Вы находитесь на странице: 1из 58

1

Содержание
Введение………… ................................................................................................... 3
Глава 1. Теоретические аспекты паремиологии и теории речевых
актов………….……………………………………………………………………6
1.1. Пословицы и поговорки как объект научного исследования…………...6
1.2. Отличия пословиц от поговорок…………………………………………12
1.3. Речевой акт и его структура……………………………………………...19
Выводы по первой главе………………………...………………………………24
Глава 2. Характеристика и сравнение паремий русского и английского
языков со значением процесса коммуникации ............................................. 25
2.1. Классификация английских и русских пословиц и поговорок,
номинирующих процесс коммуникации………. ............................................... 25
2.1.1. Локутивный акт….. ..................................................................................... 25
2.1.2. Иллокутивный акт….. ................................................................................. 31
2.1.3. Перлокутивный акт….. ................... Ошибка! Закладка не определена.4
2.1.4. Речемыслительный акт…. ............................................................................ 6
2.2. Соотношение английских и русских пословиц и поговорок со значением
процесса коммуникации…….. ................. Ошибка! Закладка не определена.8
Выводы по второй главе ............................................................................. ……..43
Заключение ........................................................................................................... 44
Список использованной литературы .............................................................. 47
Приложение .......................................................................................................... 50

2
Введение
В центре внимания современной лингвистики находятся проблемы,
связанные с отражением национальной культуры и истории в языках. Роль
языка в накоплении культурных достижений очевидна и значительна. При
этом она, как один из основных признаков нации, выражает культуру народа,
говорящего на этом языке, то есть создает национальную культуру.
С помощью языковых средств формируются концепты времени,
пространства, различных объектов и явлений, моделируются способы
организации вселенной. Язык отражает как материальные стороны жизни
народа - географическое положение, климат, быт, так и духовные стороны
носителей языка - мораль, систему ценностей, менталитет, национальный
характер. Такие философы и лингвисты, как В. фон Гумбольдт, И. Кант,
Гегель, Л. Вейсбергер, Э.Сепир, А.А. Потебня, А. Вежбицкая неоднократно
замечали это явление в языке.
Язык отражает действительность и создает картину мира,
специфическую и уникальную для каждого народа, этнической группы,
языкового коллектива, использует ее как средство общения.
При изучении иностранного языка происходит погружение в культуру
народа. Важным историко-лексическим пластом каждого языка является
фольклор, в том числе пословицы и поговорки. Раздел фольклористики,
занимающейся языковым и структурным анализом пословиц и поговорок,
называется паремиология.
Актуальность заключается в необходимости исследования структуры
речевого акта в рамках сравнительной паремиологии русского и английского
языков и выявлении особенностей пословиц и поговорок данных языков с
точки зрения теории речевых актов и лингвопрагматики в целом.
Целью исследования является выявление паремий, номинирующих
различные аспекты речевых актов с последующим объяснением их
значимости в системе русского и английского языков.
Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

3
- проследить развитие основных положений теории речевых актов,
сформулированных в трудах Дж. Остина, Дж. Р. Серля, Г. П. Грайса, в
современной прагмалингвистике;
- научно обосновать применение современной теории речевого акта к
практической и теоретической паремиологии;
- разработать классификацию паремий по следующим признакам: а)
соотнесенность с локутивным актом (фонетический, референциальный
аспекты); б) способы представления иллокутивных сил; в) перлокутивный
эффект; г) речемыслительный акт;
Научная новизна работы заключается в том, что впервые
используется сравнительный анализ паремий, построенный на сопоставлении
отдельных тематических групп, как следствие иллюстрирует специфику
культуры и представлений о морали, систему ценностей, менталитет данных
народов.
Предметом является межкультурные особенности паремий.
Объектом данной работы выступают паремии английского и русского
языков идеографической группы речевой акт.
Материалом исследования послужили 99 паремий, взятых из
специальных лингвокультурологических, справочных, лексикографических
источников, а также современных двуязычных фразеологических, толковых
словарей и художественной литературы.
В качестве гипотезы выдвигается предположение о том, что
выраженные и скрытые процессы речевой деятельности человека, в
частности в виде специфического промежуточного языка между внешней
речью и «языком» мозга (Ю. Н. Караулов), имеют в качестве номинантов
паремии.
Теоретическое значение следует из анализа коммуникативных
особенностей и исторически определенных лексических приоритетов
представителей двух народов мира, дает более глубокие знания о специфике
моделирования языковых единиц.

4
Практическое значение работы состоит в возможности ее
использования при преподавании курсов лексикологии, практики
преподавания английского языка, теории речевых актов.
Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав,
заключения, списка использованной литературы, приложения.

5
Глава 1. Теоретические аспекты паремиологии и теории речевых
актов
1.1. Пословицы и поговорки как объект научного исследования

Пословицы и поговорки всегда играли и продолжают играть


определённую роль в нашей речи. Они не только носят смысловую нагрузку,
но и украшают речь, делая её более яркой и выразительной. В них
содержится глубокий смысл и народная мудрость, произрастающая из
далекого прошлого. Пословицы иллюстрируют культуру, традиции народа,
отличают добро от зла, являются важным способом для воспитания в людях
культуры, духовности, нравственности. Благодаря емкости передаваемого
смысла и краткому изложению, пословицы и поговорки до сих пор
актуальны в современное время.
В течение многих веков создавались, развивались и
совершенствовались пословицы и поговорки. Исследованием происхождения
пословиц и поговорок занимались как русские, так и английские ученые
лингвисты. Значительный вклад в изучение теории происхождения и
классификации пословиц и поговорок был внесен Жуковым В.П., Куниным
А.В., Соколовым Ю.М., Свиридовым Л.Ф., Рыбниковым М.А. Проблемам
изучения английских пословиц посвящены работы английских и
американских лингвистов, среди них Рейдаут Р., Уиттинг К. Мидер У.,
Тейлор А. и других.
Одним из ученых, давших историческое описание пословиц и
поговорок и их взаимоотношений с поэтикой слова, дал А.А. Потебня. Речь,
сокращенная в пословицу, замечает ученый, есть выводом, обобщением
житейского правила. Способность поэтических произведений сжиматься в
пословицу, или выделять из себя пословицу (что не все равно), зависит не от
одного их достоинства. «... Для того, чтобы это выражение действительно
стало пословицей, нужно взять случай или ряд случаев из другой сферы,
нужно чтобы частный образ получил иносказательное значение; тогда он
становится и поэтическим произведением, и пословицей» [Потебня, 1989, с.

