Вы находитесь на странице: 1из 6

Доклад концертмейстера ДМШ №1

Молодых Натальи Витальевны

П.И.Чайковский « Времена года». Иллюстрации и


исполнительские комментарии к пьесам «Январь», «Февраль»,
«Март».

«Времена года» были написаны Чайковским по заказу. В декабре 1875 года


петербургский издатель Н.А. Бернар обратился к П.И. Чайковскому с
предложением написать 12 фортепианных пьес для ежемесячного нотного
приложения к музыкальному журналу «Нувеллист». Пьесы по содержанию
должны быть связаны с теми месяцами, для которых они предназначались.
Получив внушительный гонорар, Чайковский горячо принялся за работу.
Пьесы были опубликованы в №№1-12 «Нувеллиста» за 1876 год и затем изданы в
том же году издательством Бернара под общим названием «Времена года». Судя
по переписке Чайковского с Бернаром, заглавие, а впоследствии и эпиграфы пьес
были, очевидно, предложены композитору издателем. И против этой идеи
Чайковский не возражал. И мы сегодня воспринимаем эти стихотворные строки
как органичую поэтическую составляющую всего цикла.
Так возникло одно из поэтичнейших и популярнейших произведений, равного
которому мы вряд ли найдем в мировой фортепианной литературе.
«Времена года» Чайковского принадлежат к тем редким произведениям,
которые звучат и в домашнем кругу, и на концертной эстраде, утвердившись в
репертуаре пианистов. Эти пьесы известны во множестве транскрипций и
обработок для скрипки, виолончели, гитары, мандолины, оркестра.

Первая пьеса Январь. У камелька

Эпиграфом к пьесе являются четыре строчки из стихотворения А.Пушкина


«Мечтатель»

И мирной неги уголок


Ночь сумраком одела,
В камине гаснет огонек,
И свечка нагорела.

И эти строки музыкой Чайковского прекрасно озвучены.

Интересно сравнить эти строки со словами в сонете, который предваряет


концерт «Зима» в знаменитом цикле Вивальди «Времена года»:

Как сладко в уюте, тепле и тиши


От злой непогоды укрыться зимою.
Камина огонь, полусна миражи.
И души замерзшие полны покоя.
Пьеса написана в сложной 3-х частной форме с кодой. Схематически эту
форму можно выразить следующим образом А – В – А1 – Coda.
Музыка пьесы проникнута настроением покоя, умиротворенности и уюта,
интимности обстановки. Мелодию легко напеть, она покоится на мягком
аккомпанементе.
В средней части пьесы ( В, такты 29 – 61 ) возникает новая мысль. Ее можно
уподобить внезапно нахлынувшему воспоминанию. Музыка звучит с
романтическим подъемом, взволнованно. Невольно вспоминаются и другие
страницы Чайковского, например, из сцены письма Татьяны ( « Кто ты: мой ангел
ли хранитель…») или из арии Ленского ( « Что день грядущий мне готовит?»).
Мелодия пьесы пронизана вокальными – песенными и ариозными –
интонациями, что характерно для инструментальной, в частности, фортепианной
музыки Чайковского. Мелодию нужно декламировать на фортепиано так, будто
это вокальная фраза со словами. На это указывают тщательно выписанные
композитором штрихи.
Средняя часть пьесы ( такты 29 – 61) – эпизод. Он, в свою очередь, делится на
две части, каждая из которых завершается тактом паузы с ферматой. Исполнение
этого раздела пьесы допускает значительную ритмическую свободу: моменты
раздумья чередуются с эпизодами более решительного действия.
Начинается средняя часть пьесы с мотива, выражающего глубокий вздох.
Педаль в этом и аналогичном тактах можно использовать двояко: 1) одна на весь
такт ( вносит в звучание легкий импрессионистический оттенок); 2) взята на
первую четверть и снята с началом восьмушек в мелодии ( придает фразе ясности
и трогательную наивность).
В такте 30 при выполнении нюанса pianissimo в арпеджио и ремарки
leggierissimo педаль может быть одна на весь такт, и возможно использование
левой педали: должно быть впечатление легкого дуновения ветерка или
«рассеивающегося дыма».
В среднем разделе эмоциональный подьем приводит к кульминации ( т. 37-40,
54-59 ). Волнение проходит, мелодия постепенно освобождается от
аккомпанемента, движение замедляется и, наконец, совсем останавливается.
Реприза пьесы ( раздел А1, такты 63-103) дает исполнителю возможность
двоякой трактовки: мечты и воспоминания средней части улетучились, и мы, как
в начале пьесы, ощущаем себя «у камелька» - «здесь» и «сейчас», или – иначе –
образы средней части – это наша активная действительность, а реприза –
воспоминание о чем-то давно прошедшем.

