Вы находитесь на странице: 1из 45

Лекции по истории брачно-семейного права

Вопросы к экзамену:

33. История брачно - семейного права до - христианского периода.


34. Брачно - семейное право православной, католической и
протестантской церквей.
59. Брачно - семейное право западных государств (Франции, Германии,
Англии) периода секуляризации брака в конце XVIII - начале XX веков.
73. Изменения в брачно-семейном праве западных государств после
второй мировой войны.

Вопросы к экзамену с планом:

33. История брачно - семейного права до - христианского периода:


исторические формы семьи (нуклеарная (индивидуальная, малая),
полигамная – полигиния и полиандрия, расширенная (большая) семья),
функции семьи, потомство как цель брака в до - христианском праве, формы
брака (моногамия, полигамия – полигиния и полиандрия), условия
вступления в брак, родство и свойство, заключение (совершение) древнего
брака (похищение и покупка жены, религиозное освящение брака с
переходом невесты в дом жениха без покупки, светская форма установления
брака без покупки), приданое, обручение (помолвка), прекращение брака,
развод по инициативе мужа и жены, отношения между супругами в браке,
отношения между родителями и детьми, внебрачные дети, усыновление.
34. Брачно - семейное право православной, католической и
протестантской церквей: законодательство о браке, христианский брак как
Таинство, цели христианского брака, учение католической и протестантской
церквей о сущности и цели брака, история заключения (совершения) брака в
христианской Римской (Византийской) империи и в Западной Европе,
церковный брак по закону византийского императора Льва VI 893 г., в
католической и протестантской церкви, условия действительности брака,
препятствия к браку, достижение брачного возраста, физическая и
психическая способность к браку, отсутствие близкого родства и свойства
между будущими супругами, взаимное согласие вступающих в брак,
согласие родителей жениха и невесты на брак детей, свобода от брачных уз,
количество браков, отсутствие преступления, направленного против брака,
отсутствие духовного сана и монашества, целибат (безбрачие) католического
духовенства, единство религии будущих супругов, евангельское учение о
нерасторжимости брака, развод, развод по законам Византийской империи,
юридическая нерасторжимость брака по каноническому праву католической
церкви, развод у протестантов, отношения между супругами в браке,
отношения между родителями и детьми, незаконнорожденные (внебрачные)
дети.
59. Брачно - семейное право западных государств периода
секуляризации брака в конце XVIII - начале XX веков: законодательство
о браке, причины перехода к гражданскому браку, введение обязательного
гражданского брака во Франции (1792 г.), установление факультативного
гражданского брака в Англии (1836 г.), три вида гражданского брака
(гражданский брак по необходимости – Нидерланды, Австрия), обязательный
гражданский брак – Франция, Италия, Германия, факультативный
гражданский брак – Англия, США), условия вступления в брак, сокращение
препятствий к вступлению в брак во Французском гражданском кодексе 1804
г. и Германском гражданском уложении 1900 г., широкая свобода развода по
французскому революционному законодательству 1792 г. и развод как
крайняя мера и как санкция за виновное поведение супруга по Французскому
гражданскому кодексу 1804 г., развод по английскому законодательству,
широкая свобода развода по Прусскому земскому уложению 1794 г., развод
как крайняя мера и как санкция за виновное поведение супруга по
Германскому гражданскому уложению 1900 г., отношения между супругами
в браке во Французском гражданском кодексе 1804 г. и Германском
гражданском уложении 1900 г., ограничение правоспособности замужней
женщины, попытки гражданского законодательства расширить права
замужней женщины, отношения между супругами в английском
законодательстве, отношения между родителями и детьми во Французском
гражданском кодексе 1804 г. и Германском гражданском уложении 1900 г.,
внебрачные дети во Французском гражданском кодексе 1804 г. и Германском
гражданском уложении 1900 г.
73. Изменения в брачно-семейном праве западных государств после
второй мировой войны: сокращение количества препятствий к браку и
упрощение порядка его заключения, расширение прав замужней женщины,
уравнение прав мужа и жены, расширение свободы развода, смягчение
родительской власти, улучшение правового положения внебрачных детей,
вспомогательные репродуктивные технологии и права на ребёнка:
искусственное оплодотворение и суррогатное материнство,
зарегистрированное однополое партнёрство.

Понятие брачно-семейного права

Брачно-семейное право есть совокупность норм права, регулирующих отношения членов семьи. Семья
представляет собой сложный союз супругов между собой и родителей с детьми, подчиняющийся нормам брачно-
семейного права. Семья возникает из союза мужа и жены. Отсюда институт брака (форма брака, условия вступления в
брак, прекращение брака) и соединенных с ним отношений (личных и имущественных) между супругами. Брак в
юридическом смысле есть соединение мужчины и женщины, получившее юридический характер. Вступая в брак,
супруги подчиняются установленным правом условиям. Брак порождает для них взаимные права и обязанности.
От брака рождаются дети. Отсюда правоотношения между родителями и детьми. Потребность иметь детей, по
природе неудовлетворенная, находит себе удовлетворение в усыновлении. Отсюда институт усыновления и
возникающие из него правоотношения. Потребность детей в содержании и воспитании, по природе не удовлетворяемая,
когда нет налицо родителей, находит себе удовлетворение в опекунском надзоре. Отсюда институт опеки и
возникающих из нее правоотношений.
Лекция № 1. История брачно - семейного права до -
христианского периода
Вопрос о происхождении и развитии семьи весьма сложный и дискуссионный. Одни авторы выдвигают
гипотезу первоначального существования беспорядочных половых отношений (промискуитета) и группового брака,
хотя и оговариваются, что существование беспорядочных отношений полов предполагается для самой ранней эпохи
существования человечества - периода стадного состояния, при котором родство не сознавалось. Между тем как другие
считают, что первобытный человек жил либо полигамией (многобрачие), либо моногамией (единобрачие).
Это несогласие ученых по самым основным вопросам о происхождении семьи - лучшее доказательство того,
что к выводам их надо относиться с большой осторожностью. Поэтому, опираясь на свидетельства древнего права и
древних писателей о семье вавилонян, египтян, индусов, евреев, китайцев, греков, римлян, германцев, славян мы будем
рассматривать историю брачно - семейного права до-христианского периода с патриархальной семьи, основанной на
подчинении членов семьи власти отца (домовладыки).

Периодизация истории брачно - семейного права

Историю брачно-семейного права целесообразно рассматривать не только по отдельным государствам,


народам, но и в качестве отрасли права. Универсальная периодизация истории брачно - семейного права для всех
народов, государств невозможна. На развитие брачно - семейного права большое влияние оказала религия. Ни одна
религия не относится безразлично к браку. Брак у культурного народа рассматривается как союз религиозный,
подчиняющийся правилам религии. У христианских народов на развитие брачно - семейного права оказала
христианская религия, для которой семья всегда была предметом особых забот и попечения.
Для христианских народов возможна следующая периодизация истории брачно - семейного права. История
брачно - семейного права христианских народов европейской цивилизации может быть разделена на следующие
периоды:
1. Брачно - семейное право до - христианского периода.
2. Брачно - семейное право христианского периода - брачно семейное право католической, православной и
протестантской церквей.
3. Брачно - семейное право периода секуляризации брака, подчинения его гражданскому закону и перехода к
гражданскому браку после французской революции конца XVIII в.
4. Брачно - семейное право в 1917-1945 годах.
5. Брачно-семейное право после второй мировой войны, которое с середины XX века переживает так
называемую сексуальную революцию.

Исторические формы семьи

Семья всегда предшествует государству и с возникновением государства семья составляла основную ячейку
общества. Истории известны три формы семьи:
1. Малая (или нуклеарная, индивидуальная) семья, состоящая из живущих отдельно от родителей и
находящихся в браке и мужчины и женщины (отца и матери), а также их детей.
2. Полигамная семья есть многобрачие в форме полигинии (брак одного мужчины с двумя или более
женщинами) и полиандрии (брак одной женщины с двумя или более мужчинами).
3. Расширенная (или большая) семья, состоящая из двух или более малых семей, из нескольких поколений,
когда малая семья взрослого сына присоединяется к подобной же семье его родителей. Типичным примером
расширенной семьи является патриархальная семья, которая включала в себя пожилого мужчину, его жену или жен,
неженатых (незамужних) детей, его женатых сыновей, а также жен и детей последних. Обычно три поколения,
включающие малые семьи отца и сыновей, жили под одной крышей - обычно 20 человек, но численность такой семьи
могла доходить и до 100 человек.
Преобладающей формой семьи исторически является малая семья.

Функции семьи

Семья выполняла важные социальные функции:


1. Рождение детей, продолжение человеческого рода, удовлетворение половых (сексуальных) потребностей.
2. Хозяйственная (экономическая) кооперация, основанная на разделении труда между мужчиной и женщиной.
Мужчина, обладающий большей физической силой, может лучше справиться с задачами, требующими больших усилий,
такими, как рубка леса, добыча полезных ископаемых, ломка камня, расчистка земли, строительство дома. Не
отягощённый подобно женщине физиологическим бременем месячных, беременности и кормления грудью, он может
также легче выполнить задачи, связанные со значительным отдалением от постоянного местожительства: охота, рыбная
ловля, пастушество, участие в торговых экспедициях. Женщина, однако, не испытывает проблем с выполнением задач,
требующих меньших усилий и исполняемых внутри дома или рядом с ним. Она занимается собирательством
растительной пищи, доставкой в дом воды, приготовлением пищи, изготовлением одежды и предметов обихода. В
аграрном обществе семья являлась основной производственной ячейкой общества.
Такое разделение труда по половому признаку объясняется врождёнными физиологическими различиями
между мужчиной и женщиной. Природа поручила женщине, а не мужчине образование зародыша, зачатие,
беременность и рождение детей. Женщина, даже не будучи женой и матерью, рождается, живет и умирает с
организацией, предназначенной для материнства. Поэтому роль женщины, это, прежде всего, роль супруги и матери.
Преимущественное направление её деятельности - это служение в семье: многочисленные дети (в аграрном обществе -
трое детей - это норма, многодетность - это пятеро и более детей), муж, домашнее хозяйство. Служение мужчины
преимущественно вне семьи. Именно мужчины по общему правилу осуществляют военную, управленческую,
религиозную деятельность, являются воинами, судьями, управленцами, жрецами, священниками.
3. Содержание, уход за детьми, трудовое и религиозно-нравственное воспитание подрастающего поколения,
усвоение ими знаний и умений традиционной культуры. Они с детства обучаются тому, что должны знать мужчина и
женщина. В аграрном обществе большое количество детей является фактором экономического преуспеяния семьи.
Мальчики - это будущие мужчины, которые, вступив в брак, будут иметь право на земельный надел. Девочки - это
будущие невесты, позволяющие поддерживать широкие связи за счёт породнения с другими семьями. Дети с раннего
возраста уже с шести-семи лет постепенно приобщались к сельскохозяйственным рабатам ремеслу, что существенно
облегчает жизнь родителей. Более того, выросшие дети оказывают родителям хозяйственную помощь, поддержку в
старости при отсутствии гарантированных государственных пенсий.
4. Расширение социальных связей путем формирования широкой сети родственников и свойственников
(родственников супругов). Посредством брака стремились расширить свои родственные связи и иметь много
родственников.
5. Семья часто становится центром отправления религиозных культов, где отец выступал в качестве семейного
жреца. Семья была неразрывно связана с культом предков, которые считались божествами - покровителями семьи,
оказывали живущим необходимую помощь: посылали хороший урожай, приплод скота, рождение сыновей, рост
богатства. Однако мертвые нуждались в пище и если живые переставали приносить им пищу в качестве жертвы, то они
испытывали муки голода, становились враждебными им, насылали на них всевозможные беды. Этим устанавливалась
особенно прочная связь между всеми поколениями семьи.
6. При слабости государственной власти семья выступала как целостное и независимое малое государство и
выполняла некоторые государственные функции. Государственными функциями семьи являлись: обеспечение
безопасности членов семьи, право и обязанность кровной мести, взыскание и уплата частных композиций - выкупов,
соприсяжничество.

Потомство как цель брака в до - христианском праве

Почти все дохристианское человечество и древнее право видело главную цель брака в потомстве, в рождении и
воспитании детей. Это воззрение характерно для древнеиндийского, древнееврейского, древнекитайского,
древнегреческого, древнеримского и древнегерманского права. У древних евреев рождение детей являлось религиозной
обязанностью, исходя из заповеди Божией: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею» (Бытие,
гл. 1, ст. 28). Не женившийся считался у евреев виновным в человекоубийстве.
Целью древнекитайского брака было появление сыновей, продолжающих род и совершающих поклонение
умершим предкам. Отсутствие потомства рассматривалось по учению Конфуция как проявление сыновней
непочтительности, наиболее тяжким из других видов непочтения к родителям. Грек, по словам афинского оратора
Демосфена, вступал в брак, чтобы иметь законных детей: «Мы женимся, чтобы иметь законных детей и верного сторожа
нашего домашнего имущества». «Гетер мы заводим ради наслаждения, наложниц — ради ежедневных телесных
потребностей, тогда как жен мы берем для того, чтобы иметь от них законных детей, а также для того, чтобы иметь в
доме верного стража своего имущества» (Демосфен, LIX. 122). Из этого сообщения видно, что афинянин мог
обзавестись помимо законной жены еще и рабыней-наложницей. Гетеры были женщинами легкого поведения, но греки
искали в общении с ними не столько чисто сексуальных утех, а скорее интеллектуального удовольствия. Такой же
взгляд на брак существовал и у римлян. Брак у римлян назывался matrimonium (матримониум), то есть matris munus
(буквально обязанность материнства) сущность брака указывает в материнстве. «Для рождения ли детей берёшь жену?»,
- спрашивал римский цензор заключившего брак гражданина и только после утвердительного ответа признавал его брак
как брак законный (matrimonium justum).
Семья в древности заменяла отсутствующее социальное обеспечение по болезни, инвалидности и старости.
Бездетные земледельцы и скотоводы в случае болезни, старости или смерти супруга могли совсем разориться. Поэтому
бездетность в древности означала величайшее несчастье не только для семьи, но и для общества. В это время была очень
высока детская смертность и не были редкостью неурожаи, голод, войны и эпидемии, которые уничтожали целые
народы.
Из этой цели брака (потомство) вытекала обязанность вступления в брак, развод в случае бесплодия жены,
допустимость многожёнства, внебрачного сожительства для мужчин, конкубинат и левират. Если цель брака - дети, а
дети нужны были для защиты отечества и продолжения культа предков, то брак являлся уже не делом свободы, а
религиозной и гражданской обязанностью, нарушение которой каралось законами. Следовательно, холостяк совершал
двойное преступление и по отношению к предкам, и по отношению к обществу. Как в древней Греции, так и в древнем
Риме существовали законы, наказывающие безбрачие. Последними из таких законов были законы императора Августа
(см. с. ). В Китае, по представлениям Конфуция, мужчина должен был жениться до 30 лет, а женщина должна была
выйти замуж до 20 лет. Государство следило, чтобы эти верхние возрастные пределы не нарушались. С этой целью
особый чиновник составлял списки мужчин и женщин, достигших предельного возраста, и наблюдал, чтобы мужчины,
достигшие 30 лет, брали себе в жёны девушек, которым исполнилось 20 лет.
Если целью брака являются дети, то, где нет надежды иметь детей, там нет и брака, и потому бесплодие жены
было одним из общепризнанных и едва ли не самым распространённым поводом к разводу в древнем праве. Например,
по законам Ману в Индии развод с бесплодной женой по истечении восьми лет был обязателен (ЗМ, IX, 81). Женщины,
которые из-за врождённых биологических недостатков не могли родить детей, представлялись обществу бесполезными
и даже вредными, проклятыми богами.
В целях обеспечения потомства древнее право разрешало полигамию - многобрачие в форме полигинии -
многоженства, внебрачное сожительство мужа с рабынями-наложницами и конкубинат - в римском праве -
регулировавшееся законом внебрачное сожительство мужчины и женщины с намерением установить брачные
отношения. Для продолжения рода допускалось внебрачное сожительство (наложничество) мужа с рабынями -
наложницами.
Наложница не могла равнять себя с женой, не разделяла сословный статус мужчины, могла быть удалена из
дома и от сожительства без всяких формальностей, без разводного письма. Дети наложницы не получали наследства
отца, а только подарки. Мужу разрешалось держать наложниц и для удовлетворения своих сексуальных желаний
(похоти) в часы досуга. Наложничество может сочетаться и с моногамией и с полигамией.
Чтобы обеспечить мужу потомство, древние законы не останавливались даже перед такими, по-видимому,
непреодолимыми препятствиями, как бесплодие самого мужа и даже его смерть. В таком случае прибегали к левирату.
Левират (от лат. Ievir - брат мужа, деверь) - это вторичный брак вдовы с братом её умершего бездетным мужа. Левират
существовал у древних евреев, индийцев. Брак на жене брата был у евреев строго воспрещен, но когда было нужно дать
потомство умершему брату, отказ от такого брака считался бесчестным делом.
«Если братья живут вместе, и один из них умрёт, не имея у себя сына, то жена умершего не должна выходить на
сторону за человека чужого, но деверь её (младший брат умершего мужа) должен войти к ней и взять её себе в жены, и жить с
нею. И первенец, которого она родит, останется с именем брата его умершего, чтобы имя его не изгладилось в Израиле».
Левират предусматривал обязанность мужчины «восстановить семя» безвременно умершему из жизни брату и
не оставившему после себя потомства, женившись на его вдове и тем, обеспечивая покойному частичное выживание в
детях его жены. Если от этого брака родится сын, он должен быть назван именем умершего брата, считался ребёнком
покойного мужа и рассматривался как наследник бесплодного мужа. Левират объясняется стремлением не допустить
прекращения рода по мужской линии, прежде всего из религиозных соображений, чтобы не забывалось почитание
умерших предков.
При бесплодности живого мужа и отсутствия по этой причине детей желанное потомство могло быть получено
путем половой связи жены с каким-нибудь родственником мужа (например, братом). Это было возможно только с
согласия бездетного мужа и только для рождения сына. Так было в Индии и у древних греков.
Левират имел место и в том случае, когда у вдовы были дети. На ней должен был жениться брат или другой
родственник умершего по мужской линии с целью содержания вдовы и оставшихся детей родича. Материальные
ресурсы государства не позволяли осуществлять функции по социальному обеспечению вдов и сирот. Согласие
овдовевшей вдовы обычно не требовалось, а предполагалось, так как за неё был уплачен выкуп. Возвращение вдовы в
семью отца, рассматривалось как развод. В этом случае её родственники обязаны были возвратить полученный выкуп,
что представляло значительные трудности. Мужем вдовы становился неженатый деверь, который без необходимости
уплаты выкупа создавал семью. Её мужем мог также стать и женатый деверь при признании полигинии.

Формы брака

Истории известны различные формы брака. Формами брака являются моногамия (от греч. «monos» - «один» и
«gamos» - «брак») - единобрачие, брак одного мужчины с одной женщиной и полигамия (от греч. «poly» - «много» и
«gamos» - «брак») - многобрачие, форма брака, разрешающая иметь более одного супруга. Полигамные браки бывают
двух видов: полигиния (многоженство) и полиандрия (от греч. «poly» - «много» и «andros» - «муж») многомужество,
форма полигамии, брак одной женщины с более чем с одним мужчиной. Полиандрия встречается очень редко, при
нехватке женщин.
Среди полигамных браков наибольшее распространение имела полигиния - форма полигамии, брак одного
мужчины с двумя и более женщинами. Причин многоженства несколько: это бездетность первой жены, иногда
отсутствие сыновей, тяжёлая болезнь жены, стремление увеличить число работников в семье, желание мужчин
повысить свой социальный статус (у многих народов количество жён служит важным мерилом богатства и высокого
общественного положения), желание вступить в дружеские отношения с возможно большим числом влиятельных семей
(родов) с целью расширения своего влияния, а именно брак является одним из надежнейших средств к установлению
такого дружеского общения.
Многожёнство может быть полезно с демографической точки зрения, чтобы все женщины, вне зависимости от того,
сколько мужчин погибнут, смогли произвести потомство. Это могли быть условия военного или послевоенного времени, когда
число незамужних женщин и вдов, нуждающихся в обустройстве семейного очага, заботе и уходе, превосходит число мужчин.
Наконец, физиологические особенности мужчины, выраженные в повышенной сексуальной активности, при условии
достаточного материального обеспечения им двух или нескольких семей допускали многожёнство.
Большинство народов благосклонно относилось к полигинии. Тем не менее большинство народов жило и
живёт в моногамии даже там, где многожёнство считалось более престижным, чем моногамия. Лишь меньшинство
мужчин, обыкновенно богатых и знатных, имеет несколько жен, в то время как большинство вынуждено ограничиться
одной женой, а некоторые остаются холостыми. Причинами преобладания моногамных браков являются:
1. Нехватка женщин. Число женщин в определённой группе в силу естественно воспроизводимого баланса
полов не может существенно превышать число мужчин. В большинстве обществ соотношение мужчин и женщин
составляет приблизительно 1:1. В случае полигинии число неженатых мужчин значительно превышало бы численность
мужчин, имеющих несколько жён. Только при каких-то чрезвычайных обстоятельствах (например, война) и на короткие
промежутки времени число незамужних женщин и вдов превосходит число мужчин.
2. Моногамные браки оказываются более жизнеспособными по экономическим причинам. Лишь небольшое
число энергичных и успешных мужчин оказываются в состоянии успешно содержать две семьи. Полигиния
ограничивается семьями мужчин с особо большим богатством и высоким статусом, которые обладают необходимым для
содержания нескольких семей достатком. К тому же лишь зажиточные мужчины были в состоянии уплатить весьма
существенный выкуп родителям невесты при вступлении в брак.
3. Полигинные семьи создают конфликты среди жен, вырастающими на почве сексуальной ревности или
распределения женских работ на дому. Еврейские раввины (учителя) справедливо отмечали: «Природа человека такова,
что если у него две жены, одна из них всегда более любима, а другая - менее», то есть чувства неподвластны
человеческому контролю. Для предотвращения конфликтов между женами-соперницами применялись следующие меры:
а) каждая жена, как правило, живет в отдельном жилище и заботится только о нем; б) придание одной из жен (как
правило, той, с кем брак был заключен первым) более высокого социального статуса с передачей ей функций общего
надзора за выполнением женских работ по дому; выбор «главной» или «старшей» жены был единственным средством
достигнуть внутреннего мира и спокойствия; в) проблема сексуальной ревности обычно смягчается через нормативное
требование к мужу иметь половые сношения с жёнами в порядке очередности и вообще ему рекомендуется
распределять любые знаки внимания поровну между всеми.
Например, если муж покупает одной супруге платье за 5 тыс. рублей, то и вторая супруга должна получит
аналогичный подарок - необязательно такое же платье, но сумма должна быть равной. Если подарок окажется дешевле, то
оставшаяся часть суммы отдаётся деньгами.
4. Религиозный характер, какой со временем приобрел институт брака. Жена равного положения с мужем
приобщалась к культу предков. Только первая жена стала равной мужу, так как только она была допущена к участию в
выполнении самых священных обязанностей, связанных с семейным культом. Это была самая старшая по возрасту
жена.

Условия вступления в брак

Вступление в брак было возможно лишь при наличии определённых условий:


1. Наличие права вступать в законный брак. К законному браку не были способны рабы, которые были лишены
правоспособности. Брак между рабами не признавался правом, что не мешало рабам жениться и серьезно относиться к
супружеству. Браки свободных с рабами были запрещены. Вступление свободного лица в брак с рабом или рабыней
влекло для него потерю свободы и обращение в рабство.
Браки между представителями различных сословий в большинстве случаев запрещались или затруднялись.
Даже будучи разрешенным, такой межсословный брак был невыгоден, поскольку родившиеся в нем дети получали
статус того супруга, который принадлежал к низшему сословию. Например, в древнеиндийском праве требовалось,
чтобы первая жена всегда должна быть из одной с мужем варны - сословия. Нередко запрещались браки с
иностранцами. Например, древнеримское право не признавало браки римских граждан с перегринами.
2. Достижение определённого возраста. В древнейшее время отец определял путем осмотра тела достижение
половой зрелости сыном или дочерью. Признаками половой зрелости являлись месячные у девочки и волосы на
гениталиях мальчика. Позднее был установлен минимальный брачный возраст, начиная с которого закон допускал
вступление в брак. Например, в римском праве - для девушек - 12 лет, для юношей - 14 лет; в древнеиндийском праве -
для девушек - 12 лет, для юношей - 16 лет; в древнееврейском праве - 13 лет. Древнекитайское право закрепляло даже
нижний и верхний пределы брачного возраста: для мужчин от 16 до 30 лет, для женщин с 14 до 20 лет, фиксировавшие
как бы пределы терпения и сдерживания гнева предков на непочтительного потомка.
3. Согласие отца (родителей). В патриархальном обществе браки заключались по воле отца. Отец имел право и
был обязан выдавать дочь замуж и женить сына. «Если сыновей женил, а дочерей выдал замуж – значит самое главное в
жизни сделано» (китайская). Отец обычно учитывал и мнение матери. Поэтому для действительности брака требовалось
согласие родителей - отца и матери. Дети безусловно подчинялись выбору родителей. Если выбор родителей был не по
душе, то дети могли об этом сказать родителям. Например, по древнеримскому праву дочь была несамостоятельна в
выборе мужа, но она могла воспротивиться воле отца, если жених имеет позорную репутацию, ведёт дурную жизнь.
Если девушка не сопротивлялась открыто, не возражала против предлагаемой кандидатуры мужа, то предполагалось,
что она согласна. Невесту спрашивали: «Имеешь ли ты, дитя моё, сказать что-нибудь по этому поводу? Ты не
отвечаешь? В таком случае мы пойдём дальше, предполагая, что если девушка не сопротивляется открыто, значит, она
согласна». Одно из положений римского права гласило: «кто промолчал, когда мог и должен был говорить, тот
рассматривается как согласившийся». Лишь постепенно в римском праве было признано необходимым согласие жениха
и невесты.
4. Отсутствие близкого родства между лицами, вступающими в брак.
В первобытном обществе брак был экзогамен. Экзогамия есть запрет вступать в сексуальные отношения и в
брак внутри одной общности. В дальнейшем брак в близком родстве и сексуальные отношения запрещались.
Сексуальная связь между близкими родственниками рассматривалась как кровосмешение (инцест) и сурово
наказывалась.
Родство есть кровная связь между лицами, которые происходят от одного и того же лица путем рождения.
Родство определяется по степеням и линиям. Степень родства определяется числом рождений, связывающих двух лиц:
отец и сын будут в первой степени родства, братья - во второй, дед и внук - во второй, дядя и племянник - в третьей,
двоюродные братья - в четвертой. Когда лица происходят один от другого, то говорят о прямой линии. Восходящей
линия будет, если идти от рожденного к рождающему: отец, дед, прадед. Нисходящая - идти в обратном порядке - от
рождающего к рожденному: сын, внук, правнук. Под боковыми родственниками понимаются лица, происходящие от
одного общего предка - братья родные, двоюродные.
Свойство - отношение одного супруга к родственникам другого. Например, в браке для жены: отец мужа -
свекр, мать мужа - свекровь, жена для родственников мужа - сноха; в браке для мужа: отец жены - тесть, мать жены -
теща, муж для родственников жены - зять.
Во всех обществах не допускалось заключение брака между родственниками по прямой восходящей и
нисходящей линии (родителями и детьми, дедушкой, бабушкой и внуками), полнородными (родными) и
неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами, усыновленными и усыновителями.
Относительно других родственников вопрос разрешался по-разному. В древнем римском праве в боковой линии родства
был запрещен брак до шестой степени родства, которой соответствовали троюродные братья и сестры. Аналогичная
норма действовала в древнеиндийском праве. В классическом римском праве и двоюродные братья и сестры могли
вступать в брак. В древнееврейском праве браки между двоюродными братьями и сестрами также не запрещались.
Запрещение браков и сексуальных отношений между близкими родственниками объяснялось стремлением к
нравственно и физически здоровому поколению. Браки в близком родстве имеют пагубные последствия для потомства и для
самих супругов: частое бесплодие родителей, больное потомство, вырождение. Семья является основной ячейкой общества и
выполняет важнейшие социальные функции. Таким образом, всё, что ослабляет семью, ослабляет и общество. Поэтому
сексуальные запреты необходимы для единства и сплоченности семьи через устранение сексуального соперничества и
ревности.
Более того, сексуальные отношения между родителями и ребенком подрывали бы крайне необходимый авторитет
первого как для поддержания социального порядка, так и для передачи культурной традиции из поколения в поколение. При
разрешении браков между близкими родственниками человек смотрел бы на свою мать, дочь, сестру не как на человека,
достойного уважения, но как на безразличное средство удовлетворения его сексуальной потребности. К тому же запрет
кровнородственных браков способствует развитию социальной солидарности, к установлению новых родственных отношений.
Запрет на браки между родственниками именно до шестой степени родства (троюродные братья и сестры) объяснялся
следующим обстоятельством. Продолжительность жизни не превышала, как правило, 60 лет. Если считать, что новое
поколение появлялось каждые 20 лет, то совместно под одной крышей могли проживать самое большее три поколения,
находящиеся под властью прадеда.
5. Физическая способность к брачному сожительству. Неспособность к совокуплению и деторождению как со
стороны жениха, так и невесты являлась препятствием к браку, так как целью брака являлось рождение детей.

Заключение (совершение) древнего брака

Брак заключался обычно по соглашению - договору между женихом и родителями невесты без вмешательства
государственных чиновников и религиозной организации - церкви. Для действительности брака не требовалось его
оформление в органах государственной власти или церковью. Согласие невесты по большей части вовсе не требовалось
или представляло простую формальность. Женщина не выходила замуж, а её выдавали замуж. Да и жених не
пользовался большой самостоятельностью при заключении брака. Нередко невесту подыскивали ему родители, и они же
вели переговоры с родителями невесты. В зависимости от условий, на которых состоялось соглашение между
заинтересованными сторонами, можно различать следующие способы заключения брака: уплата выкупа за жену,
религиозное освящение брака с переходом невесты в дом жениха без выкупа жены, светская (нерелигиозная) форма
установления брака без выкупа жены.
Исключительной формой заключения брака являлось похищение невесты. Похищение (или умыкание) есть
насильственный увод девушки вопреки желанию её самой и её родственников с намерением сделать её женой.
Похищение невесты встречалось относительно редко и рассматривалось как отклонение от нормы, так как похищение
вызывало крайнее негодование родственников невесты, жажду мести и в дальнейшем примирение достигалось с трудом
- уплатой существенного выкупа родственникам невесты. Похищение было возможно при недостатке женщин, при
невозможности уплаты необходимой суммы выкупа, при решительном отказе родителей выдать дочь замуж, во время
войны, когда вооружённые победители уводили женщин покорённого ими народа и делили их наравне с прочей
добычей. Иногда небогатые родители жениха и невесты договаривались инсценировать похищение, чтобы не платить
выкупа, не готовить большого приданого, не нести непосильные свадебные расходы. Родители однако делали вид, что
побег невесты был для них неожиданностью и не соответствует их желаниям. В этих случаях свадьбу обычно не
проводили, избегая больших расходов, или вместо неё устраивали небольшое застолье для близких родственников,
похищение невесты.
Самым простым и распространенным способом заключения брака являлась уплата выкупа или отработка за
невесту. Семья жениха платила за невесту выкуп (тюркский калым, славянское вено, афинская гедно и т. д.). Брак
заключался в силу уплаты выкупа отцу невесты. Выкуп состоял обычно из материальных ценностей: денег, скота,
оружия, земельных участков и др. Он мог состоять и в отработке женихом за невесту в пользу её родителей. Отработка
за невесту выступала в качестве замены выкупа либо как его дополнение. Отработка предполагала более или менее
длительную работу жениха в хозяйстве родителей невесты. Она применялась, когда жених по бедности не мог заплатить
выкуп, или жених должен был доказать, что является хорошим работником.
Размер выкупа определялся по соглашению сторон, затем обычным правом в соответствии с принадлежностью
вступавших в брак к тому или другому сословию. Выкуп передавался семье невесты и являлся компенсацией потери
семьёй работницы. При заключении брака дочь покидала дом родителей, которые теряли потенциальный источник
помощи и поддержки в преклонном возрасте. Выкуп - это не покупка жены, не плата за товар, сопоставимая с суммой,
уплачиваемой при покупке раба, и тем более попытка родителей нажиться на своей дочери. Скорее его можно назвать
справедливым возмещением расходов родителям. К тому же с самого рождения дочери родители начинают копить
приданое, которое она уносила в другую семью. Приданое было меньше выкупа.
Выкуп являлся также определённой гарантией того, что с молодой женой муж будет хорошо обращаться. Если
муж бросал жену по прихоти, без всякой основательной причины, то есть разводился с женой без её вины, то он терял
право получить обратно выкуп, или, по крайней мере, весь выкуп: он мог требовать только одну его половину и лишался
навсегда права требовать другую. Более того, постепенно при особо виновном поведении мужа жена могла развестись с
ним, возвратиться в родительский дом, а муж терял выкуп. Угроза потери выкупа сильно затрудняла развод для мужа,
на новый выкуп у многих мужчин также не было денег.
Наконец, выкуп стимулировал молодых людей повышать своё благосостояние, лучше трудиться. В противном
случае мужчине не давали невесту, он считался неполноценным, неуважаемым. Для семьи и родителей это являлось
крупнейшим позором, а для юноши - препятствием к обзаведению семьёй и потомством, к материальному
благосостоянию, к повышению социального статуса, то есть ко всему тому, что составляет смысл существования
человека в обществе.
Более поздним способом заключения брака являлся торжественный обряд с приведением невесты в дом
жениха, основанный на свободном соглашении жениха и невесты и на религиозных обрядах. Религиозный обряд
установился под влиянием религии. При этой форме заключения брака не было уплаты выкупа или жених вносил
символическую сумму. Муж производил из своего имущества предбрачный дар (подарок) семье невесты. Одновременно
со стороны жены появилось приданое. Между обеими сторонами происходил обмен дарами приблизительно равной
стоимости. По размеру предбрачный дар обычно соответствовало приданому. В случае расторжения брака по вине мужа
дарение переходило к жене. Это дарение являлось гарантией жены на случай развода по вине мужа.
Приданым называлось имущество, которое жена или кто-нибудь другой за неё передавал мужу для покрытия
расходов на общую семейную жизнь. Обычно отец давал приданое дочери, которое чаще всего состояло из денег и
других движимых вещей: домашней утвари, драгоценностей, одежды, иногда рабов, которые были необходимы не
только для прислуживания ей лично, но также, чтобы снять с неё обязанность прислуживать мужу. Недвижимые вещи в
состав приданого включались реже. После заключения брака приданое переходило в пользование мужа, но оставалось
собственностью жены, то есть муж не имел права отчуждать его.
Приданое помогало нести мужу как главе семьи материальные расходы семейной жизни. Установление
приданого возвышало жену в доме мужа. Жена, как его помощница, давала со своей стороны, некое имущество для
разделения этих забот. Приданое одновременно было наследственной долей дочери в отцовском имуществе и служило
жене также содержанием на случай развода. Приданое возвращалось жене в случае смерти мужа или при разводе по
инициативе мужа при отсутствии вины жены и при разводе по инициативе жены при виновном поведении мужа.
Приданое оставалось у мужа, если развод происходил по причине предосудительного поведения жены. Тем самым
приданое до известной степени гарантировало мужа от предосудительного поведения жены. После смерти жены
приданое переходило к её детям, а если она умерла бездетной, оно возвращалось её отцу или братьям.
Брак предварялся обручением (помолвкой) или предварительным договором о заключении брака. Обручение
состояло в принесении обещаний, что брак будет заключен, и в обсуждении его условий. Стороны договаривались о
размере приданого со стороны невесты и размере предбрачного дара со стороны жениха. В случае отказа жениха от
заключения брака он терял дар в пользу отца невесты. Отец в случае отказа выдать замуж свою дочь терял приданое.
Тем самым отказ от помолвки влёк имущественные потери для стороны, нарушевшей обещание. Активными сторонами
в договоре обручения обычно являлись родители, которые нередко решали вопрос о вступлении в брак без ведома детей.
При обручении мог составляться письменный брачный договор, в котором регулировались имущественные
вопросы, условия развода. В случае развода без вины жены муж обязывался выплатить солидную штрафную сумму. Тем
самым письменный брачный договор затруднял развод для мужчины, защищал права женщины.
Брак считался заключенным не с момента обручения, а с момента торжественного перехода невесты в дом
мужа, то есть свадьбы. Порядок торжественного заключения брака складывался постепенно. Например, у евреев брак
считался заключённым, когда мужчина в присутствии свидетелей надевал кольцо на указательный палец невесты с
намерением заключить брак и произносил слова: «Вот ты посвящена мне этим кольцом по закону Моше (Моисея) и
Израиля». Принятие кольца означало согласие женщины вступить в брак.