6
260]. Поговорку (термин искусственно созданный людьми книжными), по
замечанию A.A. Потебни, относят к пословице, как эмблему к басне.
Поговорка точно так же, как и эмблема, есть поэтической, т.е.
иносказательным образом, не сложного сцепления лиц и действий, а одного
из элементов этого сцепления, стало быть, отдельно взятого лица, качества,
действия. Если это так, то поговорка есть элементом басни или пословицы,
частью происшедшей из пословицы и басни, как остаток, сгущение их,
частью неразвивающейся до неё - «свинья под дубом», «собака на сене»,
«лисий хвост» [Потебня, 1989, с. 237]. В.И. Даль определяет пословицу как
языковое выражение: пословица - коротенькая притча. Это - суждение,
приговор, поучение, высказанное обиняком и пущенное в оборот под
чеканом народности. Пословица - обиняк, с приложением к делу, понятый и
принятый всеми [Даль, 2003, с.14]. К пословицам автор относит также
пословичное изречение, поговорку, приговорку или пустоговорку, присловье,
скороговорку, чистоговорку, загадку, прибаутку, пустобайку [Даль, 2003,
с.16].
Содержание пословиц и поговорок специфично, так как они реагируют
на все явления действительности, отражая жизнь и мировоззрение народа во
всем многообразии, передавая социальные, философские, бытовые,
религиозные, морально-этические и эстетические народные взгляды
[Алефиренко, 1984, с.22].
Другие ученые (В.П. Аникин, Н.И. Кравцов, A.B. Кулагина, Ю.А.
Бельчикова) в оценке пословиц отмечают краткое, ритмически
организованное образное народное изречение, устойчивое в речевом обиходе
и обладающее способностью к многозначному употреблению в речи по
принципу аналогии. Как поэтический жанр пословица трансформирует
жизненный материал в экономной художественной форме и опирается на
такое структурно-образное строение, при котором, конкретно реальная
ситуация служит передачей обобщённой мысли. Основными признаками
выступают: краткость, устойчивость, многозначность, ритмичность (а также

7
народность, утверждение или отрицание). В.П. Аникин пишет: «Нельзя не
принимать во внимание круг бытовых и жизненных ассоциаций,
заключенных в каждом слове из пословиц, нельзя не считаться со
способностью пословицы служить аналогией одновременно к ряду
жизненных явлений» [Аникин, 1957, с.10]. В пословице отмечается духовный
«кодекс» народа, который регламентирует жизнь каждого простого человека.
Пословицы выражают те мысли, к которым народ пришел в процессе своей
общественной практики [Аникин, 1957, с.110]. О чем бы конкретно ни
говорилось в пословицах — это всегда обобщенная форма выражения мысли,
но вместе с тем, это конкретное поэтически-образное обобщение социально-
исторического опыта народа. Пословицы и поговорки краткие по своей
структуре, в них нет лишних слов. Каждое слово в пословице и поговорке
весомое, содержательное, точное.
Пословица и поговорка - краткое, вышедшее в речевой обиход и
имеющее поучительный смысл, ритмически организованное поэтическое
изречение. В пословицах и поговорках народ на протяжении всех веков
обобщал свой культурный, социальный опыт. Пословицы и поговорки - это
широко распространенные выражения, метко определяющие разного рода
жизненные явление: надоел как горькая редька; легок на помине; бить
баклуши.
В одном из вариантов своей узуальной формы пословица и поговорка
реализует в контексте присущие им языковые аспекты своего значения.
Многие пословицы и поговорки, их система вариантов используется
творчески, легко преобразуясь благодаря разнооформленности.
При творческом преобразовании пословиц и поговорок прибегают к
замене компонентов, их употреблению в качестве члена переменного
предложения, контаминации и пр. В результате чего широкое
распространение в языке получили дериваты-фразеологизмы, генетически
связанные с пословицей, но на современном этапе развития языка имеющие
самостоятельное употребление.

8
При окказиональном употреблении пословица приобретает
нетрадиционное созначение. Эффект ее использования будет сильным, но
отличным от эффекта, производимого узуальной формой. Пласт пословиц
является ценным источником для осуществления обучающих и
воспитательных воздействий на школьников. В пословицах заключена
мудрость, накопленная народом в течение многовековой истории развития
его культуры, быта, философии. Они представляют собой своеобразный свод
правил, регламентирующий все стороны жизни человека в обществе.
Словарь пословиц можно рассматривать как учебник жизни. Поэтому
методисты рекомендуют использовать пословицы на занятиях с учащимися
средних классов, когда процесс становления и развития личности ребенка
особенно активен.
Многие ученые (Б.Л. Архангельский, В.П. Жуков, С.И. Ожегов,
А.А. Потебня), отмечают тенденцию в пословицах к сжатию фразы. Утрата
разъясняющих слов или целых частей пословиц делает содержание более
общим, что позволяет использовать пословицы в новых жизненных
ситуациях, т.е. расширяет их многозначность. Таким образом, сжатие фразы
имеет свою художественную целесообразность. Лаконичные фразы более
удобны в бытовании и дают больший эстетический эффект.
Фольклорным формулам свойственна метафоричность - сведение
признака, общего для разных объектов, понятий. Например: «за чужой щекой
зуб не болит», «ласковое солнце слаще меда», «умный товарищ - половина
дороги». В.Н. Телия выявляет в метафоре две сущности - ту, которая
сообщает о реальности (главный субъект метафоры), и ту, которая
используется для иносказания об этой реальности. По трактовке лингвиста
«всякое представление о свойствах объекта в его инобытии базируется на
таком иносказании», объединяя реальное и гипотетическое [Телия, 1996, с.
242].
Синонимичность и антонимичность также свойственна пословичным
суждениям. Антонимы выглядят ярким изобразительным средством: «не верь

9
началу, а верь концу», «нынче густо, завтра пусто». Синонимы как слова,
имеющие близкое лексическое значение могут включать и фольклорное
изречения: «дешевый товар, дешевая цена», «час от часу не легче», «что ел,
что кушал - все равно». Соотношение наглядных образных компонентов
слова с абстрактными, обобщающими в пословичных выражениях. Каждое
слово в пословице живет по закону смысловых ассоциаций: например,
«маленькая собачка до старости щенок». То, что щенок - это забавный
привлекательный детеныш собаки, быстро вызывает ассоциации с животным
небольшого размера, т.е. маленькой игривой собачкой.
Глубокое лингвистическое исследование оценки в речи в форме
суждения дает профессор Н.Д. Арутюнова. Ею рассматриваются типы
языковых значений на материале пословиц и обнаруживается тенденция к
семантической поляризации выражений. Пословичные выражения часто
сопоставляют ситуации, содержат предпочтительность одной ситуации в
сравнении с другой: «Лучше молотом быть, чем наковальней», «Лучше не
иметь никакой собаки, чем иметь плохую». Логическое противопоставление -
дизъюнкция, ставит проблему выбора решения ситуации, что делает
пословицы и поговорки потенциальными блоками повседневного речевого
обмена: «либо пан, либо пропал», «либо в стремя ногой, либо в пень
головой» [Арутюнова, 1998, с. 490].
В пословицах можно выделить аксиологический компонент речи,
поскольку в них содержится прямая или косвенная оценка ситуации,
ценностные понятия: здоровье всего дороже, родимая сторона - мать, чужая –
мачеха.
Исследуя содержательную сторону пословиц и поговорок, С.А.
Шувалова разделяет их на констатирующие («всякому своя слеза солона») и
предписывающие («за чужим добром не гоняйся»). Автор заключает, что
русские пословицы, поговорки неисчерпаемо богаты содержанием, в них с
удивительной силой запечатлелась «картина мира».

