Вы находитесь на странице: 1из 9

Ортология и основы редактирования

3 курс
Тексты для занятий
1. Осень!
Время болеть? (вопросительный знак распространялся на часть статьи, что было неудачно,
так как воспринимался вне текста).
Ежегодная эпидемия гриппа — дань природе или беспечное отношение к своему здоровью?
(Ежегодная эпидемия гриппа — необходимость отдать дань природе или результат беспечного
отношения к своему здоровью? | Ежегодна эпидемия гриппа — неизбежность или результат
небрежного отношения к своему здоровью?)

Грипп — одно из самых распространенных инфекционных заболеваний человека. В осеннне-


зимний период заболеваемость гриппом в городах может достигать 60%. (Осенью и зимой
гриппом болеет больше половины городских жителей).
Многие считают, что грипп - — это всего лишь несколько дней температуры и дискомфорта.
Между тем, грипп это — самая частая причина грозных бактериальных осложнений: пневмоний,
отитов и гайморитов. К тому же Кроме того, грипп вызывает обострение хронических заболеваний.
грипп Он приводит и к финансовым потерям — пропущенным рабочим дням тратам на лекарства.
Только задумайтесь: пропущенные рабочие дни, траты на лекарства, оплата лечения... Не говоря уже
о том, что Больной человек также может легко заразить семью и коллег коллектив.

Народные средства — чеснок, клюква, закаливание чай с малиной, — безусловно необходимы в


гриппозный период эпидемии, но они не обеспечивают защиту. На данный момент доступны
противовирусные препараты. Есть противовирусные препараты, но вирус хитер и изменчив. Все
чаще и чаще звучат заявления говорится об их неэффективности этих средств.

Согласно рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, вакцинация — самый


надежный и безопасный способ защиты от гриппа. Но нет ли опасности заражения гриппом после
вакцинации? Н не причинит ли вакцина вред?
Старые вакцины действительно обладали побочными эффектами имели побочные эффекты и
плохо переносились. Но время идут идёт, совершенствуются технологии производства вакцин.
Раньше опасения могли бы иметь под собой основания, однако современные вакцины не содержат
живые вирусы гриппа, которые смогли бы вызвать болезнь. Также они проходят несколько этапов
очистки и не вызывают побочных эффектов.

Вакцинация сегодня — признак здорового образа жизни современного человека. все чаще
становится атрибутом здорового образа жизни современного человека. Атрибутом тех, кто который
думает о своем здоровье и здоровье своей семьи. Противогриппозные вакцины последнего
поколения разработаны по современной технологии. Так же, благодаря нескольким этапам очистки,
субъъединичные вакцины не содержат балластных частиц и элементов вируса, которые смогли бы
вызвать побочные эффекты реакции.
Живите полной жизнью, защитите себя и своих близких от гриппа современной субьединичной
вакциной!

2.
Отзыв о повести Л. Петрушевской «Время ночь»

При знакомстве с прозой «жестокого реализма» Людмилы Петрушевской особенно сильное


