Вы находитесь на странице: 1из 11

Международно-правовой факультет

КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО И ГРАЖДАНСКОГО


ПРАВА

Имитационное судебное разбирательство

ОТЗЫВ НА ИСК

ИСТЕЦ

Российское акционерное общество (РАО)

ОТВЕТЧИК

Турецкое зависимое общество (ТЗО)

4МП-8

Андросенко Д., Бармашова А., Бучнева М., Гуйда Е., Зимирева Е.,
Клюшкина А., Лукьянцева И., Михина М., Рапопорт Д., Стоянова Е.,
Тымбай С., Чеснокова А.
Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной
палате Российской Федерации

Адрес: 109012, г. Москва, ул. Ильинка, 6

Истец: «Российское акционерное общество (РАО)»

Адрес: г. Москва, Большая Ордынка, д. 7

Телефон: 8(555)555-55-00

E-mail: rao@inbox.ru

Ответчик: «Турецкое зависимое общество (ТЗО)»

Адрес: г. Стамбул, Российская улица, д. 7

Телефон: +899-998-89-98

E-mail: tzo@yahoo.com

Отзыв на исковое заявление


о взыскании суммы долга по договору возмездного оказания услуг

I. Фактические обстоятельства дела

1. Российское акционерное общество (РАО) (далее – Истец) и Турецкое


зависимое общество (ТЗО) (далее – Ответчик) заключили в 2010 г. договор об
оказании Истцом в пользу Ответчика услуг спутниковой связи (далее –
Договор). Согласно Приложению к Договору стоимость и сроки оказания услуг,
квалифицированных пунктом 1 Договора как «Товар», составляли 30.000
долларов США за каждый месяц вплоть до декабря 2014 г. включительно.
2. 25 мая 2011 г. собственник спутника (Федеральное государственное унитарное
предприятие) уведомил Истца о постепенном увеличении девиации спутника в
точке стояния с 1 июня 2011 г.
3. 26 мая 2011 г. Истец передал данную информацию Ответчику.
4. 27 июня 2011 г. Ответчик заявил, что он был вынужден модернизировать
оборудование и нанять новый персонал для обеспечения сохранения качества

2
своих услуг. Ввиду этого Ответчик просил снизить сумму месячной платы до
18.000 долларов США за каждый месяц.
5. 30 июня 2011 г. Истец согласился с тем, что девиации спутника являлась
значительной, сообщил о своем согласии снизить сумму на величину
фактически понесенных и документально подтвержденных затрат со стороны
Ответчика для обеспечения сохранения качества услуг последнего.
6. Основываясь на согласии с позицией Ответчика по поводу снижения суммы
ежемесячных платежей, за июнь 2011 г. Ответчик заплатил Истцу 18.000
долларов США. За июль и август 2011 г. Ответчик платил такую же сумму
каждый месяц.
7. Несмотря на регулярное выполнение Ответчиком обязанностей по оплате, в
начале сентября 2011 г. Истец направил Ответчику уведомление о прекращении
действия договора с 15 сентября 2011 г., ссылаясь на Пункт 6 Договора.
8. В декабре 2011 г. Истец направил Ответчику уведомление о намерении
предъявить иск к Ответчику в МКАС при ТПП РФ, если Ответчик не погасит
всю сумму задолженности перед Истцом. На что от Ответчика был получен
ответ о том, что Пункт 11 Договора прекратил свое действие, так как
заместитель генерального директора Ответчика заключил с Истцом
дополнительное соглашение №1 к Договору, в соответствии с которым все
споры из Договора подлежат рассмотрению в арбитраже ad hoc в Стамбуле и
применяется турецкое право.
9. В мае 2012 г. Истец принял решение подать иск к Ответчику в МКАС при ТПП
РФ на всю сумму задолженности, а также суммы, упомянутые в Пункте 6
Договора. Истец считает, что дополнительное соглашение №1 к Договору
следует считать ничтожным.