10
Количественные отношения в содержании пословиц описывает Л.Б.
Савенкова, которая делит их на две группы: сообщающие о некотором
количестве и те, в которых сообщается об отсутствии этого количества. На
лексическом уровне показана разная степень определенности в соотношении
о количестве («семь бед - один ответ»). В целом, заключает автор, семантика
пословицы отражает взаимосвязи категорий количества и качества. Причем
количество выступает как категория, подчинённая качеству и оценка
количества обусловлена оценкой качества.
Анализ русских народных пословиц позволил выявить в большом
массиве целый пласт, который можно обозначить как коммуникативные
паремии. В них зафиксировано представление народа о специфике общения,
отношение его к самому процессу коммуникации, а также знания о способах,
средствах и характере общения в различных коммуникативных ситуациях.
Именно такие пословицы целесообразно привлекать для анализа на занятиях,
посвященных развитию речи и культуры общения старших дошкольников.
Важнейший навык, который требуется сформировать у детей на этих
занятиях, – это навык вежливого, бесконфликтного общения. Пословицы, в
которых отражены представления народа о вежливости в общении, можно
разделить на этикетные и сверхэтикетные. Они противопоставлены по
принципу «обязательные / необязательные» в использовании русские
народные пословицы учат не только вежливому, но и мудрому, деликатному,
бесконфликтному общению. А чтобы дети понимали нюансы, тонкость всех
явных и скрытых, прямых и косвенных смыслов пословиц, следует
обязательно учить их, прежде всего, понимать эти смыслы. По степени
понимания пословиц можно судить об уровне овладения детьми языком. У
школьников уже имеется значительный багаж словарного запаса и речевой
практики. Однако многоплановость пословиц, наличие в них подтекста,
скрытых смыслов, слов, которые используются в переносных значениях, а
также умение расширить и обобщить ситуацию, описанную в пословице,
соотнести ее со своим жизненным опытом для адекватного понимания

11
паремии осложняют осознание детьми всей полноты смысла народных
пословиц. Вот как, например, дети объясняли смысл предложенных им для
толкования пословиц Лучше плотва в кадке, чем щука в озере: «Плотва в
кадке лучше потому, что она уже соленая»; пословицы «На чужой роток не
накинешь платок» и «Рот – не огород, не затворишь ворот» близки по
смыслу, так как эти пословицы о еде. Эти ошибки, несомненно, связаны с
такими особенностями мышления школьников, как конкретность и
ассоциативность, а также преобладание наглядно-образного мышления над
абстрактным. Конечно, по мере взросления детей характер их мышления
будет меняться, однако, это не означает, что воспитателю не следует
осуществлять работу по формированию умений понимать пословицы во всей
их глубине.

1.2. Отличия пословиц от поговорок

Рассмотрим основные характеристики пословиц и поговорок.


С.И. Ожегов определяет пословицу как краткое народное изречение с
назидательным смыслом: народный афоризм. Поговорка - выражение,
преимущественно образное, не составляющее, в отличие от пословицы
законченного высказывания и не являющееся афоризмом [Ожегов, 1999, с.
461]. О.С. Ахманова называет пословицей образное, законченное изречение,
имеющее назидательный смысл и обычно, специфическое ритмо-
фонетическое оформление [Ахманова, 1966, с.34], а поговоркой - образное,
иносказательное выражение, отличающееся от пословицы своей
синтаксической незаконченностью [Ахманова, 1966, с.328].
Лингвистический энциклопедический словарь определяет пословицей
краткое, устойчивое в речевом обиходе, как правило, ритмически
организованное изречение назидательного характера, в котором
зафиксирован многовековой опыт народа; имеет форму законченного
предложения [Лингвистический энциклопедический словарь, 2002, с.389].

12
Поговоркой называется краткое изречение, нередко назидательного
характера, имеющее, в отличие от пословицы, только буквальный план и в
грамматическом отношении представляющее собой законченное
предложение [Лингвистический энциклопедический словарь, 2002, с.379].
А.Н. Мартынов и В.В. Митрофанов отмечают, что пословицы – это
явления мысли, языка и искусства. Главным в пословице как жанре
фольклора является не ее логическая природа, не та информация, что
заложена в ней, а художественный образ, смысловая двуплановость. Самые
глубокие суждения, которые безупречно выстроены по законам логики,
самые умные мысли, которые ясно и четко сформулированы, не приобретут
крыльев, если они не обладают соответствующей художественной формой,
поскольку не всякая речь есть пословица.
Пословица, замечают С.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, в обобщенном
виде констатирует свойства людей или явлений, дает им оценку или
предписывает образ действий [Верещагин, 1979, с.89]. В поговорках часто
допускается варьирование состава. Поговорки не всегда выражают
законченную мысль. Поговорки представляют собой «мост», своеобразный
переход от фразеологизмов к пословицам: час от часу не легче; мал да удал;
мы сами с усами. Одна пословица - важная мысль или заключение, но тысячи
пословиц, живущих в народе, - многосторонняя и глубоко осмысленная
картина жизни, заключают Н.И. Кравцов, С.Г. Лазутин. Благодаря
конкретному выражению общего, пословица может применяться ко многим
однотипным явлениям. Такой способ обобщения дает основу для
употребления их в переносном значении. Одной из важных целей пословиц
служит стремление привить людям определенные оценки явлений
действительности: «коза с волком тягалась - рога да копыта остались». Для
пословицы характерно проявление художественных средств языка -
сравнения и антитезы: «счастье без ума - дырявая сума», «делу время, а
потехе - час». Ритмичность и употребление рифмы служит выделению

13
основной мысли, подкреплению ритма основными словами: «часом - с
квасом, порой - с водой» [Лазутин, 1990, c. 82].
Г.Л. Пермяков исследовал логические связи в содержании пословиц и
поговорок. Пословица, как изречение, подходит ко всем сходным ситуациям
и может иметь расширительное толкование. Пословицы, как сложные
языковые знаки, всегда имеют дополнительный (переносный) смысл, общий
для всего изречения в целом, и именно это цементирует, по словам
Г.Л. Пермякова, компоненты пословицы в синтетическое единство.
Например: «Собака лает - ветер носит» или «Собака лает, а караван идет». И
ту, и другую пословицу можно употребить в ситуациях, когда некто говорит
попусту. Общий смысл таков: сколько бы не болтал субъект, его старания
напрасны. Такой переносный смысл является общим (знаковым) [Пермяков,
1970, c. 85].
С точки зрения паремиологии (науки о емкости и своеобразии кратких
изречений), Г.Л. Пермяков осуществляет разведение понятий пословиц и
поговорок как языковых клише: (термин «клише» предложен в начале века
французской лингвистикой, означает готовые, воспроизводимые единицы
языка), которые могут быть представлены по грамматической структуре как
два больших класса, где пословицы - постоянное и неизменное построение,
так называемые замкнутые предложения («воду в ступе толочь - вода и
будет»), а поговорки - как переменные члены речи, дополняемые или
изменяемые в высказываниях, так называемые незамкнутые предложения
(«толочь воду в ступе»). Саму пословицу делают не реалии, а логическая
конструкция. Поэтому пословица подбирается по характеру ситуации или
взаимосвязей действительности [Пермяков, 1970, c. 18]. По характеру
ситуаций Г.Л. Пермяков все пословицы представляет инвариантами и
вариантами и делит их на четыре группы:
1 группа - пословицы, в которых моделируются отношения между
вещью и свойством (если — то...).