Февраль. Масленица

Эпиграфом к пьесе взяты строки из стихотворения Князя П.Вяземского


«Масляница на чужой стороне».
Скоро масляницы бойкой
Закипит широкий пир.
Известно множество описаний Масленицы в художественной литературе и в
других источниках. К тому же этот праздник жив и в наше время, многие его
обряды исполняются до сих пор, не говоря уж об общей радостной атмосфере,
которая царит в дни Масленицы.
«Всюду весело, оживленно, всюду жизнь бьет ключом, так что перед глазами
наблюдателя промелькнет вся гамма человеческой души: смех, шутки, женские
слезы, поцелуи, бурная ссора, пьяные объятия, крупная брань, драка, светлый
хохот ребенка. Но все-таки в этой панораме крестьянской жизни преобладают
светлые тона: и слезы, и брань, и драка тонут в веселом смехе, в залихватской
песне, в бурных мотивах гармоники и в несмолкающем перезвоне бубенцов. Так
что общее впечатление получается веселое и жизнерадостное: вы видите, что вся
эта многолюдная деревенская улица поет, смеется, шутит, катается на санях»
( Максимов С. Из очерков народного быта. Крестьянские
календарные праздники (1903).
Классические живописные образы Масленицы достаточно известны – картины
В.Сурикова и Б.Кустодиева.
Приведенные описания Масленицы и картины русских художников дают
представление о размахе, с которым отмечали этот любимый праздник.
Фортепианная пьеса Чайковского передает настроение веселого праздника, но
делает это средствами камерной музыки. И в этом камерном звучании в музыке
слышатся характерные переборы гармоники, звон бубенцов русских троек, шум
толпы и пляска.
Пьеса написана в сложной трехчастной форме с кодой.
I часть: такты 1 – 84
II часть: такты 85 – 130
III часть: такты 131 – 158
Кода: такты 159 – 169

Если в крайних частях музыка радостная и приподнятая, настроение


возбужденное, то в средней части, контрастной крайним, появляется новый
элемент, новый поворот во всеобщем веселье.
С первых звуков пьесы ощущение праздника наполняет душу слушателя.
Простыми, но очень точными средствами Чайковский передает характерное
звучание гармоники: два удара аккордов в каждом из первых двух тактов и как бы
исторгаемый ими отзвук ( на слабую долю ) создают впечатление растягиваемых
и сжимаемых мехов инструмента. Восьмушки на «и» должны быть гораздо тише
аккордов на «раз» и «два». Четверти следует выдерживать должное время. Педаль
берется прямая на каждую четверть. Если соблюсти эти требования, впечатление
народного характера музыки будет очень ярким.
Вслед за этим мелодические переборы в верхнем регистре и ответ в нижнем.
Трудность представляет быстрая смена туше, требующее очень острых и чутких
пальцев. Такты 3 – 4 могут вообще исполняться без педали.
Затем эти такты повторяются. Так обрисованы два главных элемента. Именно они
разрабатываются всеми возможными способами. Воображение рисует не просто
игру на этом народном инструменте, но игру, сопровождающую удалую русскую
пляску. Начиная с 9 такта Чайковский вносит в пьесу множество акцентов. Часто
они приходятся на слабые доли тактов, что придает звучанию особый игривый
характер. Их надо обязательно выполнять как предписано, иначе пьеса станет
монотонной. Такты 23 – 26 и 81 – 84 должны прозвучать очень лихо. Стаккато
предписано Чайковским.
В середине первой части в круг как бы выходят солисты: на остро ритмически
организованные реплики кавалера в басу отвечает – не без лукавства – девушка.
Staccato в шестнадцатых предписано Чайковским.
Постепенно к солистам присоединяются все участники праздника, и первая
часть завершается общим ликованием. Все можно представить себе как
хореографическую сценку.
Средняя часть пьесы ( В ) явно рисует какой-то новый образ, быть может, это
театрализованное представление, что всегда было характерной особенностью
праздника. Профессор К.Игумнов, славившийся исполнением музыки
Чайковского, и «Времен года» в частности, говорил, что здесь « медведя водят».
Этот образ кажется здесь уместным. В музыке действительно ощущается что-то
массивное и неуклюжее. Композитор предусмотрительно указал L istesso tempo,
поскольку без такого предписания появился бы соблазн исполнять этот раздел
более сдержанно. И все же общее ощущение движения должно быть более
сдержанным, и начиная с 117 такта – «звона бубенцов» возможно постепенно
вернуться к первоначальному темпу пьесы.
Третья часть пьесы – реприза – сокращена.
И еще один яркий прием: музыка постепенно стихает, создавая ощущение, что
праздник уходит, образы удаляются… Тишина ( пауза с ферматой на весь такт ).
Казалось бы, это все. И вдруг – как шальная выходка – заключительная фраза на
самой яркой и громкой звучности ( fff ).

Март. Песнь жаворонка

Поле зыблется цветами,


В небе льются света волны
Вешних жаворонков пенья
Голубые бездны полны.