Прекращение брака. Развод

Нормальным способом прекращения брака как союза пожизненного или, по крайней мере, длительного
является смерть одного из супругов. Однако право в виде исключения допускает возможность прекращения брака и при
жизни обоих супругов вследствие наступления причин, которые право считает достаточно уважительными для
признания брака прекратившимся. Брак мог прекратиться вследствие потери правоспособности. Например, в римском
праве, захват в плен обращал в рабство субъекта, лишал его права заключать законный брак. Следовательно, брак
расторгался, а по возвращении из плена устанавливался новый брак. В качестве наказания за совершение тяжких
преступлений могло применяться лишение всех прав - полное лишение правоспособности, что означало автоматическое
расторжение брака в результате лишения осужденного супруга права заключать законный брак.
Брак мог прекращаться вследствие развода или расторжения его. Развод предполагает существование
действительного и законного брака, который расторгается вследствие наступления причин, признанных правом
уважительными. Эти причины развода были весьма разнообразны у отдельных народов и зависели от его культурных,
этнических особенностей, от воздействия религии на институт брака.
История права показывает, что первоначально расторжение брака находилось в связи со способом
приобретения жены и порядком заключения брака. При насильственном похищении жены развода быть не могло. Брак,
заключенный путем выкупа невесты, становился нерасторжимым для жены. Женщина при любом отношении к ней
мужа практически была лишена возможности расторжения брака. Разводы не разрешали сами родители: «Истязает, бьёт,
а уходить не имеешь права». Родители женщины отказывались принять её обратно, так как им пришлось бы возвращать
выкуп.
В патриархальном обществе право расторгать брак принадлежало только мужчине, а жена не имела права на
развод. При этом для развода не требовалось уважительных причин. Например, в древнееврейском праве муж мог
развестись при малейшем недовольстве поведением жены, если «она не найдет благоволения в глазах его, потому что он
находит в ней что-нибудь противное» (Второзаконие, гл. 24, ст. 1), то есть муж мог развестись с женой по одному лишь
капризу. Оправданием для развода могло стать любое недовольство мужа ведением домашнего хозяйства и даже
приготовлением пищи, даже если она просто сожгла его обед. Он мог развестись, даже если найдет более красивую
женщину, чем его жена. Муж мог развестись с женой по причине ее бесплодия (бездетности), болезни, хотя в этих
случаях жена, как правило, была невиновной.
Формально мужчина имел право по собственному желанию развестись с женой в любой момент и без
объяснения причин. Однако фактически развод признавался явлением нежелательным, был сильно затруднён и
ограничен для мужа и редко встречался на практике. Постоянство и крепость брака было общим правилом, а развод -
исключением. Если муж бросал жену по прихоти, без всякой основательной причины, то есть разводился с женой без её
вины, то он терял право получить обратно выкуп, или, по крайней мере, весь выкуп: он мог требовать только одну его
половину и лишался навсегда права требовать другую. При отсутствии вины жены муж должен был вернуть приданое
жене. Поэтому выкуп и приданое рассматривалось как необходимая мера для придания прочности браку. Нередко муж
не оставлял жену только потому, что опасался потери выкупа и обязанности вернуть приданое в случае расторжения
брака.
Развод, то есть возвращение жены её родным и требование выкупа, требовал фактического доказательства
виновности женщины. Муж, недоказавший этого, терял право обратно получить выкуп. Сверх того, развод
воспринимался как прямая обида женщине и её родным и подвергал мужа большим неприятностям, а иногда и кровной
мести со стороны братьев и других родственников женщины. При таком порядке муж, желавший расторгнуть брак, во
избежание споры с близкими родственниками жены, должен был постараться получить с их стороны одобрение своих
действий. Вследствие этого, родственники жены и мужа вместе с мужем обсуждали поступки обвиняемой жены и
решали вопрос о разводе.
Постепенно развилось представление, что муж не имеет права на развод без основательной причины и без
вины жены. По древнейшему римскому праву муж мог развестись с женой в следующих случаях её виновного
поведения: прелюбодеянии, похищении (или подделке) ключей от винного погреба (видимо, здесь предполагается
неумеренное употребление вина женой), пьянстве, отравлении детей, возможно, преднамеренном аборте, который
лишает мужа потомства. Древнекитайское право допускало развод только в определённых законом случаях: несогласие
со свёкром или свекровью, бесплодие, непристойные слова или поведение, отталкивающие пороки, клевета на мужа.
Прелюбодеяние не могло считаться причиной развода, потому что наказывалось смертной казнью. К этим основаниям у
других народов можно добавить ещё вредоносное колдовство, направленное против другого супруга, систематическое
невыполнение женой обязанностей по ведению домашнего хозяйства, умышленный уход из дома, постоянные отлучки
без разрешения мужа.
Схожие нормы о разводе были в вавилонском и древнееврейском праве. Законы Хаммурапи предусматривали,
что при одностороннем разводе мужа без вины жены он обязан был вернуть ей приданое, а иногда еще и отдельную
разводную плату, если это было предусмотрено брачным договором или законом. В древнееврейском праве с целью
ограничения произвольного развода для мужчины было установлено, что при женитьбе мужчина должен выдать невесте
брачный договор, в котором он брал на себя обязательство выплатить жене в случае развода определенную сумму денег.
Это было сделано для того, чтобы затруднить развод для мужа, так как при этом ему приходилось выплачивать
женщине солидные суммы. При этом закон установил минимальную сумму разводных денег.
По среднеассирийским законам муж мог лишить разведённую жену всяких средств для существования. «Если
человек отвергнет свою жену, то, если, он пожелает, он может дать ей что-нибудь; если не пожелает, может не давать ей ничего,
она уйдёт ни с чем. Она уходит в пустоту свою» (Таблица А, ст. 37). Судьба этой разведённой женщины была незавидной. Если
у неё не было обеспеченных родителей или родственников, к которым она могла бы вернуться, она вынуждена была
зарабатывать себе на жизнь нищенством или проституцией.
Для развода не требовались особой формы. Развод был частным делом, для этого не требовалось обращения к
государственным органам, должностным лицам, суду для разрешения развода. Развод мог быть выражен в отнятии
ключей у жены (ключи являлись символом управления домом), произнесении слов, выражающих желание развестись с
женой, изгнании жены из дома в родительский дом или уходе мужа из дома и начале нового брака. В дальнейшем в
римском и древнееврейском праве (Второзаконие, гл. 24, ст. 1, а не так как было прежде, когда развод производился по
одному слову мужчины - Бытие, гл. 21, ст. 14) стало вручаться разводное письмо, что несколько затрудняло развод. Это
письмо требовало времени, обдуманности и часто посредничества третьего лица и вообще делало развод менее легким
делом, затрудняло мужу без основательных причин разводиться.
Вот пример разводного письма, написанного в 100 г. до н. э.: «Я даю тебе свободу и изгоняю по собственной воле
(дата), я, Иосиф, сын Нксана, тебя, Мариам, дочь Ионатана, которая прежде была моей женой, так что ты можешь свободно
уйти и стать женой любого другого мужчины… Свадебные деньги, как и всё приданое, я отдаю тебе» Подпись мужчины и трёх
свидетелей1. 1 Вардиман Е. Женщина в древнем мире / Пер. с нем. М., 1990. С. 271.
Таким образом, произвольный, неосновательный развод мужа без вины жены сдерживался угрозой потери
выкупа и приданого, уплатой разводных денег (штрафа), возможностью мести со стороны родственников жены,
участием родственников жены в обсуждении оснований развода, необходимостью вручения разводного письма жене.
Постепенно и жена получила право на развод при особо виновном поведении мужа: неоднократное
(постоянное) прелюбодеяние, постоянная исключительная жестокость, постоянное пьянство, доказанное покушение на
жизнь жены, отказ мужа заботиться о жене, занятие колдовством. В таком случае она могла вернуться в родительский
дом, а муж терял выкуп и возвращал приданое. При этом для жены развод был чрезвычайно затруднён. Например, по
афинскому праву муж имел право в любой момент отослать свою жену обратно к своему отцу без всякого
вмешательства государственной власти, а дети оставались у мужа. Жена должна была обратиться к должностному лицу
- архонту с письменным заявлением, в котором излагались основания для развода. Для зависимой женщины соблюдение
этих формальностей было весьма затруднительно.
Дальнейшее развитие брачно - семейного права привело к тому, что при заключении брака стало требоваться
свободное согласие не только мужа, но и жены. Отсюда стал признаваться развод по взаимному согласию супругов. Так
было в древнеиндийском праве, в классическом римском праве.
В древности случаи одностороннего развода были редкими, браки действительно заключались на всю жизнь. В
брак вступали не для того, чтобы развестись. Это объясняется экономическими причинами (семья являлась
хозяйственной единицей и была необходима хозяйственная кооперация, женщина в крестьянском хозяйстве была
незаменимой помощницей мужа в хозяйстве и по дому), нехваткой женщин, действием закона обмена - женщина
приобреталась в обмен на деньги или другое имущество. У многих мужчин для развода нет денег, на новый выкуп или
брачный дар тоже нет денег, а у женщин для развода ещё меньше возможностей. Стабильность брака держится не
только на любви, но и экономической необходимости, расчёте, в какой-то мере жадности.

Отношения между супругами в браке

В патриархальной семье (от лат. vir - муж и pater - отец) верховная власть принадлежала одному человеку -
мужу и отцу, который занимал доминирующее положение. Личные отношения между супругами были построены на
главенстве мужа и подчинении жены. Женщины в патриархальной семье - не слуги мужчин, хотя на Древнем Востоке
женщина могла рассматриваться и как слуга, но и не равноправны им. Влияние и авторитет женщин могли быть
достаточно высоки («Хоть муж и «голова», но жена его «шея». Куда «шея» повернётся, туда и «голова» смотрит»), но в
целом по отношению к мужчинам они занимали подчинённое положение. Решающее слово в наиболее важных
семейных делах принадлежало мужу. Он и только он принимал важнейшие решения.
Всякая женщина в силу своей естественной слабости должна была иметь своего опекуна со стороны мужчин,
так как, по мнению древнеиндийских Законов Ману «женщина никогда не пригодна для независимости» ( IX, 3, 15, V,
148), а в понимании римлян женщина «существо всегда непостоянное и изменчивое» (Гай, I, 144). Законы Ману и
древнеримские писатели приводили одни и те же мотивы несамостоятельности женщин - это легкомыслие и
непостоянство женщин. Для незамужней девушки таким опекуном был отец, для жены - муж, для вдовы - её сын, а за
неимением его самый ближайший её родственник. Сыновья были предпочтительнее дочерей.
В древнеиндийском эпосе «Махабхарате» говорилось: «Сын - воплощение отца, жена - это друг, а дочь - несчастье».
Еврейский Талмуд отмечал: «Мир не может существовать без мужчин и женщин, но счастлив имеющий сыновей и горе тому,
кто родит дочерей». Благочестивый еврей ежедневно повторял молитву: «Благодарение господу за то, что не сотворил меня
язычником, непросвещённым и женщиной». Древние евреи поздравляли только с рождением мальчика. О новорожденном,
если эта была девочка, говорили со вздохом: «Ничего хорошего, девочка» или «К сожалению, девочка», и при рождении сына
ликовали: «У нас родился сын!». У аварцев на Кавказе существовала пословица: «У кого умерла дочь и кто купил землю - не в
проигрыше». Причиной подобной негативной оценки является то, что девочка - чужой человек в отцовской семье. Она не будет
в ней работником, ни наследником семейного имущества, ни продолжателем культа предков, не будет содержать родителей в
старости. «Выданная дочь - отрезанный ломоть». «Отца-мать кормлю - долг плачу, сыновей в люди вывожу - взаймы даю, дочь
снабжаю - за окно бросаю». Как только наступит срок после брака она неизбежно уйдёт из отцовского дома, перейдёт в другое
семейство. К тому же при замужестве вместе с ней необходимо давать и приданое, нередко большое, даже разорительное для
родительской семьи. «Девочка в доме - вор» (болгарская). Отец опасался и за поведение дочери, ибо, как считалось, «от
женщины зависит репутация трёх семейств - её отца, и матери, и мужа». Женщина не сможет стать государственным деятелем,
жрецом, известным мудрецом и тем самым удовлетворить амбиции своих родителей.
Жена должна была следовать за мужем и разделять его общественное (сословное) положение. Жена уходила из
родительского дома и должна была проживать совместно с мужем. Она переходила в дом родителей жениха или в
новый дом. В семье обязанностью жены было послушание и верность мужу, рождение и воспитание многочисленных
детей, ведение домашнего хозяйства («она, как пчела, усердна в работе и умножает имущество»), содержание в порядке
жилища, приготовление еды для детей и мужа.
Жена должна была чтить своего мужа, всегда бояться его и делать всё по его указаниям. Замужняя женщина не
должна была часто выходить из дому на улицу. На Древнем Востоке на улице или в другом общественном месте она
могла появиться только с разрешения мужа в сопровождении надёжных мужчин.
Добиваясь повиновения жены, муж вправе был прибегать к телесным наказаниям.
При этом произвол мужа ограничивался родственниками жены. Они защищали её, когда конфликты с мужем
принимали серьезный характер, если здоровье, жизнь женщины подвергалась опасности. Родители, братья, дяди жены
или усмиряли супруга, в том числе и кулаками, или забирали женщину в родительский дом и подыскивали ей другого
супруга. Родственники жены имели право мести за смерть жены, явившейся в результате побоев мужа.
В патриархальной семье муж имел право даже на свободу и на жизнь жены. Он имел право, как правило в
случае бедности и нужды, отдать жену в долговую кабалу - отработку долга в хозяйстве кредитора, продать в рабство -
вечное или временное - на определенный срок. По древнеримскому праву муж имел право убить жену за неумеренное
употребление вина, за прелюбодеяние. Изменившую ему жену, пойманную на месте преступления, муж имел право
убить вместе с её любовником и оставался без наказания.
В дальнейшем выработалось разное понятие прелюбодеяния для мужа и жены. В древнееврейском и
классическом римском праве замужняя женщина не имела права половых сношений ни с кем, кроме своего мужа.
Прелюбодеяние жены определялось как половая связь замужней женщины с посторонним мужчиной, свободным
(холостым) или женатым. Женатый мужчина мог вступать в половую связь с незамужней женщиной, и такие отношения
не считались прелюбодеянием. В прелюбодеянии он становится виновным только в том случае, если он вступал в
половую связь с чужой женой. При этом муж юридически не мог быть виновен в прелюбодеянии перед своей женой, а
только перед другим мужем, так как нарушал принадлежащее этому последнему право брачного ложа.
По Законам Хаммурапи прелюбодеяние жены наказывалось смертной казнью - утоплением жены и любовника
в реке, а прелюбодеяние мужа не наказывалось. Лишь неоднократная измена мужа давала жене право на развод. В
древнееврейском праве за прелюбодеяние предусматривалась квалифицированная смертная казнь - побитие камнями
прелюбодея - мужчины и прелюбодейки - женщины: «Если кто будет прелюбодействовать с женою замужнею… да
будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка» (Левит, гл. 20, ст. 10). В классическом римском праве муж уже не
имел права убить жену, захваченную при прелюбодеянии. Жена, нарушившая супружескую верность, подвергалась
наказанию - конфискации трети своего имущества и ссылке на острова. Муж за прелюбодеяние не наказывался, в этом
случае жена имела право на развод.
Вместе с тем муж имел в браке не только права, но и обязанности. Он должен был содержать жену, давать
пропитание (нередко он и назывался кормильцем семьи), одевать её согласно своему достатку, защищать её и иметь с
ней сожительство. Еврейское право отмечало, что «жена имеет право на то, чтобы муж её содержал в обмен на
выполнение ею работ по дому», то есть жена обязана была вести хозяйство, а муж должен был содержать её.

Отношения между родителями и детьми. Внебрачные дети.


Усыновление

В патриархальной семье родители располагали обширной властью по отношению к своим детям.


Родительскую власть в интересах внутреннего мира и материального благополучия семьи осуществлял в
патриархальной семье отец. У многих народов (например, у древних римлян, германцев) отец имел право распоряжаться
жизнью и смертью своих детей, вплоть до детоубийства. Давший жизнь имел право ею и распоряжаться («я тебя
породил, я тебя и убью»). Отец имел право признания детей. В этом случае как по древнегерманскому праву
новорожденного ребенка клали на землю перед отцом. Если он брал его на руки, ребенок принимался в семью и получал
имя. Если же нет, то новорожденного выбрасывали, оставляли где-либо. Доля выброшенных была горестной: они или
погибали, или, будучи подобранными, становились рабами подобравшего, или занимались проституцией. Они попадали
в руки содержателей театральных или гладиаторских групп в Риме, а иногда - к содержателям публичным домов. Дети
сызмальства специально отбирались и воспитывались ими для целей разврата, принося позже немалый доход их
«воспитателям». Иногда их калечили и посылали нищенствовать, обязывая собирать милостыню. Отец имел право
убивать уродливых детей при рождении, так как они при скудости ресурсов, при невозможности всех прокормить
являлись обузой для семьи. К тому же для войны были необходимы хорошо сложенные, сильные мужчины, способные
переносить всякие труды и лишения.
В обществе, где не производилось почти никаких излишков, лишний ребенок мог представлять угрозу для
выживания всей семьи. При временной недостаче средств к жизни, при невозможности прокормить всех вынуждены
были убивать и дряхлых стариков и старух, которые по недостатку физических сил должны были жить за чужой счет. В
большинстве случаев стариков, неспособных к труду, не решались убивать открыто, оставляли в лесу с продуктами.
Сами старики, подвергаясь такой участи, одобряли этот обычай, говорили «чужой век заедаю - пора на покой!». В
случае тяжёлого голода люди прибегали иногда и к людоедству и были вынуждены съедать умирающих. Старики, зная,
что их съедят, умирали тогда, убеждённые, что оказывают последнюю услугу своему роду. Детоубийство и убийство
родителей практиковалось лишь как крайнее средство, как результат выбора меньшего зла из большего. При росте
благосостояния общества, переходе к монотеистическим религиям убийство новорожденных детей и престарелых
родителей признаётся аморальным и даже преступным.
Отец мог убить дочь за прелюбодеяние, а также, если она добровольно шла за похитителем-женихом. Он мог
обычно в случае крайней нужды отдать своих детей в долговую кабалу, продать в рабство - временное или вечное.
Отец отвечал за правонарушения, совершённые его детьми и женой, за исключением тяжких преступлений и
государственной измены. Он мог возместить ущерб, причинённый их неправомерными действиями, но мог уступить
виновного для использования его рабочей силы. Более того, отец обладал судебной властью над своими домочадцами и
слугами. Например, в древнем Китае отец семьи был долгое время не ограничен в определении наказания для жены,
детей и иных родственников, находившихся под его властью. Китайские источники сохранили свидетельства о случаях,
когда отцы либо убивали своих детей за совершённые последними преступления, либо приказывали им покончить
самоубийством.
Родители имели право телесно наказывать своих детей. Например, закон Моисея гласил: «Кто жалеет розги
своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его» (Книга Притчей Соломоновых, гл. 13, ст. 24). При
грубости тогдашних нравов и при невмешательстве власти в дела подобного рода право это выражалось иногда в весьма
жестокой форме. Для поддержания внутреннего мира в семье отец мог даже изгнать непокорного сына из дома, мог
запретить ему входить в дом.
В дальнейшем отцовская власть ограничивалась. Например, вавилонские Законы Хаммурапи не говорили о
праве отца убивать своих детей. Древнееврейское право лишало отца права убивать своего непослушного сына. Он
должен был привести его к старейшинам города (суду), которые могли приговорить его к смерти побиванием камнями.
Дети должны были почитать и повиноваться своим родителям, даровавшим им жизнь. Пятая из десяти
заповедей, данная Богом Моисею, гласит: «Почитай отца своего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле,
которую Господь, Бог Твой, даст тебе» (Исход, гл. 20, ст. 12). «Кто ударит отца своего или мать свою, того должно
предать смерти... Кто злословит отца своего или мать свою, того должно предать смерти» (Исход, гл. 21, ст. 15, 17).
Почтение выражалось через хорошие поступки. Особенно было важно помогать родителям в старости, не бросать их, не
оскорблять в речах своих.
Родительская власть рассматривалась не как произвол, а как руководство и покровительство . Родители должны
были кормить, содержать, воспитывать, приобщать к домашним и полевым работам и обучать грамоте своих детей.
Родители должны не только материально заботиться о своих детях, но и научить их профессии, так как если
человек ничего не умеет делать, он будет вынужден добывать средства к существованию незаконным, преступным
путем. Например, по афинскому праву сын освобождался от обязанности заботиться о содержании своих нуждающихся
родителей, если отец, несмотря на свою бедность, не позаботился научить сына какому-нибудь ремеслу. Под влиянием
религии была признана обязанность родителей дать религиозно-нравственное воспитание, чтобы ребенок избежал греха,
то есть нарушения законов Божьих. Родители должны были устраивать браки своих детей, женить и выдавать замуж,
подобрать им спутника жизни. Они должны были позаботиться и о наследстве детям.
Отцовская власть прекращалась обычно для сыновей с достижением совершеннолетия, а для дочерей с
выходом их замуж. У римлян отцовская власть была наиболее сильной, была пожизненной и прекращалась смертью
отца.
В древнем праве стало проводиться различие между детьми, рождёнными в законном браке и вне брака.
Отсюда устанавливалось различие между детьми законными - законнорожденными, брачными и незаконными -
незаконнорожденными, внебрачными. Законными детьми признавались лица, рожденные в браке.
Незаконнорожденными детьми были дети, рожденные известной парой вне брака или в браке, который был признан
незаконным. Брак признавался незаконным при отсутствии хотя бы одного условия вступления в брак. Отцом ребёнка
считался тот, на кого указывал обряд бракосочетания. Незаконнорожденные дети исключались из семьи и лишались
права наследовать после своего отца.
Дети могли быть усыновлены, то есть происходил прием посторонних в состав семьи. Семья очень не
сочувственно относилась к усыновлению чужого для нее человека, который до этого времени не имел с ней ничего
общего, не был с ней связан ни культом обоготворённых предков, ни участием в коллективной работе, и с которым
нужно будет делиться доходами от общего имущества. Поэтому семья шла на усыновление лишь в случае неимения
потомства. Усыновленный приобретал все права родного сына.

Лекция № 2. Брачно - семейное право православной,


католической и протестантской церквей
Законодательство о браке

Первоначально брачно-семейное право регулировалось обычным правом. С укреплением государственной


власти государство начинает законодательное регулирование брачно-семейного права, устанавливает условия
вступления в брак, порядок совершения брака, причины его расторжения. Огромное влияние на брачно - семейное право
христианских народов римско-византийского государства, государств Западной Европы оказала христианская церковь,
так как христианский брак рассматривался как институт не только естественно-юридический, но и нравственно-
религиозный. Со времени императора Константина Великого (IV в.) христианская церковь стала оказывать влияние на
содержание императорского брачно-семейного законодательства, стараясь утвердить брак на религиозно-нравственных
основаниях. Это стремление церкви находило поддержку и у императорской власти. Например, христианские
императоры под влиянием церкви запретили конкубинат, ограничили свободу развода. В Византийской империи
императоры обладали правом законодательства и верховного суда в сфере брачно-семейного права, а православная
церковь весьма успешно старалась провести христианские воззрения на брак в законодательство императоров. Брачно-
семейное право создавалось при постоянном взаимодействии церкви и государства.
В странах Западной Европы брачно-семейное право в средние века подлежало ведению церковного суда и
регулировалось общеевропейским каноническим правом католической церкви при молчаливом согласии государства.
Католическая церковь в области семейного права с X по XVI в. осуществляла как судебную, так одновременно и
законодательную власть. С середины XVI в. окрепшая королевская власть в католических странах (например, во
Франции) стала вновь издавать законы (ордонансы), посвящённые вопросам, связанным с браком.
Это привело к тому, что скоро стали считать, что в области брачных отношений, как и во всякой другой,
только государство может устанавливать обязательные правила с участием христианской церкви. Правила же
канонического права по соответствующим вопросам получают на территории государства силу закона только в том
случае, если они утверждены ордонансом короля. В протестантских государствах (например, Германии, Англии и др.) с
XVI в. образовалось государственное законодательство о браке. Королевские законы должны были учитывать и уважать
церковное учение о браке, которое глубоко проникло в сознание европейского общества.

Христианский брак как Таинство. Цели христианского брака

Христианская церковь позаимствовала определение брака из римского права, принадлежащее классическому


римскому юристу Модестúну (III в.). По определению Модестина брак есть союз мужчины и женщины,
представляющий собой нераздельное общение жизни и взаимное соучастие в божеском и человеческом праве (D. XXIII.
II. 1). Это определение указывало на основные стороны брака: 1) физическую - моногамный союз лиц разного пола; 2)
нравственную - полное и неразрывное общение супругов во всех жизненных отношениях; 3) религиозно-юридическую -
соучастие в божеском и человеческом праве.
Христианская церковь сообщила этому определению брака христианское осмысление. К определению брака,
данному Модестином, она добавила указания на богоустановленность брачного союза и таинственный характер его.
Христианский брак являлся не только юридическим, но и религиозно-нравственным институтом. Христианский брак
рассматривался не только как юридический договор, средство продолжения рода и удовлетворения сексуальных
потребностей, но и как Таинство. Как договор брак представлял собой союз мужчины и женщины, основанный на их
взаимном согласии и желании. В соответствии с учением христианской церкви брак рассматривался как
богоустановленное таинство, соединяющее мужа и жену по образу таинственного союза Христа с Его Церковью.
Христианский брак сравнивался с союзом Христа и Церкви. Муж и жена в своем союзе то же, что Христос и Церковь.
Муж есть Христос, а жена - Церковь.
Апостол Павел писал: «Жены повинуйтесь мужьям своим, как Господу; потому что муж есть глава жены, как и
Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем.
Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за неё... Посему оставит человек отца своего и мать
и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так
каждый из вас да любит свою жену, как самого себя; а жена да боится своего мужа» (Еф. 5. 22-23).
Брак как Таинство был установлен Богом при начале мира в раю. Бог, создав первого человека Адама, создал
потом и жену Еву (причём Бог образовал жену, выделив часть тела мужа, ребро или сторону) с тем, чтобы она была ему
помощницей и чтобы они, будучи двумя, составляли одну плоть: «не хорошо быть человеку одному» (Бытие. 2, 18) и
оставит человек отца и матерь и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть» (Мф. 19, 5). Брак является
таинством уже потому, что превышает границы нашего разума, ибо в браке двое становятся одним целым. Ведь есть
нечто непостижимое в том, как это человек для жены бросает самые кровные связи с отцом и матерью и сливается с
человеком, дотоле ему чуждым.
Из православно - христианского понятия о браке как о богоустановленном Таинстве вытекали свойства
христианского брака:
1. Моногамия (единобрачие) представляется единственной естественной и законной формой брака для
христиан. Брак должен быть союзом одного мужа и одной жены, ибо только в моногамном браке возможно полное
проявление взаимной близости супругов. Недопустимыми признавались полигамия (многожёнство), внебрачное
сожительство, левират.
«И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два (!) одною плотью, так что они
уже не двое (!), но одна плоть, то есть одним целым. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 5-6; ср.: Мк.
10, 7-9; Еф. 5, 31).
2. Пожизненность и нерасторжимость брака. Брак мог быть прекращен только по вине прелюбодеяния одного
из супругов;
3. Равенство достоинства мужа и жены, взаимная обязанность верности и любви.
4. Подчинение жены мужу. Христианский брак рассматривается как малая церковь, главой которой является
муж.
Из православно-христианского понятия о браке как таинстве также вытекали и высокие цели христианского
брака:
1. Полная и нераздельная преданность и общение супругов. Мужчина и женщина нуждаются в общении и
взаимном восполнении. Женщина дополняет мужчину и содержит в себе всё, что недостаёт ему как в физическом, так и
духовном мире. Мужчина и женщина в браке рассматриваются как одно целое. Всё, что случается с одним из супругов,
отражается на другом.
Очевидно, что женский организм сильно отличается от мужского и намного его сложнее. Все различия в теле между
мужчиной и женщиной связаны с деторождением. Все особенности женского организма связаны с рождением детей. Природа
поручила женщине, а не мужчине образование зародыша, зачатие, беременность, рождение и кормление детей. Женщина, даже
не будучи женой и матерью, рождается, живёт и умирает с организацией, предназначенной для материнства.
Естественное физиологическое различие мужчины и женщины приводит к различному психическому складу
мужчины и женщины. У мужчин ум более рассудочный, склонный к строгой логике. Женский ум более интуитивный. У
мужчин воля жёсткая, ярко выраженная, у женщин более мягкая и потому неприметная. Особенно это видно в воспитании
детей. Отец скорее добьётся от ребёнка выполнения своей воли прямым принуждением, а мать ласкою, обходя острые углы в
характере своего ребёнка. Мужчина мало проявляет свои чувства, все свои впечатления он сверяет с доводами разума.
Женщина же, напротив, более склонна к бурному проявлению своих эмоций. Во время похорон мы вряд ли увидим мужчин,
рыдающих навзрыд и рвущих на себе волосы. В то же время женщины благодаря своей эмоциональности более чутки к чужой
боли. Приголубить, пожалеть ребёнка - это более свойственно женщине. Поистине, что теряется в одном отношении, то
выигрывается в другом.
Различия в душевных особенностях проистекают из разной роли, которую должны играть мужчина и женщина в
семье. Женщина как мать и жена - это чуткий барометр, который должен уловить душевное состояние каждого члена семьи,
чтобы своей ласкою и вниманием прийти на помощь мужу, правильно направить детей при их воспитании. Центром семьи и её
душой служит женщина. Она создаёт внутреннюю атмосферу, обстановку семьи. Ей для этого даны от Бога все необходимые
силы: особая интуиция, мягкость характера и чуткость. Эмоциональная природа женщины, присущий ей инстинкт
материнства, её нежность и способность, к состраданию позволяют ей играть роль заботливой матери, чуткой супруги,
любящей дочери или сестры. Мужчина как отец и муж - это глава семьи, который должен уметь принимать решения и нести
ответственность за всю семью. Муж - это внешняя защита для всей семьи. Ему для этого дано от Бога всё необходимое:
логичный ум, твёрдость воли, неувлечённость случайными эмоциями.
Роль женщины, это, прежде всего, роль супруги и матери, хранительницы человеческого рода. Преимущественное
направление её деятельности - это служение в семье: рождение и воспитание детей, забота о муже, ведение домашнего
хозяйства. Служение мужчины, не обременённого месячными (кстати, месячные занимают у женщин до 96 дней в году),
рождением детей, преимущественно вне семьи. Именно мужчины по общему правилу осуществляют военную, управленческую,
религиозную деятельность, являются воинами, судьями, управленцами, жрецами, священниками, учёными. Именно мужчины
защищают свою землю от врагов. Они несут основную ответственность и за экономическое развитие, и за справедливое
руководство государством.
Особенности душевного склада в контексте семьи становятся достоинствами. Например, разная чувствительность
мужчины и женщины просто необходима. Они дополняют друг друга в семье, друг без друга им было бы тяжело. Воспитывая
детей без жены, отец мог бы просто не замечать много из того, что происходит с детьми. А мать, воспитывая детей без мужа,
совершала бы множество ошибок из-за навалившихся на неё внешних обстоятельств. Вне семьи особенности каждого пола
становятся или пороками, или воспринимаются как недостатки. Так, старые холостяки отличаются особой чёрствостью.
Физическая сила мужчины, не направленная на защиту семьи, превращается в хулиганство. Женская эмоциональность,
впечатлительность вредна в профессиональной деятельности, например, для судьи, который должен быть беспристрастен. В
России однажды именно женщина - следователь помогла бежать из следственного изолятора подследственному убийце,
влюбившись в него. При этом во время неудачного побега были ещё убиты несколько солдат охраны .
По христианскому учению, отказываться от предназначенной Богом роли опасно. Например, женщина хочет быть
независимой и мужественной («я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик»), но для этого ей приходится уродовать свою природу. А
когда эта мужественная женщина вступает в брак, она уже не может выполнять свою роль в семье. То же самое происходит с
мужчинами, если они теряют свою мужественность. Женщина не может стать «настоящим мужчиной», равно как и мужчина
«настоящей женщиной». Первые становятся «мужиком в юбке», вторые - «бабой в штанах». То есть это и ни мужчина, и не
женщина. Так, серединка-наполовинку.
2. Рождение и христианское воспитание детей.
3. Предохранение от распутства и сохранение целомудрия. Половые отношения допускаются только в браке.
Добрачные и внебрачные половые связи недопустимы.
Следует избегать половых отношений до брака, потому что в противном случае можно заразиться СПИДом или
другим заболеванием, передающимся половым путём. Ни одно из противозачаточных средств предохранения (контрацептивов)
не даёт стопроцентной гарантии от беременности. Зато налицо побочные отрицательные эффекты, осложнения, заболевания
женщин от употребления противозачаточных средств. Умение пользоваться контрацептивами приводит молодых людей к
безответственности в сексуальной жизни: «А чего бояться? Ничего не будет!». Безответственность рождает распущенность
нравов, что приводит к росту беспорядочных половых связей. Запрет добрачных половых связей необходим для того, чтобы не
рождались внебрачные и никому не нужные дети. Поэтому бόльшую осторожность проявляет женщина, которая может
забеременеть. Ей приходится каждый раз думать: а что будет, если я забеременею от этого человека? Мужчинам об этом
каждый раз думать не приходится, так как они рискуют по сути только уплатой алиментов на содержание ребёнка. От
нежелательных детей нередко избавляются при помощи аборта со всеми его негативными последствиями (см. с……..). Таким
образом, женщина всегда остаётся потерпевшей стороной, использует ли она гормональные противозачаточные препараты,
вредные для здоровья, делает ли аборт или же рожает ребёнка и пополняет ряды одиноких матерей.
По учению православной церкви половые связи до брака считаются блудным грехом, который ранит не только тело,
но и душу. Человек состоит из духа (это часть человеческого естества, которая способна устремляться к Богу), души (ум, воля,
чувства) и тела. Крепкий брак возникает тогда, когда супруги связаны на всех уровнях: и духом, и душою, и телом. Но закон
духовной жизни таков: сначала мужчина и женщина дают обязательства верности и закрепляют это браком, потом допускается
телесная близость. То есть сначала возникает духовная связь, затем - телесная. Если наоборот, семья будет уродливая.
Психология человека такова: чем дешевле нам что-либо достаётся, тем меньше мы это ценим. Девушка легко рассталась со
своей девственностью, тогда вряд ли её возлюбленный будет её ценить.
Говорят, что для благополучного вступления в брак необходим сексуальный опыт, нужно до свадьбы проверить свою
сексуальную совместимость. Однако неужели любящий мужчина откажется от своей любимой только потому, что у них не
очень удачно получилось в постели? О необходимости проверки «сексуальной совместимости» обычно говорят те, кто не
настроен на серьёзные отношения, вовсе не думает о какой-либо семье, а хочет просто попробовать: с одной, с другой, с
десятой…. Ему нужна не девушка с её сложным внутренним миром. Ему нужно только её тело. Если она уступает, он её бросает.
Девушка для него потеряла всякий интерес, одна крепость пала, надо идти брать штурмом другую. «Эту я уломал! А вот ту
смогу?». Если она не уступит, он, не получив желанного тела, также бросит неуступчивую девушку. Такие мужчины
привыкают относиться к женщинам не как к человеку, достойному уважения, а как к вещи, как на безразличное средство
удовлетворения своей сексуальной потребности. Трудно от развратного человека, как от грубого эгоиста, ожидать в браке
уважения, целомудренной любви и чистых отношений к жене. Трудно и ему самому удержаться со временем от измены жене. А
если девушка не уступает сексуальным просьбам юноши, а он не бросает её, остаётся с ней и полгода, и год, значит, что её
избранник относится к ней с уважением, он ценит её желание сохранить чистоту до брака и оставляет свои притязания. Ему
нужна именно она, а не только одно её тело. Если молодой человек ещё до брака относится к девушке с уважением, она может
радоваться: вероятность, что муж будет ей верен всю жизнь, очень велика.
Роль сексуальных отношений в семейной жизни сильно преувеливается современными средствами массовой
информации. Дело в том, что когда молодой человек формирует свои представления об отношениях между мужчиной и
женщиной на основании кинофильмов, то эти представления сильно искажены. Идеальная пара предстаёт вечно целующейся,
да ещё и затяжными поцелуями, а любое проявление внимания и нежности героев друг к другу обязательно сводится к
постельной сцене. В результате возникает впечатление, что семейная жизнь протекает на 90 процентов в спальне. С другой
стороны, внушается, что якобы большинство разводов совершается исключительно из-за того, что супруги не умеют
заниматься «любовью», сексом. Отсюда все разлады и скандалы в семье. На самом деле, в крепких семьях отношения между
супругами на 99 процентов состоят из заботы друг о друге, из совместных трудов по ведению хозяйства, по воспитанию детей. И
когда в этих совместных трудах один из супругов видит в другом постоянное проявление любви, то тогда супружеская близость
бывает естественным завершением этой любви, проявлением нежности и внимания. Именно в заботе друг о друге и
проявляется любовь. Секс же возможен и без всякой любви (например, проституция). Секс есть и у животных, которые живут
инстинктами, и не знают любви.
Земная жизнь человека весьма коротка, любой день в жизни любого человека может оказаться последним. Надо
спешить раскрыть и реализовать свои способности, посвящать своё время полезным делам, плодотворной работе и
самосовершенствованию, а не тратить свою жизнь и время на поиски удовлетворения телесных удовольствий.