эмоциональное впечатление на меня произвела повесть «Время ночь», в которой, на мой взгляд,
очень последовательно прослеживается эта традиция современной литературы.
Произведение имеет как бы рамочную композицию и открывается кратким предисловием, из
которого мы узнаем историю появления основного текста повести. Сообщается, что: автору
позвонила женщина с просьбой прочитать рукопись своей матери. Так перед нами появляется
дневник поэтессы Анны Андриановны, раскрывающий безысходную трагедию жизни ее семьи.
В повести «Время ночь» мы обнаруживаем практически фактически все основные темы и
мотивы, звучащие в творчестве Л. Петрушевской: одиночество, сумасшествие, болезнь,
страдание, старость, смерть. При этом используется прием гиперболизации, изображается крайняя
степень человеческих страданий, ужасы жизни предстают в жутко концентрированном виде,
возникает множество натуралистически-отталкивающих деталей. Тем самым Таким образом у нас
создается впечатление полного погружения в неразрешимые бытовые проблемы героев повести.
Именно поэтому повесть «Время ночь», с моей точки зрения, можно считать одним из наиболее
ярких примеров «шоковой прозы», как определяют творчество Л. Петрушевской многие критики.
Каков мир персонажей повести? Это замкнутый круг тяжелых жизненных обстоятельств: тесная
квартира, в которой живут целых три поколения людей, неустроенный быт, социальная
незащищенность, невозможность получения достоверной информации.
Л. Петрушевская показывает бытовые условия и ситуации, на которых замкнуто которыми
ограничено существование героев, и своеобразно рисует и изображает их признаки этих
ситуаций: от пустых тарелок, заштопанного белья, «полбуханки черняшки и супа из минтая» до
абортов, разводов, брошенных детей, сумасшедших старух, которые «сдохли» бы без забот
рассказчицы.
При этом можно заметить, что текст рукописи Анны Андриановны крайне физиологичен, и что
— в нем широко используется просторечие («цапать», «шарить», «тыкать», и т.п.) и даже бранная
лексика (в диалогах поэтессы и ее дочери, реплики Андрея).
Мне показалось, что в мире героев повести отсутствует представление о реальном времени. От-
сюда, как мне думается, возникает Это может мотивировать одно из значений названия этого
произведения, — ночью время не ощущается, а как бы замирает. Не ощущают времени его и
Анна Андриановна, и Алена, и Андрей, которые живут повседневной рутиной.
Образ ночи – это еще и постоянное ощущение всеми персонажами тоски и подавленности,
предчувствие новых проблем и трагедий, которые висят в воздухе над ними, как дамоклов меч.

3. ”«ЗАПИСКИ ОХОТНИКА»
Длительная работа И.С. Тургенева над этой книгой осуществлялась в три этапа. Первый
период относится к — 40-е годы XIX века, когда автор передал в 1847 году в журнал
«Современник» рассказ «Хорь и Калиныч», имевший большой успех, после чего писатель
напечатал в том же журнале большой ряд новых небольших произведений небольшого объема.
В этих расссказах внимание сосредоточенно преимущественно на уродливых проявлениях
крепостного права: изображен жестокий произвол помещиков и социальная (?) драма
порабощенного народа, темного и забитого пребывающего в забитости, темноте и смирении.
Эти произведения этого типа складывались не только под влиянием авторских наблюдений
автора над действительностью, но и под несомненным воздействием текстов Н.В. Гоголя и В.Г.
Белинского. По своей форме они очерки Тургенева были весьма родственны практике
«натуральной школе» и рожденным в её недрах её «физиологическим» очеркам — с их
детальной описательностью, бессюжетностью, интересом к быту, этнографии и отдельным
типам, выхваченным из действительности.
Наиболее характерен для этого периода создания «Записок охотника» является очерк
«Бурмистр»,. Повествование в нём ведётся от лица охотника, живущего по соседству с
помещиком Пеночкиным — на последнем котором и сосредоточено преимущественное
авторское внимание. Усадьба его прочна и благоустроенна, хозяин отличается показной
внешней благожелательностью, корректностью, дает отличные обеды; он умеет вести
«приятную» беседу, обладает «голосом мягким и приятным». Пеночкин «собою весьма
недурен, руки и ногти в большой опрятности содержит». Он беззаботно смеется, здоровье
пышет здоровьем на его румяных щеках и губах. В прошлом гвардейский офицер, он «отлично
и со вкусом одевается», «мастерски» играет в карты ценит музыку, выписывает французские
книги. Он имеет репутацию одного из образованнейших дворян и одного из самых завидных
завиднеийших женихов губернии, ценит музыку, выписывает французские книги, «дамы от
него без ума», он «мастерски» играет в карты. Тургенев не скупиться, как видим, на все эти
похвалы, но в его описании нельзя не почувствовать иронии, а иногда и проскальзывающего
неодобрения неодобрительности: порой начинает казаться, что Тургенев автор даёт эти
лестные признаки характеристики персонажу соседа со слов самого хозяина или его соседей.
Но когда автор рассказчик начинает более пристально вглядываться в Пеночкина, то мягкость
красок при изображении персонажа, ласковость ласкательность и уменьшительность в звучании его
фамилии (Пеночкин), идилличность имени (Аркадий – от названия блаженной страны Аркадии)
исчезают, сразу же стираются, маска сбрасывается, и обнаруживается лицо откровенного крепостника,
ловкого пенкоснимателя со извлекающего выгоду из всего того доброго и ценного, что создают его
подневольные люди, с которыми он жесток: забывчивый камердинер Федор не нагрел подогрел вино,
поданное к завтраку, и этого было достаточно, чтобы Пеночкин отправил его на конюшню, где
несчастного крепостного безжалостно выпороли должны безжалостно выпороть. А Само приказание
Пеночкина об этом на этот счёт облекается в мерзостно лаконичные и безжалостные фразу слова:
«Насчет Федора распорядиться». Тургенев не довольствуется такими красноречивыми сценами, но
часто мимоходом вставляет в реплики персонажа такие эпитеты или сравнения, которые особенно
метко и убийственно характеризуют крепостника…