А. Майков

Эпиграфом служит первая строфа стихотворения А. Майкова, стихотворение


входит в цикл «На воле». Всего в стихотворении три строфы.
Приведем вторую и третью строфы:

Взор мой тонет в блеске полдня…


Не видать певцов за светом…
Так надежды молодые
Тешат сердце мне приветом…

И откуда раздаются
Голоса их, я не знаю…
Но, им внемля, взоры к небу,
Улыбаясь, обращаю.

1857.
Литературная программа пьесы, вероятно, больше подходит для более
позднего времени: в марте поле еще не «зыблется цветами». Русскую природу и
мартовское настроение замечательно запечатлел И. Левитан на своей картине,
которая так и называется – « Март» (1893).
В пьесе композитор передает настроение человека, погруженного в созерцание
природы. Звукоизобразительные элементы играют здесь второстепенную роль.
Прихода весны всегда ждут с нетерпением. «День сорока мучеников
Севастийских ( 9 марта [ ст. ст.]) носит на языке народа название « суроки», а
иногда « кулики». В этот день, по воззрению крестьян, прилетают из теплых
стран сорок птиц, и первая из них жаворонок. … Сурок с полным основанием
можно назвать детским праздником: еще накануне женщины месят из ржаной
муки тесто и пекут « жаворонков» ( в большинстве случаев с распростертыми
крылышками, как бы летящих, и с хохолками), а утром в день праздника раздают
их детям… [Дети] начинают что есть мочи кричать: « Жаворонки, прилетите,
студену зиму унесите, теплу весну принесите; зима нам надоела, весь хлеб у нас
поела» ( Максимов С. Из очерков народного быта. Крестьянские календарные
праздники ( 1903).
В пьесе Чайковский передает настроение ожидания весны. Нам передается его
радостное и трепетное волнение, стремление к солнцу, надежда на счастье,
упоение пробуждающейся природой, необычайное воодушевление и подъем духа,
которые в нем всегда вызывал приход весны. В письме к Н.Ф. фон Мекк
Чайковский писал: «… какое волшебство наша весна своею внезапностью, своею
роскошною силой! Как я люблю, когда по улицам потекут потоки тающего снега
и в воздухе чувствуется что-то живительное и бодрящее! С какой любовью
приветствуешь первую зеленую травку! Как радуешься прилету гостей, а за ними
жаворонков и других заморских летних гостей!».
Слушая эту пьесу, мы представляем себе картину ранней весны: еще не
ощущается радость пробуждения природы и в настроении преобладает скорее
меланхолия, краски звучания еще тусклые, неяркие. Два такта вступления
( только аккомпанемент ) создают именно такое настроение. Новое привносит
мелодия: от жаворонка в ней, быть может, мелодический узор из мелких нот в
самом начале мелодии.
Основная мелодия пьесы первый раз, естественно, звучит в верхнем голосе, но
тут же имитируется в нижнем, словно некий отзвук из леса, и затем опять в
верхнем – на сей раз уже с развитием, заключающим в себе не только вопрос
первой фразы, но и ответ.
Пьеса написана в простой трехчастной форме с кодой.
После настроения грусти, покоя первой части контраст оживленностью
музыки вносит средняя часть. Мелодическая линия смело взлетает вверх,
напоминая порывистый полет птиц. В мелодии появляются мотивы, ритмы,
форшлаги, напоминающие птичье щебетанье, ритм становится прихотливее
( появляются синкопы, еще более мелкие длительности ).
В репризе пьесы возвращается более спокойное состояние, движение
замедляется, утверждается основная тональность, соль минор: в басу дольше
удерживается тоника.
В пьесе много авторских указаний crescendo и diminuendo (« вилочек»).
Эти « вилочки» относятся к мелодии, причем и тогда, когда она в верхнем голосе,
и тогда, когда ее проводит нижний голос. Эта деталь весьма существенна:
аккомпанемент все время звучит piano и динамически не идет за каждым
изгибом мелодии, « песни жаворонка». Аккомпанемент стелется внизу («по
земле»), а птица то снижается, то воспаряет в небо.
В крайних частях украшение, выписанное тридцатьвторыми должно звучать
распевно и мелодично, тогда как в средней части мордент и форшлаги должны «
щелкнуть» как украшение.
Аккомпанемент, создающий ощущение покоя, не должен быть статичным, а
должен быть исполнен бережно и деликатно. Следует тщательно заботиться о
том, чтобы басовый голос и терции, плавно движущиеся над ним тембрально
различались и аккомпанемент не превратился бы в банальное « тик-так».

Литература:

1. Альбом «П.И.Чайковский». Составитель Г.Прибегина. М. «Музыка» 1984.


2. «Чайковский Петр Ильич. Времена года для фортепиано». Мастер – класс
Александра Майкапара. Челябинск, MPI., 2007.
3. «Круглый год». А.Ф.Некрылова., 1989.
4. Вл.Холодковский «Дом в Клину». Московский рабочий. 1962.