Учение католической и протестантской церквей о сущности и цели брака

Учение западной католической церкви о сущности и цели брака отличалось от учения восточной православной
церкви. Выразителем учения католической церкви о браке являлся Августин Блаженный (353-440), юрист по
образованию. Он утверждал в своих трудах, что причина брака одна, а именно рождение детей и что там, где стремятся,
чтобы детей не было, нет и брака. Он даже недоумевает, для какой другой цели создана жена, если не для рождения
детей.
Свод (корпус) канонического права 1582 г. отмечал, что «главная цель брака состоит в рождении, и в
особенности, в воспитании детей». Главная цель брака, то есть рождение детей, настолько существенна, что, если она
исключена, брак не может осуществиться. Кроме этой цели могут быть и другие, второстепенные цели: взаимная
помощь и избавление от страстности - лекарство от блуда, но и то и другое лишь следствия главной цели брака -
деторождения.
В протестантизме также главной целью брака признается рождение и воспитание детей. Это воззрение
отразилось и в законодательстве протестантских государств. Например, Прусское земское уложение 1794 г. гласило:
«Главная цель брака есть рождение и воспитание детей».

История заключения (совершения) брака в христианской


Римской (Византийской) империи и в Западной Европе.
Церковный брак

Древние христиане как римские граждане заключали браки по гражданским законам Римской империи ( см.
с……..). Римское право рассматривало брак как договор, поэтому брак устанавливался взаимным согласием сторон,
выраженным в той или иной форме без участия государственной власти. По форме это согласие могло быть устным,
письменным в виде договора о приданом и предбрачном даре или выражено совершившимся делом - переходом невесты
в дом жениха. Отцы христианской церкви и богословы первых веков христианства советовали верующим освящать
свободно заключённый брак благословением от лица церкви епископами и священниками.
Обряд церковного венчания не был обязательным для всех вступающих в брак христиан. Церковное венчание
церковь рассматривала как некоторую особую привилегию, которую она давала только достойным как награду за
нравственную чистоту жизни до брака. Поэтому церковь не разрешала венчание в ряде случаев. Например, когда
стороны начинали половое сожительство ещё до брака; при повторении брака.
Таким образом, христиане вступали в брак и через церковное благословение (венчание в церкви), и через
взаимное согласие сторон, выраженное в различной форме. Церковь настаивала на необходимости освящать браки
благословением епископа, но она признавала и действительность таких браков между христианами, которые были
заключены без её благословения (венчания) по законам римско-византийских императоров. В Священном Писании ни о
какой определённой форме заключения брака не говорится. Только в конце IX в. (893 г.) законом византийского
императора Льва VI было установлено, что брак может быть заключён исключительно посредством церковного
венчания, так что брак, заключённый в какой-либо другой форме, признавался незаконным и недействительным.
Заключение брака без ведома и благословения приходского священника было запрещено. Введение обязательного
бракосочетания по церковному обряду означало, что решением государственной власти совершение христианского
брака перешло в исключительное ведение православной церкви. Тем самым по закону императора был установлен
обязательный церковный брак, то есть регистрация брака православной церковью. Духовенство вело регистрацию
браков, записывало их в метрические книги.
Заключение браков в Византии начиналось с обращения жениха и невесты или их родителей к своему епископу с
прошением благословить их брак. Епископ выдавал просителям предписание на имя приходского священника совершить
церковное венчание при достоверном свидетельстве отсутствия препятствий к нему. В православной церкви совершителем
таинства брака является священник. Вступая в брак, жених и невеста перед священником, а в его лице перед церковью дают
свободное обещание во взаимной супружеской верности. Священник же в таинстве браковенчания испрашивает для них у Бога
благодатную помощь во всём и благословение на рождение и христианское воспитание детей.
В Западной Европе длительное время вплоть до Тридентского собора XVI в. не было законно установленной
формы заключения брака. По традиции, перешедшей из римского права, брак считался заключённым с момента
взаимного согласия жениха и невесты без соблюдения каких-либо формальностей. При господстве таких взглядов
обычным явлением средних веков сделались тайные браки, то есть такие, где взаимное согласие жениха и невесты было
дано без ведома церкви и даже без всяких свидетелей. Люди недобросовестные, заключив тайный брак без всяких
формальностей, могли вступать в новые, такие же тайные браки, с тем, чтобы опять их разорвать. В брак могли вступать
между собой близкие родственники. Неблагоразумные дети могли вступать без согласия благоразумных родителей в
необдуманные браки. Католическая церковь для предотвращения этих злоупотреблений стала требовать, чтобы брак
всегда имел публичный, гласный характер, благодаря которой могли бы предупреждаться недозволенные браки и самое
событие бракосочетания могло бы быть с несомненностью удостоверено.
Папа Александр III в XII в. предписал, что брак может быть заключен перед священником, или перед нотариусом в
присутствии заслуживающих доверие свидетелей. Затем папой Иннокентием III в 1215 г. предписано было заключать браки
после предварительных троекратных оглашений в храме в три праздничных или воскресных дня о предстоящем браке, чтобы
выявить возможные препятствия. Затем считалось уже безразличным, заявлено ли будет согласие жениха и невесты перед
священником, или перед нотариусом со свидетелями.
Только в XVI в. Тридéнтский собор католической церкви (1545-1563) установил обязательную для католиков
форму брака. Форма эта состояла в «объявлении согласия на брак в присутствии приходского священника и двух
свидетелей».
Перед заключением брака должно быть совершено оглашение в течение трёх непрерывно следующих воскресных или
праздничных дней. После оглашения, если не окажется законных препятствий, изъявление согласия на брак жениха и невесты
должно состояться перед собственным приходским священником и двумя свидетелями. Священник был необходим для
юридической силы брака не как служитель и совершитель таинства, а как авторитетный свидетель, вместе с другими двумя
свидетелями, удостоверяющий событие бракосочетания и придающий бракосочетанию гласный характер. Для
действительности брака необходимо не венчание, которое желательно, но юридического значения не имеет, а лишь пассивное
присутствие приходского священника как представителя церкви, хотя бы и не в храме, и как одного из свидетелей. По мнению
католических богословов, брак как договор двух сторон заключается самим мужем и женой, которые и являются
совершителями таинства, а священник - только свидетелем. В православной церкви совершителем таинства брака является
священник.
Между тем в католической Франции абсолютная королевская власть ввела другой порядок заключения брака,
отличный от тридентского и сходный с тем, который Лев VI ввёл в Византийской империи. Королевским ордонансом,
изданным в Блуа в 1579 г., было установлено, что для действительности брака необходимо не только присутствие
приходского священника как свидетеля, но и церковное венчание в присутствии четырёх свидетелей. Брак торжественно
совершается священником в присутствии четырёх свидетелей и записывается им в метрические книги. Тем самым и в
странах Западной Европы был установлен обязательный церковный брак, то есть регистрация брака господствующей
христианской церковью, католической или протестантской.
Постановления Тридентского Собора не были приняты протестантами. В церковных уставах протестантской
церкви Германии была удержана прежняя, церковная форма брака, и для совершения брака требовалось церковное
благословение. Протестантские богословы отвергли воззрение на брак, как на таинство, и признали его светский
характер. Они рассматривали брак уже только как человеческое установление. Священник передавал во имя Бога
жениха и невесту друг другу в присутствии двух свидетелей. Церковный брак в Германии образовался вследствие
постановлений государственной власти, которая смотрела на священника, как на своего представителя . В Англии после
реформации законом 1538 г. регистрация брака была возложена на англиканское духовенство.

Условия действительности брака. Препятствия к браку

Для действительности брака требуется наличие определённых условий, отсутствие которых составляет
препятствие. Браки, совершённые с нарушением препятствий, как акты незаконные, не являются браками. Условия для
вступления в брак вытекают из различных причин - физических (естественных, физиологических), этических
(нравственных), юридических и религиозных. Каноническое право устанавливало следующие условия действительности
брака: 1) достижение брачного возраста; 2) физическая и психическая способность к браку; 3) отсутствие близкого
родства и свойства; 4) взаимное согласие вступающих в брак; 5) согласие родителей на брак детей; 6) свобода от
брачных уз; 7) отсутствие преступления, направленного против брака; 8) отсутствие духовного сана и монашества; 9)
единство религии.

А. Достижение брачного возраста

Препятствием к браку являлось отсутствие требуемого законом брачного возраста. Каноническое право
сохранило минимальный возраст вступления в брак, принятый в римском праве, - 14 лет для мужчины и 12 лет для
женщины. В Византии в «Эклоге» (VIII в.) для вступающих в брак возраст был увеличен на один год: 15 лет для мужчин
и 13 лет для женщин. Однако в «Прохироне» (IX в.) этот возраст был снижен на год - соответственно 14 и 12 лет, то есть
произошёл возврат к нормам римского права. В православной церкви был установлен и высший возрастной предел для
вступления в брак. Святитель Василий Великий указывал такой предел для вдов - 60 лет, для мужчин - 70 лет. По
французскому обычному праву брачный возраст для женщин был 12 лет, для мужчин - 15 лет, 14 или 13 лет.

Б. Физическая и психическая способность к браку

Препятствием к браку являлась физическая неспособность к супружескому сожитию, которая понималась как
неспособность к совокуплению, и притом как неспособность добрачная, а не во время брака возникающая. Такой
недостаток имеют скопцы (кастраты) - лица мужского и женского пола, насильственным образом лишённые: мужчина -
семенных, а женщина - грудных желез. Одна из целей брака – удовлетворение сексуальной потребности супругов.
Отсюда требование физической, половой способности к браку.
Неспособность к деторождению - импотенция не считалась препятствием к браку, потому что её трудно
открыть прежде вступления в брак. По византийским законам при неспособности мужа к супружескому сожитию,
приобретённому до вступления в брак, допускался развод, но только по происшествии трёх лет со времени заключения
брака.
Безумные и сумасшедшие не могли считаться способными к заключению брака, потому что трудно ожидать,
чтобы они составили счастье другого и потому что они не способны сознавать супружеские отношения.

В. Отсутствие близкого родства и свойства между будущими супругами

Браки в близком родстве признавались недопустимыми. Христианская церковь строго ограничила браки не
только между кровными родственниками, но также и между родственниками и свойственниками по мужу или жене (см.
с……). В Византийской империи в «Эклоге» содержалось запрещение браков до шестой степени бокового родства -
между троюродным братом и сестрой.
Наиболее строгим в отношении родства было каноническое право католической церкви. Католическая церковь
запретила брак до седьмой степени не только родства, но и свойства. При этом западное исчисление означало не
рождение, а поколение. Например, брат и сестра составляют одно поколение, двоюродные брат и сестра - второе
поколение, троюродные - третью. Следовательно, запрещение браков следовало доводить до 14 степеней. Со времени IV
Латеранского собора 1215 г. запрещение ограничено было четырьмя степенями, то есть между внуками, происходящими
от двоюродных братьев и сестер.
Протестантская церковь в Германии, Англии сузила пределы кровного родства до третьей степени родства, как
в законодательстве Моисея и римском праве, которые не запрещали браки между двоюродными братьями и сестрами.

Г. Взаимное согласие вступающих в брак

Препятствием к браку являлась неспособность или невозможность сознательного и свободного выражения


воли, отсутствие взаимного согласия вступающих в брак лиц. Для заключения брака требовалось взаимное согласие
будущих супругов. Неспособными действовать сознательно признавались лица, находящиеся в таком ненормальном
состоянии, которым исключаются сознание и свободная воля, именно в состоянии опьянения и в состоянии усыпления,
а также безумные и сумасшедшие.
Недействительными признавались браки, заключённые вследствие принуждения и заблуждения - ошибки.
Принуждение было возможно в виде прямого физического насилия или в виде угроз, при котором угрожаемому лицу
предстоит выбор между угрожающим злом и вступлением в брак. Под понятие принуждения относилось и похищение
невесты против воли похищенной. С XIII в. похитителю был разрешен брак с похищенной после церковного покаяния,
освобождения похищенной и согласия её отца.
Заблуждение при вступлении в брак состояло в ложном представлении о лице, с которым брак заключается.
Ошибка в сословном положении супруга разрушала брак. Например, жених думает, что женится на дочери знатного, а в
действительности на простолюдинке. Недействителен был брак в случае, когда лицо, предполагавшееся свободным,
оказалось рабом. Брак по правилу заключался только между лицами одинакового общественного (сословного)
положения. Браки между лицами разных сословий можно считать редким исключением.

Д. Согласие родителей жениха и невесты на брак детей

Дети не могли самостоятельно вступать в брак без согласия родителей. По римскому праву согласие отца на
брак детей относилось к условиям действительности брака (D. XXIII. 2. 2). Поэтому оно не признавало юридического
значения за браком, заключённым детьми самовольно, без согласия отца. В византийском праве брак дочери до
достижения 25-летнего возраста без согласия отца был признан недействительным. Но так как по римским и
византийским законам на отце лежала обязанность устраивать брак своих детей, то он не мог без основательных причин
удержать их от вступления в брак.
Эта норма устройства брака отцом вытекала из отцовской власти. С другой стороны, предусматривалось более
серьёзное и рассудительное отношение к выбору супруга, ибо родители, имея большой жизненный опыт и
ответственность за детей, желая им благополучия, могут помочь молодым людям в выборе будущих супругов. Браки не
должны совершаться по одному только произволу вступающих в брак, по легкомыслию молодости и по неразумному
влечению. Тем более что христианская церковь внушала младшим - повиновение и почтение к старшим, а последним -
заботливость о первых.
Каноническое право поощряло браки. Рассматривая брак как самостоятельный союз двух лиц, католическая
церковь считала, что в браке существенно взаимное согласие будущих супругов, и этим ослабляла значение согласия со
стороны родителей. Брак, заключённый совершеннолетними детьми против воли родителей, хотя в принципе и
осуждался католической церковью, однако признавался действительным. Брак основывается на свободном согласии
самих супругов и потому действителен независимо от воли родителей.
Исходя из стремления к укреплению родительской власти и из опасения неравных браков, светская власть
стояла на совершенно иной точке зрения. При политическом отчуждении сословий утвердилось понятие неравного
брака; брак благородного (дворянина) с неблагородным считался постыдным. В течение нескольких веков она вела
борьбу против церкви за введение правила об обязательности согласия родителей. Французский королевский эдикт
(указ) 1556 г. установил, что женщины, не достигшие 25-летнего возраста, и мужчины, не достигшие 30-летнего
возраста, не могли вступать в брак без согласия отца и матери или восходящих родственников. Отец и мать были вправе
лишить наследства своего виновного сына или дочь и отменить дарения, которые они им ранее сделали.
Каноническое право протестантской церкви признавало недействительными браки, заключённые без согласия

родителей.

Е. Свобода от брачных уз. Количество браков

Вступающий в брак должен быть свободен от брачных уз. Моногамия составляет коренное условие законности
христианского брака. Брак - это союз одного мужа и одной жены, заключённый с целью взаимного восполнения и
помощи в спасении и, следовательно, на всю жизнь, то, естественно, что вступление в другой брак безусловно
запрещено лицу, которое уже состоит в браке. Препятствием к браку являлась связанность существующими брачными
узами.
Католическая и лютеранская церковь дозволяют своим членам последовательно вступать в брак
неограниченное число раз. По учению католической церкви, переживший супруг мог вступать в новые браки без
ограничения числа с целью произведения многочисленного потомства.
Православная церковь утверждает, что норма брака - это его абсолютное единство. Верность вдовца или вдовы
покойной или покойному - это нечто большее, чем «идеал», это - норма христианской жизни, потому что христианский
брак - не только земной, плотский союз, но и вечные узы, брак не прерывается смертью.
«Брак по природе один, как одно рождение и одна смерть, - отвечала сестра святителя Грирория Нисского, святая
Макрина, когда по смерти жениха ей предложили выйти замуж за другого, - жених мой жив в надежде воскресения, и было бы
нехорошо не сохранить ему верности».
Второй брак совершенно не позволителен для христианина 19. Вместе с тем православная церковь проявила
терпимость к человеческой слабости. Второй брак допускается только как отступление от нормы, как послабление
человеческой слабости, как средство для избежания худшего - разврата, как своего рода лекарство или как новая
возможность исправить ошибку или искупить грех. После прекращения брака смертью одного из супругов, оставшийся
в живых супруг может вступить в новый брак. Апостол Павел говорил: «Жена связана законом, доколе жив муж её; если
же муж её умрет, свободна выйти, за кого хочет только в Господе».
Согласно этому изречению вдова, если захочет вступить во второй брак, должна сделать это не случайно, но весьма
обдуманно и согласно с христианскими законами. Апостол Паве даёт совет вступать в брак тем молодым вдовам, у которых
брачная жизнь продолжалась недолго, и которые не могут в строгости соблюдать вдовства: «Если не могут воздержаться, пусть
вступают в брак, ибо лучше вступать в брак, нежели разжигаться». Но она должна быть благоразумна в выборе мужа.
Православная церковь ограничила повторяемость брака лишь тремя случаями. Мужчина или женщина, в виде
исключения имели право вступить во второй и третий брак. При этом третий брак допускался при наличии
определённых условий: возрасте до 40 лет и отсутствии детей. Причем для дозволения на вступление в третий брак
требовалось наличие обоих этих условий, а не одного из них. Четвертый брак был категорически запрещен.
Когда один византийский император Лев VI (886-912), бездетный вдовец после трёх браков, женился в четвертый раз,
православная церковь долго не признавала действительность его брака, хотя он был нужен для продолжения династии и
сохранения стабильности верховной императорской власти. И продолжительная борьба между церковью и государством из-за
этого брака (конфликт дошёл до того, что на рождество 906 г. и крещение 907 г. патриарх константинопольский Николай
Мистик не впустил императора Льва в главный храм Святой Софии!) закончилась изданием Константинопольским собором
920 г. формального акта, категорически запрещающим четвертый брак на будущее время.
Почему православная церковь утверждает, что второй брак совершенно не позволителен для христианина? Ведь
второй брак допускается, признается законным, но, однако первый гораздо лучше второго. «Первая жена от Бога, вторая - от
человека, а третья - от дьявола»; «Три жены имел, а от всех терпел». Не слишком ли это строго? Люди вообще почитают
вдовство великим несчастьем в жизни, особенно для вдовы.
Выдающийся православный богослов, святитель Иоанн Златоуст (ок. 347-407) всесторонне рассмотрел вопрос о
втором браке. По словам Златоуста, оставшийся в живых супруг, если его связывали с умершим искреннее чувство и взаимная
преданность, всегда будет жить воспоминаниями о нём. Вырвать с корнем это воспоминание, заставить забыть свою любимую
подругу жизни не в состоянии ни время, ни общение с другой женой, ибо сила любви так всеобъемлюща, что соединяет с ним
находящихся даже вдали от нас. Второго мужа она не может любить подобающим образом, так как ум её обращается к
покойному. Думы об умершем муже, нередко тщательно скрываемые женой от второго супруга, делают как бы двойственной её
жизнь, не говоря уже о том, что не дают полного душевного мира и счастья оставшемуся в живых супругу. Это ясно
показывает, что второй брак не может соответствовать идее его, как союза самого тесного и исключительного.
Выражаясь во вне, как и всякое сильное чувство, воспоминания оставшегося в живых супруга об умершей часто
служат источником разного рода неприятностей и семейных ссор. Златоуст говорит: «Второй брак часто бывает поводом и
причиной ссоры и ежедневных браней. Часто муж, сидя за столом и вспомнив о первой жене при второй, тихо прослезится, а
эта тотчас начинает сердиться и нападает, подобно дикому зверю, стараясь наказать за любовь его к той; и если он хочет
хвалить скончавшуюся, то похвалы становятся поводом к ссоре. Ту, которой она не видала, которой не слыхала, от которой не
испытала ничего дурного, она ненавидит и отвращается, и самая смерть не погашает ненависти. Кто слыхал, кто видал, чтобы
ревновали праху и враждовали против пепла?».
Но беда не ограничивается этим. Ненависть к умершей часто переносится второй женой и на оставшихся в живых её
детей. Муж по чувству любви к скончавшейся обнимает её детей, лаская и вместе сожалея о сиротстве их, - и этого достаточно,
чтобы им была объявлена настоящая война, чтобы превратить мачеху в львицу, оскорблённую нежным и сердечным
отношением мужа к детям своей соперницы-первой жены. Трудно допустить, чтобы при таком отношении к детям она стала
заниматься хлопотливым делом их воспитания. И дети могут ли относиться к ней, как к матери, с детской любовью,
доверчивостью и искренностью? «Все это может низвратить дом и сделать для женившегося жизнь не в жизнь». «Горько
живётся от мачехи пасынку, а не сладко ж и мачехе от пасынка»; «В лесу медведь, а в дому - мачеха»; «Поровну мачеха делила,
а пасынкам ничего не осталось»; «Когда отец приводит мачеху, он и сам становится отчимом» (афганская).
Второй брак, особенно заключённый вскоре после смерти супруга, - несомненно, свидетельствует о чувственной
невоздержанности оставшегося в живых супруга. От таких переменчивых, ненадежных людей уклоняются, им не доверяют. К
тому же человек не может любить одинаково своих детей и чужих. Он вольно или невольно отдаёт предпочтение своим детям.
Вдова, вступая во второй брак, не должна рассчитывать на горячую и искреннюю любовь мужа в силу известного
свойства человеческой души любить больше всего те предметы, которыми он пользуется впервые, а не после других. Нам
особенно нравятся одежды, которых никто не носил; мы любим тот дом, который выстроили сами. Такое же чувство любви
только в более сильной степени является у человека в отношении к первой жене, как «неприкосновенной и принадлежащей
собственно ему и никому другому». «Кто берёт вдову, словно на рынке приобретая старую, но добротную вещь, пусть подумает,
а кто её носил?» (чешская и польская). На вдову же он будет смотреть не с такой любовью и расположенностью. Поэтому всего
лучше вдовам и вдовцам довольствоваться первым браком.

Ж. Отсутствие преступления, направленного против брака

Православная церковь запрещала вступать в брак всем бывшим супругам, по вине которых был расторгнут
брак. К таким лицам относились двоежёнцы и дмумужницы, прелюбодеи. Виновный в прелюбодеянии, из-за которого
расторгнут первый брак, не мог вступать в новый брак. Осуждение на всегдашнее безбрачие в этих случаях являлось
наказанием лица, виновного в разрушении брака своим преступлением против брачного союза.
Препятствием к браку каноническое право католической церкви признавало квалифицированное (отягчённое)
прелюбодеяние, то есть осложнённое особыми качествами и признаками. Например, когда прелюбодеи, уже при жизни
оскорбляемого в своей чести супруга, обещали себе взаимно вступление в брак, или даже фактически пытались
заключить брак.
З. Отсутствие духовного сана и монашества

Монахам и монахиням запрещается вступать в брак после принесения ими обетов безбрачия и полного
удаления от мира. В православной церкви женатые мужчины могли стать священниками. Но кандидат в священники
должен был быть женатым один раз, не на вдове и не на разведённой женщине. Духовенство после посвящения в сан
безусловно не имеет права на вступление в брак. Это означает, что вдовый священник не может вступать в новый брак,
так как церковь признает священным только первый брак. Если же он захочет вступить в новый брак, то он должен
оставить своё священническое служение. Он должен быть верным своей супруге до конца своей жизни.
Этот запрет был вызван необходимостью соблюдения достоинства духовенства, которое должно быть примером для
остальных в осуществлении нормы церковного учения. Церковь не допускает второбрачных, как плохих служителей малой
церкви - семьи, быть служителями церкви великой.
К сану священника допускаются только те, кто сделал твёрдый и окончательный выбор между браком и безбрачием .
Это требование было вызвано следующими соображениями. Мужчине, желающему вступать в брак, ищущему себе жену, не
хватает духовной зрелости, независимо от возраста. Вполне законное и неизбежное стремление нравиться, забота о внешности
естественны для мужчины в такое время, но не приличествуют человеку, чьим заботам вверено попечение о человеческих
душах, кто должен посвятить себя единственной задаче - проповеди царства божьего. Отсюда правило церкви: к
священническому служению допускаются только те, кто сделал твердый и окончательный выбор между браком и безбрачием.
Главная причина запрета вдовому священнику вступать в новый брак заключается в том, что церковь признает
священным только первый брак и поэтому не может не требовать от своих священнослужителей сохранения той чистоты
жизни, которую они проповедуют другим через своё служение. Примиряясь, скрепя сердце, с повторными браками мирян,
православная церковь абсолютно запрещает их тем, кто должен служить примером для остальных в осуществлении нормы
церковного учения, - своим священнослужителям.
В католической церкви с XI в. были запрещены браки духовенства и принудительно устанавливался целибáт -
обязательное безбрачие лиц, принимающих священный сан. Безбрачие духовенства рассматривалось как главное
средство достигнуть полного отрешения католического духовенства от всяких мирских связей, ибо в браке слишком
много приходиться заботиться о житейских делах, и, благодаря этому, всецело посвятить себя интересам церкви.
У католиков брак считался препятствием к деятельному проявлению любви к Богу, мешал вполне предаться
служению Богу, потому что в браке слишком много приходиться заботиться о житейских делах. Духовенство, свободное от
забот о семье, было орудием папской политики в борьбе со светской властью за преобладание (см. с…..). Это безбрачное
духовенство присвоило себе исключительное право судить о брачных делах. Требование католической церкви обязательного
безбрачия от лиц, принимающий сан священника, объясняется также невысоким взглядом на брак. В западном богословии
половая жизнь считалась равнозначной греху. Она могла быть оправдана лишь через рождение детей. Следовательно, брак и
продолжение рода по сравнению с целибатом - то же, что жалкий суррогат (замена) по сравнению с подлинным христианским
идеалом.
Вместе с тем принудительный целибат лишает это безбрачие «во имя Христа» одухотворённости и превращает его из
естественной потребности в нечто невыносимое и излишнее. Христианский целибат немыслим без поста, молитвы, смирения.
Предание православной церкви единодушно утверждает, что девственность и воздержание осуществимы лишь в монастыре, в
монастырском общежитии. Лишь очень немногие особо сильные личности могут сохранить безбрачие, живя в миру.

И. Единство религии будущих супругов

Препятствием к браку являлось различие религии между супругами. Поэтому условием действительности
брака являлось единство религии будущих супругов. Недействительными признавались браки христиан - католиков с
неверующими лицами (атеистами, безбожниками), лицами нехристианского вероисповедания - язычниками, иудеями,
мусульманами и т. д., а также с лицами различных христианских исповеданий - православными, протестантами.
Аналогичные нормы действовали в отношении христиан - православных и протестантов.
Смешанные браки верующих с неверующими допускались, когда они были заключены между неверующими
лицами, из которых одно из них впоследствии обращалось в христианство. Если неверующий супруг желал продолжить
брак с женой - христианской или, обратно, неверующая жена с верующим мужем, который не отвлекает от истинной
христианской веры, то такой брак оставался в полной силе. Если неверующая жена принуждала возвратиться к
прежнему нечестию (например, приносить языческие жертвы) или требовала развода, христианин или христианка могли
развестись.
Брак католика и еретикá признавался действительным. Католическая церковь разрешала, в виде исключения,
браки с протестантами лишь при том условии, чтобы другая сторона обязывалась принять католическую веру.
Брак между лицами различных вероисповеданий необходимо должен влечь за собой одно из двух последствий
- или охлаждение одного из супругов к своему вероисповеданию - охлаждение свободное или вынужденное, или же при
равенстве религиозного чувства у обоих супругов - семейный разлад и несогласие, особенно по отношению к
воспитанию детей. Первое последствие представляет опасность отпадения от своего вероисповедания. Второе
последствие, то есть разлад, несовместим с понятием о христианском браке.
Требование единства религии супругов прежде всего вызвано тем, что отсутствие единомыслия в вере представляет
серьёзную угрозу целостности супружеского союза. Если у мужа и жены нет единства религиозно-нравственных взглядов, то
есть по наиболее важным жизненным вопросам, то нет и согласия, а, следовательно, мира и счастья в их браке. Христианский
брак невозможен без полного единения во Христе. Единство религии - необходимое условие семейной жизни, предполагающей
не только физическое, но и духовное общение между мужем и женой. Духовное же общение необходимо предполагает единство
во взглядах по всем основным вопросам жизни, исключающее возможность тяжелой борьбы между супругами. Равным
образом при различии религии не могло быть между супругами согласия относительно воспитания детей.

