Вы находитесь на странице: 1из 19

На правах рукописи

СОКОЛОВ СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ

РАЗВИТИЕ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ


НЕМЕЦКОЯЗЬИНОЙ ВОЕННОЙ ЛЕКСИКИ

10.02.04 - германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени


кандидата филологических наук

1 0 ОКТ 20)3

Москва - 2013
Работа выполнена на кафедре лексики и фонетики немецкого языка
факультета иностранных языков ФГБОУ ВПО
«Московский педагогический государственный университет»

Научный руководитель
доктор филологических наук, профессор Нефёдова Любовь Аркадьевна

Официальные оппоненты
Григорьев Евгений Иванович, доктор филологических наук, профессор,
ФГОБУ ВПО «Московский государственный институт международных
отношений (Университет) Министерства иностранных дел Российской
Федерации», факультет международных отношений, кафедра немецкого
языка, профессор кафедры

Иванова Ирина Вячеславовна, кандидат филологических наук, профессор,


в.ч. 21247 Москва

Ведущая организация
Военный университет Министерства обороны РФ

Защита состоится 21 октября 2013 года в 12.00 часов на заседании


Диссертационного совета Д 212.154.16 при ФГБОУ ВПО «Московский
педагогический государственный университет» по адресу:
119571, г. Москва, проспект Вернадского, д.88, ауд. 602.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО


«Московский педагогический государственный университет» по адресу:
119991, г. Москва, ул. Малая Пироговская, д.1, стр.1.

Автореферат разослан 2013 года. , п


АЧ ;

Ученый секретарь />


Диссертационного совета ' "/' Иконникова Валентина
Александровна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В связи с бурным развитием науки, техники и технологий лингвисти-