4. …Только для того, чтобы не стать жертвой произвола и бесчестья, Лариса соглашается на
брак с этим заурядным, тщеславным мещанином-чиновником-мещанином, для которого
которому женитьба на молодой красавице должна создать принести мнимую репутацию
значительного человека и позволить ему затем «баллотироваться в мировые судьи». С одной
стороны, – это он один из бесчисленной бесконечной вереницы униженных, нравственно
искалеченных и оскорбленных в жизни и литературе жизнью и литературой. С другой – это
персонаж, пытающийся ценой сознательных самоунижения самоутвердиться в обществе и
сравняться с сильными мира сего. Но, поскольку сделать достичь этого мелкий чиновник не в
состоянии, дерзостные дерзкие и суетливые потуги ставят его на в положение жалкого шута.
Лишенный способности глубоко и самозабвенно любить, трусливый и мстительный, он также
не может быть любим Ларисой, которая не уважает его и даже внутренне презирает его.
Противоречивость социального положения и характера Карандышева великолепно очень точно
зафиксирована отражена в его имени и фамилии. Он Карандышев (от слова «карандаш», что
восходит к значению значит «коротышка»), и в то же время Юлий (претензия на ассоциация с
именем имя Цезаря). Жалкий и ничтожный, он Карандышев в то же время приетерпевает
эволюцию меняется:, прозревает, осознаёт свою шутовскую роль и видит свой крах, и тогда тем
самым он вызывает сочувствие. Но Тем не менее, приготовившись мстить обидчикам, чтобы
защитить себя и Ларису, он убивает её свою невесту, и поскольку эта женщина она в его глазах,
как выяснилось, всего лишь «вещь», а принадлежит последняя принадлежащая ему, она Лариса
не должна, по его разумению, достаться её покупателям. И Выстрел Карандышева приводит
драму к логическому завершению. окончательно развязывает сложный узел драмы.
Так суждено было прожить в этом мире Ларисе – от попытки матери её продать до
розыгрыша её в орлянку поклонниками;, от бесстрашного и эффектного выстрела Паратова до
страшного и отчаянного убийства смерти от руки Карандышева. Она стала не просто «вещью»,
а игрушкой в руках забавляющихся денежных богатых людей. И Чтобы углубить этот мотив,
А.Н. Островский вводит в систему действующих лиц своей драмы Робинзона. Делая из него
шута, Паратов и Вожеватов поступают с ним так же, как с игрушкой, которая время от времени
забавляет, а потом отбрасывается за ненадобностью. Так, история Робинзона становится
художественной параллелью параллельна пути истории Ларисы. Комедийная сторона его
приключений Робинзона резко оттеняет трагедийный свет её Ларисиной судьбы, при этом
последняя бросает бросающей свою тень на «забавы» Аркадия Счастливцева (таково
подлинное настоящее имя актёра), выявляя всю меру его несчастья. Но трагический парадокс
сплетения этих драматических сюжетных линий состоит в том, что Робинзон тоже оказывается
втянут в заговор против Ларисы и её жениха и оказывается становится одним из косвенных
виновников гибели героини.
Существенное значение приобретает в пьесе и образ Волги. Это река, на берегах которой
выстраивают свои дома пароходные компании; это место, где на ночной прогулке во время
ночной прогулки развертывается разворачивается трагедия Ларисы; это черта граница, за
которой героине видится иной счастливый мир;, это пучина, на обрыве в которой гибнет
подстреляенная «чайка».
5.
Заключение
Таким образом, проанализировав ключевые слова: — Россия, страна, государство,
Путин, президент, власть, Кремль, правительство, народ, — мы можем сделать вывод о том,
что эти слова они являются значимыми в ЯКМ Ю. Латыниной.

