Вы находитесь на странице: 1из 11

106 Физика ТРУДЫ МФТИ. 2019.

Том 11, № 1

УДК 662.612

В. И. Алексеев1 , А. В. Максимычев2 , С. С. Привезенцев1 , Е. В. Черненко1


НИЦ «Курчатовский институт»
1
2
Московский физико-технический институт (национальный исследовательский университет)
Влияние температуры на пределы горения и детонации
пропан-бутана с воздухом. Экспериментальные данные
При различных режимах горения товливно-воздушных смесей давления и импуль-
сы существенно различны. Поэтому для прогнозирования реальной картины развития
аварий на топливно-насыщенных объектах необходимо знать максимально точные гра-
ницы существования каждого из режимов. В данной работе рассмотрено горение смесей
наиболее распространенного альтернативного моторного топлива (АМТ) – сжиженно-
го углеводородного газа (СУГ) с воздухом. Представлены результаты экспериментов в
детонационной трубе с препятствиями, моделирующими загроможденность простран-
ства. Показано влияние температуры на видимую скорость фронта пламени и кон-
центрационные пределы различных режимов распространения горения. Результаты,
представленные в настоящей работе, могут быть использованы при разработке и вери-
фикации компьютерных кодов для анализа возможных аварийных ситуаций.
Ключевые слова: горение, детонация, топливно-воздушные смеси, концентраци-
онные пределы, скорость распространения горения, загроможденное пространство.

V. I. Alekseev1 , A. V. Maximychev2 , S. S. Privezentsev1 , E. V. Chernenko1


NRC «Kurchatov Institute»
1
2
Moscow Institute of Physics and Technology
Influence of temperature on combustion and detonation
limits for propane-butane-air mixtures. Experimental
results
The pressures and pulses are significantly different in different flame propagation
regimes of the hydrocarbon-air mixtures. Therefore, to predict the real picture of accident
development in fuel concentrated objects, it is necessary to know the boundaries of the
existence of each regime as accurately as possible. The combustion of mixtures of the
most common alternative motor fuel (AMF), the liquefied petroleum gas (LPG) with
air, is considered in this paper. The results of experiments in a detonation tube with
obstacles, which model the obstructed space, are presented too. The temperature influence
on the burning velocity and concentration limits of various flame propagation regimes is
demonstrated. The results presented in this paper can be used in the development and
verification of computer codes to analyze possible accident situations.
Key words: combustion, detonation, hydrocarbon-air mixtures, concentration limits,
burning velocity, obstructed space.

1. Введение

В промышленном производстве возможны как технологические, так и аварийные вы-


бросы горючих газов. Технологические выбросы не представляют большой опасности, так
© Алексеев В. И., Maксимычев А. В., Приверзенцев С. С., Черненко E. В., 2019
© Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования
«Московский физико-технический институт (национальный исследовательский университет)», 2019
ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1 В. И. Алексеев и др. 107

как процессы горения происходят при регламентированных условиях. В случае аварийно-


го выброса опасность представляют неконтролируемое воспламенение и горение образовав-
шейся топливно-воздушной смеси. Горение смесей может протекать в следующих режимах:
медленное горение, быстрое турбулентное горение и детонация.
С точки зрения обеспечения безопасности наибольший интерес вызывают смеси на осно-
ве наиболее распространенных АМТ [1–3] пропан-бутана (СУГ) и метана (природный газ).
Смеси углеводородных горючих газов с воздухом обладают относительно низкой детона-
ционной чувствительностью, вследствие чего для их исследований необходимы крупномас-
штабные экспериментальные установки. Этот факт объясняет недостаток информации по
детонационным свойствам смесей углеводородных топлив с воздухом в литературе.
В ряде выполненных разными авторами работ приведены результаты исследований по
влиянию геометрических параметров на быстрое горение и переход горения в детонацию
(ПГД) [4–10]. Большое количество исследований освещает процессы горения метановоздуш-
ных смесей [4–6, 11–18]. В работах [13–14] исследовалось влияние начальной температуры
и давления. Было показано, что область быстрого горения расширяется с ростом давле-
ния. Влияние давления более очевидно для богатых метано-воздушных смесей. Для бедных
смесей это влияние мало, особенно для высоких температур. Температура также оказыва-
ет положительное влияние на ускорение пламени. Предел ПГД находится на начальном
давлении выше 1.4 бар при 𝑇 = 293 К и выше 1.75 бар при 𝑇 = 393 К. Аналогичные
экспериментальные данные получены в работе [18].