14
2 группа - моделируются отношения между вещами (есть вода ...
будет и рыба).
3 группа - моделируются отношения между свойствами вещей (от
большой горы и тень велика).
4 группа - противопоставление или исключение свойств (лучше
плохо ехать, чем хорошо идти).
Сведение пословиц по условным группам показывает, что они всегда
имеют дополнительный (переносный) смысл, общий для всего изречения в
целом [Пермяков, 1970, с. 20].
Таким образом, пословицы представляются как знаки ситуаций и
служат языковым кодом, рассчитанным на декодирование определенным
адресатом. Пословицы (поговорки) следует подбирать по характеру
ситуации, то есть по характеру отношений между вещами (объектами) самой
действительности. При употреблении пословицы каждый знающий язык
сразу (и правильно) понимает, что в ней выражается или какая ситуация
обозначается. Из этого, заключает Г.Л. Пермяков, пословицы и поговорки
являются знаками ситуации или определенных отношений между вещами
[Пермяков, 1970, с. 18].
По словам Ю.В. Рождественского, сама пословица содержит в себе
правила и прецеденты деятельности, она выражена в прямой или косвенной
форме, как действительность или как игра, как пробный предмет или как
модель мира, как рецепт поведения или как прогноз развития ситуации и
всегда развивается в том же направлении, что и материальное и духовное
развитие общества.
Поговорка - это общепринятое образное выражение, существующее в
речи для эмоциональных оценок и применяющееся по принципу аналогии к
ряду сходных жизненных явлений. При сходстве с пословицей, при
эмоциональной насыщенности, поговорка отличается от неё своей функцией.
Если пословица подкрепляет речь особым отдельным изречением, новым

15
целым суждением, то поговорка вставляется в какое-либо суждение на
правах его части.
Глубокое лингвистическое обоснование пословицам и поговоркам в
лексико-грамматическом, структурном отношении даётся В.П. Жуковым.
Анализируя особенности пословиц и поговорок, он отмечает, что пословицы
имеют одновременно буквальный и переносный (образный) план или только
переносный план и составляют в грамматическом отношении законченное
предложение («чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало»). Пословица -
это меткое, образное изречение (обычно назидательного характера)
типизирующее самые различные явления жизни в отличие от поговорок -
образных изречений, отличающихся от пословиц незавершённостью
умозаключения, имеющих только буквальный план, а в грамматическом
отношении — незаконченное предложение. Поскольку пословицы
употребляются в переносном плане, они нуждаются в толковании путём
развёрнутого смысла.
Исследователем предлагается чёткая типология пословиц и поговорок.
К первому типу относятся выражения, которые в настоящее время не
употребляются в буквальном, прямом смысле: «взялся за гуж, не говори, что
не дюж». Ко второму типу В.П. Жуков относит пословицы, которые
отличаются двойным планом - буквальным и иносказательным: «аппетит
приходит во время еды». Третий тип составляют такие выражения, которые
употребляются только в буквальном смысле: «век живи, век учись».
Учитывая целостность смыслового содержания пословиц и поговорок,
отмечает ученый, при характеристике выражений следует исходить только из
контекста, речевого употребления, жизненной ситуации.
Характеризуя пословицы и поговорки как сходные жанры, В.Н.
Морохин выделяет существенные различия между ними. В пословице
характерной особенностью является совмещение общего и конкретного,
пословицам свойственны определенные формы обобщения, суждения общего
характера, что даёт возможность произведениям этого жанра употребляться в

16
разных случаях. Поговорки, в отличие от пословиц, используются в речи
применительно к отдельным явлениям и строго определенным поступкам
людей.
Другие ученые (В.П. Фелицына, Ю.Е. Прохоров) рассматривают
пословицы и поговорки как языковые афоризмы, отражающие национальную
культуру комплексно, по частям, с учетом всех своих элементов вместе, т.е. в
качестве цельных знаков. По мысли авторов применение пословиц,
поговорок связано с расширением контекста и подкрепления собственной
мысли, в том числе, употребление просто «к слову».
Пословично-поговорочное выражение можно представить как
выражение с особым лексическим значением. А.И. Молотков, сопоставляя
выражения пословиц и поговорок, замечает, что эти выражения внешне
тождественны, но в первом случае высказывание имеет один смысл, в другом
- другой. Смысловое различие осознается только потому, что они даны в
сочетании с разными словами, или слова утратили своё лексическое
значение, хотя выражение в целом имеет определенный смысл.
Смысловое рассмотрение содержания пословиц и поговорок,
выделение ситуации и её словесного обозначения лежит в основе аналогии
разных по происхождению народных выражений, но близких по смыслу.
Но даже среди славянских источников народной речи проявляются
специфические языковые признаки. Так, Н.Беленькова показывает
выразительные украинские аналоги русским пословицам, поговоркам:
Понимание ситуации не мешает, а способствует выделению образной
стороны инокультурных народных пословиц и поговорок:
«Полная бутылка молчит, наполовину пустая - булькает» (китайская).
«Лягушка для рыбы лучший певец» (персидская).
«Можно привести лошадь к воде, но не заставить её пить» (английская)
[Пермяков, 1970, с. 26].
А.Е. Ефимов обращает внимание на стилистику народной речи, он
выделяет язык пословиц и поговорок как образный язык, располагающий

17
исторически выработанной системой средств словесно-художественной
изобразительности, вобравший в себя лучшие достижения многовековой
национальной культуры слова, он оказывает большое организующее влияние
на развитие средств и норм общенародного языка.
Большинство пословичных суждений представлены разговорным,
иногда просторечным пластом лексики, имеют определенную экспрессивную
окрашенность: «дурак правду по капле принимает, а лесть по ложке», «У
зимы брюхо велико». Пословично-поговорочная лексика включает иногда
слова выходящие из активного употребления - ретив, ступа, гуж, дюж,
шельма. Иногда лексика и смысл изречений становятся архаичными, однако
именно этот факт и показывает динамику языка, его движение в соответствии
с бытованием.
Л. А. Морозова, исследуя пословицы как фольклорный жанр, отмечает,
что они неоднородны по темам и эстетическим особенностям. Как вид
искусства, пословицы пользуются определенным кругом выразительных
средств, что даёт основание рассматривать их как художественные формы.
Спецификой пословичного жанра является экономия словесного материала в
выражении определенных суждений. Автор выделяет типы пословиц:
общеупотребительные «друзья познаются в беде»; общеотрицательные «своя
ноша не тянет»; условные «где тонко, там и рвется»; рассматривая
фольклорную форму и в логическом аспекте. Анализируя пословицы с точки
зрения художественной ценности, Л. А. Морозова показывает
обусловленность формы пословиц от использования художественных
средств: сравнения, олицетворения, антитезы, метафоры и гиперболы. В
пословице, в отличие от других жанров, они одновременно формируют
структуру и являются выразительным средством. Ритм занимает
значительную роль в интонационном строении пословиц. Он создает
движение речи, учитывает паузы и логические ударения. В этом проявляется
выразительность пословиц: «всяк сверчок - знай свой шесток», «Рабочие
руки не знают скуки». По этому признаку Л.А. Морозова выделяет два типа