ческая наука всё чаще стала обращаться к системному исследованию
отраслевой профессиональной лексики. На аутентичном языковом материале
исследуются особенности функционирования различных профессиональных
«языков», структура терминов и способы их образования. Тем самым
лингвистика вносит огромный вклад в упорядочение терминосистем. Именно
языковеды, не безразличные к судьбам языка, первыми указывают на
стихийное и однобокое развитие профессиональной речи, характерное для
последнего времени.
В частности, серьёзную озабоченность у немецких и австрийских
лингвистов вызывает практика интенсивного заимствования готовых англо-
язычных терминов и словообразования на их базе практически во всех
немецкоязычных терминосистемах и в немецком языке в целом [Ammon
1990; Carstensen 1965; Doehlemann 2003; Drosdowski 1988; Hoberg 2001;
Lubeley 1993; Meier 1999; Muhr 2002; Pogarell 2001; Stark 2001; Stickel 1984,
1987; Zabel 2001 и др.]. В диахронном рассмотрении критических суждений
по этому поводу интересен тот факт, что на опасность такого негативного
развития ещё в начале XX века указывал немецкий языковед Герман Дунгер
[Dunger 1909]. Критическая, но вместе с тем взвешенная, резолюция в
отношении практики заимствования была принята на 17-й сессии Общества
немецкоязычной терминологии (Rat für Deutschsprachige Terminologie -
RaDT) 15-16 ноября 2002 года. Сложным и неоднозначным вопросам
языкового взаимодействия в сфере профессиональной коммуникации
посвящена третья глава настоящей диссертации.
К настоящему времени разными по объёму и значимости исследо-
ваниями охвачены терминологические системы большинства профессио-
нальных сообществ. Укажем лишь на некоторые работы немецкоязычных
лингвистов и отечественных германистов, представляющие научный
интерес: серия публикаций по проблемам экономической и юридической
терминологии Немецкого терминологического общества DTT (Deutscher
Terminologie-Tag) [www.dttev.org], интернет-терминология [Шумайлова
2005], терминология в области технических систем [Schnieder 2010],
автомобильная терминология [Ревина 2011], терминология в области связи
[Ларькова 1984], финансово-экономическая терминология [Moormann 1999;
Константинова 2003; Ф1П1икова 2012], самолётостроительная терминология
[Шарафутдинова 1999], терминология сельскохозяйственного машино-
строения [Данилина 2011], терминология в области металлообработки
[Ревеко 1984], а также академическое исследование по проблемам термино-
логического нормирования в технической области [Hertel 2012].
Примечательно, что в Германии, Австрии и Швейцарии в процесс
исследования немецкоязычных терминосистем активно вовлечено даже
студенчество. Только на факультете языкознания, перевода и культурологии
Майнцского университета имени Иоганна Гутенберга за последние 25 лет
защищено более 200 дипломных работ по различным отраслевым терминоло-
гиям, в основном в переводоведческом аспекте.
Вместе с тем изучению немецкоязычной военной лексики посвящено не
так уж много работ. Все известные нам исследования касаются в основном
солдатского жаргона [Gemandt 1914; Mausser 1917, 1934; Newald 1921;
Schoenbrann 1941; Miller 1941; Loose 1947; Collin 1969; Speisebecher 1969;
Küpper 1970, 1974, 1977, 1978; Mechow 1971; Oit 1981; Hauschild 1986]. Лишь
небольшое количество научных статей посвящено отдельным проблемам
военной терминологии, а именно: работа Хуго Мозера о воздействии
английского языка на военную профессиональную лексику [Moser 1964],
статья Густава Боссе о чрезмерном использовании сокращений в военной
лексике [Bosse 1966] и работа Бригитгы Хандверкер о номинации в военной
лексике немецкого языка с помощью сложносоставных слов (в сравнении с
французским языком) [Handwerker 1982].
Более того, необходимо отметить, что по состоянию на 2013 год в
интернет-пространстве нет ссылок на диссертационные исследования по
современной немецкоязычной военной терминологии. В этой связи автор,
длительное время профессионально занимавшийся переводом текстов
соответствующей тематики и хорошо представляющий себе суть предмета,
обратился к объекту исследования, преследуя цель заполнить образовав-
шуюся лакуну.
Актуальность настоящего исследования обусловлена следующими
факторами:
• отсутствием системно-структурного анализа сферы современной
военной коммуникации с интралингвистических и социолингвистических
позиций; такой анализ позволит классифицировать весь корпус военной
лексики по лексико-семантическим и предметно-референтным категориям, а
также составить качественную характеристику коммуникативной системы
бундесвера по основным признакам лингвистического наполнения;
• потребностью в формировании ясного представления о том, из чего
складывается профессиональная военная лексика, что является военньш
термином в строго научном понимании, каким образом следует стра-
тифицировать остальные составляющие профессиональной лексики военных;
• потребностью изучения источников пополнения современной
военной лексики немецкого языка и оценки их потенциала для дальнейшего
развития немецкого языка;
• потребностью всесторонне исследовать масштабы, характер и
последствия языкового взаимодействш в сфере профессиональной ком-
муникации в бундесвере.
Научная новизна исследования заключается в том, что материал
диссертации позволяет получить системное представление о профес-
сиональной лингвосистеме бундесвера и её развитии за последние 55 лет, об
источниках пополнения её терминологического фонда. В диссертации,. в
частности, исследованы:
- такое малоизученное явление, как межсловное стяжение в целях
языковой экономии;
- взаимодействие немецкого и английского языков в сфере профес-
сиональной коммуникации, в результате которого профессируют
американизация и пиджинизация профессиональной речи военных.
В результате морфологического анализа был установлен основной
собственный ресурс пополнения фонда военной лексики - словосложение. В
частности, эксплицировано 24 продуктивных словообразовательных
элемента, активно используемых в образовании военных терминов и
номенов способом словосложения, и составлены соответствующие термино-
логические кластеры.
Кроме того, в научный оборот вводится понятие «языка для узко-
специальных целей» в отношении специфических, строго регламентиро-
ванных вокабуляров, обеспечивающих выполнение конкретной узко-
профильной задачи («ВеГеЫз- und Meldesprache» обеспечивает комму-
никацию на корабле по каналам радиосвязи, «Luftfahrt-Englisch» -
радиообмен между командиром борта и авиадиспетчером, «Sea Speak» -
радиообмен между радистами морских судов в открытом море, «Military
Speab> используется для докладов на оперативных совещаниях и учениях).