Евангельское учение о нерасторжимости брака. Развод

Естественной причиной прекращения брака является смерть одного или обоих супругов. Церковь настаивает
на пожизненной верности супругов и нерасторжимости христианского брака, основываясь на словах Христа: «Что Бог
сочетал, того человек да не разлучает... Кто разведётся с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот
прелюбодействует; и женившийся на разведённой прелюбодействует» (Мф. 19. 6, 9). Развод, по строгому смыслу
евангельского учения, допускался только по вине прелюбодеяния, которое оскверняет святость брака и разрушает связь
супружеской верности. Развод разрешался также и в случае оставления супругом - не христианином другого супруга,
принявшего христианство.
Православная церковь считает, что нерасторжимость брака есть идеал, но допускает развод как крайнюю меру,
как «неизбежное зло», так как человеческая немощь требует снисхождения, люди не смогут соблюдать непосильные
требования. Развод всегда рассматривался как серьезный грех, ибо он приносит тяжкие духовные страдания и супругам,
по меньшей мере, одному из них, и особенно детям, лишая их семьи. Церковь в некоторых случаях допускает развод,
как меньшее зло по сравнению с бόльшим.
Евангельское учение о нерасторжимости брака, о разводе резко противоречило тогдашним обычаям . «Если
такова обязанность к жене, - заметили ученики Христа, - то лучше не жениться». У евреев дозволялся односторонний
развод мужу, который имел право дать жене разводное письмо при малейшем недовольстве её поведением. В римском
праве супруги пользовались почти безграничной свободой развода. Брак расторгался без участия государственной
власти путём вручения разводного письма при свидетелях. Развод допускался как по взаимному согласию супругов, так
и по одностороннему заявлению одного из супругов. У древних германцев правом на развод обладал только муж, но не
жена.
Христианская церковь в соответствии с евангельским учением потребовала строго соблюдения супружеской
верности не только от жены, но и от мужа. По римскому праву только жена обязана была соблюдать верность своему
мужу. Прелюбодеяние определялось как половая связь замужней женщины со всяким посторонним мужчиной -
женатым или холостым. Связь женатого мужчины с незамужней женщиной (девицей или вдовой) была только
безнравственным проступком, блудом. В прелюбодеянии он становился виновным только в том случае, если он вступал
в связь с посторонней замужней женщиной.
Церковь, напротив, одинаково обязывала супругов к соблюдению взаимной верности. Под прелюбодеянием
понималось половое сношение лица, состоящего в браке с любым третьим лицом, то есть отрицалось понимание
прелюбодеяния как на сношение только с замужней женщиной. Такое требование было слишком высоким для общества,
поэтому церковь вынуждена была считаться с предписаниями светского права, которое оставалось дохристианским
римским правом и лишь постепенно вбирало в себя христианские нормы. Церковь вела непримиримую борьбу с
языческими воззрениями на прелюбодеяние.
Христианское учение о нерасторжимости брака по произволу супругов должно было выдержать долгую и
упорную борьбу с римским правом с его почти безграничной свободой развода. Христианская церковь, как
православная в римско-византийской империи, так и католическая в Западной Европе лишь спустя много времени и
после больших усилий смогла провести в юридическую практику свои взгляды на развод как на союз пожизненный и
нерасторжимый. При этом христианские конфессии существенно различаются между собой в вопросе о разводе.
Католическая церковь совсем не признаёт разводов и допускает только разлучения. Православная церковь признаёт
развод как крайнюю меру при наличии уважительных причин. Протестантские вероисповедания признали развод
допустимым в довольно широких размерах. Соответственно в странах католических развод запрещается, а в
православных и протестантских допускается.
Законодательство христианских императоров о разводе с IV века постепенно проникалось христианскими
нравственными принципами о браке и делать попытки к ограничению свободы брачных разводов. С утверждением
христианства по праву христианских императоров для развода необходимы были уже законные основания. В 449 г.
императоры Феодосий II и Валентиниан III издали закон, в котором были подробно указаны причины развода для
каждого из супругов, а о разводе по взаимному согласию вовсе не упоминалось. Юстиниан запретил развод по
взаимному согласию супругов, без законной на то причины.

Развод по законам Византийской империи

Склонив на свою сторону римско-византийское государство относительно запрещения развода по взаимному


согласию, православная церковь в свою очередь признала императорские законы, которые допускали различные
основания для развода. Она понимала неизбежность этих законов. В самом деле, если позволительно разводиться в
случае нарушения брачного союза прелюбодеянием, то почему не дозволить развода в случаях, влияющих так же
разрушительно на брачный союз как и прелюбодеяние. Брачный союз заключается не только для полового сношения, но
и для всестороннего общения между мужем и женой и поэтому может быть нарушен не одним прелюбодеянием. Наряду
с разводом по причине прелюбодеяния законы Византии допускали развод по другим основаниям, которые
рассматривались как аналогия прелюбодеяния (например, когда жена не ночевала дома и у родителей) и аналогия
естественной смерти одного из супругов, прекращающей брак (например, принятие монашества, рабство, безвестное
отсутствие).
Законные основания к разводу были сформулированы законом Юстиниана 542 г., который сохранял свою силу
до позднейшего времени. Надо иметь в виду, что византийские законы о разводе были рассчитаны на довольно
расшатанные нравы. Византийские законы различали причины развода, не связанные с виной супругов, и причины
разводов, связанные с виной супругов. По праву византийских императоров допускался односторонний льготный развод
без вины другого супруга, без всяких невыгодных последствий по следующим причинам:
1. Если один из супругов или оба поступают в монастырь. В византийских законах поступление в монастырь
рассматривалось как разлучение с миром и считалось причиной, разрушающей брак, подобно естественной смерти. На
поступление в монастырь должен был изъявить согласие оставленный супруг. С произнесением монашеских обетов
одним из супругов, брак их прекращался сам собою без всяких формальностей. Оставшемуся в миру супругу после
развода законы не запрещали вступать в новый брак. Супруги могли по взаимному согласию дать обет безбрачия,
немедленно удалиться в монастырь один - в мужской, другой - в женский. Это было остатком развода по взаимному
согласию.
2. Обращение в христианство одного из супругов. Если по обращении в христианство одного из супругов,
другой не обратившийся в христианство супруг не хочет жить с ним мирно и воспитывать детей в христианской вере, то
обратившийся имеет право просить развода.
3. Бесплодие мужа, неспособность к супружескому сожитию, приобретённая до вступления в брак. Лишь через
три года с момента заключения брака супруга могла требовать развода по этой причине. Бесплодие жены, в отличие от
языческого римского права, в христианском византийском праве не признавалось основанием для расторжения брака.
4. Безвестное отсутствие одного из супругов в течение пяти лет, а воинов - в течение десяти лет (аналогия
смерти). Причём вероятность смерти супруга должна подтверждаться не неопределёнными слухами, а надёжными
свидетельствами.
Пленение воина не являлось основанием для развода с ним.
Односторонний развод по вине другой стороны с невыгодными имущественными последствиями для того, кто
подает повод к разводу - потеря приданого для жены и брачного дара для мужа, а также потеря части своего имущества,
имел место при следующих условиях:
1. Прелюбодеяние одной из сторон. Византийское право восприняло конструкцию прелюбодеяния в духе
римского права, и признавало прелюбодеянием половую связь - со стороны замужней женщины (жены) со всяким
посторонним мужчиной, с нею в браке не состоявшем, а со стороны мужа с посторонней замужней женщиной. Такой
взгляд на прелюбодеяние резко противоречил евангельскому учению. Но большинство отцов церкви мирилось с ним:
«Такой обычай», - говорил святой Василий Великий, и, очевидно, бороться с этим обычаем было весьма трудно.
Прелюбодеяние в суде доказывалось с помощью показаний свидетелей, фактом рождения ребенка или беременности,
несмотря на разлуку с мужем, а также другими уликами. Супруг, виновный в разводе по причине прелюбодеяния,
подлежал денежному штрафу, или телесному наказанию, 7 - летнему изгнанию и запрету вступать в новый брак.
2. Поступки жены, которые можно было рассматривать как аналогию супружеской неверности, когда в
поведении жены обнаруживались факты, дающие возможность, с известной вероятностью, предполагать нарушение
супружеской верности. Такими фактами, бросающими невыгодную тень на поведение жены, признавалось посещение
ею известных лиц или мест, где она легко могла поддаться соблазну, как-то:
а) участие жены в пиршествах посторонних мужчин против воли своего мужа, мытье с ними в бане. Общие
купальни для обоих полов были исконным римским обычаем. Поэтому посещение их только против воли мужа было
преступно.
б) посещение конских скачек, театров, боя зверей без ведома или против воли мужа. В древности посещение
таких зрелищ считалось неприличным для целомудренной женщины, потому что в этих увеселительных местах жёнам
грозила особенная опасность быть обольщёнными.
Искушением для верности супругов являлись в те времена театры, в которых пелись безнравственные песни,
представлялись соблазнительные зрелища, в которых нередко участвовали обнажённые женщины. По словам И. Златоуста, из
театра вынося образ обнажённой актрисы, жена начинает менее нравиться мужу, чем разрумяненная актриса, которой так
охотно рукоплещут. Собственное простое жилище раздражает посетителя театров, ибо муж в своём уме представляет
великолепные сцены. Появляется скука, тоска. В доме мужу всё перестает нравиться. Нет никакой прелести ни в семейном
очаге, ни в жене, ни в детях, а затем «внутренняя горячка возбуждённых чувствований» гонит мужа в общество блудниц.
Семейное счастье разрушено. Эти предостережения святого Златоуста особенно актуальны в современном обществе, в котором
телевидение, кино пропагандируют разврат уже как норму.
в) проживание против воли мужа вне его дома, то есть, если она против воли или без ведома мужа, не ночевала
дома, а ночевала в чужом доме, кроме только дома родительского.
При этом суд должен был тщательно исследовать и взвесить мотивы поступка жены. Если бы оказалось, что жена
ушла из дома по необходимой надобности, или из страха дурного обращения мужа, или была силой или обстоятельствами
задержана вне дома, тогда её поступок считался извинительным. Нужно было также тщательно разведать, не по согласию ли с
мужем ушла жена из дома мужа, для того, чтобы найти повод к обоюдно желаемому разводу. Таким образом, тогда только
своевольная отлучка жены из дома мужа могла быть признана основанием для развода, когда она не оправдывалась
достаточными основаниями и подавала повод к невыгодным для чести жены подозрениям.
3. Поступки мужа, оскорбляющие честь и достоинство жены: а) если муж понуждал её к вступлению в
половую, прелюбодейную связь с другим мужчиной; б) если муж перед судом обвинял жену в прелюбодеянии и не
доказал своего обвинения; в) если муж находился в половой связи с посторонней женщиной, живущей в одном доме
(квартире) с женой, или, хотя и в другом месте, но не захочет отстать от своего распутства, несмотря на убеждения со
стороны родителей и родственников и посторонних почтенных людей.
4. Истребление женой плода (аборт), которое, как сказано в 22-ой новелле Юстиниана 536 г., тем самым
обличает в себе глубокое нравственное развращение и оскорбляет мужа, лишая его потомства;
5. Покушение одного супруга на жизнь другого.
6. Государственное преступление одного из супругов, состоящее в покушении на императора, злоумышлении
против императора или недонесении этого до сведения власти. Эта причина ставилась в византийских законах прежде
других причин потому, что она составляет самое тяжкое преступление. Указанные преступления, как тягчайшие,
лишали виновного всех гражданских прав. Это приравнивалось к его гражданской смерти, и обычно они карались
смертной казнью.
По римскому праву развод производился без участия государственной власти посредством вручения
разводного письма. Законом императора Юстиниана 542 г., отменившим развод по взаимному согласию супругов,
развод стал производиться по судебному решению. В дальнейшем, окончательно в конце XI в., все брачные дела на
основании императорских законов были предоставлены в ведение духовных (церковных) судов. Только развод по
случаю поступления одного из супругов в монастырь производился без судебного решения, посредством самого факта
произнесения монашеского обета. Обе разведённые стороны могли вступать в новый брак, в том числе и между собой,
кроме прелюбодеяния. Например, если бы муж снова захотел заключить брак со своей прежней женой прелюбодейкой,
то он не мог этого сделать. В дальнейшем церковная практика установила правило, согласно которому жена –
прелюбодейка не имеет никакого права на возобновление брака с прежним мужем, если последний не хочет её принять.
В России до Петра I действовали в основном те же нормы относительно прекращения брака, что и в Византии.
Однако эти нормы применялись со значительными изменениями, обусловленными особенностями русской жизни.

Юридическая нерасторжимость брака по каноническому праву


католической церкви
Католическая церковь объявила брак юридически нерасторжимым при жизни супругов даже по вине
прелюбодеяния, полностью запретила развод. Брак может быть прекращен только смертью одного или обоих супругов.
Католическая церковь лишь постепенно добилась отмены развода.
Традиционная позиция католичества и канонического права о безусловной нерасторжимости брака основываются на
двух посылках: 1) брак является контрактом, юридически нерасторжимым для христиан, пока супруги живы; раз супруги дали
клятву во взаимной супружеской верности, и клятва с внешней стороны правильна, то они через это уже связываются до самой
смерти неразрывными узами; 2) брачный контракт касается только земной жизни, и, следовательно, он расторгается со
смертью одной из сторон, и как любое человеческое соглашение не достоин вхождения в царство небесное.
Развод в католической церкви заменяется особого рода полумерой - разлучением от стола и ложа (separatio a
mensa et a thaIamo - сэпарáцио а мэ’нса эт а тáламо), то есть разлучением супругов от совместной жизни, дозволением
раздельного проживания супругов по просьбе одного из них с сохранением юридической силы брака и с запрещением
поэтому вступать в новый брак. Решением суда разлучённые супруги освобождались от обязанности совместного
проживания, но их брак продолжал существовать. Такое разлучение может быть как временное, так и пожизненное.
Постоянное разлучение разрешено только в случаях прелюбодеяния или содомии (гомосексуализма или лесбиянства).
Временное разлучение допускается в следующих случаях: отход от христианства, покушение другого супруга склонить
другого в ересь или совершить противоестественный порок (гомосексуализм, лесбиянство), покушение на жизнь
супруга, заразная и продолжительная болезнь, злонамеренное оставление, жестокое обращение, нанесение долго
продолжающихся тяжких оскорблений. Разлучение от стола и ложа не допускалось по причине болезни или тяжелого
увечья, сумасшествия, бесплодия жены, так как брак предполагает разделение не только радостей, но и горестей,
болезней жизни и нельзя оставлять в беде, несчастии другого супруга, а следует его пожалеть, утешить, поддержать.

Развод у протестантов

Во времена реформации XVI - XVII вв. протестанты восстановили развод. Хотя по взглядам протестантов
правило о нерасторжимости брака признано ошибочным, тем не менее, в начале возникновения реформации развод был
затруднён. Главным основанием для него признавалось прелюбодеяние. Затем сюда добавилось злонамеренное
оставление одним супругом другого, которое предполагает удаление одного из супругов в неизвестное место. Однако
так как в церковных постановлениях по вопросу о разводе было дано весьма мало указаний, то дальнейшее развитие
протестантского бракоразводного права шло путём судебной практики церковных судов и толкований юристов.
Отсюда разнообразие в бракоразводной практике. В то время как в одних государствах с преобладающим
протестантским населением практика оставалась при двух вышеуказанных основных поводах, в других - развод, кроме
прелюбодеяния и злонамеренного оставления, допускался и из-за противоестественных пороков, покушения одного
супруга на жизнь другого, жестокого обращения, угрожающего здоровью или жизни, непреодолимой ненависти,
упорного отказа от исполнения супружеской обязанности, уничтожения плода, присуждения к позорящему наказанию.
Тем самым протестантские вероисповедания допускали развод в весьма широких размерах.

Отношения между супругами в браке

Личные отношения между супругами регулируются преимущественно не юридическими, а моральными


нормами. В христианском браке супруги должны соблюдать обязанности по отношению друг к другу. Эти взаимные
обязанности супругов следующие:
1. Полная и искренняя взаимная любовь супругов. Эта взаимная обязанность обоих супругов не правовая, а
моральная.
Признаками трезвой любви являются: искренняя привязанность супругов друг к другу, живое участие и сочувствие,
благоразумная уступчивость и снисходительность, взаимопомощь и содействие во всех делах, особенно же - мир и нерушимое
согласие, предотвращающие неудовольствия и скоро устраняющие их, если они возникают. Наконец, признак истинной любви
- взаимное доверие, когда во всем, несомненно, можно положиться друг на друга и довериться.
Частая причина семейных раздоров заключается в излишней требовательности друг к другу. Муж требует от жены
того, чего в ней нет. Жена требует от мужа того, чего в нём нет. Они забывают, что никто не является совершенным. В браке
должна быть взаимность: каждый из супругов должен не только брать, но и отдавать, а также уступать другому, считаться с
интересами партнера, избегать ссор. Так как сочетавшиеся браком, как и все люди, имеют многие недостатки и слабости, то
обязанность супругов - взаимное терпение и благоразумная снисходительность к недостаткам и слабостям друг друга и
взаимная забота о возможном устранении недостатков, в особенности пороков.
2. Муж и жена обязаны сохранять супружескую верность друг к другу, исполнять супружеский долг.
Христианство признает брачные отношения единственным законным средством для удовлетворения естественных
половых влечений. Половые отношения вне брака рассматриваются как нарушение супружеской верности -
прелюбодеяние. Православная церковь признает прелюбодеяние основанием для развода. По уголовным законам за
прелюбодеяние устанавливается уголовная ответственность. Исходя из сущности брака, супруги обязаны исполнять
3. Наконец, третья обязанность, лежащая на супругах, состоит в общем труде их, необходимом для
поддержания их семейного благополучия. Супруги обязаны к взаимопомощи, взаимной поддержке материальной и
моральной. По мнению отцов церкви, на муже лежит преимущественная обязанность приобретать средства для жизни и
4. Обязанность совместного проживания супругов. Жена должна была следовать за мужем и разделять с ним
его общественное (сословное) положение. Супруг, покинувший дом и другого супруга, мог быть затребован обратно с
помощью церковных и светских властей.
Муж считается главой семьи, а жена находится в повиновении мужу. Предписываемое Священным Писанием
повиновение жены мужу, говорят отцы церкви, не означает, что жена ниже мужа по своему достоинству - в этом
отношении они совершенно равны перед Богом. Главенство мужа в семье основано на следующем:
1. Муж основывает и поддерживает семью. Само существование семьи основывается на труде мужа, как
главного кормильца семьи. Дети нуждаются в защите и содержании отцом до приобретения способности к
самостоятельной жизни. Защита и содержание мужа также необходимы и жене, которая является многодетной матерью.
В период беременности и кормления ребёнка она беззащитна.
2. Роль мужчины и женщины в семье разная. Женщина создаёт внутреннюю обстановку в семье. Ей для этого
от Бога дано всё необходимое: особая интуиция, мягкость характера, чуткость, терпение, доброта. Мужчина как отец и
муж - это глава семьи, который должен уметь защищать семью, принимать решения и нести ответственность за каждое
из них. Муж - это внешняя защита для всей семьи. Ему для этого дано от Бога всё необходимое: логичный ум, твёрдость
воли, неувлечённость случайными эмоциями.
Роль женщины, это, прежде всего, роль супруги и матери, хранительницы человеческого рода.
Преимущественное направление её деятельности - это служение в семье: рождение и воспитание детей, забота о муже,
ведение домашнего хозяйства. Служение мужчины, не обременённого месячными (кстати, месячные занимают у
женщин до 96 дней в году), рождением детей, преимущественно вне семьи. Именно мужчины по общему правилу
осуществляют военную, управленческую, религиозную деятельность, являются воинами, судьями, управленцами,
жрецами, священниками, учёными. Кстати, любым государством управляет меньшинство. Мужчины, занятые
физическим трудом, в особенности это крестьяне, и не претендовали на участие в управлении государством.
3. В каждом коллективе имеется руководитель. В любом коллективе, будь то семья, корпорация, государство,
должен быть лидер, человек, способный при возникновении разногласий сказать решающее слово. Без этого неизбежны
распад и деградация соответствующей общности. Ещё в древности греческий философ Аристотель заметил, что каждый
семейный дом должен иметь управление под одним главенством, а не двух лиц на равных началах. Не будет мира в
семье, если не будет одного главы в доме. При разногласиях супруги не могут решить вопрос с помощью голосования,
потому что при наличии лишь двух сторон голосование невозможно. Что делать, если мнение супругов на семейном
совете разделятся? Ведь ни у кого нет большинства голосов. Бесплодные споры и противостояния разрушают любовь и
понапрасну истощают силы обоих супругов.
По учению Священного Писания, главенство мужа в семье - не тирания, не унижение и угнетение, а деятельная
любовь. Как глава семьи муж обязан любить, оберегать и защищать жену и детей, заботиться о содержании семьи,
хорошо управлять своим домом. В главенстве мужа выражается не столько право, сколько обязанность мужа. Муж - это
глава семьи, который должен уметь защищать семью, принимать решения и нести ответственность за всю семью.
Принимая решения, связанные с членами семьи, мужу лучше посоветоваться со своей супругой. Мужчина несёт
ответственность в своей семье за всё, даже за то, что совершается без его разрешения или даже вопреки его запрету.
Например, если сын разбил окно, то отвечает за него отец.
Он должен трудиться более для жены, нежели жена для него. Он должен вести себя так, чтобы невольно возбуждать
уважение и покорность себе в жене. Он должен внимательно следить за своими недостатками, чтобы по возможности
искоренять их, стараться поддерживать свое достоинство так, чтобы не пасть и не унизиться в глазах своей жены. «Где муж
умён, там и жена послушна» (молдавская поговорка). Конечно, в семьях встречаются очень разные сочетания характеров.
Иногда бывает, что жена более решительна. у неё более выражены волевые качества. Но эти особенности не упраздняют общих
закономерностей.
Жена обязана повиноваться мужу во всём и слушаться его, если только он не требует от неё чего-либо
противного заповедям Божиим, ибо в таком случае справедливее слушать Бога, нежели человека.
Отцы церкви говорили о недопустимости насилия, рукоприкладства. Когда мужу достанется злая жена, его
обязанность - не раздражаться, но со смирением усматривать в этом несчастии кару Божию за грехи свои. Для
исправления недостатков жены необходимо прибегать к терпеливому вразумлению, а не к брани, и тем более не к
побоям. Телесное наказание жены противоречит христианскому учению.
«Мужу бить свою жену, - говорил И. Златоуст, - это крайнее бесчестие не только для того, кого бьют, но и для того,
кто бьет. И вам жены, и вам мужья, говорю: сохрани вас Бог от такого греха, который бы доводил мужа до необходимости бить
жену. Но что я говорю о жене? Для человека благородного должно казаться противным бить и даже поднять руку на рабыню».
Таким образом, по христианскому учению мужу запрещено бить жену. Телесное наказание жены не может рассматриваться
даже как крайняя мера - за прелюбодеяние, пьянство.
Однако средневековое право, исходя из народного правосознания, разрешало мужу «разумно наказывать»,
«бить свою жену, не причиняя ей смерти и увечья». Муж, по нормам английского общего права, имел право «надзора» и
«умеренного наказания» жены, имел право подвергать её телесным наказаниям, мог посечь жену веревкой не толще его
большого пальца.
Имущественные отношения между супругами регулировались не каноническим, а светским гражданским
правом. Например, во Франции имущественные отношения супругов определялись кутюмами. На севере страны
наиболее распространённым режимом имущественных отношений между супругами была общность супружеского
имущества, находившегося под управлением и распоряжением главы семьи - мужа. «Всё, что принадлежит жене,
принадлежит и мужу». Он может свободно распоряжаться этим имуществом, не спрашивая согласия у своей жены.
Только муж мог заключать договоры, отдавать в залог, обязываться векселями, делать долги, жена же лишь с
его согласия. Жена могла вступать в обязательства в виде исключения для освобождения своего мужа из тюремного
заключения. В отсутствие своего мужа она могла выдать своим дочерям приданое, могла вступать в обязательства для
поддержания и прокормления себя и своего семейства или если муж об этом не заботился. В случае прекращения брака
смертью общее имущество разделялось на две половины: одну половину получал переживший супруг, другую -
наследники умершего.
Муж по английскому общему праву становился собственником почти всего имущества жены, которое у неё
было до брака. За ней сохранялось право совершения только повседневных сделок.

Отношения между родителями и детьми

Отцовская власть, сравнительно с римским правом и обычным правом древних германцев была ограничена под
влиянием христианской церкви. Женщина, как мать, получила в отношении к детям такие же родительские права, как и
отец. Разумеется, в старину мнение мужа и отца были более авторитетно, чем мнение матери. На родительскую власть
стали смотреть как на средство обеспечения внутреннего мира и благополучия семьи, высшей целью которой было
спасение души детей, и этой целью определялись её границы. Отцовская власть продолжала существовать в интересах
внутреннего мира и благополучия семьи. В брачно-семейном праве большая часть прав отца в отношении детей
исчезает: право на жизнь и смерть, право лишать свободы, право продавать их в рабство. Отцовская власть не была
пожизненной, как в римском праве, а прекращалась по нормам обычного права с наступлением совершеннолетия,
вступлением в брак детей, основанием своего отдельного хозяйства и места жительства, занятием известных
должностей и достижением определённых чинов. Для христиан дети - это дар Божий.
Рождение ребенка было радостным событием. «Женщина, когда рожает, терпит скорбь, потому что пришел час её; но
когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир» (Ин. 16, 21). Ничто не может быть
так дорого для женщины, как дитя, и ничья любовь на земле не может сравниться с любовью матери.
С точки зрения православной церкви намеренное прерывание беременности (аборт) есть тяжкий грех. Аборт
приравнивается к убийству. В основе такой оценки лежит убеждённость в том, что зарождение человеческого существа
является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности
преступно. Жизнь человека начинается не с момента рождения, а с момента зачатия. Помимо этого, аборт представляет
собой серьезную угрозу физическому и душевному здоровью матери: бесплодие, рак и другие заболевания.
Оправданием абортов является утверждение, что женщина имеет право распоряжаться собственным телом, ибо
ребёнок в утробе матери - это кусочек её тела. На самом деле ребёнок в утробе матери - это совершенно самостоятельный
организм, который дан матери на временное обитание в её утробе для питания. Ребенок находится в жидкости в околоплодном
пузыре. Пуповина ребёнка присоединена к плаценте, а плацента присоединена к матке матери. Ни одна капелька крови матери
не попадает в кровеносную систему ребёнка, только питательные вещества. Жизнь человека начинается не с момента
рождения, а с момента зачатия, то есть с момента слияния ядер мужской и женской половых клеток. В это время образуется
уникальный генетический код. следовательно, эмбрион является биологически самостоятельным организмом и никак не
может считаться частью тела матери, полчая от неё только кислород и питательные вещества.
На более поздних сроках беременности формируются внешние признаки, особо подчёркивающие то, что эмбрион
является отдельным человеком. Религиозные представления об аборте как о грехе детоубийства подтверждены новейшими
выводами науки. Между 18-м и 25-м днём со дня зачатия (3-4 недели беременности) у ребёнка начинает биться сердце. Мама,
как правило, только начинает догадываться о своей беременности, а ребёнок уже настолько большой, что приходит в действие
его собственная система кровообращения. К 20-му дню формируются основы нервной системы. После пяти с половиной недель
ребёнок двигает головкой, а в шесть недель - и всем телом, подобно уже рождённому ребёнку. Но женщина почувствует эти
движения гораздо позже, на 16-20-й неделе. В 43 дня уже можно снять энцефалограмму мозга. В 9-10 недель беременности
малыш уже двигает глазными яблоками, глотает, шевелит язычком, икает, бодрствует и спит. На 11-й неделе - сосёт большой
палец, реагирует на звуки, внешний шум его может разбудить. К 11-12 неделям появляются ногти, к 16 неделям - ресницы. С
12-й недели беременности у ребёнка функционируют все системы организма. В оставшееся же время ребёнок просто растёт.
Кровь ребёнка не смешивается с кровью матери. Нерождённый ребёнок чувствует боль. Таким образом, не своим телом
распоряжается женщина, когда делает аборт, а чужим телом и душой, жизнью своего ребёнка.
Оправдание абортов является утверждение, что ребёнок должен быть желанным. Из того, что дети должны быть
желанными, вовсе не следует что нежеланных детей надо убивать. Мать должна преодолеть свое нежелание иметь ребёнка: «Он
появился и я должна себя заставить полюбить его». Женщина, которая идёт на аборт, должна понимать, что она совершает это
злодеяние не потому, что ребёнок должен быть желанным, а потому, что она так и не захотела полюбить свою кровинушку, чьё
сердечко бьётся под её сердцем.
Аборт вызывает многочисленные осложнения: бесплодие, постабортный синдром – комплекс психологических
осложнений, не затихающий с годами. К отдалённым последствиям аборта относятся различные онкологические заболевания,
гнойные воспаления придатков, стойкое нарушение менструального цикла, невынашивание плода (рождение недоношенных
детей) и др.
Абортом женщина наносит вред не только своему здоровью, но и здоровью своих будущих детей. Матка - словно
рыхлая земля, готовая принять в себя зачатый плод и питать его во время беременности. После аборта, когда после удаления
плода матка буквально выскабливается, чтобы в ней ничего не осталось, как правило, остаются рубцы. Новый зачатый, уже
«желанный» ребёнок попадает в израненный орган. И во время беременности он будет развиваться гораздо хуже. В лучшем
случае он родится просто слабеньким, в худшем - с серьёзными нарушениями в работе каким-нибудь органов, нервной
системы и т. д. В конце концов, идущей на аборт женщине лучше всего родить ребёнка и оставить его в роддоме. Всех детей-
отказников, от которых отказались родители в роддоме, усыновляют в течение шести-восьми месяцев. Это будет лучше и
ребёнку, который найдёт любящих родителей, и самой родившей, которая сохранит своё здоровье.
Обязанности родителей по отношению к детям многообразны. Родители были обязаны любить своих детей,
содержать их и по-христиански воспитывать, когда для них сделать добро другому - лучшее удовольствие, и человек не
останавливается ни перед чем, когда нужна помощь ближнему, нуждающемуся. «Не тот отец и мать, кто родил, а тот,
кто вспоил, вскормил, да добру научил». Родители должны служить для детей добрым примером и благоразумно
наказывать их.
Христианская религия в деле воспитания советует поддерживать твердую и строгую дисциплину. При
воспитании детей не всегда можно ограничиваться только лаской и добротой, но вместе с любовью необходимо
употреблять, как полезное исправительное средство, и строгость, и вместе с наградой - и наказание. Это объясняется
тем, что дети не отличают добра от зла и подвержены дурным соблазнам и влияниям. Воспитание без жёсткой
требовательности и дисциплины ведёт к безответственности и инфантилизму. Родительская любовь и строгость в
должном сочетании - вот главные силы воспитания. Телесное наказание, самое строгое и чувствительное, должно быть
употребляемо как можно реже - и только при самых серьёзных и важных проступках ребенка, и притом только тогда,
когда все другие средства оказались бесплодными.
Дети были обязаны повиноваться своим родителям и почитать их. «Почитай отца своего и мать твою, чтобы
продлились дни твои на земле», - гласит пятая заповедь Ветхого завета. Новый завет также учит детей с любовью
слушаться родителей: «Дети, будьте послушны родителям вашим во всём, ибо это благоугодно Господу». Одна жизнь
есть такое благо, за которое дети никогда не могут оплатить родителям равным благодеянием. За великий труд
воспитания дети должны быть благодарны родителям. Дети должны слушаться родителей во всём, что не противно
заповедям Божиим, спасению души. Прямой долг детей молиться за родителей и при их жизни, и после смерти.
Взрослые дети обязаны помогать родителям в их нуждах, и содержать их, если они лишены собственных средств к
существованию.
По обычному праву родителям бесспорно принадлежало право телесного наказания детей в интересах их
воспитания, но при условии, чтобы оно не приводило к членовредительству. При грубости тогдашних нравов и при
невмешательстве государства в дела подобного рода право это не отличалось мягкостью и умеренностью. Если
родители не удовлетворялись домашними телесными наказаниями, то они могли обращаться к содействию
государственной власти. По французскому обычному праву отец мог заточить своих непослушных детей в монастырь,
мог продать их в случае крайней нужды. Французские короли, считая, что «естественное почтение к своим родителям
связано с законным повиновением подданных своему суверену», расширили право родителей применять
исправительные меры. Французским королевским ордонансом 1684 г. родители получили право в случае неповиновения
воле отца сажать своих детей, даже взрослых (до 25-летнего возраста) в тюрьму, где приходилось выполнять тяжелую
работу. При этом судебные органы осуществляли контроль над родителями. Они были вправе принудить отца к
освобождению из-под своей власти детей, с которыми он жестоко обращался, которых он склонял к дурному поведению
или лишал средств к жизни.

Незаконнорожденные (внебрачные) дети

С установлением устойчивой моногамной семьи устанавливается различие между законными (брачными) и


незаконнорожденными (внебрачными) детьми. Обычное право германцев и каноническое право различало законных
детей и незаконных. Законные дети рождаются в браке, носят имя своего отца и наследуют его статус и имущества.
Дети, рождённые вне брака, признавались незаконнорожденными, бастардами и ограничивались в правах. По обычному
германскому праву внебрачные дети рассматривались как люди, чуждые семье. Поэтому они не наследовали своим
родителям. Незаконное рождение считалось бесчестным. Поэтому внебрачные дети не могли быть священниками,
судьями, должностными лицами, даже свидетелями в суде.
Каноническое право считало, что внебрачные дети, как не происшедшие от законного брака - этого
единственного источника семьи - семейными правами не могут пользоваться. Однако средства к жизни должны быть им
даны его родителями, как и родившемся в браке. Внебрачные пользовались правом на алименты и имели право розыска
отца.
Ограничение прав внебрачных детей объяснялось следующим: 1) эти дети произошли от недозволенной связи,
запрещённой Богом; 2) это ограничение являлось дополнительной сдерживающей силой, удаляющей взрослых от
совершения внебрачных половых связей. Они, прежде чем совершить этот грех, должны подумать, что они обрекают
незаконнорожденных детей на несчастья; 3) незаконнорожденные дети рассматривались светским правом как
нежелательные наследники. Это было связано с охраной феодального землевладения от раздробления.
Каноническое право предоставили возможность узаконения последующим браком родителей внебрачных
детей, кроме рождённых от прелюбодеяния или кровосмешения, то есть детей от холостого и незамужней. Узаконение
совершалось в результате вступления в законный брак родителей ребенка, рождённого до их брака. Узаконение
полностью приравнивало узаконенных детей к детям законным. Немецкое обычное право и английское право
отрицательно относились к узаконению внебрачных детей.

