Вы находитесь на странице: 1из 17

Восприятие в процессе обучения

художественного образа лирических пьес


Эдварда Грига через поэтическое слово,
иллюстративный материал и комментарии к
пьесам

Работу выполнила
Молодых Наталья Витальевна

МБОУ ДОД ДМШ№1 г. Белгород

Предисловие
Важной задачей педагога-музыканта является не только
организовать игровой аппарат учащегося для преодоления
технических трудностей, но и расширить кругозор ученика, развить
духовно, обогатить его внутренний мир знаниями.
Ученик должен понимать суть и образ исполняемого произведения,
осмыслить его. Индивидуальный урок с юными пианистами может
быть обогащен, помимо комментариев к пьесам стихами,
иллюстрациями художников и т.д. Это будет залогом лучшего
понимания, глубокого осмысления художественного образа
григовских пьес, их настроя и глубинного смысла.
В настоящей работе соединены комментарии к пьесам с поэтическими
строчками русских поэтов, стихотворения которых удивительно
созвучны с лучезарной и светлой музыкой Э.Грига.
(поскольку норвежской поэзии в переводе на русский язык не
существует).
Дополнительный иллюстративный материал должен помочь
восприятию каждой пьесы. Великие примеры такого единения
искусств у нас есть. Достаточно вспомнить Декабрьские вечера
Святослава Рихтера в музее им. Пушкина, или вспомнить Генриха
Густавовича Нейгауза, цитирующего на своих уроках поэтические
строчки лучших поэтов.
Бабочка

Ты прав. Одним воздушным очертаньем


Я так мила.
Весь бархат мой с его живым миганьем –
Лишь два крыла.

Не спрашивай: откуда появилась,


Куда спешу?
Здесь на цветок я легкий опустилась,
И вот – дышу.

Надолго ли, без цели, без усилья,


Дышать хочу?
Вот, вот сейчас, сверкнув, раскину крылья
И улечу.

(1884) А.Фет

«Бабочка» (Третья тетрадь, ор. 43)

«Бабочка» - первая пьеса цикла отмечена изысканной грацией


ритмики и мелодического рисунка. «Бабочка» - одно из любимых
произведений в концертных программах Грига, сохранившееся в
механических записях. Композитор играл ее с неподражаемой
легкостью, изяществом, подчеркивая посредством тончайшего
rubato капризный, «полетный» характер этой миниатюры. По
замечанию Б.В.Асафьева, «исполнение ее Григом очень
приближалось к тончайшей манере интонирования своих
миниатюр Скрябиным». В гармоническом отношении «Бабочка» -
один из лучших образцов утонченного хроматического стиля
Грига.
Там небеса и воды ясны!
Там песни птичек сладкогласны!
О Родина! Все дни твои прекрасны!
Где б ни был я, но все с тобой
Душой.

Ты помнишь ли наш пруд спокойный,


И тень от ив в час полдня знойный,
И над водой от стада гул
нестройный,
И в лоне вод, как сквозь стекло,
Село?

Там на заре пичужка пела;


Даль озарялась и светлела;
Туда, туда душа моя летела:
Казалось сердцу и очам –
Все там!..

В.А.Жуковский

«На родине» (ор.43 №3)


«На родине» - небольшая лирическая пьеса, где Григ
выразительно воссоздает хрустально-чистый, нежный колорит
северного пейзажа путем использования высокого регистра,
светлой тональности фа-диез мажор, прозрачной фактуры.
Мелодия, в духе норвежской народной песни, складывается из
гибко-изменчивых вариантов первоначальной попевки. Все в этой
пьесе дышит очарованием пробуждающейся природы. Эскиз ее
Григ набросал в письме к Бейеру, своему другу, сопровождая
небольшой музыкальный фрагмент характерным поэтическим
пояснением: «Если бы окрестности Тролльхаугена и Носсета были
более грандиозными, то иным был бы и тон моей музыки. Но я
рад видеть их такими, какими они есть. И это спокойное
радостное чувство, что все осталось таким же как было, вылилось
у меня в звуки».
Сад весь в цвету,
Вечер в огне,
Так освежительно-радостно мне!

Вот я стою,
Вот я иду,
Словно таинственной речи я жду.

Эта заря,
Эта весна
Так непостижна, зато так ясна!

Счастья ли полн,
Плачу ли я,
Ты – благодатная тайна моя.