Объектом настоящего исследования является лексика, обслуживаю-
щая профессиональную коммуникацию в бундесвере, предметом изучения -
её развитие и современное состояние.
Теоретической основой для данного исследования послужили воззре-
ния известных отечественных учёных (A.A. Реформатский, В.В. Виноградов,
Г.О. Винокур, Б.Н. Головин, М.Д. Степанова, И.И. Чернышёва, М.Я. Блох,
В.М. Лейчик, С.В. Гринев, С.Д. Шелов, В.И. Сидоров, В.П. Даниленко,
O.e. Ахманова, В.Н. Прохорова, М.Н. Володина, A.B. Суперанская и др.), а
также взгляды немецких и австрийских лингвистов (Wolfgang Fleischer,
Walter Jung, Walter Henzen, Eduard Benes, Werner Betz, Ludwig M. Echinger,
Johannes Erben, Helmut Felber, Reiner Amtz, Heribert Picht, Felix Mayer, Lothar
Hoffmarm, Hans-Rüdiger Fluck, Herbert Wiegand, Broder Carstensen, Thorsten
Roelcke, Thea Schippan, Eugen Wüster и др.).
Лексическим материалом для диссертационного исследования послу-
жили:
- военная периодика ФРГ с 1980 года по 2012 год (журналы «Soldat und
Technik», «Truppenpraxis», «Wehrtechnifo>, «Wehrausbildung», «Нееп>, «loyal»),
- справочные издания по вооружённым силам ФРГ «Taschenbuch für
Wehrfragen», «Die Streitkräfte der NATO auf dem Territorium der BRD»,
«Taschenbuch Deutsche Bundeswehn> 2003 и 2006 годов, «Taschenbuch
Ausrüstung der Bundeswehr 2009», «Белая книга»;
-уставы и наставления вооружённых сил ФРГ;
- статьи по военной тематике в Свободной интернет-энциклопедии
http://de.wikipedia.org и на официальном сайте бундесвера,
- глоссарии солдатского жаргона [Küpper 1970, 1974, 1977, 1978;
Hauschild 1986; www.unmoralische.de].
Для системного анализа и статистического обсчёта корпуса военной
лексики широко использовались общие словари немецкого языка Duden и
Wahrig, отраслевые толковые немецкие словари, в частности, «Militärisches
Taschenlexikon. Fachausdrücke der Bundeswehr», Толковый словарь военных
терминов на русском язьпсе, а также переводные отраслевые словари, в
частности. Немецко-русский военный словарь Л.Ф. Парпарова и Англо-
русский военный словарь В.Н. Шевчука.
Цель настоящего исследования заключалась в проведении системно-
структурного анализа всего лингвистического инструментария, обслужи-
вающего профессиональную коммуникацию в военной сфере, а также
установление собственных и иноязьиных источников пополнения фонда
профессиональной лексики и способов продуктивного терминообразования.
В соответствии с поставленной целью решались следующие кон-
кретные задачи:
- произвести репрезентативные выборки соответствующих лексичес-
ких единиц из массивов военных текстов и классифицировать их по линг-
вистическим, лексико-семантическим и предметно-референтным катего-
риям;
- отделить терминологические лексические единицы от нетермино-
логических, выявить их количественное и качественное соотношение;
- выявить и исследовать своеязычные ресурсы формирования, попол-
нения и обновления корпуса военной лексики, оценить их потенциал для
дальнейшего развития фонда профессиональной военной лексики;
- составить кластеры терминов, созданных на базе частотных слово-
образовательных элементов;
- изучить функции аббревиации в сфере письменной и устной комму-
никации военнослужащих и выявить основные особенности её применения;
- выявить и исследовать современные англоязычные ресурсы попол-
нения корпуса немецкоязычной военной лексики;
- исследовать процессы интеграции англоязычных заимствований в
систему немецкого языка на всех языковых уровнях и выявить их основные
закономерности.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что
- были систематизированы и стратифицированы все единицы военной
профессиональной лексики;
- бьши выявлены и зафиксированы наиболее продуктивные словооб-
разовательные элементы, существенные для военного дискурса;
- были установлены внешние по отношению к языку факторы, обуслав-
ливающие активное заимствование лексических единиц из англоязычной
военной терминологии, а-также описаны процессы их адаптации в грамма-
тической системе немецкого языкаг
- были высказаны некоторые прогнозы относительно дальнейшего раз-
вития немецкой военной терминологии;
- вводимый в научный оборот материал и выводы дополняют теоре-
тические положения по проблемам терминоведения, особенно в плане изу-
чения функционирования языка в профессиональном социуме.
Практическая значимость настоящей работы состоит в том, что
предлагаемый материал, может быть интегрирован в базовый курс по
лексикологии немецкого языка, использоваться в спецкурсах по проблемам
терминологии и взаимодействию языков (на примере немецкого и
английского). Материал приложения № 1 «Новая немецкая военная лексика»
может быть использован для актуализации немецко-русских словарей по
различным отраслям военной терминологии. Приложение № 2 «Список
немецких военных команд с переводом на русский язык и комментарием»
может быть использовано для написания сценариев военно-исторических
реконструкций и компьютерных игр.
Методологической основой исследования послужило философское
учение о всеобщей взаимообусловленности предметов и явлений и основные
философские принципы, используемые в научном познании (диалекти-
ческий принцип подхода к исследуемым явлениям, форма-содержание,
переход количества в качество и др.).
В процессе работы над лексическим материалом мы опирались на
следующие утвердивщиеся в лингвистике научные методы исследования:
статистический метод количественных и процентных характеристик;
социолингвистический метод корреляции языковых и социальных явлений;
сравнительный метод; метод структурного анализа, метод анализа по
непосредственно составляющим.
В результате проведенного исследования были сформулированы
следующие положения, выносимые на защиту:
1. Профессиональная военная лексика немецкого языка в интра-
лингвистическом рассмотрении не является чисто терминологической
системой. В её состав, кроме терминов в строго научном понгшании, входят
также нетерминологические лексические единицы, а именно: номены,
профессионализмы, профессиональные жаргоншмы и онимы, а также
единицы коммуникации директивного характера - военные команды. В
совокупном статистическом исчислении нетерминологический фонд военной
лексики превышает чисто терминологический фонд на 42%. В этой связи
можно говорить о ядре системы, состоящей исключительно из военных
терминов, и её периферии, заполненной указанными выше нетермино-
логическими единицами.
Экспрессивно-оценочный солдатский жаргон не является частью
профессиональной военной лингвосистемы, поскольку выполняет функцию
средства социально-ритуального общения, не имеющего отношения к