2. Экспериментальное исследование

Эксперименты проводились на установке «Нагреваемая детонационная труба» (далее


Установка). Установка предназначена для исследования процессов горения газовых сме-
сей при начальном давлении до трёх атм и начальной температуре до 150 °С. Общий вид
Установки показан на рис. 1. Схема газораспределительной системы экспериментальной
установки приведена на рис. 2. Установка включает в себя следующие основные элемен-
ты: рабочий объем; смесительный объем; система нагрева детонационной трубы; система
поджига ТВС и система диагностики динамических параметров горения и взрыва.

Рис. 1. Общий вид установки «Нагреваемая детонационная труба»

Рабочий объем представляет собой нагреваемую детонационную трубу из нержавею-


щей стали толщиной стенки 6 мм, внутренним диаметром 121 мм, длиной 8 м, внутренней
емкостью 92 л. Торцы рабочего объема герметично закрыты фланцами. В рабочем объеме
с шагом, равным диаметру трубы, по всей длине установлены препятствия, моделирую-
108 Физика ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1

щие загроможденность пространства. Препятствия представляют собой диски с наружным


диаметром 𝐷 = 121 мм и внутренним просветом 𝑑 = 101 мм. Степень загроможденности,
определяемая как отношение площади перекрытия к общей площади сечения трубы, по
которой распространяется волна горения, BR (blockage ratio) равна 0,3.

Рис. 2. Схема газораспределительной системы установки «Нагреваемая детонационная труба»

Приготовление исследуемой смеси проводится в смесительном объеме емкостью 35,7 л


методом парциальных давлений последовательным смешением углеводорода, кислорода и
азота. Контроль давления компонентов смеси производится образцовыми манометрами и
вакуумметрами, класс точности которых – 0,15.
Нагревательная система трубы рассчитана на поддержание температуры в рабочем объ-
еме с погрешностью 2 °С. Инициирование горения смесей осуществлялось с помощью элек-
трической искры. Электроды были выполнены из вольфрамовой проволоки диаметром 2,5
мм, искровой промежуток составлял 0,5 мм.
Система диагностики состоит из 16 коллимированных германиевых фотодиодов ФД-9 и
ФД-10 и одного тензорезистивного датчика давления Д2.5. Датчик давления располагался
на расстоянии 2,225 м от начала трубы. Регистрации данных происходит при помощи двух
аналого-цифровых преобразователей L 783М, установленных в персональном компьютере.
Перед проведением экспериментов определялся состав СУГ. Давление в рабочем бал-
лоне измерялось при двух температурах, после чего проводился расчет содержания каждой
фракции в жидкой и паровой фазах. Результаты приведены в табл. 1.
В настоящей работе проведены 2 серии экспериментов при атмосферном давлении и
при температурах 20 °С и 110 °С на смесях метана с воздухом и 3 серии экспериментов при
температурах 20 °С, 70 °С и 110 °С на смесях СУГ с воздухом.
Эксперименты с метаном проводились на смесях с содержанием метана от 6,0% до
14,5%, рабочие смеси СУГ с воздухом содержали от 2% до 7,5% пропан-бутана. При при-
готовлении рабочих смесей состав СУГ соответствовал составу паровой фазы в баллоне:
пропан – 92% об., бутан – 8% об. Характерная 𝑥 − 𝑡-диаграмма и осциллограмма датчи-
ка давления приведены на рис. 3 и 4 соответственно для следующих условий: 7,0% СУГ,
BR = 0,3, 𝑇 = 110 °С.
ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1 В. И. Алексеев и др. 109

Таблица1
Состав сжиженного углеводородного газа в рабочем баллоне

Температура, °С 7,0 16,0


Давление абс., атм 4,56 5,91
Мольная доля С3Н8 в жидк. фазе, % 73,2 72,6
Массовая доля С3Н8 в жидк. фазе, % 67,4 66,8
Мольная доля С4Н10 в жидк. фазе, % 26,8 27,4
Массовая доля С4Н10 в жидк. фазе, % 32,6 33,2
Парциальное давление пара С3Н8, атм 4,21 5,42
Парциальное давление пара С4Н10, атм 0,35 0,49
Доля С3Н8 в паровой фазе, % об. 92,3 91,7
Доля С4Н10 в паровой фазе, % об. 7,7 8,3