18
пословиц: прозаические и стихотворные. «Умный товарищ - половина
дороги», «Какие труды, такие плоды». При этом отсутствие рифмы не
умаляет художественно-эстетическое значение пословицы [Морозова, 1972,
с. 57-65].
Различные пословицы несут различную смысловую нагрузку и разное
языковое оформление; именно это и проявляется в переносном смысле
пословиц или в поэтическом образе пословицы. Однако не все пословицы
используют художественные средства, многие образованы словами,
выступающими в своем прямом значении: «Значение лучше богатства»,
«Моря песком не засыплешь». В содержании этих пословиц проявляется
многофункциональность, в ходе бытования они приобретают вторую жизнь,
которая всегда шире, чем использованные в них слова.
Таким образом, в широком спектре взглядов учёных на особенности
формы и содержания пословиц и поговорок, можно выделить сложившееся
чёткое различие пословиц и поговорок как жанров словесного народного
творчества, особенности их смыслового содержания в буквальном и
переносном смысле, специфичность структурно-образного строения.
Пословицы и поговорки представляются лингвистами как знаки ситуаций и
служат языковым кодом, рассчитанным на декодирование определенным
адресатом. Основой понимания служит подбор изречения по характеру
ситуации. Овладение лексическим значением пословиц и поговорок помогает
расширить потенциальные блоки повседневного речевого обмена, понимания
детьми речи взрослых в иносказательной форме.

1.3. Речевой акт и его структура

Рассматривая коммуникативную деятельность как совокупность


речевых действий, можно сказать, что речевое действие представляет собой
частный случай действия внутри процесса коммуникативной деятельности и
поэтому должна подчиняться всем присущим ему закономерностям. Речевое
действие отличается следующими особенностями:

19
1. характеризуется собственной целью или задачей (промежуточной о
деятельности в целом и подчиненной совокупной цели деятельности);
2. определяется структурой деятельности в целом и особенно теми
действиями, которые предшествовали ей внутри акта деятельности;
3. имеет определенную внутреннюю структуру, обусловленную
взаимодействием тех ее характеристик, которые связаны со структурой
деятельностного акта и общим для многих однотипных актов деятельности и
тех конкретных условий или обстоятельств, при которых это действие
осуществляется в определенном случае и в определенный момент [Потебня,
1993, с. 29].
Коммуникативная деятельность - это всегда общение личностей, а
общение - это акты взаимодействия личностей, или коммуникативные акты.
Под речевым актом понимается высказывание, порождаемое и
произносимое с определённой целью и вынуждаемое определённым мотивом
для совершения практического или ментального действия с помощью такого
инструмента, как язык, речь [Остин, 1986, с. 87].
Речевой акт является сложным образованием, состоящим из трёх
одномоментных актов, уровней, фаз.
Джон Остин выделяет три уровня анализа речевого акта:
1. Фаза локуции. Подбор и организация языковых средств
осуществляется в локутивном акте. Локутивный акт- акт говорения самого по
себе. Во время говорения человек не только говорит, но и совершает
действие, имеющее внеязыковую цель: отвечает или спрашивает, критикует,
назначает кого-либо, информирует и т.д.
2. Фаза иллокуции (иллокутивный акт) является наиболее
значительным компонентом коммуникативного акта, осуществляющим
коммуникативный план говорящего для совершения чего-либо с помощью
речи. Понятие «иллокутивный» представляет собой силу, функцию
воздействия на адресата при помощи высказывания, передаваемого
интенциональным значением, то есть подразумевающим намерения, мотивы,

20
цели воздействия говорящего на слушающего через речь.
3. Фаза перлокуции (перлокутивный акт) возникает при совершении
иллокутивного влияния на адресата и получении результата. Понятие
«перлокутивный» используется со словом «эффект». Перлокутивный эффект,
чаще всего, имеет место в любом действии и эмоциональной реакции
адресата [Остин, 1986, с. 36].
Речевой акт, как известно, посылается адресату, находящемуся под
влиянием перлокутивного эффекта и иллокутивной силы, с целью получения
ответа. Исходя из этого, Тен ван Дейк утверждает, что речевой акт – это
всего лишь единица речи, а подлинной единицей общения является
коммуникативный акт. Ван Дейк считает, что коммуникативный акт
происходит из а) акта говорящего, б) акта слушающего, в) процесса общения,
в который входят взаимоотношения говорящего и слушающего, их
характеристики, последующие события и т.п.
Коммуникативный акт является совокупностью речевых актов,
выполняемых индивидами навстречу друг другу. Каждый коммуникативный
акт протекает только при определенных обстоятельствах. Коммуникативный
акт детерминируется различными факторами, которые могут способствовать
или мешать успешному общению.
Структура общения имеет взаимосвязанные стороны:
коммуникативную, интерактивную, перцептивную.
Коммуникативная сторона общения связана с выявлением специфики
обмена информацией между людьми как активными субъектами общения,
т.е. с учётом тех знаний, которыми обмениваются люди. Средствами
коммуникативного процесса являются различные знаковые системы: язык
(или вербальное общение) и жесты, мимика, интонации (или невербальное
общение).
Интерактивная сторона общения: организация субъектами общения
общей стратегии взаимодействия. Различают разные программы
взаимодействия между людьми (от сотрудничества до конкуренции).