профессиональной деятельности.
2. В социолингвистическом аспекте рассмотрения военная лингво-
система представляет собой совокупность отраслевых профессиональных
«языков» (своего рода «языковое ассорти» - от «языков» танкистов и
артиллеристов до «языков» военных медиков и военных музыкантов). Общей
основой всех этих разнородных «языков» является обязательный для всех
военнослужащих «языю> военной службы (Wehrdienstsprache). Кроме того,
специфика несения военной службы требует знания инструментальных
«языков» управления - «языков» различных военных команд. И, наконец,
некоторые категории военнослужащих обязаны владеть так называемыми
«языками» для узкоспециальных целей, необходимыми для успешного
выполнения конкретной узкопрофильной задачи («Luftfahrt-Englisch», «Sea
Speab>, «Military Speab>). Отсюда следует, что отдельно взятый член
военного социума обязан владеть как минимум тремя специальными
«языками».
3. По предметно-референтной соотнесённости военные термины и
иомены можно разделить на несколько групп: термины военной службы,
тактические термины; военно-технические термины и иомены; номены для
обозначения организационной структуры, штатных должностей, воинских
званий и военно-учётных специальностей и, наконец, номены для обозна-
чения предметов военной формы и экипировки. В коммуникативном отно-
шении номены и термины равнозначны.
4. Фонд немецкоязычной военной лексики обновляется и пополняется,
в первую очередь, за счёт ресурсов, имеющихся в распоряжении родного
языка, а именно путём расширения семантики существующих слов четырьмя
основными способами словообразования (словосложением, деривацией,
конверсией и образованием сокращённых слов), путём создания
терминологических словосочетаний и постоянным переименованием
организационно-штатной номенклатуры.
5. Своеязычные источники пополнения профессиональной военной
лексики в синхронно-диахронном рассмотрении задействовались и соот-
ветственно задействуются непропорционально. Деривационное и конвер-
сионное словообразование, а также расширение семантики существующих
имён активно использовались в исторической ретроспективе по мере
развития военного дела.
На синхронном срезе для терминообразования в военном дискурсе
наиболее активно задействуется словообразовательный потенциал за счёт
словосложения. В процессе исследования были эксплицированы и описаны
24 особо продуктивных словообразовательных элемента (ПСЭ), исполь-
зуемые для терминологической номинации.
6. В расширении и обновлении терминологического фонда в
современных условиях важную роль играет сочетательный потенциал
немецкого языка. Вокруг ключевых слов формируются кластеры термино-
логических сочетаний атрибутивного, субстантивного, атрибутивно-
субстантивного и глагольно-именного типов. Численность таких кластеров
может составлять от 10 до 80 единиц каждый.
7. Для расширения фонда военной лексики, не связанного с созданием
новых терминов, а обусловленного фактором экономии фамматических
связей, особенно активно используется потенциал словосложения,
заключающийся в линейном наращивании исходного смыслового компо-
нента в обоих направлениях (Links- und Rechtsverzweigung). В результате
такого линейного наращивания вновь создаваемая лексическая единица
может насчитывать, в конечном счёте, до шести-семи формальных
составляющих компонентов.
8. Несмотря на интенсивное англоязычное влияние на профессио-
нальную коммуникацию в бундесвере на протяжении последних 50 лет, его
масштабы не приобрели «угрожающего» характера, как это декларируется в
работах многих немецких лингвистов. Среднестатистическая насыщенность
письменной речи в военном дискурсе американизмами составляет всего лишь
0,01% (включая общеупотребительную лексику).
Вместе с тем, отдельные подсферы профессиональной коммуникации в
бундесвере действительно подверглись чрезмерному англоязычному воз-
действию, в частности, «языю> военных лётчиков, а также сквозная терми-
нология компьютерных и телекоммуникационных технологий.
9. Интенсивное воздействие английского языка на профессиональную
коммуникативную деятельность в бундесвере обусловлено конкретными
внешними условиями, главную роль среди которых играет полная интеграция
вооружённых сил ФРГ в военный блок НАТО. В этой связи данное
воздействие и, как следствие, появление системных изменений в структуре
немецкого языка следует рассматривать как неизбежный языковой процесс.
10. Усвоение заимствуемых англоязычных терминов в системе немец-
кого языка происходит тремя возможными способами: заимствованием
содержания с полной заменой иноязычных знаков знаками родного языка
(продукт на выходе - калька), заимствованием содержания с частичной
заменой иноязычных знаков автохтонными (продукт: полукалька) и
заимствованием содержания вместе с формой (продукт на выходе: иностран-
ное слово по немецкой лингвистической терминологии).
11. Англицизмы требуют обязательной грамматической интеграции в
систему немецкого языка, которая (интеграция) предполагает: а) оформление
родовой принадлежности у заимствуемых имён существительных; 6) вклю-
чение заимствуемых имён существительных в парадигму падежного
склонения-, в) включение заимствуемых глаголов в парадигму глагольного
спряжения и г) включение всех заимствуемых англоязычных лексических
единиц в процессы словообразования. Указанные интефационные процессы
свидетельствуют о глубоком укоренении англицизмов в системе немецкого
языка.
Результаты диссертационного исследования прошли апробацию на
ежегодных конференхщях по итогам научно-исследовательской работы
Московского педагогического государственного университета в 2011, 2012,
2013 гг. (Мартовские чтения под эгидой профессора М. Я. Блоха), на
Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы
современного языкового образования в вузе. Вопросы теории языка и
методики обучения» 2012 года в Московском государственном областном
социально-гуманитарном институте в г. Коломна.
Теоретические положения и результаты проведённого анализа дис-
сертационного исследования представлены в девяти опубликованных
автором работах, в том числе в трёх изданиях, рекомендованных ВАК РФ.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырёх глав,
заключения, списка использованной литературы и интернет-источников (178
наименований работ в печатном виде, 29 интернет-источников и 21
наименование лексикографических источников).
Диссертация имеет два приложения практического назначения:
1. Новая немецкая военная лексика.
2. Список немецких военных команд с переводом на русский язык и
комментарием.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы научной работы,