(1884) А.Фет

«Весной» (ор.43 №6)

«Весной» - приподнято-ликующая пьеса, в которой лирическая


настроенность сочетается с тонкостью живописного изображения.
Одним из важных средств выразительности служит здесь удачно
найденная трепетно-звенящая инструментальная фактура
(репетиции аккомпанирующих аккордов в светлом и звонком
регистре, на фоне которых развертывается распевная, свободно
ритмованная мелодия), создающая впечатление воздуха, света,
простора. Не прибегая к сложным техническим приемам, Григ
добивается новых и свежих, впечатляющих звуковых эффектов.
В этом – одна из причин огромной популярности григовской
пьесы, которая вошла в число самых любимых и широко
известных фортепианных пьес композитора.
Слыхали ль вы за рощей глас ночной
Певца любви, певца своей печали?
Когда поля в час утренний молчали,
Свирели звук унылый и простой
Слыхали ль вы?

Встречали ль вы в пустынной тьме


лесной
Певца любви, певца своей печали?
Следы ли слез, улыбку ль замечали,
Иль тихий взор, исполненный тоской,
Встречали ль вы?

Вздохнули ль вы, внимая тихий глас


Певца любви, певца своей печали?
Когда в лесах вы юношу видали,
Встречая взор его потухших глаз,
Вздохнули ль вы?

А.С.Пушкин

Норвегия особенно славится глубоко поэтичными пастушескими


мелодиями, песнями «горных призывов». Свободно развертываю-
щиеся в своем прихотливом ритмическом движении, напоенные
ощущением воздуха, света, они словно рождены суровой красотой
северной горной природы. Это – песни-зовы, песни-кличи,
которыми пастухи сзывают стада или перекликаются между собой
на высоких горных пастбищах. Они исполняются либо голосом,
либо на духовых инструментах: пастушеском рожке, роге,
свирели. Мелодия развертывается свободно отличается широтой
дыхания и причудливой орнаментикой. Григ особенно любил эти
пастушеские напевы.
«Мальчик-пастух» (ор.54 №1)
Задумчивая элегия пьесы переносит нас в горы Норвегии.
Свободно, широко развертывается импровизационный свирель-
ный напев. Своеобразие ладового строя (народно-норвежский
хроматизированный минорный лад с повышенной четвертой
ступенью) придает этой мелодии особую остроту и напряженность
лирической экспрессии. Богато орнаментирован-
ная, насыщенная «тристановскими» хроматизмами, она приобре-
тает оттенок томления: в ней слышатся типично григовские
интонации скорби, медлительного угасания. Это меланхолическая
картина северной природы, мечтательная элегия-пастораль.
Когда луна сверкнет во мгле ночной
Своим серпом, блистательным и нежным,
Моя душа стремится в мир иной,
Пленяясь всем далеким, всем безбрежным.

К лесам, к горам, к вершинам белоснежным


Я мчусь в мечтах, как будто дух больной,
Я бодрствую над миром безмятежным,
И сладко плачу, и дышу – луной.

Впиваю это бледное сиянье,


Как эльф качаюсь в сетке из лучей,
Я слушаю, как говорит молчанье.

Людей родных мне далеко страданье,


Чужда мне вся Земля с борьбой своей,
Я – облачко, я – ветерка дыханье.