Рис. 3. Характерная 𝑥 − 𝑡-диаграмма записи световых датчиков

Рис. 4. Характерная зависимость давления от времени


110 Физика ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1

Используя 𝑥 − 𝑡-диаграмму, легко вычислить среднюю скорость распространения горе-


ния на отдельных участках рабочей камеры. На рис. 5 и 6 приведены зависимости сред-
них скоростей распространения горения от расстояния до места инициирования (𝑣 − 𝑥-
диаграммы процессов горения) для смесей метана с воздухом при начальных температурах
20 °С и 110 °С. На диаграммах показаны реперные линии, соответствующие скоростям де-
тонации Чепмена–Жуге и звука в продуктах реакции для исследуемых смесей, для расчета
которых использовался код STANJAN [19].

Рис. 5. 𝑣 − 𝑥-диаграммы процессов горения смесей метана с воздухом при температуре 20 °С

Рис. 6. 𝑣 − 𝑥-диаграммы процессов горения смесей метана с воздухом при температуре 110 °С

В случае бедных смесей при начальных температурах 20 °С и 110 °С медленное горе-


ние наблюдалось в смеси с содержанием метана 6,0%. Увеличение концентрации до 6,5%
привело к формированию быстрого турбулентного горения. В экспериментах со стехиомет-
рической смесью также наблюдался режим быстрого турбулентного горения.
В случае богатых смесей при начальной температуре 20 °С медленное горение наблю-
далось при содержании метана 13,0%, увеличение концентрации до 13,5% привело к зату-
ханию. При повышении температуры от 20 до до 110 °С медленное горение наблюдалось
ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1 В. И. Алексеев и др. 111

при содержании метана 13,5%, снижение концентрации до 13% приводило к формирова-


нию быстрого турбулентного горения. Видно, что концентрационный предел сместился в
область богатых смесей на 0̃,5% метана. Также произошло расширение общих концентра-
ционных пределов существования процессов горения.
На рис. 7, 8 и 9 приведены 𝑣 − 𝑥-диаграммы процессов горения смесей СУГ с воздухом
при начальных температурах 20 °С, 70 °С и 110 °С.

Рис. 7. 𝑣 − 𝑥-диаграммы процессов горения смесей СУГ с воздухом при температуре 20 °С

Рис. 8. 𝑣 − 𝑥-диаграммы процессов горения смесей СУГ с воздухом при температуре 70 °С

В случае бедных смесей СУГ–воздух при начальной температуре 20 °С режим мед-


ленного горения наблюдался для концентраций 2,0% и 2,5%. Повышение концентрации до
3,0% привело к формированию детонационного режима. Повышение начальной температу-
ры до 70°С привело к смещению концентрационного предела для быстрого турбулентного
горения на 0,3–0,8%. Медленное горение наблюдалось при содержании топлива 2.2%, по-
вышение концентрации до 2,5% привело к возникновению быстрого турбулентного горения,
дальнейшее повышение до 3,0% привело к формированию детонационного режима горе-
ния. Повышение начальной температуры смеси до 110 °С не привело к дополнительному
изменению концентрационных пределов в области бедных смесей.
112 Физика ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1

Рис. 9. 𝑣 − 𝑥-диаграммы процессов горения смесей СУГ с воздухом при температуре 110 °С

В богатых смесях при комнатной температуре режим медленного горения наблюдался


при концентрациях СУГ 7,5% и 7%. Понижение концентрации до 6,5% привело к возникно-
вению режима быстрого турбулентного горения. Дальнейшее понижение концентрации до
6% привело к формированию детонационного режима. Повышение начальной температуры
до 70 °С не привело к смещению концентрационных пределов в области богатых смесей.
Дальнейшее повышение температуры до 110 °С привело к расширению концентрационного
предела быстрого турбулентного горения на 0,5% пропан-бутана.
Концентрационные пределы детонации смесей пропан-бутана с воздухом во всем диа-
пазоне начальных температур по указанным экспериментам составляют 3,0–6,0%. Во всех
случаях скорость детонации, наблюдаемая в эксперименте, ниже скорости Чепмена–Жуге.
Это объясняется неидеальностью взрывного процесса, связанной с наличием препятствий
и тепловыми потерями на стенках.
Также, исходя из экспериментальных данных, можно утверждать, что видимая ско-
рость распространения фронта пламени с увеличением начальной температуры для бед-
ных и богатых смесей возрастает при аналогичных концентрациях. Увеличение скорости
касается не только случая перехода из режима медленного горения в быстрое турбулентное
горение.