Лекция № 3. Брачно - семейное право западных государств


периода секуляризации брака в конце XVIII - начале XX веков
Законодательство о браке

Со времени французской революции конца XVIII в. брачно-семейное право западных государств вступает в
третий период своего развития. Это был период секуляризации брака, подчинения его гражданскому закону и перехода
к гражданскому браку. С конца XVIII в. был провозглашён принцип, согласно которому только одному государству
принадлежит право законодательства о браке как гражданском акте, влекущем за собой юридические последствия. Этот
принцип был проведён в законодательстве всех важнейших европейских государств. Христианская церковь, как
католическая, так и протестантская, была лишена участия в законодательстве по брачно-семейным делам.
С провозглашением свободы вероисповедания оказалось возможным секуляризовать брачно-семейное
законодательство, то есть отрешить его от церковных понятий и придать ему светский характер. Законодатель,
провозгласив свою полную независимость от церковных взглядов на брак, на самом деле остался под их влиянием.
Например, во Франции, особенно усердно стремившейся к секуляризации брака, законодатель решал вопрос о разводе
по принципам католической церкви. Французский законодатель несколько раз переходил от запрета развода до
разрешения его, но и, признав потребность в нём, он в поводах к разводу старался держаться тех же правил, которые
даны католической церковью для разлучения супругов.
Источниками брачно-семейного кодекса становятся законы и гражданские кодексы: во Франции - это декрет
Конвента 1792 г. и Французский гражданский кодекс 1804 года, В Германии - кодексы отдельных германских
государств (Прусское земское уложение 1794 г., Саксонский гражданский кодекс 1863 г. и др.) и Германский
гражданский кодекс 1900 года, в Англии - законы 1837 г., 1857 г., 1882 г. Особое значение имело французское
законодательство о гражданском браке, которое заимствовалось другими европейскими государствами.

Причины перехода к гражданскому браку

Западные государства перешли от церковного брака к гражданскому браку. Гражданский (светский) брак -
это брак, зарегистрированный государственными органами, без участия церкви. Гражданский чиновник удостоверял
согласие сторон на вступление в брак, которое тут же и записывалось в официальную метрическую книгу, и объявлял
брак совершившимся. За государственной регистрацией брака может последовать и церковное венчание, но для
возникновения юридических последствий брака оно не является необходимым.
Причинами перехода к гражданскому браку в западных европейских государствах являлись:
1. Образование множества религиозных вероисповеданий и сект во времена реформации XVI - XVII веков,
взаимная нетерпимость различных конфессий и возникшие отсюда практические затруднения при заключении браков
лиц разных вероисповеданий. Реформация уничтожила религиозную однородность европейского общества, разделив его
на религиозное большинство, принадлежащее к господствующей и единственно признанной государственной религии
(как к католической, так и к протестантской), и религиозное меньшинство, не принадлежащее к государственной
религии. Церковный брак предполагает регистрацию брака священником господствующей, государственной церкви.
Брак, заключённый духовенством негосударственного вероисповедания, был недействительным для
государства. Дети от такого брака считались незаконными, а часто и самоё заключение брака было строго запрещено. С
другой стороны, просить о венчании священника государственного вероисповедания, которое они считали éресью, им
не позволяла совесть, да и само духовенство государственного исповедания часто не соглашалось венчать еретикόв.
2. Воззрение на брак французских юристов и представителей школы естественного права как на простой
гражданский договор, в такой же мере подлежащий государственному регулированию и государственной юрисдикции,
как и всякие гражданские договоры. Если брак является договором, то только государство вправе устанавливать для
него правила. Государство есть единственный источник права. Брак перестал рассматриваться как таинство.
Французские юристы считали, что в браке нужно различать церковное таинство и гражданский договор. Брак как
таинство подлежит суждению церкви. Брак, рассматриваемый как договор, подобно всякому другому договору, подлежит
государственному законодательному регулированию, то есть государство вправе определять условия заключения и
прекращения брака, о способе заключения брака. Духовенство, регистрируя браки, записывая их в метрические книги,
является представителем государственной власти, лишь королевским уполномоченным. Отсюда следовал юридический вывод,
что за государством всегда оставалось право взять своё полномочие назад.
Защитники гражданского брака отмечали, что католическая церковь не вправе возражать против всякой формы
заключения брака, если только ею достаточно гарантируется публичность брака и если притом в самом брачном праве,
регулирующего условия заключения и прекращения брака, нет ничего противоречащего требованиям церкви. Не всё ли равно:
заявить согласие перед священником и двумя свидетелями, или же перед государственным чиновником и двумя свидетелями?
Ведь, по мнению католических богословов, брак как договор двух сторон заключается самим мужем и женой, которые и
являются совершителями таинства, а священник - только авторитетным свидетелем.
3. Политическая борьба между католической церковью и государством. Регламентацию брака католической
церковью государственная власть считала покушением на свою независимость. Она не могла оставить одно из
важнейших общественных учреждений - брак - в распоряжении независимой от него корпорации, которая по
собственному усмотрению бы закрепляла условия законности брака. Гражданский брак является здесь выражением
независимости государства от католической церкви.
Чтобы дать возможность религиозному меньшинству заключать законным образом браки в том случае, когда
жених и невеста не пожелают венчаться по правилам господствующей церкви у духовного лица не их религии или это
лицо само не пожелает их венчать, государство оказалось вынужденным создать для них особую светскую, или
гражданскую форму брака. Впервые гражданский брак для религиозного меньшинства появился в 1580 г. в двух
нидерландских штатах - провинциях и вскоре был распространён на все Нидерланды (Голландию). Религиозным
большинством в Голландии являлись кальвинисты, которые заключали обязательный церковный брак, а религиозные
меньшинства - обязательный гражданский брак. Они должны были являться к государственному чиновнику и перед ним
заявлять согласие на вступление в брак, которое тут же и записывалось в официальную метрическую книгу.

Введение обязательного гражданского брака во Франции

В католической Франции королевским ордонансом, изданным в Блуа в 1579 г., был установлен обязательный
церковный брак. Брак торжественно совершался приходским католическим священником в присутствии четырёх
свидетелей и записывался им в метрические книги. В 1685 г. королевским ордонансом протестантское духовенство было
изгнано из государства. Браки протестантам разрешено было совершать только у католических священников по
католическому обряду и после торжественного отречения от протестантской ереси.
Это повлекло за собой невозможность для протестантов вступить в законный брак. Они считали насилием над
своей совестью принятие благословения от священника чуждой церкви, к которой они не принадлежат, а католические
священники отказывались венчать браки протестантов и тогда, когда они обращались к ним. Протестанты попадали в
положение людей, находящихся в незаконном сожительстве, что было в глазах церкви омерзительным. Малочисленные
протестантские священники (пáсторы), скрывавшиеся в лесах и пещерах, тайно совершали браки, которые считались
государством незаконными.
Закон Людовика XVI 1787 г. ввёл для протестантов факультативный гражданский брак, то есть как возможная
форма заключения брака для желающих. Согласно этому закону протестантам было предоставлено на выбор вступать в
брак или перед католическим священником по католическому обряду, или перед государственным должностным лицом
- местным королевским судьёй. После объявления взаимного согласия жениха и невесты священник или судья объявлял
их супругами по закону и регистрировал событие брака, то есть записывал его в установленную брачную книгу. Тем
самым протестантам была дана возможность вступать в законные браки, обходя католическое духовенство. Однако за
протестантским духовенством не было признано право совершения брака с законными последствиями.
Конституция 1791 г. провозгласила, что закон рассматривает брак только как гражданский договор и
установила обязанность законодательной власти создать специальные светские органы для регистрации браков. В 1792
г. конвентом был издан специальный закон - декрет, который упразднял церковный брак и вводил обязательный для
всех граждан гражданский брак. Тем самым брак не признавался как таинство и церковная регистрация брака
католическим духовенством признавалась ненужной. Единственной формой установления законной семьи объявлялся
гражданский брак. Католическая церковь была лишена права регистрации браков. Отныне регистрация брака
происходила без участия церкви специальными государственными органами. Обязанность регистрации браков была
возложена на органы местного самоуправления, на чиновника гражданского состояния. Французский гражданский
кодекс 1804 г. сохранил обязательный гражданский брак. Церковное венчание могло последовать только после
государственной регистрации брака.
Чиновник гражданского состояния в мэрии, в присутствии четырёх свидетелей прочитывает статьи закона,
относящиеся к правам и обязанностям супругов, спрашивает жениха и невесту об их взаимном согласии быть мужем и женой и
после утвердительного ответа на вопрос объявляет их супругами во имя закона. Затем производится регистрация брака, то есть
записываются в особую брачную книгу имена, фамилии, возраст, сословие, занятия, местожительство жениха и невесты, их
родителей и бывших при заключении брака свидетелей.
За ним может последовать и церковное венчание, но для возникновения юридических последствий брака оно не
является необходимым. Духовенству, под страхом уголовного наказания, было запрещено венчать в церкви лиц, не
заключивших ещё гражданского брака. По уголовному кодексу 1810 г. священник, совершивший церковное бракосочетание
раньше гражданской церемонии, подлежал в 1-й раз штрафу, во 2-й - тюремному заключению от 2 до 5 лет и в 3-й - отрешению
от должности.

Установление факультативного гражданского брака в Англии

В английском праве продолжал действовать принцип, что брак устанавливается путём взаимного согласия
сторон, а действительность брака не была связана с определённой формой. В результате отсутствовало единообразие в
формах заключения брака. В 1538 г. законом был введён церковный брак. Регистрация брака была возложена на
священников господствующей англиканской церкви. При этом закон не требовал согласия родителей, свидетельства о
возрасте, оглашения о предстоящем браке. Наряду с церковным англиканским браком, получили распространение браки
«по общему праву», то есть вообще не оформленные перед лицом церкви, а также многочисленные тайные браки,
которые хотя и оформлялись священником, но без соблюдения всех необходимых условий. Английский закон облагал
браки «по общему праву» и тайные браки только штрафами, но не лишал их обязательной юридической силы.
В 1753 г. законом о браке лорда Гардвика в Англии был объявлен обязательным исключительно церковный
брак по обряду государственной англиканской церкви англиканским священником в церковном здании в присутствии
двух свидетелей, после предварительного троекратного оглашения. Жених и невеста, не достигшие 21 года, должны
были иметь согласие своих родителей. Закон обязал всех лиц, не принадлежащих к господствующей англиканской
церкви, венчаться у англиканского духовенства по англиканскому церковному обряду, что было для них стеснительным.
Соседство с Шотландией позволило англичанам уклоняться от действия закона 1753 г. Реформация в Шотландии
имела не англиканский, а пресвитерианский характер, вследствие чего английские брачные законы здесь не применялись. В
Шотландии сохранилась простейшая средневековая форма брака, существовавшая до Тридентского собора. Для
действительности брака здесь нужно было лишь заявление сторон в присутствии хотя бы одного свидетеля. Так как по
английскому праву законность брака определялась по месту его совершения, то англичане массами стали переходить
шотландскую границу и доходили до первой деревни Гретна-Грин, где заключали браки по законам Шотландии. Обычно на
краю деревни находился дом кузнеца. И вот новобрачные обращались за заключением брака к кузнецу, и мало-помалу
возникло убеждение, что почему-то именно кузнец и есть полномочный совершитель брака. Деревня разрасталась, дом кузнеца
оказывался уже на середине, и все-таки за свидетельствами о вступлении в брак обращались к кузнецу. От отца это выгодное
занятие перешло к сыну, была установлена такса, заведены особые книги. Только в 1857 г. английским законом в Англии
объявлены были законными только такие шотландские браки, заключению которых предшествовало проживание в
Шотландии в течение трёх недель. Вследствие чего для англичан стало уже невозможно заключать тайные браки в Шотландии
тотчас по переходе английско-шотландской границы. Наконец, в Англии заключение браков было настолько облегчено, что
отпали прежние мотивы путешествия в Шотландию.
В 1836 г. законом о браке был введён факультативный гражданский брак, по которому форма брака
выбиралась по соглашению, выбору супругов. Они могли выбрать либо церковный, либо гражданский брак. Церковный
брак заключался как священником англиканской или какой-нибудь другой церкви и секты, а гражданский брак -
государственным регистратором в помещении регистратуры в присутствии двух свидетелей.
Брак мог быть заключён как в церквах, так и молитвенных домах, так и помещении гражданского регистратора.
Священник мог венчать вступающих в брак супругов только после того, как государственный регистратор совершит законное
оглашение брака и даст ему удостоверение, что для брака нет никаких препятствий. А когда венчание совершало духовное
лицо не государственной (англиканской), а какой-нибудь другой церкви, то регистратор с двумя свидетелями присутствует и
при самом акте венчания. После совершения церковного бракосочетания должна быть произведена государственная
регистрация, то есть внесение в реестры гражданского состояния государственным регистратором.

Три вида гражданского брака

Так как церковный брак имел глубокие корни в обычаях и верованиях народных масс, то в европейских
государствах возникли три вида гражданского брака:
1. Обязательный гражданский брак есть необходимая форма заключения брака для всех граждан без
исключения, как для религиозного большинства, так и для религиозного меньшинства и для иноверцев. Каждый
отдельный верующий может освятить совершенный им гражданский брак церковным благословением после
гражданской регистрации брака.
Обязательный гражданский брак был впервые введён во Франции законодательством революции в 1792 г. и
сохранён Французским гражданским кодексом 1804 г. Под влиянием Франции и Кодекса Наполеона обязательный
гражданский брак был введён и во многих других европейских и американских государствах - Голландии, Бельгии. В
60-х годах XIX в. обязательный гражданский брак был введён в Италии, Румынии, Испании и Португалии, а в 1875 г. в
Германии. Германский гражданский кодекс 1900 г. признает законной формой брака обязательный гражданский брак
перед чиновником гражданского состояния в присутствии двух свидетелей. Церковное венчание должно следовать
после государственной регистрации.
2. Необходимый (вынужденный) гражданский брак предписывался законом для религиозного меньшинства.
Для религиозного большинства, принадлежащего к господствующей государственной религии, был обязателен
церковный брак. Для религиозного меньшинства был введён обязательный гражданский брак. При существовании
необходимого гражданского брака обязанность заключения брака делилась между государственными и церковными
организациями.
Необходимый гражданский брак для религиозного меньшинства был впервые введён в 1580 г. в двух
нидерландских штатах - провинциях и вскоре распространен был на все Нидерланды. В 1868 г. обязательный
гражданский брак по необходимости был введен в Австрии.
3. Факультативный гражданский брак предоставлял вступающим в брак лицам самим выбирать форму брака.
Супруги могли выбрать либо церковный, либо гражданский брак. Факультативный гражданский брак существовал
недолго во Франции при Людовике XVI (1787 - 1792). В 1836 г. был введён в Англии. Точно такой же свободный выбор
церковной или гражданской формы брака существовал и в США.
Первый вид гражданского брака основан на идее отделения государственного элемента в браке от церковного:
государство ведает браком как юридическим союзом, церкви предоставляется ведать им как религиозным актом. Два
последние же вида гражданского брака основаны на компромиссе между государством и церковью.

Условия вступления в брак

Препятствия к браку определяются гражданским законом с гражданской точки зрения. Исходя из принципа
свободы вероисповедания, ослабления влияния религии, непосильности условий христианского брака для части
населения государственный закон не признал некоторые препятствия к браку, установленные каноническим правом.
Светский законодатель по сравнению с каноническим правом уменьшил препятствия к вступлению в брак. Он отменил
такие религиозные препятствия к браку как различие религии, нахождение в духовном сане и монашестве. С введением
гражданского брака различие религии перестало быть препятствием к браку: во Франции с 1791 г., в Германии - с 1875
г. Брак, заключённый католическим священником или монахом вопреки их религиозным обетам, признавался
действительным.
Светский закон сузил круг препятствий по родству сравнительно с каноническим правом. Французский
гражданский кодекс 1804 г. запретил браки только между братом и сестрой, между родственниками по прямой линии,
между усыновителем и усыновленным, между дядей и племянницей, тёткой и племянником. Тем самым браки,
заключённые двоюродными братьями и сестрами, признавались законными. Германский гражданский кодекс 1900 г.
ещё более сузил пределы кровного родства сравнительно даже и с французским гражданским кодексом, разрешая браки
между двоюродными братьями и сестрами, между дядей и племянницей, тёткой и племянником. Германский
гражданский кодекс установил такое препятствие к браку, которого не знает наполеоновский гражданский кодекс.
Виновный в прелюбодеянии не может вступать в брак с соучастником в прелюбодеянии.
Минимальный брачный возраст был несколько повышен вместо канонических 14 лет для мужчин и 12 - ти лет
для женщин. Брачное совершеннолетие наступало раньше совершеннолетия гражданского. По Французскому
гражданскому кодексу мужчины могли вступать в брак по достижении 18 лет, женщины - 15 лет (ст. 114, 145). По
Прусскому земскому уложению 1794 г. для мужчины брачный возраст составлял 18 лет, а для женщин - 14 лет. По
Германскому гражданскому кодексу брачный возраст был увеличен: для женщин - 16 лет, для мужчин - 21 год,
достижение гражданского совершеннолетия (§ 1303).
Согласие родителей требовалось до достижения детьми определённого возраста. Прусское земское уложение
требовало согласия родителей на брак детей до достижения ими 24 лет. По Германскому гражданскому кодексу 1900 г.
до достижения 21 года законные дети должны были получить согласие отца, а незаконные дети - согласие матери. За
отказом родителей разрешение по уважительным причинам может быть дано опекунским судом (§ 1305). По
Французскому гражданскому кодексу было необходимо согласие родителей для сына, не достигшего 25 лет и дочери, не
достигшей 21 года вместо установленных королевскими ордонансами 30 лет для сыновей и 25 лет для дочерей (ст. 148).
Дочери в возрасте от 21 до 25 лет и сыновья в возрасте от 25 до 30 лет могли вступить в брак и без родительского
согласия, но лишь при условии, что они ежемесячно в течение трёх следующих один за другим месяцев трижды безуспешно
через двух нотариусов обращались с почтительной просьбой к родителям о разрешении. Цель этого акта - побудить жениха и
невесту на размышление в случае отказа родителей и попытка примирения через нотариуса, обычно друга семьи. Однако
столетний опыт показал, что практика почтительных просьб бесполезна и сеет раздражение. После 30 и 25 лет было
необходимо только одно почтительное обращение.

Развод по французскому революционному


законодательству и по Французскому гражданскому кодексу
1804 года

Во Франции революционный закон 1792 г. «во имя индивидуальной свободы» разрешил развод перед
чиновником гражданского состояния, который регистрировал гражданские браки, и отменил разлучение супругов от
совместного проживания. Закон о разводе представлял собой радикальную ломку существовавшего порядка, так как
каноническое право католической церкви развод не допускался, разрешалось только разлучение супругов (см. с……..).
Данный закон противоречил реалиям жизни и правосознанию большинства французов. Брачно-семейное право
консервативно и эволюционно по самому своему существу. Оно касается повседневной жизни людей, которые
осторожно относятся к новшествам.
Закон допускал развод:
1. По определённым причинам как по вине супруга: жестокое обращение, тяжкие оскорбления, распутная
жизнь, осуждение одного из супругов к тяжкому или позорящему наказанию, так и без его вины: эмиграция, пятилетнее
безвестное отсутствие, сумасшествие.
2. По взаимному соглашению без объяснения действительных причин расстройства семейной жизни.
3. По воле одного из супругов в виду несходства характеров.
Вредные последствия допущенной законом свободы развода обнаружились не в деревнях, где крестьяне
отказывались прибегать к разводу, а в больших городах, где свободой развода спешили злоупотребить. Следствием
чрезмерно радикального декрета был значительный рост числа разводов в городах исключительно по капризу одного из
супругов. Французский гражданский кодекс 1804 г. сохранил развод и восстановил разлучение супругов по тем же
основаниям, что и развод. По сравнению с революционным законодательством кодекс значительно сократил количество
поводов к разводу. Это была обратная реакция против значительного роста количества разводов в революционную
эпоху, вызванной неудачным революционным законодательством. Кодекс уничтожил развод по несоответствию
характеров. По настоянию Наполеона, который нуждался в разводе с бездетной императрицей Жозефиной для
продолжения династии, он сохранил развод по взаимному согласию, не объясняя действительных причин расстройства
семейной жизни. При этом кодекс обставил его такими условиями, которые делали его практически трудно
осуществимым.
В 1816 г. законом развод вообще был отменён и оставлено одно разлучение супругов. Закон 1884 года
допустил снова развод при наличии тех причин, которые были указаны в кодексе, однако уже без развода по взаимному
согласию супругов. Кодекс допускал развод как исключительную меру, только при наличии вины другого супруга по
следующим основаниям (ст. 229 - 232):
1. Прелюбодеяние. Причём законом 1884 г. в этом вопросе были уравнены муж и жена. По прежнему закону
1804 г. прелюбодеяние жены считалось во всех случаях поводом к разводу, а прелюбодеяние мужа только в том случае,
если он ввёл любовницу в семейный дом, где живёт вместе с женою (ст.230).
2. Покушение одного супруга на жизнь другого.
3. Жестокое обращение, хотя и не подвергающее жизнь опасности.
4. Тяжкие оскорбление, всё равно - действием, словесное или письменное, раз в нём выражается
посягательство на честь супруга или на уважение к нему и свидетельствует о чувстве ненависти, презрения и
отвращения. Суды тяжким оскорблением признали отказ кого-либо из супругов совершить по требованию другого
церковное венчание, добровольное и длительное уклонение от исполнения супружеского долга, злонамеренное
оставление одним супругом другого, сознательное заражение скрытой болезнью.
5. Осуждение одного из супругов за совершённое им преступление к позорящему наказанию. В уголовном
кодексе 1810 г. к этим наказаниям относились наказания, влекущие за собой лишение свободы: депортация (ссылку),
тюремное заключение (смирительный дом), каторжные работы.
После развода всякий супруг был вправе вступить в новый брак. Разведённая жена должна была выдержать
десятимесячный срок (300 дней). Это запрещение объяснялось интересами установления отцовства. При немедленном
вступлении разведённой в новый брак невозможно было бы установить, от кого – от прежнего или нового мужа –
происходит ребёнок, который родится через несколько месяцев после нового брака. Виновный в прелюбодеянии супруг
не мог вступить в брак соучастником прелюбодеяния.
Таким образом, французское законодательство о разводе находилось под влиянием католической церкви.
Французские законодатели, долгое время отвергая развод и допуская лишь разлучение, были верными католиками.
Развод стал допускаться только по причинам, по которым прежде допускалось разлучение супругов и сохранением
наряду с разводом и разлучения. В католических странах - Италии, Испании и Португалии, хотя и был введён
гражданский брак, развод был запрещён, допускалось только разлучение супругов.

Развод по английскому законодательству

Английское законодательство относилось к разводу неблагоприятно. Оно развивалось под влиянием


католической и англиканской церкви. В протестантской Англии до 1857 г. развод был явлением исключительным,
требовавшим разрешения парламента, и допускался лишь при наличии одной причины - прелюбодеяния. Развод в
парламенте стоил очень дорого и был доступен только богатым людям. До 1857 г., когда в Англии был допущен развод,
было вынесено около 300 частных парламентских актов о расторжении брака, причем только четыре по заявлению
жены,
Закон 1857 г. допустил развод по судебному решению по-прежнему только по единственному законному
основанию - прелюбодеяние. Причём возможность предъявления иска определялась по-разному для мужчины и
женщины. Муж мог потребовать развода на основании лишь одного факта прелюбодеяния жены. Жене в то же время
предоставлялось такое право только в случае прелюбодеяния её мужа при отягчающих обстоятельствах или
«квалифицированного прелюбодеяния», то есть соединённого с другими проступками: кровосмешением, двоежёнством,
изнасилованием, похищением, противоестественными пороками, жестокостью (например, покушением на жизнь,
жестоким обращением) или оставлением жены без разумных причин на два года. Простое прелюбодеяние мужа было
признано основанием для развода только в 1923 г. Наряду с разводом допускалось разлучение супругов.

Развод по Прусскому земскому уложению 1794 года

Прусское земское уложение 1794 г. допускало развод по весьма многочисленным поводам: прелюбодеяние;
противоестественные пороки; злонамеренное оставление одним супругом другого; упорный, продолжительный отказ
выполнять супружескую обязанность; покушение на жизнь другого супруга; насилие, подвергающее опасности жизнь и
здоровье; тяжкие преступления и проступки, за которые супруг понёс позорящее наказание; ложное обвинение одного
из супругов в совершении вышеуказанных преступлений и проступков; избрание бесчестного или позорного промысла
(например, занятие проституцией, сводничеством); беспорядочный образ жизни: пьянство, расточительность или
беспутное ведение хозяйства; недостаточность содержания жены, если она есть результат преступления, распутства и
хозяйственной беспорядочности; грубое оскорбление чести или посягательство на личную свободу; неуживчивость и
сварливость характера, если они достигли такой меры злостности, что вследствие них подвергаются опасности жизнь и
здоровье другого супруга.
Развод допускался без вины супруга, вследствие отвратительных и тяжких болезней, затрудняющих
исполнение супружеских обязанностей, так же вследствие безумия или сумасшествия, продолжавшегося более 1 года.
Уложение даже признавало достаточной причиной для расторжения брака непреодолимое отвращение одного из
супругов к другому, делающее совместную жизнь невозможной. Наконец, при бездетном браке развод был возможен по
взаимному согласию супругов.

Развод по Германскому гражданскому кодексу 1900 года

Составители Германского гражданского кодекса 1900 г. считали, что необходимо по возможности затруднить
развод и уменьшить число поводов к нему. По их мнению, развод представляет собой нечто ненормальное, хотя и
следует признать неизбежность развода в крайних случаях. В этом отношении Германский гражданский кодекс близок к
Французскому гражданскому кодексу и к церковному праву православной церкви.
Германский гражданский кодекс признал основанием для всех поводов к разводу, кроме безумия, принцип
виновности. Согласно этому принципу тяжёлая вина супруга даёт повод к разводу невиновному супругу. Этого
принципа держался и Французский гражданский кодекс 1804 г., допускавший развод исключительно по вине одного из
супругов. Принцип виновности супруга был заимствован из протестантского канонического права. Этот принцип дал
возможность значительно сократить число поводов к разводу. В Германском гражданском кодексе по сравнению с
Прусским земским уложением 1794 г. законные поводы к разводу были сокращены. Вместо 16 поводов по Прусскому
земскому уложению Германский гражданский кодекс допускал всего 6 поводов. Такие поводы к разводу как взаимное
согласие супругов, неуживчивость и сварливость, оскорбления, беспорядочный образ жизни и непреодолимое
отвращение не нашли себе места в Германском гражданском кодексе.
Германский гражданский кодекс различал безусловные и относительные поводы к разводу. К безусловным
поводам относятся такие поводы, при наличии которых, независимо от особенностей данного случая, должен быть
допущен развод. К относительным (условным) поводам относятся такие поводы, которые лишь в том случае могут
составить основание для развода, когда суд, по рассмотрении данного (конкретного) случая, убедится в столь глубокой
расшатанности брачного союза, что признает невозможным сохранить его в силе.
Безусловными поводами к разводу в Германском гражданском кодексе являлись:
1. Прелюбодеяние мужа и жены, понимаемое одинаково как половая связь супруга с третьим лицом (§ 1565), в
отличие от французского гражданского кодекса до закона 1884 г., в силу которого муж считался нарушителем
супружеской верности только тогда, когда он содержал наложницу в общей супружеской квартире, а жена во всех
случаях. Неравенство мужа и жены является исконным древнеримским воззрением. Оно было усвоено древними
германцами, сохранялось в Англии.
2. Двоебрачие, то есть заключение второго брака при существовании первого (§ 1565).
3. Противоестественные пороки: гомосексуализм, половая связь с животным, с детьми до 12 лет (§ 1555).
Право на развод вследствие совершения прелюбодеяния или противоестественных поступков исключается, если
другой супруг дал на это своё согласие (§ 1565). Это объясняется тем, что в данном случае истец основывает своё право на таких
действиях ответчика, которые и самому истцу должны быть вменены в вину. По общему же правилу, совиновные в
противозаконном деянии не приобретают никаких прав по отношению к своему соучастнику. К тому же супруг, соучастник в
указанных преступлениях, показывает, что он не считает невозможным продолжать после этого брачную жизнь.
4. Покушение одного супруга на жизнь другого (§ 1566).
5. Злонамеренное оставление одним супругом другого. Для развода по данному основанию требуется
принудительный судебный приговор о возвращении отлучившегося супруга. Если через год после состоявшегося
приговора о возвращении отлучившийся супруг не возвратится, то оставленный супруг имеет право требовать развода.
Относительные поводы к разводу описаны кодексом так: «супруг имеет право требовать развода, если другой
супруг грубым нарушением созданных браком обязанностей или бесчестным или развратным поведением своим так
глубоко расшатал супружеские отношения, что стало невозможным требовать от другого супруга продолжения брака.
Грубым нарушением обязанностей признаётся также жестокое обращение» (§ 1568). В данном случае судья решает
подходит ли конкретный случай под действие данной статьи. Он должен взвесить все обстоятельства, ему
представленные (тяжесть обвинения, повод к преступлению, условия брачной жизни, наличие или отсутствие детей,
продолжительность брачной жизни), ознакомиться с личностью и характером супругов.
К относительным поводам к разводу могут быть отнесены ряд поводов, допускаемых Прусским земским уложением,
как-то: упорный отказ в выполнении супружеского долга; дурное обращение и грубое оскорбление чести; насилие и брань;
неуживчивость и сварливость, подвергающие опасности жизнь и здоровье; принятие супругом бесчестного или позорного
промысла; пьянство, расточительность, беспорядочное ведение хозяйства; присуждение супруга к уголовному наказанию;
упорный отказ в выдаче содержания жене. Однако по Прусскому уложению всё это безусловные поводы, то есть такие, при
наличии которых развод должен быть непременно разрешён. По Германскому кодексу всё это относительные поводы, то есть
развод может быть дан условно, если суд убедится, что перечисленные причины разрушительно действуют на брак.
Разумеется, надо иметь большое доверие к судьям, чтобы в их руки дать закон, наделяющий их такими
полномочиями. При снисходительности суд может расторжимость брака довести до весьма широких границ, и, наоборот, при
строгости он может заметно затруднить развод. Такая свобода судейского усмотрения при неблагоприятных условиях может
привести неустойчивость, неопределённость, чрезмерное разнообразие в вопросах о допустимости или недопустимости развода.
Это опасение напоминает старую истину, что хороший закон может быть испорчен плохим судом и что юридический порядок
поддерживается настолько же разумными законами, насколько и хорошими судьями.
Наконец, в числе поводов к разводу совершенно особо стоит душевная психическая болезнь супруга (§ 1569),
если она длится, по крайней мере, три года и является неизлечимой, то есть достигла такой степени, что духовное
общение между супругами прекратилось и исчезла надежда на восстановление этого общения.
Кроме развода в указанных случаях германский кодекс допускал также и разлучение супругов. Эта норма была
введена под влиянием канонического права католической церкви.

Тенденции развития законодательства о разводе

Под влиянием воззрений христианских вероисповеданий на развод, гражданские кодексы католических


государств отвергли развод, невзирая на существующий у них гражданский брак, допустив только разлучение супругов,
кроме Франции. Гражданские кодексы православных государств допустили только развод, а государства протестантские
знают и развод, и разлучение. Французским революционным законодательством и Прусским земским уложением была
введена весьма широкая свобода развода. Французский гражданский кодекс 1804 г. с французским бракоразводным
законом 1884 г. и Германский гражданский кодекс ограничили поводы к разводу, рассматривая его как крайнюю меру.
Поэтому был отменён развод по одному лишь взаимному согласию супругов, допускавшийся Прусским земским
уложением и Французским гражданским кодексом 1804 г. Кроме того, во Французском и Германском гражданском
кодексах поводы к разводу были связаны исключительно с наличием вины одного из супругов, кроме развода по
безумию в Германском гражданском кодексе. Наконец, в Германском гражданском кодексе предоставляется широкая
свобода для усмотрения суда о допустимости или недопустимости развода в каждом конкретном случае.