К.Бальмонт

Ноктюрн – в переводе с французского – ночной. Лирическая


пьеса мечтательного или элегического характера.
«Ноктюрн» (ор.54 №4)
В спокойном мажорном «Ноктюрне» восторженное созерцание
красоты неотразимо чарует, завораживает слух.
Классически-стройный по форме, «Ноктюрн» Грига поражает
гармоническим соответствием всех элементов музыкальной
речи. Не знаешь, что более впечатляет: выразительность ли
плавно парящей мелодии или волшебное очарование
медлительно нисходящих гармоний; ритмическая свобода
дыхания или живописность фортепианной фактуры, с ее
мерцающими переливами звонко-серебристых тремоло и
трелей, таинственными отзвуками лесных шорохов и
перекличкой птичьих голосов. Все здесь подчинено задаче
создания неподвижного, как бы застывшего образа. Статика
прекрасных созвучий господствует в импрессионистически-
тонком лунном пейзаже: ночь светла и спокойна.
Гангар – старинный парный танец в неторопливом, разме-
ренном движении ( gang –ход, шаг). Его отличительные черты:
размер 6/8, спокойный темп, светлый,торжественный колорит,
хорошо отвечающий самой природе этого величавого
«церемониального» танца. Гангар танцуют парами. Этому
танцу присущи черты спокойной торжественности, чинности,
важности.
«Гангар» (ор.54 №2) – здоровая, терпкая музыка крестьян-
ского танца-шествия, с упругой синкопированной ритмикой,
колоритными ритмическими жесткостями (звонкие септимы на
сильных долях такта), с ясной диатоникой. В пьесе
полнокровное, сочное, глубоко реалистическое воплощение
народной тематики. Как и в других народных танцах,
композитор, рисуя картину приближающегося шествия,
применяет здесь вариационную форму с последовательным
динамическим нарастанием.
«Шествие гномов» (ор.54 №3) – продолжает традицию
таинственных, фантастических сцен «Пера Гюнта». Однако
Григ вкладывает в эту миниатюру оттенок тонкого, лукавого
юмора, которого нет и не может быть в характеристике
мрачного подземного царства ибсеновского «горного короля».
Здесь маленькие гномы – забавные уродцы – уже не
напоминают злобных «духов тьмы». В таинственное
волшебное царство проникает луч света: простой народный
напев мажорного трио, журчащие пассажи, подобные струйкам
ручейка, говорят об окружающей сказочных героев природе –
вполне реальной, танцующе-светлой и прекрасной
Присущий Григу дар поэтической фантазии блистательно
проявился в его знаменитой фантастической картинке
«Кобольд» (ор.71 №3) (точнее – «Маленький тролль»).
Стремительность темпа, контрастность динамики (преобладающее
pianissimo с проблесками внезапного forte) и тонкая игра
гармонических красок создают впечатление сказочной
таинственности. В момент кульминации Григ применяет
великолепный эффект неожиданно вторгающегося «чуждого»
звука, находящегося в тритоновом отношении к ясной гармонии
ми-мажорного трезвучия. Тонкое чувство юмора, красочность
гармонического письма и ювелирная отшлифованность каждой
детали позволяют сравнить миниатюры Грига с творениями
другого замечательного северного «сказочника» - Лядова.
Григовский шаловливый кобольд – образ,
во многом родственный лядовской «Кикиморе», его волшебным
«уродцам». И это неудивительно: очарование сказочной
фантастики у Грига, как и у Лядова, заключается прежде всего
в способности глубоко «вживаться» в сущность народных
представлений. У обоих композиторов народная сказочность
становится неотъемлемой частью их собственного
художественного восприятия.
Своеобразнейшим из норвежских
танцев является Халлинг – сольный
мужской танец, в котором соревнуются
самые искусные танцоры. Халлинг –
демонстрация силы, ловкости и
проворства. Исполнение этого танца не
подчинено строгой системе, движения
импровизационны, но требуют
виртуозного, почти акробатического
мастерства. (Сильные прыжки, во
время которых танцующий нередко ударяет ногой в потолок).
Стремительное вращение на одной ноге, своеобразные «пируэты» и
перевертывания в воздухе – типичные приемы халлинга. Иногда
танец переходит в импровизированную сценку, когда танцор,
подпрыгивая до потолка, подбрасывает ногой шляпу, которую
держит перед ним на шесте девушка, стоящая на стуле. Музыка
халлингов, развертывающаяся в размере 2/4, отличается
ритмическим разнообразием и богатством. Характер ее чаще всего
мужественно-суровый; ритм острый, упругий, с частыми синкопами.
Однако далеко не все халлинги относятся к этому типу.
Иные из них носят светлый, радостный характер, иные исполнены
юмора или своеобразной грации. Некоторые из григовских
халлингов меняют традиционное представление об этом танце, как о
грубоватой деревенской пляске – настолько изящны, даже
изысканны они по своему складу.
«В пещере горного короля» (из сюиты «Пер Гюнт»)
Это не только сказочная картинка. Это целый мир суровой и
неприступной природы, таящей в себе могучую и страшную силу,
-мир, о котором говорит Ибсен в одном из своих стихотворений:
« Верил я , сходя впервые
В недра мрачные земные:
Духи тьмы там, в глубине,
Тайну тайн откроют мне».
