Вы находитесь на странице: 1из 4

Путешествие в Китай. 5-я остановка.

Гуанфу: Су Юнцян
October 18, 2014
Из Ханьданя я переехал в город Гуанфу, колыбель стилей Ян и У (Юсян) тайцзицюань.
Из Ханьданя в Гунфу ходит автобус, поездка занимает около часа. Город имеет очень
необычный вид, он окружен крепостной стеной и рвом, шириной в несколько метров (на
фото ниже).

Вид на Гуанфу (фото с сайта www.wed114.cn )

Для тех, кто думает изучать здесь тайцзицюань, я должен отметить, что Гуанфу –
очень маленький, провинциальный городок, в котором вы можете не найти привычных
западному человеку удобств, как например горячего душа и туалетов в номере. Также,
на сколько я смог понять, в Гуанфу живут несколько мастеров тайцзицюань, но
работает только одна публичная школа, под управлением Ханя Цинминя (ученика Фу
Чжунвэня). Остальные мастера учат дома (если они не уехали в этот момент в другой
город для преподавания).

Для тех, кто заинтересован в осмотре исторических достопримечательностей, можно


посоветовать осмотреть бывшие дома семей Ян и У, куда можно попасть за небольшую
входную плату:

Можно легко заметить разницу между благосостояниями семей Ян и У: резиденция семьи


Ян состоит всего из двух дворов, в то время как поместье семьи У включает в себя
пять или шесть смежных внутренних двориков с пристройками.

Эти два места послужили мне отправными точками для поиска мастеров этих стилей:
Исследовательская Ассоциация Тайцзицюань Яна Баньхоу располагается напротив бывшей
резиденции Яна Лучаня, в то время как Исследовательская Ассоциация У (Юсян)
Тайцзицюань (во главе с Чжай Вэйчуанем, учеником Яо Цзицзу) находится внутри
бывшего дома семьи У. К сожалению, на момент моего визита, руководители обоих
ассоциаций были в других городах. Тем не менее, мне удалось пообщаться с Су
Юнцяном, учеником Цзя Аньшу, исполняющим обязанности главы Ассоциации Тайцзицюань
Яна Баньхоу.

Су любезно выкроил время, оторвавшись от работы по управлению собственным


рестораном, чтобы поговорить со мной о стиле, который он практикует.

Су Юнцян в позиции «Тунцзы Бао Цю»

По словам Су, позиция, представленная на фотографии выше, является одной из


позиций, которые убрал из стиля Ян Чэнфу, создавая совй Большой Каркас. В
традиционном Среднем Каркасе, который передается через Ли Ванчэна, «Тунцзы Бао Цю»
(«ребенок, обнимающий шар»), исполняется после «Иглы на морском дне».

После нашей беседы, мне представилась возможность немножко поделать с Су туйшоу в


движении, в ходе которого он продемонстрировал живую, «непоколебимую» устойчивость
и невозможность вывести его из равновесия, характерные для опытных практиков
тайцзи. Затем, су продемонстрировал некоторые варианты скользящего шага и толчки
руками с одним из младших учеников г-на Цзя. В ходе этой демонстрации он
использовал некоторые неприятные хитрые ловушки для ног, попадая в которые, бедный
ученик неизменно оказывался поверженным на спину.

тайцзицюань семьи Ян
Путешествие в Китай. 4-я остановка. Ханьдань: Ван Чансин

Ян Лучань, основатель тайцзицюань стиля Ян, был из города Гуанфу, сейчас – уезд
Юннянь, в провинции Хэбэй. Ян и его сыновья обучали своему искусству многих местных
жителей. Поэтому в Юннане и ближайшем городе, Ханьдане, обнаруживается много ветвей
стиля Ян. Г-н Ван Чансин, живущий в Ханьдане, принадлежит к линии стиля, ведущей
свое происхождение не от Яна Чэнфу, а от его закаленного в боях дяди, Яна Баньхоу.

Его учитель, Бай Чжунсинь, был сыном второй дочери Яна Баньхоу, Ян Сюин. Бай
сначала учился тайцзи у своей матери, а потом продолжил занятия под руководством
своего дяди, Яна Чжаопэна (сын Яна Баньхоу). Когда Ян Чжаопэн покинул Гуанфу и
уехал преподавать тайцзицюань в другую провинцию, Бай стал учеником Ли Ванчэна.

Я узнал, что господин Ван занимается по утрам со своими учениками перед городским
музеем Ханьданя, что было недалеко от моего отеля, и я успел придти под конец их
занятия. Мне представилась возможность не только поговорить с г-м Ваном, но и
скрестить руки в туйшоу с некоторыми его учениками. Так же, один из учеников Вана,
Лю Шэнцзюнь (2-й слева на фотографии выше), продемонстрировал мне некоторые удары
ладонью тайцзи, которые были не только очень интересными, но и весьма ощутимыми.

Во время разговора с г-м Ванном, тот подтвердил, что Ян Баньхоу действительно


случайно убил одну из своих дочерей во время тренировочного поединка.