а) б)
Рис. 10. Концентрационные пределы режимов горения смесей метан–воздух и СУГ–воздух в диа-
пазоне температур от 20 °С до 110 °С (𝑃0 = 1 атм)
ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1 В. И. Алексеев и др. 113

На рис. 10 результаты проведенных экспериментов показаны в виде диаграмм режи-


мов распространения пламени для воздушных смесей метана (а) и пропан-бутана (б). На
диаграммах показаны зависимости концентрационных пределов режимов горения от тем-
пературы. Линии разграничивают экспериментальные точки на различные режимы рас-
пространения пламени.
Эффект расширения концентрационных пределов для быстрого турбулентного горе-
ния с ростом начальной температуры показан как для метано-воздушных смесей, так и
для смесей СУГ с воздухом, причем для богатых смесей данный эффект более выражен.
Как отмечено в работе [12], влияние начальной температуры на концентрационные пределы
можно объяснить известной зависимостью критической степени расширения 𝜎 * (при 𝜎 > 𝜎 *
возможно ускорение пламени в канале с препятствиями до скоростей порядка скорости
звука в продуктах) от числа Зельдовича 𝛽 = 𝐸𝑎 (𝑇𝑏 − 𝑇𝑢 )/𝑇𝑏2 , где 𝐸𝑎 – энергия активации,
𝑇𝑢 – начальная температура смеси, 𝑇𝑏 – температура продуктов (адиабатическая темпе-
ратура горения). Таким образом, в результате повышения начальной температуры смеси
уменьшается величина критической степени расширения 𝜎 * , или, другими словами, кри-
тические условия для эффективного ускорения турбулентного пламени до скорости звука
в продуктах с повышением начальной температуры смещаются в область менее реакцион-
носпособных смесей. На рис. 11 показано влияние начальной температуры на критическую
степень расширения 𝜎 * для бедных (а) и для богатых (б) смесей метана и пропан-бутана
(СУГ) с воздухом, штриховые линии разграничивают медленные и быстрые режимы го-
рения. Степень расширения для используемых в экспериментах смесей рассчитывалась с
использованием кода STANJAN [19]. Следует отметить, что полученные результаты хорошо
согласуются с оценками, сделанными в работах [12, 14].

а) Бедные смеси б) Богатые смеси


Рис. 11. Влияние начальной температуры на критическую степень расширения

В отличие от экспериментов со смесями СУГ-воздух в метано-воздушных смесях де-


тонационный режим не наблюдался, что связано с малым масштабом экспериментальной
установки. Известно, что детонация в трубах с кольцевыми препятствиями возможна в
смесях с поперечным размером ячейки детонации 𝜆 ≤ 𝑑, где 𝑑 – внутренний диаметр коль-
цевого препятствия [4]. В представленных в настоящей работе экспериментах внутренний
диаметр кольцевого препятствия составлял 101 мм. В наиболее реакционноспособной сте-
хиометрической смеси СН4 –воздух размер детонационной ячейки составляет 320 мм для
начальных температуры 20 °С и давления 1 атм [6], что намного выше критического зна-
чения.

3. Заключение

Исходя из полученных результатов, можно сделать следующиее выводы:


1. Видимая скорость распространения фронта пламени с увеличением начальной тем-
пературы возрастает.
114 Физика ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1

2. Концентрационные пределы распространения быстрого турбулентного горения за-


висят от начальной температуры. С ростом начальной температуры концентрационные
пределы расширяются как для смесей пропан-бутана с воздухом, так и для смесей метана
с воздухом.
3. Изменение концентрационных пределов распространения детонации в смесях пропан-
бутана с воздухом с увеличением начальной температуры от 20 °С до 110 °С не наблюдается.
4. В смесях метана с воздухом при атмосферном давлении и при начальных темпера-
турах от 20 °С до 110 °С в соответствии с критерием перехода горения в детонацию для
каналов с препятствиями 𝑑/𝜆 = 1 детонационный режим горения не наблюдается.