формулируются цель, основные задачи, объект, предмет и методы иссле-
дования, характеризуется теоретическая и практическая ценность резуль-
татов диссертационного исследования, указываются источники эмпири-
ческого материала.
В первой главе даётся системная стратификация профессиональной
военной лексики на основе различных подходов, утвердившихся в отечест-
венной и зарубежной лингвистике, а также собственного видения.
В результате структурного анализа установлено, что профессиональная
военная лингвосистема немецкого языка в интралингвистическом рас-
смотрении не является чисто терминологической системой. В её состав,
кроме терминов в строго научном понимании входят также нетермино-
логические лексические единицы, а именно: иомены, т.е. лексические
единицы, номинирующие единицы социальной номенклатуры, профессио-
нализмы, профжаргонизмы и онимы, а также единицы специфической
военной коммуникации - команды. Нетерминологический фонд в сово-
купном исчислении превышает терминологический фонд приблизительно на
42%.
Экспрессивно-оценочный солдатский жаргон не является частью
профессиональной военной лингвосистемы, поскольку выполняет функцию
средства социально-ритуального общения, не имеющего отношения к
профессиональной деятельности.
Весь корпус военных терминов по своей предметной соотнесённости
делится на четыре основные референтные группы, а именно: термины
военной службы, тактические термины, термины для именования военных
доктрин и программ, а также военно-технические термины. В статисти-
ческом исчислении корпус военных терминов насчитывает около 32 ООО
единиц.
Морфологической особенностью военной терминологии является то,
что в её состав, в отличие от других отраслевых терминологий, входят не
только имена существительные, но и разветвлённый набор терминоло-
10
гических словосочетаний с опорным именем существительным, а также
некоторое количество глаголов и имён прилагательных терминологического
свойства, которые не связаны устойчивой сочетаемостью с именами
существительными.
Среди выделенных категорий нетерминологической лексики особое
значение имеют номены различных классов. С нашей точки зрения, самым
важным признаком выделения номенов из общей массы профессиональной
лексики является наличие предметной и социальной номенклатуры, т.е.
систематизированного перечня материалов, конструкций, деталей, узлов или
штатной сетки должностей в соответствии с утверждённой организа-
ционной структурой.
Следуя этому подходу, к военным номенам по предметно-референтной
соотнесённости мы приписываем следующие группы: военно-технические
номены, номены организационно-штатной принадлежности, номены для
обозначения воинских званий, должностей и военно-учётных специаль-
ностей, а также номены для обозначения предметов военной формы и
экипировки.
В коммуникативном плане номены неразрывно связаны с терминами.
Без номенов терминологическая система была бы неполной. В этой связи
следует говорить о номенклатурно-терминологической системе в сфере
военной коммуникации.
Несмотря на то, что весь военно-технический глоссарий как основная
составляющая военной номенклатуры разделён нами на термины и номены,
как единая предметная система он, разумеется, неделим.
Специальные военные команды рассматриваются не как лексемы, а как
единицы профессиональной коммуникации, выполняющие инструмен-
тальную функцию управления одиночными военнослужащими и группами
военнослужащих в специфических учебных и боевых ситуациях.
Разряд онимов в профессиональной военной лингвосистеме служит для
объективно необходимой индивидуализации при именовании однородных
предметов, явлений, событий и нематериальных продуктов. В исследуемом
социуме для индивидуальной номинации военных городков, воинских частей
и военных кораблей используются уже существующие онимы некоторых
классов (например, антропонимы и топонимы). В результате такой
вторичной номинации оним переходит из одного класса в другой {Franz
Josef Strauß Franz-Josef-Strauß-Kaserne, Allgäu —>• Allgäu-Kaserne, Werner
Mölders —* Zerstörer «Mölders»). Кроме этого, в немецкой лингвокультуре, в
отличие от других, для именования образцов военной техники широко
задействуются названия из мира хищных животных {Leopard, Рита, Luchs,
Marder, Fennek, Scorpion). В сфере номинации военных доктрин и профамм
создания оружия широко применяется аббревиальный способ создания
онимов {Mehrfachwerfer MARS, Prüf- und Messsystem REMUS, Fernmelde-
system AUTOKO).