II. Отсутствие компетенции МКАС при ТПП РФ на рассмотрение настоящего


спора

3
10. Между Истцом и Ответчиком в декабре 2011 г. было заключено
Дополнительное соглашение № 1 к Договору «Об оказании услуг спутниковой
связи» от 24 марта 2011 г. Данным Дополнительным соглашением
предусматривается следующее: «Изложить п.11 Договора в новой редакции:
Все споры из Договора подлежат рассмотрению в арбитраже ad hoc в Стамбуле.
Каждая из сторон назначает своего арбитра, которые избирают суперарбитра.
Применимым правом будет являться турецкое право».
11. В связи с тем, что в редакции Договора, существовавшей до принятия
Дополнительного соглашения № 1, в качестве применимого к Договору права
было предусмотрено российское право и Принципы УНИДРУА, Ответчиком не
оспаривается тот факт, что Дополнительное соглашение № 1 должно было быть
совершено в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также
принципами УНИДРУА.
12. В соответствии с п. 1 ст. 150 ГК РФ изменение и расторжение договора
возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим
Кодексом, другими законами или договором.
13. В декабре 2011 г. Истцом в адрес Ответчика было направлено уведомление о
том, что Истец намерен предъявить иск к Ответчику в МКАС при ТПП РФ. В
связи с данным фактом Ответчиком Истцу был направлен ответ. В данном
ответе разъяснялось, что п.11 Договора был изменен в результате подписания
Дополнительного соглашения №1 между Истцом и Ответчиком. При этом в
качестве представителя Истца при подписании Дополнительного соглашения
№1 по доверенности, выданной Истцом в 2010 году, действовал гражданин
Турции Фуркан Андыч, а со стороны Ответчика указанное Дополнительное
соглашение было подписано заместителем генерального директора Ответчика –
Бураком Озчивит.
14. Согласно ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от
имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на
доверенности, указании закона, непосредственно создает, изменяет и
прекращает гражданские права и обязанности представляемого.
15. В соответствии со ст. 1217 ГК РФ к обязательствам, возникающим из
односторонних сделок, если иное не вытекает из закона, условий или существа
сделки либо совокупности обстоятельств дела, применяется право страны, где
находится место жительства или основное место деятельности стороны,

4
принимающей на себя обязательства по односторонней сделке. Являясь
представителем Ответчика при подписании Дополнительного соглашения №1,
Бурак Озчивит выступает стороной, принимающей на себя обязательства в
рамках правоотношений представительства. Бурак Озчивит постоянно
проживает в г. Стамбул, Турция. Следовательно, применимым правом в рамках
отношений представительства является право Турции.
16. Советом директоров Ответчика в 2010 г. был издан соответствующий акт,
которым Бурак Озчивит наделялся компетенцией осуществления сделок от
имени юридического лица, в том числе заключения соглашений. Следовательно,
Бурак Озчивит обладал компетенцией по заключению Дополнительного
соглашения №1 от имени Ответчика.
17. Как было указано, от имени Истца Дополнительное соглашение №1 было
подписано гражданином Турции Фурканом Андыч, действовавшем на
основании выданной Истцом в 2010 г. доверенности на проведение переговоров
в Турции и заключение соглашений.
18. Согласно п. 1 ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное
уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу или другим лицами для
представительства перед третьими лицами, а в соответствии с п.1 ст. 182 ГК РФ
сделка, совершенная представителем от имени представляемого в силу
полномочия, основанного на доверенности, непосредственно создает, изменяет
или прекращает гражданские права и обязанности представляемого.
19. Как уже было установлено, в соответствии со ст. 1217 ГК РФ к обязательствам,
возникающим из односторонних сделок, если иное не вытекает из закона,
условий или существа сделки либо совокупности обстоятельств дела,
применяется право страны, где находится место жительства или основное место
деятельности стороны, принимающей на себя обязательства по односторонней
сделке.
20. В данном правоотношении представительства, закрепленного в
соответствующей доверенности, стороной, принимающей на себя обязательства
является представитель – Фуркан Андыч – постоянно проживающий в г.
Стамбул, Турция. Следовательно, к отношениям, связанным с
представительством Истца в данной сделке, надлежит применять не
российского законодательство и в частности нормы Гражданского Кодекса РФ,
а право Турции.