Литература

1. Кириллов Н.Г. Состояние топливно-энергетического комплекса России и энергосбе-


регающий путь развития энергетики // Энергетика и промышленность России. 2002.
№ 1. С. 6–7.
2. Елисеев В.Г., Кунис И.Д. Экологические аспекты применения сжиженного природного
газа как альтернативного топлива // Конверсия в машиностроении. 2001. № 2. C. 21–23.
3. Стаскевич Н.Л., Вигдорчик Д.Я. Справочник по сжиженным углеводородным газам.
Ленинград: Недра. Ленинградское отделение, 1986.
4. Peraldi O., Knystautas R., Lee J. Criteria for transition to detonation in tubes // 19th
Symposium (International) on Combustion. The Combustion Institute. 1986. P. 1629–1637.
5. Knystautas R., Lee J.H., Guirao C.M. The critical tube diameter for detonation failure in
hydrocarbon-air mixtures // Combustion and Flame. 1982. V. 48, N 1. P. 63–83.
6. Knystautas R., Guirao C., Lee J.H., Sulmistras A. Measurement of cell size in
hydrocarbonair mixtures and predictions of critical tube diameter, critical initiation energy,
and detonability limits // Prog. Astronaut. Aeronaut. 1984. V. 94. P. 23–37.
7. Kuznetsov M.S., Alekseev V.I., Bezmelnitsyn A.V., Breitung W., Dorofeev S.B., Matsukov
I.D., Veser A., Yankin Yu.G. Effect of obstacle geometry on behavior of turbulent flames
// Preprint IAE-6137/3. M.: RRC «Kurchatov Institute», 1999.
8. Dorofeev S.B., Sidorov V.P., Kuznetsov M.S., Matsukov I.D., Alekseev V.I. Effect of scale
on the onset of detonations // Shock Waves. 2000. V. 10, N 2. P. 137–149.
9. Semenov I.V., Utkin P.S., Markov V.V., Frolov S.M., Aksenov V.S. Numerical and
experimental investigation of detonation initiation in profiled tubes // Combustion Science
and Technology. 2010. V. 182, N 11. P. 1735–1746.
10. Иванов В.С., Фролов С.М. Математическое моделирование распростране-
ния пламени в гладких трубах и трубах с регулярными препятствиями //
Пожаровзрывобезопасность. 2010. Т. 19, № 1. С. 14–19.
11. Kuznetsov M., Ciccarelli G., Dorofeev S., Alekseev V., Yankin Yu., Kim T. H. DDT in
Methane-Air Mixtures // Shock Waves. 2002. V. 12, N 3. P. 215–220.
12. Kuznetsov M., Alekseev V., Yankin Yu., Dorofeev S. Slow and Fast Deflagrations in
Hydrocarbon-Air Mixtures // Combustion Science and Technology. 2002. V. 174, N 5–6.
P. 157–172.
13. Kuznetsov M., Alekseev V., Yankin Yu., Matsukov I., Rohatgi U., Jo J., Kim T. Effect of
pressure and temperature on flame acceleration and DDT limits for methane-air mixtures //
Proceedings European Combustion Meeting (ECM2005), Louvain-la-Neuve, Belgium. 2005.
P. 208.
14. Kuznetsov M., Alekseev V., Matsukov I., Kim Т.H. Ignition, flame acceleration and
detonations of methane air mixtures at different pressures and temperatures // Proceedings
of 8th ISHPMIE. Jokohama. Japan. 2010. paper N ISH-118.
ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1 В. И. Алексеев и др. 115

15. Peters N., Williams F.A. The asymptotic structure of stoichiometric methane-air flames //
Combustion and Flame. 1987. V. 68, N 2. P. 185–207.
16. Andrews G.E., Bradley D. The burning velocity of methane-air mixtures // Combustion
and Flame. 1972. V. 19, N 2. P. 275–288.
17. Aminallah M., Brossard J., Vasiliev A. Cylindrical detonations in methane-oxygen-nitrogen
mixtures // Prog. Astronaut. Aeronaut. 1993. V. 153. P. 203–228.
18. Matignon C., Desbordes D., Presles H.N. Influence of the initial temperature on the
detonability of CH4/H2/O2/N2 mixtures // Proceedings of 20th International Colloquium
on the Dynamics of Explosions and Reactive Systems, McGill University, Montreal, Canada.
2005. Paper. 64.
19. Reynolds W.C. Stanjan Chemical Equilibrium Solver. Palo Alto, California : Department
of Mechanical Engineering, Stanford University, 1987.

