψi ≡ − |Ψ|2 dx = −h i.
dt dt dx dx dx
Следовательно
d2 hxi dU
m = −h i.
dt2 dx
Пусть ∆x – размер области локализации частицы (размер обла-
сти, где плотность вероятности |Ψ|2 существенно отлична от нуля).
dU
Если слабо меняется в этой области (т.е. ∆x ¿ L, где L – размер
dx
dU
области существенного изменения ), то
dx
¯
dU dU ¯¯
h i' .
dx dx ¯x'hxi

В этом случае движение области локализации частицы определяется


вторым законом Ньютона
¯
d2 hxi dU ¯¯
m 2 '− .
dt dx ¯x'hxi

Мы показали, что в пределе ∆x ¿ L классическая динамика выво-


дится из квантовой динамики. Это утверждение называется теоре-
мой Эренфеста.

Замечание. Пусть L – масштаб неоднородности потенциала


U (x) (и его производной); частица движется в области размера ∼ L,
31
т.е. hxi ∼ L. Если в каждый момент времени неопределенность ко-
ординаты ∆x мала по сравнению со средним значением hxi, т.е.

∆x ¿ hxi ∼ L,

то координата частицы, фактически, определена и равна hxi. Есте-


ственно ожидать, что в этом пределе изменение hxi во времени опре-
деляется классическим законом движения – вторым законом Ньюто-
на. Именно это и утверждает доказанная нами теорема Эренфеста.

Замечание. Теорема Эренфеста позволяет понять, почему дви-


жение электрона в электронно-лучевой трубке описывается класси-
ческими уравнениями, тогда как движение этого же электрона в ато-
ме – квантовыми уравнениями.

Скобка Пуассона и коммутатор

Обобщая, можно сказать, что всюду там, где неопределенность


∆F физической величины F мала по сравнению с hF i, среднее значе-
ние hF i должно меняться по классическим законам. Напомним, что в
классической механике мы имеем дело с обобщенными координатами
q = (q1 , q2 , . . .), обобщенными импульсами p = (p1 , p2 , . . .), а также
с функциями обобщенных координат и импульсов F = F (p, q, t).
Полная производная по времени величины F определяется соотно-
шением
dF ∂F
= + {H, F },
dt ∂t
где {H, F } – это скобка Пуассона:
X µ ∂H ∂F ∂H ∂F

{H, F } = − .
i
∂pi ∂qi ∂qi ∂pi

Если неопределенность ∆F мала, то среднее значение hF i должно


меняться по тому же закону, что и классическое значение F . Следо-

32
вательно должны существовать соответствия:

F ↔ hF i,

∂F ∂ F̂
↔ hΨ| |Ψi,
∂t ∂t
i
{H, F } ↔ hΨ|[Ĥ, F̂ ]|Ψi.
~

По этой причине коммутатор [Ĥ, F̂ ] иногда называют квантовой


скобкой Пуассона. Указанное соответствие между коммутатором и
скобкой Пуассона может быть использовано для определения явного
вида операторов физических величин.
Рассмотрим в качестве примера одномерное движение, где q →
x̂ = x и p → p̂ =? В классической теории скобка Пуассона {p, x}
легко вычисляется:
{p, x} = 1.
Для коммутатора операторов p̂ и x̂, следовательно, получаем:
i
[p̂, x̂] = 1 ⇒ [p̂, x̂] = −i~.
~
Это верно, если оператор импульса выглядит следующим образом:
d
p̂ = −i~ .
dx
В случае n-мерного конфигурационного пространства имеем

{pi , qj } = δij .

Следовательно
i
[p̂i , q̂j ] = δij ⇒ [p̂i , q̂j ] = −i~δij .
~
В частности, оператор импульса частицы, движущейся в трехмерном
пространстве, есть
p̂ = −i~∇.

33
Плотность тока вероятности

Найдем теперь явный вид плотности тока вероятности в трехмер-


ном координатном пространстве. Оператор Гамильтона имеет вид

p̂2 ~2
Ĥ = + U (r) = − ∆ + U (r).
2m 2m
Уравнение Шредингера (для волновой функции Ψ) и комплексно
сопряженное уравнение Шредингера (для функции Ψ∗ ) выглядят
следующим образом:

∂Ψ(r, t) ~2
i~ =− ∆Ψ(r, t) + U (r)Ψ(r, t),
∂t 2m

∂Ψ∗ (r, t) ~2
−i~ =− ∆Ψ∗ (r, t) + U (r)Ψ∗ (r, t).
∂t 2m
Домножим первое уравнение на Ψ∗ , а второе – на Ψ. Тогда, вычитая
из первого уравнения второе, находим:
µ ¶
∗ ∂Ψ ∂Ψ∗ ~2
i~ Ψ +Ψ =− (Ψ∗ ∆Ψ − Ψ∆Ψ∗ ),
dt dt 2m
или
∂ ~2
i~|Ψ(r, t)|2 = − ∇(Ψ∗ ∇Ψ − Ψ∇Ψ∗ ).
∂t 2m
Пусть ρ(r, t) = |Ψ(r, t)|2 – плотность вероятности. Тогда полученное
соотношение принимает вид уравнения непрерывности
∂ρ
+ divj = 0,
∂t
где
~
j=(Ψ∗ ∇Ψ − Ψ∇Ψ∗ )
2mi
есть плотность тока вероятности.

Линейный осциллятор

Гамильтониан линейного осциллятора имеет вид

p̂2 mω 2 x2 ~2 d2 mω 2 x2
Ĥ = + =− + .
2m 2 2m dx2 2
34
Решаем стационарное уравнение Шредингера

Ĥψ(x) = Eψ(x),

~2 00 mω 2 x2
− ψ + ψ = Eψ.
2m 2
Обезразмериваем уравнение, домножая левую и правую части на
2/~ω,
~ 00 mω 2 2E
− ψ (x) + x ψ(x) = ψ(x).
mω ~ ~ω
Теперь вводим безразмерную координату и безразмерную энергию:
r

ξ= x,
~

E
ε= .

В новых переменных стационарное уравнение Шредингера прини-
мает вид
−ψ 00 (ξ) + ξ 2 ψ(ξ) = 2εψ(ξ).
Для начала исследуем асимптотику решений при ξ → ±∞. Пре-
небрегая 2εψ(ξ), имеющим второй порядок малости по отношению к
ξ 2 ψ при больших |ξ|, получаем упрощенное уравнение

ψ 00 (ξ) ' ξ 2 ψ(ξ).

Решением этого асимптотического уравнения является следующая


функция
2
ψ(ξ) = Cξ n e−αξ ,
где α > 0, чтобы выполнялось условие ψ(ξ) → 0 при |ξ| → ∞. Дей-
ствительно, ограничиваясь учетом слагаемых, доминирующих при
|ξ| → ∞, получаем:
2
ψ 0 (ξ) ' −2αCξ n+1 e−αξ ,
2
ψ 00 (ξ) ' 4α2 Cξ n+2 e−αξ = 4α2 ξ 2 ψ.

35
Подставляя ψ 00 в асимптотическое уравнение, находим: 4α2 = 1 или
1
α = . Следовательно в асимптотике волновая функция выглядит
2
так: 2
ψ(ξ) = Cξ n e−ξ /2 .
Теперь возвращаемся к обезразмеренному уравнению. Ищем его
решение в виде
2
ψ(ξ) = f (ξ)e−ξ /2 .
Тогда
2 2
ψ 0 = f 0 e−ξ /2
− ξf e−ξ /2
,
2 2 2 2
ψ 00 = f 00 e−ξ /2
− 2ξf 0 e−ξ /2
− f e−ξ /2
+ ξ 2 f e−ξ /2
.
2
Подставляя эти функции в уравнение и сокращая e−ξ /2
, получаем
00 0 2 2
−f + 2ξf + f − ξ f + ξ f = 2εf,

f 00 (ξ) − 2ξf 0 (ξ) + (2ε − 1)f (ξ) = 0.



X
Предположим, что f (ξ) представляет собой ряд: f (ξ) = ak ξ k .
k=0
Тогда
X X
f0 = ak kξ k−1 , ξf 0 = ak kξ k ,
k=0 k=0
X X
f 00 = ak (k − 1)k ξ k−2 = ak+2 (k + 1)(k + 2)ξ k .
k=0 k=0

Подстановка этих производных в уравнение дает:


X X X
ak+2 (k + 1)(k + 2)ξ k − 2 ak kξ k + (2ε − 1) ak ξ k = 0,
k=0 k=0 k=0
или X
((k + 1)(k + 2)ak+2 − 2kak + (2ε − 1)ak ) ξ k = 0.
k=0
Следовательно в левой части коэффициент при каждой степени ξ
есть ноль. Отсюда получаем рекурентные соотношения для коэф-
фициентов ak :
2k − (2ε − 1)
ak+2 = ak .
(k + 1)(k + 2)
36
Задавая a0 и a1 , из рекурентных соотношений однозначно опре-
деляем все остальные члены ряда. Этот ряд должен обрываться, так
как функция f (ξ) должна быть полиномом конечной степени. Тогда
при |ξ| → ∞ выживает только старшая степень полинома и ψ(ξ)
принимает асимптотическую форму. Обрыв возникает, если выпол-
няется одно из следующих условий:
1
1) a1 = 0 и ε = n + , n = 0, 2, 4 . . .;
2
Xn
в этом случае fn (ξ) = ak ξ k представляет собой четный поли-
k=0,2...
ном n-й степени;
1
2) a0 = 0 и ε = n + , n = 1, 3, 5 . . .;
2
n
X
в этом случае fn (ξ) = ak ξ k представляет собой нечетный по-
k=1,3...
лином n-й степени.

Замечание. Функции fn (ξ) пропорциональны полиномам Эрми-


та Hn (ξ).

Окончательно, в случае линейного осциллятора стационарное


уравнение Шредингера имеет следующие решения:
µ ¶
2 1
ψn (x) = Cn Hn (ξ)e−ξ /2 , En = ~ω n + , n = 0, 1, 2 . . . ,
2
r

где ξ = x. Общее решение уравнения Шредингера имеет вид
~
X En t X ~ω(n+1/2)t
Ψ(x, t) = cn ψn (x)e−i ~ = cn ψn (x)e−i ~ =
n n

ωt
X
= e−i 2 cn ψn (x)e−iωnt .
n

Замечание. Из вида общего решения следует ,что

|Ψ(x, t)| = |Ψ(x, t + T )|,



где T = . То есть, каким бы ни было начальное условие, волно-
ω
37
вая функция линейного осциллятора возвращается к своему перво-

начальному виду через отрезок времени T = .
ω

Лекция №7. Частица в центральном поле

Операторы орбитального момента

В центральном поле потенциальная энергия частицы зависит


только от ее расстояния от центра, т.е.
U (r) = U (|r|) ≡ U (r), |r| ≡ r.
Силы, действующие на частицу в центральном поле, разумеется, яв-
ляются центральными, поскольку
r
F = −∇U = −U 0 (r) .
r
Пример: электрон в поле ядра. Потенциальная энергия элек-
Ze2
трона U (r) = − .
r
Рассмотрим потенциал центрального поля самого общего вида
U (r). Оператор Гамильтона имеет вид
p̂2
Ĥ = + U (r).
2m
Ищем решение стационарного уравнения Шредингера
Ĥψn = Eψn , ψn = ψn (r).
Для решения введем оператор орбитального (углового) момента
L̂ = [r̂ × p̂] = −i~[r × ∇].
По определению
¯ ¯
¯ ex ey ez ¯
¯ ¯
¯ ¯
L̂ ¯ ¯
¯ x y z ¯
l̂ = = −i[r × ∇] = −i ¯ ¯
~ ¯ ¯
¯ ∂ ∂ ∂ ¯¯
¯
¯ ¯
∂x ∂y ∂z
38
есть безразмерный оператор орбитального момента.
Оператор l̂ коммутирует с оператором Ĥ, то есть

[Ĥ, ˆlα ] = 0, α = 1, 2, 3,

где µ ¶
ˆl1 ≡ ˆlx = −i y ∂ − z ∂ ,
µ ∂z ∂y ¶
ˆl2 ≡ ˆly = −i z ∂ − x ∂ ,
µ ∂x ∂z ¶
ˆl3 ≡ ˆlz = −i x ∂ − y ∂ ,
∂y ∂x
или
ˆlα = −ieαβγ rβ ∇γ = 1 eαβγ rβ p̂γ .
~
Действительно, воспользовавшись тем, что
p̂λ p̂λ
Ĥ = + U (r)
2m
и
[p̂α , rβ ] = −i~δαβ ,
нетрудно показать, что

[p̂λ p̂λ , ˆlα ] = 0,

и
[U (r), ˆlα ] = 0.
Далее, вычисляя коммутаторы опрераторов ˆlα , находим
h i
ˆlx , ˆly = iˆlz ,

h i
ˆly , ˆlz = iˆlx ,

h i
ˆlz , ˆlx = iˆly ,

или
[ˆlα , ˆlβ ] = ieαβγ ˆlγ .

39
Так как операторы проекций вектора орбитального момента на оси
декартовой системы координат не коммутируют друг с другом, то
только одна компонента вектора l может быть точно определена.
Введем оператор квадрата орбитального момента:

l̂2 ≡ ˆlx2 + ˆly2 + ˆlz2 .

Нетрудно показать, что он коммутирует с операторами проекций ор-


битального момента, т.е.

[l̂2 , ˆlα ] = 0.

Следовательно квадрат длины и одна из компонент вектора l одно-


временно измеримы. То есть операторы Ĥ, l̂2 и ˆlα коммутируют друг
с другом. А это означает, что они имеют общую систему собственных
функций.
Перейдем от декартовых координат (x, y, z) к сферическим ко-
ординатам (r, θ, ϕ):

x = r sin θ cos ϕ, y = r sin θ sin ϕ, z = r cos θ.

В сферических координатах операторы ˆlα имеют вид


µ ¶
ˆlx = −i − sin ϕ ∂ − cos ϕ ctg θ ∂ ,
∂θ ∂ϕ
µ ¶
ˆly = −i cos ϕ ∂ − sin ϕ ctg θ ∂ ,
∂θ ∂ϕ

ˆlz = −i ∂ .
∂ϕ
Для оператора квадрата орбитального момента получаем:
µ ¶
1 ∂ ∂ 1 ∂2
l̂2 = − sin θ − ≡ −∆θ, ϕ .
sin θ ∂θ ∂θ sin2 θ ∂ϕ2
Легко видеть, что наиболее просто выглядит тройка коммутирую-
щих операторов Ĥ, l̂2 и ˆlz .
Рассмотрим вид оператора Гамильтона в сферических координа-
тах:
p̂2 ~2
Ĥ = + U (r) = − ∆r, θ, ϕ + U (r).
2m 2m
40
Лапласиан в сферических координатах выглядит следующим обра-
зом µ ¶
1 ∂ 2 ∂ ∆θ, ϕ
∆r, θ, ϕ = 2 r + 2 ,
r ∂r ∂r r
поэтому оператор Гамильтона можно записать так:
à µ ¶ !
~2 1 ∂ 2 ∂ l̂2
Ĥ = − r − 2 + U (r).
2m r2 ∂r ∂r r

Сферические гармоники

Собственными функциями операторов l̂2 и ˆlz являются сфериче-


ские гармоники Ylm (θ, ϕ):

l̂2 Ylm (θ, ϕ) = λ(l)Ylm (θ, ϕ),

ˆlz Ylm (θ, ϕ) = mYlm (θ, ϕ).

Подставим в эти уравнения явные выражения для операторов в сфе-


рических координатах:
 µ µ ¶ ¶
 1 ∂ ∂ 1 ∂2

 − sin θ − Ylm (θ, ϕ) = λ(l)Ylm (θ, ϕ),
 sin θ ∂θ ∂θ sin2 θ ∂ϕ2


 −i ∂ Ylm (θ, ϕ) = mYlm (θ, ϕ).

∂ϕ
Решим эту систему дифференциальных уравнений методом раз-
деления переменных:

Y (θ, ϕ) = A(θ)B(ϕ).

Из второго уравнения получаем


dB(ϕ)
−i = mB(ϕ) ⇒ B(ϕ) = eimϕ .

При изменении угла ϕ на 2π мы возвращаемся в исходную точку про-
странства. Поскольку волновая функция должна быть однозначной,
то
B(ϕ + 2π) = B(ϕ),
41
то есть
ei2πm = 1.
Следовательно m ∈ Z.
Подставляя
Ylm (θ, ϕ) = A(θ)eimϕ
в первое уравнение системы и сокращая eimϕ , получаем уравнение
на A(θ):
µ µ ¶ ¶
1 d d m2
− sin θ + A(θ) = λ(l)A(θ).
sin θ dθ dθ sin2 θ
Выполним замену переменной:

ξ = cos θ, −1 6 ξ 6 1,

d d cos θ d d
= = − sin θ .
dθ dθ dξ dξ
Тогда
µ ¶ µ ¶
1 d d d 2 d d2 d
− sin θ = (ξ − 1) = (ξ 2 − 1) 2 + 2ξ ,
sin θ dθ dθ dξ dξ dξ dξ

и уравнение для A(ξ) принимает вид:


µ ¶
2 d2 d m2
(ξ − 1) 2 + 2ξ + A(ξ) = λ(l)A(ξ).
dξ dξ 1 − ξ2

Замечание. В общем случае решение A(ξ) расходится в точках


ξ = ±1, то есть при θ = ±π или на оси Oz в декартовых координатах.
С физической точки зрения расходимостей быть не должно. Кроме
того, выбор оси (в нашем случае – оси Oz) не должен отражаться на
решении уравнения Шредингера.

Из теории уравнений математической физики следует, что рас-


ходимостей (особенностей) при ξ = ±1 нет, только если

λ(l) = l(l + 1),

42
где l = |m|, |m| + 1, . . . (l > |m|). То есть при любом l = 0, 1, 2 . . .
получаем уравнение
µ ¶
d2 d m2
(ξ 2 − 1) 2 + 2ξ + − l(l + 1) A(ξ) = 0,
dξ dξ 1 − ξ2

где m = 0, ±1, ±2 . . . ± l. В таком случае Alm (ξ) – это функция


без особенностей при −1 6 ξ 6 1. Поскольку уравнение содержит
m2 , то функции Alm (ξ) и Al −m (ξ) отличаются только постоянным
множителем.
Рассмотрим два случая
а) m = 0,
µ ¶
2 d2 d
(ξ − 1) 2 + 2ξ − l(l + 1) A(ξ) = 0.
dξ dξ

Тогда решением является A(ξ) = Pl (ξ) – полином Лежандра степени


l. Его явный вид задается формулой Родрига:

1 dl 2
Pl (ξ) = (ξ − 1)l .
2l l! dξ l
б) m > 0. Тогда A(ξ) = Plm (ξ) – присоединенный полином Ле-
жандра. Для него имеем:
dm
Plm (ξ) = (1 − ξ 2 )m/2 Pl (ξ).
dξ m
Полиномы Лежандра обладают свойством ортогональности:
Z1
Plm (ξ)Plm
0 (ξ)dξ ∼ δll0 .

−1

Итак, сферические гармоники имеют вид (для неотрицательных


m):

Ylm (θ, ϕ) = Clm Plm (θ)eimϕ , l = 0, 1, 2 . . . , m = 0, 1, 2 . . . l.

Константы Clm находятся из условия нормировки


ZZ
2
|Ylm (θ, ϕ)| dΩ = 1.

43
Можно показать, что
µ ¶1/2
2l + 1 (l − m)!
Clm = .
4π (l + m)!
Сферические гармоники с отрицательными m = −1, −2 . . . − l по
определению принимают равными

Ylm (θ, ϕ) = (−1)m Yl∗−m (θ, ϕ).

Сферические гармоники образуют полный ортонормированный ба-


зис на сфере (0 6 θ 6 π, 0 6 ϕ 6 2π):
ZZ

Ylm (θ, ϕ)Yl0 m0 (θ, ϕ)dΩ = δll0 δmm0 .

Радиальное уравнение Шредингера

Вернемся теперь к задаче о нахождении ψ-функции частицы в


центральном поле. Ищем решение стационарного уравнения Шре-
дингера в виде
ψ(r) = R(r)Ylm (θ, ϕ).
Подставляя его в уравнение, получаем
à µ ¶ !
~2 1 ∂ 2 ∂ l̂2
− r − 2 R(r)Ylm (θ, ϕ) +
2m r2 ∂r ∂r r

+ U (r)R(r)Ylm (θ, ϕ) = ER(r)Ylm (θ, ϕ).


Поскольку
lˆ2 Ylm (θ, ϕ) = l(l + 1)Ylm (θ, ϕ),
то, сокращая Ylm (θ, ϕ), находим уравнение для радиальной функ-
ции:
µ µ ¶ ¶
~2 1 d 2 d l(l + 1)
− r − R(r) + U (r)R(r) = ER(r).
2m r2 dr dr r2
Небольшая перегруппировка дает:
µ ¶
~2 1 d 2 d
− r R(r) + Uэфф (r)R(r) = ER(r),
2m r2 dr dr
44
где введено:
h2 l(l + 1)
Uэфф (r) = U (r) + .
2mr2
u(r)
Далее примем R(r) = , и, пользуясь тем, что
r
µ ¶ µ ¶
1 d 2 d u(r) 1 d 2 u0 (r) u(r)
r = r − =
r2 dr dr r r2 dr r r2

1 d u00
= 2
(ru0 (r) − u(r)) = ,
r dr r
получим
~2 u00 (r) u(r) u(r)
− + Uэфф (r) =E .
2m r r r
Домножая на r, приходим к окончательному виду уравнения на ра-
диальную функцию u(r):

~2 d2 u(r)
− + Uэфф (r)u(r) = Eu(r).
2m dr2
Этот результат называют радиальным уравнением Шредингера.
Условие нормировки
Z
|ψ(r)|2 d3 r = 1, d3 r = r2 drdΩ

с учетом подстановки

u(r)
ψ(r, θ, ϕ) = Ylm (θ, ϕ)
r
и нормировки функций Ylm (θ, ϕ), переходит в условие нормировки
функций u(r):
∞ 
Z 2
µZ Z ¶ ∞
Z
 |u(r)| 2 
r dr |Ylm (θ, ϕ)| dΩ = |u(r)|2 dr = 1.
2
r2
0 0

45
Лекция №8. Водородоподобный атом

Уравнение для радиальных функций

Рассмотрим подробнее одну из важнейших задач, связанных с


центральным полем, а именно – кулоновское поле водородоподобного
атома. Потенциальная энергия электрона в этом поле имеет вид:

Ze2
U (r) = − .
r
На прошлой лекции было показано, что волновая функция частицы
в таком поле представима в виде

u(r)
ψ(r) = Ylm (θ, ϕ).
r
При этом u(r) – это решение радиального уравнения Шредингера,
µ ¶
~2 00 Ze2 ~2 l(l + 1)
− u (r) + − + u(r) = Eu(r),
2me r 2me r2
нормированное условием
Z

|u(r)|2 dr = 1.
0

2~2
Домножая обе части уравнения на
me e4
µ ¶
~4 00 2Z~2 ~4 l(l + 1) 2E~2
− 2 4 u (r) + − + u(r) = u(r),
me e m e e2 r m2e e4 r2 m e e4
и вводя следующие величины

~2
a0 = ' 0, 5 · 10−8 см,
me e2

e2 me e4
Ea = = ' 27 эВ,
a0 ~2

46
находим
µ ¶
2Za0 a20 l(l + 1) 2E
−a20 u00 (r) + − + u(r) = u(r).
r r2 Ea

В новых безразмерных переменных


r E
ρ= , ε= ,
a0 Ea
получаем уравнение

2Z l(l + 1)
−u00 (ρ) − u(ρ) + u(ρ) = 2εu(ρ).
ρ ρ2

Явный вид радиальных функций

Будем рассматривать только связанные состояния, такие что

α2
E < 0, ε < 0, −ε ≡ > 0.
2
Тогда
2Z l(l + 1)
−u00 (ρ) − u(ρ) + u(ρ) + α2 u(ρ) = 0.
ρ ρ2
Искать решение, как в задаче о линейном осцилляторе, будем по-
этапно.
Для начала найдем асимптотику решения при ρ → ∞. Пренебре-
гая членами младших порядков, находим

u00 (ρ) − α2 u(ρ) ' 0.

Решением, как легко показать, является функция

u(ρ) = Cρn e−αρ .

Действительно, удерживая только ведущие при ρ → ∞ слагаемые,


получаем
u0 (ρ) ' −αCρn e−αρ ,

u00 (ρ) ' α2 Cρn e−αρ = α2 u(ρ).

47
Найдем также асимптотику u(ρ) при ρ → 0. В этом пределе урав-
нение принимает форму
l(l + 1)
u00 (ρ) − u(ρ) ' 0.
ρ2
Этому уравнению удовлетворяет степенная функция

u(ρ) = Cρk ,

причем k определяется условием

k(k − 1) = l(l + 1).

То есть, k = l + 1 или k = −l. При отрицательном k функция u(ρ) не


определена в нуле, а нормировочный интеграл расходится. Следова-
тельно в пределе ρ → 0 имеем u(ρ) ∼ ρl+1 .
Подытоживая результаты, получаем
u(ρ) ∼ ρn e−αρ , при ρ → ∞,

u(ρ) ∼ ρl+1 , при ρ → 0.

Решение u(ρ) ищем в виде

u(ρ) = F (ρ)e−αρ ,

тогда
u0 = F 0 e−αρ − αF e−αρ ;

u00 = F 00 e−αρ − 2αF 0 e−αρ + α2 F e−αρ .


Подставляя эти выражения в обезразмеренное уравнение и сокращая
e−αρ , получаем
2Z l(l + 1)
−F 00 + 2αF 0 − α2 F − F+ F + α2 F = 0,
ρ ρ2
или
2Z l(l + 1)
−F 00 + 2αF 0 − F+ F = 0.
ρ ρ2
Ищем теперь F (ρ) в виде ряда
X X
F (ρ) = ρl+1 βν ρν = βν ρν+l+1 , β0 6= 0.
ν=0 ν=0

48
Тогда, почленно дифференцируя, находим
X
F 0 (ρ) = (ν + l + 1)βν ρν+l ,
ν=0

X
F 00 (ρ) = (ν + l)(ν + l + 1)βν ρν+l−1 .
ν=0

Подставляя ряды в уравнение и вынося ρl−1 из под знака сумм, по-


лучаем
X X
ρl−1 βν (ν + l)(ν + l + 1)ρν − 2αρl−1 βν (ν + l + 1)ρν+1 +
ν=0 ν=0

X X
+2Zρl−1 βν ρν+1 − l(l + 1)ρl−1 βν ρν = 0.
ν=0 ν=0

Общий множитель ρl−1 , конечно, сокращается.


В левой части получившегося уравнения стоят четыре ряда. За-
метим, что первый и четвертый ряды начинаются со слагаемого ∼ ρ0 ,
тогда как второй и третий – со слагаемого ∼ ρ1 . Выделяя в первом
и четвертом рядах "нулевые"слагаемые, находим:
X X
l(l + 1)β0 + βν (ν + l)(ν + l + 1)ρν − 2α βν (ν + l + 1)ρν+1 +
ν=1 ν=0
X X
+2Z βν ρν+1 − l(l + 1)β0 − l(l + 1) βν ρν = 0.
ν=0 ν=1

Сокращая слагаемые l(l+1)β0 и меняя индексы суммирования в пер-


вом и последнем рядах так, чтобы суммирования вновь начинались
с нулевого индекса, получаем
X
[ βν+1 (ν + l + 1)(ν + l + 2) − 2αβν (ν + l + 1) +
ν=0

+ 2Zβν − l(l + 1)βν+1 ] ρν+1 = 0.


Следовательно в левой части коэффициент при каждой степени ра-
вен нулю. Отсюда получаем рекурентные соотношения для коэффи-
центов βν :
2α(ν + l + 1) − 2Z
βν+1 = βν , ν = 0, 1, 2 . . .
(ν + l + 1)(ν + l + 2) − l(l + 1)
49
Задавая β0 , однозначно определяем все остальные члены ряда.
Так как асимптотика функции u(ρ) при ρ → ∞ описывается произ-
ведением конечной степени ρ и e−αρ , то ряд F (ρ) должен обрываться.
Пусть старшая степень ряда есть nr (т.е. βnr 6= 0, тогда как βnr +1 =
= βnr +2 = . . . = 0). Тогда условие обрыва принимает вид:

Z
α= .
nr + l + 1
Следовательно
nr
X
F (ρ) = ρl+1 βν ρν .
ν=0

Этот полином называется полиномом Лагера (при подходящем вы-


боре β0 ); nr – это число узлов радиальной функции. Таким образом

α2 Z2
ε=− =− .
2 2(nr + l + 1)2

В то же время волновая функция состояния с такой энергией опре-


деляется формулой
Ãn !
u(r) X r
l
ψnr lm (ρ, θ, ϕ) = Ylm (θ, ϕ) = Cnr l ρ βν ρ e−αρ Ylm (θ, ϕ).
ν
r ν=0

Тройка (nr , l, m) – это квантовые числа, задающие состояние.

Спектр водородоподобного атома

Передем к другой тройке квантовых чисел (n, l, m), где n ≡ nr +


+ l + 1 – главное квантовое число. Тогда
Ãn−l−1 !
X βν Zρ
l
ψnlm (ρ, θ, ϕ) = Cnl ρ ( )ρ e− n Ylm (θ, ϕ).
ν

ν=0
β0

В этом случае энергии состояний определяются только главным


квантовым числом n:
Z 2 e4 Z 2 me e4
En = Ea εn = − 2
=− .
2a0 n 2~2 n2

50
Уровень с энергией En вырожден по квантовым числам l и m. Крат-
ность вырождения n-го уровня, как легко сосчитать, равна n2 . От-
метим также, что в спектроскопии используются специальные обо-
значения для орбитального квантового числа l:

l= 0, 1, 2, 3, ...
s, p, d, f, ...

Лекция №9. Теория представлений. Формализм


Дирака

Волновая функция в f -представлении

В соответствии с постулатом I ψ(r) – это функция, дающая пол-


ное описание квантового состояния частицы. В частности, это ам-
плитуда вероятности найти частицу в точке r.
Теперь рассмотрим некоторую физическую величину F и соот-
ветствующий ей оператор F̂ . Задача на собственные функции этого
оператора имеет вид
F̂ ψf (r) = f ψf (r).
Амплитуда вероятности получить величину f при измерении F в
состоянии, которое описывается волновой функцией ψ(r), есть
Z
c(f ) = hψf |ψi ≡ ψf∗ (r)ψ(r)d3 r.

Напомним, что собственное значение f часто называют квантовым


числом, которое однозначно фиксирует собственную функцию. По-
этому удобно пользоваться следующим обозначением:

c(f ) = hψf |ψi ≡ hf |ψi.

Заметим, что разложение ψ(r) по ψf (r) имеет вид


X Z
ψ(r) = cn ψn (r) + c(f )ψf df, ψn ≡ ψfn , cn ≡ c(fn ).
n

Ясно, что набор коэффициентов c(f ) столь же информативен, как и


сама исходная волновая функция ψ(r).
51
Итак, если c(f ) = hf |ψi есть амплитуда вероятности получить f
при измерении F , то амплитуду вероятности ψ(r) получить r при
измерении координаты естественно записать в виде
ψ(r) ≡ hr|ψi.
С другой стороны, если волновая функция ψ(r) имеет смысл ампли-
туды hr|ψi, то набор амплитуд c(f ), несущих всю полноту информа-
ции о квантовом состоянии системы, естественно назвать волновой
функцией, альтернативной ψ(r). Соответственно вводят обозначе-
ние:
c(f ) = hf |ψi ≡ ψ(f ).
Таким образом считают, что
hr|ψi = ψ(r) – это волновая функция в r-представлении,
hf |ψi = ψ(f ) – это волновая функция в f -представлении.

Замечание. Дирак высказал предположение, что любая волно-


вая функция – это набор проекций вектора состояния на собственные
векторы какого-либо эрмитового оператора. С этим предположением
связан особый формализм, который называется формализмом Дира-
ка.