Мрачное шествие «духов тьмы», подобно надвигающейся лавине,
развертывается в музыке Грига. Маршеобразная тема народного
характера разрабатывается в форме вариаций, трактованной очень
своеобразно. Оркестровая картина «В пещере горного короля» -
быть может, самый яркий пример григовских вариаций на
неизменную тему. Григовские вариации трактованы как форма
динамических вариаций, с мощным нарастанием к концу.
Эффект постепенного нарастания создается как усилением
динамики (от «pp» до «ff»), так и ускорением темпа, а главное –
последовательным «напластованием» тембров и сгущением
красок оркестра. Этим достигается поистине страшное
впечатление надвигающейся «злой силы», готовой все сокрушить
на своем пути.
«Песня Сольвейг» из сюиты «Пер Гюнт»
« Весна пусть пройдет, и зима пусть придет,
Увянут все цветы, снегом их занесет.
Но ты придешь ко мне, верю я, верю я,
Милый мой друг…»
«Песня Сольвейг» - одно из самых совершенных творений Грига,
сохранившее всю первозданную свежесть народных напевов. Но
эти народные черты непосредственности, обаятельной скромности
и чистоты здесь переданы с особым, по-григовски утонченным
артистизмом. В григовской песне Сольвейг есть и
непринужденность народных напевов, и элегическая, щемящая
сердце грусть, и хрупкая женственная грация, особенно
пленительная в оживленном танцевальном припеве.
Утонченное изящество гармонизации сразу же выдает «почерк»
Грига. Композитор подчеркивает гибкую ладовую переменность
напева, окрашивает его мягкими, словно мерцающими
гармониями переменных ладов (мажоро-минор параллельный и
одноименный, соотношения a-moll и C-dur, a-moll и A-dur).
Двойственный ладотональный колорит ощущается уже в кратком
вступлении к песне, где основная тональность a-moll лишь
постепенно проясняется после утверждения аккорда мажорной
доминанты. Типично и сочетание простой диатоники с
утонченной хроматикой. В нисходящих секвенциях мелодии
Сольвейг слышатся характерные григовские скорбно-элегические
обороты.
«Смерть Озе» из сюиты «Пер Гюнт»
Великим поэтом-лириком предстает композитор и в «Смерти Озе»
(Озе – мать Пера Гюнта). Маленькая симфоническая прелюдия
поражает возвышенной, строгой красотой. Она проста, как
народная песнь, немногословна, как поэтическая эпитафия. Чистота
линий, сжатость масштабов, сдержанность в применении
оркестровых средств не допускают здесь мелодраматического
«нажима», излишней чувствительности. Но сколько искренней и
сердечной скорби в теплом звучании струнных, в плавном
движении поющих голосов! Сила экспрессии этого траурного
Andante doloroso заключена в самих принципах композиции. Пьеса
написана в своеобразной двухчастной форме, где вторая часть
противопоставлена первой как антитеза. Восходящим квартовым
интонациям первой части отвечают тихие, замирающие «вздохи»
второй. Вопрос и ответ, подъем и спад, недолгое просветление и
медленное угасание – таков композиционный замысел пьесы Грига,
с гениальной проникновенностью выражающей трагизм уходящей
человеческой жизни.
«Танец Анитры» из сюиты «Пер Гюнт».
Анитра – дочь вождя бедуинов, к которым попадает Пер Гюнт,
странствуя по свету.
В «Танце Анитры» внешняя жанровость отступает на второй план
перед задачами тонкой и поэтичной характеристики.
Анитра у Грига – воплощение чарующей грации и красоты, ее
пляска легка и воздушна. Но это коварная красота. Гибкая,
вьющаяся тема танца Анитры сразу же приобретает характер
изменчивости, выразительно оттененный настойчивым
интонированием нисходящих хроматизмов в мелодии.
Григ добивается красочного разнообразия нюансов при самых
ограниченных средствах оркестра. Танец написан для небольшого
струнного состава оркестра с добавлением легкого, звенящего
тембра треугольника. Этим составом композитор пользуется с
редким мастерством, создает неожиданные комбинации и тонкие
эффекты.
Живописность «Танца Анитры» тем более привлекательна, что
композитор совсем не преследовал здесь этнографических задач.
Танец имеет обозначение «Tempo di mazurka», а интонационный и
гармонический склад музыки указывает скорее на норвежские
истоки. Но выразительность музыки Грига тем сильнее, чем больше
ощущается его собственная индивидуальность норвежца.
Заключение

Вырастить грамотного и культурного музыканта – задача серьезная.


Педагог не ограничен и свободен в выборе средств для достижения этой
цели. Он может черпать вдохновение из необъятного арсенала музыкального
и иных видов искусства. На смену 2014 году – году культуры – приходит год
2015 – год литературы. В рамках учебного процесса чтобы лучше, полнее
познакомиться с творчеством и личностью Эдварда Грига можно
порекомендовать учащимся следующую литературу:
Аркадий Мар: «Кобольды живут в Норвегии»
Константин Паустовский: «Корзина с еловыми шишками»
Использованная литература и иллюстративный материал:

1. О.Левашева «Эдвард Григ» очерк жизни и творчества.


2. Поэтические сборники русских поэтов: Фета, Бунина, Жуковского,
Пушкина и др.
3. Иллюстрации русских и зарубежных художников, фотографии.