11
Во второй главе анализируются своеязычные источники расширения
словарного фонда военной лексики. Её фонд сформировался и пополняется в
современных условиях, в первую очередь, благодаря ресурсам, имеющимся в
распоряжении родного языка, а именно: путём расширения семантики
существующих слов, за счёт использования потенциалов словообразования и
словосочетания.
Источьшки пополнения профессиональной военной лексики в
синхронно-диахронном рассмотрении задействовались (задействуются) не-
пропорционально.
Некоторые источники, например, такие словообразовательные спосо-
бы, как деривация и конверсия, а также расширение семантики сущест-
вующих имён, активно использовались в исторической ретроспективе по
мере развития военного дела.
В современных условиях эти методы не находят столь широкого
применения, как в прошлом, за исключением использования некоторых
продуктивных суффиксов для создания новых существительных {-er) и
отглагольных прилагательных {-bar).
На синхронном срезе для терминообразования в военном дискурсе
прежде всего задействуется словообразовательный потенциал за счёт ис-
пользования частотных корневых морфем для словосложения. В результате
морфологического анализа массива военных текстов были эксплицированы
24 особо продуктивных словообразовательных элемента (ПСЭ), подав-
ляющее большинство которых функционируют в синтагматике как
самостоятельные имена существительные {представлены в порядке частот-
ности)-. «-ziel» (около 250 единиц), «-waffe»A<WafTe(n)-» (около 150 единиц),
«Einsatz-»/«-einsatz» (около 120 единиц), «Spreng-» (около ПО единиц),
«-tnippe»/«Truppe(n)-» (около 90 единиц), «Feuer-»/«-feuer» (OKOJTO 90
единиц), «Kampf-»/«-kampf» (около 80 единиц), «Wehr-»/«-wehr» (около 80
единиц), «-mittel» (около 80 единиц), «Feld-»/«-feId» (около 70 единиц),
«-system»/«System-» (около 70 единиц), «Kommando-»/«-kominando» (около
60 единиц), «-geräfo> (около 60 единиц), «-anlage» (около 50 единиц),
«-betrieb»/«Betrieb(s)-» (около 50 единиц), «Angriff(s)-»/«-angriff» (около 40
единиц), «Splitter-» (около 40 единиц), «-bereitschaft»/«Bereitschaft(s)-»
(около 30 единиц), «-träger» (около 20 единиц), «-zeug» (около 20 единиц),
«-fähigkeit» и «-vermögen» (всего около 20 единиц), «Jagd-»/«-jagd» и
«Jäger-»/ «-jäger» (всего около 20 единиц), «-kraft» (около 15 единиц),
«-körper» (около 10 единиц).
Каждый эксплицированный ПСЭ описан в плане его выражения и
содержания. Кроме того, продемонстрированы репродуктивные перспек-
тивы основных ПСЭ, а также даны рекомендации по подбору русских
инвариантов перевода для продуцируемых немецких терминов.
Использование продуктивных словообразовательных элементов для
словосложения является основным своеязычным источником образования
новых терминов. Одновременно словосложение используется в исследо-
ванной профессиональной среде не только для терминообразования, но таюке
12
выполняет задачу экономии средств выражения грамматических связей, в
результате чего расширяется словообразовательное гнездо базового термина.
Суть свободного многокомпонентного словосложения для расширения
гнезда базового термина заключается в линейном нарашивании исходного
смыслового компонента в левом, правом или обоих направлениях. В
результате такого линейного нарашивания вновь создаваемая лексическая
единица может насчитьшать до шести-семи корневых компонентов. Продукт
экономного словосложения не является новым термином, а лишь расши-
ренным вариантом термина с дополнительными характеристиками
(Wehrdienst, Wehrdienstberater, Wehrdienstberatungsstelle, Wehrdienstdauer,
Wehrdiemtdauerverlàngerung, Wehrdienstdauer-Gesetz, wehrdiensttauglich,
wehrdienstuntauglich, Wehrdienstverweigerung, Wehrdienstverweigenmgsfàlle,
Grundwehrdienst, Grundwehrdienstleistender и т.д.).
Языковая экономия особенно ярко проявляется при свёртывании
синтаксической конструкции перечисления однородных предметов и явлений
в стяжённый лексический композит. Ввиду того, что в современной
немецкой лингвистической литературе нет чёткого метатермина для обозна-
чения этого явления, автор остановился на условном обозначении
«межсловное стяжение». Оно по сути дела не выполняет словообразо-
вательную задачу, а служит для экономии языковых средств в чистом виде.
Экономия при этом достигается за счёт опущения повторяющегося компо-
нента.
Межсловное стяжение получило довольно широкое распространение в
последние десятилетия не только в письменной, но и в устной манифестации
речи. На уровне плана вьфажения межсловное стяжение выражается в:
а) присоединении двух либо трёх определяющих слов к основному
при помощи соединительных союзов «und» или «oder» или «bzw.»
(beziehmigsweise) между двумя определяющими словами (в случае с тремя
определяющими словами после первого компонента в письменной
манифестации речи ставится дефис, а после него — запятая, грамма-
тический союз соединяет второе и третье определяющие слова)-,
б) присоединении двух основных слов через соединительный союз
«und» к одному определяющему слову, также с использованием дефисного
написания.
В первом случае объединяются композиты с одинаковым вторым
компонентом, во втором случае - с одинаковым первым компонентом.
При объединении композитов с одинаковым основным словом и
разными определяющими словами в зависимости от количества присоеди-
няемьк определяющих слов (два или три) возможны две комбинации:
1) «Radlfahrzeugeund«Ketten{fahrzeuge» —> «Rad-undKetienfahrzeuge»
2)«Transpori\hubschrauber, Verbmdungs\hubschrauber und
KampJ\hubschrauber» —* «Transport', Verbindungs- und KampJ\hubschrauber».
При объединении композитов с повторяющимся первым компонентом
возможна только одна комбинация:
«Einsaiz\mitiel undEinsatz\krâftey> «Einsatzmittel und -krâfte».
13
Межсловное стяжение свободно от какого-либо нормирования и
предоставляет широкий простор для лингвистического самовыражения. В
этой связи спорным остаётся вопрос о необходимости лексикографирования
такого рода композитов. Правда, здесь следует отметить, что некоторые из
них приобрели устойчивый терминоподобный характер, например: «Ketten-
und Radfahrzeuge», «Einsatzmittel und-kräfte», «Land-, Lufi- und Seefahrzeuge»,
«Eingreif-, Stabilisierungs- und Unterstützungskräfte» и др
Кроме словосложения важную роль в пополнении терминологического
фонда играет сочетательный потенциал немецкого языка. Вокруг важных
для профессиональной коммуникации ключевых слов формируются
кластеры терминологических сочетаний атрибутивного, субстантивного,
атрибутивно-субстантивного и глагольно-гшенного типов (gezieltes Feuer,
Feuer aus der Bewegung, Feuer im direkten Richten, Feuer auslösen). Данные
кластеры могут включать до 80 терминологических сочетаний каждый.
Для целей экономии языковых средств в процессе профессиональной
коммуникации важную роль играет графическая аббревиация. Официально
утверждённый в бундесвере корпус графических сокращений насчитывает
свыше 5600 единиц. Это означает, что 8% лексических единиц всей военной
лексики продублировано их экономичными вариантами.
Кроме того, слоговая аббревиация является одним из источников
образования новых терминов, иоменов и онимов в виде произносимых по
слогам акронимов {MIKADO, Remus, Autoko, Amila, Hiba, Ера). Правда, её
роль намного скромнее по сравнению со словосложением и слово-
сочетательным потенциалом.