5
21. Согласно Гражданскому Кодексу Турции представительством признается
правоотношение, в силу которого одно лицо совершает сделки в силу
полномочия, основанного в том числе на доверенности, от имени другого лица,
в силу которых создаются, изменяются и прекращаются права и обязанности
для этого последнего лица. Следовательно, права и обязанности по сделке,
заключенной представителем, приобретает представляемый. Как было указано
выше, при заключении Дополнительного соглашения №1 Фуркан Андыч
действовал на основании доверенности, выданной Истцом, а потому данный
договор нельзя признать ничтожным в соответствии с правом Турции, так как
фактически такие основания отсутствуют.
22. Таким образом, требование Истца в отношении признания Дополнительного
соглашения №1 ничтожным считаем необоснованным и просим в
удовлетворении требования отказать.
23. Как уже было указано, в Дополнительном соглашении № 1, заключенном между
Истцом и Ответчиком в 2010 г. Стороны предусмотрели передачу всех споров
из Договора на рассмотрение в арбитраже ad hoc в Стамбуле. Следовательно,
МКАС при ТПП не обладает компетенцией по рассмотрению данного спора.
24. Кроме того, Истец ссылается на п. 11 Договора, а именно на то, что «все споры
из Договора подлежат рассмотрению в торговом арбитраже при ТПП России
согласно утвержденным им правилам». Однако данная формулировка в
достаточной степени не отражает намерение сторон и не содержит указание на
конкретное арбитражное учреждение, и, поскольку в арбитражной оговорке
недопустимо отступать от точного наименования уполномоченного
учреждения, такое соглашение не будет являться заключенным.
25. Кроме того, данная арбитражная оговорка по мнению Ответчика является
неисполнимой. На такое основание неисполнимости, как указание
несуществующего арбитражного учреждения, указывается, в частности, в
Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10.12.2019 N 53 "О
выполнении судами Российской Федерации функций содействия и контроля в
отношении третейского разбирательства, международного коммерческого
арбитража". Арбитражное соглашение может быть признано неисполнимым
только в том случае, когда установление действительной воли сторон
невозможно, например, если существуют два и более арбитражных института,
наименования которых сходны с наименованием, указанным сторонами.

6
26. Дело в том, что Договор, в состав которого включена Арбитражная оговорка,
был заключен в 2010 году. В то время при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации действовал как Международный коммерческий
арбитражный суд, так и Третейский суд для разрешения экономических споров.
В связи с этим, при неточном наименовании конкретного арбитражного
института, что имеет место в данной оговорке, возникает сомнение
относительно определения истинной воли сторон. Данная арбитражная
оговорка является «патологической», то есть составленной таким образом,
который приводит к возможности спорной интерпретации арбитражного
соглашения.
27. В связи с этим учитываем, что П.1 ст.431 ГК РФ гласит, что при толковании
условий договора судом принимается во внимание буквальное значение
содержащихся в нем слов и выражений. Не сомневаясь в том, что в данном
случае задача арбитров состоит в выяснении действительной воли сторон.
Ответчик просит принять во внимание, что действительная воля сторон
выразилась в последующем заключении Дополнительного Соглашения с
изложением п.11 Договора в другой редакции.
28. Из всего сказанного следует, что арбитражная оговорка, предусмотренная
первоначальной редакцией П.11 Договора - неисполнима и недействительна.

III. Неправомерное расторжение Договора со стороны Истца

7
29. Согласно Дополнительному соглашению №1 к Договору, применимым правом
при разрешении любых споров из Договора является турецкое право, а также
Коммерческие Интернациональные Договорные Принципы (УНИДРУА). Пункт
11 Договора утратил силу после подписания Дополнительного соглашения.
30. Согласно абзацу (а) п. 2 ст. 7.3.1. Принципов УНИДРУА при квалификации
нарушения договора как существенного во внимание должно быть принято,
существенно ли неисполнение лишает потерпевшую сторону того, что она
имела право ожидать в соответствии с договором, кроме случаев, когда другая
сторона не предвидела и не могла разумно предвидеть такой результат. В
данной ситуации лишение Истца ожидаемого нельзя назвать существенным, так
как исполнение по-прежнему производилось, а сумма выплат была разумно
уменьшена в соответствии с предварительной договоренностью.
31. Основания верить, что Истец не может полагаться на дальнейшее исполнение
Ответчиком своих обязательств по Договору в соответствии с абз. (d) п. 2 ст.
7.3.1 Принципов УНИДРУА, отсутствуют, поскольку Ответчик начиная с даты
заключения договора (2010 г.) добросовестно исполнял свои обязательства, а
уплата в течение 3 месяцев суммы меньшей, чем обозначенной в договоре,
обусловлена вычетом затрат на проведение необходимых технических процедур
из суммы платежа. Более того, обозначенный срок не может считаться
систематическим на фоне продолжительности деловых отношений между
Истцом и Ответчиком.
32. С июня по август 2011 г. Ответчик платил в пользу Истца 18 000 долларов США
вместо 30 000 долларов США - суммы, предусмотренной Договором. Нельзя
утверждать, что Истец потерял 40% прибыли, которую он ожидал получить за
указанный период исключительно в результате действий Ответчика. Потеря
прибыли обусловлена ухудшением качества услуг, оказываемых Истцом, по не
зависящим от него причинам. Это же подтверждается и согласием Истца на
уменьшение суммы выплат, предусмотренной договором, на размер понесенных
издержек в связи с модернизацией оборудования и найма дополнительного
персонала. Таким образом, руководствуясь п. 1 ст. 7.3.1. Принципов УНИДРУА
и п. 2 ст. 450 Гражданского кодекса РФ, можно сделать вывод об отсутствии
нарушения Договора со стороны Ответчика, что не дает Истцу права на
прекращение указанного Договора.