Постулаты квантовой механики в формализме Дирака

I постулат. Квантовое состояние системы полностью определя-


ется вектором состояния |ψi. Векторы |ψi и c|ψi (c 6= 0) определяют
одно и то же состояние.
Каждому вектору состояния |ψi можно сопоставить сопряжен-
ный вектор состояния hψ|. Любой паре векторов |ψi и hϕ| можно
поставить в соответствие комплексное число, проекцию |ψi на hϕ|:
hϕ|ψi. Проекции hϕ|ψi и hψ|ϕi связаны соотношением:
hϕ|ψi ≡ hψ|ϕi∗ .
Проекция вектора на собственный сопряженный вектор есть вели-
чина неотрицательная: hψ|ψi > 0.

Замечание. Следуя Дираку, векторы hψ| иногда называют bra-


векторами, а сопряженные векторы |ψi – ket-векторами. Эти наиме-
нования Дирак построил из английского слова "bracket"("скобка")
для hϕ|ψi.
52
II постулат. Пространство состояний линейно.
Пусть |ψ1 i и |ψ2 i принадлежат пространству состояний, тогда
вектор
|ψi = c1 |ψ1 i + c2 |ψ2 i ∀c1 , c2 ∈ C
также принадлежит пространству состояний.
III постулат. Любой физической величине F соответствует ли-
нейный эрмитовый оператор F̂ , действующий в пространстве состо-
яний. Собственные векторы |f i и соответствующие им собственные
значения f определяются уравнением

F̂ |f i = f |f i.

Измерение физической величины F приводит к одному из собствен-


ных значений f . Если |ψi = |f i, то измерение F в состоянии |ψi
обязательно дает f .
Собственные векторы могут быть выбраны так, что условия нор-
мировки имеют вид:

а) в случае дискретного спектра: hf |f 0 i = δf f 0 ,

б) в случае непрерывного спектра: hf |f 0 i = δ(f − f 0 ).

Если f относится к дискретному спектру, а f 0 – к непрерывному, то


|f i и |f 0 i ортогональны.
Совокупность всех собственных векторов |f i образует полный ба-
зис. Разложение произвольного вектора |ψi по этому базису имеет
вид Z
X
|ψi = cn |fn i + c(f )|f idf,
n
где
cn = hfn |ψi ≡ hn|ψi, c(f ) = hf |ψi.
Выведем условие полноты базиса. Для этого подставим cn =
= hn|ψi и c(f ) = hf |ψi в разложение |ψi:
X Z
|ψi = |nihn|ψi + |f ihf |ψidf =
n
à Z !
X
= |nihn| + |f ihf |df |ψi ≡ |ψi.
n

53
Таким образом условие полноты базиса выглядит следующим обра-
зом: Z
X
|nihn| + |f ihf |df = 1.
n

Домножая слева на hψ| и справа на |ψi, получаем


X Z
hψ|nihn|ψi + hψ|f ihf |ψidf = hψ|ψi,
n

или Z
X
|cn |2 + |c(f )|2 df = hψ|ψi.
n

IV постулат. Если состояние системы описывается вектором ψ,


нормированным на единицу,

hψ|ψi = 1,

то cn и c(f ) – это амплитуды вероятности получить fn и f , соответ-


ственно, при измерении F в состоянии |ψi.
Набор амплитуд hn|ψi ≡ hfn |ψi = ψ(n) и hf |ψi = ψ(f ) называется
волновой функцией в f -представлении.
Теорема. Пусть физической величине F соответствует оператор
F̂ (F̂ + = F̂ ) и пусть
X Z
|ψi = cn |ni + c(f )|f idf,
n

где амплитуды
cn = hn|ψi, c(f ) = hf |ψi
представляют собой волновую функцию в f -представлении. Тогда

hf |F̂ ψi = f hf |ψi,

т.е. в f -представлении результат действия оператора F̂ на произволь-


ный вектор |ψi сводится к умножению вектора |ψi в f -представлении
на f .
Доказательство:

hf |F̂ ψi = hψ|F̂ + f i∗ = hψ|F̂ f i∗ = f hψ|f i∗ = f hf |ψi.

54
Собственные векторы и собственные значения оператора
координаты

Рассмотрим задачу о собственных векторах и собственных зна-


чениях оператора координаты r̂:

r̂|r0 i = r0 |r0 i,

где r0 – действительный радиус-вектор, а |r0 i – собственный век-


тор, отвечающий собственному значению r0 . Домножая справа на
hr|, получаем
hr|r̂|r0 i = r0 hr|r0 i.
В силу только что доказанной теоремы

rhr|r0 i = r0 hr|r0 i,

или, иначе,
rψr0 (r) = r0 ψr0 (r).
Здесь r – произвольный радиус-вектор, а r0 – фиксированный
радиус-вектор (собственное значение). Легко видеть, что функция

ψr0 (r) = δ(r − r0 )

является искомой собственной функцией оператора координаты r̂ в


координатном представлении. Эта функция не может быть нормиро-
вана на единицу, поэтому состояние, описывающееся такой волновой
функцией, не может быть осуществлено.
Условие полноты собственных векторов оператора координаты
имеет вид: Z
|rihr| d3 r = 1.

Домножая слева на hϕ|, а справа – на |ψi, получаем


Z
hϕ|rihr|ψi d3 r = hϕ|ψi,

то есть Z
ϕ∗ (r)ψ(r)d3 r = hϕ|ψi.

55
Лекция №10. Матричные представления. Еще раз
о линейном осцилляторе

Операторы-матрицы и векторы-столбцы

В случае, когда спектр оператора является дискретным, возни-


кают матричные представления. Пусть

Ĥ|ni = En |ni, |ni ≡ |ψn i,

где n = 0, 1, 2 . . . – индекс состояний дискретного спектра. Из условия


полноты X
|nihn| = 1
n

следует, что произвольный вектор состояния |ψi может быть разло-


жен по собственым векторам |ni следующим образом
X
|ψi = |nihn|ψi.
n

Волновая функция hn|ψi в данном n-представлении является столб-


цом ° °
° h1|ψi °
° °
hn|ψi = ° °
° h2|ψi °
° ... °
Операторы в n-представлении являются матрицами
X
hn|Â|ψi = hn|Â|n0 ihn0 |ψi =
n0
° °° °
X ° A11 A12 ... ° ° h1|ψi °
° °° °
= Ann0 hn0 |ψi = °
° A21 A22 ... ° ° h2|ψi ° .
°° °
n0 ° ... ... ... °° ... °

Рассмотрим условие эрмитовости оператора F̂ . По определению,

hn|F̂ |n0 i = hF̂ + n|n0 i = hn0 |F̂ + |ni∗ .

В матричных обозначениях это переписывается так:


¡ ¢∗
Fnn0 = F + n0 n ,
56
или ¡ ¢ ³¡ ¢∗ ´
F+ nn0
= (F ∗ )n0 n = FT .
nn0

Таким образом, если оператор эрмитов, то есть если F̂ = F̂ + , то


¡ ¢∗
F = F T ≡ F +.

Следовательно эрмитовому оператору соответствует эрмитовая мат-


рица.
Найдем результат последовательного действия операторов Â и B̂:
X X
hn|ÂB̂|n0 i = hn|Â|n00 ihn00 |B̂|n0 i = Ann00 Bn00 n0 .
n00 n00

Таким образом матрица оператора, равного произведению операто-


ров Â и B̂, равна произведению матриц, соответствующих этим опе-
раторам.

Унитарные преобразования

Посмотрим теперь, как изменяются матричные представления


при переходе от одного дискретного базиса к другому.
Пусть спектры операторов L̂ и M̂ дискретны:

L̂|λi = λ|λi,

M̂ |µi = µ|µi.

Вектор состояния |ψi может быть разложен как по базисным векто-


рам |λi, так и по базисным векторам |µi, то есть
X X
|ψi = |λihλ|ψi = |µihµ|ψi.
λ µ

Обозначим
hλ|ψi = ψλ , hµ|ψi = ψµ0 .
Тогда X X
ψµ0 = hµ|ψi = hµ|λihλ|ψi = Uµλ ψλ ,
λ λ

57
где Uµλ ≡ hµ|λi есть матрица перехода от волновой функции ψλ в
λ-представлении к волновой функции ψµ0 в µ-представлении. Эта же
матрица связывает друг с другом базисные векторы:
X X
hµ| = hµ|λihλ| ≡ Uµλ hλ|,
λ λ
X X

|µi = |λihλ|µi ≡ |λiUµλ .
λ λ

Из условий нормировки имеем:


hµ|µ0 i = δµµ0 ,

hλ|λ0 i = δλλ0 .

Поэтому
à !à !
X X
δµµ0 = hµ|µ0 i = Uµλ hλ| Uµ∗0 λ0 |λ0 i =
λ λ0

XX X X
= Uµλ Uµ∗0 λ0 hλ|λ0 i = Uµλ (U ∗ )µ0 λ = Uµλ (U + )λµ0 .
λ λ0 λ λ

Определение: Оператор Û называется унитарным, если Û + =


= Û −1 , т.е. если Û Û + = Û + Û = 1.

Почти очевидно, что унитарному оператору соответствует уни-


тарная матрица. Действительно, если Û Û + = 1, то
X ¡ ¢
Unn0 U + n0 n00 = δnn00 ,
n0

таким образом U + = U −1 .
Итак, мы доказали, что матрица (оператор) преобразования вол-
новой функции из одного представления в другое представление яв-
ляется унитарной. Подчеркнем, что унитарность есть следствие со-
хранения нормы. В самом деле, пусть hψ|ψi = 1, тогда
X
hψ|λihλ|ψi = 1,
λ

58
так что X X
hλ|ψi∗ hλ|ψi = ψλ∗ ψλ = 1,
λ λ

есть условие нормировки волновой функции в λ-представлении.


Опуская индексы, мы можем записать это так:

ψ + ψ = 1.

Аналогично
ψ 0+ ψ 0 = 1
есть условие нормировки волновой функции в µ-представлении. Под-
ставляя в это равенство разложения

ψ 0 = U ψ,

ψ 0+ = ψ + U + ,
получаем
(ψ + U + )(U ψ) = 1.
Это и означает, что U + U = 1, то есть что матрица U – унитарная.
Среднее значение hAi, получаемое при измерении физической ве-
личины A, определяется матричным элементом:
X X
hAi = hψ|Â|ψi = hψ|λihλ|Â|λ0 ihλ0 |ψi = ψλ∗ Aλλ0 ψλ0 = ψ + Aψ,
λ,λ0 λ,λ0

где Aλλ0 (A) – матрица оператора Â в λ-представлении. Аналогично


X
hAi = ψµ0∗ Aµµ0 ψµ0 0 = ψ 0+ A0 ψ 0 ,
µ,µ0

где Aµµ0 (A0 ) – матрица оператора Â в µ-представлении. Но так как


среднее значение физической величины не зависит от выбора базис-
ных векторов, то
hAi = ψ + Aψ = ψ 0+ A0 ψ 0 .
Поскольку
ψ 0+ = ψ + U + , ψ 0 = U ψ,
то
hAi = ψ + Aψ = ψ + U + A0 U ψ.
59
Следовательно матрицы A и A0 одного и того же оператора Â в λ- и
µ-представлениях связаны друг с другом следующим образом:

A = U + A0 U, A0 = U AU + .

Исследуем свойства коммутатора при унитарном преобразовании


всех входящих в него операторов. Пусть [Â, B̂] = Ĉ, или в некотором
матричном представлении:

[A, B] = C ⇒ AB − BA = C.

Тогда, домножая слева на U и справа на U + , а также используя


U + U = 1, получаем:

(U AU + )(U BU + ) − (U BU + )(U AU + ) = U CU + .

Но это есть не что иное, как запись коммутатора для операторов в


новом базисе:

A0 B 0 − B 0 A0 = C 0 ⇒ [A0 , B 0 ] = C 0 .

Таким образом, унитарные преобразования сохраняют коммутаторы


неизменными.
Возьмем теперь задачу на собственные векторы и собственные
значения некоторого оператора F̂ :

F̂ |f i = f |f i.

В некотором матричном n-представлении эта задача приобретает


следующий вид: X
Fnn0 hn0 |f i = f hn|f i.
n0

Условие разрешимости этой системы линейных алгебраических урав-


нений выглядит так:

det kFnn0 − δnn0 f k = 0.

Это есть не что иное, как алгебраическое уравнение на собственные


значения f .

60
Одновременная измеримость величин

Вернемся к теореме об одновременной измеримости величин (лек-


ция 4).
Теорема. Если [F̂ , Ĝ] = 0, то F и G одновременно измеримы. То
есть существует общая система собственных векторов операторов F̂
и Ĝ:
F̂ |ni = Fn |ni,

Ĝ|ni = Gn |ni.

Доказательство. Пусть |ni – собственные векторы оператора F̂ ,


отвечающие собственным значениям fn , то есть

F̂ |ni = fn |ni.

Условие коммутативности операторов F̂ и Ĝ

F̂ Ĝ = ĜF̂

в n-представлении принимает вид:

fn Gnn0 = Gnn0 fn0 ⇔ (fn − fn0 )Gnn0 = 0.

Если спектр оператора F̂ невырожден, то fn 6= fn0 при n 6= n0 ,


т.е. Gnn0 = 0 при n 6= n0 и, следовательно,

Gnn0 = gn δnn0 ⇔ Ĝ|ni = gn |ni

в соответствии с утверждением теоремы. Именно этот случай невы-


рожденности спектра оператора F̂ и был рассмотрен ранее.
Пусть спектр оператора F̂ вырожден, т.е. среди собственных зна-
чений имеются k совпадающих:

fn1 = fn2 = . . . = fnk ≡ f,

отвечающих различным векторам |n1 i, |n2 i . . . |nk i. Но тогда лю-


бая линейная комбинация векторов |n1 i, |n2 i . . . |nk i также является
собственным вектором оператора F̂ , отвечающим собственному зна-
чению f .

61
Пусть унитарная матрица U есть матрица перехода от одного
ортонормированного набора векторов |n1 i, |n2 i . . . |nk i к другому
|n01 i, |n02 i . . . |n0k i, т.е.
X X
hn0i | = Uij hnj |, |n0i i = ∗
Uij |nj i.
j j

Тогда в представлении векторов |n0i i оператор Ĝ имеет вид

G0 = U GU + .

Но любая эрмитовая матрица может быть приведена к диагонально-


му виду таким преобразованием (с помощью правильно подобранной
унитарной матрицы). После такого приведения имеем:

G0ij = gi δij ⇔ Ĝ|n0i i = gi |n0i i.

Таким образом, векторы |n01 i, |n02 i . . . |n0k i являются искомыми соб-


ственными векторами как для оператора F̂ , так и для оператора Ĝ.
Теорема доказана.

Линейный осциллятор

Стационарное уравнение Шредингера для линейного осциллято-


ра выглядит следующим образом:
µ 2 ¶
p̂ mω 2 x̂2
+ |ni = En |ni, [p̂, x̂] = −i~.
2m 2
Собственные векторы нормированы на единицу:

hn|ni = 1.

Обезразмерим уравнение, домножая его левую и правую части


2
на :
~ω µ 2 ¶
p̂ mωx̂2 2En
+ |ni = |ni.
m~ω ~ ~ω
Выполняем замену переменных:
r
ˆ mω p̂ En
ξ= x̂, p̂ξ = √ , εn = ,
~ m~ω ~ω
62
при этом
ˆ = −i.
[p̂ξ , ξ]
Стационарное уравнение Шредингера имеет вид:
³ ´
p̂2ξ + ξˆ2 |ni = 2εn |ni.

Введем новые операторы




 ξˆ + ip̂ξ

 â = √ ,
 2



 ξˆ − ip̂
 â+ = √ ξ .
2
Обезразмеренные операторы координаты ξˆ и импульса p̂ξ выража-
ются через эти новые операторы следующим образом


 â + â+
 ξˆ = √ ,

 2

 â − â+


 p̂ξ = √ .
i 2
Вычислим коммутатор â и â+ :
1 ˆ 1
[â, â+ ] = [ξ + ip̂ξ , ξˆ − ip̂ξ ] = (i(−i) − i(i)) = 1,
2 2
то есть
ââ+ − â+ â = 1 или ââ+ = â+ â + 1.
Перепишем теперь стационарное уравнение Шредингера через опе-
раторы â и â+ :
1
(−(â − â+ )2 + (â + â+ )2 )|ni = 2εn |ni,
2

(ââ+ + â+ â)|ni = 2εn |ni,

(â+ â + 1 + â+ â)|ni = 2εn |ni,

1
(â+ â + )|ni = εn |ni,
2

ĥ|ni = εn |ni,
63
1
где оператор ĥ = â+ â + есть, по существу, обезразмеренный опе-
2
ратор Гамильтона.
Вычислим коммутаторы операторов â+ и â с оператором ĥ. Име-
ем:
1
[â+ , ĥ] = [â+ , â+ â + ] = â+ [â+ , â] = −â+ ,
2
то есть â+ ĥ − ĥâ+ = −â+ , или

â+ ĥ = ĥâ+ − â+ .

Аналогично [â, ĥ] = â, или

âĥ = ĥâ + â.

Действуя на обезразмеренное стационарное уравнение Шредин-


гера слева оператором â+ , получаем:

â+ ĥ|ni = εn â+ |ni,

или
ĥâ+ |ni − â+ |ni = εn â+ |ni,

ĥ(â+ |ni) = (εn + 1)(â+ |ni).


Предположим, что

εn+1 = εn + 1, â+ |ni = c|n + 1i,

при этом
|c|2 = hc(n + 1)|c(n + 1)i = hâ+ n|â+ ni =

1 1
= hn|ââ+ |ni = hn|ĥ + |ni = εn + .
2 2
Аналогичным образом, действуя на то же уравнение слева опе-
ратором â, получаем
âĥ|ni = εn â|ni,
или
ĥâ|ni + â|ni = εn â|ni,

ĥ(â|ni) = (εn − 1)(â|ni).


64
Следовательно

εn−1 = εn − 1, â|ni = c0 |n − 1i,

при этом
1 1
|c0 |2 = hc0 (n−1)|c0 (n−1)i = hân|âni = hn|â+ â|ni = hn|ĥ− |ni = εn − .
2 2
1
Но |c0 |2 > 0, поэтому εn > или
2
1
min εn = .
n 2
1 1
Полагаем ε0 = , тогда εn = + n. Переходя к En , находим
2 2
спектр оператора Гамильтона:
1
En = ~ω(n + ).
2
Кроме того, считая c и c0 действительными неотрицательными чис-
лами, получаем: √
â+ |ni = n + 1|n + 1i,

â|ni = n|n − 1i.
Покажем теперь, как найти волновые функции основного и воз-
бужденных состояний в координатном представлении. Вектор |ψ0 i ≡
|0i основного состояния, т.е. состояния с минимальной энергией ε0 ,
удовлетворяет соотношению:

â|0i = 0.

В ξ-представлении получаем:

ξˆ + ip̂ξ
√ ψ0 (ξ) = 0,
2
или
d
(ξ + )ψ0 (ξ) = 0.

65
Решением, нормированным на единицу, является функция
1 2
ψ0 (ξ) = e−ξ /2
.
π 1/4
Волновые функции возбужденых состояний можно найти, вос-
пользовавшись соотношениями:
â+ |0i = 1|1i, |1i = â+ |0i,

√ 1 1
â+ |1i = 2|2i, |2i = √ â+ |1i = √ (â+ )2 |0i,
2 2
√ 1 1
â+ |2i = 3|3i, |3i = √ â+ |2i = √ (â+ )3 |0i, . . .
3 3!
Легко видеть, что
1
|ni = √ (â+ )n |0i.
n!
В координатном представлении
µ ¶n µ µ ¶¶n
1 1 d
ψn (ξ) = √ √ ξ − i −i ψ0 (ξ)
n! 2 dξ
или
µ ¶n
1 d 2 1 −ξ 2 /2
ψn (ξ) = p √ ξ− e−ξ /2 = p √ Hn (ξ)e ,
n
2 n! π dξ n
2 n! π
где µ ¶n
2 d 2
Hn (ξ) = eξ /2
ξ− e−ξ /2

есть полином Эрмита n-й степени.

Лекция №11. Квантование свободного


электромагнитного поля

Свободное электромагнитное поле

Электромагнитное поле в любой точке r в любой момент t задает-


ся напряженностями E(r, t) и H(r, t). Динамика поля определяется
66
уравнениями Максвелла. Первая пара уравнений Максвелла имеет
вид: 
 div H = 0,

 rot E = − 1 ∂H .

c ∂t
Сегодня мы обсуждаем свободное электромагнитное поле, т.е. заря-
дов и токов нет. Поэтому вторая пара уравнений Максвелла выгля-
дит так: 
 div E = 0,

 rot H = 1 ∂E .

c ∂t
Существует более экономный способ задания электромагнитного
поля – с помощью скалярного ϕ(r, t) и векторного A(r, t) потенци-
алов:
1 ∂A
E = −∇ϕ − ,
c ∂t

H = rot A.
Напряженности E и H, взятые в такой форме, тождественно удовле-
творяют первой паре уравнений Максвелла. Калибровочной инвари-
антностью называют тот факт, что преобразование
1 ∂f (r, t)
ϕ → ϕ0 = ϕ − ,
c ∂t

A → A0 = A + ∇f (r, t),

где f (r, t) – произвольная функция, не меняет напряженностей E и


H.
Выберем f (r, t) так, чтобы
1 ∂ϕ
+ div A = 0.
c ∂t
Это калибровка Лоренца. Тогда вторая пара уравнений Максвелла
приводится к форме: 
 ¤ ϕ = 0,

¤ A = 0,
67
где
1 ∂2
¤= − ∇2 .
c2 ∂t2
Примем ϕ = 0 (дополнительное калибровочное условие). Тогда сво-
бодное электромагнитное поле описывается системой уравнений:


 ϕ = 0,



div A = 0,





¤ A = 0.

Частным решением этой системы является векторный потенциал,


взятый в виде плоской волны:

A(r, t) = b e eikr−iωt + k.c.

Здесь введены следующие обозначения:


b – комплексная амплитуда,
e – единичный вектор поляризации (ee∗ = 1),
k.c. – комплексно сопряженная величина.

Частота ω и волновой вектор k связаны условием:

ω2
− k2 = 0 ⇒ ω = |k|c,
c2
причем
ek = 0 ⇒ e⊥ k.
Таким образом ортогональный базис в пространстве векторов поля-
ризации, перпендикулярных k, состоит из двух векторов e1 и e2 :

e1 ⊥ k, e2 ⊥ k, e1 e∗2 = 0.

Совокупность значений (k, eα ) ≡ λ задает моду электромагнитного


поля, а λ называется индексом моды.
Пусть поле заключено в ящик с размерами (Lx , Ly , Lz ). Если
ящик велик, то электромагнитное поле внутри него не отличимо от
свободного поля. С другой стороны, граничные условия приводят к

68
дискретизации мод. В самом деле, запишем условие периодичности
по направлению Ox:

A(x = 0, y, z, t) = A(x = Lx , y, z, t) ⇔ 1 = eikx Lx ,

т.е. kx Lx = 2πnx . Проделывая то же самое для других направлений,


получаем:
2πnx
kx = , nx ∈ Z,
Lx
2πny
ky = , ny ∈ Z,
Ly

2πnz
kz = , nz ∈ Z.
Lz

Тогда индекс моды λ = (kx , ky , kz , eα ) – это дискретный индекс.


Общее решение – суперпозиция частных решений, отвечающих
всем модам:
X¡ ¢ X¡ ¢
A(r, t) = bλ eα eikr−iωt + k.c. = bλ (t)eα eikr + k.c. ,
λ λ

где bλ (t) = bλ e−iωt . Подставляя A в выражения для E и H, получаем:


1 ∂A X X
E(r, t) = − = (ikbλ (t)eα eikr + k.c.) ≡ Eλ (r, t),
c ∂t
λ λ
X X
H(r, t) = rot A = (ibλ (t)[k × eα ]eikr + k.c.) ≡ Hλ (r, t).
λ λ

Энергия поля определяется интегралом по объему ящика:


Z
(E2 + H2 )
εf = dV.

Учитывая, что
eα e∗α0 = δαα0 ,
и Z
0
eikr e−ik r dV = V δk k0 ,
V

69
находим: X
εf = εf λ ,
λ
где Z
E2λ + H2λ 1 V k2
εf λ = dV = 4k 2 |bλ (t)|2 V = |bλ |2 .
8π 8π 2π
V

Переход от классических величин к операторам

Примем за обобщенную координату действительную величину

Qλ = ℵ(bλ (t) + b∗λ (t)).

Предположим, что обобщенный импульс, отвечающий координате


Qλ , это производная Qλ по времени:

Pλ = Q̇λ = −iωℵ(bλ (t) − b∗λ (t)).

Выполняя вычисления, нетрудно убедиться в том, что

Pλ2 + ω 2 Q2λ = −ω 2 ℵ2 (bλ − b∗λ )2 + ω 2 ℵ2 (bλ + b∗λ )2 =

V k2
= 4ω 2 ℵ2 bλ b∗λ = 4ω 2 ℵ2 |bλ |2 ∼ εf λ = |bλ |2 .

Если коэффициент ℵ выбрать так, что
V
ℵ2 = ,
4πc2
то
Pλ2 + ω 2 Q2λ
εf λ = = Hf λ .
2
Здесь Hf λ – это функция Гамильтона моды λ свободного электромаг-
нитного поля (энергия, выраженная через обобщенные координаты
и импульсы).
В самом деле, в классической теории функция Гамильтона H си-
стемы с одной степенью свободы, обобщенная координата q этой си-
стемы и обобщенный импульс p связаны уравнениями Гамильтона:
∂H ∂H
= q̇, = −ṗ.
∂p ∂q
70
В случае H = Hf λ , q = Qλ и p = Pλ первое уравнение принимает
вид:
Pλ = Q̇λ .
Это верно, поскольку именно так был определен импульс Pλ . Второе
уравнение (с учетом первого) может быть записано так:
∂ 2 Qλ
ω 2 Qλ = − .
∂t2
Легко проверить, что введенная нами обобщенная координата Qλ
удовлетворяет этому уравнению.
Далее переходим от классических величин к линейным эрмито-
вым операторам:
Pλ → P̂λ ,

Qλ → Q̂λ ,

P̂λ2 + ω 2 Q̂2λ
Hf λ → Ĥf λ = .
2
Воспользовавшись ранее установленным соответствием между скоб-
кой Пуассона и коммутатором, находим:
{Pλ , Qλ } = 1 ⇒ [P̂λ , Q̂λ ] = −i~.
Состояние поля с определенной энергией в моде λ определяется
стационарным уравнением Шредингера:
Ĥf λ |ψλ i = Ef λ |ψλ i,
или Ã !
P̂λ2 + ω 2 Q̂2λ
|ψλ i = Ef λ |ψλ i.
2
Поскольку [P̂λ , Q̂λ ] = −i~, то мы получили задачу на нахождение
энергетических уровней и векторов состояний линейного осциллято-
ра.
Ранее мы установили, что энергетические уровни линейного ос-
циллятора отстоят друг от друга на одну и ту же величину ~ω
(спектр эквидистантен), т.е.
µ ¶
1
Ef λ = ~ω nλ + , nλ = 0, 1, 2 . . .
2
71
Для решения задачи о линейном осцилляторе вводят обезразме-
ренные операторы  r
 ξˆλ = ω Q̂λ ,



 ~
 r

 1

 p̂ξλ = P̂λ ,

и, затем, операторы повышения и понижения


 ξˆλ + ip̂ξλ

 âλ = √ ,
 2



 ξˆλ − ip̂ξλ
 â+
λ = √ .
2
Напомним теперь, что обобщенная координата и обобщенный им-
пульс для моды λ были определены так:

 Qλ = ℵ(bλ + b∗λ ),

Pλ = −iωℵ(bλ − b∗λ ).

Отсюда для bλ получаем:

Qλ + ωi Pλ
bλ =
2ℵ
Таким образом
q √ i

Q̂λ + ωi P̂λ ω ξλ + ~ω ω p̂ξλ
bλ → b̂λ = = =
2ℵ 2ℵ
r r
~ 1 ˆ 1 ~
= (ξλ + ip̂ξλ ) = âλ .
ω 2ℵ ℵ 2ω
То есть r
2π~c2
bλ → b̂λ = âλ ,
ωV
r
2π~c2 +
b∗λ → b̂+ λ = âλ .
ωV
72
Итак, мы показали, что в случае свободного электромагнитного
поля переход от действительных классических величин к линейным
эрмитовым операторам происходит следующим образом:
r
X 2π~c2 ¡ ¢
A(r, t) → Â(r) = âλ eα eikr + â+ ∗ −ikr
λ eα e ,
ωV
λ r
X 2π~c2 ¡ ¢
E(r, t) → Ê(r) = ik âλ eα eikr − ik â+ ∗ −ikr
λ eα e ,
ωV
λ r
X 2π~c2 ¡ ¢
H(r, t) → Ĥ(r) = i[k × eα ]âλ eikr − i[k × e∗α ]â+
λe
−ikr
.
ωV
λ

Гамильтонианом поля является оператор


X X µ ¶
+ 1
Ĥf = Ĥf λ = ~ω âλ âλ + .
2
λ λ

Пусть |nλ i – собственный вектор гамильтониана Ĥf λ моды λ. Лег-


ко видеть, что собственным вектором |ψf i гамильтониана Ĥf явля-
ется произведение
Y
|ψf i = |nλ i ≡ |{nλ }i.
λ

Этому собственному вектору отвечает собственное значение (энергия


поля) µ ¶
X 1
Ef = ~ω nλ + .
2
λ

Иными словами, состояние свободного электромагнитного поля с


определенной энергией полностью определяется числами nλ в каж-
дой моде λ. Эти числа nλ называют числами заполнения. Ясно, что
nλ можно интерпретировать как число фотонов в моде λ.
Любопытно, что в состоянии |ψf i с определенной энергией сред-
няя величина E в любой точке r равна нулю

hE(r)i = hψf |Ê(r)|ψf i = 0.

В то же время
hE2 (r)i = hψf |Ê2 (r)|ψf i =
6 0.

73
Последнее справедливо даже в том случае, когда |ψf i есть вакуумное
состояние (все числа nλ равны нулю).

Лекция №12. Симметрии и законы сохранения

Общие замечания

В классической механике законы сохранения связаны с симмет-


риями пространства и времени. Естественно ожидать, что и в кван-
товой механике существует подобная связь.
Более того, ранее мы доказали, что энергия в квантовой меха-
нике является интегралом движения, если гамильтониан системы не
зависит от времени. Но независимость оператора энергии от времени
– это следствие однородности времени. Таким образом в квантовой
механике, так же как в классической механике, сохранение энергии
связано с однородностью времени.
Чуть позже в этой лекции мы исследуем связь однородности про-
странства с законом сохранения импульса, а также связь изотропии
пространства с законом сохранения углового момента. Но сначала
введем оператор сдвига во времени (оператор эволюции) и обсудим
связанные с ним понятия.

Представления Шредингера и Гайзенберга

1. Представление Шредингера

а) Сопоставляем величине A оператор Â (как правило, не зави-


сящий от t).
б) Вектор состояния |Ψ(t)i, зависящий от t, описывает изменение
состояния системы во времени.
в) Зависимость вектора состояния от времени определяется урав-
нением Шредингера:
∂|Ψ(t)i
i~ = Ĥ|Ψ(t)i.
∂t

Пусть по определению
|Ψ(t)i = Û (t)|Ψ(0)i,
74
где Û (t) – оператор эволюции (сдвига по времени). Из условия нор-
мировки
hΨ(t)|Ψ(t)i = hΨ(0)|Û + Û |Ψ(0)i = 1
следует, что Û + Û = 1, то есть оператор эволюции – унитарный.
Если Ĥ не зависит от t, то
Ĥt
Û (t) = e−i ~ .
Ĥt
Действительно, покажем, что |Ψ(t)i = e−i ~ |Ψ(0)i удовлетворяет
уравнению Шредингера:
à !
∂|Ψ(t)i Ĥ −i Ĥt Ĥt
i~ = i~ −i e ~ |Ψ(0)i = Ĥe−i ~ |Ψ(0)i = Ĥ|Ψ(t)i.
∂t ~

Заметим, что если Û – унитарный оператор, то всегда существует


эрмитовый оператор R̂ такой, что

Û = eiR̂ .
В частности, если Û – оператор эволюции, то R̂ = −Ĥt/~.
Среднее значение hAi, зависящее от времени, определяется мат-
ричными элементами:
hAi(t) = hΨ(t)|Â|Ψ(t)i = hΨ(0)|Û + (t)ÂÛ (t)|Ψ(0)i.
Назовем оператором физической величины A в представлении Гай-
зенберга оператор следующего вида:
Ĥt Ĥt
ÂГ (t) ≡ Û + (t)ÂÛ (t) = ei ~ Âe−i ~ .
Вычисляя производную этого оператора, получаем:

dÂГ (t) i
= [Ĥ, ÂГ (t)].
dt ~
Итак, в представлении Шредингера
hAi(t) = hΨ(t)|Â|Ψ(t)i.
Если же зависимость среднего значения физической величины от
времени вычисляется по формуле
hAi(t) = hΨ(0)|ÂГ (t)|Ψ(0)i,
75
то говорят об использовании представления Гайзенберга.

