Вы находитесь на странице: 1из 7

Bezus Svetlana

La Universidad Estatal de Producción de Alimentos de Moscú

PENETRACIÓN DEL JAZZ EN LA CULTURA MUSICAL DE AMÉRICA


LATINA

ПРОНИКНОВЕНИЕ ДЖАЗА В МУЗЫКАЛЬНУЮ КУЛЬТУРУ


ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ

Происхождение джаза как музыкального направления традиционно


принято связывать с территорией Соединенных Штатов Америки. Поэтому
под джазом, как правило, понимается афроамериканская музыка. В этой
связи колумбийский музыковед Ана Мария Очоа говорит о символическом,
социальном и культурном значении Нового Орлеана в джазовой музыке.
Именно этот город с момента его основания в 1718 году и на протяжении
всего периода своего существования был признан колыбелью джаза. Однако
Очоа считает, что Новый Орлеан исторически был скорее «северной
окраиной Карибского моря», а не частью культурного центра США, и, таким
образом, поддерживает точку зрения историка Гвендолина Холла, для
которого Новый Орлеан является «самым африканским из [северо]
американских городов».
С одной стороны, афроамериканское происхождение джаза, по словам
Беренис Корти из Научно-исследовательского института этнической музыки
Министерства культуры Буэнос-Айреса (Аргентина), является одной из
главных причин, по которой трудно говорить, например, об аргентинском
джазе, чилийском джазе, кубинском джазе и т.п. В этом смысле вся джазовая
музыка, созданная латиноамериканцами, представляет собой не чистый джаз,
а так называемый «латиноамериканский джаз».
С другой стороны, согласно наблюдениям североамериканского
историка Неда Саблетта, мнение которого разделяет и кубинский музыковед
Данило Ороско, города Веракрус в Мексике, Новый Орлеан в США и Гавана
на Кубе составляют одну и ту же цепь, которую омывает течение
Мексиканского залива, и этот факт накладывает на джаз уже
латиноамериканский отпечаток. Саблетт также считает Новый Орлеан самым
северным городом Карибов, который расположен на берегу Мексиканского
залива, так же, как и Гавана.

Рисунок 1. Джазовый треугольник «Новый Орлеан – Веракрус – Гавана»


(по: Ned Sublette)

Приводя аргументы в пользу национальной децентрализации


происхождения джаза как чисто североамериканского направления музыки,
Рауль А. Фернандес утверждает, что история джаза на Кубе «практически
такая же длинная, как история джаза в Соединенных Штатах». Это позволило
развиваться джазу на Кубе как отдельной и независимой музыкальной
традиции, которую продолжили кубинские музыканты в XX веке. И
эмигранты, и местные жители вместе основали “un nuevo híbrido de híbridos,
una mixtura del jazz y de la música afrocubana, que se convirtió en el
género más excitante de todos los conocidos bajo el nombre de latin jazz” –
«новый гибрид гибридов, смесь джаза и афро-кубинской музыки, который
превратился в самый захватывающий жанр из всех известных под названием
латинский джаз».
Luc Delannoy в своей трилогии «История латинского джаза» (2001),
«Жизни в латинском джазе» (2005) и «Встречи и разногласия в латинском
джазе» (2012) определяет латинский джаз как «музыку, формы которой
открыты для смешения; как кочевую музыка, которая манипулирует
синтаксисом музыки, обогащая ее [...] музыку множеством идентичностей,
вышедших из таких портов, как Новый Орлеан, Гавана, Нью-Йорк или
Буэнос-Айрес».

El jazz es una música de mezclas, de orígenes latinos y caribeños.