Цуй Иши (Cui Yishi) один из старших пекинских учеников Яна Ченфу (так же известен
под именем Цуй Личжи)

Ниже приводятся отрывки из интервью с внуком Цуя, Чжаном Юнтао.

“Летом мой дедушка обычно сидел во внутреннем дворике нашего дома, одетый в далянь
(безрукавка китайского борца) и практикова свое тайцзи. Однажды. когда он пребывал
в хорошем настроении, он позволил мне почувствовать его живот. Это было похоже на
резиновый шар внутри его живота, который мог перемещаться, следуя за движениями
моей руки. Если ты начинал спешить и двигать рукой быстро, рука словно бы
всасывалась этим шаром, и ты не мог ничего сделать с этим. А потом, этот “шар”
словно бы выбрасывал твою руку и ты оказывался отброшенным на несколько шагов.

В другой раз мы видели, как дедушка, выполняя сидячую практику, приложил блин теста
к животу, и он не только не отвалился, но и двигался вслед за внутренним движением
в его животе. Этот вид гунфу был удивительным! Даже теперь я не понимаю, как он
делал это. “Это мое гунфу. Вы не сможете его повторить. Этот учебный тренировочный
метод называется Дань тянь гун и обычные люди не могут его выполнить. Меня научили
ему, когда я был еще ребенком. В туйшоу я не боюсь людей, которые стремятся
дотронуться до моего живота, если они сделают это, то не смогут освободиться.”

Очевидно, что тайцзицюань, который практиковал Цуй, содержал методы, способствующие


интенсивному взращиванию даньтяня. Существуют ли еще эти учебные методы в стиле Ян
тайцзицюань или были утеряны?

Второй отрывок связан с обытиями, которые происходили в семье во время Культурной


революции:

“Во время Культурной революции, мой дедушка был заклеймен и преследовался как
“капиталист”. “Антиреволюционный элемент”, так же как и моя мать, Цуй Сючень (Cui
Xiuchen).

Даже при том, что у них был такой высокий уровень гунфу, они не смели
сопротивляться. Однажды, я пришел домой с фабрики и увидел мою мать и связанного
дедушку, стоящего на коленях в центре нашего двора, а группа хунйвэйбинов
обыскивала наш дом. Никто не смел произнести и слова. Я проскользнул, чтобы
оказаться рядом с моей матерью и дедушкой, надеясь так или иначе защитить их. Мой
дедушка шепнул мне: “С моим гунфу они не могут связать меня. Все, что мне надо
сделать – использовать немного цзинь и веревки ослабятся.” Сказав это, он пропустил
небольшую встряхивающую волну по своему телу, и веревки действительно ослабли. Моя
мать очень испугалась: “Не двигайтесь! Если вы сдвинетесь хотя бы на дюйм, мы все
будем мертвы!” К счастью, хунвэйбины ничего не заметили.
Цуй Иши и его дочь Цуй Сюшень

Позже, когда хунвэйбины публично осудили мою мать и моего дедушку, они заставили их
стоять на голых коленях на битом кирпиче. Двоих людей, стоящих на кирпиче соединяли
длинным шестом, а на его концах размещались еще двое, чтобы своим весом
придавливать ноги наказуемых к кирпичу. У моего дедушки были сильные голени,
развитые занятием гунфу, так что они могли принять на себя часть веса (то есть
кирпичи не продавливали мышцы ног до костей). Моей матери не так повезло, она
несколько раз теряла сознание от боли.

В течении Культурной революции, мой дедушка не только преследовался физически, в


его доме проходили обыски, он был публично осужден. Словно этого было мало, ему еще
запретили преподавать тайцзи. Такому как мой дедушка, для которого тайцзи было его
жизнью, этот удар был пожалуй сокрушительней всех остальных. Он стал подавленным, а
здоровье стало ухудшаться. Позднее его привезли в больницу и там был диагностирован
рак желудка, который в те дни был неподдающейся лечению болезнью.”

Люди зачастую не понимают, что трое из обычно упоминаемых учеников Ян Ченьфу, –


были его родственниками. Это Фу Чжунвэнь, Чжао Бинь и Чжан Цинлинь. Фу и Чжан –
достаточно хорошо известны на Западе, благодаря усилиям их учеников, но Чжао
(возможно несправедливо) – гораздо менее известен.

Чжао Бинь

Приводимый ниже отрывок (записан его сыном, Чжао Юбинем) рассказывает о его годах
молодости, проведенных в одном из «Домов» тайцзи.

«У Ян Цзяньхоу было три сына: Ян Чжаосюн (известный как Ян Шаохоу), Ян Чжаоюань (Ян
Чжунхоу), и Ян Чжаоцин (известный и как Ян Ченфу). Ян Чжаоюань унаследовал от
своего дяди, Яня Баньхоу, его вспыльчивый темперамент, и имел поразительный аппетит
в еде и питье. Так как у него не было сына, а были только две дочери (в те дни
считалось большой бедой не иметь сына, чтобы продолжить род), он впал в депрессию.
Потом у него возникло воспаление дивертикулита, и он умер в молодом возрасте. После
него остались две дочери, Ян Цун и Ян Минь, которые воспитывались потом его женой и
Ян Цзяньхоу.