В третьей главе было проведено исследование процессов пополнения


фонда военной лексики за счёт ресурсов английского языка.
Несмотря на то, что интенсивность англоязычного влияния на профес-
сиональную коммуникацию в бундесвере за последние 50 лет значительно
возросла, вместе с тем масштабы этого влияния не приобрели «угрожаю-
щего» характера, как это декларируется в работах многих немецких и
австрийских лингвистов (Stirbt Deutsch als Fachsprache?). Среднестатисти-
ческая насыщенность письменной речи американизмами в военном дискурсе
(включая общеупотребительную лексику) составляет всего лишь 0,01%.
Вместе с тем отдельные подсферы профессиональной коммуникации в
бундесвере действительно подверглись чрезмерному англоязычному
воздействию, а именно «язык» военных лётчиков, а также сквозная термино-
логия компьютерных и телекоммуникационных технологий.
В целом же процессы заимствования англоязычных средств для
номинации в терминологической лингвосистеме бундесвера происходят в
темпах, соизмеримых с глобальным техническим профессом.
Интенсивное воздействие английского языка на профессиональную
коммуникацию в бундесвере обусловлено конкретными внешними усло-
виями, главную роль среди которых играет полная интеграция вооружённых

14
сил ФРГ в военный блок НАТО, в силу чего данное воздействие следует
рассматривать как неизбежный языковой процесс.
Усвоение заимствуемого англоязычного языкового материала на уровне
тана выражения может происходить тремя возможными способами:
переносом формы вместе с содержанием (продукт на выходе - иностранные
слова по немецкоязычной метатерминологии, например: Briefing, Cockpit,
Bomblet, Air Superiority, Operational Planning, ATAF, CENTAG), полной или
частичной заменой иноязычных знаков автохтонными, с сохранением плана
содержания (продукт: кальки и полукальки, например; Gefechtskopf, nuklearer
Krieg, Wasserstoffbombe, schmutzige Bombe, Abschreckungsdoktrin, Clusterwaffe,
А bstandsdispenser, Kolateralschaden).
Кальки и полукальки не воспринимаются носителями языка как
заимствованный продукт и поэтому легко адаптируются в системе немецкого
языка. Наиболее же сложными в плане усвоения воспринимающим языком
являются англицизмы.
На уровне плана содержания заимствуемых англицизмов наиболее
характерным способом их усвоения является перенос значения однозначных
слов по формуле «один к одному», а в случае с многозначными словами -
полное либо частичное усвоение набора значений.
Англицизмы требуют обязательной грамматической интеграции в
систему немецкого языка, которая предполагает: а) оформление родовой
принадлежности для заимствуемых имён существительных; например: das
Sonar, das oder der Radar, das Briefing, das Cockpit, die Crew, der Commander,
das Bomblet, der Dispenser 6) включение заимствуемых имён сущест-
вительных в парадигму падежного склонения-, например: Einsatz des Sonars,
Anwendung von Lasern e) включение заимствуемых глаголов в парадигму
глагольного спряжения, например: ich checke, du checkst, er checkt, wir
checken, ihr checkt, sie checken и г) включение всех заимствуемых
англоязычных лексических единиц в процессы словообразования, например:
das Cockpit-Modell, die Cockpit-Auslegung, das Flugzeugcockpit, das
Glascockpit
Интеграция англицизмов происходит и на фонетическом уровне. В
целом произношение англицизмов в исследуемой среде их употребления
близко к оригинальной норме, т.е. к американскому варианту произношения.
Оно может быть абсолютно корректным либо менее корректным в зави-
симости от степени владения английским языком конкретным инди-
видуумом. Тем не менее, в некоторых случаях заимствуемые английские
лексические единицы подвергаются частичному уподоблению (ассимиляции)
под неизбежным влиянием фонетических особенностей родного языка.
Включение англоязычных слов в грамматические парадигмы немец-
кого языка свидетельствует об их глубокой интеграции воспринимающим
языком.

15
в четвёртой главе военная лингвосистема анализируется в социально-
коммуникативном отношении.
Бундесвер представляет собой профессионально детерминированный
социум, основной заявленной задачей которого является обеспечение безо-
пасности государства. При всей профессиональной детерминированности,
члены социума общаются не только внутри его на сугубо специальные темы,
но и за его пределами, тем самым осуществляя коммуникативное вхождение
во все существующие в обществе сферы общения, а именно: общенацио-
нального, семейно-бытового, социально-ритуального и религиозного обще-
ния.
Означенные сферы общения обслуживаются одной или несколькими
формами существования языка, к которым относятся литературный
немецкий язык (Standardsprache), профессиональные отраслевые «языки»
военного социума (einzelne Branchenfachsprachen im militärischen Bereich),
разговорный немецкий язык (Umgangssprache), социально-групповые
жаргоны (Gruppenjargons) и «языю> молитвы и исповеди в системе военно-
церковной службы (Sprache der Militärseelsorge).
Каждая форма существования языка несёт определённую функцио-
нальную нагрузку. Так, литературный язык выступает в качестве универ-
сального языка-макропосредника, выполняя частную интегрирующую
функцию, военная профессиональная лексическая система выполняет
функцию средства профессионального общения, разговорный язык -
функцию средства неофициального общения, не связанного строгим
следованием литературной норме, социально-групповые жаргоны выполняют
чисто символическую функцию, «языки» военных команд - инструмен-
тальную функцию.
Главной сферой общения в коммуникативной системе бундесвера
является сфера его профессионального предназначения. Эту сферу обслу-
живает разветвлённая военная лингвосистема, представляющая собой
мозаичную картину. Объединяющей подосновой разнородных отраслевых
профессиональных «языков» выступает «язык» военной службы (Wehr-
dienstsprache), обязательный для всех членов социума. В соответствии с
представленными в бундесвере профессиями используется целое «ассорти»
отраслевых профессиональных «языков». Для эффективного управления
отдельными военнослужащими и подразделениями используются
инструментальные «языки» военных команд (Kommandosprachen). И, нако-
нец, отдельные категории военнослужащих обязаны владеть так называе-
мыми «языками» для узкоспециальных целей, обеспечивающими выполнение
конкретной узкопрофильной задачи.
На уровне синтагматических отношений речь представителя кон-
кретной военной специальности представляет собой континуум переходов от
«языка» службы к «языку» освоенной профессии.
Каждая форма существования немецкого языка, функционирующая в
коммуникативной системе бундесвера, характеризуется совокупностью
16
признаков, выделенных на основе критериев оценки лингвистического
наполнения системы. Поскольку формы существования языка, не связанные
со служебно-профессиональной деятельностью военного социума, пред-
ставляют для нас меньший интерес, суммируем, в первую очередь, все
признаки, определяющие характер профессиональной лингвосистемы бун-
десвера.
Военно-профессиональная лингвосистема как совокупность отрасле-
вых профессиональных терминологий, терминологии военной службы,
вокабуляров военных команд и «языков» для узкоспециальных целей
квалифицируется как полная, относительно конечная, формально неогра-
ниченная, в целом стабильная, нормированная, в достаточной степени
разработанная, стилистически дифференцированная лингвосистема,
имеющая письменную и устную разновидности.
Социально-групповые диалекты (солдатский и матросский жаргоны)
как несущественная для профессиональной коммуникации форма сущест-
вования немецкого языка, функционирующая в пределах социума на уровне
нижнего сословия, представляют собой относительно полный, конечный,
формально ограниченный, слабо разработанный, ненормированный,
нестабильный, стилистически недифференцированный языковой тип,
имеющий только устную речевую манифестацию.