Это еще раз говорит о том, что довольно трудно определить и


вычленить отдельные чисто национальные направления джаза различных
регионов. Это отмечают большинство исследователей джазовой культуры
Латинской Америки.
Так, например, аргентинский музыкальный историк Серджио Пухоль
на вопрос о существовании аргентинского джаза, заявляет, что этот вопрос
не может быть решен «простой инвентаризацией или перечислением
аргентинизмов», включенных в музыкальный дискурс. Использование
музыкальных элементов, узнаваемых как «аргентинские», еще не
гарантирует существования нового стиля: «в любом случае, – утверждает
Пухоль, – мы сталкиваемся с рядом более или менее новых звуковых
стратегий (...) и с аргентинскими музыкантами, которые задаются вопросом:
что их объединяет и что их отличает от музыкантов из других мест».
По словам бразильского исследователя Acácio Piedade бразильский
джаз – есть некая амальгама местной музыки и джаза Соединенных Штатов
Америки. Пьедаде метафорично называет этот симбиоз fricción de
musicalidades «музыкальным трением»: «объекты соприкасаются и трутся
друг о друга своими внешними слоями, возможно, обмениваясь частицами,
но самое твердое вещество в ядре имеет тенденцию сохраняться».
Álvaro Menanteau также ставит вопрос о существовании чисто
чилийского джаза. Исследователь предлагает рассматривать чилийский джаз
в рамках опыта, который исторически можно определить, как fusión слияние,
и определяет его как «наиболее общий синтез джаза в сочетании с любым
другим стилем популярной музыки». Fusión будет чем-то вроде всего того,
что связано с джазом, но не является джазом в строгом смысле слова, или,
тем, что считается каноническим джазом. Что касается вопросов
национальности, он описывает джазовое движение в своей стране в конце 20-
го и начале 21-го века как «третий этап» культивирования джаза в Чили,
развитие которого «все еще продолжается».
В Уругвае, по словам Луиса Феррейры, с 1970-х годов начался процесс
придания джазу «местных оттенков». Уругвайский джаз он определяет «как
язык с общими музыкальными элементами, артикулированный на местный
манер». Феррейра предлагает прибегнуть к этому типу джазового языка как
многостороннюю практику, которая вышла за пределы Соединенных
Штатов, «потому что во всем мире есть музыканты, которые играют не
только в формах, исторически созданных в США афро-потомками», но также
«во многих случаях они создают новые формы, основанные на местных
музыкальных элементах и знаниях, являясь частью африканской диаспоры в
Южной Америке и Карибском бассейне».
С другой стороны, многие исследователи все же говорят о
национальной идентичности джаза. Так, колумбийский музыкант и
исследователь Рафаэль Серрано назвал побережье Атлантического океана
одной из открытых дверей джаза в его стране. С конца 1940-х годов три
поколения музыкантов объединились в том, что Серрано до сих пор называет
«дерзким», «джазовым ренессансом» в Боготе. Это произошло благодаря
академическому пространству, фестивалям и независимым инициативам,
продвигающим джаз в Колумбии.
В Венесуэле Симон Баллиаче утверждает, что даже исходя из идеи
джаза как «универсальной музыки», существует венесуэлизация жанра, когда
исполнители включают в общую джазовую канву песни креольских
композиторов и национальные венесуэльские жанры. Среди течений
венесуэльского джаза автор выделяет три группы исполнителей: «верных
джазу из США, тех, кто использует ритмы Карибского моря, и тех, кто
полагается на фольклор». Он также приписывает поколениям 1980-х и 1990-х
годов различие, основанное на поиске своего собственного звучания, которое
включает «национальные инструментальные компоненты все чаще и чаще»,
поэтому эти компоненты позволяют с уверенностью сказать, что песня
исполнена венесуэльской группой, хотя и находится в рамках любой из
вышеупомянутых тенденций.
Пепе Ханейро, со своей стороны, отстаивает джазовую идентичность в
Мексике: «как и истинная природа джаза, Мексика сама является важным
полюсом смешения», – говорит он. Он датирует зарождение джаза в Мексике
примерно в 1920 году, когда различные жители, в том числе музыканты,
приезжали и уезжали из Нового Орлеана в разные мексиканские города.
Ханейро утверждает, что «джаз, который создается в Мексике, является
мексиканским джазом». Однако он замечает парадокс, который указывает на
то, что «с одной стороны, в джазовой сфере нет мексиканского
националистического движения; с другой стороны, также верно утверждение
о том, что местный фольклор накладывает отпечаток на джазовую музыку,
созданную в Мексике».
За последнее десятилетие было проведено несколько академических
мероприятий, посвященных джазу в Латинской Америке. Среди них можно
отметить:
- дебаты в рамках IV Джазового фестиваля, проведенного в
университете Веракрус в Мексике в ноябре 2011 г.;
Кроме того, рабочая группа «Джаз в Латинской Америке»
Латиноамериканского отделения Международной ассоциации изучения
популярной музыки уже провела четыре симпозиума в рамках проводимых
раз в два года конгрессов ассоциация. Первые два (Córdoba 2012 и Salvador
de Bahía 2014) поделились некоторыми исследованиями, проведенными в
регионе по различным аспектам местных джазовых жанров (их история, их
связь с образованием и культурными связи между городами, вопросы
легитимности и т.д.). Третий симпозиум (La Habana, 2016) был посвящен
опыту гибридизации и процессам транскультурации, в которые вмешивается
местный джаз. Четвертый симпозиум (Сан-Хуан-де-Пуэрто-Рико, 2018 г.)
рассматривал вопросы власти, связанные с музыкой и, в частности, джазом в
континентальном и национальном масштабе.
Некоторые вопросы латиноамериканского джаза были подняты
доминиканцем Дарио Техэдой на IV Международном музыкальном
конгрессе «Идентичность и культура Карибского бассейна» в апреле 2011 г.
В своем докладе “El jazz desde la perspectiva caribeña” Техэда рассуждал о
влиянии мексиканских и карибских музыкантов на джаз Нового Орлеана в
начале XX века, а также на возникновение биг-бэндов в Нью-Йорке в 20-е гг.
XX в. Техеда подчеркивал необходимость начать думать о джазе или так
называемом латинском джазе как о культурном наследии, а не как о продукте
изобретения конкретного музыканта или музыкантов.

Referencias:
1) https://festivales.buenosaires.gob.ar/2019/jazz/es/schedule
2) Esto es Latin Jazz! Latin Jazz Songs from Brasil, Cuba, Mexico…
https://www.youtube.com/watch?
v=f8onPVXDo5M&ab_channel=HALIDONMUSIC
3) Zule Guerra https://www.youtube.com/watch?
v=UiO4ewTTaD0&ab_channel=OnCubaNews
4) PALO! "Al Monte" • Musica Cubana Salsa Jazz Funk
https://www.youtube.com/watch?v=T2JnyCuAQMg&ab_channel=PALO%21

Вам также может понравиться