В эти годы, в семье Юннянь растет Чжао. У главы семьи, Чжао Линя (деда Чжао Биня)
было пять сыновей, которых люди прозвали«пять тигров семьи Чжао». Семья Чжао
владела ресторанчиком, расположенным у входных ворот деревни Гуанфу, который
назывался «Вань Син Лоу». Рестораном управлял второй сын. Старший сын был ученым,
третий сын приобрел ресторан, четвертый стал счетоводом ресторана, а пятый сын –
учился в Пекине.

Четвертого сына, отца Чжао Биня, звали Чжао Шутан (1882-1951). С юных лет он
обладал спокойным и мягким характером, а его доброта периодически выходила боком
семье. Когда он занимался бухгалтерией ресторана, то был очень щедр к клиентам и
часто округлял их счета в меньшую сторону, до ближайшей десятки. Всякий раз, когда
в ресторан приходили бедняки и просили еды, – он давал указания официантам
накормить их маньтоу (булочки) с мясом и овощами. А друзьям всегда с радостью
одалживал денег. Когда Чжао Шутан стал старше, его старший брат стал подыскивать
ему в городе девушку для женитьбы. И так сложилось, что он остановил свой выбор на
старшей дочери Яна Чжаоюаня, – Ян Цун (1888-1962). После того, как две семьи
обговорили все детали свадьбы, в 1904 году они поженились, Ян Цун было тогда 17
лет.

Согласно обычаю, жених приезжает в дом семьи его невесты в традиционной китайской
одежде, и Ян Цзянхоу и Ян Шаохоу выпало встречать и приветствовать его. На банкете
они спросили Чжао Шутана, знает ли он какое-нибудь боевое искусство. С застенчивой
улыбкой, Чжао отодвинул в сторону стул и под столом прошелся в низких позициях
стиля Ян. Ян Цзянхоу засмеялся и сказал: «У вас есть способности, если у вас будет
немного свободного времени, – приходите, я буду заниматься с вами дальше». Этот
случай стал известен их потомкам как «Ян Цзянхоу испытывает своего нового зятя в
банкетном зале».

С тех пор Чжао Шутан взял на себя ответственность за свою жену, мать и сестру. Два
года спустя Ян Цун родила сына (Чжао Бин,1906 – 1999) и две дочери: Чжао Гуйчжэнь
(1908 – 1875, впоследствии вышла замуж за Фу Чжунвэня) и Чжао Сючжэнь.

Ян Ченфу (слева) с Чжао Бинем (справа). 1930 г.

Таким образом, Чжао Бинь стал не только сыном Чжао Шутана, но и первым драгоценным
внуком в семье Ян. Хотя его дедушка, Ян Чжаоюань, умер, его двоюродные дедушки – Ян
Шаохоу и Ян Ченфу относились к нему так, как если бы он был их родным внуком. В
ранние годы Чжао проводил большую часть времени, играя в доме своей бабушки, и
когда ему было 6-7 лет его часто угощали там фирменными блюдами Янов: жареной
курицей, мясом осла и хрустящими блинчиками (ю су бин). Его двоюродные дедушки с
раннего возраста учили его тайцзи. Даже его первое имя – «Чжао У», – говорит о том,
что он наследовал традиции боевого искусства семьи Ян. Учителем Чжао в начальных
классах был никто иной, как знаменитый мастер тайцзицюань стиля У (Хао) Хао
Вэйчжэнь, который преподавал тайцзи как один из школьных предметов. Чжао был умен,
обладал хорошей памятью и любил подраться… В те времена в семье Чжао было около
дюжины мужчин и Чжао был один из тех, кто руководил драками…

Говоря о групповых драках, мой отец с энтузиазмом рассказывал, что тогда драки
происходили в основном между детьми семьи Чжао и семьи Ли (внуки мастера тайцзи Ли
Июйя). В этих боях Чжао Бинь возглавлял Чжао, а Ли Хуайинь – Ли (Ли Хуайинь – внук
Ли Июйя, который потом станет главой этой семьи тайцзи). Конечно, эти бои не были
серьезными, и ни одна из сторон не держал обиды. Когда много лет спустя Чжао Бинь
встретился в Нанкине с Ли Хуайинем, – они с огромным удовольствием вспоминали те
свои детские выходки, и решили, что они могут считаться названными братьями. К
сожалению, они никогда не встретились снова. В начале 90-х годов, главный редактор
журнала «China Taiji» Ли Гуанфань попросил Чжао написать статью для журнала. Мой
отец как бы невзначай спросил у Ли, не знает ли тот Ли Хуайниня, – и был потрясен,
узнав, что Ли Хуайнинь отец редактора! Чжао узнал, что Ли Хуайнин уже умер. В
последствии, он стал переписываться с Ли Гуанфанем, и они стали хорошими друзьями.»