Отношения между супругами в браке во Французском


гражданском кодексе 1804 года
Французский гражданский кодекс закреплял главенство мужа в семье и юридическое подчинение жены мужу.
Французский профессор Л. Жюллио де ла Морандьер писал: «Во французском праве брак есть заключаемый в
установленной законом форме гражданский договор, который соединяет мужчину и женщину для совместной жизни и
взаимного оказания поддержки и помощи под руководством мужа, главы семьи» 14.
Жена была обязана оказывать послушание мужу во всех семейных делах в обмен на его покровительство и
защиту. Кодекс торжественно провозгласил, что «муж обязан оказывать покровительство своей жене, жена -
послушание мужу» (ст. 213). Муж обязан был содержать жену прилично, то есть обеспечивать ей питание, жилище,
одежду, соответствующие его средствам. Мужу принадлежало право решать все вопросы совместной жизни супругов.
Он выбирал место жительства обоих супругов. Жена должна была следовать за своим мужем повсюду, где бы он не
поселился, даже за границу (ст. 214).
В развитие права мужа покровительствовать жене было признано, что муж имеет право следить за перепискою
жены, а равно за ним было признано право лишать жену свиданий даже с родителями. Жена была подчинена мужу даже
в выборе знакомых. Муж имел право ограничить общение жены с посторонними мужчинами и женщинами, если это
общение может нанести ущерб семье. Например, эти лица могут оказать дурное влияние, пытаются разрушить брак,
распространяют сплетни. Жена без разрешения мужа не могла выбирать профессию, заниматься учебой , так как
считалось, что женщина должна заниматься ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей.
Супруги обязывались к взаимной верности (ст. 212). Прелюбодеяние одного из супругов служило основанием
для развода и влекло за собой уголовное наказание, хотя прелюбодеяние и понималось неодинаково.
Замужняя женщина не могла совершить без согласия мужа ни одного сколько-нибудь важного юридического
акта (ст. 1124). Ограничение дееспособности замужней женщины являлось следствием супружеской власти, а не пола.
Незамужние женщины и вдовы не были ограничены в правоспособности. Замужняя женщина была ограничена в
дееспособности не потому, что она женщина, а потому что она замужем.
Жене запрещалось дарить, отчуждать, закладывать, приобретать, по безвозмездному или возмездному
основанию, без участия мужа в составлении акта или без его письменного согласия (ст. 217). Ей запрещалось без
согласия мужа принимать наследство и дары от посторонних лиц, так как считалось, что такие подарки, особенно от
посторонних мужчин являются доказательством неверности и могут бросить тень на мужа (а за что ей дарят? вы часто
делаете дорогие подарки незнакомым людям?). Разрешение мужа должно было быть специально для каждого акта, хотя
бы и молчаливое, когда муж принимает участие в совершении акта. Жена не имела права выступать в суде по
гражданским делам (ст. 215), потому что и здесь дело могло дойти легко до убытков.
Исключением из указанного ограничения являлись следующие права жены: 1) право делать текущие расходы
по общему хозяйству, потому что в этом случае она обязывает не себя, а мужа; 2) право самостоятельно обязывать по
торговым сделкам, если она ведёт её совершенно отдельно от мужа (ст. 220), потому что на право ведения торговли она
должна также получить согласие мужа; 3) право совершать завещание (ст. 226), потому что этот акт получает силу лишь
после её смерти.
Законодательство французской революции пыталось уравнять в имущественном отношении жену с мужем.
Оно установило совместное управление супругов общим имуществом, а до революции им управлял муж. Система
совместного управления супругов имуществом оказалась неосуществимой, привела к беспорядкам и раздорам вплоть до
разводов из-за мелочей. Кодекс отверг имущественную самостоятельность жены. Общим семейным имуществом
управлял один муж, который мог им распоряжаться без участия и согласия жены.
По общему правилу кодексом предусматривался режим общности имущества мужа и жены. Общим имуществом
являлись движимые имущества, принадлежащие супругам до заключения брака, а также как движимое, так и недвижимое
имущество, возмездно приобретённое во время брака. При таком режиме распоряжение семейным имуществом полностью
предоставлялось мужу, который мог продавать его, отчуждать и закладывать без участия и без согласия жены, то есть мог
даже расточать имущество (ст. 1421). Система общности имущества не исключала возможности каждому супругу иметь и своё
отдельное имущество. Жена без согласия мужа не могла совершать никаких юридических сделок даже и в отношении
собственного имущества (ст. 217). Если даже брачным договором супруги установили раздельность имуществ, то жена,
пользуясь своим имуществом и доходами от него, не могла отчуждать без согласия мужа свою недвижимость. Раздельным
имуществом каждого из супругов остались только недвижимости, принадлежащие им ко дню брака или приобретённые по
дарению или по завещанию (семейная недвижимость). Законом 1907 г. было признано за женой право распоряжаться своей
отдельной собственностью независимо от согласия мужа. По этому закону замужняя женщина получила право распоряжения
имуществом, созданным её личным трудом и бережливостью, например, своим заработком.
Наполеон, сыгравший весьма значительную роль при создании ФГК, отстаивал идею сильной патриархальной семьи. Его
основная мысль заключалась в следующем: «Сильная семья в сильном государстве с Наполеоном во главе». В кодексе нашло
выражение мнение Наполеона, что «с тех пор, как стоит свет, добродетель женщин всегда была под сомнением». Он заявлял: «Мы
ничего не понимаем в женщинах, мы, народы Запада: мы их, к великому сожалению, почти сравняли с нами. Народы Востока умнее и
правильнее решают дело: они объявили женщину настоящей собственностью мужчины. И, действительно, природа сделала их нашими
рабынями. Женщины должны трепетать. Женщина дана мужчине затем, чтобы производить детей. Но для этой цели одной женщины
мужчине мало: она не может быть его женой, когда она кормит, она не может быть его женой, когда она больна, она перестает быть его
женой, когда она уже не может рожать ему детей. Мужчина, которому природа в этом отношении не мешает ни возрастом, ни
болезнью, должен иметь несколько жен». Он же заявлял, наконец: «Муж вправе сказать своей жене: «Мадам, вы не выйдете на улицу.
Мадам, вы не пойдете в театр. Мадам, вы не увидитесь с таким-то лицом. Одним словом, мадам, вы мне принадлежите душой и телом!»
15
.

Отношения между супругами в браке в Прусском земском уложении 1794 года

Положение прусской замужней женщины было аналогично тому положению, которое было установлено
французским гражданским кодексом 1804 г для замужней француженки. Прусское уложение признавало, что муж
является «главою брачного общества», а решение его в общих делах супругов имеет перевес над решением жены.
Поэтому жена обязана следовать за мужем при перемене им места жительства. Муж был обязан защищать по суду и
помимо суда личность, честь и имущество жены. Поэтому, по общему правилу, жена не могла без согласия и
привлечения мужа вести процесс. Жена не могла без согласия мужа заниматься каким-либо делом, торговлей. По
общему праву она была ограничена в праве самостоятельно заключать договоры. Однако такие договоры были
действительны, если жена совершала их для мужа, к его выгоде. Наконец, уложение постановляло: «То, что жена
приобретает, состоя в браке, (это) она приобретает, по правилу, для мужа».
Вместе с тем Прусское уложение заботилось о личном положении замужней женщины. Жена могла не
следовать за мужем при перемене им места жительства, если это право было установлено в брачном договоре. Уложение
указывало на болезнь и на кормление грудью ребёнка как на уважительные причины освобождающие её от исполнения
супружеского долга. Оно содержало обязанность взаимной супружеской верности, обязанность мужа содержать жену в
обмен на его право пользоваться имуществом жены. Уложение закрепляло право жены на её положение в семье мужа,
как матери семейства и хозяйки дома. Замужняя женщина могла иметь особое, отдельное имущество, которым она
пользовалась и распоряжалась самостоятельно и независимо от мужа.

Отношения между супругами в Германском гражданском


кодексе 1900 года

Германский гражданский кодекс не называл мужа главой семьи, но предполагал мужа главой семьи, так как в
согласии с Прусским уложением постановлял, что мужу предоставляется решать все вопросы, касающиеся совместной
супружеской жизни (§ 1354). В итоге за сто лет со времени Прусского уложения законодателем был исключён термин
«муж-глава семьи» и оставлено его содержание: решение мужа обязательно для жены. Оставаясь принципиально на
точке зрения Прусского уложения о решающем значении воли мужа, оно ввело особое понятие о злоупотреблении мужа
его правом. Жена не обязана подчиняться решению мужа, если оно представляется злоупотреблением с его стороны
своим правом (§ 1354). Кодекс предоставил суду наполнить это понятие содержанием в интересах замужней женщины.
Германский кодекс, предоставляя мужу право избирать место жительства и место поселения, освобождал жену
следовать за мужем, если он злоупотребляет своим правом (§ 1354), например, избирает для проживания заведомо
нездоровую местность. Тем самым кодекс подводил данный случай под общее понятие злоупотребления мужа.
Муж имел право заступничества по отношению к жене и поэтому вправе предъявлять за неё в уголовном суде
обвинения в оскорблении её словом или действием (§§ 195 и 2232 Германского уголовного кодекса 1871 г.). Муж мог,
как попечитель жены, участвовать в судебном следствии по её делу и приносить вместо неё апелляционные и
кассационные жалобы.
По Германскому гражданскому кодексу если жена обязалась совершать действия, требующие её личного
труда, то муж имел право, с разрешения опекунского суда, до срока прекратить действие такого договора, если суд
признает, что деятельность жены вредит интересам супружеского союза (§ 1358). По Германскому кодексу жена не
только обязана, но и вправе заведовать общим хозяйством, и в пределах его вести дела мужа вместо него, и представлять
его, так что сделки, отсюда возникающие, обязательны для мужа, он должен их оплачивать. Хотя мужу и предоставлено
право ограничить или отменить это право жены, но жена может жаловаться на мужа в опекунский суд, если считает
такое действие мужа злоупотреблением властью (§ 1357).
В пределах домашнего хозяйства жена была вправе вести дела мужа и вместо него представлять его, но ограничение
или отмена мужем этого права жены поставлены кодексом под контроль опекунского суда. По просьбе жены, опекунский суд
может восстановить жену в её праве быть представительницей мужа в делах хозяйства, если суд найдёт, что муж злоупотребил
в данном случае своим правом (§ 1357).
Германский кодекс не содержит постановления о взаимной обязанности супругов хранить супружескую
верность и выполнять супружеский долг. Однако эти нормы признаются кодексом, когда устанавливаются поводы к
разводу. Кодекс признал жену самостоятельной в управлении и пользовании отдельным имуществом. Общее имущество
супругов поступало в управлении главы семьи - мужа, на которого вместе с тем возлагалась и обязанность содержать
семью.

Общая юридическая характеристика личных отношений между


супругами

Гражданские кодексы западных государств закрепляли следующие взаимные права и обязанности супругов:
1. Взаимная обязанность хранить супружескую верность и выполнять супружеский долг.
2. Обязанность взаимопомощи, взаимной поддержки. Обязанность содержания жены и семьи лежала на муже
как на главном работнике. Однако законодатель признавал справедливым привлечь к выполнению этой обязанности и
жену, когда муж по уважительным причинам, например, по бедности или по болезни, не может содержать жены. В этом
случае жена должна давать мужу средства для существования (ФГК, ст. 212; ГГК, § 1360).
3. Обязанность совместной жизни супругов. Супруги обязаны жить вместе.
Гражданские кодексы западных государств закрепляли особые права мужа:
1. Муж считался главой семьи, то есть в браке мнению мужа давалось решающее значение. Законодатель,
предписывая жене быть послушной своему мужу, вместе с тем вменял в обязанность мужу хорошо обходиться с женой,
а дурное обхождение и повторяющиеся оскорбления считались для жены основанием для развода с мужем (ФГК, ст.
231).
2. Муж имел право требовать, чтобы жена следовала за ним при перемене им постоянного места жительства,
если муж не злоупотребляет своим правом.
Например, в данной местности заработок мужа понижается или совершенно падает, и он избирает другое место для
своей работы; или муж состоит на службе, государственной или частной в фирме, и его переводят с одного места на другое.
3. Муж имел право требовать от жены деятельности как «хозяйки дома». По прусскому земскому уложению
«жена обязана иметь надзор над хозяйством мужа». По Германскому гражданскому кодексу жена обязана заведовать
общим хозяйством, производить домашние работы и помогать мужу в его предприятии (§ 1356).
Гражданские кодексы закрепляли особые права жены:
1. Жена имеет право на имя мужа (фамилию). Женщина, с выходом замуж, меняет свою фамилию на фамилию
мужа. Это одно из следствий общности жизни, создаваемой браком (ГГК, § 1355).
2. Жена имеет право на все права и преимущества мужа, сопряжённые с его состоянием (например, горожанка,
выйдя замуж за дворянина, становится дворянкою, а дворянка, выйдя замуж за горожанина, остаётся дворянкою), чином
или званием (например, если муж полковник, то его жена именуется полковничихой; если муж городничий, то жена -
городничиха), не теряя их и в том случае, если муж за преступление будет лишён прав своего состояния.
3. Жена имеет право на получение содержания от мужа. Муж обязан содержать жену и семью как главный
работник, то есть давать все необходимые средства к жизни сообразно со своим общественным положением (ФГК, ст.
214; ГГК, § 1360).
Прусское уложение установило, что муж должен назначать содержание жене по общественному положению и
возможности своей. Но если муж не может жене доставить такого содержания, то она должна довольствоваться и
скудным. Раз у мужа нет средств содержать жену сообразно состоянию, то, конечно, он обязан содержать её как может.
Нельзя требовать, чтобы муж содержал жену, как прилично дворянину, если этот дворянин сам - чернорабочий.
4. Жена имеет право на охрану и защиту со стороны мужа (ФГК, ст. 213).

Отношения между родителями и детьми во Французском


революционном законодательстве

Закон 1792 г. установил, что совершеннолетние, достигшие 21 года, не будут более подчиняться родительской
власти, она будет распространяться только на несовершеннолетних. Это было ничем иным как распространением на всю
Францию, на южные области писаного права, правил обычного права. Декретом конвента от 20 сентября 1792 г.
устанавливалось, что полное гражданское совершеннолетие наступала с 21 года и тем уничтожал прежнее разнообразие
в местном обычном праве, в которых гражданское совершеннолетие наступало в 14, 15, 18, 20, 25 лет. Именно с этого
возраста совершеннолетние могли свободно вступать в брак без согласия родителей, быть собственниками движимого и
недвижимого имущества, то есть полностью выходили из-под власти родителей.
Революционное законодательство поставило своей целью освободить семью от тиранической власти отца. Оно,
в соответствии с проводимым им принципом равенства мужчины и женщины, желало уравнять права обоих родителей в
отношении их детей. Семейная власть, созданная в интересах детей, не должна более принадлежать только отцу, как то
имело место в писаном праве, но, согласно природе и древним традициям римского права, вместе отцу и матери.
Родительские права должны были осуществляться совместно. В соответствии с одинаковым родительским правом отца
и матери, революционное законодательство возложило на обоих родителей обязанности воспитания и содержания детей,
предоставив в то же время право их исправления и наказания. Тем самым революционное законодательство возвышало
мать до правового положения отца. Семья должна была основаться на свободе и любви, а не на власти мужа и отца. Для
разрешения домашним порядком разногласий между отцом и матерью, наделенных равными родительскими правами,
создавался особый семейный совет, состоящий из достаточного числа родственников.
Декрет 1790 г. об организации судов установил, что право родителей налагать на детей наказание в виде
лишения их свободы стало осуществляться не иначе как с одобрения особого семейного совета, составленного из
восьми или шести ближайших родственников или друзей и соседей. Семейный совет, ограничивающий принадлежащее
отцу и матери право наказания, являлся принудительным третейским судом. В наиболее серьезных случаях он мог
вынести постановление о заключении кого-либо из детей моложе 20 лет в исправительный дом на срок не более одного
года. Но это постановление подлежало исполнению только с утверждения председателя окружного суда. В 1794 г.
родители утратили право лишать детей наследства. Это право значительно укрепляло родительскую власть.

Отношения между родителями и детьми во Французском


гражданском кодексе 1804 года

Французский гражданский кодекс отказался от идеи равенства прав родителей, восстановил господство отца и
снова низвёл мать на положение подчинённого члена семьи. Родительская власть рассматривалась как совокупность
прав, закрепляемых законом за родителями в отношении личности и имущества их несовершеннолетних детей, не
освобождённых из-под родительской власти. До достижения совершеннолетия - возраста 21 года несовершеннолетние
дети были подчинены родительской власти. Эта власть во время брака осуществлялась отцом. Лишь в случаях
безвестного отсутствия и смерти отца родительская власть осуществлялась матерью. Отец обладал следующими
правами в отношении личности детей:
1. Правом держать детей при себе, воспитывать и руководить ими (ст. 203).
2. Правом применять к детям исправительные (дисциплинарные) меры, вплоть до тюремного заключения.
Дети во всяком возрасте должны были оказывать своим отцу и матери почтение и уважение (ст. 371).

Отношения между родителями и детьми в Прусском


земском уложении 1794 года и Германском
гражданском кодексе 1900 года

Родительская власть по Прусскому земскому уложению принадлежала отцу. Он имел преимущественное право
на воспитание ребёнка и выбор для него как образа жизни, так и религии.
Согласно Прусскому уложению родители имели право для воспитания своих детей применять все невредные
для здоровья последних принудительные меры. Но если таковые окажутся недостаточными, опекунский суд обязан, по
требованию родителей, помочь им. Это требование суд рассматривает сокращённо, не прибегая к формальному
процессу, и сообразно с обстоятельствами определяет вид и продолжительность назначенных им исправительных мер,
как-то помещение в публичные исправительные или воспитательные заведения.
Родительская власть в Германском гражданском кодексе являлась преимущественно властью отца. Отец
обладал следующими правами в отношении несовершеннолетних детей до 21 года: 1) заботиться о личности детей,
которое заключает в себе право и обязанность воспитывать детей (§§ 1627 и 1631); 2) управлять и пользоваться
имуществом несовершеннолетних детей; 3) давать согласие на сделки детей, или вообще представлять детей. «В силу
своего права на воспитание детей отец может прибегнуть к соответствующим исправительным мерам. По его просьбе
опекунский суд обязан оказывать ему содействие, налагая со своей стороны надлежащие кары» (§ 1631). Каковы могут
быть эти меры - закон не указывал, выбор их зависел от усмотрения отца. Но опекунский суд был не обязан оказывать
содействие отцу, если не признает его нужным.
При этом пока длится брак мать наряду с отцом в праве и обязана заботиться лишь о личности детей (§ 1634),
то есть право воспитывать детей, определять вероисповедание, образование детей, контролировать их знакомства,
применять дисциплинарные меры. В заботах о личности детей мать связана решающим мнением отца, то есть в случае
разногласия между нею и мужем, она должна уступить ему (§ 1634). Родительская власть предоставлялась матери: 1) в
случае смерти отца или объявления его умершим; 2) в случае утраты им прав родительской власти и прекращения брака
(§ 1648).

Общая юридическая характеристика отношений


между родителями и детьми

Гражданские кодексы западных государств устанавливали, что дети получают фамилию и статус своего отца
(ГГК, § 1616). Местом жительства детей считалось место жительства родителей (ФГК, ст. 108). Дети должны были быть
воспитаны в той религии, к которой принадлежат родители. По Прусскому земскому уложению при смешанных браках
родителей, принадлежащих к разным религиозным вероисповеданиям, вопрос о религиозном воспитании детей решался
по взаимному соглашению. Если оно не состоится, то решающий голос принадлежал отцу с правом ребёнка, по
достижении 14-летнего возраста, самому избрать себе вероисповедание. В Баварии этот вопрос решался по взаимному
соглашению супругов, а если оно не состоится, - сыновья следуют религии отца, а дочери - религии матери.
Отцовская власть становится родительской властью, хотя и с преобладанием авторитета отца. Эта
родительская власть устанавливается прежде всего в интересах детей, а не родителей. Она перестаёт быть пожизненной
и в своём проявлении имеет характер не столько власти, сколько покровительства, защиты и попечения. Вместе с
правами родителей в отношении детей неразрывно идут и обязанности. Государство, учитывая, что в семье
воспитываются будущие граждане, решительнее, чем прежде, вмешивается со своими нормами в область семейных
отношений. Оно, сохраняя и поддерживая родительский авторитет, в то же время принимало меры на случай
злоупотребления родительской властью. Родительская власть, будучи единством прав и обязанностей, проявлялась в
следующем:
1. Родители имели право требовать, чтобы дети разделяли с ними место пребывания. Поэтому родители вправе
требовать возвращения к себе детей от всякого лица, удерживающего их против воли родителей (ФГК, ст. 374).
2. Родители являлись представителями за детей (ГГК, § 1630). Они отвечали за деликты, совершённые детьми.
Равно и в случае личной обиды, нанесённой несовершеннолетним детям, родители имели право предъявлять за них иск.
4. Право и обязанность родителей воспитывать своих детей даёт им право применять известные
дисциплинарные меры по отношению к детям, или, как говорят, родители имеют право наказания детей. Французский
гражданский кодекс предоставил отцу право подвергать своих детей тюремному заключению (ст. 375-378). Германский
гражданский кодекс не предоставил отцу права тюремного заключения своих детей, ограничившись домашними
исправительными мерами (§ 1631).
Законодатель принимал меры против злоупотреблений родительской властью, когда родители не только не
заботятся о пропитании и воспитании своих детей, но, напротив, развращают их, эксплуатируют их труд и имущество в
свою пользу и, в конце концов, готовят из них не полезных граждан, а людей морально испорченных, наполняющих
собой места лишения свободы и остающихся на всю жизнь тяжёлым бременем для государства.

Внебрачные дети во Французском революционном


законодательстве и Французском гражданском кодексе
1804 года

Гражданские кодексы западных государств не считали внебрачное происхождение позорным пятном. Вопросы
об установлении происхождения, отцовства и о мере прав внебрачных детей решались по-разному во французском и
германском законодательстве. Дети, родившиеся от женщины, состоящей в браке, считаются детьми её мужа. Рождение
внебрачных детей нередко совершается при таких обстоятельствах, которые заставляют желать родителей скрыть своё
отцовство или материнство. Оказывается весьма затруднительным бесспорно установить отцовство. Законодателю при
решении вопроса о правах внебрачных детей приходится удовлетворять двоякого рода противоположным требованиям.
С одной стороны, он должен оказывать покровительство законному браку, а вместе с тем проявлять особенную
заботливость о детях, происшедших от этого брака. Внебрачное сожительство есть состояние незаконное,
безнравственное, подрывающее семью. Внебрачные связи противоречат христианской морали, губительно отражаются
на рождаемости и воспитании детей. Поэтому и дети, рождённые от такого сожительства, «дети греха» не могут
рассчитывать на заботу законодателя. С другой стороны, и внебрачные дети - дети граждан и сами граждане и не
должны наказываться без вины виноватые дети за грехи своих родителей.
Законодательство французской революции расширило права внебрачных детей. В дореволюционном праве
внебрачный ребенок пользовался только правом на алименты, содержание, не имея право на наследство.
Законодательство периода революции стремилось уравнять его в правах с законным ребенком. Внебрачные дети,
признаваемые своими родителями, наделялись равными правами с законнорожденными, но лишь с ограничением в
области наследования. Дети, рождённые в нарушение супружеской верности, включая и внебрачных детей, в момент
рождения которых по крайней мере один из родителей имел другую семью, должны были получить лишь 1/3 той доли
наследства, которая им причиталась бы как законнорожденным.
Законом от 2 ноября 1793 г. Конвент запретил отыскание и доказывание внебрачного отцовства, допуская
лишь добровольное признание отцом внебрачного ребёнка. В дореволюционном праве действовало противоположное
правило, разрешающее принудительное отыскание отцовства. Значительное расширение революционным
законодательством прав внебрачных детей вызывало опасения, что число скандальных процессов об установлении
отцовства возрастёт. С другой стороны считалось, что именно потому что внебрачные дети уравнены с в правах с
законными, никто не может быть вынуждаем признать ребёнка, которого он не считает своим.
По Французскому гражданскому кодексу внебрачные дети не уравнивались в правах с законным ребенком.
Внебрачный ребенок не входил в состав семьи. ФГК допускал добровольное признание внебрачного
(незаконнорожденного) ребенка со стороны одного или обоих родителей (ст. 335-336). Помимо этого добровольного
признания, французский закон, во избежание запутанных, скандальных и соблазнительных процессов, запрещал вовсе
детям, рождённым вне брака, доказывать своё происхождение от известного отца (ст. 340). Происхождение внебрачного
ребенка от его отца могло быть установлено только добровольным признанием ребенка со стороны отца. Ни внебрачная
мать, ни ребенок не могли предъявить никаких требований к отцу.
В этом запрещении французское право совпадало с римским правом, запрещавшем подобные иски об установлении
отцовства внебрачным детям. Это объяснялось тем, что «вне брака нет иного достоверного доказательства отцовства, кроме
признания самого человека, который хочет изведать это чувство и выполнить эти обязанности».
Только добровольно признанные внебрачные дети призывались к наследованию не только после матери, но и
после отца, но в меньшей доле, нежели законные дети. Наследуя вместе с законными детьми наследодателя, они
получали 1/3 того, что им следовало бы, будь они законными (ст. 757). Внебрачные непризнанные дети не признавались
наследниками (ст. 756).
Внебрачные дети, кроме детей, рождённых от кровосмесительной или от прелюбодейной связи, могли быть
узаконены последующим браком их отца и матери, если последние законно признали этих детей до брака или признают их в
момент совершения брака (ст. 331). Узаконенные дети приравнивались к детям законным и вступали в состав семьи.
Каноническое право допускало отыскание отцовства по суду, а отец - соблазнитель должен был принять на себя содержание
внебрачного ребёнка. Закон 1912 г. отменил запрет отыскания по суду внебрачного отцовства и разрешил по суду отыскание
отцовства в определённых случаях (ст. 757).

Внебрачные дети в Прусском земском уложении 1794 года и


Германском гражданском кодексе 1900 года

Германское законодательство вслед за каноническим правом допускало принудительное отыскание отцовства


по суду и, как результат этого, иск об алиментах, так как несправедливо взваливать всю ответственность за рождение
внебрачного ребёнка на соблазнённую и обманутую мужчиной мать. Прусское земское уложение отнеслось к
внебрачным детям и их матерям наиболее благожелательно. Оно дозволило судебный иск о принудительном
установлении отцовства, обязало отца содержать своих внебрачных детей и даже позволило наследовать отцу в
известной мере. Относительно матери внебрачные дети почти сравнялись с законными детьми.
Германский гражданский кодекс разрешил разыскивать отца, не желающего добровольно признавать своих
детей своими. Для доказательства отцовства ребёнка достаточно только доказать, что данный мужчина находился в
половой связи с матерью ребёнка в период, соответствующий зачатию ребёнка (ГГК, § 1720). Тем самым иск об
отцовстве основывается на одном лишь предположении о возможности отцовства без доказательства его подлинности.
Германский гражданский кодекс допустил всякие возражения ответчика, «очевидно доказывающие невозможность
зачатия от данной связи» (§ 1720). Например, в предполагаемый срок зачатия женщина была уже беременна от другого
мужчины. Предполагаемое отцовство могло быть опровергнуто возражением ответчика, что в период зачатия ребёнка с
матерью ребёнка в половой связи находились и другие мужчины (§ 1720). Иск о признании отцовства и, как результат
его, иск об алиментах основан на одном лишь предположении, но возражение ответчика о том, что не он один находился
в половой связи с матерью внебрачного ребёнка в период его зачатия разрушает это предположение, а при таких
условиях и иску об отцовстве не должно быть места. Факт половой связи мужчины с матерью внебрачного ребёнка в
момент зачатия порождает предположение, что зачатие произошло от этой связи. Однако если окажется и другой
сожитель в тот же срок, то предположение исчезает. Безнравственная женщина, имевшая одновременно общение со
многими мужчинами, не заслуживает снисхождения закона, который не должен потворствовать распутной жизни.
Права законных и внебрачных детей по-прежнему различались. По отношению к матери внебрачные дети
считались наравне с её законными детьми (ГГК, § 1705). Внебрачные дети не считались в родстве с отцом (ГГК, § 1705),
то есть признание отцовства не давало ребёнку ни фамилии, ни статуса, ни религии, ни места жительства, ни наследства
отца. Поэтому ему не предоставлялась и отцовская власть над ними. Это было естественным следствием непризнания
родства, а также следствием недоверия к предполагаемому отцу: закон опасался, что отцовская власть, дающая отцу
большие полномочия, в руках человека, который бόльшей частью неохотно признаёт ребёнка своим, не будет
благодетельной для последнего. Родительская власть над внебрачными детьми предоставлялась опекуну, который
назначался судом для охраны его прав. Родительская власть матери допускается лишь настолько, насколько это
вызывается потребностями воспитания (ГГК, §1707). Мать и опекун внебрачного ребёнка имели право взыскивать с
отца алименты, который обязан доставлять своему внебрачному ребёнку до достижения им 16 лет содержание,
соответствующее общественному положению матери. Содержание включало в себя все потребности жизни, расходы по
воспитанию и приготовлению к самостоятельной жизни (ГГК, § 1708). Никаких наследственных прав после смерти отца
внебрачные дети не имели (§ 1705).

Попытки гражданского законодательства расширить права замужней женщины

Обзор гражданских кодексов показывает, что отношения между мужем и женой, между родителями и детьми
строились в основном по принципу главенства мужа и отца. В этом проявлялась преемственность со старым церковным
и светским брачно-семейным западноевропейским правом. Власть мужа представляет собой некоторую совокупность
семейных прав, преимущественно предоставленных мужу и отцу по сравнению с женою и матерью. Попытка
построения семьи на принципах равенства между супругами была предпринята в период французской революции конца
XVIII в. Эта попытка была кратковременной и утопической, не соответствовала реалиям жизни и правосознанию
подавляющего большинства французов.
Гражданское законодательство стремилось улучшить личное и имущественное положение замужней женщины,
как жены и матери. Оно стремилось создать имущественную самостоятельность замужней женщины. Замужняя
женщина приобрела право иметь своё отдельное имущество и распоряжаться им по собственному усмотрению,
возбуждать и вести процессы в суде. Наряду с этим, более точно и широко определялись её права, как хозяйки дома, то
есть лица, способного представлять семью перед третьими лицами (ГГК, § 1356).
Новейшие законодательства стали признавать за женою право на самостоятельный заработок вопреки
запрещению мужа. В этом случае личная власть мужа должна была уступить воле жены. Правда, это право жены не
было за ней признано неограниченно, а поставлено под контроль суда. Муж не мог воспрепятствовать жене работать на
фабрике, быть домашней прислугой, заниматься врачебной, адвокатской, преподавательской деятельностью, если жена
докажет суду, что она это делает в интересах семьи, и получит вследствие этого, соответствующее разрешение суда
(ГГК, § 1358). Французским законом 1907 г. замужней женщине было предоставлено право самостоятельно
распоряжаться своими трудовыми доходами.
Право мужа определять место жительства семьи также ограничивается. Гражданское законодательство,
безусловно лишая жену права определять место жительства супругов, тем не менее в некоторых случаях освобождало её
от обязанности следовать за мужем. Отсюда возникло право замужней женщины не подчиняться иногда решению мужа
при перемене им места жительства (ГГК, § 1354; ГК Калифорнии, ст. 104).
Некоторые гражданские законодательства, признавая мужа главой семьи, в то же время серьёзно ограничивали
его в личных отношениях между супругами. Например, по Калифорнийскому гражданскому уложению муж обязан
принимать во внимание «разумные возражения» жены (ст. 104). Напротив, Германский гражданский кодекс не называл
мужа главой семьи, но, вопреки этому, предоставлял ему, как мужу и отцу, существенные права, как если бы он назван
был главой семьи. В целом положение женщины различалось в англо-саксонских государствах и континентальных
государствах. Англо-саксонские государства предоставляли больше прав замужним женщинам, нежели романо-
германские католические государства.
Закон и государственная власть высказались принципиально за вмешательство закона и судебной власти в
семейную жизнь супругов в случае злоупотребления своей властью и правом и неисполнения своих обязанностей. Закон
и судебная власть выступают против нарушителей с целью восстановления равновесия в семье. Злоупотребление правом
или неисполнение обязанности со стороны одного супруга даёт другому супругу право обратиться за помощью к суду.
Автономия семьи должна иметь свои пределы во имя уважения и охраны личности супруга. Власть мужа как главы
семьи признавалась в принципе в законодательстве, но её действие подчинялось контролю суда и таким образом
ограничивалась. Власть мужа и отца стала подлежать надзору судебных и опекунских органов и ограничиваться ими.
Родительские права стали тесно связываться с обязанностями. Права или власть родителям предоставляются
для выполнения родительских обязанностей в интересах детей и общества. Родительской властью стала называться
совокупность преимущественно обязанностей, а, следовательно, и прав, предоставленных отцу и отчасти матери.
Вследствие этого невыполнение обязанностей стало влечь за собой лишение родительской власти.

Лекция № 4. Изменения в брачно-семейном праве


западных государств после второй мировой войны
Со второй половины 60-х годов прошлого века было существенно изменено брачно - семейное
законодательство западных государств. В семейном праве западных государств наблюдаются следующие изменения.

Сокращение количества препятствий к браку и упрощение порядка


его заключения

В большинстве государств (в Англии законом 1969 г., во Франции и ФРГ - законами 1974 г.) возраст
гражданского совершеннолетия и соответственно минимальный возраст вступления в брак без согласия родителей был
снижен с 21 года до 18 лет. Возраст вступления в брак, как правило, ниже возраста гражданского совершеннолетия.
Минимальный брачный возраст в Англии - 16 лет для обоих супругов, в США - от 16 до 18 лет в разных штатах, во
Франции для женщин - 15 лет, для мужчин - 18 лет, в ФРГ - 18 лет для обоих супругов. Тем самым в ФРГ с 1974 г. был
снижен возраст вступления брак для мужчин на 3 года (с 21 года) и повышен для женщин на 2 года (с 16 лет).
В США вплоть до решения Верховного суда США, вынесенного в 1967 г., в шестнадцати американских штатах
из пятидесяти просуществовали расистские законы, запрещавшие межрасовые браки между белыми американцами и
неграми, а также между белыми и цветными (китайцами, индейцами, японцами). В штате Алабама, где брак между
белым негром подвергался уголовному наказанию, по закону считался негром каждый, кто «имеет негра среди своих
предков, как бы далека ни была степень этого родства». В некоторых штатах США препятствием к вступлению в брак
являлось наличие определённых болезней: душевная болезнь, хронический алкоголизм, венерические заболевания и
туберкулёз.
Широкое распространение в западных государствах получил так называемый «гражданский брак», то есть
сожительство, супружеские отношения безо всякого юридического или церковного оформления, именуемый пробным браком.
Цель такого «брака» - испытать на прочность взаимные отношения, проверить свои чувства, иметь время для того, чтобы
приспособиться психологически друг к другу и к семейным обязанностям, «потренироваться в браке», лучше подготовиться к
семейному испытанию и уменьшить риск развода. Поэтому такой гражданский брак называют ещё пробным «браком». Если у
сожителей складывается жизнь, то ни остаются вместе и потом даже регистрируют брак, венчаются в церкви. А если нет, то
расходятся.
На самом деле такое сожительство отнюдь не помогает подготовиться к браку или избежать развода. Сожители не
уверены в длительности, стабильности своих отношений, что приводит к неуверенности в завтрашнем дне. Они привыкают к
мысли о том, что их союз легко расторжим: «не получится - разойдёмся». Согласно данным американских психологов,
партнёры, поженившиеся даже после нескольких лет совместного сожительства, разводятся в 2 раза чаще, чем те, кто стал
жить вместе лишь после свадьбы. Сожителям не надо искать компромисс и преодолевать трудности, потому что всякий раз,
когда они возникают, они могут просто разорвать отношения. В таком сожительстве обычно не бывает детей а значит и нет
испытания детьми, стирания пелёнок, бессонных ночей, отпрашивания с работы для ухода за больным ребёнком. Откладывая
рождение детей, люди лишают себя большой радости воспитания и общения с детьми. Конечно, воспитание детей - это труд. Но
настоящей радости без усилий не бывает. В гражданский брак чаще вступают люди, которые изначально не уверены в том, что
хотят прожить вместе со своим избранником всю жизнь. Сожительство является юридическим риском, так как здесь не
защищены имущественные права сожителей, ибо они не могут претендовать на раздел имущества. Сожители лишены
определённого социального статуса. Против такого сожительства обычно активно возражают родители мужчины и женщины,
отношения с которыми складываются плохо.
Не регистрируя брак, стороны ставят себя в неравное положение. Для сожителя гражданский брак особенно удобен:
ты вроде бы живёшь с человеком, но ничего ему не должен. Для женщины такой «брак» - постоянное ожидание опасности:
родится ребёнок, а он «помашет ручкой», с кем я останусь и на что буду жить. Это постоянный страх и риск, доводящий до
исступления своей неопределённостью, когда женщине говорят «люблю», но никогда не скажут «выходи за меня замуж». С
первых дней «гражданского брака «супруга» испытывает постоянную тревогу из-за нестабильности приобретённого статуса.
Подруги в шутку называют её «соломенной женой». И без того неуверенная в завтрашнем дне, женщина старается всеми
силами удержать мужчину, идя на поводу его требований и капризов. В сожительстве нет места любви и взаимному доверию.
Правильное признание в любви предполагает сразу предложение о вступлении в брак, в котором эта любовь и будет
расти. Признание в любви является признанием о готовности любить, о готовности совершить серьёзный шаг, вступить в брак,
нести ответственность за судьбу другого человека. Нет предложения о вступлении в брак - значит, перед вами молодой человек,
который просто хочет испытать новые ощущения, хочет дальнейшего развития ваших отношений, но не хочет, чтобы они
заходили далеко и дело кончилось браком. На самом деле он оговорит: «Я не знаю, люблю ли я тебя. Я не уверен в том, что
хотел прожить всю жизнь только с тобой - ведь вокруг ещё так много интересных женщин. Но мне пока у тебя нравится. Мне
приятно, что кто-то стремится накормить меня, обстирать, ублажить в постели… А больше всего мне нравится то, что я
пользуюсь всем этим, не будучи связан никакими обязательствами. Захочу - в любой момент заберу свою бритву и
компьютерные диски, и больше не вернусь».
Многие считают, что в семейных отношениях, как в других сферах жизнедеятельности, богатый опыт, то есть
несколько гражданских браков, является основой последующего успеха. В отношении любой профессии это справедливое
утверждение. Однако к интимной, семейной сфере оно неприменимо. Чем больше у человека было увлечений и связей, тем
более он становится недоверчивым и подозрительным. У него теряется способность раскрываться перед другим человеком и
доверять ему. Более того, такой человек не способен искать компромисс и преодолевать трудности, потому что всякий раз,
когда они возникали, он просто разрывал общение.