2. Представление Гайзенберга

а) Вектор состояния |Ψ(0)i системы не зависит от t.


б) Сопоставляем величине A зависящий от t оператор в представ-
лении Гайзенберга:
Ĥt Ĥt
ÂГ (t) = ei ~ Âe−i ~ .
в) Зависимость оператора от времени определяется уравнением
Гайзенберга:
dÂГ (t) i
= [Ĥ, ÂГ (t)].
dt ~

Однородность пространства и сохранение импульса

Если пространство однородно, то сдвиг физической лаборатории


на произвольный вектор a не меняет результаты проводимых в ней
измерений. Пусть состояние системы в исходной лаборатории описы-
вается вектором |Ψ; 1i, а состояние системы, сдвинутой на a вместе
с лабораторией, описывается вектором |Ψ; 2i. Если вектор r отсчи-
тывается от некоторого фиксированного в пространстве начала ко-
ординат, то должно быть справедливым соотношение

hr|Ψ; 1i = hr + a|Ψ; 2i

или
hr − a|Ψ; 1i = hr|Ψ; 2i.
Если принять, что

|Ψ; 2i = T̂ (a)|Ψ; 1i,

то T̂ (a) – оператор сдвига на вектор a. Ясно, что T̂ (a) – унитарный


оператор. По аналогии с оператором сдвига во времени представим
T̂ (a) в виде:
p̂a
T̂ (a) = e−i ~ ,
где p̂ – некоторый векторный эрмитовый оператор, не зависящий от
времени.

76
z
6 1
6
|Ψ; 1i

¢̧Q -
´ ¢ QQ
´ Q a 2
+́ ¢ Q 6
¢ Q |Ψ; 2i
r¢ Q
Q
¢ QQ
s
¢ 0 » » »»
:
r+a =»r »» -
¢ »» ´
¢ »»»» ´

¢»» -
´ y
´
´
´
´
´
´
´
+́ x

Теперь покажем, что

[Ĥ, T̂ (a)] = 0.

Действительно, если пространство однородно, то соотношение

|Ψ; 2i = T̂ (a)|Ψ; 1i

справедливо не только в начальный момент t = 0, но также и в


любой последующий момент t. Поэтому

∂|Ψ; 2i T̂ (a)∂|Ψ; 1i
i~ = i~ = T̂ (a)Ĥ|Ψ; 1i.
∂t ∂t
С другой стороны

∂|Ψ; 2i
i~ = Ĥ|Ψ; 2i = Ĥ T̂ (a)|Ψ; 1i.
∂t
То есть сформулированное утверждение доказано.

77
Далее заметим, что T̂ (a) представляет собой ряд по степеням опе-
ратора p̂. Поэтому из [Ĥ, T̂ (a)] = 0 следует, что
[Ĥ, p̂] = 0.
Напомним теперь, что если физической величине A сопоставляется
эрмитовый оператор Â такой, что
а) Â не зависит от t,
б) [Ĥ, Â] = 0,
то A – интеграл движения.
Итак, мы показали, что из условия однородности пространства
следует существование такого эрмитового оператора p̂, что
а) p̂ не зависит от t,
б) [Ĥ, p̂] = 0.
Таким образом физическая величина p, отвечающая оператору p̂,
должна быть величиной, сохраняющейся вследствие однородности
пространства. В классической механике такой величиной, сохраня-
ющейся вследствие однородности пространства, является импульс.
Поэтому естественно принять, что p̂ есть оператор импульса.
Рассмотрим вид оператора сдвига при малом a → δa:
p̂δa δa
T̂ (δa) = e−i ~ ≈1−i p̂.
~
Оператор p̂ часто называют генератором сдвига. Возьмем соотноше-
ние
hr − δa|Ψ; 1i = hr|Ψ; 2i
и подставим в него
µ ¶
p̂δa δa
|Ψ; 2i = e−i ~ |Ψ; 1i = 1 − i p̂ |Ψ; 1i.
~
Получаем: µ ¶
δa
hr − δa|Ψ; 1i = hr| 1 − i p̂ |Ψ; 1i
~
или
δa
hr|Ψ; 1i − δa∇hr|Ψ; 1i = hr|Ψ; 1i − i
hr|p̂|Ψ; 1i.
~
Сравнивая левую и правую части, находим явный вид оператора
импульса в координатном представлении:
hr|p̂|Ψi = −i~∇hr|Ψi.
78
Изотропия пространства и сохранение углового момента

Переход от одной (1) декартовой системы осей к другой (2), по-


вернутой декартовой системе осей всегда может быть осуществлен
вращением вокруг специально подобранного единичного вектора n
на специально подобранный угол χ. Пусть

χ
~ = χn

есть вектор поворота.


Так же как и для сдвига, связь векторов состояний, описывающих
одинаковые по своим свойствам состояния системы в лабораториях
1 и 2, соответственно, можно задать соотношением:

|Ψ; 2i = R̂(~
χ)|Ψ; 1i,

где R̂(~
χ) – оператор поворота. Ясно, что R̂(~
χ) – унитарный опера-
тор. По аналогии с операторами сдвига (как во времени, так и в
пространстве) запишем его в виде:
Ĵ~
χ
χ) = e−i
R̂(~ ~ ,

где Ĵ – некоторый векторный эрмитовый оператор, не зависящий от


времени.
Следуя точно той же логике, что и в случае сдвига в простран-
стве, нетрудно доказать, что

[Ĥ, R̂(~
χ)] = 0,

и, соответственно,
[Ĥ, Ĵ] = 0.
Таким образом, условие изотропии пространства приводит нас к со-
храняющейся векторной величине J, отвечающей оператору Ĵ. В
классической механике величиной, сохраняющейся вследствие изо-
тропии пространства, является угловой момент. Поэтому естествен-
но принять, что Ĵ есть оператор углового момента.
Найдем явный вид оператора углового момента движущейся ча-
стицы. При вращении на малый угол δ~ χ имеем:

hr − [δ~
χ × r]|Ψ; 1i = hr|Ψ; 2i.
79
Подставляя в это соотношение
µ ¶
−i Ĵδ~
χ δ~
χ
|Ψ; 2i = e ~ |Ψ; 1i = 1 − i Ĵ |Ψ; 1i,
~
получаем

δ~
χ
hr|Ψ; 1i − [δ~
χ × r]∇hr|Ψ; 1i = hr|Ψ; 1i − i hr|Ĵ|Ψ; 1i
~
или
δ~
χ
−δ~
χ[r × ∇]hr|Ψi = −i hr|Ĵ|Ψi.
~
Отсюда оператор углового момента в координатном представлении
имеет вид:
hr|Ĵ|Ψi = −i~[r × ∇]hr|Ψi.
Оператор
L̂ = −i~[r × ∇] = [r × p̂].
называется оператором орбитального момента частицы.
Декартовые составляющие безразмерного оператора орбитально-
го момента

l̂ =
~
связаны друг с другом коммутационными соотношениями

[ˆlα , ˆlβ ] = ieαβγ ˆlγ .

Напомним, что коммутационные соотношения между операторами


не зависят от того, в каком представлении берутся эти операторы.

Лекция №13. Угловой момент. Спин

Свойства операторов углового момента

Оператор поворота, введенный на прошлой лекции, имеет вид:


Ĵ~
χ
χ) = e−i
R̂(~ ~ .

80
Мы показали, что Ĵ – это оператор углового момента. Безразмерный
оператор углового момента вводится формулой:


ĵ = .
~
Оператор квадрата углового момента связан с операторами проек-
ций на координатные оси следующим образом:

ĵ = ĵx2 + ĵy2 + ĵz2 .

Операторы проекций на координатные оси связаны между собой


коммутационными соотношениями:

[ĵα , ĵβ ] = ieαβγ ĵγ .

Пользуясь этими коммутационными соотношениями, нетрудно дока-


зать, что
[ĵ2 , ĵα ] = 0.
Пусть |jmi – это собственные векторы операторов ĵ2 и ĵz :

 jˆ2 |jmi = λ(j)|jmi,
 ˆ
jz |jmi = m|jmi.
Эти собственные векторы ортонормированы:

hjm|j 0 m0 i = δjj 0 δmm0 .

По физическому смыслу m – это проекция вектора j на ось Oz, λ(j)


– квадрат длины углового момента. Попробуем разобраться, какие
значения могут принимать λ(j) и m, пользуясь только коммутаци-
онными соотношениями. Разобьем исследование на пункты.
1) Покажем, что λ(j) > 0 и m2 6 λ(j). Имеем:
3
X 3
X
2
λ(j) = hjm|ĵ |jmi = hjm|ĵα2 |jmi = hĵα jm|ĵα jmi > 0,
α=1 α=1

в силу того, что hΨ|Ψi > 0 при любом Ψ. Аналогичным образом:


2
X 2
X
λ(j)−m2 = hjm|ĵ2 − ĵz2 |jmi = hjm|ĵα2 |jmi = hĵα jm|ĵα jmi > 0.
α=1 α=1

81
Утверждения доказаны.
2) Введем операторы:


 ĵx + iĵy
 ĵ+ = √
 ,
 2



 ĵ − iĵ
 ĵ− = x √ y = (ĵ+ )+ .
2
Тогда операторы ĵx и ĵy выражаются через ĵ+ и ĵ− следующим об-
разом: 

 ĵ+ + ĵ−
 ĵx = √
 ,
 2



 ĵ − ĵ
 ĵy = + √ − .
i 2
Вычисляя, находим:
1
ĵ+ ĵ− = (ĵx + iĵy )(ĵx − iĵy ) =
2
1 ˆ2 1
= (j − ĵz2 − i[ĵx , ĵy ]) = (jˆ2 − ĵz2 + ĵz ),
2 2
1
ĵ− ĵ+ = (ĵx − iĵy )(ĵx + iĵy ) =
2
1 ˆ2 1
= (j − ĵz2 + i[ĵx , ĵy ]) = (jˆ2 − ĵz2 − ĵz ).
2 2
Поэтому
ĵ+ ĵ− + ĵ− ĵ+ = jˆ2 − ĵz2 = ĵx2 + ĵy2 ,

ĵ+ ĵ− − ĵ− ĵ+ = ĵz ⇔ [ĵ+ , ĵ− ] = ĵz .


3) Вычислим коммутаторы [ĵz , ĵ+ ] и [ĵz , ĵ− ]:
1
[ĵz , ĵ± ] = √ ([ĵz , ĵx ] ± i[ĵz , ĵy ]) =
2
1 1 1
= √ (iĵy ± i(−iĵx )) = √ (±ĵx + iĵy ) = ± √ (ĵx ± iĵy ) = ±ĵ± .
2 2 2
82
То есть
ĵz ĵ± − ĵ± ĵz = ±ĵ± ,
или
ĵz ĵ± = ĵ± (ĵz ± 1).
Окончательно получаем:

 ĵz ĵ+ = ĵ+ (ĵz + 1),

ĵz ĵ− = ĵ− (ĵz − 1).
Сделаем промежуточные выводы по первым трем пунктам.
а)Если m2 6 λ(j), то существуют mmin и mmax . Очевидно, что
mmin = −mmax . Пусть
mmax ≡ j, mmin = −j.
б) ĵ+ и ĵ− – операторы повышения и понижения. Действительно,
³ ´
ĵz (ĵ± |jmi) = ĵ± (ĵz ± 1)|jmi = (m ± 1) ĵ± |jmi .

Поэтому:
ĵ+ |j(m − 1)i = αm |jmi,

ĵ− |jmi = βm |j(m − 1)i.


Однако, поскольку ĵ+ |jji = 0, то αj+1 = 0. Аналогично β−j = 0.

4) Воспользовавшись оператором понижения ĵ− , запишем:


ĵ− |jji ∼ |j(j − 1)i,

(ĵ− )2 |jji ∼ |j(j − 2)i,

...

(ĵ− )N |jji ∼ |j(j − N )i, N ∈ Z.


Предположим, что таким образом мы осуществляем переход от со-
стояния с максимальной проекцией |jji к состоянию с минимальной
проекцией |j − ji. Тогда
j − N = −j,
83
то есть
N
. j=
2
Следовательно j может принимать либо целые, либо полуцелые зна-
чения.

Замечание. Ранее было показано, что проекции m орбитального


момента на ось z принимают только целые значения. Орбитальный
момент – это угловой момент, связанный с движением частицы в про-
странстве. Если же речь идет о собственном (внутреннем) угловом
моменте частицы (классический аналог - вращение тела вокруг соб-
ственной оси), то нет причин отказываться от полуцелых значений
углового момента. Собственный угловой момент частицы обычно на-
зывают спином (от английского ”to spin” – ”вращаться”).

Число j называют угловым моментом. Для любого j существуют


следующие проекции углового момента:

m = −j, −j + 1, ... j,

то есть всего 2j + 1 состояний |jmi при определенном угловом мо-


менте j.
5) Найдем λ(j). Для этого запишем:

ĵ2 |jmi = λ(j)|jmi.

Поскольку λ(j) не зависит от m, то положим m = mmax ≡ j. Тогда:

jˆ2 |jji = λ(j)|jji.

Но

jˆ2 |jmi = (ĵ+ ĵ− + ĵ− ĵ+ + ĵz2 )|jji = (2ĵ− ĵ+ + ĵz + ĵz2 )|jji =

= |так как ĵ+ |jji = 0| = (ĵz (ĵz + 1))|jji = j(j + 1)|jji.

Поэтому λ(j) = j(j + 1).


6) Вычислим αm и βm . Заметим, что

αm = hjm|ĵ+ |j(m − 1)i = hĵ− jm|j(m − 1)i = hj(m − 1)|ĵ− |jmi∗ = βm



.

84
Поэтому требуется определить следующие ненулевые коэффициен-
ты:
β−j+1 , β−j+2 , . . . βj .
Имеем, с одной стороны,
ĵ+ ĵ− |jmi = βm ĵ+ |j(m − 1) = |βm |2 |jmi,
с другой стороны,
1 2 1
ĵ+ ĵ− |jmi = (ĵ − ĵz2 + ĵz )|jmi = (j(j + 1) − m2 + m)|jmi.
2 2
Выберем фазы векторов состояний |jmi так, чтобы αm = βm были
действительными неотрицательными числами. Тогда
r r
j 2 + j − m2 + m (j + m)(j − m + 1)
βm = = = αm .
2 2
То есть r
(j + m)(j − m + 1)
ĵ− |jmi = |j(m − 1)i,
2
r
(j − m)(j + m + 1)
ĵ+ |jmi = |j(m + 1)i,
2
или p
(ĵx ± iĵy )|jmi = (j ∓ m)(j ± m + 1)|j(m ± 1)i.

Спиновый момент

Собственный угловой момент частицы называют спиновым мо-


ментом или, просто, спином. Спин обычно обозначают буквой s, то-
гда ŝ – оператор спина.
1
Рассмотрим частицу с s = . Проекция спина σ на выделенную
2
1 1 1 1
ось может принимать значение либо − , либо + . Векторы | iи
2 2 2 2
1 1
| − i образуют полный базис в пространстве спиновых состояний
2 2
частицы. Соответственно произвольное спиновое состояние частицы
представимо в виде суперпозиции
X 1 1
|Ψi = | σih σ|Ψi.
1
2 2
σ=± 2

85
1
По общему правилу коэффициент разложения h σ|Ψi – это ампли-
2
туда вероятности того, что измерение проекции спина на ось z в
состоянии |Ψi даст значение σ. Набор таких амплитуд (в данном
случае – набор из двух амплитуд) – это спиновая волновая функция
или, иначе, спинор:
° 1 1 °
° °
° h |Ψi ° ° °
1 ° 2 2 ° ° α °
Ψ(σ) ≡ h σ|Ψi = °° ° ° ° + ∗ ∗
2 ° = ° β ° , Ψ (σ) = kα β k.
° 1 1 °
° h − |Ψi °
2 2
Условие нормировки имеет вид:

Ψ+ Ψ = |α|2 + |β|2 = 1.

Найдем вид спиновых операторов в пространстве базисных век-


1
торов | σi. По общему правилу операторы принимают вид матриц:
2
1 1
ŝx → (ŝx )σσ0 = h σ|ŝx | σ 0 i,
2 2
1 1
ŝy → (ŝy )σσ0 = h σ|ŝy | σ 0 i,
2 2
1 1
ŝz → (ŝz )σσ0 = h σ|ŝz | σ 0 i.
2 2
1
Напомним, что базисные векторы |sσi, где s = , являются собствен-
2
ными векторами операторов ŝ2 и ŝz :

 sˆ2 |sσi = s(s + 1)|sσi,

ŝz |sσi = σ|sσi.

Тогда для матричного оператора ŝz получаем:


° °
1 1 0 1°
° 1 0 °° ≡ 1 σ̂z .
ŝz = h σ|ŝz | σ i = °
2 2 2 0 −1 ° 2
Аналогичным образом, пользуясь полученными выше соотношения-
ми для операторов повышения ŝ+ и понижения ŝ− , для матричных
86
операторов ŝx и ŝy находим:
1 1 1 ŝ+ + ŝ− 1 0
ŝx = h σ|ŝx | σ 0 i = h σ| √ | σi=
2 2 2 2 2
° °
1 1 1 1 1 1 1° 0 1 °
° ≡ 1 σ̂ ,
= √ h σ|ŝ+ | σ 0 i + √ h σ|ŝ− | σ 0 i = °
2 2 2 2 2 2 2° 1 0 ° 2 x

1 1 1 ŝ+ − ŝ− 1 0
ŝy = h σ|ŝy | σ 0 i = h σ| √ | σi=
2 2 2 i 2 2
° °
1 1 1 1 1 1 1 ° 0 −i ° 1
= √ h σ|ŝ+ | σ 0 i − √ h σ|ŝ− | σ 0 i = ° ° ≡ σ̂y .
i 2 2 2 i 2 2 2 2° i 0 ° 2
Матрицы σ̂x , σ̂y , σ̂z называются матрицами Паули.

Лекция №14. Квазиклассическое приближение

Описание движения в классической механике

6U (x)

E
p2 6
2m
?
6
U

? -
x1 x2 x
Рассмотрим одномерное движение частицы с полной энергией E
в потенциальной яме U (x). Имеем:

p2
E= + U (x),
2m
поэтому для зависимости импульса от координаты получаем:
p
p(x) = ± 2m(E − U (x)), U (x) 6 E.
87
Знаки ”±” соответствуют движению вдоль и против оси Ox между
точками поворота x1 и x2 (x1 6 x 6 x2 ). Точки поворота определя-
ются условием:
U (x1 ) = U (x2 ) = E.

Описание движения в квантовой механике

Стационарное уравнение Шредингера имеет вид:

~2 00
− ψ (x) + U (x)ψ(x) = Eψ(x),
2m

p(x)2
ψ 00 (x) + ψ(x) = 0,
~2
где p
p(x) ≡ 2m(E − U (x)).
Пусть U = const, тогда p = const, а волновая функция выглядит
следующим образом:
px
ψ(x) ∼ e±i ~ , если U < E,

и |p|x
ψ(x) ∼ e± ~ , если U > E.

Описание движения в квантовой механике в квазиклас-


сическом приближении

Наблюдение: чем больше E, тем больше имеется осцилляций


ψ(x). Рассмотрим характерную длину осцилляции (если p = const,
то λ – длина волны де Бройля):
2π~ λ ~
λ= , или λ≡ = .
p 2π p
Условие применимости квазиклассического приближения: λ ¿ a, где
a – характерная длина изменения потенциала U (x). Если это условие
выполненно, то потенциал слабо меняется на расстояниях порядка λ
и его можно считать постоянным. Если записать волновую функцию
в форме
ψ(x) ∼ eiσ(x) ,
88
то
px pa a
σ(x) ∼ ∼ = À 1.
~ ~ λ
Рассмотрим три этапа построения решения в квазиклассическом
приближении.
1) Ищем ψ(x) в виде ψ = Ceiσ(x) . Тогда

ψ 0 = iσ 0 Ceiσ ,

ψ 00 = −(σ 0 )2 Ceiσ + iσ 00 Ceiσ(x) .

Подставляя ψ 00 в уравнение Шредингера и сокращая Ceiσ(x) , полу-


чаем уравнение на σ(x):

p2
−(σ 0 )2 + iσ 00 + = 0,
~2
или
p(x)2
iσ 00 (x) − (σ 0 (x))2 = − .
~2
2) Выше уже было замечено, что в пределе λ ¿ a имеем: σ ∼
a
À 1. Тогда
λ
σ 1a
σ0 ∼ ∼ ,
a aλ
σ 1 a
σ 00 ∼ 2 ∼ 2 .
a a λ
a
Поэтому, в силу того что À 1, имеем:
λ
1 ³ a ´2 1 a
(σ 0 (x))2 ∼ 2 À 2 ∼ σ 00 (x).
a λ a λ
Следовательно в пределе λ ¿ a в точном уравнении для σ(x) в левой
части доминирует второе слагаемое.
3) Ищем решение уравнения для σ(x) методом разложения в ряд
λ
по малому параметру ¿ 1:
a
σ(x) = σ0 (x) + σ1 (x) + σ2 (x) + . . . ,

где
a
σ0 (x) ∼ ,
λ
89
σ1 (x) ∼ 1 ,
λ
σ2 (x) ∼ ¿ 1,
a
...
Подставляя это разложение в уравнение, находим:

iσ000 (x) + iσ100 (x) + iσ200 (x) + . . . −

p(x)2
− (σ00 (x) + σ10 (x) + σ20 (x) + . . .)2 = − .
~2

Заменяя слагаемые этого уравнения порядковыми оценками, полу-


чаем: µ ¶ µ ¶ µ ¶
1 a 1 1 λ
∼ 2 + ∼ 2 + ∼ 2 + ... −
a λ a a a
·µ ¶ µ ¶ µ ¶ ¸2
1a 1 1λ p2
− ∼ + ∼ + ∼ ... ∼ − 2.
aλ a aa ~
Возводя выражение в квадратных скобках в квадрат и собирая чле-
ны одинакового порядка малости, находим:
 ³ ´ µ ¶2

 a 2 0 2 p(x)

 : −(σ 0 (x)) = − , уравнение на σ0 (x),
 λ
 ~


³a´

 : iσ000 (x) − 2σ00 (x)σ10 (x) = 0, уравнение на σ1 (x),

 λ




...

a) решаем уравнение на σ0 (x):

p(x)
σ00 (x) = ± ,
~
Zx
p(x0 ) 0
σ0 (x) = ± dx + C1 ;
~
x0

90
б) решаем уравнение на σ1 (x):
2σ00 (x)σ10 (x) = iσ000 ,
µ q ¶0
iσ000 (x) i 0
σ10 (x) = = (ln |σ0
0
(x)|) = i ln |σ0
0 (x)| ,
2σ00 (x) 2
r
|p(x)|
σ1 (x) = i ln + C2 .
~
λ
Получаем, что с точностью до малых поправок σ2 ∼ ¿ 1 волновая
a
функция имеет вид:
R
x
p(x0 ) 0 q
±i ~ dx +C1 |p(x)|
ψ(x) ' Ce iσ0 (x)+iσ1 (x)
= Ce x0
e− ln ~ +C2
.
U (x)
6

ψ1 ψ2 ψ3

1 2 3 -
x1 x2 x
Окончательно в квазиклассическом приближении получаем:
R
x
p(x0 ) 0
C ±i ~ dx
ψ(x) = p e x0
.
|p(x)|
Пусть имеется произвольная потенциальная яма U (x). Рассмот-
рим процедуру построения в квазиклассическом приближении вол-
новой функции ψ(x) состояния с энергией E. В классически запре-
щенной области x < x1 (левее левой точки поворота) имеем:
xR1
|p(x0 )|
A − ~ dx0
ψ1 (x) = p e x ,
|p(x)|
91
в классически разрешенной области x1 < x < x2 имеем:
R
x
p(x0 ) 0
R
x
p(x0 ) 0
B −i ~ dx C i ~ dx
ψ2 (x) = p e x1
+p e x1
,
p(x) p(x)
наконец, в классически запрещенной области x > x2 (правее правой
точки поворота) имеем:
R
x
|p(x0 )|
D − ~ dx0
ψ3 (x) = p e x2
.
|p(x)|
Ясно, что в области x1 < x < x2 амплитуды слагаемых волновой
функции, отвечающих движению вдоль и против оси Ox, по модулю
одинаковы, т.е. |B| = |C|. Поэтому ψ2 (x) может быть записана и в
такой форме:
x 
Z 0
C p(x )
ψ2 (x) = p sin  dx0 + γ 
p(x) ~
x1
или x 
0 Z2 0
C p(x ) 0
ψ2 (x) = p sin  dx + γ 0  .
p(x) ~
x

Точки поворота

Далее неизбежно возникает проблема: в окрестностях точек по-


ворота x1 и x2
~
p(x) → 0 ⇒ λ = → ∞,
p
λ
то есть условие ¿ 1 нарушается. Таким образом в окрестности то-
a
чек поворота квазиклассическое приближение заведомо не примени-
мо. Следовательно невозможно непосредственным образом связать
друг с другом функции ψ1 и ψ2 в окрестности x1 , так же как ψ2 и
ψ3 в окрестности x2 .
Для решения этой проблемы воспользуемся линейной апроксима-
цией U (x) в окрестностях точек x1 и x2 . Например, в окрестности x2
имеем:
U (x) ' U (x2 ) + (x − x2 )U 0 (x2 ) = E + (x − x2 )F,
92
где F = U 0 (x2 ) > 0. Тогда
p p p
p = 2m(E − U ) = −2mF (x − x2 ) = −2mF y,

где y = x − x2 . Уравнение Шредингера принимает вид:

p2
ψ 00 + ψ = 0,
~

d2 ψ 2mF
− 2 yψ(y) = 0,
dy 2 ~

ψ 00 (ξ) − ξψ(ξ) = 0,
µ ¶1
2mF 3
где ξ = y – безразмерная координата. Решением данного
~2
уравнения, затухающим при ξ → ∞, является функция Эйри.
~ p
Из условия λ = ¿ a и оценки p0 ∼ получаем формальное
p a
определение квазиклассического предела:
¯ 0¯
¯ ~p ¯
¯ ¯
¯ p2 ¯ ¿ 1.

Подставляя p(y) = −2mF y в это определение, находим:
¯ ¯
¯ ~ √ 1 ¯¯
¯
¯ −2mF y −2mF 2√y ¯ ¿ 1,
¯ ¯
¯ 1 ¯¯
¯ √~
¯ 2 2mF y 3/2 ¯ ¿ 1,
¯ ¯
¯ 1 ¯
¯ ¯
¯ 2ξ 3/2 ¯ ¿ 1,

или
|ξ| À 1.
Таким образом в области, где становится справедливым квазиклас-
сическое приближение, можно воспользоваться асимптотикой функ-
ции Эйри.

93
Методом перевала (стационарной фазы) получаются следующие
результаты для асимптотик функции Эйри:
 1 2 3/2

 e− 3 ξ , ξ → +∞,

 2ξ 1/4

ψ(ξ) → µ ¶

 1 2 3/2 π

 sin |ξ| + , ξ → −∞.
|ξ|1/4 3 4

Исследуем поведение ψ2 (x) при x ∼ x2 (но x < x2 ):


Z2
x Z2
x p r Z2
x
p(x0 ) 0 2mF (x2 − x0 ) 0 2mF p
dx ' dx = x2 − x0 dx0 =
~ ~ ~2
x x x

r ¯x 2 r
2mF 2 ¯ 2 2mF 2
0 3/2 ¯
=− (x2 − x ) ¯ = (x2 − x)3/2 ≡ |ξ|3/2 .
~2 3 ¯ 3 ~2 3
x

Таким образом, сравнивая


x 
Z2
C0 p(x 0
)
ψ2 (x) = p sin  dx0 + γ 0 
p(x) ~
x

в области, где x приближается к x2 (но x < x2 ), с асимптотикой


функции Эйри (ξ → −∞), получаем
π
γ0 = ,
4
т.е. x 
0 Z2 0
C p(x ) 0 π 
ψ2 (x) = p sin  dx + .
p(x) ~ 4
x

Выполняя точно такой же анализ для области x ∼ x1 (но x > x1 ),


находим: x 
Z 0
C p(x ) 0 π 
ψ2 (x) = p sin  dx + .
p(x) ~ 4
x1

94
Энергии дискретных уровней

Понятно, что заданной энергии E должна соответствовать един-


ственная функция ψ(x), т.е. обе построенные нами функции ψ2 (x)
должны тождественно совпадать на интервале от x1 до x2 . Запишем
цепочку равенств:
x 
Z2 0
p(x ) π
ψ2 ∼ sin  dx0 +  ≡
~ 4
x
x 
Z2 0 Zx 0
p(x ) p(x ) π
≡ sin  dx0 − dx0 +  =
~ ~ 4
x1 x1

x 
Z 0 Z2
x
0
p(x ) p(x ) π
= − sin  dx0 − dx0 −  =
~ ~ 4
x1 x1

x x 
Z 0 Z2
p(x ) π p(x) π
= − sin  dx0 + −  dx +  .
~ 4 ~ 2
x1 x1

Отсюда видно, что обе построенные нами функции ψ2 (x) совпадают,


если
Z2
x
p(x) π
dx + = π(n + 1), n = 0, 1, . . .
~ 2
x1
или
Z2
x µ ¶
1
p(x)dx = π~ n + , n = 0, 1, . . .
2
x1
Этот результат обычно называют условием Бора-Зоммерфельда; его
также принято записывать в форме:
I x2 µ ¶
1
p(x)dx = 2π~ n + .
x1 2
Условие Бора-Зоммерфельда определяет уровни энергии E в потен-
циальной яме U (x). Подчеркнем, что оно получено в квазиклассиче-
ском приближении (т.е. при условии λ ¿ a). Таким образом, строго
95
говоря, условие Бора-Зоммерфельда определяет энергии состояний,
отвечающих n À 1.

Проницаемость барьера

Используя квазиклассическое приближение, можно также полу-


чить формулу для вероятности прохождения сквозь потенциальный
барьер произвольной формы U (x) частицы с энергией E (E 6 U (x)
при a 6 x 6 b): !
2
Rb
−~ |p(x)|dx
T 'e a
,
где p
|p(x)| = 2m(U (x) − E).

