Вы находитесь на странице: 1из 4

Вопросы защиты прав акционеров в практике МС ООН и последующей международной

практике.

Согласно руководящим принципам корпоративного управления ОЭСР акционеры имеют


такие основные права, как: 1) надежные способы регистрации собственности; 2) передача или
перевод акций; 3) получение актуальной и существенной информации о корпорации на
своевременной и регулярной основе; 4) участие и голосование на общих собраниях
акционеров; 5) избрание и смещение членов совета директоров, а также 6) участие в
прибылях корпорации

Также согласно этим принципам Система корпоративного управления должна обеспечивать


равенство условий для всех акционеров, включая миноритарных акционеров и иностранных
акционеров. Всем акционерам должна быть предоставлена возможность получить
эффективную защиту в случае нарушения их прав.

Это значит, что все акционеры, владеющие акциями одного и того же типа, должны иметь
равные условия:

1. В пределах любой категории одного класса все акции должны предоставлять одни и те же
права. Все инвесторы должны иметь возможность получать информацию о правах,
закрепленных за всеми категориями и классами акций, прежде чем совершат покупку. Все
изменения в правах голоса подлежат утверждению владельцами тех классов акций, на
которых отрицательно скажутся такие изменения.

2. Миноритарные акционеры должны быть защищены от злоупотреблений со стороны или в


интересах держателей контрольного пакета акций, действующих прямо или опосредовано, и
должны иметь действенные средства защиты в случае нарушения их прав.

3. Голосование ответственными хранителями или номинальными владельцами должно


проводиться в порядке, согласованном с реальным владельцем акций.

4. Должны быть устранены препятствия для голосования из-за рубежа.

5. Порядок и процедуры проведения общих собраний акционеров должны обеспечивать


равное отношение ко всем акционерам. Процедуры общества не должны необоснованно
усложнять или обременять затратами процедуру голосования.

У всех акционеров должна быть возможность получить эффективную защиту в случае


нарушения их прав. На сегодняшний день дипломатическая защита является остается
одним из основных механизмов международного права, которым государства по-прежнему
пользуются для обеспечения справедливого обращения с их гражданами за границей.

(((((((При этом Важнейшим условием осуществления дипломатической защиты в соответствии с


международным правом является предварительное исчерпание потерпевшим внутренних средств
правовой защиты. Это означает, что государство не может предъявлять требования к другому
государству в связи с причинением вреда своему гражданину или юридическому лицу до тех пор,
пока лицо, которому причинен вред, не исчерпает все средства правовой защиты в судебных или
административных органах государства, которое предположительно несет ответственность за вред.

два исключения: 1) не требуется исчерпание внутренних средств правовой защиты, если в результате
международно-противоправного деяния одного государства вред причинен не только гражданину или
юридическому лицу другого государства, но и непосредственно этому другому государству.

2) Во-вторых, внутренние средства правовой защиты не должны быть исчерпаны, когда они либо
отсутствуют, либо не дают возможности добиться возмещения ущерба.

3)  В-третьих, если гражданину одного государства, находящемуся на территории другого государства


или имеющему там собственность, нанесен ущерб действиями третьего государства, с которым
потерпевший никак не связан, то для осуществления дипломатической защиты исчерпание
потерпевшим лицом внутренних средств в государстве-ответчике не требуется.  )))))))

В принципе корпорация должна получать защиту от государства национальности


корпорации, а не от государства (государств) гражданства ее акционеров. Этот принцип был
подтвержден Международным Судом в деле Барселона трэкшн (pp. 34–35), поскольку Суд
опасался того, что, если позволить государствам гражданства акционеров осуществлять
дипломатическую защиту, может возникнуть множественность требований. В этом правиле,
однако, имеется исключение, как это было признано Судом в деле Барселона трэкшн. Во-
первых, когда корпорация прекращает свое существование в месте своего учреждения, и, во-
вторых, когда само государство учреждения несет ответственность за причинение вреда
компании и акционеров можно защитить только через государство (государства)
гражданства. Последнее исключение получило определенную поддержку в арбитражных
решениях и в отдельных мнениях судей по делу Барселона трэкшн (pp. 72–75 (Judge
Fitzmaurice), 134 (Judge Tanaka) и 191–193 (Judge Jessup)), однако сначала оспаривалось
подавляющим большинством членов Комиссии, прежде чем оно было принято.

В знаменитом деле Барселона трэкшн Международный Суд постановил, что право на


осуществление дипломатической защиты от имени корпорации принадлежит государству, в
котором корпорация была учреждена и имела свою зарегистрированную контору (Barcelona
Traction, p. 42). Хотя Суд отказался применять критерий подлинной связи,
сформулированный в деле Ноттебома в отношении корпораций, он все же указал, что между
государством, осуществляющим дипломатическую защиту, и корпорацией необходимо
наличие некой «постоянной и тесной связи».