Так, в ЯКМ публициста президент и правительство представляются называются


как «диктаторами», «хулиганами», «пацанами». Они показаны некомпетентными и
корыстными, действующими для достижения своих личных целей, игнорируя нужды граждан.
Часто создается образ неадекватных представителей власти. Имя собственное «Путин» может
использоваться Ю. Латыниной как нарицательное, приобретая значение «диктатор».
Определение «путинский» также имеет носит отрицательную коннотацию, в некоторых
контекстах оно становится синонимичным словам «плохой», «диктаторский». Народ в ЯКМ Ю.
Латыниной представляется пассивным, безынициативным, оболваненным, нищим. При этом
государство для журналиста - — это не единый организм, оно представляется разделенным на
правительство, верхи, которые вместо того, чтобы нормально править страной, грабят и
уничтожают ее, и народом, населением, гражданами этой страны, которые страдают от
действий правительства. В проанализированных текстах публициста было также выявлено
также, что в ее ЯКМ элита противопоставляется противопоставлена простым россиянам,
гражданам, что так же свидетельствует о представлении автора о социуме России как
разделенном на противопоставленные классы, сословия.

В то же время, ключевые слова , воплощающие ЯКМ Ю. Латыниной, демонстрируют,


помимо неоднозначного отношения к стране (России) и негативного отношения к государству,
негативное отношение к правительству (Кремлю) и президенту (Путину). Журналист так же
часто отрицательно оценивает и русских граждан, население, россиян.

Как уже упоминалось выше, в бакалаврской работе рассмотрен только один аспект ЯКМ
– ключевые слова. Однако при написании работы учитывалось, что необходимо также и
рассмотрение концептов, характерных для политической публицистики Ю. Латыниной. В связи
с этим этот вопрос остается открытым для его возможного дальнейшего исследования в рамках
магистерской диссертации.

6.