96
ОГЛАВЛЕНИЕ

Лекция №1. Квантовое описание свободного движения . . . . . . . . . . . . . . 3


Лекция №2. Операторы физических величин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7
Лекция №3. Постулаты квантовой механики . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 13
Лекция №4. Одновременная измеримость физических величин . . . . . 19
Лекция №5. Квантовая динамика. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .23
Лекция №6. Связь квантовой механики с классической. Линейный ос-
циллятор . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30
Лекция №7. Частица в центральном поле . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 38
Лекция №8. Водородоподобный атом . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 45
Лекция №9. Теория представлений. Формализм Дирака . . . . . . . . . . . . 51
Лекция №10. Матричные представления. Еще раз о линейном осцил-
ляторе . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 56
Лекция №11. Квантование свободного электромагнитного поля . . . . 66
Лекция №12. Симметрии и законы сохранения . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 74
Лекция №13. Угловой момент. Спин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 80
Лекция №14. Квазиклассическое приближение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 87

97
А.Л. Барабанов

КВАНТОВАЯ МЕХАНИКА
Часть 2

Москва 2005
В этой книге представлен конспект лекций по курсу кванто-
вой механики, прочитанных мной в весеннем (часть 1) и осеннем
(часть 2) семестрах 2004 года студентам факультета физической и
квантовой электроники Московского физико-технического институ-
та. По построению и кругу обсуждаемых вопросов этот курс пример-
но соответствует годовым курсам квантовой механики, читаемых на
других факультетах МФТИ.
Идея создания конспекта принадлежит студенту группы 154
А.В. Шелаеву. Он же, Артем Шелаев, выполнил основную часть ра-
боты по составлению конспекта (включая набор формул и создание
рисунков в пакете LATEX). Со своей стороны я не только вниматель-
но прочел представленные Артемом тексты, но также исправил их,
дополнил (стараясь не выходить за рамки заданного жанра – кон-
спект) и отредактировал. Поэтому я несу полную ответственность
за все формулировки в этой книге и, разумеется, за все возможные
оплошности и опечатки. Буду признателен всем, кто пришлет мне
свои замечания по адресу a_l_barabanov@mail.ru .
Я очень благодарен Артему Шелаеву, без инициативы которого
эта книга не появилась бы, а также всем, кто ему помогал. Я также
очень признателен всем своим коллегам по кафедре теоретической
физики МФТИ за многочисленные обсуждения проблем квантовой
механики и вопросов, связанных с ее изложением, в особенности,
Б.В. Гешкенбейну, С.А. Гордюнину, Г.С. Ирошникову, Э.П. Котовой,
В.П. Кузнецову, В.И. Манько, Д.Л. Осипову, В.П. Смилге, А.И. Тер-
нову, С.В. Толоконникову, С.В. Фомичеву. Отдельно хотелось бы вы-
разить благодарность С.П. Аллилуеву и Ю.М. Белоусову – не только
за поддержку и вдохновляющие дискуссии, но и за последователь-
ное утверждение на кафедре творческой и доброжелательной атмо-
сферы. Особая признательность – Н.Н. Пастушковой – за неоцени-
мый вклад в образ и стиль жизни кафедры теоретической физики
МФТИ.

А.Л. Барабанов

c А.Л. Барабанов, 2005


°
Лекция №1. Стационарная теория возмущений

Постановка задачи

Пусть система описывается гамильтонианом Ĥ0 , а |ki – это соб-


ственные векторы этого гамильтониана, или, иначе, решения стаци-
онарного уравнения Шредингера,

Ĥ0 |ki = Ek0 |ki.

В ряде случаев (для ряда гамильтонианов Ĥ0 ) это уравнение реша-


ется сравнительно просто. Однако чаще бывает трудно установить
явный вид решений стационарного уравнения Шредингера.
Предположим, что система описывается гамильтонианом

Ĥ = Ĥ0 + V̂

таким, что собственные векторы |ki и собственные значения Ek0 га-


мильтониана Ĥ0 известны, а V̂ есть малая поправка к Ĥ0 или, как
говорят, возмущение. Тогда для поиска собственных векторов |ψn i и
собственных значений En гамильтониана Ĥ можно воспользоваться
стационарной теорией возмущений.
Оператор V̂ может, к примеру, описывать взаимодействие систе-
мы с известным спектром Ek0 с некоторой другой системой или с
внешним полем. Если это взаимодействие является слабым, т.е. име-
ется малый параметр ε такой, что

hV̂ i ∼ εhĤ0 i, ε ¿ 1,

то следует ожидать, что энергетический спектр системы меняется


незначительно.
Векторы состояний |ψn i и спектр En возмущенной системы опре-
деляются стационарным уравнением Шредингера:

(Ĥ0 + V̂ )|ψn i = En |ψn i.

Поскольку ортонормированные векторы |ki образуют полный базис


в пространстве векторов состояний, то каждый из векторов |ψn i мо-
жет быть представлен в виде разложения
X
|ψn i = cnk |ki.
k

3
Задача сводится к определению коэффициентов cnk .

Случай невырожденного спектра

В качестве первого шага мы рассмотрим случай, когда спектр


гамильтониана Ĥ0 невырожден.
Подставляя |ψn i в виде выписанного разложения в стационарное
уравнение Шредингера, получаем:
X X X
Ĥ0 cnk |ki + V̂ cnk |ki = En cnk |ki,
k k k

или X X X
cnk Ek0 |ki + cnk V̂ |ki = En cnk |ki.
k k k

Проецируя полученное соотношение на hm|, находим:


X X X
cnk Ek0 hm|ki + cnk hm|V̂ |ki = En cnk hm|ki.
k k k

Условие ортонормировки для собственных векторов гамильтониана


Ĥ0 имеет вид
hm|ki = δmk .
Поэтому X
0
cnm Em + cnk Vmk = En cnm ,
k

где Vmk ≡ hm|V̂ |ki. Таким образом мы приходим к уравнению для


неизвестных величин En и cnk :
X
0
(En − Em )cnm = cnk Vmk .
k

Идея теории возмущения заключается в том, что все неизвестные


величины ищутся в виде разложений по малому параметру ε:
(0) (1) (2)
En = En + En + En + . . . ,

(0) (1) (2)


cnk = cnk + cnk + cnk + . . . ,

4
где верхний индекс указывает на порядок малости, т. е., например,
(2)
En ∼ ε2 . Соответственно:

|ψn i = |ψn i(0) + |ψn i(1) + . . . ,

где X X
(0) (1)
|ψn i(0) = cnk |ki, |ψn i(1) = cnk |ki, ...
k k

Подставляя выписанные разложения в уравнение для En и cnk ,


получаем:
(0) (1) 0 (2) (0) (1) (2)
(En + En + En + . . . − Em )(cnm + cnm + cnm + . . .) =
X (0) (1) (2)
= (cnk + cnk + cnk + . . .)Vmk .
k

Рассматривая последовательно все слагаемые нулевого, 1-го, 2-го


и т.д. порядков малости, мы получаем бесконечную последователь-
ность равенств:
0 (0) (0)
в 0-м порядке: (En − Em )cnm = 0,
X (0)
в 1-м порядке: (En(0) − Em
0
)c(1) (1) (0)
nm + En cnm = cnk Vmk ,
k

X (1)
в 2-м порядке: (En(0) − Em
0
)c(2) (1) (1) (2) (0)
nm + En cnm + En cnm = cnk Vmk ,
k

··· ···

Легко видеть, что в нулевом порядке мы имеем

En(0) = En0 , c(0)


nm = δnm ,

(0)
т.е. собственные векторы |ψn i(0) = |ni и собственные значения En =
= En0 гамильтониана Ĥ точно совпадают с собственными вектора-
ми и собственными значениями гамильтониана Ĥ0 (как, конечно, и
должно быть).
В приближении 1-го порядка имеем

(En0 − Em
0
)c(1) (1)
nm + En δnm = Vmn .

5
Пусть n = m, тогда
En(1) = Vnn .
Пусть n 6= m, тогда
Vmn
(En0 − Em
0
)c(1)
nm = Vmn ⇒ c(1)
nm = .
En0 0
− Em
(1)
Коэффициенты cnn остались неопределенными.
Выпишем вклады нулевого и 1-го порядков в вектор состояния
|ψn i: X (1)
|ψn i ' |ψn i(0) + |ψn i(1) = |ni + cnk |ki =
k
X (1)
= (1 + c(1)
nn )|ni + cnk |ki.
k6=n

Мы видим, что новые состояния составляются из старых путем сме-


шивания. Условие нормировки для выписанного вектора состояния
имеет вид: X (1)
|1 + c(1) 2
nn | + |cnk |2 = 1.
k6=n

Заметим, что второе слагаемое в левой части имеет второй по-


рядок малости. Следовательно в рассматриваемом приближении его
нужно отбросить. Для условия нормировки тогда получаем:

|1 + c(1) 2
nn | = 1.

(1)
Это означает, что cnn = iα есть чисто мнимая величина, где α ∼
ε. Тогда с точностью до величин 1-го порядка малости вектор n-го
состояния выглядит следующим образом:
X (1) X (1)
|ψn i = (1 + iα)|ni + cnk |ki = eiα |ni + cnk |ki.
k6=n k6=n

Домножая |ψn i на фазовый множитель e−iα , для переопределенного


вектора n-го состояния с той же точностью находим:
X (1)
|ψn i = |ni + cnk |ki.
k6=n

6
Таким образом, всегда можно принять, что

c(1)
nn = 0.

Мы показали, что в 1-м порядке теории возмущений смещение


n-го энергетического уровня равно диагональному матричному эле-
менту Vnn . В случае, когда Vnn = 0, изменение энергии n-го уровня
определяется поправкой 2-го порядка. В этом приближении имеем:
X (1)
(En0 − Em
0
)c(2) (1) (2)
nm + Vnn cnm + En δnm = cnk Vmk .
k

Полагая n = m, получаем
X Vkn X |Vnk |2
En(2) = 0 Vnk = .
E0 − Ek En0 − Ek0
k6=n n k6=n


Здесь учтено, что Vkn = Vnk вследствие эрмитовости оператора V̂ .
Итак, мы рассмотрели случай, когда система, описывающаяся га-
мильтонианом Ĥ0 , обладает невырожденным энергетическим спек-
тром. Полученные результаты верны, если

|Vkn | ¿ |En0 − Ek0 |.

Случай вырожденного спектра

Рассмотрим теперь случай, когда спектр оператора Ĥ0 , вообще


говоря, вырожден. В этом случае каждому энергетическому уровню
может соответствовать несколько векторов состояний. Пусть

Ĥ0 |nαi = En0 |nαi, α = 1, 2 . . . kn ,

где kn есть кратность вырождения n-го энергетического уровня.


Задача на собственные векторы и собственные значения гамиль-
тониана Ĥ имеет вид:

(Ĥ0 + V̂ )|ψnβ i = Enβ |ψnβ i.

Ищем новые собственные векторы в виде разложений по исходным


векторам X
|ψnβ i = cnβ,kα |kαi.

7
Действуя так же, как ранее, получаем точное уравнение для неиз-
вестных величин Enβ и cnβ,kα :
X
0
(Enβ − Em )cnβ,mγ = cnβ,kα Vmγ,kα .

Ищем энергии Enβ и коэффициенты cnβ,kα в виде разложений по


малому параметру ε:
(0) (1) (1)
Enβ = Enβ + Enβ + . . . = En0 + Enβ + . . . ,

(0) (1) (1)


cnβ,kα = cnβ,kα + cnβ,kα + . . . = cβα δnk + cnβ,kα + . . .

(0) (0)
Здесь мы сразу выписали явный вид Enβ и cnβ,kα понимая, что в
нулевом приближении собственные векторы и собственные значения
оператора Ĥ совпадают с собственными векторами и собственными
значениями оператора Ĥ0 .
В случае n = m приравнивание величин первого порядка в точ-
ном уравнении дает:
(1)
X
Enβ cβγ = cβα Vnγ,nα ,
α

или X (1)
(Vnγ,nα − Enβ δγα )cβα = 0.
α

Фиксируя β, получаем систему из kn уравнений (γ = 1, 2 . . . kn ) с kn


неизвестными cβα (α = 1, 2 . . . kn ).
Условие разрешимости выписанной системы
(1)
det kVnγ,nα − Enβ δγα k = 0

(1)
является алгебраическим уравнением kn -го порядка на Enβ . Это
уравнение называется секулярным. В общем случае такое уравнение
(1)
имеет точно kn решений Enβ (β = 1, 2 . . . kn ).
Таким образом, секулярное уравнение определяет характер рас-
щепления n-го уровня невозмущенной системы на kn подуровней под
действием возмущения V̂ . Состояние с энергией
(1)
Enβ ' En0 + Enβ
8
в нулевом приближении описывается вектором
X
|ψnβ i ' cβα |nαi.
α

Лекция №2. Нестационарная теория возмущений

Постановка задачи

Пусть возмущение V̂ (t) зависит от времени. Будем считать, что


возмущение начинает действовать в момент t = 0, т.е. V̂ (t) ≡ 0 при
t < 0.

Внезапное возмущение

Внезапным возмущением называется случай, когда V̂ (t) меняется


от нуля до фиксированного значения V̂ за время τ , малое по срав-
нению с характерным временем изменения системы T . Для оценки
времени T возьмем уравнение Шредингера:
∂Ψ
i~ = ĤΨ.
∂t
За малое время ∆t масштаб изменения волновой функции |∆Ψ| опре-
деляется соотношением:

|∆Ψ|
~ ∼ |Ei − Ej | |Ψ|,
∆t
где |Ei − Ej | – разность характерных энергий системы. Ясно, что
относительное изменение волновой функции мало,

|∆Ψ| ∆t|Ei − Ej |
∼ ¿ 1,
|Ψ| ~

если время ∆t незначительно по сравнению с характерным временем


изменения системы. Отсюда получаем порядковую оценку времени
T:
~
∆t ¿ ∼ T.
|Ei − Ej |
9
Пусть при t = 0 система находится в стационарном состоянии |ii,
т.е.
|Ψi (0)i = |ii.
За время τ ¿ T волновая функция не успевает заметно измениться,
поэтому:
|Ψ(τ )i ' |Ψ(0)i = |ii.
С другой стороны, при t > τ система описывается гамильтонианом

Ĥ 0 = Ĥ0 + V̂ ,

а ее стационарные состояния определяются собственными векторами


|ψk0 i этого гамильтониана. Разложим |Ψ(τ )i по полному ортонорми-
рованному базису |ψk0 i:
X
|Ψ(τ )i = ak |ψk0 i.
k

Коэффициент разложения

ak = hψk0 |Ψ(τ )i ' hψk0 |ii

есть не что иное, как амплитуда вероятности перехода из i-го стаци-


онарного состояния исходной системы в k-ое стационарное состояние
измененной системы.

Обобщение на случай произвольного τ

Если время τ не мало, то для определения вектора состояния


|Ψ(t)i нужно решать уравнение Шредингера:

∂|Ψ(t)i
i~ = (Ĥ0 + V̂ (t))|Ψ(t)i,
∂t
с начальным условием:
|Ψ(0)i = |ii.
Ищем |Ψ(t)i в виде разложения
X 0t
Ek
|Ψ(t)i = ak (t)|kie−i ~ ,

10
по стационарным состояниям системы, описывающейся гамильтони-
аном Ĥ0 . При этом в силу начального условия:

ak (0) = δik .

Подстановка выписанного разложения в уравнение Шредингера да-


ет:
X 0t
Ek X 0t
Ek
i~ ȧk (t)|kie−i ~ + ak (t)|kiEk0 e−i ~ =
k k

X 0t
Ek X 0t
Ek
= ak (t)Ĥ0 |kie−i ~ + ak (t)V̂ (t)|kie−i ~ .
k k

Поскольку Ĥ0 |ki = Ek0 |ki, то после сокращений получаем:


X 0t
Ek X 0t
Ek
i~ ȧk (t)|kie−i ~ = ak (t)V̂ (t)|kie−i ~ .
k k

Проецируя это соотношение на hn|, находим:


0t
En X 0t
Ek
i~ȧn (t)e−i ~ = ak (t)Vnk (t)e−i ~ ,
k

где Vnk (t) = hn|V̂ (t)|ki, или

iX 0 −E 0 )t
(Ek n
ȧn (t) = − ak (t)Vnk (t)e−i ~ .
~
k

Мы получили систему линейных дифференциальных уравнений


первого порядка для неизвестных амплитуд an (t), n = 1, 2 . . . Если
возмущение мало,

hV̂ (t)i ∼ εhĤ0 i, ε ¿ 1,

то система может быть решена методом последовательных прибли-


жений.
Представим каждую неизвестную амплитуду в виде ряда по ма-
лому параметру ε:

an (t) = a(0) (1) (2)


n (t) + an (t) + an (t) + . . . ,

11
где верхний индекс указывает на порядок малости, т.е., например,
(2)
an ∼ ε2 . В частности, для начальных условий получаем:

an (0) = a(0) (1) (2)


n (0) + an (0) + an (0) + . . . = δni .

Следовательно:

a(0)
n (0) = δni , a(1)
n (0) = 0, a(2)
n (0) = 0, ...

Подставляем выписанные разложения в систему дифференциаль-


ных уравнений:

i X (0) (1)
0 −E 0 )t
(Ek n
ȧ(0) (1)
n (t) + ȧn (t) + . . . = − (ak (t) + ak (t) + . . .)Vnk (t)e−i ~ .
~
k

Приравнивая величины одного порядка малости друг другу, в нуле-


вом порядке находим:

ȧ(0)
n (t) = 0 ⇒ a(0)
n (t) = const.

Следовательно
a(0) (0)
n (t) = an (0) = δni .

Далее, в 1-ом порядке имеем:

i X (0) 0 −E 0 )t
(Ek n
ȧ(1)
n (t) = − ak (t)Vnk (t)e−i ~ .
~
k

(0)
Но ak (t) = δki , поэтому


 i (E 0 −E 0 )t
−i i ~ n
 ȧ(1)
n (t) = − Vni (t)e ,
~

 (1)
 an (0) = 0.

Решение записывается в виде интеграла:

Zt
i (Ei0 −En0 )t0

a(1)
n (t) = − Vni (t0 )e−i ~ dt0 .
~
0

12
Возмущение, действующее в течение конечного времени

Рассмотрим случай, когда возмущение V̂ (t) действует в течение


конечного времени или быстро затухает при t → +∞. В этом случае
Z
+∞
i (Ei0 −En
0 )t

a(1)
n (+∞) = − Vni (t)e−i ~ dt.
~
0

Таким образом, вероятность перехода из i-го состояния в n-ое состо-


яние в 1-м порядке нестационарной теории возмущений равна
¯ +∞ ¯2
¯ Z ¯
1 ¯¯ (E 0 −E 0 )t ¯
w(i → n) = |a(1) (+∞)|2
= − V (t)e−i i ~ n
dt¯ .
n 2
~ ¯¯ ni ¯
¯
0

Пусть возмущение V̂ (t) плавно меняется за время действия τ ,


значительно превосходящее характерное время изменения системы
T , т.е.
~
τÀ 0 ∼ T.
|Ei − En0 |
Легко видеть, что в этом случае вероятность перехода w(i → n) мала.
Такое медленно меняющееся возмущение называют адиабатическим.

Периодическое возмущение

Рассмотрим важный класс возмущений, описывающихся гармо-


ническими функциями времени. Таково, к примеру, возмущение,
связанное со взаимодействием атома с полем плоской электромаг-
нитной волны (фотоэффект). В силу эрмитовости гамильтониана
оператор возмущения в общем случае может быть представлен в
форме:
V̂ (t) = V̂ e−iωt + V̂ + eiωt .
В 1-м порядке нестационарной теории возмущений амплитуда пе-
рехода из i-го состояния в n-е состояние имеет вид:
Zt Zt
i (E 0 −En
−i i
0 +~ω)t0
i ∗ (Ei0 −En
0 −~ω)t0

a(1)
n (t) = − Vni e ~ dt − Vin e−i
0 ~ dt0 ,
~ ~
0 0

13

где Vni = hn|V̂ |ii и Vin = hn|V̂ + |ii. Вычисляя интегралы и принимая
во внимание начальные условия, находим:
(Ei0 −En
0 +~ω)t (Ei0 −En
0 −~ω)t

e−i ~ −1 ∗ e
−i ~ −1
a(1)
n (t) = Vni 0 0
+ V in 0 0
.
Ei − En + ~ω Ei − En − ~ω

Обратимся для наглядности к фотоэффекту. До взаимодействия


с переменным электромагнитным полем электрон находится в ста-
ционарном состоянии |ii с энергией Ei0 . После поглощения фотона с
энергией ~ω электрон переходит в одно из состояний непрерывного
спектра с энергией
Ef = Ei0 + ~ω.
(1)
Легко видеть, что амплитуда an (t) перехода в состояние с энергией
En0 действительно резко возрастает, если
(0)
En0 ' Ei + ~ω.
(1)
В этом случае первое слагаемое в формуле для an (t) линейно растет
со временем:
t
∼ Vni ,
~
тогда как второе слагаемое имеет масштаб
1
∼ V∗.
|Ei0 − En0 | in

Если время действия возмущения t велико по сравнению с характер-


ным временем изменения системы T , т.е.
~
tÀ ∼ T,
|Ei0 − En0 |
(1)
то вторым слагаемым в формуле для an (t) можно пренебречь, так
что
(E 0 −E 0 +~ω)t
(1)
(E 0 −En
−i i 2~
0 +~ω)t
sin i 2~n
an (t) = −2iVni e .
Ei0 − En0 + ~ω
Вводем обозначения:

Ef = Ei0 + ~ω, ∆n = En0 − Ef .


14
Тогда для вероятности перехода из i-го состояния в n-е состояние
получаем:

sin2 (∆n t/2~)


wi→n (t) = |a(1) 2
n (t)| = 4|hn|V̂ |ii|
2
.
∆2n

Зависимость wi→n (t) от конечной энергии ∆n (отсчитанной от Ef )


представлена на рисунке.

wi→n (t) 2 2
6 |hn|V̂~|ii|
2
t

- 6π~
t - 4π~
t - 2π~
t
2π~
t
4π~
t
6π~
t
0 -
∆n

Мы видим, что к моменту времени t характерное отличие конеч-


ной энергии En0 от энергии Ef определяется формулой

2π~
' ∆n .
t
В общем случае вводят соотношение

∆t∆E ' 2π~,

связывающее время ∆t действия возмущения и характерную неопре-


деленность ∆E энергии системы. Этот результат иногда называют
соотношением неопределенности для времени и энергии.
Предположим, что имеется плотное множество конечных состо-
яний, т.е. на интервал энергий от En0 до En0 + ∆En0 приходится
ρ(En0 )∆En0 состояний. Функция ρ(E) называется плотностью конеч-
ных состояний. Тогда полная вероятность перехода из начального
i-го состояния в одно из конечных состояний определяется интегра-
лом: Z
Pi→f (t) = wi→n (t)ρ(En0 )dEn0 .

Поскольку матричный элемент hn|V̂ |ii и плотность конечных состо-

15
яний ρ(En0 ) являются медленными функциями энергии En0 , то
Z
+∞
2 sin2 (∆n t/2~)
Pi→f (t) = 4|hf |V̂ |ii| ρ(Ef ) d∆n .
∆2n
−∞

Вводя безразмерную переменную интегрирования


∆n t
x= ,
2~
легко находим:
Z
+∞
2t sin2 x 2πt
Pi→f (t) = |hf |V̂ |ii|2 ρ(Ef ) 2
dx = |hf |V̂ |ii|2 ρ(Ef ).
~ x ~
−∞

Вероятность перехода прямо пропорциональна времени действия


возмущения. Этот результат, однако, получен в рамках теории воз-
мущений, т.е. справедлив лишь до тех пор, пока
Pi→f (t) ¿ 1.
Соответственно удобно ввести вероятность перехода в единицу вре-
мени
Pi→f (t)
wi→f = .
t
В 1-м порядке нестационарной теории возмущений для этой вероят-
ности получено:

wi→f = |hf |V̂ |ii|2 ρ(Ef ).
~
Это соотношение называется правилом Ферми.
Заметим, что правило Ферми для вероятности перехода в еди-
ницу времени справедливо также в случае, когда в момент времени
t = 0 на систему накладывается постоянное (не зависящее от време-
ни) возмущение V̂ (V̂ + = V̂ в силу эрмитовости гамильтониана). В
этом случае ω = 0, так что Ef = Ei0 .
Пусть W (t) – это вероятность того, что система к произвольному
(не обязательно малому) моменту времени t продолжает находиться
в начальном i-м состоянии. Понятно, что W (0) = 1. Для малого
промежутка времени ∆t имеем:
W (t + ∆t) = W (t)(1 − wi→f ∆t).
16
В пределе ∆t → 0 получаем дифференциальное уравнение:
dW
= −wi→f W (t).
dt
Его решение имеет вид (закон радиоактивного распада):
t 1
W (t) = e−wi→f t = e− τ , τ= .
wi→f

Величина τ называется временем жизни начального состояния.

Лекция №3. Релятивистские квантовые уравнения

Нерелятивистское уравнение Шредингера

В нерелятивистской квантовой механике волновая функция ча-


стицы, движущейся в потенциале U (r), определяется уравнением
Шредингера: µ 2 ¶
∂Ψ p̂
i~ = + U (r) Ψ.
∂t 2m
Формально это уравнение может быть получено из нерелятивистской
формулы для полной энергии частицы:

p2
E= + U (r),
2m
если ввести соотвествие

E → i~ , p → p̂ = −i~∇.
∂t

Уравнение Клейна–Гордона

Предположим, что в релятивистском случае имеется точно та-


кое же соответствие между классическими величинами и дифферен-
циальными операторами. В отсутствие внешнего поля соотношение
между энергией и импульсом имеет вид:

E 2 = p2 c2 + m2 c4 .

17
Выполняя соответствующие подстановки, получаем уравнение Клей-
на–Гордона
∂2Ψ
−~2 2 = (−~2 c2 ∆ + m2 c4 )Ψ.
∂t
Уравнение Клейна–Гордона обладает рядом особенностей, кото-
рые выводят его за рамки привычных представлений о квантовой
механике. Во-первых, уравнение Клейна–Гордона содержит вторую
производную волновой фукции по времени. Это означает, что состо-
яние системы определяется не только волновой функцией началь-
ного состояния, но и ее первой производной по времени. Возникает
расхождение с постулатом I квантовой механики в том его широ-
ком толковании, которое было использовано при введении уравне-
ния Шредингера. Во-вторых, уравнение Клейна–Гордона, так же как
уравнение Шредингера, приводит к уравнению непрерывности для
некоторой плотности ρ и некоторого тока j. Покажем, что ρ не яв-
ляется положительно определенной величиной, т.е. не может быть
интерпретирована как плотность вероятности.
Именно, домножая уравнение Клейна–Гордона

∂2Ψ
−~2 = −~2 c2 ∆Ψ + m2 c4 Ψ
∂t2
на Ψ∗ , а комплексное сопряженное уравнение Клейна–Гордона

∂ 2 Ψ∗
−~2 = −~2 c2 ∆Ψ∗ + m2 c4 Ψ∗
∂t2
на Ψ, и вычитая второе из первого, получаем:
µ ¶
∂2Ψ ∂ 2 Ψ∗
−~2 Ψ∗ 2 − Ψ = −~2 c2 (Ψ∗ ∆Ψ − Ψ∆Ψ∗ ).
∂t ∂t2

Приведем левую и правую части к следующему виду:


µ ¶
1 ∂ ∗ ∂Ψ ∂Ψ∗
Ψ −Ψ = ∇(Ψ∗ ∇Ψ − Ψ∇Ψ∗ ).
c2 ∂t ∂t ∂t

От этого соотношения нетрудно перейти к искомому уравнению


непрерывности:
∂ρ
+ div j = 0.
∂t

18
В нерелятивистской квантовой механике плотность тока вероят-
ности определяется формулой:
~
jнерел = (Ψ∗ ∇Ψ − Ψ∇Ψ∗ ).
2mi
Таким образом, переписывая полученное уравнение в следующем ви-
де, µ ¶
1 ∂ ∗ ∂Ψ ∂Ψ∗ 2mi
− 2 Ψ −Ψ + div jнерел = 0,
c ∂t ∂t ∂t ~
мы, фактически, приходим к уравнению непрерывности. Величина
ρ определяется формулой:
µ ¶
i~ ∗ ∂Ψ ∂Ψ∗
ρ= Ψ −Ψ .
2mc2 ∂t ∂t

Легко видеть, что эта величина не является положительно опреде-


ленной.

Уравнение Дирака

Дирак предложил другое уравнение для волновой функции ре-


лятивистской частицы. Он руководствовался следующими сообра-
жениями:
1) уравнение должно быть первого порядка по времени;
2) время (точнее, переменная x0 = ct) и координаты (x1 = x, x2 =
= y, x3 = z) должны входить в уравнение симметричным образом.
Тогда уравнение для свободной частицы массы m в самой общей
форме имеет вид:
∂Ψ ∂Ψ ∂Ψ ∂Ψ mc
+A +B +C +D Ψ = 0,
∂(ct) ∂x ∂y ∂z ~

В последнее слагаемое введены фундаментальные постоянные c и ~


так, что величина mc/~ имеет размерность обратной длины (~/mc –
это комптоновская длина волны для частицы массы m).
Приводя полученное уравнение к виду:
µ ¶
∂Ψ ∂Ψ ∂Ψ ∂Ψ
i~ = −i~c α1 + α2 + α3 + βmc2 Ψ.
∂t ∂x ∂y ∂z

19
мы обнаруживаем аналогию с нерелятивистским уравнением Шре-
дингера:
∂Ψ
i~ = ĤΨ.
∂t
В качестве гамильтониана в данном случае выступает оператор:
µ ¶
∂ ∂ ∂
Ĥ = −i~c α1 + α2 + α3 + βmc2 ,
∂x ∂y ∂z
или
αp̂ + βmc2 ,
Ĥ = cα p̂ = −i~∇.
Для определения неизвестных коэффициентов αi и β подейству-
ем на полученное уравнение оператором i~∂/∂t. Тогда
µ ¶ µ ¶
∂ ∂Ψ ∂ ³ ´ ∂Ψ
i~ i~ = i~ ĤΨ = Ĥ i~ = Ĥ 2 Ψ,
∂t ∂t ∂t ∂t
то есть
∂2Ψ
−~2 = Ĥ 2 Ψ.
∂t2
Естественно предположить, что это уравнение второго порядка есть
уравнение Клейна–Гордона. Следовательно:

Ĥ 2 = −~2 c2 ∆ + m2 c4 .

Подставляя в это условие выражение для оператора Ĥ,

(cαi p̂i + βmc2 )(cαi p̂i + βmc2 ) = −~2 с2 ∆ + m2 c4 ,

мы, в частности, находим, что слагаемое в левой части, линейное по


p̂i , т.е. пропорциональное (αi β + βαi )p̂i , должно обращаться в ноль.
Таким образом,

αi β + βαi = 0 ⇒ αi β = −βαi .

Это означает, что αi и β не могут быть действительными или ком-


плексными числами. Но они могут быть, например, матрицами.

20
Матрицы Дирака

Для определения вида этих матриц вернемся к оператору Ĥ 2 :


(−i~cαi ∇i + βmc2 )(−i~cαj ∇j + βmc2 ) =

= −~2 c2 αi αj ∇i ∇j − i~mc3 (αi β + βαi )∇i + m2 c4 β 2 .


Первое слагаемое в правой части удобно переписать в симметризо-
ванной форме:
αi αj ∇i ∇j + αj αi ∇j ∇i αi αj + αj αi
αi αj ∇i ∇j = = ∇i ∇j .
2 2
Таким образом, требуемое равенство
Ĥ 2 = −~2 c2 ∆ + m2 c4
имеет место, если матрицы–коэффициенты удовлетворяют следую-
щим условиям: 
 αi αj + αj αi

 = δij ,

 2

 β 2 = 1,





αi β + βαi = 0.
Воспользуемся, далее, тем, что оператор Гамильтона
αp̂ + βmc2
Ĥ = cα
является эрмитовым. Это означает, что матрицы αi и β также долж-
ны быть эрмитовыми:
αi+ = αi , β + = β.
Напомним, что любая эрмитовая матрица всегда может быть диаго-
нализована с помощью подходящей унитарной матрицы. Т.е., напри-
мер, для матрицы αi , всегда может быть подобрана такая унитарная
матрица U (U + U = 1), что αi0 = U αi U + есть диагональная матрица.
Следующее наше наблюдение состоит в том, что согласно первым
двум условиям системы,
 2
 αi = 1,

β 2 = 1,
21
собственными значениями матриц αi и β являются числа ±1. Это
означает, что диагонализованные (с помощью подходящих унитар-
ных матриц) матрицы αi0 и β 0 , могут иметь на главной диагонали
только числа ±1.
Покажем, наконец, что след искомых матриц равен нулю. Напом-
ним, что след матрицы A,
X
Sp A = Aii ,
i

это сумма ее диагональных элементов. Если след вычисляется от


произведения матриц, то матрицы под знаком следа можно пере-
ставлять, а именно:
  Ã !
X X X X
Sp (AB) =  Aij Bji  = Bji Aij = Sp (BA).
i j j i

Итак, домножая
αi β = −βαi
слева на матрицу β, получаем:

βαi β = −αi .

Следовательно:

Sp (αi ) = −Sp (βαi β) = −Sp (αi ββ) = −Sp (αi ) ⇒ Sp (αi ) = 0.

Аналогичным образом, домножая

αi β = −βαi

слева на матрицу αi , находим:

β = −αi βαi ,

откуда:

Sp (β) = −Sp (αi βαi ) = −Sp (αi αi β) = −Sp (β) ⇒ Sp (β) = 0.

Заметим, что след матрицы нечувствителен к унитарному преоб-


разованию, то есть, например,

Sp (αi0 ) = Sp (U αi U + ) = Sp (αi U + U ) = Sp (αi ) = 0.