Ещё одним делом в практике МС ООН, касающимся защиты прав акционеров является дело
Амаду Садио Диалло

В декабре 1998 года Гвинея подала в Международный суд заявление о возбуждении дела
против Демократической Республики Конго. Гвинея требовала от ДРК выплаты долгов,
причитающихся Амаду Садио Диалло и его компаниям, добиваясь тем самым права на
осуществление дипломатической защиты от имени господина Диалло в отношении трёх
категорий его прав: его личных прав как частного лица, его прямых прав как компаньона
компаний «Африком-Заир» и «Африконтейнерз-Заир», а также прав этих компаний.
В 1964 году г-н Диалло поселился в ДРК (с 1960 по 1971 год страна называлась Конго, с 1971
по 1997 год - Заир), где основал импортно-экспортную компанию «Африком-Заир» в форме
закрытого товарищества с ограниченной ответственностью. В 1979 году г-н Диалло принял
участие в создание другого закрытого товарищества с ограниченной ответственностью -
«Африконтейнерз-Заир». 30 % в капитале этой компании принадлежало «Африком-Заир».
После ухода двух членов товарищества из «Африконтейнерз-Заир» в 1980 году доли участия
в этой компании распределились следующим образом - 60% принадлежали «Африком-Заир»
и 40% - г-ну Диалло. Вскоре г-н Диалло стал управляющим компанией «Африконтейнерз-
Заир».

В течение 1990-х годов продолжались различные судебные тяжбы между двумя


вышеуказанными компаниями, с одной стороны, и их деловыми партнёрами - с другой. 

31 октября 1995 года премьер-министр Заира издал приказ о высылке г-на Диалло из страны,
которая объяснялась тем, что присутствие г-на Диалло в стране и его поведение нарушают
общественный порядок в Заире. 31 января 1996 года г-н Диалло был депортирован из Заира и
самолётом возвращён в Гвинею. Сама высылка из г-на Диалло из Заира была оформлена и
доведена до сведения г-на Диалло в форме уведомления о том, что ему отказано во въезде по
причине незаконного проживания.

 в своём решении от 2007 года Суд проанализировал предварительные возражения ДРК


против приемлемости заявления Гвинеи и пришёл к выводу, что заявление Гвинеи является
приемлемым в той части, в какой оно касается защиты прав г-н Диалло как частного лица, и
втой части, в какой оно касается защиты его прямых прав в компаниях «Африком-Заир» и
«Африконтейнерз-Заир».

как частное лицо Диало нас сейчас не интересует. Он интересует нас во втором вопросе.

Требования Гвинеи, связанные с прямыми правами г-на Диалло как члена


товариществ, касаются: 1) права на участие в общих собраниях обоих товариществ и право
голоса на них; 2) права назначать управляющих; 3) права на собственность в отношении
долей в уставном капитале «Африком-Заир» и «Африконтейнерз-Заир».

Суд рассмотрел каждое из этих требований.

1) Суд пришёл к выводу, что право г-на Диалло участвовать в общих собраниях и голосовать
на них не было нарушено, так как в статье 22 устава «Авриконтейнерз-Заир»
предусматривается, что в качестве доверенного лица член товарищества может назначить
какого-либо другого члена товарищества. В данной компании имелось два члена
товарищества - г-н Диалло и «Африком-Заир», соответственно, в качестве доверенного лица
г-н Диалло мог назначить представителя или агента «Африком-Заир».

2) Права, связанные с вопросами управления компаниями, по мнению Суда, нарушены не


были, так как, во-первых, назначение управляющего входит в сферу компетенции самой
компании и не является правом какого-либо члена товарищества; во-вторых, право г-на
Диалло быть назначенным управляющим также не было нарушено, так как фактически он
остаётся управляющим компаниями до сих пор.

3) Утверждение Гвинеи о том, что было нарушено право г-на Диалло на собственность в
отношении долей в уставном капитале компаний, было отклонено Судом на том основании, в
соответствии с общими принципами права правоспособность компании и правоспособность
её акционеров отличается друг от друга, следовательно, различаются имущество акционера
компании и имущество самой компании.

Таким образом, в своём решении от 2010 года Суд постановил, что ДРК нарушила свои
обязательства по статьям 1, 2 и 13 Международного пакта о гражданских и политических
правах, статьям 6 и 12.4 Африканской хартии прав человека и народов и по подпункту b
пункта 1 Венской конвенции о консульских сношениях.

Нарушений прав акционера здесь нет.

В своём решении от 2012 года Суд установил сумму и порядок выплаты компенсации,
которую должна осуществить ДРК.

Дело ЮКОСа