В зависимости от целей и задач общения, содержания и речевой ситуации в функциональном
стиле активизируются определенные языковые единицы в определенном семантическом значении. Так
например, термины могут использоваться в любом стиле, но чаще всего встречаются в научном и
официально-деловом, органически входят лишь в системы этих стилей, являясь их обязательным
закономерным звеном. В системы же разговорного и литературно-художественного стилей они не
входят, их употребление здесь в значительной степени случайно (оно обусловлено темой разговора или
задачами художественного изображения научной или деловой сферы). При таком использовании
термины чаще всего теряют свою точность, они фактически детерминологизируются (сравни,
например, употребление лексемы трагедия в литературоведении: Трагедия Шекспира "Гамлет" и в
разговорной речи: Она пережила тяжелую трагедию). Сложноподчиненные предложения, причастные и
деепричастные обороты характерны для книжных стилей, прежде всего для официально-делового и
научного, являются обязательным элементом системы данных стилей. В разговорной же речи их
употребление не обязательно, случайно. Глаголы страдательного залога являются стилеобразующими
для научного стиля, а действительного для публицистического.
Одна и та же языковая единица может быть использована в разных стилях, однако в конкретном
акте коммуникации проявляются специфические для данного стиля семантические и функционально-
стилистические значения. Например, формы глагола настоящего времени в разговорной речи
обозначают конкретное действие, происходящее в момент речи: Студенты слушают лекцию. В научном
стиле эта временная форма обычно выражает вневременнное, абстрактное значение: Областные
диалекты находятся за пределами литературного языка; Как и сам язык, норма претерпевает
исторические изменения (Русская грамматика), в официально-деловом настоящее предписания (или
долженствования): Родители несут (т.е. обязаны нести) ответственность за воспитани детей;
Государство создает (т.е. должно создавать) необходимые условия для свободного и эффективного
участия молодежи в политическсом, социальном, экономическом и культурном развитии; в
художественной речи настоящее историческое: Другая сторона оврага была уже нашим владением
поднимаешься по крутой тропинке из тенистого прохладного оврага, и вот уже весь освещенный
солнцем, предстает перед тобой большой дом (В. Андреева)
В каждом стиле создается собственная внутристилевая система, материалом для этого служат
все единицы литературного языка, но одни обладают большей степенью продуктивности, другие
меньшей Функциональный стиль как бы производит собственное перераспределение языковых
средств: из общелитературного языка он отбирает прежде всего то, что соответствует его внутренним
потребностям и задачам. Таким образом, единство стиля создается не только и даже не столько
стилистически маркированными единицами, сколько соотношением общих для всех стилей языковых
средств, характером их отбора и сочетания, закономерностями функционирования языковых единиц в
данной сфере общения.
В конкретных текстах могут наблюдаться определенные отклонения от средней нормы, от
типичных особенностей организации языкового материала в том или ином функциональном стиле. Они
обычно обусловлены тем, что к основной задаче общения присоединяется какая-то дополнительная
(или дополнительные), т.е. усложняется экстралингвистическая основа. Например, возникает
необходимость не только информировать о научном открытии, но и рассказать об этом в популярной
форме. В таком случае, в тексте будут употребляться элементы, заимствованные из художественного
повествования и публицистики (образные сравнения, риторические вопросы, вопросно-ответный ход и
др.), разговорные интонации и синтаксические конструкции и т.д. Но все эти элементы должны
подчинятся единой цели благодаря чему достигается общая функциональностилистическая
окрашенност

7. Оставленная жителями, разграбленная французами Москва не могла не сгореть. Ро-