22
Таким образом, принимая во внимание, что на главной диагонали
матриц αi0 и β 0 стоят только числа ±1, мы приходим к выводу: мат-
рицы αi и β могут иметь только четную размерность.
Простейшими матрицами четной размерности являются матрицы
2 × 2. Такими матрицами являются, например, матрицы Паули:
µ ¶ µ ¶ µ ¶
0 1 0 −i 1 0
σ1 = , σ2 = , σ3 = .
1 0 i 0 0 −1

Матрицы Паули эрмитовы (σi+ = σi ) и удовлетворяют следующим


соотношениям:
σi2 = 1, σi σj = −σj σi (i 6= j).
Однако матриц Паули всего три. В то же время для построения ре-
лятивистского уравнения необходимы четыре матрицы α1 , α2 , α3 и
β.
Берем матрицы 4 × 4. Искомые матрицы в блочной форме (т.е.
выраженные через матрицы–блоки размерности 2 × 2) имеют следу-
ющий вид (стандартное представление):
µ ¶ µ ¶
0 σ I 0
α= , β= ,
σ 0 0 −I
где I – это единичная матрица.

Плотность тока вероятности в теории Дирака

Итак, уравнение Дирака для свободной частицы,


∂Ψ
i~ αp̂ + βmc2 )Ψ ≡ ĤΨ,
= (cα
∂t
это матричное уравнение, решением которого является столбец
 
Ψ1
 Ψ2 
Ψ= Ψ3 

Ψ4
из четырех функций Ψ1 , Ψ2 , Ψ3 и Ψ4 , называемый биспинором. За-
метим, что эрмитово сопряженный биспинор – это строка:
Ψ+ = (Ψ∗1 Ψ∗2 Ψ∗3 Ψ∗4 ).
23
Уравнение Дирака по построению является дифференциальным
уравнением первого порядка по времени в согласии с постулатом I
квантовой механики. Выясним теперь, к какому уравнению непре-
рывности приводит уравнение Дирака. Для этого, как и раньше, до-
множим уравнение для Ψ,
∂Ψ
i~ α∇Ψ + mc2 βΨ,
= −i~cα
∂t
на Ψ+ слева. В то же время уравнение для Ψ+ ,

∂Ψ+
−i~ = i~c(∇Ψ+ )α
α + mc2 Ψ+ β,
∂t
домножим на Ψ справа. Затем, вычитая из первого второе, находим:
µ ¶
+ ∂Ψ ∂Ψ+
i~ Ψ +Ψ = −i~c(Ψ+α(∇Ψ) + (∇Ψ+ )α αΨ).
∂t ∂t

Или
∂ρ
+ div j = 0,
∂t
где
ρ = Ψ+ Ψ = |Ψ1 |2 + |Ψ2 |2 + |Ψ3 |2 + |Ψ4 |2 > 0
есть положительно определенная плотность вероятности, а

j = cΨ+αΨ

есть плотность тока вероятности.


Условие нормировки имеет вид:
Z
Ψ+ Ψ d3 r = 1.
R3

24
Лекция №4. Уравнения Дирака и Паули

Решение уравнение Дирака для свободной частицы

Уравнение Дирака для свободной релятивистской частицы,


∂Ψ
i~ = ĤΨ, αp̂ + βmc2 ,
Ĥ = cα
∂t
имеет тот же вид, что и уравнение Шредингера. Соответственно так
же, как в нерелятивистском случае, стационарное состояние с энер-
гией E описывается волновой функцией
Et
ΨE (r, t) = ψE (r)e−i ~ ,

где ψE (r) есть собственная функция оператора Ĥ:

ĤψE (r) = EψE (r).

Построим решение уравнения Дирака для свободной частицы с


энергией E, т.е. решим стационарное уравнение:
¡ ¢
αp̂ + βmc2 ψE (r) = EψE (r).

Поскольку операторы Ĥ и p̂ коммутируют,

αp̂ + βmc2 , p̂] = 0,


[cα

то в качестве ψE (r) можно взять собственную функцию оператора


импульса, а именно: pr
ψE (r) = uei ~ ,
где  
u1 µ ¶ µ ¶ µ ¶
 u2 
u= ≡ ϕ , ϕ=
u1
, χ=
u3
,
 u3  χ u2 u4
u4
есть биспинор, компонентами которого являются постоянные вели-
чины.
Подставляя предложенное решение в стационарное уравнение,
¡ ¢ pr pr
αp̂ + βmc2 uei ~ = Euei ~ ,

25
получаем систему алгебраических уравнений для четырех компо-
нент биспинора u: ¡ ¢
αp + βmc2 u = Eu,

или
µ ¶µ ¶ µ ¶µ ¶ µ ¶
0 σ ϕ 2 I 0 ϕ ϕ
cp + mc =E .
σ 0 χ 0 −I χ χ

Для 2-х компонентных постоянных спиноров ϕ и χ возникает си-


стема из двух уравнений:

σ χ + mc2 ϕ = Eϕ,
 cpσ

σ ϕ − mc2 χ = Eχ.
cpσ

Приведение подобных слагаемых дает:



 (mc2 − E)ϕ + cpσσ χ = 0,

σ ϕ + (mc2 + E)χ = 0.
−cpσ

Условие разрешимости этой системы имеет вид:


° °
° mc2 − E σp
cσ °
det °
° −cσ
° = 0,
σp mc + E °
2

или
(m2 c4 − E 2 ) + c2 (σ
σ p)(σ
σ p) = 0.
Выполним преобразование (пользуясь свойствами матриц Паули):

σ p) = σi σj pi pj = (δij + ieijk σk )pi pj = p2 + iσk eijk pi pj .


σ p)(σ

В силу того, что тензор pi pj симметричен, а тензор eijk антисим-


метричен по индексам i и j, их свертка обращается в ноль. Поэтому
условие разрешимости принимает вид:

m2 c4 − E 2 + p2 c2 = 0.

Таким образом, для энергии E свободной частицы с импульсом p


находим: p
E = ± p2 c2 + m2 c4 .

26
Пусть p
E= p2 c2 + m2 c4 > 0,
тогда
cpσσϕ
χ= 2
,
mc + E
так что

|χ| ¿ |ϕ|, если cp ¿ E ' mc2 или v ¿ c.

Следовательно в нерелятивистском случае мы, фактически, имеем


дело с 2-х компонентным спинором, а не с биспинором:
µ ¶
ϕ pr−Et
Ψ(r, t) ' ei ~ .
0

В нерелятивистской квантовой механике 2-х компонентные спиноры


используются для описания частиц со спином 1/2. Таким образом
мы приходим к выводу, что уравнение Дирака есть релятивистское
уравнение для частицы со спином 1/2.
Заметим, что если взять отрицательное значение энергии
p
E = − p2 c2 + m2 c4 < 0,

то
cpσσχ
ϕ=− .
mc2 + |E|
При этом
|ϕ| ¿ |χ|, если cp ¿ |E| ' mc2 ,
т.е. µ ¶
0 pr−Et
Ψ(r, t) ' ei ~ .
χ
Таким образом, нижние компоненты биспинора заведомо необходи-
мы для описания свободно движущихся частиц с отрицательными
энергиями.
Существование решений с отрицательными энергиями позволи-
ло Дираку выдвинуть гипотезу о существовании античастиц. Это
предсказание теории было подтверждено экспериментами (для всех
частиц со спином 1/2 обнаружены античастицы). Суть этой идеи
состоит в том, что вакуум – это такое состояние, что все уровни с
27
отрицательными энергиями заняты частицами, а все уровни с поло-
жительными энергиями – свободны. Тогда переход частицы из состо-
яния с отрицательной энергией E1 < 0 в состояние с положительной
энергией E2 > 0 интерпретируется как рождение пары – частицы
с энергией E2 и античастицы с энергией |E1 |. Обратный переход из
состояния с положительной энергией E2 > 0 в состояние с отрица-
тельной энергией E1 < 0, в котором выделяется энергия |E1 | + E2 ,
интерпретируется как анигиляция (взаимное уничтожение) частицы
и античастицы.

Уравнение Дирака для частицы во внешнем поле

Рассмотрим релятивистскую частицу с зарядом e в электромаг-


нитном поле. Функция Лагранжа этой частицы имеет вид:
r
2 v2 e
L = −mc 1 − 2 − eΦ + Avv ,
c c
где Φ(r, t) и A(r, t) – скалярный и векторный потенциалы электро-
магнитного поля. Обобщенный импульс частицы определяется фор-
мулой:
∂L e mv
P= = p + A, p = p ,
∂v c 1 − v 2 /c2
тогда как для обобщенной (полной) энергии получаем:
∂L mc2
ε=v − L = E + eΦ, E=p .
∂v 1 − v 2 /c2
Релятивистская связь между энергией и импульсом свободной ча-
стицы,
E 2 = p2 c2 + m2 c4 ,
переходит в связь между обощенной энергией и обобщенным импуль-
сом релятивистской частицы во внешнем поле:
³ e ´2
2
(ε − eΦ) = P − A + m2 c4 .
c
Соответственно естественно предположить, что при наличии элек-
тромагнитного поля уравнение Клейна–Гордона принимает вид:
µ ¶2 ³
∂ e ´2
i~ − eΦ Ψ = c2 −i~∇ − A Ψ + m2 c4 Ψ.
∂t c
28
Уравнение Дирака для свободной частицы было получено в ре-
зультате линеаризации уравнения Клейна–Гордона. Предполагая,
что та же линеаризация справедлива и при наличии электромагнит-
ного поля, находим:
µ ¶ ³
∂ e ´
i~ − eΦ Ψ = cα α −i~∇ − A Ψ + βmc2 Ψ,
∂t c
или ³
∂Ψ e ´
i~ α −i~∇ − A Ψ + βmc2 Ψ + eΦΨ.
= cα
∂t c
Таким образом, уравнение для волновой функции релятивистской
частицы со спином 1/2 во внешнем электромагнитном поле выглядит
точно так же, как уравнение Шредингера,
∂Ψ
i~ = ĤΨ,
∂t
но гамильтониан в данном случае имеет вид:
³ e ´
α −i~∇ − A + βmc2 + eΦ.
Ĥ = cα
c

Уравнение Паули

Рассмотрим нерелятивистский предел, когда энергия E положи-


тельна и мало отличается от энергии покоя частицы mc2 . Предста-
вим волновую функцию в форме:
µ ¶
2
−i mc~ t ϕ(r, t)
Ψ(r, t) = e .
χ(r, t)

Подстановка в уравнение Дирака дает:


µ ¶ µ ¶
mc2 t ϕ mc2 t ∂ ϕ
mc2 e−i ~ + i~ e−i ~ =
χ ∂t χ
³ µ ¶ µ ¶
e ´ mc2 t ϕ mc2 t ϕ
α p̂ − A e−i ~
= cα + βmc2 e−i ~ +
c χ χ
µ ¶
mc2 t ϕ
+ eΦ e−i ~ .
χ
29
2
Сокращаем, далее, общий множитель e−imc t/~ и переписываем по-
лученное уравнение, пользуясь явными выражениями для матриц α
и β:
µ ¶ µ ¶ µ ¶ µ ¶
2 ϕ ∂ ϕ 0 σ ³ e ´ ϕ
mc + i~ =c p̂ − A +
χ ∂t χ σ 0 c χ
µ ¶µ ¶ µ ¶
2 I 0 ϕ ϕ
+ mc + eΦ .
0 −I χ χ

Получаем систему:
 ³

 2 ∂ϕ e ´

 mc ϕ + i~ = σ
cσ p̂ − A χ + mc2 ϕ + eΦϕ,
∂t c

 ∂χ ³ e ´

 mc2 χ + i~ σ p̂ − A ϕ − mc2 χ + eΦχ,
= cσ
∂t c
или  ³

 ∂ϕ e ´
 i~ ∂t = cσ
 σ p̂ − A χ + eΦϕ,
c

 ∂χ ³ e ´

 2mc2 χ + i~ = cσσ p̂ − A ϕ + eΦχ.
∂t c
Обратимся ко второму уравнению в этой системе. В нереляти-
вистском случае:
¯ ¯
¯ ∂χ ¯
|eΦ| ¿ mc , ¯i~ ¯¯ ¿ mc2 |χ|.
2 ¯
∂t

Поэтому с точностью до членов первого порядка по малому пара-


метру v/c получаем
³ e ´
σ p̂ − A
χ' c ϕ, |χ| ¿ |ϕ|.
2mc
Иными словами, в нерелятивистском приближении биспинор
µ ¶
ϕ(r, t) mc2 t
Ψ(r, t) ' e−i ~
0

полностью определяется спинором ϕ(r, t).


30
Подставляя в первое уравнение системы приближенное выраже-
ние для χ, мы получаем уравнение для спинора ϕ, справедливое с
точностью до членов первого порядка по v/c, а именно:
³ e ´
∂ϕ ³ e ´ σ p̂ − A
i~ σ p̂ − A
= cσ c ϕ + eΦϕ.
∂t c 2mc
Выполним преобразование:
³ e ´ ³ e ´ ³ e ´³ e ´
σ p̂ − A σ p̂ − A = σi σj p̂i − Ai p̂j − Aj =
c c c c
³ e ´ ³ e ´
= (δij + iσk eijk ) p̂i − Ai p̂j − Aj =
c c
³ µ ¶
e ´2 e e e2
= p̂ − A + iσk eijk p̂i p̂j − p̂i Aj − Ai p̂j − 2 Ai Aj .
c c c c

Заметим, что
p̂i Aj = −i~(∇i Aj (r, t)) + Aj p̂i .
Все слагаемые, представляющие собой свертки симметричных тен-
зоров p̂i p̂j , (Ai p̂j + Aj p̂i ) и Ai Aj с антисимметричным тензором eijk ,
обращаются в ноль. Соответственно результат преобразования имеет
вид:
³ e ´ ³ e ´
σ p̂ − A σ p̂ − A =
c c
³ e ´2 ³ e´
= p̂ − A + iσk eijk − (−i~(∇i Aj )) =
c c
³ e ´2 e~
= p̂ − A − σ H,
c c
где H = rot A – это напряженность магнитного поля.
Таким образом мы получили уравнение для 2-х компонентной
волновой функции ϕ нерелятивистской частицы со спином 1/2 во
внешнем электромагнитном поле. Оно выглядит следующим обра-
зом,
³ e ´2
∂ϕ p̂ − A e~
i~ = c ϕ− σ Hϕ + eΦϕ,
∂t 2m 2mc
31
и называется уравнением Паули. Уравнение Паули есть, фактически,
уравнение Шредингера,
∂ϕ
i~ = Ĥϕ,
∂t
с гамильтонианом Паули,
³ e ´2
p̂ − A e~
Ĥ = c − σ H + eΦ,
2m 2mc
который представляет собой оператор полной энергии частицы со
спином 1/2 во внешнем электромагнитном поле.
В стационарном электрическом поле, когда A = 0 и H = 0, га-
мильтониан
p̂2
Ĥ = + U (r)
2m
имеет привычный вид, где
U (r) = eΦ(r)
есть потенциальная энергия частицы с зарядом e.
Слагаемое в гамильтониане Паули, пропорциональное σ H, есте-
ственно интерпретировать как энергию взаимодействия магнитного
момента с магнитным полем. Поскольку
σ
ŝ =
2
есть оператор спина, то
e~ e~
− σH = − ŝH = −µ̂ µH.
2mc mc
Таким образом, оператор магнитного момента частицы определяется
формулой:
e~ e
µ=
µ̂ ŝ = (~ŝ).
mc mc
В общем случае коэффициент пропорциональности между век-
тором магнитного момента M и вектором углового момента L назы-
вается гиромагнитным отношением. Для системы частиц с массами
mi и зарядами ei (i = 1, 2 . . . N ) векторы M и L имеют вид:
X ei X
M= [ri × vi ], L = mi [ri × vi ].
i
2c i

32
Легко видеть, что если ei /mi = e/m = const, т.е. если отношение
заряда к массе для всех частиц одинаково, то
e
M= L,
2mc
где коэффициент пропорциональности e/2mc называют нормальным
гиромагнитным отношением.
Согласно уравнению Паули (полученному из уравнения Дирака)
коэффициент пропорциональности между магнитным моментом µ̂ µи
собственным угловым моментом (спином) ~ŝ частицы равен e/mc,
т.е. вдвое превышает нормальное гиромагнитное отношение. Соот-
ветственно величину e/mc часто называют аномальным гиромагнит-
ным отношением.

Лекция №5. Релятивистские поправки второго


порядка по v/c

Постановка задачи

На предыдущей лекции мы осуществили преобразование урав-


нения Дирака, предполагая, что оно описывает нерелятивистскую
частицу. При этом мы удерживали слагаемые первого порядка по
малому параметру v/c. В результате было получено уравнение Пау-
ли. В отсутствие магнитного поля (A = 0 и H = 0) уравнение Паули
переходит в обычное нерелятивистское уравнение Шредингера,
µ 2 ¶
∂ϕ p̂
i~ = + U (r) ϕ,
∂t 2m

для частицы в стационарном потенциальном поле U (r). Если, к при-


меру, электрон движется в поле неподвижного протона, то

e2
U (r) = − .
r
Таким образом, согласно теории Дирака не существует никаких по-
правок первого порядка по v/c к энергиям стационарных состояний
атома водорода (и любой другой системы, где частица движется в
стационарном поле U ).
33
Предположим, что такие поправки существуют во втором поряд-
ке по малому параметру v/c. Упростим задачу вычисления таких
поправок, взяв в качестве отправной точки уравнение Дирака для
релятивистской частицы в стационарном поле U (r) (магнитного по-
ля нет, т.е. A = 0 и H = 0):
∂Ψ
i~ = ĤΨ, αp̂ + βmc2 + U (r).
Ĥ = cα
∂t

Уравнение для спинора ϕ

Гамильтониан Ĥ не зависит от t. Поэтому волновая функция ста-


ционарного состояния с энергией E имеет вид:
Et
ΨE (r, t) = ψ(r)e−i ~ ,
где ψ(r) есть решение стационарного уравнения:
¡ ¢
αp̂ + βmc2 + U (r) ψ(r) = Eψ(r).

Выполним преобразование этого уравнения, предполагая, что оно
описывает нерелятивистскую частицу, удерживая слагаемые второго
порядка по v/c.
В нерелятивистской области имеем:
E = mc2 + E 0 , где |E 0 | ¿ mc2 .
Выделяем в биспиноре, как обычно, верхнюю и нижнюю компонен-
ты: µ ¶
ϕ(r)
ψ(r) = .
χ(r)
Расписываем более подробно стационарное уравнение:
µ ¶ µ ¶ µ ¶µ ¶
0 σ ϕ(r) I 0 ϕ(r)
с p̂ + mc2 +
σ 0 χ(r) 0 −I χ(r)
µ ¶ µ ¶
ϕ(r) ϕ(r)
+ U (r) = (mc2 + E 0 ) .
χ(r) χ(r)
Мы получаем систему уравнений для 2-х компонентных спиноров
ϕ(r) и χ(r):

 c σ p̂χ + mc2 ϕ + U ϕ = mc2 ϕ + E 0 ϕ,

c σ p̂ϕ − mc2 χ + U χ = mc2 χ + E 0 χ,
34
или 
 c σ p̂χ + U ϕ = E 0 ϕ,

c σ p̂ϕ = (2mc2 + E 0 − U )χ.
Второе из этих уравнений можно представить в следующей форме:
1
χ(r) = c σ p̂ϕ(r) =
2mc2 + E 0 − U (r)

1
= c σ p̂ϕ(r) '
2mc2 (1 + (E 0 − U (r))/2mc2 )
µ ¶
1 E 0 − U (r)
' 1− σ p̂ϕ(r).
2mc 2mc2

Понятно, что
|χ| ¿ |ϕ|, если v ¿ c,
то есть задача сводится к определению 2-х компонентного спинора
ϕ(r).
Первое уравнение системы переписываем в следующем виде
µ ¶
1 E 0 − U (r)
c σ p̂ 1− σ p̂ϕ(r) + U (r)ϕ(r) = E 0 ϕ(r).
2mc 2mc2

Легко видеть, что


µ ¶
E 0 − U (r) E0 U (r)
1− = 1− + ,
2mc2 2mc2 2mc2

где первое слагаемое в правой части есть постоянная величина. По-


этому имеем:
µ ¶ µ ¶
E0 E0
σ p̂ 1 − σ p̂ = 1 − σi σj p̂i p̂j =
2mc2 2mc2
µ ¶ µ ¶
E0 E0
= 1− (δij + i eijk σk ) p̂i p̂j = 1 − p̂2 .
2mc2 2mc2

Мы воспользовались тем, что свертка симметричного тензора p̂i p̂j с


антисимметричным тензором eijk равна нулю.

35
Теперь уравнение для спинора ϕ принимает вид
µ ¶ 2
E0 p̂ 1 U (r)
1− ϕ(r) + U (r)ϕ(r) + σ p̂ σ p̂ ϕ(r) = E 0 ϕ(r),
2mc2 2m 2m 2mc2
или µ ¶
p̂2 1
+ U (r) ϕ(r) + 2 c2
σ p̂ U (r) σ p̂ ϕ(r) =
2m 4m
| {z }
| {z }
рел. поправка
Ĥ0

µ ¶
0 p̂2
=E 1+ 2 2
ϕ(r).
|4m{zc }
рел. поправка

Уравнение для спинора ϕ̃, нормированного на единицу

Но! Все не так просто. Условие нормировки биспинора,


Z
hψ|ψi = ψ + ψ d3 r = 1

или Z
(ϕ+ ϕ + χ+ χ) d3 r = 1,

в рассматриваемом приближении должно оставаться верным с точ-


ностью до слагаемых второго порядка по v/c. Легко видеть, что если
нижнюю компоненту биспинора взять в форме:

σ p̂
χ(r) ' ϕ(r),
2mc
то χ+ χ будет иметь как раз второй порядок малости по отношению
к ϕ+ ϕ (то есть нет необходимости в более точных формулах, связы-
вающих χ с ϕ). Условие нормировки принимает вид:
ZÃ !
+ + σ p̂ σ p̂
ϕ ϕ+ϕ ϕ d3 r = 1,
2mc 2mc

или Z µ ¶
p̂2
ϕ+ 1 + ϕ d3 r = 1.
4m2 c2
36
Мы видим, что в рассматриваемом приближении:

hϕ|ϕi =
6 1.

В то же время
µ ¶
p̂2
hϕ| 1 + |ϕi = 1,
4m2 c2

то есть с точностью до слагаемых второго порядка по v/c имеем:


µ ¶2
p̂2
hϕ| 1 + |ϕi = 1
8m2 c2
или µ ¶ µ ¶
p̂2 p̂2
h 1+ ϕ| 1 + ϕi = 1.
8m2 c2 8m2 c2
Таким образом, естественно ввести 2-х компонентную волновую
функцию: µ ¶
p̂2
ϕ̃(r) = 1 + ϕ(r),
8m2 c2
нормированную на единицу:

hϕ̃|ϕ̃i = 1.

Выведем уравнение, определяющее функцию ϕ̃(r).


С точностью до слагаемых второго порядка функция ϕ выража-
ется через функцию ϕ̃ следующим образом:
µ ¶
p̂2 p̂2
ϕ(r) = 1 − ϕ̃(r) ≡ T̂ ϕ̃(r), T̂ = 1 − .
8m2 c2 8m2 c2

Поэтому для спинора ϕ̃ получаем уравнение:


µ ¶µ ¶
1 0 p̂2 p̂2
Ĥ0 T̂ ϕ̃ + σ
(σ p̂)U σ
(r)(σ p̂)T̂ ϕ̃ = E 1 + 1 − ϕ̃,
4m2 c2 4m2 c2 8m2 c2
или
µ ¶
1 0 p̂2
Ĥ0 T̂ ϕ̃ + σ
(σ p̂)U σ
(r)(σ p̂)T̂ ϕ̃ = E 1 + ϕ̃.
4m2 c2 8m2 c2

37
Домножая это соотношение на T̂ слева, с той же точностью находим:
1
T̂ Ĥ0 T̂ ϕ̃ + T̂ (σ σ p̂)T̂ ϕ̃ = E 0 ϕ̃.
σ p̂)U (r)(σ
4m2 c2
Иными словами, мы получили стационарное уравнение Шредингера,

Ĥ 0 ϕ̃(r) = E 0 ϕ̃(r),

для нормированного на единицу спинора ϕ̃, описывающего нереля-


тивистскую частицу с энергией E 0 в потенциале U (r). Гамильтониан
имеет вид:
µ 2 ¶
0 p̂ 1
Ĥ = T̂ + U (r) T̂ + T̂ (σ σ p̂)T̂ .
σ p̂)U (r)(σ
2m 4m2 c2
| {z }
Ĥ0

Задача состоит в том, чтобы выделить из этого оператора гамильто-


ниан Ĥ0 и поправочные слагаемые второго порядка по v/c.
Первое слагаемое в операторе Ĥ 0 может быть преобразовано сле-
дующим образом:
µ 2 ¶

T̂ + U (r) T̂ =
2m
µ ¶2 µ ¶ µ ¶
p̂2 p̂2 p̂2 p̂2
= 1− + 1− U (r) 1 − '
2m 8m2 c2 8m2 c2 8m2 c2
µ ¶
p̂2 p̂2 p̂2 p̂2
' 1− + U (r) − U (r) − U (r) 2 2 =
2m 4m2 c2 2
8m c 2 8m c
µ ¶
p̂2 p̂4 1 1
= + U (r) − − p̂2 U (r) − U (r)p̂2 .
2m 8m3 c2 8m2 c2 8m2 c2

Выполним преобразование оператора p̂2 U :

p̂2 U = p̂i p̂i U = p̂i (p̂i U ) + p̂i U p̂i =

= (p̂2 U ) + (p̂i U )p̂i + (p̂i U )p̂i + U p̂2 =

= (p̂2 U ) + 2(p̂i U )p̂i + U p̂2 .


38
Упростим теперь второе слагаемое в операторе Ĥ 0 :
1 1
σ p̂)U (r)(σ
T̂ (σ σ p̂)T̂ ' σ p̂)U (r)(σ
(σ σ p̂) =
4m2 c2 4m2 c2
1
= (δij + i eijk σk ) p̂i U p̂j =
4m2 c2
1
= (δij + i eijk σk ) ((p̂i U )p̂j + U p̂i p̂j ) =
4m2 c2
1 ¡ ¢
= 2 2
(p̂i U )p̂i + i σk eijk (p̂i U )p̂j + U p̂2 .
4m c

Таким образом, оператор Ĥ 0 с точностью до слагаемых второго


порядка по v/c имеет вид:

p̂4 1 1 1
Ĥ 0 = Ĥ0 − 3 2
− 2 2
(p̂2 U ) − 2 2
(p̂i U )p̂i − U p̂2 −
8m c 8m c 4m c 8m2 c2
1 1 i 1
− 2 2
U p̂2 + 2 2
(p̂i U )p̂i + 2 2
σk eijk (p̂i U )p̂j + U p̂2 .
8m c 4m c 4m c 4m2 c2
Легко видеть, что целый ряд слагаемых в полученном выражении
сокращается. Окончательный результат имеет вид:

Ĥ 0 = Ĥ0 + V̂1 + V̂2 + V̂3 ,

где

p̂4 1 i
V̂1 = − , V̂2 = − (p̂2 U ), V̂3 = σk eijk (p̂i U )p̂j
8m3 c2 8m2 c2 4m2 c2

есть релятивистские поправки к гамильтониану Ĥ0 . Влияние этих


операторов на энергии стационарных состояний может быть иссле-
довано в рамках теории возмущений.

Физический смысл поправок второго порядка по v/c

Оператор V̂1 может быть интерпретирован как релятивистская


поправка к оператору кинетической энергии. В самом деле, кинети-
ческая энергия K – это разность полной энергии E и энергии покоя

39
mc2 . В нерелятивистском случае получаем:
r
p p2
K = p c + m c − mc = mc 1 + 2 2 − mc2 '
2 2 2 4 2 2
m c
µ ¶
p/mc¿1 p2 p4 p2 p4
' mc2 1 + 2 2
− 4 4
− mc2 = − .
2m c 8m c 2m 8m3 c2
Оператор
1 2 ~2
V̂2 = − (p̂ U ) = ∆U
8m2 c2 8m2 c2
может быть интерпретирован как поправка к потенциальной энер-
гии, обусловленная невозможностью точной локализации частицы
(поправка Дарвина). В том, что точная локализация невозможна,
убедимся следующим образом. Предположим, что мы устанавливаем
местоположение частицы по результатам ее взаимодействия с элек-
тромагнитной волной с частотой ω и длиной волной λ = 2πc/ω. По-
нятно, что неопределенность в определении координаты по порядку
величины равна λ. Эта неопределенность не может быть сделана
сколь угодно малой. В самом деле, электромагнитная волна – это, с
иной точки зрения, поток фотонов с энергиями ~ω. Если ~ω дости-
гает величины 2mc2 , то в области маштаба λC , где
2π~c ~
' 2mc2 ⇒ λC = ,
λC mc
может образоваться пара: частица и античастица. Величина λC на-
зывается комптоновской длиной волны частицы массы m. Таким об-
разом, местоположение частицы не может быть установлено с точ-
ностью, лучшей чем λC .
Но это означает, что характерная неопределенность потенциаль-
ной энергии имеет масштаб:
δU = hU (r + ∆r) − U (r)i,
где ∆r есть случайное смещение, удовлетворяющее соотношениям:
δij
h∆ri = 0, h(∆r)i (∆r)j i = h(∆r)2 i, (∆r)2 ' λ2C .
3
Отсюда находим:
~2
δU ' ∆U,
6m2 c2
40
что с точностью до численного множителя согласуется с видом опе-
ратора V̂2 .
Последняя поправка, V̂3 , имеет прозрачный смысл в центральном
поле U = U (r). В этом случае:

i ~ U 0 (r) ~U 0 (r)
V̂3 = σk eijk (p̂i U (r))p̂j = σk eijk ri p̂j = ŝL̂,
4m2 c2 4m2 c2 r 2m2 c2 r

где L̂ = [r × p̂] есть оператор орбитального момента частицы. Опе-


ратор V̂3 называют оператором спин-орбитального взаимодействия.
Происхождение этого взаимодействия можно пояснить следую-
щим образом. Пусть частица с зарядом e и магнитным моментом
µ = (e/mc)~s движется в стационарном центральном электрическом
поле, которое определяется потенциалом Φ(r), т.е. потенциальная
энергия частицы есть U (r) = eΦ(r). Предположим, что в точке r
частица имеет скорость v и, соответственно, угловой (орбитальный)
момент
L = m[r × v].
Напряженность электрического поля в этой же точке равна

Φ0 (r)
E = −∇Φ(r) = − r.
r
В системе покоя частицы имеется магнитное поле, напряженность
которого с точностью до слагаемых первого порядка по v/c опреде-
ляется формулой
1
H = [E × v].
c
Таким образом, возникает энергия взаимодействия магнитного мо-
мента с магнитным полем:
~eΦ0 (r) ~U 0 (r)
µH =
Vm = −µ 2
s[r × v] = 2 2 sL,
mc r m c r
которая с точность до численного множителя согласуется с видом
µH есть
оператора V̂3 . Напомним, что само по себе взаимодействие −µ
эффект первого порядка по v/c, так что спин-орбитальное взаимо-
действие есть, в самом деле, эффект второго порядка по v/c.

41
Лекция №6. Сложение угловых моментов

Частица в центральном поле

В нерелятивистской квантовой механике состояние частицы со


спином s = 1/2 в центральном поле U (r) определяется решением
стационарного уравнения Шредингера:

p̂2
Ĥ0 ϕ = Eϕ, Ĥ0 = + U (r).
2m

Поскольку гамильтониан Ĥ0 не содержит спиновых операторов, то


нормированный на единицу спинор ϕ,
Z
ϕ+ ϕ d3 r = 1,

может быть представлен в виде произведения координатной волно-


вой функции ψ и спинора χ, не зависящего от координат,
Z
ϕ = ψχ, |ψ(r)|2 d3 r = 1, χ+ χ = 1.