8
33. 30 июня 2011 г. Истец заявил о своем согласии снизить сумму на величину
затрат Ответчика для обеспечения сохранения качества услуг последнего.
Также Истец продолжал предоставлять Ответчику доступ к частотам Спутника,
не препятствовал использованию данных частот.

В связи с тем, что договор был заключен еще в 2010 году, между сторонами
была установлена практика, согласно которой для Истца не было
необходимости каждый раз подтверждать доступ к частотам спутника, и в
таком случае молчание продавца составляет акцепт оферты.

По смыслу п.3 ст. 2.6. Принципов УНИДРУА адресат оферты в результате


практики, которую стороны установили в своих взаимоотношениях, может, не
извещая оферента, выразить согласие путем совершения какого-то действия,
акцепт вступает в силу в момент совершения такого действия.

Поэтому договор на новых условиях считался заключенным, Истец был


согласен на изменение договора и уменьшение размера оплаты со стороны
Ответчика.

34. Кроме того, в соответствии с п. 6 Договора: «За каждый день просрочки


платежа ТЗО обязано уплатить РАО 0,01 % от суммы просроченного платежа. В
случае, если сумма задолженности ТЗО превысит 2 соответствующих месячных
платежа, то РАО имеет право расторгнуть Договор досрочно».

Таким образом, право на досрочное расторжение договора в одностороннем


порядке возникает лишь в случае, если сумма задолженности превышает
два месячных платежа. Стоимость и сроки оказания услуг указаны в
Приложении к договору: 30 000 долларов за каждый месяц вплоть до декабря
2014 г. включительно (расчет производится исходя из суммы, на которой
настаивает Истец.

Расчет:
Размер платежа за 1 месяц = 30 000 долларов
Размер платежа за 2 месяца = 30 000 х 2 = 60 000 долларов

9
Сумма задолженности должна превысить 60 000 долларов для того, чтобы у
Истца появилось право досрочно расторгнуть Договор в одностороннем
порядке. За июнь, июль и август 2011 года Ответчик платил по 18 000 долларов
ежемесячно.

Расчет:
Размер задолженности за 3 месяца = (30 000 - 18 000) х 3 = 12 000 х 3 = 36 000
долларов
60 000 - 36 000 = 24 000 долларов

Таким образом, даже если учитывать ту сумму выплат, на которой настаивает


Истец, размер задолженности Ответчика за 3 месяца составил 36 000 долларов,
что на 24 000 долларов меньше суммы, которую задолженность должна
составить, чтобы Истец получил право досрочно расторгнуть договор в
одностороннем порядке. Из этого следует, что у Истца фактически
отсутствует закрепленное в договоре основание для требования о
досрочном расторжении договора.
IV. Недоказанность Истцом причинно-следственной связи в несении убытков

35. В соответствии со ст. 3.18 “Принципов международных коммерческих


договоров”, сторона, которая знала или должна была знать об основаниях отказа
от договора, является ответственной за убытки. При этом размер убытков,
включая упущенную выгоду, должен быть установлен с разумной степенью
достоверности с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов
справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению
обязательства. При установлении причинно-следственной связи между
нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, то, к каким
последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести
подобное нарушение.
36. Кроме того, на стороне Истца имело место явное злоупотребление правом,
выразившееся в искусственном создании и увеличении периода просрочки для
целей исчисления упущенной выгоды по договору.
37. Так, несмотря на то, что неустойка была рассчитана Истцом за период с
сентября 2011 по январь 2012, т.е. до момента предъявления иска, упущенная

10
выгода заявляется Истцом к взысканию за весь период действия договора, до
декабря 2014 года. Притом, что сам Истец направил еще в 2011 г. уведомление о
прекращении договора.
38. Ответчик требует ввиду недоказанности причинно-следственной связи и
непредвиденности отказать Истцу в возмещении понесенных убытков в
полном объеме.
Требования
На основании вышеизложенного, а также руководствуясь Законом РФ «О
международном коммерческом арбитраже», Положением об организационных
основах деятельности Международного коммерческого арбитражного суда при
Торгово-промышленной палате РФ от 2017 года и Правилами арбитража
международных коммерческих споров МКАС от 2017 года Ответчик просит
арбитраж:
1. Признать отсутствие у состава арбитража компетенции на рассмотрение
требований Истца;
2. Отказать Истцу в удовлетворении требования о взыскании 1 237 002,3
доллара США по Договору в полном объеме;
3. Возложить все расходы в связи с настоящим арбитражным
разбирательством на Истца.

11