В заключении формулируются выводы по результатам настоящего


диссертационного исследования.
Проведенный в ходе данного исследования системно-структурный
анализ немецкоязычной военной лексики дополняет теоретические и
практические аспекты изучения профессионально детерминированных
терминологий, функционирования иноязычной лексики в системе немецкого
языка.
Исследованная в диссертации проблема имеет перспективы даль-
нейшего изучения. В частности, весьма важным представляется анализ
дальнейшего развития военной лексики в свете стремительного техно-
логического развития. Не менее актуальным является вопрос, направленный
на изучение специфики освоения немецким языком англоязычных
лексических единиц. Данное исследование также вносит вклад в изучение
вопросов американизации немецкоязычной профессиональной речи.

Выводы и материалы диссертации изложены в девяти работах, опубли-


кованных соискателем:
1. Соколов C.B. Языковая ситуация в профессиональной
макрогруппе и языковое взаимодействие (на примере бундесвера) //
Преподаватель XXI век: Общероссийский журнал о мире образования / под
ред. В.Л. Матросова [и др.]. - М.: Изд-во «Прометей», 2012. - № 2. Часть 2. -
С. 315-322 (0,7 П . Л . ) .
2. Соколов C.B. О развитии немецкоязычных терминосистем под
воздействием английского языка (на примере военной терминологии) //
17
Вестник Университета Российской академии образования / под ред.
Никандрова Н.Д. [и др.]. - М.: Изд-во УРАО, 2012. - № 2 (60). - С. 113-115
( 0 , 3 П.Л.).
3. Соколов C.B. Интеграция англоязычных заимствований в
системе немецкого языка (на примере воеииой терминологии) // Вестник
Университета Российской академии образования / под ред. Никандрова Н.Д.
[и др.]. - М.: Изд-во УРАО, 2012. - № 3 (61). - С. 82-86 (0,5 п.л.).
4. Соколов C.B. Аббревиация в современных терминологических
системах // Современный немецкий язык; состояние и развитие: Сборник
научных статей / под ред. Нефёдовой Л.А. - М.: МАКС Пресс, 2010. -
Выпуск 2. - С. 59-65 (0,6 п.л.).
5. Соколов C.B. Коммуникативные потребности и структура немецко-
русского терминологического словаря И Современный немецкий язык:
состояние и развитие: Сборник научных статей / под ред. Нефёдовой Л.А. -
М.: МАКС Пресс, 2010. - Выпуск 2. - С. 65-74 (0,8 п.л.).
6. Соколов C.B. Терминологическая неонимия в технической области и
языковое взаимодействие // Сборник материалов научной сессии по итогам
выполнения научно-исследовательской работы на факультете иностранных
языков Московского педагогического государственного университета за
2010-2011 год / под ред. Блоха М.Я. - М.: Национальный книжный центр,
2011.-С. 205-210(0,5 п.л.).
7. Соколов C.B. Распределение функциональной нагрузки между
различными формами существования языка в социальной макрогруппе (на
примере коммуникативной системы армии ФРГ) // Актуальные проблемы
современного языкового образования в вузе. Вопросы теории языка и
методики обучения: Сборник материалов IV Международной научно-
практической конференции / под общ. ред. И.Ю. Мигдаль. - Коломна:
МГОСГИ, 2012.- С. 377-381 (0,4 П . Л . ) .
8. Соколов C.B. Словарь-минимум английских заимствований в
военной и технической лексике современного немецкого языка. - М.:
Военный Краснознамённый институт, 1989. - 44 с. ( 2,7 п.л.).
9. Соколов C.B. Немецкие сокращения по компьютеризации
профессиональной деятельности // Тетрадь новых терминов / под ред И.И.
Убина. - М.: Всероссийский центр переводов научно-технической
литературы и документации, 1992. - 116 с. (6,7 п.л.).

18
Подписано к печати 12.07.2013 Объем 1 п.л.
Заказ № 35 Тираж 100 экз.
ГУ Т.МПГУ