Расширение прав замужней женщины, уравнение прав мужа и жены

Правовое равенство мужчины и женщины было провозглашено после окончания второй мировой войны в
Конституциях Франции (1946 г.), Италии (1947 г.), Японии (1947 г.), ФРГ (1949 г.). Правовое регулирование отношений
между супругами исходит из принципа юридического равенства мужа и жены, включая имущественные отношения
между ними. Основные проблемы семейной жизни должны решаться супругами совместно, по обоюдному согласию.
Во Франции в 1965 г. было отменено право мужа запретить жене работать по найму. В 1970 г. закон упразднил
институт главы семьи, изъял норму, закрепляющую положение мужа как главы семьи, признав равные права супругов
на воспитание детей, их обучение. По статье 213 Французского гражданского кодекса (ФГК) новой редакции, супруги
«вместе обеспечивают материальное и моральное развитие семьи». При этом закон сохранил преимущественное право
мужа в решении вопроса о месте жительстве семьи. Статья 215 ФГК по-прежнему устанавливала, что местом
жительства семьи признавалось место, избранное супругами по взаимному согласию. Однако при отсутствии
соглашения место жительства определяется мужем. Жена наделялась правом обратиться в суд с просьбой вынести иное
решение, если это было связано для неё с серьёзными неудобствами. В 1975 г. муж был лишён права определять место
жительства семьи при отсутствии соглашения между супругами. Статья 215 ФГК в новой редакции гласит, что место
жительства выбирается супругами по их общему согласию. В 1985 г. были закреплены равные права супругов на
совместное управление семейным имуществом. Согласно статье 214 «муж и жена обязаны каждый вносить свой вклад
сообразно своим возможностям».
Конституция ФРГ 1949 г. провозгласила принцип равенства мужчины и женщины и устанавливала, что законы,
противоречащие данному принципу, утрачивают силу через четыре года, то есть в 1953 г. (ст. 3). Только в 1957 г. был
издан закон о равенстве мужа и жены, который в основном ликвидировал нормы, наделяющие мужа правом единолично
решать вопросы внутрисемейной жизни, в частности правом определения места жительства. Обязанность мужчины
содержать свою семью уступила место взаимной обязанности супругов оказывать друг другу материальную помощь и
вносить свой вклад в содержание семьи. Параграф 1360 Германского гражданского кодекса предполагал традиционное
разделение ролей в браке: «Супруги несут взаимную обязанность по содержанию семьи за счёт своей работы или
имущества. Как правило, жена осуществляет свою обязанность вносить вклад в содержание семьи посредством
выполнения работы по дому. Она обязана работать вне дома только тогда, когда средства, предоставляемые мужем, или
доход семьи являются недостаточными для удовлетворения потребностей семьи». При этом «надлежащее содержание»
семьи включало в себя всё, что необходимо в данных обстоятельствах супругам для покрытия расходов по ведению
домашнего хозяйства, удовлетворению личных потребностей супругов и содержания детей.
В 1976 г. закон отменил положение, в соответствии с которым замужняя женщина по общему правилу должна
была выполнять работы по дому, а работать вне дома могла только в том случае, если это не препятствовало
исполнению ею её первоочередных семейных обязанностей: уход за детьми, введение домашнего хозяйства и т. п.
Отныне в кодексе отмечается: «Супруги взаимно обязаны своим трудом и имуществом обеспечивать семье надлежащее
содержание. Если одному из супругов предоставлено ведение домашнего хозяйства, то обязанность вносить своим
трудом вклад в содержание семьи он исполняет, как правило, путём ведения домашнего хозяйства» (§ 1360).
Однако он сохранил решающий голос мужа в вопросах воспитания детей и только за ним признал право быть
законным представителем ребёнка. В конце концов Федеральный конституционный суд отменил эту норму, признав её
неконституционной. «Брак заключается на всю жизнь. Супруги должны вести совместную семейную жизнь; они несут
ответственность друг за друга. Супруг не обязан после создания брачного союза исполнять требование другого супруга,
если это требование представляет собой злоупотребление его правом» (§ 1353).
Так, Верховный суд США решением по делу Orr v. Orr 1979 г. отменил закон, который устанавливал возможность
присуждения алиментов жёнам, но не мужьям. Суд установил, что предположение о том, что мужья никогда не сталкиваются с
такой степенью нужды, как жёны, был основано на недопустимых стереотипах, отражающих половое различие.
Эмансипация женщин привела к тому, что ныне до 85-90% европейских замужних женщин работают. В результате на
плечи женщин возложена двойная ноша. Женщины обязаны вести домашнее хозяйство, растить детей, заботиться о семье да к
тому же ещё и продвигаться по служебной лестнице, работая полный день и в полную силу. От переутомления работой дома и
на службе женщина становится нервной, раздражительной, что в свою очередь сказывается на воспитании детей и отношениях
в семье. От постоянной перегрузки и нервного переутомления женщина быстро увядает, стареет. Освобождение женщин от
семейных забот с тем, чтобы она могла занимать на равных все те должности, которые занимают мужчины, привело к
безнадзорности детей, отсутствию надлежащего воспитания, к росту преступности среди молодежи, и, наряду с другими
факторами, к резкому падению рождаемости с 70-х годов XX века.
Мужчина и женщина различаются в физическом и эмоциональном плане (см. с…….). Они созданы равными, но
разными. «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» отмечают: «Высоко оценивая общественную роль
женщин и приветствуя их политическое, культурное и социальное равноправие с мужчинами, Церковь одновременно
противостоит тенденции к умалению роли женщины как супруги и матери. Фундаментальное равенство достоинств полов не
упраздняет их естественного отличия и не означает тождества их призваний как в семье, так и в обществе». 5
Природа поручила женщине, а не мужчине образование зародыша, зачатие, беременность и рождение детей. Будут ли
мамы с папами вынашивать и рожать детей по очереди, по очереди вскармливать их молоком? Значит, участие женщин в
экономике, политике, общественной жизни должно строиться с учетом жизненно важной, неотъемлемой их роли в качестве жен
и матерей. Служебная карьера не должна восприниматься как что-то безусловно более важное, чем служение женщины в семье.
Если мать воспитывает детей в доброй нравственности, внушает им любовь к отечеству и навыки к честной трудовой
деятельности, то она приготовляет полезных деятелей для общества и государства и оказывает им великую услугу - гораздо
большую, чем, если она сделается государственным служащим или научно-техническим работником. Не только рожать детей,
но и многое другое делать у женщин получается лучше, чем у мужчин. Самыми приемлемыми и наилучшими для женщин
являются профессии в социальной сфере: няни, воспитатели, врачи, медсестры, социальные работники, учителя,
преподаватели, модельеры и изготовители одежды, работники искусства, средств массовой информации, издательств,
секретари.

Расширение свободы развода

Законодательство западных стран с конца 60-х годов прошлого века подверглось значительным изменениям в
сторону всё большего расширения свободы развода. В католических государствах под влиянием католической церкви
гражданские кодексы отвергали развод, невзирая на существующий у них гражданский брак, допустив только
разлучение супругов. Расторжение брака было разрешено в Италии в 1970 г., в Португалии - в 1976 г. Испании - в 1981
г.
Гражданские кодексы ограничивали поводы к разводу, рассматривая его как крайнюю меру и поводы к разводу
были связаны исключительно с наличием вины одного из супругов, кроме развода по безумию в Германском
гражданском кодексе. Развод допускался в судебном порядке в строго ограниченных случаях при наличии вины другого
супруга в расстройстве семейной жизни и не допускался развод по взаимному согласию супругов.
Основной тенденцией реформ является отказ от идеи «развод - санкция за виновное поведение супруга» и
переход к концепции развода вследствие непоправимого распада семьи. Такой подход исключает закрепление в
законодательстве каких-либо формальных оснований развода, хотя супруги всё же оказываются связанными
определёнными требованиями закона, так как должны в обоснование распада брака привести определённые
доказательства. Наконец, законодательство стало признавать концепцию «развод- констатация неудачи брака», который
заключается лишь в констатации фактического распада брака обоими супругами или одним из них и не требует каких-
либо обоснований или доказательств. Развод стал допускаться по взаимному согласию супругов без объяснения причин,
вследствие непоправимого распада брака. Смысл расторжения брака при отсутствии вины сторон видят в том, что это
позволяет не вторгаться в жизнь семьи, смягчить взаимную неприязнь супругов, а также - в случаях, когда оба супруга
желают развестись, - не «придумывать» основания, которые соответствовали бы требованиям законодательства.
В Англии законом 1969 г. устанавливается единственное основание развода - непоправимый распад брака, в
обоснование которого, однако, супруги должны привести определённые доказательства. Доказательствами распада
брака являются супружеская измена, после которой совместная жизнь для другой стороны «непереносима»; раздельное
проживание по взаимному согласию, но не менее двух лет, раздельное проживание без согласия другого супруга, но не
менее пяти лет; серьёзные разногласия между супругами; «необоснованное, жестокое поведение», делающее не
возможным продолжение совместной жизни, включая жестокое обращение; злоупотребление алкоголем и уход из дома;
неизлечимая душевная болезнь и нахождение супруга на излечении не менее 5 лет перед обращением истца в суд.
Супруги не могут расторгнуть брак ранее чем через три месяца после подачи заявления. Если у супругов имеются дети в
возрасте до 16 лет, то период раздумий удлиняется на шесть месяцев. При этом заявление о разводе не может быть
подано в течение первых трёх лет брака с целью предупреждения поспешных разводов.
Закон Франции 1975 г. признал три возможных случаях развода:
1. По взаимному согласию (ст. 230-232 ФГК). Оба супруга подают совместное заявление о разводе, не называя
причину, без объяснения действительных причин расстройства семейной жизни. При этом к заявлению о разводе
супруги должны приложить соглашение, которое регулирует последствия развода (о разделе имущества, распределении
детей и их содержании). Стороны не могут подать заявление о разводе в течение первых шести месяцев брака. Судья
даёт супругам три месяца на размышление, чтобы дать им возможность ещё раз продумать своё решение и попытаться
восстановить семейные отношения. По истечении трёхмесячного срока заявление должно быть подано вновь, после чего
судья выносит решение о разводе.
2. В случае прекращения совместной жизни, если супруги живут раздельно более 6 лет или когда один из
супругов в течение последних шести лет страдает психическим заболеванием, что совместная жизнь с ним невозможна
(ст. 237-241). В этом случае развод производится без учёта желания другой стороны. При этом на инициатора развода
возлагаются обязанности по содержанию бывшего супруга и детей.
3. В случае виновного поведения (ст. 242-246 ФГК). С заявление о разводе может обратиться один из супругов
при вменении другому супругу обстоятельств, которые составляют грубое и повторное нарушение семейных
обязательств и делают невыносимой совместную жизнь. В качестве самостоятельного виновного основания развода
выделено лишь осуждение одного из супругов за религиозное преступление.
Закон ФРГ 1976 г. идёт ещё дальше английского и французского законов, устанавливая единственным
основанием развода - непоправимый распад семьи и не связывая супругов необходимостью обоснования своего развода
никакими обстоятельствами, не допуская развода лишь в течение первого года брака. «Брак может быть расторгнут,
если он фактически распался. Брак распался, если брачный союз не существует и нельзя ожидать, что супруги его
восстановят» (§ 1565). В отличие от английского закона о разводе в западногерманском законе не предусматривается
каких бы то ни было доказательств или подтверждений распада брака. Неопровержимое предположение (презумпция)
распада брака и таким образом безоговорочное право на развод возникают у супругов при условии их обоюдного
согласия, если они не живут вместе более одного года (§ 1566-1). Независимо от согласия одного из супругов, другой
вправе расторгнуть брак, если срок раздельного проживания составляет три года (§ 1566-2). Западногерманский закон,
подобно английскому и французскому, предусмотрел право судьи отказать в вынесении решения о разводе на основании
того, что расторжение брака повлечёт за собой особо тяжёлые последствия для другого супруга, либо если сохранение
брака диктуется интересами детей (§ 1568).
Западногерманский закон 1946 г. допускал развод не только в случае вины одного из супругов или неизлечимого
душевного заболевания, тяжёлой заразной или вызывающей отвращение болезнью другого супруга (по этим основаниям в
разводе могло быть отказано, если расторжение брака может слишком тяжело отозваться на больном супруге), но и н а
основании так называемого непоправимого распада брака, подтверждённого трёхлетним раздельным жительством.
В США отказ от принципа вины при разводе начался в 1969 г., когда в штате Калифорния был принят закон о
расторжении брака при отсутствии вины сторон. Основаниями для расторжения брака этот закон признавал
«непримиримые противоречия, приведшие к непоправимому распаду брака». Возможность расторжения брака при
отсутствии вины сторон была в дальнейшем предусмотрена в том или ином виде во всех штатах.
Исходя из концепции невмешательства государства в личную жизнь своих граждан наиболее упрощённая
процедуру развода была введена в Швеции законом 1973 года. В соответствии с этим законом брак мог быть расторгнут
по заявлению одной из сторон. При этом истец не обязан объяснять суду причины развода, а суд проверять,
действительно ли произошел распад брака. Если второй супруг не возражает против развода, то брак расторгается без
назначения каких-либо сроков. Тем самым устанавливается возможность незамедлительного развода в случае взаимного
согласия супругов, не связанная с какими-либо доказательствами распада брака, сроком раздельного проживания и не
предполагающая тщательного исследования обстоятельств дела судом. Если у супругов имеются несовершеннолетние
дети, то суд назначает шестимесячный срок для обдумывания и примирения супругов. По истечении этого срока в
случае повторения просьбы истца суд обязан расторгнуть брак без исследования причин развода. В Швеции ещё закон
1915 г. признавал основанием к разводу непоправимый распад брака, подтверждённый одним годом раздельного
жительства.
Таким образом, с установлением широкой свободы развода произошёл возврат к французскому
революционному законодательству и классическому римскому праву, что сопровождается стремительным ростом числа
разводов. Например, в США каждая вторая семья прекращает существование из-за развода. Лёгкость развода приводит к
тому, что брачующиеся легкомысленно подходят к выбору спутника жизни, ибо они всегда могут развестись. Лёгкость
развода снижает стремление к сотрудничеству в разрешении семейных конфликтов. Тем самым лёгкость способствует
разрушению брака и семьи.
Развод оказывает негативное воздействие на психическое и физическое здоровье человека, вызывает стресс,
разочарование, страх, неуверенность в будущем, недоверие к людям. Заболеваемость и смертность разведённых выше, чем
состоящих в браке. Развод опасен для здоровья, особенно для мужчин. Развод порождает серьёзные юридические проблемы,
связанные с разделом имущества, осложняет материальное положение разведённых, изменяет взаимоотношения с ближайшим
окружением. Негативные последствия развода особенно болезненны для молодых матерей и пожилых женщин. Одинокие
женщины с детьми чаще других попадают в категорию бедных. Они не в состоянии зарабатывать достаточно денег, чтобы
компенсировать утрату заработка мужа, а также покрывать расходы на ребёнка даже с учётом получения алиментов, которые
выплачиваются нерегулярно и невелики по размерам. В России проблема осложняется необходимостью делить жильё,
которого и так не хватает. Разведённые женщины вынуждены менять лучшую квартиру на худшую, ужиматься в
потребностях, продавать нажитое, устраиваться на непрестижную работу, отказываться от привычного образа жизни, а иногда
и от старых друзей, прежде всего друзей мужа. Досуг многие вынуждены коротать в одиночестве. Они стесняются в одиночку
появляться в гостях, в театре, на выставке. Друзья начинают рассматривать разведённых как «дурной пример» и угрозу
прочности собственному браку. Разведенные женщины, становясь одинокими матерями, перестают встречаться с друзьями,
сохранившими свой брачный статус.
Ещё более болезненно развод сказывается на детях. В подавляющем большинстве после расторжения брака ребёнок
остаётся с матерью. Отец при этом обязывается оказывать ему материальную помощь. Дети воспринимают развод как битву
между родителями, где ребёнку нужно встать на чью-то сторону. Шаг на сторону одного родителя расценивался ребёнком, а
иногда одним из родителей, как предательство другого. Многие дети воздерживались от такого выбора и чувствовали себя
одинокими и покинутыми и не знали, где найти утешение и родственное участие. Разведённые отцы часто не принимают
участия в жизни своих детей и значительное число не оказывает должной финансовой помощи. Для детей отец - кровный
родственник и другого отца они найти не могут. Воспитание без отца негативно сказывается на детях.
Одинокая мать с детьми берёт на себя всю ответственность, которую раньше несли оба супруга: это и лежавшая
раньше на муже забота о содержании семьи и воспитание детей. Она несёт двойное бремя: ей приходится зарабатывать на
жизнь и растить детей. При занятости матери на работе дети растут без надзора, представлены сами себе. В роли няньки
выступает телевизор, сверстники, что приводит к росту числа малолетних преступников. Моральное состояние матери
ухудшается из-за вины за неудачу брака и неуверенность в завтрашнем дне своих детей. Она чаще выражает беспокойство по
поводу недостатка времени, денег и сил для ухода за детьми. Вступление матери в повторный брак создаёт новые проблемы
(см. с……..). Отчим не может любить одинаково своих детей и чужих. Он вольно или невольно отдаёт предпочтение своим
детям. Повторные браки не отличаются крепостью. В США распадается половина первых браков, а при повторном браке
развод увеличивается до 60%.

Смягчение родительской власти

В современном праве родительскую власть могут осуществлять оба родителя в равной степени.
Первоначальная редакция статьи 373 Французского гражданского кодекса (ФГК): «Отец один осуществляет эту
(родительскую) власть во время существования брака» была заменена словами: «Родительские права осуществляются
обоими родителями совместно» (ст. 372).
Под родительской властью понимается совокупность прав и обязанностей родителей по отношению к их
детям. Родители обязаны заботиться о физическом, интеллектуальном и нравственном развитии ребёнка, обеспечивать
его безопасность и имеют право востребовать его от любых третьих лиц. Статья 371 ФГК была дополнена нормой:
«Права принадлежат родителям для того, чтобы обеспечивать ребёнку безопасность, здоровье и нравственность. Они
имеют в отношении него право и обязанность по содержанию, присмотру и воспитанию» (ст. 371-2).
«Если родители не договорились по поводу того, чего требуют интересы ребёнка, практика, которой они ранее
следовали в подобных случаях, заменит им правило. При отсутствии такой практики или в случае споров о её существовании
или обоснованности наиболее рачительный родитель может обратиться к судье по семейным делам, который выносит решение
после попытки примирения сторон» (ст. 372 - 1-1 ФГК).
Аналогичные изменения были внесены в Германский гражданский кодекс. «Родители обязаны и вправе
заботиться о несовершеннолетнем ребёнке (родительская забота). Родительская забота включает заботу о ребёнке
(забота о личности) и заботу об имуществе ребёнка (забота об имуществе)» (§ 1626). «Родители обязаны осуществлять
родительскую заботу на благо ребёнку, под свою ответственность и по взаимному согласию. При различии во мнениях
они обязаны попытаться прийти к единому мнению. Если родители не могут прийти к согласию по отдельному вопросу
либо по определённому кругу вопросов, связанных с осуществлением родительской заботы и имеющих существенное
значение для ребёнка, суд по семейным делам по ходатайству любого из родителей может передать одному из них право
на принятие решения. Передача может быть связана с ограничениями или с возложением обязанностей». (§ 1628).
Развитие законодательства идёт путем усиления судебного контроля над соблюдением родителями
обязанностей перед детьми. В случае неисполнения своих обязанностей родители могут быть лишены родительских
прав. Ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей. Ребенок вправе обращаться
самостоятельно в суд в случае жестокого обращения с ними родителей.
Во Франции вместо прежнего права родителей получить судебное решение о помещении ребёнка в
воспитательное учреждение была введена так называемая «помощь в воспитании». По совместному заявлению
родителей, или одного из них суд принимает меры по защите неблагополучных детей (ст. 375). Закон при этом
ориентирует на то, чтобы несовершеннолетний был оставлен в своей обычной среде. В этом случае судья назначает
либо квалифицированное лицо, либо службу по присмотру, воспитанию или перевоспитанию в открытой среде, давая
ему поручение оказывать помощь и содействие в семье с целью пережить материальные и моральные трудности, с
которыми она сталкивается. Это лицо или служба обязаны следить за развитием ребёнка и периодически отчитываться
об этом перед судьёй (ст. 375-2). В виде крайней меры суд изымает ребёнка из привычной для него среды и может
постановить о передаче неблагополучного ребёнка в специализированное детское учреждение (ст. 375-3).
Германский гражданский кодекс содержит более полные нормы о родительской заботе. «При уходе и
воспитании родители учитывают возрастающую способность и возрастающую потребность ребёнка к самостоятельным
действиям с осознанием его ответственности. Они обсуждают с ребёнком, насколько это целесообразно в соответствии с
уровнем его развития, вопросы родительской заботы и стремятся к взаимному согласию» (§ 1626-2). «Забота о ребёнке
включает, в частности, право и обязанность осуществлять за ним уход, воспитывать его, присматривать за ним и
определять место его пребывания. Дети имеют право на свободное от насилия воспитание. Недопустимы телесные
наказания, психические травмы и иные меры, посягающие на достоинство ребёнка. Суд по семейным делам обязан по
ходатайству в соответствующих случаях оказывать поддержку родителям при осуществлении заботы о ребёнке» (§
1631). «При решении вопроса о получении ребёнком образования и профессии родители принимают во внимание, в
частности, склонности и профессиональную пригодность ребёнка. Если возникают сомнения, следует посоветоваться с
преподавателем или иным компетентным лицом» (§ 1631а).

Улучшение правового положения внебрачных детей

Правом допускается как добровольное, так и судебное установление внебрачного отцовства, что вле чёт за
собой право на алименты, на фамилию отца, на его наследство. Во Франции провозглашается принцип равенства детей
независимо от их происхождения. В ФРГ законом 1969 г. установлено преимущественное право внебрачных детей на
получение алиментов: если у обязанного лица имеется несколько лиц, имеющих право на получение с него алиментов,
то внебрачный ребенок может получать алименты в первую очередь.
В западных государствах произошла легализация абортов, но с ограничениями. Так, в США Верховный суд в
решении по делу Roe v. Wade 1973 г. признал право женщины на аборт. Суд установил, что право на неприкосновенность
частной жизни включало право на производство аборта, но при этом признал, что в противовес этому праву существует два
государственных интереса: интерес в сохранении здоровья матери и интерес в сохранении «потенциальной человеческой
жизни». Основываясь на этом и на медицинских знаниях о развитии эмбриона, Верховный суд разделил период беременности
на три триместра. Триместр представляет собой один из трёх трёхмесячных периодов, которые вместе составляют 9 месяцев
развития плода при нормальной беременности.
Поскольку рождение ребёнка в первом триместре представляет бόльшую угрозу для здоровья матери, чем аборт, и
плод нежизнеспособен вне тела матери, ни один из двух государственных интересов не превалирует. Поэтому пока не
установлена беременность и в течение первого триместра после зачатия единственной стороной, которая имеет право на
решение об аборте, является женщина. Аборты в последнем триместре в конце периода беременности представляют собой
значительную угрозу для здоровья матери, и уничтожают плод, который способен выжить вне материнского тела. Поэтому,
интерес государства в регулировании абортов в последний период беременности становится «главенствующим», и оно может
совсем запретить аборты за исключением случаев, когда необходимо спасти жизнь матери. Во время среднего триместра
интерес государства в сохранении здоровья матери сильнее, чем во время первого периода, и оно может предусматривать
необходимые для обеспечения этого интереса меры, такие как установление требования о том, чтобы процедура выполнялась в
соответствующем медицинском учреждении, например, в больнице или клинике.
Спустя почти 20-летний период применения решения по делу Roe v. Wade (Роу против Уэйда) 1973 г. и при всё
возрастающем по всей стране числе граждан, протестующих против абортов, Верховный суд США в решении по делу PIanned
Parenthood of Southeastern PennsyIvania v. Casey 1992 г. сохранил решение по делу Roe v. Wade, но признал конституционными
два ограничения на право производить аборт, которые содержались в законе штата Пенсильвании. Одним из таких
ограничений являлось требование в отношении несовершеннолетних о получении согласия родителей или судебного решения н
аборт. Другое требовало соблюдения 24-часового периода ожидания после сообщения врачом отдельной информации об
абортах и о развитии плода - ограничение, которое Верховный суд ранее в 1983 г. отменил как чрезмерно обременяющее
реализацию права на аборт.
Суд также постановил, что до момента появления у плода жизнеспособности, женщина имеет право прервать
беременность, и закон штата является неконституционным, если он устанавливает «чрезмерные обременения» в отношении
решения женщины, то есть если он нацелен на создание или приводит к созданию существенного препятствия к производству
аборта. После того, как плод становится жизнеспособным, государство, в целях обеспечения интереса сохранения
потенциальной человеческой жизни, может регулировать и даже запрещать аборты, кроме случаев, когда «на основании
надлежащего медицинского заключения необходимо сохранить жизнь или здоровье матери».

Вспомогательные репродуктивные технологии и права на


ребёнка: искусственное оплодотворение и суррогатное материнство

Для преодоления бездетности стали применяться вспомогательные репродуктивные технологии -


искусственное оплодотворение и суррогатное материнство. Искусственное оплодотворение есть введение в половые
пути женщины донорской спермы. Если на момент искусственного оплодотворения у женщины есть муж, то при его
согласии отцом ребёнка считается именно он, а не донор спермы. Например, Французский гражданский кодекс
устанавливает правило: «В случае медицинского вмешательства с участием донора в рождение родственная связь не
может быть установлена между ним и родившимся ребёнком. Никакое привлечение к ответственности не может быть
осуществлено в отношении донора» (ст. 311-19). Если женщина, родившая ребёнка посредством искусственного
оплодотворения, не состоит в браке, отцом ребёнка считается донор спермы, в случае если его личность известна.
С точки зрения православной церкви допустимо только искусственное оплодотворение яйцеклетки жены спермой
мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза, не отличается принципиальным образом от естественного
зачатия и происходит в контексте супружеских отношений. Использование в подобных целях «донорского материала»
(половых клеток, спермы донора) неприемлемо, так как при этом существенным образом нарушается целостность и
исключительность брачных отношений между двумя людьми, мужчиной и женщиной. В них вторгается кто-то третий. Кроме
того, такая практика поощряет безответственное отцовство, заведомо освобождая от всяких обязательств по отношению к
своим потомкам, к тем, кто является «плотью от плоти» анонимных доноров. Оплодотворение одиноких незамужних женщин с
использованием донорских половых клеток лишает будущего ребёнка права иметь отца.
Суррогатное материнство есть вынашивание оплодотворённой яйцеклетки женщиной, которая после родов
возвращает ребёнка «заказчикам». Отношения между суррогатной матерью и супружеской парой строятся на
договорной основе. Суррогатная мать обязана передать таким образом рождённого ребёнка женщине, чью яйцеклетку
она вынашивала в своём чреве, получив оговоренное в договоре вознаграждение. Муж является донором спермы, а
значит, и биологическим отцом ребёнка, а суррогатная мать даёт согласие на усыновление ребёнка супругой отца.
Суррогатное материнство называют «наймом матки». Во время этой процедуры семейная пара прибегает к услугам
посторонней женщины, которая вынашивает яйцеклетку жены, оплодотворённую спермой её мужа. Эта женщина получает
заранее оговорённое вознаграждение или же делает это бесплатно. К этому методу люди прибегают в тех случаях, если жена по
тем или иным причинам не способна выносить ребёнка, или же просто из-за того, что она хочет избежать трудностей,
связанных с беременностью и родами.
В связи с тем, что в процессе деторождения участвует третья сторона помимо отца и матери, материнские функции
разделяются между двумя женщинами: генетической матерью, чьи яйцеклетки участвуют в зачатии ребёнка и которая
воспитывает его после рождения, и суррогатной («вспомогательной», «заменяющей»), биологической матерью, которая
вынашивает, рожает и, возможно, вскармливает ребёнка в течение года и более. С точки зрения православной церкви,
суррогатное материнство травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя,
которое впоследствии может испытывать кризис самосознания, разрываться между двумя матерями. Суррогатная мать
должна настраивать себя на то, чтобы чувство любви к своему рёбенку в ней не пробуждалось. Она должна подготовлять себя к
тому, чтобы не любить своё родное дитя. В западных странах, где практикуется суррогатное материнство, нередко возникают
судебные тяжбы в тех случаях, когда суррогатная мать отказывается отдавать супругам выношенное ею дитя согласно
договору. Потому что между матерью и младенцем уже во время беременности устанавливается глубокая эмоциональная и
духовная близость. Нельзя столь безжалостно травмировать чувства как женщины, так и ребёнка.
Наконец, вся процедура низводит суррогатную мать до положения инкубатора, сосуда для вынашивания чужого
ребёнка. Это очень унизительно для женщины, тело которой фактически становится товаром. При широком использовании
данного метода материально обеспеченные семьи перестанут утруждать себя проблемой беременности и родов, эксплуатируя
малоимущих.
В законодательном регулировании суррогатного материнства нет единства. Например, в большинстве штатов США
договоры о суррогатном материнстве полностью запрещены, в других разрешены, но подлежат жёсткой регламентации. В
штате Вирджиния в соответствии с законом о суррогатном материнстве 1993 г. договоры о предоставлении услуг суррогатной
матерью признаются действительными только при наличии целого ряда условий: суррогатная мать должна быть замужней и
иметь детей; согласие мужа суррогатной матери; невозможность по медицинским показаниям вынашивания и рождения
ребёнка женщиной, желающей получить услуги суррогатной матери; предоставление, по крайней мере, одним из
потенциальных родителей генетического материала для оплодотворения.