21
Перцептивная сторона общения включает в себя процесс взаимного
восприятия и понимания собеседниками друг друга. Перцепция - это, прежде
всего, процесс формирования образа другого человека в сознании
собеседника. Это достигается за счет «прочтения» по внешности партнера
его психологических черт и возможных особенностей его поведения.
Основными механизмами познания другого человека является
идентификация (отождествление) и рефлексия (осознание того, как
воспринимают субъекта общения другие люди).
На этапе ориентирования выделяют фазы:
• ориентирования в макроструктуре общения (в партнере, в социально-
психологической ситуации, в возможности выбрать адекватные средства
общения);
• формулировка коммуникативной задачи (К-задачи) с учетом каждого
из основных параметров общения и выработки на этой основе общения - то
есть формирование так называемого «совокупного» субъекта общения.
На этапе реализации:
• реализация плана совместных действий; осуществления К-задачи,
общей стратегии общения; постепенное развертывание коммуникативных
циклов.
На этапе контроля:
• оценивается результативность и эффективность всего
коммуникативного процесса, контроль выступает в форме обратной связи на
К-задачу, которая была сформулирована на первом этапе коммуникативного
процесса.
Общение не является процессом «наложения» друг на друга двух и
более коммуникативных стратегий участников взаимодействия.
Общение, это, прежде всего, взаимодействие субъектов, вступающих в
него как равноправные партнеры для достижения результата, который
устраивает обе переговорные стороны.
Паремии, будучи готовыми структурами для употребления в языке, не

22
представляют собой информационно нагруженные новые элементы системы
знаний. Они не используются, чтобы сообщить новые факты или события.
Они функционируют в речи для коммуникации и познания их носителя.
Изучение паремий в языке и речи является таким же актуальным как
методологически правильное описание их функционирования в речевом акте.
Способность паремиологичного единиц реализовываться выходит из их
прагматической природы. Иллокутивние силы, как один из самых
выразительных ее проявлений, вкладываются говорящим в пословицы с
целью осуществить определенную модификацию поведения, знания,
эмоционального состояния адресата речи [Лингвистический
энциклопедический словарь, 2002, с. 69]. Эффективным исследовательским
средством для коммуникативно-прагматического описания пословиц и
поговорок представляет собой акторечевой анализ, который позволяет
изучить их поведение в речевых актах различных типов и дискурсов. На
основе этого А.В. Корень рассматривает паремии в следующих речевых
актах: констатация факта; суждения; комментарий; предсказания; оценка;
предубеждения; пожелания; утешение; жалоба; упрек [Мокиенко, 2000, с. 8].
Поскольку паремиологичного формирования имеют прагматический
характер, они реализуются через намерение говорящего, виды речевого акта,
реакции реципиента на услышанное.

23
ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1
До сих пор остается открытым вопрос об объеме паремиологии, о
возможности включения в нее не только пословиц и поговорок, но и басен,
притч, цитат, имен собственных, ставших нарицательными, песен. В рамках
данного исследования в состав паремических единиц мы включаем
пословицы, поговорки и пословично-поговорочные суждения.
Будучи объектом внимания ученых разных дисциплин, пословицы и
поговорки не имеют однозначного понимания, универсального определения,
единой четкой классификации признаков, и каждая изучающая их
дисциплина (языкознание, литературоведение) принимает свое рабочее
определение, исходя из общепринятых положений о том, что это краткие,
меткие народные выражения нередко назидательного характера, имеющие
буквальный и переносный или только буквальный смысл.
Языковедам изучение устойчивых сочетаний представляется
перспективным в русле теории речевых актов и лингвистической
прагматики.
Интерес к явлениям прагматики возник в 60-70-е гг. XX в. Речевая
деятельность стала рассматриваться как одна из форм жизни. Одним из
известных и перспективных направлений прагматики является теория
речевых актов (ТРА), или «теория речевой коммуникации», связанная с
именами таких ученых, как Дж. Остин, Дж. Сёрль, П. Ф. Стросон, П. Грайс и
др. Подход к речевому акту как к способу достижения человеком
определенной цели и исследование под этим углом зрения используемых им
языковых средств - главная особенность ТРА.
Таким образом, в данной работе под паремиями понимаются краткие
устойчивые в языке и воспроизводимые в готовом виде единицы с
постоянным составом и значением, которые могут быть подвержены
контекстуальным (дискурсным) трансформациям, имеющие буквальный и /
или переносный план, с синтаксической структурой предложения, часто
представляющие назидание потомкам.

24
Глава 2. Характеристика и сравнение паремий русского и
английского языков со значением процесса коммуникации
2.1 Классификация английских и русских пословиц и поговорок,
номинирующих процесс коммуникации

В современной паремиологии одной из важнейших проблем является


вопрос о научной классификации пословиц и поговорок, без решения
которого ее дальнейшее развитие вызывает существенные трудности. В
настоящее время существует несколько типов классификации пословичных
изречений: алфавитная классификация, классификация по опорным словам,
монографическая и тематическая классификации.
Поскольку мы рассматриваем пословицы и поговорки в рамках теории
речевых актов, то нами была разработана классификация, в основу которой
мы взяли трехчастную структуру речевого акта, с добавлением
речемыслительного аспекта: локутивный, иллокутивный, перлокутивный,
речемыслительный (см. Приложение). В предлагаемой нами классификации
мы также используем тематический принцип, как наиболее отвечающий
целям и задачам нашего исследования.
В ходе исследования нами было отобрано методом сплошной выборки
99 паремий с описанием процесса коммуникации из различных источников
на русском и английском языках, которые были разбиты на 4
коммуникативных акта.

2.1.1. Локутивный акт

Локутивный акт представляет собой сложную структуру, так как


включает в себя произнесение звуков, употребление слов, связывание их по
правилам грамматики, обозначение с их помощью тех или иных объектов, и
приписывание этим объектам тех или иных свойств и отношений
[www.krugosvet.ru/articles/ 87/1008757/1008757a3.html]. Иными словами,

25
локутивный акт представляет собой произнесение членораздельных звуков
согласно правилам, установленным в том или ином языке.
Локутивный аспект речевого акта был предметом довольно
длительного изучения в лингвистике. Разные уровни языка придают
высказыванию определенные характеристики, не учитывая
коммуникативную ситуацию, в которой высказывание было употреблено.
Так, например, фонетика описывает звуковую сторону высказывания
(интонацию, тембр, высоту тона, четкость артикуляции, громкость, скорость
произнесения, особенности произношения определенных звуков,
эмоциональность и др.), лексикология сосредоточена на словарном составе
высказывания, синтаксис «отвечает» за правила соединения слов в
предложении, семантика же интерпретирует это высказывание, сводя ее к
объективному, лишенному истинностной оценки, содержанию выражаемого
им суждения [Серль, 1986, с. 155].
В основу использованной в настоящем исследовании классификации
мы положили классификацию М.К. Артына, предложенной в
диссертационном исследовании по теме «Идеографическая группа "Речевой
акт" как референт фразеологической номинации» (2010), как наиболее
отвечающей целям и задачам нашего исследования. Структура выбранной
нами классификации локутивного акта выглядит следующим образом:
1. Фонетический аспект (по степени громкости и скорости, по
четкости артикуляции, по эмоциональной окраске голоса и т.д.).
2. Грамматический аспект (по степени нарушения логики
построения высказывания, по несоблюдению прагматических правил
общения).
3. Референциальный аспект (по степени оптимальности /
превышения информационного порога восприятия, наличия/ отсутствия
вежливости) [Артына, 2010, с. 52- 91].
Список отобранных паремий позволил нам распределить их на
несколько групп в каждом из названных аспектов. Рассмотрим их детально.