стопчин впоследствии, к известно, то хвастал своим участием в пожаре Москвы, то отрицал
это участие, то опять хвастался и кокетничал своим неистовым патриотизмом, то опять
отрицал, даже в специальной брошюре. Конечно, интересны и объективные причины пожара, о
чем в свое время высказан был целый ряд рассуждений и догадок, и те последствия, которые
пожар имел для умонастроения Наполеона и для развития дальнейших событий. Наполеона
пожар в Москве привел в ужас, он переживал дни самой тяжелой тревоги. Однако энергия не
покидала его, из далекой Москвы он продолжал управлять своей необъятной империей:
подписывал декреты, указы, назначения перемещения, награды, увольнения чиновников и
сановников в Москве, как и всегда он старался во все вникать, занимался и главным и
второстепенным и трет…естепе…ым. Как курьезную и…юстрацию вспомним что тот
подробней статут по которому до настоящего времени (не)изме…о живет и управляет?ся
главный францу…кий государствен…ый театр «Францу…кая к…медия» подписан Напо-
леоном в Москве и так (до)(сих)пор и называет?ся «московским декретом».Но главная грозная
з…бота стояла перед имп…ратором (н…)отступно. Да и кто не был(бы) оз….бочен в такой
ситуац…! Что(же) делать дальше? Пожар Москвы (н…)лишил его всех московских запасов у
него еще остались уцелевшие м…газины но п…полнить запасы вне города (н…)удавалось: с…
лдаты мар…дерствовали и проп…дали (без)вести, дисц…плина явно расшат…валась а
народное противодействие р…сло. Остават?ся зимовать в Москве было конечно во…можно и
(не)которые из маршалов и г…нералов это совет…вали, но Наполеон верным инстинктом чуял
что (н…)так прочна его великая империя и (н…)так надежны его союзн…ки чтобы ему
(на)долго ост…влять Европу и забират?ся в ру…кие снега. Идти за Кутузовым который со
своей арм…ей (н…)под…вал (н…)каких признаков жизни? Но Кутузов может отступать хоть
до Сибири и дальше по (н…)обозримым пр…сторам Ро…ии. Лошади падали уже
(н…)тысячами а чуть(ли) н… десятками тысяч. Коло…альная ко…уникацио…ая линия была
обеспеч…на очень слабо хотя Наполеон и должен был ра…бросать (по)пути (н…)мало отрядов
и этим (от)части подорвал могущ…ство своей великой арми… А главное п…жар Москвы
завершивший долгую серию п….жаров которыми встречали зав…евателя города и села Ро…ии
при его следовани… за Барклаем и Багратионом от Немана до Смоленска и от Смоленска до
Бородина (н…)понятный загадочный выезд чуть(ли)(не)всего населения старой столиц...
картина Б(б)ородинского боя который как пр…знал Наполеон в конце жизни был самым
страшным из виде…ых им все показ…вало что ру…кие готовы прод…лжать борьбу (н…)на
жизнь, а (на)смерть. Ост…вался один выход дать понять Александру что Наполеон согласен на
самый снисходит…льный самый почетный и бе…обидный мир. Заключить мир сохраняя еще
позу победителя выбрат?ся из Ро…ии с арм…ей благ…получно вот все на что он мог теперь
ра…читывать.

8.
Вот уже шесть лет подряд, по четыре месяца в году, я преподаю в американском
колледже на английском, естественно языке. В сентябре мой английский находится на нижней
точке; в октябре и ноябре я говорю по-английски много лучше, чем мои студенты - их
словарный запас примитивен, грамматику они в школе не учили, о литературе у них
представления, как у тапира. В эти месяцы я даже думаю отчасти по-английски и вижу
англоязычные сны. В декабре, когда мне все обрыдло и я считаю дни до окончания семестра,
когда темно, и холодно, и хочется назад, домой, - в моей словесной сфере, как в мыслях, так и в
речи, наблюдаются (мною самой наблюдаются) множественные повреждения: это уже не мозг,
а фарш, салат, плазма, коробка с домашним мелким мусором, где перемешаны пуговицы,
крючки, резинки, прачечные номерки, лоскуты тканей от давно вы брошеных вещей,
непригодившиеся ни разу в жизни, но купленное от жадности в 1975 году мулине. Я хочу
домой, туда. в тот словесный дом, где говорят по-русски, а где это на глобусе - не столь важно.
В дни последних экзаменов, перед западным Рождеством, ("Кристмас", или, как отвратительно
пишут в Америке. Xmas), в моей усталой голове самопроизвольно рождаются неанглийские
слова, - так в вакууме сами по себе возникают частицы. На занятиях я могу вдруг ляпнуть что-
нибудь не только по-русски, но и по-французски, хоть я и говорила на нем последний раз
десять лет назад, а иногда всплывает, как топляк из темных вод, даже немецкое слово: тридцать
пять лет назад меня безуспешно пытались учить немецкому. Это - как икота, как тик: внезапно
и неконтролируемо. Опечатки замученного ума, фрейдовские оговорки, перегрев мотора?
Входит студент, говорит, естественно, "хай" (а не "how do you do", не "how are you", не "good
morning", не "hello", как нас напрасно, попусту учили в детстве). И я слышу, как я машинально
отвечаю ему: "Салям алейкум". Все, пора мне в Кащенко. Укатали Сивку крутые горки.