Зарегистрированное однополое партнёрство

Скандинавские страны - Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия в 1990-е гг. приняли специальные законы,
разрешающие так называемое зарегистрированное партнерство лиц одного пола. Такой закон о регистрируемом
партнерстве для двух лиц обоего пола впервые был принят в Дании в 1989 г. Эти законы позволяли двум
представителям лиц одного пола зарегистрировать своё сожительство (партнёрство). В правовом отношении
партнерство предусматривало большинство правил, присущих браку.
Например, зарегистрированные партнёры обязаны заботиться друг о друге, имеют право на половину имущества,
принадлежащего второму партнеру, и обладают правами на наследство и использование семейной фамилии. Такие
зарегистрированные однополые пары не могут иметь в совместном воспитании ребенка, не могут усыновить ребенка, как друг
друга, так и чужого, и не имеют доступа к медицинским процедурам по искусственному оплодотворению, так как такая
операция должна предоставляться женщинам, у которых беременность не может наступить по причинам медицинского
характера, а не добровольно избранного женщиной образа жизни. Разумеется, им запрещено церковное венчание.
Такие законы о регистрации однополых партнерств были приняты во Франции в 1999 г., в ФРГ - в 2001 г. В 2001 г.
Нидерланды предоставили однополым парам право на вступление в брак. Однополые союзы получили право усыновления и
удочерения, а также право доступа к искусственному оплодотворению.7 Гражданский кодекс Нидерландов с 2001 г. впервые
отказался от традиционного определения брака как союза мужчины и женщины: «брак может быть заключён между двумя
лицами разного или одного пола» (ч. 1 ст. 30).
Вследствие биологического факта бисексуальности и необходимости продолжения человеческого рода практически
все общества стараются добиться, чтобы брачные и сексуальные отношения складывались только между лицами
противоположного пола. К однополым бракам и гомосексуализму было негативное отношение. Под однополым браком
понимается вступление в брак лиц одного пола, а гомосексуализм (мужеложство) есть половая связь между лицами мужского
пола.
Православная и католическая церковь осуждают гомосексуальные половые связи, которые противоречат замыслу
Бога, который сотворил мужчину и женщину, наделил представителей разных полов такими качествами, чтобы они дополняли
друг друга. «Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость», - говорит Закон Божий (Левит. 20-13).
До недавнего времени гомосексуализм считался половым извращением, болезнью, которую следует лечить. В 1991 г.
Международная организация здравоохранения исключила гомосексуализм из перечня половых извращений, психических
расстройств, не в последнюю очередь - под влиянием «групп давления» гомосексуалистов. Гомосексуализм объявляется одной
из «сексуальных ориентаций», имеющих равное право на публичное проявление и убеждение. Всё чаще утверждают, что
гомосексуальное влечение всецело вызвано природной предрасположенностью. Однако до сих пор никому из учёных не
удалось доказать факта такой врождённой, генетической обусловленности гомосексуализма. В лучшем случае возможна
генетическая предрасположенность к нему. Точно также человек бывает предрасположен, например, к некоторым
заболеваниям, в том числе к алкоголизму, но это совершенно не означает, что он непременно заболеет или что он имеет право
распивать спиртные напитки, перекладывая свой грех на генетическую предрасположенность.
Мужской и женский гомосексуализм может быть связан с боязнью создания полноценной семьи и необходимости
воспитания детей. Здесь сказывается неподготовленность молодого поколения к семейной жизни.
Подростку в нынешнем либеральном западном обществе внушается, что гомосексуальные отношения являются
«нормой», навязывают принцип: «Будь таким, какой ты есть». Гомосексуализм, как впрочем наркоманию и проституцию,
называют «альтернативным стилем жизни». Некоторые юноши, особенно в условиях, когда гомосексуализм становится чуть
ли не престижным, начинают ошибочно полагать, что они гомосексуалисты, и эту ситуацию невозможно изменить, да в этом
будто бы и нет необходимости.
Обществу внушается тезис, что настоящая демократия это не отражение интересов большинства, а максимальный
учёт мнений и интересов меньшинств. Сексуальное большинство должно помалкивать о своей примитивной философии
большинства, дабы не оскорблять чувства и мысли передового сексуального меньшинства, тех кто «не такой, как все», а
потому «лучше тех, кто как все». На своих критиков либеральные и демократичные геи наклеивают ярлык гомофобов.
Высшим проявлением демократии провозглашается признание государством законности гомосексуальных браков, запрет
любых форм дискриминации по признаку сексуальной ориентации с возможностью введения санкций, в том числе и в
уголовном законодательстве, за дискриминацию по рассматриваемому основанию. Например, в уголовном кодексе Дании
содержится с 1987 г. норма: «Лица, преднамеренно распространяющие публичные заявления или другие высказывания, в
которых любая группа людей подвергается насмешкам, угрозам или оскорблениям за своё расовое происхождение, цвет кожи,
национальное или этническое происхождение, исповедуемую веру или сексуальную ориентацию, приговаривается к штрафу,
заключению под стражу или тюремному заключению на срок до двух лет» (ст. 266 в). Фактически агрессивные сексуальные
меньшинства, проникая в органы власти, в средства массовой информации, стали прямо репрессировать отдельных, слишком
уж непокорных членов сексуального большинства уже и юридически.
Семья - это союз мужчины и женщины, одной из главных целей которого является рождение детей, продолжение
человеческого рода. Поэтому никаких однополых браков и однополых семей не может быть в принципе. Гомосексуальная
«семья» - это искусственная затея, построенная на идее получения от жизни максимального удовлетворения собственных
потребностей, а христианская семья - на самоотдаче ради любимых. Поэтому-то она и крепка. Гомосексуализм бесплоден, он не
приводит к рождению детей. Соответственно, никакого усыновления и удочерения гомосексуальной «семьёй» разрешено быть
не может, так как: 1) гомосексуальные пары не могут обеспечить ребёнку права иметь папу и маму; 2) под их влиянием дети
могут стать гомосексуалистами; 3) дети, достигнув половой зрелости, могут стать объектами явного или скрытого
гомосексуального совращения; 4) гомосексуалисты опасны для здоровья и даже жизни детей; они преобладают среди больных
СПИДом, венерическими заболеваниями. Они подвержены раку прямой кишки, психическим расстройствам, во многом
связанным с тем, что постоянная смена партнёров приводит к нервному перенапряжению.
Гомосексуальная связь есть результат чувственных желаний. Тот, кто ищет сексуальное удовлетворение само по
себе, ищет удовольствия без ответственности и без самоконтроля. Тем самым гомосексуализм способствует падению
общественных нравов. С падением нравов происходило падение целых государств, прежде когда-то сильных и
могущественных, ибо граждане, привыкшие жить только для собственного удовольствия, не желают защищать своё отечество,
не желают жертвовать ради него ничем. Гомосексуализм, как показывает опыт, способен к распространению, вызывая, таким
образом соблазн, требующий пресечения правовыми методами.
«Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» говорят: «Относясь с пастырской
ответственностью к людям, имеющим гомосексуальные наклонности, Церковь в то же время решительно противостоит
попыткам представить греховную тенденцию как «норму», а тем более как предмет гордости и пример для подражания.
Именно поэтому Церковь осуждает всякую пропаганду гомосексуализма. Не отказывая никому в основных правах на жизнь,
уважение личного достоинства и участие в общественных делах, Церковь, однако, полагает, что лица, пропагандирующие
гомосексуальный образ жизни, не должны допускаться к преподавательской, воспитательной и иной работе среди детей и
молодёжи, а также занимать начальственное положение в армии и исправительных учреждениях».
Поборники гомосексуализма не должны занимать должности такого рода, которые открывают для них возможность
насильственного принуждения, насильственного совращения зависимых от них людей. Например, им нельзя работать в
тюремной системе, где у них будет власть над заключёнными, они не должны быть офицерами в армии, где у них будет власть
над солдатами.

Демографический упадок западных государств1


1
Стрельцова Я. Р. Франция и проблема интеграции мигрантов // Мировая экономика и международные отношения (в
дальнейшем МЭиМО). 2005. № 9. С. 67-75; Она же. О проблеме «национальной идентичности» во Франции // МЭиМО. 2006. № 7. С.
23-32; Семененко И. Интеграция инокультурных сообществ в развитых странах // МЭиМО. 2006. № 10. С. 58-68; № 11. С. 57-71; Сапего
Г. П. Иммигранты в Западной Европе // МЭиМО. 2006. № 9. С. 50-58; Пальников М. Новое переселение народов: фатальный вызов? //
МЭиМО. 2006. № 7. С. 97-108; Цапенко И. П. Развитые страны: интеграционная политика в отношении иммигрантов // МЭиМО. 2008.
№ 3. С. 59-69; Филиппова Е. Французы, мусульмане: в чём проблема? // Этнографическое обозрение. 2005. № 3; Уткин А. И. Будущее
Запада // Свободная мысль - XXI. 2003. № 2; Он же. Американская империя. М., 2003. - 736 с.; Он же. Подъём и падение Запада. М.,
2008. - 761 с.; Четверикова О. Ислам в современной Европе // Россия XXI. 2005. Февраль; Полян П. Опыт иммиграционной политики
государств и положение иностранцев в Германии // Иммиграционная политика западных стран: альтернативы для России. М.. 2002;
Коданьоне К. Опыт иммиграционной политики Италии и некоторые уроки для России // Иммиграционная политика западных стран:
альтернативы для России. М., 2002; Загладина Х. Т. Национально-расовые отношения в странах Запада // МЭиМО. 1989. № 6;
Иноземцев В., Кузнецова Е. В поисках идентичности: европейская социокультурная парадигма // МЭиМО. 2002. № 6; Башлачеев В. А.
Русская расовая бухгалтерия // Расовый смысл Русской идеи. Вып. 1. М., 2000. С. 232-273; Он же. Русская расовая бухгалтерия – 2 //
Расовый смысл русской идеи. Вып. 2. М., 2003. С. 202-286;
Гаджиев К. С. Американская нация: национальное самосознание и культура. М., 1990; Гарбузов В. Н., Иванов О. А., Трибрат
В. В. Американское общество на рубеже веков (по материалам переписи населения 2000 года) // США-Канада. 2002. № 9; Давидсон А.
Б. Антирасистский расизм // Новая и новейшая история. 2002. № 2; Иванов О. А. Иммиграция в США в последнем десятилетии XX -
начале XXI века // США-Канада. 2005. № 6. С. 114-127; Иноземцев В. Л. Безопасность и свобода иммиграции - новая американская
дилемма // США-Канада. 2003. С. 25-40; Лапицкий М. И. Национальная идея: специфика американского опыта // США-Канада. 2006. №
9. С. 64-81; Нитобург Э. Л. Афроамериканцы США, XX век. Этап большого пути // США-Канада. 2005. № 12; Он же. Негры США.
XVII - начало XX в. Историко-этнографический очерк. М., 1979; Он же. США: цветной барьер в прошлом и настоящем // Новая и
новейшая история. 1997. № 2; Он же. Церковь афроамериканцев в США. М., 1995; Фёдорова Е. В. Афроамериканский фактор в
политической культуре США // США-Канада. 2005. № 11. С. 106-118; Чертина З. С. Этничность в США: теория «плавильный котёл» //
Американский ежегодник 1993. М., 1994; Шлепаков А. Н., Шамшур О. В. Иммиграционная проблема: новые тенденции // США-ЭПИ.
1984. № 3;
Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада / Пер. с англ. М.. 2004. - 444 с.; Жискар д/Эстен В. Французы. Размышления о судьбе народа.
М., 2004. - 248 с.; Малахов В. Скромное обаяние расизма и другие статьи. М., 2001; Он же. Национализм как политическая идеология:
Учебное пособие. М., 2005; Хантингтон С. Кто мы?: Вызовы американской национальной идентичности / Пер. с англ. М., 2004. - 635 с.;
Бродель Ф. Что такое Франция? Люди и вещи. М., 1995;
Соловей В. Д. Восстание этничности и судьба Запада (Новый тип конфликтности в современном мире) // Соловей В. Д.
Кровь и почва русской истории. М., 2008. С. 339-375;

С 1970-х годов в западных государствах произошло резкое снижение рождаемости. По мнению демографов для
воспроизводства существующего уровня населения требуется уровень рождаемости в 2, 1 ребёнка на женщину. Некоторые
демографы считают, что для простого воспроизводства народа наличия двух детей в семье недостаточно, так как многие браки
остаются бездетными и однодетными, а кто-то не вступает в брак. Необходимо, чтобы в каждом, способном к деторождению
браке, рождалось не менее трёх детей. Среди промышленно развитых западных стран такой показатель имеют только США, в
то время как в Европе он составляет в среднем 1, 4 ребёнка: в Великобритании - 1, 66, в Германии - 1, 3, в Италии - 1, 2, в
Испании - 1, 07 ребёнка; в Японии - 1, 32 ребёнка. Но и столь скудная рождаемость достигнута преимущественно за счёт
иммигрантов: в США они обеспечивают свыше половины демографического прироста, а в Европе - 89 %. Тем самым
население Запада резко сокращается. Причинами снижения рождаемости и перехода от многодетной семьи к малодетной стали:
1. Изменение ценностной ориентации европейских народов, новая жизненная установка, при которой дети
рассматриваются не как желанный дар божий, а ненужная обуза, которая мешает наслаждаться жизнью, «брать от жизни всё».
Поэтому стали жертвовать рождением соответствующего количества детей ради повышения комфортности своего
существования и погони за удовольствиями. Эталоном жизни средства массовой информации объявляют установку на
материальный успех, удовольствия - «оттянись со вкусом». Это современный аналог требования паразитической римской
толпы «хлеба и зрелищ». Традиционная христианская религия и мораль объявляются «репрессивными» и «тоталитарными».
Известный консервативный американский политик Патрик Дж. Бьюкенен в своей нашумевшей книге «Смерть
Запада» (2002 г.) писал: «Когда американские бедные достигли уровня среднего класса, а средний класс примкнул к богатым,
богатые же стали сверхбогатыми, каждый из них принял стиль жизни того общества, в котором очутился. все принялись
сокращать семьи, у всех вдруг стало меньше детей. Отсюда возникает противоречие: чем богаче страна, тем меньше в ней
детей и тем скорее её народ начинает вымирать».
2. Женщина, став материально независимой, одновременно получила свободу выбора: у неё появилась возможность
решать, иметь или не иметь мужа и семью, обзаводиться детьми или же делать карьеру и «жить в своё удовольствие». В
результате удельный вес девушек и молодых женщин, предпочитающих карьеру ребёнку, достигает порой 50 и более
процентов.
3. Легализация абортов, которые ещё в 1950-е годы считались страшным грехом, а ныне стали повсеместным
явлением. Только в США в 1973-2000 гг. их было сделано около 40 миллионов.
4. Доступность контрацептивных противозачаточных средств радикально изменила поведенческие установки:
освободив женщину от страха перед беременностью, она сделала возможным массовое распространение внебрачных половых
связей.
5. Прекращение практики применения так называемой «семейной ренты» - имевшегося ранее негласного соглашения
между работодателями и наёмными работниками, согласно которому мужчина получал прибавку к заработной плате,
позволявшую содержать жену и детей. Эта практика сошла на нет, когда в 1960-е годы феминистское движение добилось
введения запрета на дискриминацию по половому признаку, в том числе в оплате труда.
В настоящее время смертность среди коренного (автохтонного) населения превышает рождаемость в 17 европейских
странах, в том числе в Германии, Испании, Португалии, Бельгии, Дании. Западное общество стареет: к 2050 г. треть населения
Европы окажется старше 65 лет, а соотношение работающих к пенсионерам изменится с нынешних 5:1 до критических 2:1.
Европа станет континентом старых людей, остро нуждающимся в массовой миграции для поддержания производства и
сохранения существующей системы социальной защиты. Старение народа представляет опасность тем, что трудоспособный
слой уменьшается, число иждивенцев растёт. Общества, становясь старее и малочисленнее, утрачивают бодрость духа,
динамизм.
Под влиянием нехватки рабочих рук в результате снижения рождаемости с 1950-х годов произошла массовая
миграция иммигрантов, основную массу которых составили неевропейцы из бедных стран Ближнего Востока и Африки:
арабы, африканцы, марроканцы, алжирцы, тунисцы, турки, индийцы, пакистанцы, мексиканцы - в США. Массовый приток
иностранной рабочей силы привёл к повышению в составе западных государств удельного веса лиц зарубежного
неевропейского происхождения. В 2005 г. в промышленно развитых странах проживало около 91 миллиона международных
мигрантов - 10, 3% их населения. Даже без учёта нелегальной иммиграции доля иностранцев в структуре западных государств
составляет от 5-6% до четверти: Нидерланды - чуть более 5% (а с теми, один из родителей которых - неголландского
происхождения, до 16%), Великобритания - 7, 9% (4, 6 млн. человек), Германия - больше 9%, Франция и США - около 11%,
Канада - 17%, Швейцария - 19% (на 7 миллионов 364 тысячи жителей -1, 5 миллиона иностранцев), Австралия - 24%.
Ввиду концентрации иммигрантов в крупных городах они составляют от четверти до трети их населения, а в
некоторых мегаполисах США - от трёх четвертей до четырёх пятых. В больших городах США - Нью-Йорке, Лос-Анджелесе,
Чикаго, Хьюстоне, Филадельфии, Сан-Франциско и Вашингтоне численность белого населения колеблется в интервале 30, 8 -
49, 6%. Во французском городе Марселе большинство населения нефранцузы (Марсель уже не французский город), в столице
Австрии Вене - каждый пятый житель номинальный мусульманин, в Лондоне - 40% жителей небелые люди, этнические
меньшинства, а в недалёкой перспективе белые вообще станут расовым меньшинством в столице страны, провозгласившей
некогда миссию «белого человека», призванного нести культуру отсталым небелым чёрным и цветным расам. На долю
этнических меньшинств приходится почти 14% городского населения стран Евросоюза.
В западных государствах возникли анклавы и пригороды, населённые в большинстве своём иммигрантами
определённой национальности, носителей преимущественно исламской культуры и религии. При этом они сохраняют
собственный язык, культуру, традиции, не интегрируясь в европейское общество, не усваивают европейские языки, традицию,
культуру. Большие группы мексиканцев в США, арабов во Франции и турок в Германии не хотят учить язык принимающей
страны, и это нежелание усиливается. Культурно-языковая обособленность иммигрантских общин дополняется их
закрытостью от контроля государственных структур. Они стали своеобразными государствами в государстве, живущими по
собственным правилам и неписаным законам. Процесс образования анклавов дополняется массовой нелегальной миграцией.
Термин «этнос» в переводе с греческого означает «народ». Этнос (или этническая общность) - это исторически
сложившаяся на определённой территории, природно-географической среде устойчивая совокупность людей, обладающих
определёнными этническими свойствами: язык, религия, культура, этническое самосознание, закрепленное в самоназвании.
Этнос есть совокупность людей, которые имеют общую культуру, говорят, как правило, на одном языке, обладают общим
самоназванием и осознают как свою общность, так и свое отличие от членов других таких же человеческих групп. Причем эта
общность чаще всего осознается как общность происхождения, которое понимается как кровное происхождение. Например, по
законам Израиля евреем считается человек, рождённый матерью - еврейкой. Обычный человек считает себя принадлежащим
именно к этому, а не иному этносу потому что его родители принадлежали к данному этносу. Он русский, потому что его
родители - русские, а не французы и т. п.
Основой этнической общности является именно этническое самосознание. Этническое сознание есть сознание
людьми, составляющими этническую общность, своей принадлежности именно к этой, а не к какой-либо другой общности.
Человек осознает себя русским, французом. Тем самым он осознает данную общность как «свою», а остальные как «чужие»,
данную культуру как «свою», а остальные как «чужие». Важное значение имеет и осознание общности исторической судьбы, то
есть у этноса общее прошлое, настоящее и будущее, а этнос включает в себя не только живущее поколение (живых), но и все
предшествующие, жившие (умершие) и будущие поколения. Причём умерших больше, чем живых.
Успешная ассимиляция иммигрантов происходила до окончания второй мировой войны, когда они являлись
переселенцами из христианских европейских стран: Испании, Италии, Польши, Португалии, России, Югославии. Этническая
ассимиляция есть длительный процесс растворения одного этноса (народа) в другом, завершающийся изменением сознания
этнической принадлежности. Это происходит в силу определённых объективных условий. Если человек навсегда попадает в
иноэтничную среду, то он, представитель этнического меньшинства, вынужден, чтобы нормально жить в новых условиях,
овладеть языком, на котором говорят окружающие его люди этнического большинства. Постепенно он впитывает ранее чужую
для него культуру и всё более забывает о той, что была для него родной. Этот процесс полной этнической ассимиляции
(например, превращения русского во француза) происходит чаще всего только во втором или даже третьем поколении. Так,
первая русская эмиграция, возникшая после октябрьской революции 1917 г., ассимилировалась к 1980 г.
Ассимиляторская политика иммигрантов-неевропейцев в западных государствах провалилась. Такая политика
проводилась в особенности во Франции. В Германии стать её гражданином было практически невозможно при отсутствии
немецких корней. Поэтому как иммигранты первого поколения, так и их потомки, прожив всю жизнь в Германии, всё равно не
считались её гражданами. Такая политика привела к сегрегации, то есть отделению населения иммиграционного
происхождения от немецких граждан. В Англии проводилась политика многокультурного уклада. Суть её заключалась в
признании государством многочисленных этнических общин, которые имеют право жить в своём кругу, сохраняя культурное
наследие, национальные черты, обычаи, семейные связи, а также отстаивать свои права на национальном уровне.
Классической страной иммигрантов являются США. США называли «плавильным котлом», в котором выходцы из
разных европейских стран постепенно ассимилировались, усваивали английский язык, становились американцами. Так оно в
целом и было до 1965 г., пока среди переселенцев преобладали европейцы. В США в 1930 г. на 110 миллионов белых граждан
приходилось 12 миллионов негров и только 600 тысяч «других», в основном азиатов и индейцев. Относительная расовая и
культурная однородность поддерживалась иммиграционным законодательством с системой квот и расово-этническими
критериями при приёме иммигрантов. Закон об иммиграции 1921 г. ввёл лимиты въезда в США для лиц различных
национальностей, практически запретив нежелательную миграцию из восточных стран. В последующие годы (1924, 1929, 1952)
система квотирования регулярно изменялась и совершенствовалась. Отказ от этих критериев произошёл в 1965 г. В результате
среди иммигрантов стали преобладать выходцы из Латинской Америки, Азии, Африки, что привело к изменению этнического
состава США. В 1970 г. белых среди населения США было 83%, в 1990 г. - 75, 6%, в 2000 г. - 69, 1% из 281, 4 миллиона человек,
в 2008 г. - 66% из 305 миллионов человек. В 2000 г. латиноамериканцы составляли 12, 5% населения страны (в 1990 г. - 9%),
азиатское население - 3, 6% (в 1990 г. - 2, 8%). индейцы, эскимосы и алеуты - 1%, афроамериканцы или негры - 12, 3% (около
35 миллионов человек). В 2008 г. к расовым и этническим меньшинствам, небелым относили себя примерно 34% населения
США.
На 2008 г. белые оказались в меньшинстве в четырёх штатах: Гавайи, Нью-Мексико, Калифорния и Техас, а также в
округе Колумбия, где расположена столица страны город Вашингтон. В августе 2008 г. Бюро переписи населения США
опубликовало доклад-прогноз, в соответствии с которым к 2050 г. меньшинства - люди, относящие себя к латиноамериканцам,
чернокожим, азиатам, индейцам, коренным гавайцам, американцам с тихоокеанских островов и представителям смешанных
рас, - будут составлять 54% населения США, белые 46%, а общая численность населения США прогнозируется на уровне 439
миллионов человек. Иммигранты и их потомки обеспечат 82% прогнозируемого роста населения с 2005 по 2050 год. 1
Овчинский В., Кочубей М. Экстремизм в США // Завтра. 2009. № 2.
Иммигранты проживают компактно. Они, как правило, территориально сконцентрированы в так называемых
мигрантских гетто - неудобно расположенных, экологически менее благоприятных районах с обветшалым жилым фондом и
скученностью жителей. Как следствие обособленного проживания иммигрантов на отдельной территории возникала община,
во многом воспроизводящая нормы поведения и культуру страны происхождения. Американский «плавильный котёл»
перестал работать, ассимилировать иммигрантов, превращая их в американцев.
Иммигранты, особенно мусульмане, пытаются не приспособиться к западному обществу, ассимилироваться, а
адаптировать его под себя. Например, во Франции при населении около 57 миллионов насчитывается около 4 миллионов лиц,
относящихся к мусульманской культуре, более половины из них французские граждане. С 80-90-х годов XX в. ислам - вторая
религия во Франции и он стал заявлять о своих правах на французской земле. Это выражается в требовании предоставить
право голосования на выборах, выделить комнаты для молитв, места для ритуального забоя скота, мусульманские каре на
кладбищах, разрешить ношение в государственных школах и государственных учреждениях хиджаба, платка, которым
мусульманские женщины покрывают голову, предоставить преимущества при приёме на работу по этническому признаку,
ограничить свободу слова в пользу ислама. Например, запрещено употребление терминов «исламский терроризм», «джихад».
Из «Божественной комедии» Данте предполагается изъять сцену, где «лжепророк» Мухаммед помещён в один из кругов ада.
Накануне Рождества из лексикона европейских стран постепенно исчезает само слово «Рождество», так как оно ассоциируется
с рождением Иисуса Христа, основателя христианской религии, которая лежит в фундаменте западной культуры. Вместо
Рождества Христова используются термины «праздник зимы», «праздник конца года», «радостный» или даже
«люминесцентный» праздник. Исключение из лексикона названий и символов христианства связано с боязнью доставить
неудовольствие представителям других религий и желанием избежать рисков шокировать чувствительность лиц, верующих в
других Богов, в частности мусульман и индусов1. Во Франции в школах, вузах, больницах, тюремных заведениях стараются
избегать приготовления пищи с использованием продуктов, не приемлемых для лиц других исповеданий: теперь из меню
исключают свинину, так как она противопоказана мусульманам. Если свинину всё-таки включают в меню указанных
заведений, так как это мясо является традиционным для Франции, весьма распространённым и наиболее дешёвым, то при
этом обязательно готовятся другие блюда, приемлемые, в частности, и для мусульман. 1 Семитко А. П. Французская кухня и
политкорректность: может ли благотворительность нарушать права человека? // Человеческая жизнь: ценности
повседневности в социокультурных программах и практиках: Материалы Xнаучно-практической конференции
Гуманитарного университета (г. Екатеринбург) 5-6 апреля 2007 года: Доклады. В 2 т. Екатеринбург, 2007. Т. 2. С. 229-248. Тем
самым с целью создания комфортных условий для иммигрантам коренное большинство должно отказаться от исторического и
культурного наследия своей страны.
Трудовая миграция была вызвана не только нехваткой работников вследствие низкой рождаемости коренных
европейских народов, но и тем, что европейские народы не хотят работать физически, считают низкооплачиваемый
физический труд непрестижным. Здесь наблюдается явное перепроизводство лиц умственного труда, которые не находят
работу по специальности, но заниматься физическим трудом не хотят, считая, что им следует работать головой в офисе, а
руками должны работать иностранцы. Свою роль в формировании таких представлений сыграло обязательное среднее
(десятиклассное) образование. Окончивших десятилетку юношей и девушек, имеющих о себе высокое мнение, оказалось
трудно занять физическим трудом. Однако физический труд необходим любому обществу. Нет и не предвидится ни одной
страны в мире, которая могла бы обеспечить всему своему населению занятие только умственным трудом.
Иммигранты были в основном неквалифицированные рабочие из бедных государств, которые были готовы взяться
за любую работу. Они понимали, что даже на низкооплачиваемых по европейским меркам рабочих местах они смогут
заработать значительно больше, чем в своей стране. Низкий статус родителей, небольшой доход, проживание в одном из
беднейших кварталов, где обычно живут иммигранты - все эти изначально неблагоприятные стартовые условия сужают
возможности получения хорошего образования для детей иммигрантов, а, следовательно, резко уменьшают их шансы на
повышение статуса. Они либо занимают такие же непрестижные рабочие места, как и их родители, либо вообще оказываются
безработными. В 2001 г. среди этнических французов уровень безработицы не превышал 9, 4%, в то время как среди небелых
иммигрантов - 27, 7%. Сторонники депортации, насильственного выселения иммигрантов не задумываются, кто согласится
занять их рабочие места.
Ассимиляция и повышение статуса иммигрантов затрудняются расовыми, внешними различиями. Большинство
иммигрантов отличаются от коренной нации внешне, например, более смуглым цветом кожи. «Происхождение написано на их
смуглом лице». Как говорят, бьют не по паспорту, а по лицу. Проблема интеграции иммигрантов в принимающем европейском
обществе во многом упираются в возможности западных стран обеспечить высокий уровень жизни всем без исключения слоям
общества, а также сложившимися расистскими взглядами и установками. В европейских странах араб или негр в силу своего
происхождения имеют крайне незначительные шансы социального продвижения, хотя публично это не признаётся и
отрицается. Европейским обществом они воспринимаются как граждане второго сорта. В 2000 г. 43% опрошенных французов
заявили, что они «скорее» или «немного» расисты, 28% считают себя «совсем не расистами» и 26% - «не явными расистами».
Потомки иммигрантов во втором и третьем поколениях, родившиеся в западноевропейских государствах, учатся в
школах, колледжах и через систему образования приобщаются к культуре страны проживания. Так, молодые граждане
Франции, которые несмотря на мусульманские корни, прониклись западной гедонистической культурой потребления и
нацелены на такие же жизненные стандарты, что и большинство «коренных» французов. Они сравнивают своё положение не с
жизнью в стране происхождения предков, как их родители, а с жизнью французов, которые в большинстве своём имеют
достаточно высокий жизненный уровень, свободное от работы время, досуг. Рост современного досуга ознаменовался
небывалым ростом притязаний, породил разрыв между притязаниями и реальными возможностями. Средства массовой
информации пропагандируют достижения в сфере жизненных благ, формируют соблазны, но в реальности жизненные блага
распределяются неравномерно, их не хватает на всех. «В результате многие миллионы людей чувствуют себя обделёнными и
заражаются завистью к тем, кому доступны современные распропагандированные блага и кому они доступны в большей мере,
чем им. Они заражаются жаждой иметь сразу и иметь как можно больше. Эта жажда лишь в ничтожной мере остается
движущим мотивом производительной деятельности общества. Она в основном становится идейно - психологическим
состоянием людей, влияющих на их поведение совсем в других направлениях, в том числе - в направлении карьеризма,
преступлений, приспособленчества».3 3 Зиновьев А. А. Запад. Феномен западнизма. М., 1995. С. 307. Взрывы в Лондоне и
беспорядки 2005 г. во Франции оказались неприятным сюрпризом.
Молодые французские граждане из семей иммигрантов не могут пользоваться благами западного общества. Они
вынуждены лишь наблюдать за процветанием. При этом многие из них уже не хотят заниматься физическим трудом, их
привлекает умственный труд, а иные и не хотят вообще трудиться. Однако европейским народам иммигранты нужны только в
качестве неквалифицированной рабочей силы и представителей физического труда. Все места умственного труда заняты.
Вместе с тем иммигранты не будут вечно выполнять тяжёлую физическую работу. Их дети окончат школу, потом колледж,
университет, а там отберут работу уже не у французского или английского мусорщика, а у врача, инженера, учителя. Способны
ли турки трансформироваться в немцев, арабы во французов, а негры в англичан? Неужели молодое поколение выходцев из
Ближнего Востока захочет обеспечивать пенсионное обслуживание престарелых пенсионеров-европейцев?..
Массовая иммиграция из исламского и латиноамериканского мира меняет этнический состав США и Европы.
Никакого массового смешения рас не происходит, происходит вытеснение одной расы другими. К середине XXI в. от четверти
до трети населения Европы составят «мусульмане». Количественная соразмерность стареющего европейского населения и
молодых иммигрантов неизбежно поставит на повестку дня вопрос о перераспределении власти в европейских государствах.
Уровень рождаемости в семьях иммигрантов выше, чем у коренных европейцев. Коренные европейские народы ограничивали
себя 1-2 детьми, а неевропейские иммигранты предпочитали иметь трёх-четырёх детей. Европейские народы стремятся к
комфорту и наслаждению, не хотят «плодиться и размножаться», утратили не только волю к власти, но и к борьбе. Тем самым
они подвергают себя добровольному самоубийству. Результатом может стать повторение в Европе судьбы Римской империи,
которая пала под натиском нахлынувших варварских германских народов. По мнению же либералов, снижение рождаемости в
Европе, сознательный отказ от продолжения человеческого рода - это от повышения культуры! «… Есть чудовищная
несообразность в том, чтобы считать признаком цивилизованности отказ иметь детей. Это - подмена понятий: разрушение в
подлинном смысле базового инстинкта продолжения рода возводится в ранг высшей и чуть ли не жизнеутверждающей
ценности. В этом смысле современный либерализм, поощряющий отказ населения развитых стран от воспроизводства,
выглядит изощрённой формой самоубийства; а общество, смирившееся с подобным положением вещей, можно смело считать
психически и морально ущербным» 1. 1 Соловей В. Д. Кровь и почва русской истории. М., 2008. С. 174.
Демографическое благополучие народа определяется не только повышением продолжительности жизни и снижением
детской смертности, а прежде всего постоянным преобладанием вырастания поколения «внуков» над смертностью поколения
«дедов». Здоровый прирост народа обусловлен постоянным преобладанием рождаемости над смертностью, «чтобы колыбелей
было больше, чем гробов». При рождаемости 1, 2 ребёнка на семью прогноз очевиден: у четырёх бабушек и дедушек останется
один внук. Люди оставляют по себе вдвое меньшее число своих детей и вчетверо меньшее число своих внуков. Так, в Германии,
уровень рождаемости которой равняется 1, 3, к 2050 г. исчезнут 23 миллиона немцев и современное население в 82 миллиона
человек опустится до уровня в 59 миллионов, а при этом треть населения будет старше 65 лет. К 2100 г. население Германии
составит 38, 5 миллиона человек, то есть уменьшится на 53%. При сохранении современных демографических тенденций
население Европы к концу XXI в. составит 207 миллионов человек - треть нынешнего.
Если дело пойдёт так дальше, то коренные народы Европы уже во второй половине XXI в. станут этническим
меньшинством в своих же странах. При этом ещё неизвестно, кто кого будет ассимилировать. Это может быть европейцам
придётся учить язык иммигрантов, усваивать их обычаи, культуру, религию и ассимилироваться, не араб Али станет
французом Жаном, а Жан Али. Английский историк XVIII в. Эдвард Гúббон в своём получившем всемирную известность труде
«Закат и падение Римской империи» писал: «Если бы французам не удалось остановить арабскую конницу при Пуатье в 732 г.,
в Оксфорде ныне занимались бы интерпретацией Корана, а учёные доказывали бы правоту Магомета». Европа превращается
в мусульманскую Еврабию. Европейцы похоже смирились со своей участью и с бессильным ужасом наблюдают за
происходящим исчезновением. Отсюда апокалипсический, катастрофический вывод Патрика Бьюкенена: «Время Запада
действительно на исходе. Его смерть предопределена обстоятельствами. И нет уже никакого смысла в прописывании больному
новых лекарств. Пациент умирает. И тут уже ничего не поделаешь».
В середине XXI в. американо-европейцы станут этническим меньшинством в США. Кто же в этих условиях сможет
удержать единую американскую государственность? Видный американский мыслитель Сэмюэл Хантингтон предупреждает:
«Если ассимиляция не удастся, Соединённые Штаты окажутся разделённой страной, создающей все возможности для
внутренней борьбы и последующего разъединения».
«Демографическое отступление» приводит к вытеснению другими народами со своей исконной территории. В этом
смысле поучителен опыт югославского края Косово, который считается колыбелью сербской государственности (это как для
русских Московское княжество). В первой трети XX в. на 10 семей сербов приходилась лишь одна семья албанцев. Рождаемость
в семьях сербов и албанцев была практически одинакова. Однако во второй половине XX в. сербы резко сократили число детей
в семье до 1-2, а албанцы увеличили до 5-7. И всего за два поколения ситуация изменилась радикально. Если в начале века в
Косово на 10 семей сербов приходилась одна семья албанцев, то в конце - на 10 семей албанцев 1 семья сербов. В результате
албанцы выдавили сербов при поддержке НАТО, а в 2008 г. край Косово, освобождённый от сербов, провозгласил свою
независимость, отделившись от Сербии. Косово представляет собой модель возможного развития событий для вымирающих
западных народов.
Исход борьбы между народами решает прежде всего уровень рождаемости, большее количество детей как важнейший
показатель жизненной силы. Лишь плодовитость до 3-4 детей в семье обеспечивает саморазвитие любого народа. Никакая
земля не даётся никакому народу навеки. Ареал проживания народа определяется его жизненной силой. Способен народ
занять, захватить, удержать, заселить, освоить, окультурить, защитить тот или иной край - значит, достоин его иметь. Не
способен - будет выдавлен другим народом.