26
В разделе «Фонетический аспект» мы объединяем паремии, в
семантике которых мы обнаружили характеристику тех или иных
фонетических (произносительных) признаков:
1) Степень громкости. Данный признак объединяет английские и
русские паремии, в значении которых эксплицитно или имплицитно
присутствует характеристика громкости произнесенного высказывания.
An empty barrel makes the greatest sound (букв.: Пустая бочка издает
самый сильный звук). Данной англоязычной пословице в русском языке
соответствуют следующие: Пустая бочка пуще гремит; В пустой бочке
звону много; Глупая собака громче лает; Дурак кричит, умный молчит; И
дурак бывает умный, когда молчит.[Дубровин, 1993, с. 77]
Приведенные пословицы характеризуют пустого, глупого человека,
который обычно бывает хвастливым и излишне самоуверенным, не имея на
то никаких оснований. Обладая совсем небольшим запасом знаний, он
сообщает об этом на каждом углу, при этом ценности в его знаниях
практически нет (они воспринимаются окружающими как нечто несерьезное,
вздорное, не требующее их внимания), поэтому в пословице они передаются
с помощью эпитета – пустой, имеющего значение ‘бессмысленный,
несерьезный’. В русском языке существуют близкие по значению единицы –
пустозвон, пустослов, пустомеля. Пример из произведения Л.А. Линькова
«Отважные сердца» также подтверждает выявленную семантику паремии: То
же, что пустой колос голову кверху носит.— В пустой бочке всегда много
звона! — мельком сказал Куприянов [http://www.poskart.ru/v-tihom-
omute.html]. Примечательно, что в приведенном контексте герой, выражая
подобную характеристику человека, использует в речи две пословицы с
синонимичным значением: как пустой колос всегда поднят из-за отсутствия
зерен, под тяжестью которых он мог бы прогнуться, так и глупый человек
задирает голову, не отягощенный при этом интеллектом.
2) Степень скорости. Данный признак объединяет паремии, в
значении которых обнаруживаются такие характеристики высказывания, как

27
быстрая (отрывистость, четкое произнесение каждого звука) или медленная
(растягивание слов, вялый безразличный тон) речь.
Русскоязычным пословицам Не спеши языком, торопись делом и
Вертит языком, как корова хвостом (вариант: Вертит языком, что
веретеном) соответствует близкий, но не тождественный по значению
английский вариант Good words without deeds are rushes and reeds (букв.:
Слова без дел – это тростниковые заросли). Несмотря на то, что все
названные паремии репрезентируют представление народа о необходимости
меньше говорить и больше делать, каждый вариант имеет дополнительную
семантику. Так, в русском языке упор сделан не только на качестве речи, но и
на скорости произнесения слов, в то время как в английском варианте – на
качестве (бессмысленности) слов без дела. Приведем пример из
произведения П.И. Мельникова-Печерского «В лесах»: Вертит языком, что
веретеном, вяжет, путает, мотает, плутает ― понять невозможно
[http://www.poskart.ru/v-tihom-omute.html]. В приведенном контексте паремия
характеризует бессмысленность быстрой речи, невозможность ее правильно
понять и интерпретировать.
Раздел «Грамматический аспект» предполагает в нашем исследовании
объединение паремий, в семантике которых мы обнаруживаем
характеристику нарушений логики построения высказывания и
несоблюдения прагматических правил общения. Мы выделили единственный
признак – наличие / отсутствие прагматического фокуса, так как по
остальным параметрам исходной классификации материал не был найден:
Ради красного словца не пожалеет ни матери ни отца. Пословица
характеризует человека-острослова, цель которого метко, остро выразиться
на какую-либо тему, продемонстрировать свое остроумие и незаурядность:
Как он не терпел в женином брате вот это балагурство, трепливость,
который ради красного словца мать не пожалеет [http://www.poskart.ru/v-
tihom-omute.html]. Приведенный пример из художественного произведения
подтверждает описанную семантику паремии, однако в более негативном

28
ключе. «Ради красного словца» в тексте интерпретируется, как излишняя
разговорчивость, бессмысленная болтовня. В английском языке мы не
обнаружили эквивалентов данной паремии.
В разделе «Референциальный аспект» предполагается объединение
паремий по степени оптимальности / превышения информационного порога
восприятия, а также по наличию/ отсутствию вежливости.
1) Оптимальность/превышение информационного порога
восприятия.
Данный признак объединяет английские и русские паремии,
обозначающие краткость речи человека или, наоборот, многословие. И в
русской, и в английской культуре к многословию негативное отношение,
поскольку за ним, как правило, скрывается пустота, бессмысленность
содержания высказывания. Человек многословен тогда, когда ему нечего
сказать по делу. Именно поэтому и в русском, и в английском
паремиологическом фонде мы обнаруживаем пословицу Brevity is the soul of
wit (букв.: Краткость – душа ума), которой соответствуют такие
русскоязычные варианты, как Краткость сестра таланта; Аркан ценится
длиной, а слово – краткостью; Коротко и ясно, оттого и прекрасно; В
долгих речах и короткого толку нет; Не то мудрено, что переговорено, а
то, что недоговорено. Очевидно, что краткость высказывания способствует
его лучшему усвоению, именно поэтому она оценивается высоко: краткость –
это талантливо, прекрасно, мудро, что подтверждается и примером из
художественного произведения «Рахиль» А. Геласимова: И смотришь, как
та, которую ты любил всю свою жизнь, усаживается на чемоданы и
говорит, что надо присесть и что прощание будет коротким, потому что
краткость ― сестра таланта, но ты не согласен, поскольку Чехов был
очень скромным, и он имел в виду, что краткость всего лишь сестра
таланта, а не сам талант, и значит, прощание должно быть долгим
[http://www.poskart.ru/v-tihom-omute.html]. Иллюстрацией названного
признака также становятся такие пословицы: Лишнее говорить – только делу

29
вредить; Не стыдно помолчать, коли нечего сказать; Умей сказать, умей и
смолчать. Им соответствуют английские пословицы с тем же значением The
more one talks, the more harm will be done; the less one talks, the less harm will
be done (букв.: Чем больше говоришь, тем больше вреда, чем меньше
говоришь, тем меньше вреда) и A word to the wise is enough (букв.: Умному и
слова довольно).
Как видим, чрезмерная разговорчивость осуждается и в русской, и в
английской культуре, порой молчание оценивается даже выше слова (ср.:
Слово – серебро, молчание – золото).
2) Наличие/отсутствие вежливости. Данный признак
объединяет паремии, в значении которых присутствует семантика грубости /
вежливости, высокомерия / почтения и т.п. Безусловно, грубость,
высокомерие оценивается в русской и английской культуре негативно. При
этом подчеркивается разрушительная сила грубости: От одного слова да
навек ссора и Unkindness destroys love (букв.: Недоброжелательность
разрушает любовь). Приведем еще красноречивый пример: Ветер рушит
горы, а слово – дружбу, который показывает, что даже одно неосторожно
произнесенное слово способно мгновенно разрушить то, что существовало
долго. Вежливость в общении, бесспорно, оценивается позитивно,
подчеркивается положительный эффект от вежливого и теплого общения.
Так, и в русском паремиологическом фонде мы обнаружили пословицу
Доброе слово и кошке приятно, имеющую эквивалент в английском языке A
word warmly said gives comfort even to a cat (букв.: Слово, сказанное с
теплотой, доставляет удовольствие даже кошке). Использование данной
паремии в речи героя произведения «Доллары царя Гороха» Д. Донцовой
подтверждает наш вывод о положительном эффекте теплого общения:
Доброе слово и кошке приятно, а уж если похвалить изобретение
сумасшедшего Самоделкина, то хорошее настроение обеспечено последнему
на неделю [http://www.poskart.ru/v-tihom-omute.html].