References
1. Kirillov N.G. Status of the fuel and energy industry in Russia and energy saving path of
evolution energy. Power and Industry of Russia. 2002. N 1. P. 6–7. (in Russian).
2. Eliseev V.G., Kunis I.D Environmental aspects of the use of liquid natural gas as an
alternative fuel. Conversion in mechanical engineering. 2001. N 2. P. 21–23. (in Russian).
3. Staskevich N.L., Vigdorchik D.Ya. Handbook of liquefied petroleum gases. Leningrad:
Nedra, Leningrad Branch, 1986. (in Russian).
4. Peraldi O., Knystautas R., Lee J. Criteria for transition to detonation in tubes. 19th
Symposium (International) on Combustion, The Combustion Institute. 1986. P. 1629–1637.
5. Knystautas R., Lee J.H., Guirao C.M. The critical tube diameter for detonation failure in
hydrocarbon-air mixtures. Combustion and Flame. 1982. V. 48, N 1. P. 63–83.
6. Knystautas R., Guirao C., Lee J.H., Sulmistras A. Measurement of cell size in
hydrocarbonair mixtures and predictions of critical tube diameter, critical initiation energy,
and detonability limits. Prog. Astronaut. Aeronaut. 1984. V. 94. P. 23–37.
7. Kuznetsov M.S., Alekseev V.I., Bezmelnitsyn A.V., Breitung W., Dorofeev S.B., Matsukov
I.D., Veser A., and Yankin Yu.G. Effect of obstacle geometry on behavior of turbulent
flames. Preprint IAE-6137/3. M.: RRC «Kurchatov Institute», 1999.
8. Dorofeev S.B., Sidorov V.P., Kuznetsov M.S., Matsukov I.D., Alekseev V.I. Effect of scale
on the onset of detonations. Shock Waves. 2000. V. 10, N 2. P. 137–149.
9. Semenov I.V., Utkin P.S., Markov V.V., Frolov S.M., Aksenov V.S. Numerical and
experimental investigation of detonation initiation in profiled tubes. Combustion Science
and Technology. 2010. V. 182, N 11. P. 1735–1746.
10. Ivanov V.S., Frolov S.M. Mathematical modeling of flame spread in plain tubes and in
tubes with regular hindrances. Fire and Explosion Safety. 2010. V. 19, N 1. P. 14–19. (in
Russian).
11. Kuznetsov M., Ciccarelli G., Dorofeev S., Alekseev V., Yankin Yu., Kim T.H. DDT in
Methane-Air Mixtures. Shock Waves. 2002. V. 12, N 3. P. 215–220.
12. Kuznetsov M., Alekseev V., Yankin Yu., Dorofeev S. Slow and Fast Deflagrations in
Hydrocarbon-Air Mixtures. Combustion Science and Technology. 2002. V. 174, N 5–6.
P. 157–172.
13. Kuznetsov M., Alekseev V., Yankin Yu., Matsukov I., Rohatgi U., Jo J., Kim T. Effect of
pressure and temperature on flame acceleration and DDT limits for methane-air mixtures.
Proceedings European Combustion Meeting (ECM2005), Louvain-la-Neuve, Belgium. 2005.
P. 208.
116 Физика ТРУДЫ МФТИ. 2019. Том 11, № 1

14. Kuznetsov M., Alekseev V., Matsukov I., Kim Т.H. Ignition, flame acceleration and
detonations of methane air mixtures at different pressures and temperatures. Proceedings
of 8th ISHPMIE, Jokohama, Japan. 2010. paper N ISH-118.
15. Peters N., Williams F.A. The asymptotic structure of stoichiometric methane-air flames.
Combustion and Flame. 1987. V. 68, N 2. P. 185–207.
16. Andrews G.E., Bradley D. The burning velocity of methane-air mixtures. Combustion and
Flame. 1972. V. 19, N 2. P. 275–288.
17. Aminallah M., Brossard J., Vasiliev A. Cylindrical detonations in methane-oxygen-nitrogen
mixtures. Prog. Astronaut. Aeronaut. 1993. V. 153. P. 203–228.
18. Matignon C., Desbordes D., Presles H.N. Influence of the initial temperature on the
detonability of CH4/H2/O2/N2 mixtures. Proceedings of 20th International Colloquium on
the Dynamics of Explosions and Reactive Systems, McGill University, Montreal, Canada.
2005. Paper. 64.
19. Reynolds W.C. Stanjan Chemical Equilibrium Solver. Palo Alto, California : Department
of Mechanical Engineering, Stanford University, 1987.

Поступила в редакцию 29.01.2019