Гамильтониан Ĥ0 , далее, коммутирует с операторами l̂2 и ˆlz . По-


этому волновая функция ищется в форме:

ψ(r) = R(r)Ylm (θ, ϕ),

где
Ylm (θ, ϕ) = hθ, ϕ|lmi
есть собственный вектор операторов l̂2 и ˆlz в координатном пред-
ставлении (сферическая гармоника). Напомним, что
1 1
l̂ = L̂ = [r × p̂] = −i[r × ∇]
~ ~
есть обезразмеренный оператор орбитального момента. В качестве
спинора χ обычно выбирают собственный вектор |sσi операторов ŝ2
и ŝz .
Можно рассуждать иначе. Поскольку гамильтониан Ĥ0 нереля-
тивистской частицы в центральном поле коммутирует с операторами
42
l̂2 , ˆlz , ŝ2 и ŝz , то собственный вектор Ĥ0 естественно искать в классе
собственных векторов этих операторов, то есть:

ϕ = R(r)|lmi|sσi.

На предыдущей лекции мы показали, что имеются релятивист-


ские поправки к гамильтониану частицы в центральном поле, а имен-
но:
Ĥ = Ĥ0 + V̂1 + V̂2 + V̂3 ,
где
p̂4 ~2 ~2 U 0 (r)
V̂1 = − , V̂2 = ∆U (r), V̂3 = ŝl̂.
8m3 c2 8m2 c2 2m2 c2 r
Легко видеть, что поправки V̂1 и V̂2 сохраняют центральный харак-
тер гамильтониана, т.е. коммутируют с операторами l̂2 , ˆlz , ŝ2 и ŝz .
Но это не так для оператора V̂3 или, как его еще иначе называют,
для оператора спин-орбитального взаимодействия:

~2 U 0 (r)
V̂3 ≡ Ûs. o. = f (r)ŝl̂, f (r) = .
2m2 c2 r
В самом деле:

[ŝl̂, l̂2 ] = [ŝx ˆlx + ŝy ˆly + ŝz ˆlz , l̂2 ] = 0, т.к. [ˆli , l̂2 ] = 0,

и, аналогично:

[ŝl̂, ŝ2 ] = [ŝx ˆlx + ŝy ˆly + ŝz ˆlz , ŝ2 ] = 0, т.к. [ŝi , ŝ2 ] = 0.

В то же время:

[(ŝl̂), ˆlz ] = [ŝx ˆlx , ˆlz ] + [ŝy ˆly , ˆlz ] + [ŝz ˆlz , ˆlz ] = −iŝx ˆly + iŝy ˆlx 6= 0,
| {z }
0

а также:

[(ŝl̂), ŝz ] = [ŝx ˆlx , ŝz ] + [ŝy ˆly , ŝz ] + [ŝz ˆlz , ŝz ] = −iŝy ˆlx + iŝx ˆly 6= 0.
| {z }
0

Заметим, однако, что, складывая две последние формулы, мы полу-


чаем:
[ŝl̂, ŝz + ˆlz ] = 0.
43
Естественно, поэтому, ввести оператор

j = s + l,

который имеет смысл оператора полного углового момента. Мы до-


казали, что

[Ûs. o. , l̂2 ] = 0, [Ûs. o. , ŝ2 ] = 0, [Ûs. o. , ĵz ] = 0.

Итак, гамильтониан частицы в центральном поле с учетом реля-


тивистских поправок можно представить в виде:

Ĥ = Ĥ00 + Ûs. o. ,

где Ĥ00 есть центральная часть гамильтониана, коммутирующая с


операторами l̂2 , ˆlz , ŝ2 и ŝz . Очевидно, что Ĥ00 коммутирует с опера-
тором ĵz . Таким образом, гамильтониан Ĥ коммутирует с операто-
рами l̂2 , ŝ2 и ĵz . Убедимся теперь в том, что Ĥ коммутирует также
с оператором ĵ2 .
Имеем:
ĵ2 = (ŝ + l̂)2 = ŝ2 + 2ŝl̂ + l̂2 .
Коммутация с l̂2 и ŝ2 уже доказана. Далее, оператор Ĥ00 коммутирует
с оператором ŝl̂ = ŝx ˆlx + ŝy ˆly + ŝz ˆlz просто потому, что коммутиру-
ет с каждым из операторов ˆli и ŝj по отдельности. В то же время
оператор ŝl̂ – это и есть оператор Ûs. o. с точностью до центрального
множителя f (r). Следовательно доказано, что

[Ĥ, ĵ2 ] = 0.

Таким образом, если мы принимаем во внимание релятивистские


поправки, то гамильтониан Ĥ частицы в центральном поле U (r) ком-
мутирует с операторами l̂2 , ŝ2 , ĵ2 и ĵz . Соответственно возникает
задача сложения угловых моментов, а именно поиска собственных
векторов операторов ĵ2 и ĵz .

44
Постановка общей задачи

Пусть имеются две системы с угловыми моментами j1 и j2 , соот-


ветственно. Каждая из систем определена в собственном конфигу-
рационном пространстве, поэтому

[ĵ1i , ĵ2j ] = 0, ∀ i, j.

Состояние первой системы определяется собственными векторами


|j1 m1 i операторов ĵ21 и ĵ1z , то есть:

ĵ21 |j1 m1 i = j1 (j1 + 1)|j1 m1 i, ĵ1z |j1 m1 i = m1 |j1 m1 i,

где m1 = −j1 , −j1 + 1 . . . j1 . Аналогичным образом для второй систе-


мы имеем:

ĵ22 |j2 m2 i = j2 (j2 + 1)|j2 m2 i, ĵ2z |j2 m2 i = m2 |j2 m2 i,

где m2 = −j2 , −j2 + 1 . . . j2 .


Объединенная система, ”1+2”, характеризуется набором комму-
тирующих операторов ĵ21 , ĵ1z , ĵ22 и ĵ2z . Соответственно состояния объ-
единенной системы описываются векторами:

|j1 m1 j2 m2 i ≡ |j1 m1 i|j2 m2 i.

Их всего (2j1 + 1)(2j2 + 1) штук.


Введем оператор полного углового момента систем 1 и 2:

ĵ = ĵ1 + ĵ2 .

Возникает новый набор коммутирующих операторов: ĵ21 , ĵ22 , ĵ2 и ĵz .


Пусть |jm(j1 j2 )i – это набор общих собственных векторов этих опе-
раторов, то есть:

ĵ21 |jm(j1 j2 )i = λ1 |jm(j1 j2 )i, ĵ22 |jm(j1 j2 )i = λ2 |jm(j1 j2 )i,

ĵ2 |jm(j1 j2 )i = j(j + 1)|jm(j1 j2 )i, ĵz |jm(j1 j2 )i = m|jm(j1 j2 )i,


где собственные значения λ1 , λ2 , j(j + 1) и m есть пока неизвестные
величины. На данном этапе мы можем быть уверены только в том,
что j – это, как любой другой угловой момент, целое или полуцелое
число, и что при фиксированном j проекция m пробегает значения:
−j, −j + 1 . . . j.
45
Задача сложения угловых моментов состоит в том, чтобы по из-
вестным j1 и j2 , а также по известным |j1 m1 i и |j2 m2 i, установить,
во-первых, значения j (и, конечно, λ1 и λ2 ) и, во-вторых, вид векто-
ров состояний |jm(j1 j2 )i ≡ |jmi (известные значения j1 и j2 обычно
опускают при записи собственных векторов операторов ĵ2 и ĵz ).

Коэффициенты Клебша–Гордана

Неизвестные векторы состояний |j m (j1 j2 )i всегда могут быть


представлены в виде разложений по известному базису |j1 m1 i|j2 m2 i,
а именно:
X jm
|jm(j1 j2 )i = Cj1 m1 j2 m2 |j1 m1 i|j2 m2 i.
m1 ,m2

Коэффициенты разложения Cjjm 1 m1 j2 m2


называются коэффициентами
Клебша–Гордана. Действуя на эти разложения операторами ĵ21 и ĵ22 ,
легко устанавливаем их собственные значения:

λ1 = j1 (j1 + 1), λ2 = j2 (j2 + 1).

Дальнейшее исследование разобьем на пункты.


1) Воспользуемся тем, что ĵz = ĵ1z + ĵ2z . Действуя оператором ĵz
на левую часть выписанного разложения, а оператором ĵ1z + ĵ2z – на
правую часть, находим:
X jm
m|jmi = Cj1 m1 j2 m2 (m1 + m2 )|j1 m1 i|j2 m2 i.
m1 ,m2

Откуда следует, что

Cjjm
1 m1 j2 m2
≡ 0, если m 6= m1 + m2 ,

или, иначе,

Cjjm
1 m1 j2 m2
6= 0, только если m = m1 + m2 .

Это означает, что суммирование в разложении реально проводится


только по одному индексу:
X jm
|jmi = Cj1 m1 j2 (m−m1 ) |j1 m1 i|j2 m − m1 i.
m1

46
2) С одной стороны, mmax = jmax . C другой стороны, mmax =
= m1max + m2max = j1 + j2 . Следовательно, jmax = j1 + j2 .
Легко понять, что при j = jmax и m = mmax = jmax разложе-
ние сводится к одному единственному слагаемому, в котором m1 =
= m1max = j1 и m2 = m2max = j2 , то есть:

|jmax jmax i = Cjj11j+j 2 j1 +j2


1 j2 j2
|j1 j1 i|j2 j2 i ⇒ Cjj11j+j 2 j1 +j2
1 j2 j2
= 1.

3) Установим теперь значение jmin . Естественно предположить,


что jmin = |j1 − j2 |. Докажем это следующим образом. Пусть j2 6 j1
и jmin = j1 − j2 . Тогда общее количество собственных векторов |jmi
определяется суммой:
jX
1 +j2 jX
1 +j2 jX
1 +j2

(2j + 1) = 2 j+ =
j=j1 −j2 j=j1 −j2 j=j1 −j2

(j1 − j2 ) + (j1 + j2 )
= 2 (2j2 + 1) + (2j2 + 1) = (2j1 + 1)(2j2 + 1).
2
Так, конечно, и должно быть.
Итак, мы установили, что собственные векторы операторов ĵ21 , ĵ22 ,
2
ĵ и ĵz определяются разложениями:
X jm
|jmi = Cj1 m1 j2 m2 |j1 m1 i|j2 m2 i.
m1 ,m2

При этом число j (полный угловой момент объединенной системы)


меняется от |j1 − j2 | до j1 + j2 , т.е. возможными значениями j явля-
ются |j1 − j2 |, |j1 − j2 | + 1 . . . j1 + j2 . Для каждого фиксированного j
проекция m полного углового момента на ось z принимает значения
−j, −j + 1, . . . j. Таким образом задача сложения угловых моментов
полностью сводится к определению численных значений коэффици-
ентов Клебша–Гордана. Одно из этих значений нам уже известно:

Cjj11j+j 2 j1 +j2
1 j2 j2
= 1.

Для установления всех остальных значений может быть использован


способ, который мы продемонстрируем на примере, когда j1 = 1/2 и
j2 = 1/2.

47
Пример. Сложение угловых моментов 1/2 + 1/2

Вычислим коэффициенты Клебша–Гордана для случая, когда


складываются угловые моменты (спины) s1 = 1/2 и s2 = 1/2. Соб-
ственные векторы операторов ŝ21 , ŝ1z , ŝ22 и ŝ2z имеют вид:
1 1 1 1
| σ1 i| σ2 i, σ1 = ± , σ2 = ± .
2 2 | 2 {z 2}
всего 4 вектора

Пусть
Ŝ = ŝ1 + ŝ2 ,
тогда собственными векторами операторов ŝ21 , ŝ22 , Ŝ2 и Ŝz являются:

|SSz i, S = 0, Sz = 0, S = 1, Sz = −1, 0, 1 .
| {z }
новые 4 вектора

По общему правилу новые векторы состояний выражаются через


старые векторы состояний следующим образом:
X 1 1
|SSz i = C SS
1
z
1 | σ1 i| σ2 i.
2 σ1 2 σ2 2 2
σ1 ,σ2

Удобно ввести сокращенные обозначения для спиноров:


11 1 1
α=| i, β=| − i.
22 2 2
Известно, что
C 11
1 1 1 1 = 1.
2 2 2 2

Поэтому вектор |11i имеет вид:


11 11
|11i = | i| i ≡ α(1)α(2).
22 22
Для определения других коэффициентов Клебша–Гордана введем
оператор понижения:

Ŝ− = Ŝx − iŜy = (ŝ1x + ŝ2x ) − i(ŝ1y + ŝ2y ) = ŝ1− + ŝ2−

48
и подействуем этим оператором на состояние |11i:
µ ¶ µ ¶
1 1 1 1 1 1 1 1
Ŝ− |1 1i = ŝ1− | i | i+| i ŝ2− | i .
2 2 2 2 2 2 2 2
Напомним, что ранее из коммутационных соотношений для опе-
раторов углового момента было получено:
p
ĵ± |j mi = (j ∓ m)(j ± m + 1) |j m ± 1i.

Пользуясь этой формулой, находим:


p √
Ŝ− |11i = (1 + 1)(1 − 1 + 1)|10i = 2 |11i,

а также:
r
11 1 1 1 1 1 1 1 1
ŝ1− | i = ( + )( − + 1) | − i = | − i.
22 2 2 2 2 2 2 2 2
Таким образом, получаем:
µ ¶
1 1 1 11 11 1 1
|10i = √ | − i| i + | i| − i ≡
2 2 2 22 22 2 2

1
≡ √ (β(1)α(2) + α(1)β(2)) .
2
Это означает, что
1
C 11 0− 1 1 1 = C 11 011
− 12 =√ .
2 2 2 2 2 2 2 2

Подействуем теперь оператором Ŝ− на вектор состояния |10i:


µ µ ¶ µ ¶ ¶
1 1 1 11 11 1 1
Ŝ− |10i = √ | − i ŝ2− | i + ŝ1− | i | − i .
2 2 2 22 22 2 2
В левой части получаем:
p √
Ŝ− |10i = (1 + 0)(1 − 0 + 1) |1 − 1i = 2 |1 − 1i,

тогда как правая часть принимает вид:


µ ¶
1 1 1 1 1 1 1 1 1 √ 1 1 1 1
√ | − i| − i + | − i| − i = 2 | − i| − i.
2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2
49
Следовательно:
1 1 1 1
|1 − 1i = | − i| − i ≡ β(1)β(2),
2 2 2 2
то есть:
C 11 −1
−1 1
− 21
= 1.
2 2 2

Итак, мы получили явные выражения для векторов состояний с


полным спином S = 1:
|1 1i = α(1)α(2),

1
|1 0i = √ (α(1)β(2) + β(1)α(2)) ,
2

|1 − 1i = β(1)β(2).

Найдем теперь те коэффициенты Клебша–Гордана, которые опре-


деляют вектор состояния с полным спином S = 0,

|00i = C 01 01 1
− 12 α(1)β(2) + C 00
1
−1 1 1 β(1)α(2).
2 2 2 2 2 2 2

Мы имеем, во-первых, условие нормировки:


¯ ¯2 ¯ ¯2
¯ ¯ ¯ ¯
h00|00i = 1 ⇒ ¯C 01 01 1 − 1 ¯ + ¯C 01 0− 1 1 1 ¯ = 1,
2 2 2 2 2 2 2 2

и, во-вторых, условие ортогональности уже построенным векторам


состояний, то есть, в частности,
1 1
h10|00i = 0 ⇒ √ C 01 01 1
− 12 + √ C 01 0− 1 1 1 = 0.
2 22 2 2 2 2 2 2

Из этих двух условий находим:


1
C 01 011
− 12 = − C 01 0− 1 1 1 =√ .
2 2 2 2 2 2 2 2
Окончательно, получаем, что переход к новым базисным векто-

50
рам происходит по следующим правилам:
1
|00i = √ (α(1)β(2) − β(1)α(2)) ,
2

|11i = α(1)α(2),

1
|10i = √ (α(1)β(2) + β(1)α(2)) ,
2

|1 − 1i = β(1)β(2).

Лекция №7. Тождественные частицы.


Гелиеподобный атом

Симметрия волновой функции тождественных частиц

Волновая функция одной частицы со спином s, Ψ(r, σ), имеет


смысл амплитуды вероятности найти частицу в точке r с проекцией
σ спина на выбранное направление (ось z). Волновая функция N
частиц, Ψ(r1 , σ1 , r2 , σ2 . . . rN , σN ), это амплитуда вероятности найти
1-ю частицу в точке r1 с проекцией σ1 спина на ось z, 2-ю части-
цу в точке r2 с проекцией σ2 спина на ось z и т.д. Удобно ввести
сокращенное обозначение:

xi = (ri , σi ),

тогда Ψ(x1 , x2 . . . xN ) есть волновая функция N частиц.


Пусть i-я и j-я частица тождественны (неразличимы). Легко по-
нять, что амплитуды

Ψ(x1 , x2 . . . xi . . . xj . . . xN ) и Ψ(x1 , x2 . . . xj . . . xi . . . xN )

характеризуют одну и ту же конфигурацию: одна из двух неразли-


чимых частиц находится в точке ri с проекцией σi спина на ось z, а
другая – находится в точке rj с проекцией σj спина на ось z. Поэтому
волновая функция должна удовлетворять условию:

|Ψ(x1 , x2 . . . xi . . . xj . . . xN )| = |Ψ(x1 , x2 . . . xj . . . xi . . . xN )| ,
51
или, иначе, две амплитуды, относящиеся к одной и той же конфигу-
рации, могут отличаться только на фазовый множитель:

Ψ(x1 , x2 . . . xi . . . xj . . . xN ) = eiϕ Ψ(x1 , x2 . . . xj . . . xi . . . xN ).

Введем оператор перестановки двух частиц P̂ij :

P̂ij Ψ(x1 , x2 . . . xi . . . xj . . . xN ) = Ψ(x1 , x2 . . . xj . . . xi . . . xN ).

Мы показали, что если i-я и j-я частицы тождественны, то:

P̂ij Ψ = P Ψ, |P | = 1.

Легко убедиться в том, что число P может быть равным только 1


или −1. В самом деле:

P̂ij P̂ij Ψ = Ψ ⇒ P2 = 1 ⇒ P = ±1.

Установлено, что предсказания квантовой теории находятся в


согласии с экспериментами только в том случае, когда на волно-
вую функцию тождественных частиц накладывается дополнитель-
ное требование (можно считать его постулатом или законом приро-
ды): для частиц с целым спином (бозоны) число P всегда равно 1, а
для частиц с полуцелым спином (фермионы) число P всегда равно
−1. Другими словами, волновая функция должна быть симметрична
относительно перестановки координат любых двух тождественных
бозонов и антисимметрична относительно перестановки координат
любых двух тождественных фермионов.

Гелиеподобный атом

Рассмотрим задачу об описании состояний гелиеподобного ато-


ма, считая, что ядро обладает зарядом Ze и является бесконечно
тяжелым. В таком приближении гамильтониан системы (два тожде-
ственных электрона в поле точечного ядра) имеет вид:

p̂21 p̂2 Ze2 Ze2 e2


Ĥ = + 2 − − + .
2m 2m r1 r2 |r1 − r2 |
Решение уравнения Шредингера,

ĤΨ(r1 , σ1 , r2 , σ2 ) = EΨ(r1 , σ1 , r2 , σ2 ),
52
ищем в виде:
Ψ(r1 , σ1 , r2 , σ2 ) = Φ(r1 , r2 )χ(σ1 , σ2 ),
поскольку гамильтониан Ĥ не содержит спиновых операторов.
Понятно, что в качестве χ(σ1 , σ2 ) можно взять собственные функ-
ции операторов ŝ21 , ŝ1z , ŝ22 и ŝ2z , а именно:
χ(σ1 , σ2 ) = χ 21 λ1 (σ1 )χ 12 λ2 (σ2 ).
Но в соответствии с постулатом о тождественных частицах волновая
функция гелиеподобного атома должна удовлетворять условию:
Ψ(r1 , σ1 , r2 , σ2 ) = −Ψ(r2 , σ2 , r1 , σ1 )
или
Φ(r1 , r2 )χ(σ1 , σ2 ) = −Φ(r2 , r1 )χ(σ2 , σ1 ).
Легко видеть, что удобно воспользоваться спиновыми функци-
ями χSSz (σ1 , σ2 ), отвечающими определенным значениям полного
спина S двух электронов и проекции Sz этого спина на ось z:
1
χ00 (σ1 , σ2 ) = √ (α(σ1 )β(σ2 ) − β(σ1 )α(σ2 )) ,
2

χ11 (σ1 , σ2 ) = α(σ1 )α(σ2 ),

1
χ10 (σ1 , σ2 ) = √ (α(σ1 )β(σ2 ) + β(σ1 )α(σ2 )) ,
2

χ1 −1 (σ1 , σ2 ) = β(σ1 )β(σ2 ),


где
1 11 1 1 1
α(σ) = h σ| i, β(σ) = h σ| − i.
2 22 2 2 2
В самом деле, функция χSSz (σ1 , σ2 ) симметрична относительно пе-
рестановки σ1 и σ2 , если S = 1, и антисимметрична, если S = 0.
Понятно, что полная волновая функция обладает требуемыми
свойствами, если координатная волновая функция удовлетворяет
условиям:
Φ(r1 , r2 ) = Φ(r2 , r1 ), если S = 0,

Φ(r1 , r2 ) = −Φ(r2 , r1 ), если S = 1.


53
Таким образом, координатная функция Φ(r1 , r2 ), описывающая со-
стояние с определенной энергией E, должна быть решением стацио-
нарного уравнения Шредингера,
ĤΦ = EΦ,
и, дополнительно, обладать определенной симметрией по отношению
к перестановке координат r1 и r2 .
В качестве первого шага естественно воспользоваться стационар-
ной теорией возмущений. Для этого представим гамильтониан ге-
лиеподобного атома в виде суммы,
Ĥ = Ĥ0 + V̂ ,
гамильтониана Ĥ0 двух невзаимодействующих друг с другом элек-
тронов,
p̂2 Ze2
Ĥ0 = Ĥ(1) + Ĥ(2), Ĥ(i) = i − ,
2m ri
и оператора V̂ кулоновского отталкивания электронов,
e2
V̂ = ,
|r1 − r2 |
рассматриваемого как возмущение.
В нулевом приближении имеем:
Ĥ0 Φ(0) (r1 , r2 ) = E (0) Φ(0) (r1 , r2 ).
Поскольку Ĥ0 есть сумма двух гамильтонианов водородоподобных
атомов, то, казалось бы,
Φ(0) (r1 , r2 ) = ψn1 l1 m1 (r1 )ψn2 l2 m2 (r2 ),
и µ ¶
Z 2 e2 1 1
E (0) = En1 + En2 = − + 2 ,
2a n21 n2
где a = ~2 /me2 есть боровский радиус. Энергия E (0) принимает ми-
нимальное значене при n1 = n2 = 1.
Таким образом, основное состояние (ground state) гелиеподобного
атома в нулевом приближении описывается следующей координат-
ной волновой функцией:
Φ(0)
g.s. (r1 , r2 ) = ψ1s (r1 )ψ1s (r2 ).

54
Эта функция симметрична относительно перестановки r1 и r2 . Сле-
довательно в основном состоянии гелиеподобного атома два электро-
на обладают полным спином S = 0.
Поправка 1-го порядка к энергии основного состояния определя-
ется следующим матричным элементом:

(1) e2 5Ze2
Eg.s. = hΦ(0)
g.s. | |Φ(0)
g.s. i = .
|r1 − r2 | 8a
Условием применимости теории возмущений является малость по-
правки к энергии по сравнению с характерным расстоянием между
уровнями. В данном случае имеем:
(1)
Eg.s. 5
(0)
= .
Eg.s. 8Z

Мы видим, что даже при Z = 2 (атом гелия) отношение мало (хотя


и не сильно) по сравнению с единицей. Таким образом, использу-
емый нами подход является пусть грубым, но все же допустимым
приближением.
Обсудим в этом же приближении структуру возбужденных состо-
яний гелиеподобного атома. В нулевом приближении для возбужден-
ного состояния имеем: n1 = 1 и n2 = n > 1, что отвечает следующей
координатной волновой функции:

Φ(0) (r1 , r2 ) = ψ1s (r1 )ψnlm (r2 ),

или, что приводит к той же энергии, n1 = n > 1 и n2 = 1, и, соответ-


ственно,
Φ(0) (r1 , r2 ) = ψnlm (r1 )ψ1s (r2 ).
Легко видеть, что обе выписанные функции не обладают требуемы-
ми свойствами симметрии.
В то же время из этих функций нетрудно составить линейные
комбинации, правильным образом меняющиеся при перестановке ко-
ординат r1 и r2 , а именно:
(0) 1
ΦS=0 (r1 , r2 ) = √ (ψ1s (r1 )ψnlm (r2 ) + ψnlm (r1 )ψ1s (r2 )) ,
2

(0) 1
ΦS=1 (r1 , r2 ) = √ (ψ1s (r1 )ψnlm (r2 ) − ψnlm (r1 )ψ1s (r2 )) .
2
55
Подчеркнем, что в нулевом приближении состояния, которые опи-
сываются этими функциями, вырождены (т.е. обладают одной и той
же энергией).
Вычисляя, далее, поправки 1-го порядка к энергиям, получаем:

(0) e2 (0)
E (1) = hΦS | |Φ i = J ± K,
|r1 − r2 | S
где значению S = 0 отвечает знак +, а значению S = 1 – знак −.
При этом:
e2
J = hψ1s (1)ψnlm (2)| |ψ1s (1)ψnlm (2)i,
|r1 − r2 |

e2
K = hψ1s (1)ψnlm (2)| |ψ1s (2)ψnlm (1)i.
|r1 − r2 |
Интеграл J заведомо положителен, и K – ”обменный интеграл” –
как можно показать, также положителен. Оба интеграла по порядку
величины равны энергии кулоновского отталкивания электронов в
гелиеподобном атоме ∼ Ze2 /a, где a/Z – характерный размер орбиты
электрона в водородоподобном атоме с зарядом ядра Ze.
Итак, пусть в нулевом приближении один электрон находится в
состоянии с n1 = 1, а второй – в состоянии с n2 = n > 1. Можно
сказать, что электроны находятся в конфигурации (1, n). Мы пока-
зали, что энергия электронов, находящихся в определенной конфи-
гурации, очень существенно зависит от того, каков полный спин S
этих двух электронов. Расщепление между уровнями, отвечающим
разным значениям S, имеет порядок энергии кулоновского отталки-
вания электронов.
На первый взгляд этот результат – существенная зависимость
энергии состояния от полного спина S двух электронов – парадокса-
лен, так как гамильтониан не содержит спиновых операторов. При-
чина сильного расщепления состояний, принадлежащих одной и той
же электронной конфигурации, заключается в том, что состояниям
с разными S отвечают различные симметрии как спиновых, так и
координатных волновых функций. Это приводит к существенному
различию вкладов кулоновского отталкивания в энергии этих состо-
яний.

56
Лекция №8. Сложный атом

Вариационный метод

Пусть для системы с гамильтонианом Ĥ задача решена, то есть


найдены энергии En и волновые функции Ψn , такие что:

ĤΨn = En Ψn , n = 0, 1, 2 . . .

Волновые функции Ψn ортонормированы,

hΨi |Ψj i = δij ,

и образуют полный базис.


Рассмотрим произвольную волновую функцию Ψ, нормирован-
ную на единицу,
hΨ|Ψi = 1.
Ее разложение по базису Ψn имеет вид:
X
Ψ= a n Ψn .
n

В силу условия нормировки для коэффициентов an имеем:


X
|an |2 = 1.
n

Докажем теперь, что средняя энергия hEi системы в состоянии,


описываемой произвольной волновой функцией Ψ, не превышает
энергию E0 основного состояния этой системы, то есть:

hEi = hΨ|Ĥ|Ψi > E0 .

В самом деле,
X X X
hEi = h an Ψn |Ĥ| an0 Ψn0 i = a∗n an0 En0 δnn0 =
n n0 n,n0
X X
2 2
= En |an | > E0 |an | = E0 .
n n

Отсюда такжеPвидно, что чем ближе Ψ к Ψ0 (чем больше вклад


|a0 |2 в сумму n |an |2 ), тем ближе hEi к E0 , и наоборот. Поэтому
57
предлагается следующий алгоритм вычисления волновой функции
ϕ основного состояния:
1) выбираем пробную функцию, зависящую от полного набора
координат q и ряда параметров αi (вариационных параметров):

ϕ = ϕ(q, α1 , α2 , . . .);

2) вычисляем среднюю энергию в состоянии, описываемом дан-


ной функцией,
hϕ|Ĥ|ϕi ≡ E(α1 , α2 , . . .);
3) минимизируя E по параметрам αi , находим соответствующие
αi0 .
После выполнения данной процедуры можно утверждать, что функ-
ция ϕ( q, α10 , α20 , . . .) есть наилучшее приближение к Ψ0 (q) в выбран-
ном классе функций. Этот метод называют вариационным.
Легко видеть, что абсолютный минимум, hEi = E0 , достигается
только в случае, когда функция ϕ( q, α10 , α20 , . . .) точно совпадает с
Ψ0 (q), то есть является решением уравнения Шредингера,

ĤΨ0 = E0 Ψ0 .

Основное состояние гелиеподобного атома

В качестве примера рассмотрим задачу о поиске волновой функ-


ции основного состояния гелиеподобного атома. На предыдущей лек-
ции в пренебрежении кулоновским отталкиванием электронов мы
получили для координатной волновой функции следующее выраже-
ние: Z(r1 +r2 )
Φ(0)
g.s. (r1 , r2 ) = ψ1s (r1 )ψ1s (r2 ) ∼ e
− a .
Нетрудно, однако, сообразить, что кулоновское взаимодействие элек-
тронов можно учесть следующим образом. Каждый электрон ча-
стично экранирует ядро для другого электрона. Поэтому в волно-
вую функцию основного состояния Φg.s. (r1 , r2 ) гелиеподобного атома
должен входить эффективный заряд Z 0 ядра такой, что Z 0 < Z.
Следовательно, волновую функцию основного состояния можно
искать в виде:
Z 0 (r1 +r2 )
Φg.s. (r1 , r2 ) = Ce− a ,

58
где Z 0 – это вариационный параметр, а постоянная C определяется
условием нормировки. Вычисляя среднюю энергию как функцию Z 0 ,

hΦg.s. |Ĥ|Φg.s. i = E(Z 0 ),

и, затем, минимизируя E(Z 0 ), находим:


5
Z0 = Z − .
16

Метод Хартри

Перейдем к общему случаю, сложному атому, имеющему N элек-


тронов. Пусть заряд ядра есть Ze. Гамильтониан такого атома имеет
вид:
X N N
X
p̂2i Ze2 X e2
Ĥ = − + , rij = |ri − rj |,
i=1
2m i=1 ri r
i<j ij
где
X N X
X N
... = ...
i<j i=1 j=i+1

Энергии и волновые функции стационарных состояний определяют-


ся решениями стационарного уравнения Шредингера,

ĤΨ(x1 , x2 . . . xN ) = EΨ(x1 , x2 . . . xN ), xi = (ri , σi ).

Ищем решение в следующем виде (приближение Хартри):

Ψ(x1 , x2 . . . xN ) = ψ1 (x1 )ψ2 (x2 ) . . . ψN (xN ),

ψi (xi ) ≡ ψi (i) = ϕi (ri )χ 21 λi (σi ),

где каждая из функций ψi (i) нормирована на единицу,


Z
ψi+ ψi d3 ri = 1.

