Вы находитесь на странице: 1из 4

!

1
Стена

С. 63 (1)
<…> очарование черно-белых снимков по всей видимости кроется в
возможности цвета, точнее, чистой возможности изображения быть постоянно
иным <…>

С. 64 (2)
<…> На фотографии Robert'a Doisneau стена и две фигуры.

С. 65 (3)
Стена здесь как будто воплощает собой инертную и непреодолимую
материальность.

С. 65 (4)
Стена непроницаема, но в ней заключен парадокс.

С. 65 (5)
Являя себя взору, она полностью блокирует зрение.

С. 65 (6)
Один из детей прижал к стене ухо; отказавшись от зрения, он ощущает стену
лицом и слышит ее внутренние вибрации.

С. 65 (7)
Девочка же рисует на ней что-то, и мел, который она держит в руке, совпадает с
контуром ее тени. В каком-то смысле тут воспроизведен миф о рождении
живописи из фиксации контуров тени на стене, рассказанный еще Плинием <…
>

С. 65 (8)
<…> Альберти писал: «Так как живопись уже является цветком любого
искусства, история Нарцисса более чем уместна. Чем еще можно назвать
живопись, как не сходством, искусно подражающим тому, что являет себя на
поверхности воды в источнике? <…>

С. 65 (9)
Источник живописи оказывается амбивалентным — стена или зеркало: две
поверхности, принципиально разные по своим свойствам.

С. 65 (10)

Стена абсорбирует лучи света, а зеркало отражает <…>
!2
С. 66 (11)
У Драгомощенко в описании фотографии Дуано стена странным образом
комбинируется с зеркалом, как у Альберти.

С. 66 (12)
На стене видны линии, проведенные мелом, но разглядеть, что они изображают,
практически невозможно.

С. 67 (13)
Когда мел движется по стене, линия, которую он проводит, должна отделить
фигуру от фона или, вернее, превратить стену в фон, из которого должна
вступить фигура.

С. 67 (14)
Превращение фигуры в фон <…> означает «уничтожение» стены, выведение из
ее поля зрения. Сартр называл это <…> «ничтожением».

С. 67 (15)
Сартр так описывает этот процесс: «Нужно заметить, что в восприятии форма
всегда образуется на каком-то фоне. Никакой объект, никакая группа объектов
не предназначены специально для того, чтобы стать фоном и формой: все
зависит от направления моего внимания.

С. 69 (16)
Пятно на стене отличается от фигуры тем, что содержит в себе потенциально
неисчислимое множество изображений.

С. 69 (17)
И эти изображения существуют не в нашем воображении, а в реальных
очертаниях пятен, в их хаосе.

С. 69 (18)
Вот почему можно сказать, что стена является виртуальностью изображений.

С. 69 (19)
Когда стена как фон придвигается к нашим глазам, к нам приближается
множество уже заключенных в реальности возможностей, которые можно
разглядеть в этом фоне, возможностей, которые ждут своей индивидуации и
детерминации.

С. 70 (20)
Но что значит созерцать виртуальность? <…> это странное состояние
эквивалентно слепоте. <…> «потенциальность всегда развивается в момент
слепоты» <…>
!3
С. 70 (21)
Девочка, приложившая мел к стене на фотографии Дуано, еще стоит перед
чистой виртуальностью, то есть еще слепа к тому, что содержится в стене как в
фоне. <…> девочка <…> обводит то, что само по себе выступает из стены.

С. 73 (22)
Стена — это воплощение сокрытия, которое неизменно обнаруживает само
себя.

Ямпольский М.Б.
Из хаоса (Драгомощенко: поэзия, фотография, философия), — СПб.: Сеанс,
2015. — 280 с. — илл.
!4