Воспользуемся вариационным методом для построения волновой


функции основного состояния сложного атома. Для этого сначала

59
вычисляем среднюю энергию атома:
N
X X
p̂2i Ze2 e2
hΨ|Ĥ|Ψi = hΨ| − |Ψi + hΨ| |Ψi =
i=1
2m ri i<j
rij

X p̂2i Ze2 X e2
= hψi | − |ψi i + hψi (i)ψj (j)| |ψi (i)ψj (j)i.
i
2m ri i<j
rij

Предположим, что нам известны все ψi кроме одной ψk . Тогда имен-


но эту волновую функцию мы и будем искать с помощью вариаци-
онного метода, минимизируя матричный элемент hΨ|Ĥ|Ψi.
Понятно, что при этом достаточно рассматривать только те вкла-
ды в матричный элемент, которые зависят от вариируемой функции
ψk , а именно:

p̂2k Ze2 X e2
hψk | − |ψk i + hψj (j)ψk (k)| |ψj (j)ψk (k)i = hψk |Ĥk |ψk i,
2m rk rjk
j6=k

где
p̂2k Ze2 X e2
Ĥk = − + hψj | |ψj i.
2m rk rjk
j6=k

Абсолютный минимум матричного элемента hψk |Ĥk |ψk i достигается,


когда ψk является собственной функцией оператора Ĥk , отвечающей
минимальному собственному значению εk , то есть:

Ĥk ψk = εk ψk ,

или  
p̂2
Ze 2 X e 2
 k − + hψj | |ψj i ψk (xk ) = εk ψk (xk ).
2m rk rjk
j6=k

Введем эффективный потенциал для k-го электрона:


Z
Ze2 X e2 3
Uk (rk ) = − + |ϕj |2 d rj ,
rk rjk
j6=k

тогда: µ ¶
p̂2k
+ Uk (rk ) ψk (xk ) = εk ψk (xk ).
2m
60
Точно такие же рассуждения можно провести для любого значе-
ния индекса k = 1, 2 . . . N . Таким образом мы получаем систему из
N уравнений для N неизвестных функций ψk (xk ):
µ 2 ¶
p̂k
+ Uk (rk ) ψk (xk ) = εk ψk (xk ), k = 1, 2 . . . N.
2m

Каждый потенциал Uk интегрально зависит от функций ψj (xj ), где


j 6= k. Поэтому полученная система уравнений называется интегро-
дифференциальной системой Хартри.
Эта система решается методом последовательных приближений:
(0) (0) (1) (1)
ψi → Ui → ψi → Ui → ...
(n)
Если эта последовательность сходится, то предел lim Ui = Ui на-
n→∞
зывается самосогласованным полем для i-го электрона.

Метод Хартри–Фока

Однако правильная волновая функция должна быть антисим-


метричной относительно перестановки любых двух наборов коор-
динат xi и xj . В методе Хартри этого нет. Рассмотрим приближе-
ние Хартри–Фока, учитывающее антисимметрию волновой функ-
ции. Для этого построим антисимметричную волновую функцию из
функций ψ1 , ψ2 . . . ψN с помощью детерминанта Слетера:
° °
° ψ1 (x1 ) ψ1 (x2 ) . . . ψ1 (xN ) °
° °
1 ° ψ2 (x1 ) ψ2 (x2 ) . . . ψ2 (xN ) °
Ψ = √ det ° ° °.
N! ... ... ... ... °
° °
° ψN (x1 ) ψN (x2 ) . . . ψN (xN ) °

Легко видеть, что в этом детерминанте все функции ψi должны быть


различными (если две функции совпадают, то детерминант обраща-
ется в ноль). Таким образом, справедлив принцип Паули: никакие
два электрона не могут находиться в одном и том же квантовом со-
стоянии.
В приближении Хартри–Фока для функции ψk (xk ) получается

61
интегро–дифференциальное уравнение следущего вида:
 
p̂2
Ze 2 X e 2
 k − + hψj (j)| |ψj (j)i ψk (xk ) −
2m rk rjk
j6=k

X e2
− hψj (j)| |ψk (j)iψj (xk ) = εk ψk (xk ).
rjk
j6=k

Здесь имеется дополнительное обменное слагаемое. Это слагаемое


обычно тем или иным способом заменяют некоторой поправкой к по-
тенциалу, Uобм (rk ), так что эффективный потенциал для k-го элек-
трона принимает вид:
Ze2 X e2
Uk (rk ) = − + hψj | |ψj i − Uобм (rk ).
rk rjk
j6=k

Атомные оболочки

Получающиеся потенциалы обычно усредняют по углам для


упрощения уравнений. Тогда волновая функция ψk (xk ) k-го элек-
трона является решением стационарного уравнения Шредингера,
µ 2 ¶
p̂k
+ Uk (rk ) ψk (xk ) = εk ψk (xk ),
2m

где эффективный потенциал Uk (rk ) – это сферически симметричная


функция. Следовательно решение можно искать в виде:

ψk (xk ) = Rnk lk (rk )Ylk mk (θk , ϕk )χ 21 λk (σk ).

В соответствии с этими результатами электроны в сложном атоме


распределяются по одночастичным состояниям, каждое из которых
характеризуется главным квантовым числом n, орбитальным кван-
товым числом (орбитальным моментом) l, магнитным квантовым
числом (проекцией орбитального момента на ось z) m и проекцией
λ спина на ось z. Основному состоянию атома отвечает минималь-
ная энергия, поэтому электроны заполняют одночастичные состоя-
ния последовательно, начиная с самых глубоких. Набор квантовых
состояний, отвечающих фиксированным значениям n и l, называется
62
атомной оболочкой. При суммировании по всем состояниям оболоч-
ки получаем: X X
mi = 0, λi = 0.
i i
Поэтому суммарный орбитальный момент и суммарный спин элек-
тронов, полностью заполняющих оболочку, равны нулю.
Следовательно операторы полного орбитального момента и пол-
ного спина всех электронов атома,
X X
L̂ = l̂i , Ŝ = ŝi ,
i i

реально формируются только из операторов l̂i и ŝi электронов неза-


полненной оболочки.

Термы атома

Можно показать, что операторы L̂ и Ŝ коммутируют с гамиль-


тонианом Ĥ атома. Поэтому может быть построена общая система
собственных векторов операторов Ĥ, L̂2 , L̂z , Ŝ2 и Ŝz . Каждый такой
собственный вектор,
ΨЕLLz SSz = |ELLz SSz i,
определяет состояние атома с энергией E.
Если в последней (nl) оболочке имеется k < 2(2l + 1) электронов
(оболочка не заполнена), то говорят, что основное состояние атома
описывается электронной конфигурацией (nl)k . При этом, как пока-
зало исследование гелиеподобного атома, энергии состояний могут
очень существенно зависеть от суммарного спина S электронов и,
по-видимому, от их суммарного орбитального момента L, то есть
E = E(L, S).
Следовательно набор чисел L и S задает терм (состояние с опреде-
ленной энергией) атома, который описывается символом:
2S+1
L.
Каждый терм вырожден (2L + 1)(2S + 1) раз (по квантовым числам
Lz и Sz ). Полуэмпирическое правило Хунда утверждает, что энер-
гия E терма минимальна при максимальном возможном S и (при
заданном S) максимальном возможном L.
63
Введем полный угловой момент электронной оболочки атома:

Ĵ = L̂ + Ŝ.

Получаем новый набор коммутирующих операторов: Ĥ, L̂2 , Ŝ2 , Ĵ2 и


Jˆz . Собственные векторы этих операторов,
X
JJz
|EJJz (LS)i = CLL z SSz
|ELLz SSz i,
Lz Sz

описывают (2L+1)(2S+1) вырожденных состояний, принадлежащих


терму 2S+1 L. Напомним, что число J меняется от |L − S| до L + S.

Тонкая структура термов

Дополнительно следует учитывать спин-орбитальное взаимодей-


ствие:
Ûs.o. = A L̂Ŝ.
В присутствии Ûs.o. операторы L̂z и Ŝz не коммутируют с гамильто-
нианом атома Ĥ. Каждый терм при этом, вообще говоря, расщепля-
ется. Или, как говорят, формируется тонкая структура терма.
Возводя определение полного углового момента Ĵ в квадрат, по-
лучаем:
Ĵ2 = L̂2 + 2L̂Ŝ + Ŝ2 .
Следовательно оператор спин-орбитального взаимодействия можно
представить в форме:

Ĵ2 − L̂2 − Ŝ2


Ûs.o. = A .
2
Легко видеть, что оператор Ûs.o. диагонален в базисе |EJJz (LS)i.
Поэтому каждое из состояний |EJJz (LS)i сдвигается на энергию
(поправку 1-го порядка к энергии E):
J(J + 1) − L(L + 1) − S(S + 1)
∆EJ = hJJz |Ûs.o. |JJz i = A .
2
Эта поправка зависит от J, но не зависит от Jz , то есть кратность
вырождения уровня с полным угловым моментом J равна (2J + 1).
Тонкое расщепление терма тем заметнее, чем тяжелее атом, т.е.
чем больше заряд ядра Ze. Действительно, чем больше заряд ядра,
64
тем выше характерные скорости электронов, т.е. тем больше реля-
тивистские поправки к гамильтониану атома.
Заметим, что разность энергий соседних уровней в тонкой струк-
туре терма равна:
J(J + 1) − J(J − 1)
EJ − EJ−1 = A = A J,
2
так что
∆EJ ∼ J.
Этот результат называется правилом Ленца.

Лекция №9. Атом в магнитном поле

Гамильтониан сложного атома в магнитном поле

Рассмотрим атом в однородном и постоянном магнитном поле H.


Это магнитное поле может быть описано векторным потенциалом:
1
A(r) = [H × r], div A(r) = 0.
2
Гамильтониан i-го электрона имеет вид:
³ e ´2
p̂i − Ai e~
Ĥ(i) = c + Ui (ri ) − ŝi H, Ai = A(ri ).
2m mc
Преобразуя первое слагаемое гамильтониана, находим:
³ e ´2 e e e2
p̂i − Ai = p̂2i − p̂i Ai − Ai p̂i + 2 A2i .
c c c c
Здесь
p̂i Ai = −i~ (∇i A(ri )) + Ai p̂i ,
и, так как div A = 0, то
³ e ´2 e e2 e e2
p̂i − Ai = p̂2i − 2 Ai p̂i + 2 A2i = p̂2i − [H × ri ] p̂i + 2 A2i =
c c c c c

e e2 e~ e2
= p̂2i − [ri × p̂i ] H + 2 A2i = p̂2 − l̂i H + 2 A2i .
c c c c
65
Таким образом, гамильтониан атома в магнитном поле выглядит
следующим образом:
X µ p̂2 e~ e2 e~

i 2
Ĥ = − l̂i H + A + Ui (ri ) − ŝi H + Ûs.o. =
i
2m 2mc 2mc2 i mc

X µ p̂2 ¶
i
= + Ui (ri ) + Ûs.o. + V̂ ,
i
2m

где V̂ есть оператор взаимодействия атома с магнитным полем:


e~ X e~ X e2 X 2
V̂ = − l̂i H − ŝi H + Ai =
2mc i mc i 2mc i

e~ e~ e2 X 2
=− L̂H − ŜH + Ai =
2mc mc 2mc i

e2 X 2
= −µB (L̂ + 2Ŝ)H + Ai .
2mc i

Здесь
e~
µB =
2mc
есть магнетон Бора.
Внешнее поле H, как правило, мало по сравнению с полями внут-
ри атома. Поэтому, по-видимому, можно пренебречь теми слагаемы-
ми в операторе V̂ , которые квадратичны по A и, следовательно, по
H, оставив только линейные по H члены. Направляя ось z вдоль H,
для оператора V̂ получаем:
V̂ = −µB H(L̂z + 2Ŝz ).
Далее расмотрим два случая – слабое поле и сильное поле.

Слабое поле (эффект Зеемана)

Магнитное поле называется слабым, если энергия взаимодей-


ствия атома с полем мала по сравнению с расщеплением уровней
тонкой структуры терма:
µB H ¿ |EJ − EJ−1 |.
66
Напомним, что каждый уровень тонкой структуры обладает энерги-
ей
EJ = E + ∆EJ ,
которая складывается из энергии терма E = E(L, S) и сдвига ∆EJ ,
обусловленного спин-орбитальным взаимодействием Ûs.o. . В отсут-
ствие магнитного поля каждый уровень тонкой структуры вырож-
ден по квантовому числу Jz . В магнитном поле уровни тонкой струк-
туры расщепляются (эффект Зеемана). При этом в слабом поле мож-
но пренебречь смешиванием уровней тонкой структуры под действи-
ем магнитного поля.
В данном случае удобно представить гамильтониан атома,
X µ p̂2 ¶
i
Ĥ = + Ui (ri ) + Ûs.o. +V̂ ,
i
2m
| {z }
Ĥ0

в виде суммы оператора Ĥ0 и возмущения V̂ . Собственные векторы


|EJ JJz (LS)i гамильтониана Ĥ0 описывают уровни тонкой структу-
ры терма в отсутствие магнитного поля. Если оператор V̂ диагона-
лен в базисе
|JJz i = |EJ JJz (LS)i,
то каждое состояние |JJz i смещается на энергию (поправку 1-го по-
рядка к энергии EJ ):
∆EJJz = hJJz |V̂ |JJz i.
Для матрицы оператора V̂ в базисе |JJz i имеем:
hJJz |V̂ |JJz0 i = −µB HhJJz |L̂z + 2Ŝz |JJz0 i =
³ ´
= −µB HhJJz |Jˆz + Ŝz |JJz0 i = −µB H Jz δJz Jz0 + hJJz |Ŝz |JJz0 i .

Пользуясь свойствами коэффициентов Клебша-Гордана, легко уста-


новить, что оператор Ŝz диагонален в базисе |JJz i. В самом деле,
X X JJ 0
JJz
hJJz |Ŝz |JJz0 i = CLL z SSz
CLLz0z SSz0 hLz Sz |Ŝz |L0z Sz0 i =
Lz ,Sz L0z ,Sz0

X JJ 0
X
JJz JJz
= CLLz SSz
CLLzz SSz Sz = δJz Jz0 (CLL z SSz
)2 Sz .
Lz ,Sz Lz ,Sz

67
Таким образом, матрица
 
X
hJJz |V̂ |JJz0 i = −µB HδJz Jz0 Jz + JJz
(CLL z SSz
)2 Sz 
Lz ,Sz

действительно диагональна.
Мы видим, что сдвиг ∆EJJz состояния |JJz i зависит от среднего
значения Sz , X
JJz
hJJz |Ŝz |JJz i = (CLL z SSz
)2 Sz ,
Lz ,Sz

в этом состоянии. Явное выражение для этого среднего значения


можно получить следующим образом.
Ясно, что в состоянии |JJz i среднее значение вектора спина S
прямо пропорционально среднему значению вектора полного угло-
вого момента J, то есть

hJJz |Ŝ|JJz i = С hJJz |Ĵ|JJz i,

или, иначе,

hJJz |Ŝα |JJz i = С hJJz |Jˆα |JJz i, α = x, y или z.

Естественно предположить, что тот же численный множитель C вхо-


дит в соотношение

hJJz |Jˆα Ŝα |JJz i = С hJJz |Jˆα Jˆα |JJz i,

связывающее средние значения JS и J2 . Но из определения

Ĵ = L̂ + Ŝ

легко получить:

Ĵ − Ŝ = L̂ ⇒ Ĵ2 − 2ĴŜ + Ŝ2 = L̂2 ,

то есть:
Ĵ2 + Ŝ2 − L̂2
ĴŜ = .
2
Поэтому коэффициент C определяется выражением:
J(J + 1) + S(S + 1) − L(L + 1)
C= .
2J(J + 1)
68
Следовательно,

J(J + 1) + S(S + 1) − L(L + 1)


hJJz |Ŝz |JJz i = Jz .
2J(J + 1)

Для сдвига энергии находим:


µ ¶
J(J + 1) + S(S + 1) − L(L + 1)
∆EJJz = −µB HJz 1 +
2J(J + 1)
или
∆EJJz = −µB Hg(J)Jz ,
где µ ¶
J(J + 1) + S(S + 1) − L(L + 1)
g(J) = 1+
2J(J + 1)
есть фактор Ланде.
Интервалы между расщепленными подуровнями определяются
фактором
µB Hg(J),
то есть эти интервалы, вообще говоря, различны для уровней тонкой
структуры с разными J. Чтобы подчеркнуть удивительность это-
го результата, говорят об аномальном эффекте Зеемана. Если по
каким-либо причинам g(J) = 1, так что интервалы между состояни-
ями равны µB H, то эффект Зеемана называют нормальным.

Сильное поле (эффект Пашена–Бака)

Рассмотрим теперь случай сильного поля, когда

µB H À |EJ − EJ−1 |,

то есть оператор взаимодействия атома с полем V̂ существенно пре-


восходит оператор спин-орбитального взаимодействия Ûs.o. . Тогда в
гамильтониане атома,
X µ p̂2 ¶
i
Ĥ = + U (ri ) + Ûs.o. + V̂ ,
i
2m

69
оператором Ûs.o. можно пренебречь. Следовательно гамильтониан
атома в сильном магнитном поле имеет вид:
X µ p̂2 ¶
i
Ĥ = + Ui (ri ) +V̂ ,
i
2m
| {z }
Ĥ0

где
V̂ = −µB H(L̂z + 2Ŝz ).
Легко установить, что возмущение V̂ диагонально в базисе соб-
ственных векторов,

|Lz Sz i = |ELLz SSz i,

оператора Ĥ0 . В самом деле:

hLz Sz |V̂ |L0z Sz0 i = −µB HhLz Sz |L̂z + 2Ŝz |L0z Sz0 i =

= −µB H(Lz + 2Sz )δLz L0z δSz Sz0 .

Поэтому каждое состояние |Lz Sz i сдвигается на энергию:

∆ELz Sz = hLz Sz |V̂ |Lz Sz i = −µB H(Lz + 2Sz ).

Таким образом, в сильном магнитном поле интервалы между рас-


щепленными подуровнями равны µB H (эффект Пашена–Бака).

Диамагнетизм инертных газов

У атомов инертных газов полностью заполнены внешние элек-


тронные оболочки, поэтому в основном состоянии имеем:

S = 0, L = 0, J = 0.

Оператор взаимодействия атома с магнитным полем выглядит сле-


дующим образом:

e2 X 2
V̂ = −µB H(L̂z + 2Ŝz ) + Ai .
2mc2 i

70
Легко видеть, что первое слагаемое в операторе V̂ в 1-м и 2-м (в
действительности, в любом) порядках теории возмущений не приво-
дит к сдвигу основного состояния атома. Следовательно изменение
энергии основного состояния определяется вторым слагаемым в V̂ ,
квадратичным по H. В 1-м порядке теории возмущений получаем:

e2 X 1
∆E = hΨS=L=J=0 | [H × ri ]2 |ΨS=L=J=0 i =
2mc2 i 4

e2 H 2 X 2 2 χH 2
= hΨ0 |ri sin θ i |Ψ 0 i = ,
8mc2 i 2

где
e2 X
χ= hΨ0 |ri2 sin2 θi |Ψ0 i > 0
4mc2 i
есть диамагнитная восприимчивость атома инертного газа.

Лекция №10. Основы квантовой теории излучения

Квантовое описание свободного электромагнитного поля

В классической физике электромагнитное поле описывается с


помощью скалярного потенциала ϕ(r, t) и векторного потенциала
A(r, t). В случае, когда поле свободно, удобно пользоваться следу-
ющими калибровочными условиями:

ϕ = 0, div A = 0.

Напряженности электрического и магнитного полей определяются


формулами:
1 ∂A
E=− , H = rot A.
c ∂t
Как было показано в лекции о квантовании электромагнитного
поля, векторному потенциалу A(r, t) сопоставляется оператор:
r
X 2π~c2 ¡ ¢
A(r, t) → Â(r) = âλ eα eikr + â+ ∗ −ikr
λ eα e .

λ

71
При этом среднее значение векторного потенциала в момент времени
t в точке r определяется, как обычно, матричным элементом:

hA(r, t)i = hΨ(t)|Â(r)|Ψ(t)i,

где |Ψ(t)i – вектор состояния электромагнитного поля.


В формуле для Â(r) суммирование ведется по модам λ поля
в объеме V . Каждая мода определяется совокупностью значений
(k, eα ), где k – это волновой вектор, а eα – единичный вектор по-
ляризации (eα e∗α0 = δαα0 ). Волна в каждой моде поперечна, eα ⊥ k,
поэтому индекс α принимает только два значения: α = 1, 2. Частота
волны ω однозначно определяется длиной волнового вектора: ω =
= kc. Периодические граничные условия приводят к квантованию
составляющих волнового вектора:
2π 2π 2π
kx = nx , ky = ny , kz = nz ,
Lx Ly Lz

где Lx , Ly и Lz – это длины сторон прямоугольного параллелепипеда


с объемом V = Lx Ly Lz , а nx , ny и nz – целые числа.
Оператор Гамильтона для свободного электромагнитного поля
имеет вид
X X 1
ĤF = ĤF λ = ~ω(â+
λ âλ + ),
2
λ λ

при этом операторы âλ и â+


λ удовлетворяют следующим коммутаци-
онным соотношениям:
£ ¤
âλ , â+
λ0 = δλλ .
0

Гамильтониан каждой моды ĤF λ выглядит так же, как гамильтони-


ан линейного гармонического осциллятора. Соответственно решения
стационарного уравнения Шредингера для ĤF λ хорошо известны, а
именно:
1
ĤF λ |nλ i = EF λ |nλ i, EF λ = ~ω(nλ + ), nλ = 0, 1, 2 . . .
2
Операторы â+ λ и âλ называются операторами рождения и уни-
чтожения, поскольку:
√ √
â+
λ |nλ i = nλ + 1 |nλ + 1i, âλ |nλ i = nλ |nλ − 1i.
72
Величину nλ удобно интерпретировать как число фотонов в моде λ.
Эту величину называют также числом заполнения моды.
Собственный вектор |ΨF i оператора ĤF в общем случае имеет
следующий вид: Y
|ΨF i = |nλ i ≡ |{nλ }i.
λ

Ему отвечает энергия свободного электромагнитного поля, равная


X 1
EF = ~ω(nλ + ).
2
λ

Мы видим, что числа заполнения nλ всех мод полностью определяют


стационарное состояние свободного электромагнитного поля.

Атом в классическом электромагнитном поле

Пусть атом находится в классическом электромагнитном поле,


которое задается векторным потенциалом A(r, t) таким, что

div A(r, t) = 0.

Гамильтониан атома имеет вид:


á ¢2 !
X p̂j − ec Aj
Ĥ = σ j Hj + Ûs.o. ,
+ Uj (rj ) − µB σ̂
j
2m

где
Aj = A(rj , t), Hj = H(rj , t).
Здесь
³ e ´2 2e e2
p̂j − Aj = p̂2j − Aj p̂j + 2 A2j ,
c c c
так как div A = 0. Соответственно для гамильтониана атома в клас-
сическом электромагнитном поле получаем:

Ĥ = ĤA + V̂ ,

где Ã !
X p̂2j
ĤA = + Uj (rj ) + Ûs.o.
j
2m

73
есть гамильтониан свободного атома, а

e X e2 X 2 X
V̂ = − Aj p̂j + A j − µB σ j Hj
σ̂
mc j 2mc2 j j

есть оператор взаимодействия атома с полем.

Квантовое описание взаимодействия атома и поля

Перейдем теперь к квантовому описанию электромагнитного по-


ля. Тогда полный гамильтониан системы имеет вид:

Ĥ = ĤA + ĤF + V̂ ,

где Ã !
X p̂2j
ĤA = + Uj (rj ) + Ûs.o.
j
2m

есть гамильтониан сободного атома,


X 1
ĤА = ~ω(â+
λ âλ + )
2
λ

есть гамильтониан свободного электромагнитного поля, а

e X e2 X 2 X
V̂ = − Âj p̂j + Â j − µB σ j Ĥj
σ̂
mc j 2mc2 j j

есть оператор взаимодействия атома и поля. Поскольку речь идет о


свободном электромагнитном поле, то
r
X 2π~c2 ¡ ¢
Âj = Â(rj ) = âλ eα eikrj + â+ ∗ −ikrj
λ eα e ,

λ
r
X 2π~c2 ¡ ¢
Ĥj = Ĥ(rj ) = i[k × eα ]âλ eikrj − i[k × e∗α ]â+
λe
−ikrj
.

λ

Собственные векторы |ki оператора ĤA ,

ĤA |ki = EAk |ki,

74
описывают стационарные состояния атома с энергиями EAk . В то же
время собственные векторы |{nλ }i оператора ĤF ,

ĤF |{nλ }i = EF |{nλ }i,

описывают стационарные состояния поля с энергиями EF . Введем


оператор
Ĥ0 = ĤA + ĤF .
Решения стационарного уравнения Шредингера,

Ĥ0 |Ψi = E|Ψi,

имеют вид:
|Ψi = |ki|{nλ }i, E = EAk + EF .
Векторы |Ψi описывают стационарные состояния не взаимодейству-
ющих друг с другом атома и поля.
Наличие оператора взаимодействия V̂ приводит к появлению пе-
реходов между этими стационарными состояниями. Пусть, к приме-
ру, в момент t = 0 система ”атом + поле” находится в состоянии |Ψi i
с энергией
Ei = EAi + EF i .
Вероятность перехода в единицу времени в состояние |Ψf i с энергией

Ef = EAf + EF f

в 1-м порядке нестационарной теории возмущений определяется пра-


вилом Ферми

dwif = |hΨf |V̂ |Ψi i|2 dρ(Ef ).
~
Заметим, что оператор V̂ взаимодействия атома со свободным элек-
тромагнитным полем не зависит от времени. Поэтому в этом пере-
ходе полная энергия системы ”атом + поле” сохраняется:

EAi + EF i = EAf + EF f .

Если EAi > EAf и EF i < EF f , то атом теряет энергию, а поле приоб-
ретает энергию. Это означает, что происходит излучение – в одной
или нескольких модах поля появляются дополнительные фотоны.

75
Наоборот, если EAi < EAf и EF i > EF f , то происходит поглощение
фотонов с возбуждением атома.

Лекция №11. Спонтанное излучение атома

Постановка задачи

Спонтанное излучение происходит при переходе атома из началь-


ного состояния |ii в конечное состояние |f i с меньшей энергией при
условии, что начальное состояние поля – это основное состояние (во
всех модах нет фотонов). Таким образом, начальное и конечное со-
стояния системы ”атом + поле” описываются следующими вектора-
ми
|Ψi i = |ii|0, 0 . . .i, |Ψf i = |f i|0, 0 . . . 1kα , 0 . . .i.
Переход в атоме |ii → |f i сопровождается излучением кванта с вол-
новым вектором k и поляризацией eα . Энергия этого кванта (при-
ращение энергии поля ∆EF ) равна разности начальной и конечной
энергий атома:
∆EF = ~ω = EAi − EAf .
По правилу Ферми для вероятности перехода с излучением кван-
та в телесный угол dΩ вокруг направления k имеем:

dwif = |hΨf |V̂ |Ψi i|2 dρ(Ef ),
~
где dρ(Ef ) есть плотность конечных состояний поля.

Оператор взаимодействия атома и поля

В операторе V̂ взаимодействия атома и поля естественно прене-


бречь квадратичными по полю слагаемыми по сравнению с линей-
ными. Поэтому возмущение V̂ имеет вид:
e X X
V̂ = − Â(rj )p̂j − µB σ j Ĥ(rj ) ≡ V̂1 + V̂2 .
σ̂
mc j j

Оценим порядок операторов V̂1 и V̂2 . Пользуясь соотношением


неопределенностей, для взаимодействия V1 находим:
e e ~
V1 ∼ Ap ∼ A ,
mc mc a
76
где a – это боровский радиус. В то же время для взаимодействия V2
получаем:
e~ e ~ω
V2 ∼ kA ∼ A ,
mc mc c
Следовательно V1 и V2 соотносятся как ~/a и ~ω/c. Возьмем ~ω из
закона сохранения энергии при излучении:

~ω EAi − EAf e2 e2 ~ 1 ~ ~
= ' = ' ¿ .
c c ca ~c a 137 a a
Таким образом, V2 ¿ V1 . Оператор возмущения проибретает вид:
e X
V̂ = − Â(rj )p̂j .
mc j

Из выполненных оценок следует также, что

e2 ~ e2 1
~k ∼ ⇒ ka ∼ ' ¿ 1.
~c a ~c 137
Поскольку k ∼ 1/λ, то, следовательно, размер атома, a, много мень-
ше, чем длина излучаемой волны λ. В классической теории излу-
чения соотношение a ¿ λ есть условие применимости дипольного
приближения. В квантовой теории, как мы скоро увидим, условие
ka ¿ 1 также позволяет существенно упростить вычисления.

Плотность конечных состояний

Найдем теперь плотность конечных состояний:


dNf
dρ = , dEf = d(~ω) = ~c dk.
dEf

В пространстве волновых векторов фотонам, излучаемым в телес-


ный угол dΩ с неопределенностью энергии dEf , отвечает элемент
объема (k 2 dΩ)dk. С учетом условий квантования составляющих век-
тора k для числа dNf состояний поля находим:

k 2 dΩdk V k 2 dΩdk
dNf = ³ ´³ ´³ ´= .
2π 2π 2π (2π)3
Lx Ly Lz

77
Следовательно для плотности состояний получаем:

V k 2 dΩdk V ω 2 dΩ
dρ = = .
(2π)3 ~c dk (2π)3 ~c3

Вероятность излучения фотона в дипольном приближе-


нии

Формула для вероятности излучения в единицу времени фотона


в телесный угол dΩ вокруг направления k с фиксированной попе-
речной поляризацией eα принимает вид:

2π V ω 2 dΩ
dwif (k, eα ) = |hΨf |V̂ |Ψi i|2 .
~ (2π)3 ~c3
Займемся теперь вычислением матричного элемента. Имеем:

hΨf |V̂ |Ψi i =


³ e ´X
= hf |h0, 0 . . . 1kα , 0 . . . | − Â(rj )p̂j |0, 0 . . .i|ii =
mc j

r
³e ´X 2π~c2 ∗
= − e h0, 0 . . . 1kα , 0 . . . |â+
λ |0, 0 . . .i ×
mc Vω α
λ
X
× hf |e−ikrj p̂j |ii.
j

Ясно, что в сумме по λ остается единственное слагаемое λ = (k, eα ),


для которого получаем:

h1kα |â+
kα |0i = 1.

Соответственно матричный элемент принимает вид:


³ e ´ r 2π~ X
hΨf |V̂ |Ψi i = − e∗ hf |e−ikrj p̂j |ii,
m Vω α j

то есть выражается через матричный элемент по конечной и началь-


ной волновым функциям атома.
78
Понятно, что основной вклад в матричный элемент вносит инте-
грирование по области радиусом порядка a. Поскольку ka ¿ 1, то
мы можем пренебречь экспонентой при операторе импульса. Это и
есть дипольное приближение в квантовой теории излучения. Оста-
ется вычислить матричный элемент следующего вида:

hf |p̂j |ii.

Для этого рассмотрим следующий коммутатор:

p̂2j p̂2xj
[xj , ĤA ] = [xj , ] = [xj , ]=
2m 2m
1 1 i~
= p̂xj [xj , p̂xj ] + [x̂j , p̂xj ]p̂xj = p̂xj .
2m 2m m
Таким образом, оператор импульса j-го электрона можно выразить
через коммутатор:
−im
p̂j = [rj , ĤA ].
~
Подставляя теперь это выражение для p̂j в матричный элемент, на-
ходим:
−im
hf |p̂j |ii = hf |rj ĤA − ĤA rj |ii =
~
−im(EAi − EAf )
= hf |rj |ii = −imωhf |rj |ii.
~
Собирая все вместе, получаем:
r r
X 2π~ 2π~ω ∗

hΨf |V̂ |Ψi i = iωe eα hf |rj |ii = i eα hf |d̂|ii,
j
V ω V

где X
d̂ = erj
j

есть оператор дипольного момента атома. Удобно ввести следующее


обозначение:
hf |d̂|ii ≡ dif .

79
Тогда для матричного элемента от оператора V̂ получаем следующее
компактное выражение:
r
2π~ω ∗
hΨf |V̂ |Ψi i = i eα dif .
V
Это означает, что вероятность излучения фотона с поляризацией eα
и волновым вектором k в телесный угол dΩ равна:

2π 2π~ω ∗ V ω 2 dΩ ω3
dwif (k, eα ) = |eα dif |2 = |e∗ dif |2 dΩ.
~ V 3
(2π) ~c 3 2π~c3 α

Суммирование по поляризациям

Если нас не интересует поляризация излучения, то необходимо


провести суммирование по двум возможным поляризациям. Удобно
выбрать в качестве базисных векторов тройку взимно ортогональ-
ных единичных векторов (e1 , e2 , n), где n – это единичный вектор в
направлении k. Раскладывая по этому базису вектор dif , находим:

dif = (dif e∗1 )e1 + (dif e∗2 )e2 + (dif n)n,

а также: X
|dif |2 = |dif e∗α |2 + |dif n|2 .
α=1,2

Отсюда получаем:
X
|e∗α dif |2 = |dif |2 − |dif n|2 .
α=1,2

Окончательно, угловое распределение фотонов выглядит таким об-


разом:
ω3 ¡ ¢
dwif (k) = 3
|dif |2 − |dif n|2 dΩ.
2π~c
Полная вероятность перехода в единицу времени (для малых вре-
мен) получается интегрированием по всем телесным углам. Удобно
воспользоваться формулой для усреднения по углам:
I
1 1
hni nj i ≡ ni nj dΩ = δij .
4π 3
80
Тогда
I µ ¶
4πω 3 2 1 2 4ω 3
wif = dwif (k) = 3
|d if | − |d if | = |dif |2 .
2π~c 3 3~c3

Время жизни состояния

Для произволных времен вероятность W (t) того, что атом все


еще находится в начальном состоянии |ii, имеет следующий вид:

W (t) = e−wif t = e−t/τ .

Величина τ = 1/wif называется временем жизни возбужденного со-


стояния |ii по отношению к переходу в состояние |f i.

Лекция №12. Интегральное уравнение теории


рассеяния

Постановка задачи рассеяния

Сформулируем задачу рассеяния. Пусть имеется поток падаю-


щих (свободных) нерелятивистских частиц, каждая из которых об-
ладает импульсом
p = ~ k,
направленным вдоль оси Oz. Выберем начало координат в той обла-
сти, где отличен от нуля рассеивающий потенциал. Предположим,
что эта область ограничена радиусом a, так что

U (r) ≡ 0, если r > a.

Подчеркнем, что внутри сферы радиусом a потенциал U (r) имеет


произвольную форму. Требуется найти зависимость потока рассеян-
ных частиц от направления рассеяния.
Формально задача описывается уравнением Шредингера,

Ĥψ(r) = Eψ(r),

с гамильтонианом
p̂2
Ĥ = + U (r).
2m
81
В случае, когда E < 0, речь идет о поиске связанных состояний. На-
помним, что волновая функция частицы, находящейся в связанном
состоянии, удовлетворяет следующему граничному условию:

ψ(r) → 0 при r → ∞.

В нашем же случае, в задаче рассеяния, энергия положительна:

~2 k 2
E= > 0.
2m
Спрашивается: как выглядит граничное условие для ψ(r)?
В задаче рассеяния волновая функция частицы, по-видимому,
представляет собой суперпозицию падающей плоской волны и рассе-
янной волны. Рассеянная волна на бесконечности является сфериче-
ской, так как любая ограниченная область по отношению к бесконеч-
ности может быть принята за точку. Следовательно в асимптотике
r → ∞ волновая функция частицы в задаче рассеяния должна иметь
вид:
eikr
ψ(r) → eikr + f (θ, ϕ) , при r → ∞.
r
Сферическая волна убывает с ростом r по закону 1/r, так как веро-
ятность обнаружить частицу (пропорциональная квадрату модуля
волновой функции рассеянной частицы) в слое радиуса r меняется,
очевидно, по закону 1/r2 . Углы θ и ϕ – это полярный и азимуталь-
ный углы, которыми определяется направление радиуса-вектора r.
Величина f (θ, ϕ) называется амплитудой рассеяния. Далее в этой
лекции мы докажем, что в задаче рассеяния действительно имеется
решение уравнения Шредингера с выписанной (пока только угадан-
ной) асимптотикой.

Дифференциальное сечение упругого рассеяния

Регистрация рассеянных частиц под углами θ и ϕ осуществля-


ется детектором, охватывающим телесный угол dΩ. Скорость счета
dN/dt – это число частиц, попадающих в детектор в единицу време-
ни. Очевидно, что скорость счета детектора пропорциональна пото-
ку рассеянных частиц:
dN
∼ jрас .
dt

82
Отношение скорости счета к потоку падающих частиц называется
дифференциальным сечением рассеяния,

dN/dt
dσ = , [dσ] = см2 .
jпад

Поскольку энергия частиц при рассеянии на потенциале не меняется,


то речь здесь идет об упругом рассеянии.
Плотность тока частиц в квантовой механике определяется фор-
мулой:
~ ~
j= (ψ ∗ ∇ψ − ψ∇ψ ∗ ) ≡ (ψ ∗ ∇ψ − к.с.),
2mi 2mi
где к.с. – это комплексно сопряженная величина. Для падающего
потока имеем:
~ ~ ~k
jпад = jz |ψ=eikz = (e−ikz ikeikz − к.с.) = (ik − (−ik)) = .
2mi 2mi m
С другой стороны, скорость счета детектора задается выражением:
dN
= jрас r2 dΩ,
dt
где
µ −ikr
µ ikr ¶ ¶
~ ∗e ∂ e
jрас = jr |ψ=f (θ, ϕ) eikr = f f − к.с. .
r 2mi r ∂r r

Пренебрегая в jрас слагаемыми, которые уменьшаются при r → ∞


быстрее, чем 1/r2 , получаем:
µ ¶
~ 2 ik ~k 1
jрас = |f | − к.с. = |f (θ, ϕ)|2 2 .
2mi r2 m r

Таким образом, для дифференциального сечения упругого рассея-


ния находим:
~k
dN/dt m |f (θ, ϕ)|2 r12 r2 dΩ
dσ(θ, ϕ) = = hk
= |f (θ, ϕ)|2 dΩ.
jпад m

Следовательно решение задачи рассеянии сводится к поиску (вычис-


лению) амплитуды рассеяния f (θ, ϕ).

83
Функция Грина задачи рассеяния

Дифференциальное уравнение Шредингера для задачи рассея-


ния выглядит следующим образом:
µ ¶
~2 ~2 k 2
− ∆ + U (r) ψ(r) = ψ(r).
2m 2m

Домножение обеих частей уравнения на 2m/~2 и перегруппировка


слагаемых дает:
2mU (r)
(∆ + k 2 )ψ(r) = ψ(r).
~2
Результат имеет вид уравнения Гельмгольца с ненулевой правой ча-
стью. Ищем решение этого уравнения в виде суммы общего решения
однородного уравнения,

(∆ + k 2 )ψ0 (r) = 0,

и частного решения неоднородного уравнения,


2mU (r)
(∆ + k 2 )ψ1 (r) = ψ(r),
~2
то есть:
ψ(r) = ψ0 (r) + ψ1 (r).
Для нахождения частного решения воспользуемся функцией Гри-
на, G(r − r0 ), которая по определению представляет собой решение
следующего уравнения:

(∆ + k 2 )G(r − r0 ) = δ(r − r0 ).

Легко видеть, что


Z
2mU (r0 )
ψ1 (r) = G(r − r0 ) ψ(r0 )d3 r0 ,
~2

где ψ = ψ0 + ψ1 . В самом деле, действуя оператором (∆ + k 2 ) на обе


части выписанного соотношения, получаем:
Z
2mU (r0 ) 2mU (r)
(∆ + k 2 )ψ1 (r) = δ(r − r0 ) ψ(r0 )d3 r0 = ψ(r).
~2 ~2
84
Найдем явное выражение для функции Грина. Для упрощения
задачи выберем начало координат таким образом, чтобы вектор r0
оказался равным нулю, так что

(∆ + k 2 )G(r) = δ(r).

Ищем G(r) в виде: Z


G(r) = A(q) eiqr d3 q.

Известно, что Z
1
δ(r) = eiqr d3 q.
(2π)3
Подставляя выписанные выражения в уравнение, получаем:
1
(−q 2 + k 2 )A(q) = .
(2π)3

Откуда следует, что


1
A(q) = .
(2π)3 (k 2 − q 2 )

Таким образом, функция Грина определяется интегралом:


Z
1 1
G(r) = eiqr 2 d3 q =
(2π)3 k − q2

Z
∞ Zπ
2π 2 1
= q dq 2 eiqr cos θq sin θq dθq .
(2π)3 k − q2
0 0

Осуществляя замену

sin θq dθq = −d cos θq = −dx

и вычисляя интеграл по x, находим:

Zπ Z1 ¯1
iqr cos θq iqrx 1 iqrx ¯¯ 1 iqr −iqr
e sin θq dθq = e dx = e ¯ = iqr (e − e ).
iqr −1
0 −1

85
Для G(r) на данном этапе имеем:
Z

1 q 2 dq 1 iqr
G(r) = (e − e−iqr ) =
(2π)2 k 2 − q 2 iqr
0
∞ 
Z Z

1  qdq qdq
= eiqr − e−iqr  =
(2π)2 ir k2 − q2 k2 − q2
0 0

Z
+∞
i qdq iqr
= e .
(2π)2 r q2 − k2
−∞

Для вычисления этого интеграла воспользуемся теорией выче-


тов. Поскольку r > 0, то контур интегрирования следует замкнуть в
верхней полуплоскости. Полюсы подинтегрального выражения рас-
положены в точках:
q = −k, q = k.
Существует 4 возможных варианта обхода двух полюсов. Однако
только один из них (а именно, тот, где контур интегрирования охва-
тывает только полюс q = k ) позволяет получить ту функцию Грина,
которая приводит к решению с нужной нам асимптотикой. Иначе эту
функцию Грина можно получить, выполнив замену:

k → k + iε,

где ε – есть малая положительная величина. В этом случае имеем:


Z
+∞
i qeiqr dq
G(r) = =
(2π)2 r (q − (k + iε))(q + (k + iε))
−∞

i qeiqr eikr
= 2πi Res|q=k+iε = − .
(2π)2 r (q − (k + iε))(q + (k + iε)) 4πr
Окончательный ответ записан в пределе ε → 0. Осуществляя замену
r → r − r0 , для функции Грина общего вида получаем:
0
eik|r−r |
G(r − r0 ) = − .
4π|r − r0 |
86
Интегральное уравнение рассеяния

Общее решение уравнения Шредингера,


ψ(r) = ψ0 (r) + ψ1 (r),
принимает вид:
Z 0
1 2m eik|r−r |
ψ(r) = ψ0 (r) − U (r0 )ψ(r0 )d3 r0 .
4π ~2 |r − r0 |
Это решение является, конечно, формальным. В самом деле, под
интегралом в правой части стоит та же неизвестная функция ψ(r),
что и в левой части. Поэтому правильнее было бы сказать, что мы
выполнили переход от дифференциального уравнения Шредингера
к эквивалентному интегральному уравнению.
Заметим, что подинтегральное выражение в правой части отлич-
но от нуля только в области, где r0 < a. Следовательно
r0 < a ¿ r при r → ∞,
т.е. при переходе к асимптотике r → ∞ возникает малый параметр
r0 /r. Разложение по этому малому параметру дает:
r
|r − r0 | ' r − r0 n, n = ,
r
и 0 0
eik|r−r | eikr−ikr n
' .
|r − r0 | r
Мы пренебрегаем всеми слагаемыми в волновой функции, которые
с ростом r падают быстрее, чем 1/r.
Итак, волновая функция ψ(r) в асимптотике принимает вид:
Z ikr −iknr0
m e e
ψ(r)|r→∞ = ψ0 (r) − U (r0 )ψ(r0 )d3 r0 =
2π~2 r
Z
eikr m 0
= ψ0 (r) − e−iknr U (r0 )ψ(r0 )d3 r0 .
r 2π~2
Ранее мы предположили, что волновая функция в асимптотике
должна иметь следующую форму:
eikr
ψ(r)|r→∞ = eikr + f (θ, ϕ) .
r
87
Легко видеть, что, взяв в качестве решения ψ0 однородного уравне-
ния плоскую волну,
ψ0 (r) = eikr ,
мы получаем точно то, что и ожидали. При этом амплитуда рассея-
ния определяется следующей формулой:
Z
m 0
f (θ, ϕ) = − 2
e−iknr U (r0 )ψ(r0 )d3 r0 .
2π~
Таким образом, мы осуществили переход от исходного диффе-
ренциального уравнения Шредингера к интегральному уравнению
следующего вида:
Z ik|r−r0 |
m e
ψ(r) = eikr − U (r0 )ψ(r0 )d3 r0 .
2π~2 |r − r0 |
В асимптотике r → ∞ решение этого уравнения имеет требуемый
вид. Само уравнение называют интегральным уравнением теории
рассеяния.

Борновское приближение

Рассмотрим отдельно случай, когда потенциал U (r) мал. В силу


малости потенциала, мал и вклад второго слагаемого в волновую
функцию, то есть
ψ ' ψ0 = eikr .
Тогда для амплитуды рассеяния мы получаем приближенное выра-
жение: Z
m 0 0
f (θ, ϕ) ' − ei(k−k )r U (r0 )d3 r0 .
2π~2
Здесь k0 = kn есть волновой вектор рассеянной частицы. Данное
приближение называется борновским (или, точнее, 1-м борновским
приближением).
Условие применимости борновского приближения выглядит сле-
дующим образом:
|ψ1 | ¿ |ψ0 | = 1.
Вычисляя для определенности функцию ψ1 (r) в точке r = 0, полу-
чаем: ¯Z ¯
m ¯ eikr0 ¯
¯ ikr0 3 0 ¯
|U | ¯ e d r ¯ ¿ 1,
2π~2 ¯ r0 ¯

88
где среднее значение потенциала вынесено из-под знака интеграла.
Далее возможны два случая.
1) Медленные частицы, для которых ka ¿ 1. В этом случае, опус-
кая все числовые множители, получаем:
m|U |a2 ~2
¿1 ⇒ |U | ¿ .
~2 ma2
2) Быстрые частицы, для которых ka À 1. В этом случае под ин-
тегралом находится быстро осциллирующая экспонента. Вновь опус-
кая все числовые множители, находим:
m|U |a2 1 ~2
¿1 ⇒ |U | ¿ ka.
~2 ka ma2

Лекция №13. Метод парциальных волн

Идея метода

Мы продолжаем обсуждение задачи рассеяния. Примем для про-


стоты, что потенциал является сферически симметричным, т.е.

U = U (r).

Как и ранее считаем, что потенциал отличен от нуля лишь в огра-


ниченной области пространства:

U (r) ≡ 0, если r > a.

Величину a естественно назвать радиусом потенциала.


Выпишем стационарное уравнение Шредингера с асиптотиче-
ским граничным условием:


 ~2 k 2

 Ĥψ(r) = Eψ(r), E = > 0,
2m

 ikr
 ψ(r) = eikr + f (θ) e ,

r → ∞.
r
Амплитуда рассеяния f (θ) не зависит от угла ϕ. В самом деле, ось
Oz выбрана нами вдоль направления движения падающих частиц.
89
Поэтому она является осью аксиальной (цилиндрической) симмет-
рии не только для сферически симметричного потенциала, но и для
волновой функции падающих частиц,

ψ0 (r) = eikr = eikr cos θ ,

которая, как видно, не зависит от азимутального угла ϕ. Следова-


тельно волновая функция рассеянных частиц также не зависит от
ϕ.
В силу сферической симметрии потенциала имеют место следу-
ющие коммутационные соотношения:

[Ĥ, l̂2 ] = 0, [Ĥ, ˆlz ] = 0.

Это означает, что операторы Ĥ, l̂2 и ˆlz имеют общую систему соб-
ственных функций. Следовательно мы вправе искать частные реше-
ния уравнения Шредингера в виде:

ψ(r) = Rl (r)Ylm (θ, ϕ).

В полярных координатах уравнение Шредингера выглядит сле-


дующим образом:
à à µ ¶ ! !
~2 1 ∂ 2 ∂ l̂2 ~2 k 2
− 2
r − 2 + U (r) ψ(r) = ψ(r).
2m r ∂r ∂r r 2m

Подставляя в него выписанные частные решения, получаем:


µ µ µ ¶ ¶ ¶
~2 1 ∂ 2 ∂ l(l + 1) ~2 k 2
− r − + U (r) R l (r) = Rl (r).
2m r2 ∂r ∂r r2 2m

Это уравнение при заданной энергии E = ~2 k 2 /2m > 0 имеет реше-


ния для любого значения орбитального момента:

l = 0, 1, 2 . . .

Поэтому общее решение уравнения Шредингера представляет собой


суперпозицию частных, то есть:
X
ψ(r) = clm Rl (r)Ylm (θ, ϕ).
lm

90
В случае сферически симметричного потенциала, как мы уже вы-
яснили, это решение не может зависеть от угла ϕ. В то же время
имеем:
Ylm (θ, ϕ) ∼ Plm (cos θ)eimϕ .
Таким образом, в суперпозицию следует включать только те част-
ные решения, для которых m = 0. Соответствующие сферические
гармоники имеют вид:
r
2l + 1
Yl 0 (θ) = Pl (cos θ).

Включая нормировочные постоянные в радиальные функции Rl (r),
мы переписываем общее решение в следующей форме:
X
ψ(r) = Rl (r)Pl (cos θ).
l

Каждое слагаемое в этой сумме называется парциальной волной. Со-


ответственно данный способ построения решения уравнения Шре-
дингера для задачи рассеяния называется методом парциальных
волн.
Естественно ожидать, что потенциал U (r) существенно влияет
лишь на конечное число слагаемых в выписанной сумме по l. В самом
деле, пусть b – это прицельный параметр падающей классической
частицы с импульсом p = ~k. Для орбитального момента падающей
частицы относительно начала координат имеем:
l
bp = ~l ⇒ b= .
k
Если прицельный параметр частицы b превосходит радиус потен-
циала a, то классическая частица не рассеивается. Соответственно
можно ожидать, что парциальные волны с орбитальными момента-
ми такими, что
l
b = > a ⇒ l > ka,
k
также не будут испытывать действия потенциала U (r).

91
Сферические функции Бесселя, Неймана и Ганкеля

Радиальную функцию Rl (r) удобно представить в виде отноше-


ния:
ul (r)
Rl (r) = .
r
Для функции ul (r) тогда получаем:
µ ¶
~2 00 ~2 l(l + 1) ~2 k 2
− ul (r) + U (r) + 2
ul (r) = ul (r)
2m 2mr 2m

или (после домножения обеих частей уравнения на 2m/~2 )


µ ¶
00 2mU (r) l(l + 1)
−ul (r) + + ul (r) = k 2 ul (r).
~2 r2

Введем безразмерную переменную:

x = kr.

Тогда (после деления на k 2 ) уравнение принимает следующий вид:


µ ¶
2mU (r) l(l + 1)
−u00l (x) + + ul (x) = ul (x)
~2 k 2 x2
или µ ¶
2mU (r) l(l + 1)
u00l (x) − + ul (x) + ul (x) = 0.
~2 k 2 x2
Пусть
r>a ⇒ U (r) = 0.
Тогда уравнение для радиальной функции ul (x) принимает ”универ-
сальный” (одинаковый для любой задачи рассеяния) вид:

l(l + 1)
u00l (x) − ul (x) + ul (x) = 0.
x2
Аналогичное ”универсальное” уравнение может быть выписано для
радиальной функции Rl (x) = ul (x)/x.
Если l = 0, то
u000 (x) + u0 (x) = 0,

92
так что
u0 = sin x или u0 = cos x.
Следовательно,
sin x cos x
R0 (x) = или R0 (x) = .
x x
В случае l > 1 решениями соответствующих ”универсальных” урав-
нений (справедливых при x > ka) являются следующие функции:
µ ¶l
l 1 d sin x
Rl (x) = jl (x) ≡ (−x)
x dx x
или µ ¶l
1 d cos x
Rl (x) = nl (x) ≡ (−x)l .
x dx x
Этот результат может быть доказан с помощью метода математи-
ческой индукции. Функции jl (x) и nl (x) называются сферическими
функциями Бесселя и Неймана соответственно. Их асимптотики вы-
глядят так:
при x → 0,

xl (2l − 1)!!
jl (x) → , nl (x) → ,
(2l + 1)!! xl+1

где по определению (−1)!! = 1;


при x → ∞,
lπ lπ
sin(x − 2 ) cos(x − 2 )
jl (x) → , nl (x) → .
x x
Сферические функции Бесселя и Неймана представляют собой
линейно независимые решения дифференциального уравнения вто-
рого порядка для радиальной функции. В качестве двух линейно
независимых решений того же уравнения могут быть также взяты
(+) (−)
две сферические функции Ганкеля hl (x) и hl (x), которые опре-
деляются следующим образом:
(±)
hl (x) ≡ jl (x) ∓ inl (x).

93
При x → ∞ получаем:
µ µ ¶ µ ¶¶
(±) 1 lπ lπ
hl (x) → sin x − ∓ i cos x − =
x 2 2

(∓i) ±i(x−lπ/2) e±ix


= e = (∓i)l+1 .
x x
Таким образом, в любой задаче рассеяния при r > a имеем:
³ ´
(−) (+) (+) (−)
Rl (kr) = Al hl (kr) + Bl hl (kr) = Al hl (kr) + Sl hl (kr) .

Соответственно волновая функция принимает вид:


X ³ (−) (+)
´
ψ(r)|r>a = Al hl (kr) + Sl hl (kr) Pl (cos θ).
l

Явное выражение для амплитуды рассеяния

Предположим, что рассеивающий потенциал совершенно отсут-


ствует (U ≡ 0 при всех r). Тогда, с одной стороны, волновой функ-
цией является плоская волна:

ψ0 (r) = eikr = eikr cos θ .

С другой стороны, эта плоская волна должна быть представима в


виде суммы парциальных волн при всех r > 0. Соответствующее
разложение действительно имеет место и называется формулой Ре-
лея: X
eikr = (2l + 1) il jl (kr)Pl (cos θ) =
l

X 2l + 1 ³ ´
(−) (+)
= il hl (kr) + hl (kr) Pl (cos θ).
2
l

Мы видим, что в случае U ≡ 0 коэффициенты Al и Sl принимают


следующие значения:
2l + 1 l
Al = i, Sl = 1.
2

94
Рассмотрим теперь общий случай, когда потенциал U (r) отличен
от нуля, но исчезает при r > a. Тогда в этой же области r > a
волновая функция может быть представлена в форме:
X (−) (+)
ψ(r)|r>a = Al (hl (kr) + Sl hl (kr))Pl (cos θ) =
l
X (−) (+)
= Al (hl (kr) + hl (kr))Pl (cos θ)−
l

X (+)
− Al (1 − Sl )hl (kr)Pl (cos θ).
l

Первая сумма, как мы видели, при надлежащем выборе Al превра-


щается в плоскую волну eikr . Возьмем теперь вторую сумму с теми
же коэффициентами Al ,
2l + 1 l
Al = i,
2
и перейдем к пределу r → ∞. Используя асимптотическую формулу
(+)
для функции Ганкеля hl (x), находим:
X (+)
− Al (1 − Sl )hl (kr)Pl (cos θ) →
l

X 2l + 1 eikr
→ − il (1 − Sl )(−i)l+1 Pl (cos θ) =
2 kr
l
à !
i X eikr eikr
= (2l + 1)(1 − Sl )Pl (cos θ) = f (θ) .
2k r r
l

Таким образом, общее решение уравнения Шредингера при r > a,


обладающее правильной асимптотикой, имеет вид:
X 2l + 1 (−) (+)
ψ(r)|r>a = il (hl (kr) + Sl hl (kr))Pl (cos θ) =
2
l

X 2l + 1 (+) eikr
= eikr − il (1 − Sl )hl (kr)Pl (cos θ) → eikr + f (θ) ,
2 r
l

95
где последний переход выполнен в пределе r → ∞. Соответствен-
но для амплитуды упругого рассеяния получаем следующее явное
выражение:
i X
f (θ) = (2l + 1)(1 − Sl )Pl (cos θ).
2k
l

На прошлой лекции было показано, что дифференциальное сече-


ние упругого рассеяния определяется формулой:

= |f (θ)|2 .
dΩ
Таким образом, определив f (θ), мы полностью решаем задачу рас-
сеяния.
В методе парциальных волн амплитуда рассеяния f (θ) задается
набором амплитуд Sl , где l = 0, 1, 2 . . . Численное значение ампли-
туды Sl определяется следующим образом. В парциальной волне l
находится радиальная функция Rl (r) на интервале 0 6 r < a. Ее
сшивка в точке r = a с радиальной функцией
³ ´
(−) (+)
Rl (r)|r>a = Al hl (kr) + Sl hl (kr)

дает Sl . Расчеты показывают, что при l > ka амплитуды Sl стано-


вятся близкими к единице. То есть парциальные волны с l > ka не
испытывают действия потенциала. Это же следует из полуклассиче-
ских соображений, рассматривавшихся ранее в этой лекции.

Лекция №14. Упругое и неупругое рассеяние.


Оптическая теорема

Полное сечение упругого рассеяния

На прошлой лекции мы рассматривали задачу рассеяния на сфе-


рически симметричном потенциале U (r) с радиусом a. Мы показали,
что вне области действия потенциала волновая функции частицы
имеет вид:
X 2l + 1 (−) (+)
ψ(r)|r>a = il (hl (kr) + Sl hl (kr))Pl (cos θ),
2
l

96
при этом:
eikr
ψ(r)|r→∞ → eikr + f (θ)
.
r
Соответственно для дифференциального сечения упругого рассея-
ния было получено:
¯ ¯2
dσ ¯ i X ¯
¯ ¯
= |f (θ)|2 = ¯ (2l + 1)(1 − Sl )Pl (cos θ)¯ .
dΩ ¯ 2k ¯
l

Полное сечение упругого рассеяния определяется формулой:


Z

σe = dΩ,
dΩ
то есть:
1 X X
σe = 2
(2l + 1)(1 − Sl ) (2l0 + 1)(1 − Sl∗0 ) ×
4k 0
l l
Z
× Pl (cos θ)Pl0 (cos θ)dϕ sin θdθ.

Пользуясь условиями ортонормировки для полиномов Лежандра,


Z
2
Pl (cos θ)Pl0 (cos θ) sin θdθ = δll0 ,
2l + 1
находим:
1 X 2 π X
σe = 2
2π (2l + 1)2 |1 − Sl |2 = 2 (2l + 1)|1 − Sl |2 .
4k 2l + 1 k
l l

Фазы рассеяния

Легко видеть, что волновая функция частицы вне области дей-


ствия потенциала может быть представлена в виде суперпозиции
двух волн, одна из которых является асимптотически сходящейся,
а другая – асимптотически расходящейся. В самом деле, имеем:

ψ(r)|r>a = ψ (−) (r) + ψ (+) (r),

97
где
X 2l + 1 (−)
ψ (−) (r) = il hl (kr)Pl (cos θ),
2
l

X 2l + 1 (+)
ψ (+) (r) = il Sl hl (kr)Pl (cos θ).
2
l
Учитывая асимптотическое поведение функций Ганкеля при r → ∞,

(−) e−ikr (+) eikr


hl (kr) → il+1 , hl (kr) → (−i)l+1 ,
kr kr
получаем:
à !
i X e−ikr
(−)
ψ (r) → (−1)l (2l + 1)Pl (cos θ) ,
2k r
l
à !
i X eikr
(+)
ψ (r) → − (2l + 1)Sl Pl (cos θ) .
2kr r
l

Плотность радиального тока, связанного со сходящейся волной,


в асимптотике имеет вид:
¯ µ ¶
¯ ~ ∗ ∂ψ (−)
jr(−) ¯ = ψ (−) − к.с. =
r→∞ 2mi ∂r
à !2 µ ¶
~ 1 X eikr ∂ e−ikr
l
= (−1) (2l + 1)Pl (cos θ) − к.с. .
2mi 4k 2 r ∂r r
l

Оставляя только те слагаемые, которые убывают по закону 1/r2 ,


находим:
¯
¯
jr(−) ¯ =
r→∞

à !2 µ µ ¶¶
~ 1 X 1 1
l
= (−1) (2l + 1)Pl (cos θ) −ik − ik =
2mi 4k 2 r2 r2
l

à !2
~k 1 X
l
=− 2 (−1) (2l + 1)Pl (cos θ) .
mr 4k 2
l

98
Аналогично с той же точностью для плотности радиального тока,
связанного с расходящейся волной, имеем:
¯
¯
jr(+) ¯ =
r→∞

µ ¶ Ã !2
~ (+) X
(+) ∗ ∂ψ ~k 1
= ψ − к.с. = (2l + 1)Sl Pl (cos θ) .
2mi ∂r mr2 4k 2
l

Полное число частиц, уходящих в единицу времени к рассеиваю-


щему центру, определяется интегралом:
Z
dN (−)
= |jr(−) |r2 dΩ.
dt
Пользуясь ранее выписанным условием ортонормировки для поли-
номов Лежандра, получаем:
dN (−) ~k 1 X 2 ~k π X
= 2
2π (2l + 1)2 = (2l + 1).
dt m 4k 2l + 1 m k2
l l

Аналогично для полного числа частиц, уходящих в единицу времени


от рассеивающего центра, находим:
Z
dN (+)
= |jr(+) |r2 dΩ,
dt
так что:
dN (+) ~k 1 X 2 ~k π X
2 2
= 2π (2l + 1) |S l | = (2l + 1)|Sl |2 .
dt m 4k 2 2l + 1 m k2
l l

Если имеет место только упругое рассеяние, то:


dN (−) dN (+)
= ⇒ |Sl | = 1.
dt dt
В этом случае удобно представить амплитуды Sl в виде:
Sl = e2iδl ,
где δl – это фаза рассеяния l-й парциальной волны. При этом полу-
чаем:
|1 − Sl |2 = |1 − e2iδl |2 = |e−iδl − eiδl |2 = 4 sin2 δl ,
99
так что полное сечение упругого рассеяния принимает вид:
4π X
σe = 2 (2l + 1) sin2 δl .
k
l

На прошлой лекции было показано, что существенные вклады в эту


сумму дают лишь те парциальные волны, для которых l ≤ ka.
Рассмотрим случай медленных частиц, когда ka ¿ 1. В этом слу-
чае эффективно идет только s-рассеяние (l = 0) и сечение рассеяния
принимает вид:

σe = σ0 = 2 sin2 δ0 .
k
Если
π
δ0 = ,
2
то сечение упругого рассеяния значительно превосходит геометри-
ческое поперечное сечение:

σ0max = À πa2 .
k2
Этот случай называют резонансным рассеянием.

Полное сечение неупругого рассеяния

Если частицы захватываются рассеивающим центром или так


взаимодействуют с ним, что энергия рассеянных частиц увеличи-
вается или уменьшается по сравнению с энергией падающих частиц,
то говорят о наличии каналов неупругого взаимодействия. Полное
сечение неупругого рассеяния определяется формулой:
dNie /dt
σie = ,
jпад
где
dNie dN (−) dN (+) ~k π X
= − = (2l + 1)(1 − |Sl |2 )
dt dt dt m k2
l
есть число частиц, убывающих в единицу времени из упругого кана-
ла, а jпад = ~k/m есть плотность тока падающих частиц. Соответ-
ственно для полного сечения неупругого рассеяния имеем:
π X
σie = 2 (2l + 1)(1 − |Sl |2 ).
k
l

100
Полное сечение взаимодействия

Полное сечение взаимодействия есть сумма полных сечений упру-


гого и неупругого рассеяния:
π X
σt = σe + σie = 2 (2l + 1)(|1 − Sl |2 + 1 − |Sl |2 ) =
k
l

π X
= (2l + 1)(1 − 2Re Sl + |Sl |2 + 1 − |Sl |2 ) =
k2
l

2π X
= (2l + 1)(1 − Re Sl ).
k2
l

Заметим, что амплитуда упругого рассеяния на угол θ = 0 имеет


вид:
i X
f (0) = (2l + 1)(1 − Sl ).
2k
l

Легко видеть, что


1 X
Im f (0) = (2l + 1)(1 − Re Sl ).
2k
l

Поэтому полное сечение взаимодействия выражается через ампли-


туду упругого рассеяния на угол 0 следующим образом:

σt = Im f (0).
k
Этот результат называется оптической теоремой.

101
ОГЛАВЛЕНИЕ

Лекция №1. Стационарная теория возмущений. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .3


Лекция №2. Нестационарная теория возмущений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 9
Лекция №3. Релятивистские квантовые уравнения . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17
Лекция №4. Уравнения Дирака и Паули . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 25
Лекция №5. Релятивистские поправки второго порядка по v/c . . . . . 33
Лекция №6. Сложение угловых моментов . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 41
Лекция №7. Тождественные частицы. Гелиеподобный атом . . . . . . . . . 51
Лекция №8. Сложный атом . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 56
Лекция №9. Атом в магнитном поле . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 65
Лекция №10. Основы квантовой теории излучения . . . . . . . . . . . . . . . . . . 71
Лекция №11. Спонтанное излучение атома . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 76
Лекция №12. Интегральное уравнение теории рассеяния. . . . . . . . . . . .81
Лекция №13. Метод парциальных волн. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .89
Лекция №14. Упругое и неупругое рассеяние. Оптическая теорема . 96

102