30
2.1.2. Иллокутивный акт

Иллокутивный акт – это «прагматический компонент высказывания,


направленный на выражение коммуникативной цели (одновременное с
говорением осуществление какого-либо действия)» [Боева- Омелечко, 2004,
с. 28]. Иллокутивный акт может представлять собой, например, просьбу,
обещание, утверждение. Коммуникативное намерение говорящего
сопряжено, как правило, с классом иллокутивных актов. Так, побуждение
может быть выражено как просьба, предложение, требование, приказ. Это
обстоятельство описывается с помощью понятия иллокутивной силы,
которая обозначает не только намерение говорящего, но и целый ряд
факторов, связанных с иллокутивным актом. В частности, иллокутивная сила
включает интенсивность выражения намерения, способ достижения
коммуникативной цели, характер отношений между говорящим и
слушающим [Касавин, 2009, http://www.endic.ru/enc_epist/Rechevo-akt-
627.html]. Коммуникативное намерение говорящего может быть выражено
как эксплицитно (с помощью специальных языковых средств), так и
имплицитно (не иметь специальных языковых средств для своей
репрезентации и вычитываться из содержания высказывания, общей
ситуации речи, общих фоновых знаний участников коммуникации).
Отобранные нами паремии репрезентируют коммуникативное
намерение как эксплицитно, так и имплицитно. Выражая то или иное
коммуникативное намерение, все найденные паремии входят в состав двух
групп (в исходной классификации М.К. Артына также было выделено две
группы):
1) Говорить прямо и искренне
Отметим, что к первой группе относятся паремии с семантикой
«говорить прямо», «говорить умышленно, намеренно», «говорить искренне».
Так, например, русской пословице Хлеб-соль ешь, а правду-матку режь
соответствует близкая по значению англоязычная пословица Say [speak / tell]

31
the truth and shame the devil (букв.: Скажи правду, позор дьявола). И русская,
и английская пословицы призывают говорить правду в любых
обстоятельствах, пусть даже она не всегда приятна собеседнику. Приведем
пример из произведения В.П. Катаева «Алмазный мой венец»: Терять мне в
ту незабвенную пору было нечего, и я, кашляя от скрытого смущения и
отплевываясь, не стесняясь стал резать правду-матку: дескать, вы
издаёте халтуру всяких псевдопролетарских примазавшихся бездарностей,
недобитых символистов, в то время как у вас под носом голодает и гибнет
величайший поэт современности, гениальный будетлянин, председатель
земного шара, истинный революционер-реформатор русского языка и так
далее [http://www.poskart.ru/v-tihom-omute.html]. В приведенном текстовом
примере паремия имеет усеченный вид, но, тем не менее, ее контекстуальное
значение совпадает с названным нами выше. Очевидно, что та правда,
которую герой произведения стал «резать», неприятна собеседнику,
поскольку она предстает обвинительной, обличительной, порочащей.
Следующей парой паремий, иллюстрирующих первую семантическую
группу, становятся русская пословица Не тот друг, что медом мажет, а
тот, что правду скажет и ее английский аналог A friend's frown is better
than a foe's smile (букв.: Лучше хмурое лицо друга, чем улыбка врага). Обе
паремии осуждают лесть, притворство, фальшь и также призывают говорить
только правду, даже если она неприятна лучшему другу.
Посредством пословиц An honest tale speeds best, being plainly told
(букв.: Самое лучшее – прямо и просто сказанное слово) и Недолго думано,
да хорошо сказано (Недолго думал, да ладно молвил) народ положительно
оценивает человека, который «за словом в карман не полезет», а дает ответ
на что-нибудь быстро, прямо, коротко, без заминки. Приведем пример
употребления пословицы в литературном произведении – «Сказке об Иване
молодом сержанте» В.И. Даля: Божиться у нас не велят, да и лгать
заказывают, - отвечал служивый, - что сказано, то и свято; на солдатском
слове хоть твердыни клади. – Не долго думано, да хорошо сказано, - молвил

32
Котыш. В реплике Котыша обнаруживается положительная оценка слов
солдата, чья речь, в принципе, характеризуется краткостью, лаконичностью,
прямотой.
Приведем в качестве иллюстрации еще несколько безэквивалентных
пословиц: Бойся вышнего, не говори лишнего; Знай все, что говоришь, но не
говори всего, что знаешь; Говорит прямо, а делает криво. Две первые
пословицы – это и напоминание о том, что говорить нужно только об
известных фактах, и предупреждение об излишней болтливости. В значении
третьей пословицы содержится оценка-осуждение человека, который не
подтверждает делом сказанные слова.
2) Говорить уклончиво и неискренне
Ко второй группе относятся паремии с семантикой «увиливать от
ответа», «шутить», «обманывать», «говорить неискренне». Приведем
примеры из паремиологического фонда двух языков.
Пословица Не всякую правду сказывай и ее английский эквивалент All
truth is not to be told at all times (букв.: Не всегда нужно говорить всю правду)
призывают не быть любопытным, не обсуждать чужую жизнь. Не всегда то,
что сказано прямо (пусть даже правдиво), должно быть услышано многими.
Приведем пример из «Жизни Клима Самгина»: Ты тоже не всякую правду
скажешь, у всех она ― для себя красненька, для других темненька [!!!]. Как
видим из приведенного текстового примера, пословица употреблена в речи
героя с целью показать, что правду все оценивают субъективно: для одних
сказанная правда – это благо, для других – вред.
В пословицах В шутку сказано, да всерьез задумано и Many a true word
is spoken in jest (букв.: Часто правда говорится в шуточной форме) мы
обнаруживаем значение: несмотря на несерьезный характер жанра шутки,
она вполне может сообщать о серьезных вещах (Ср.: В каждой шутке есть
доля правды).
В паре пословиц You cannot take in an old sparrow with chaff (букв.: Ты
не сможешь поймать старого воробья на мякину) и Старого воробья на

33
мякине не проведёшь значение прозрачно: нелегко (бессмысленно) пытаться
обмануть, провести опытного или умного человека. В романе
М.А. Шолохова «Поднятая целина» мы находим пример употребления
данной пословицы: Так вот я и говорю: Макарушка меня вроде за глупого
считает, а даже он ошибается! Молодой он супротив меня, мелко плавает,
и все ягоды у него наруже, а меня, старого воробья, на пустой микине не
проведешь, нет, не проведешь! [http://www.poskart.ru/v-tihom-omute.html]. В
приведенном примере герой, в уста которого автор вложил пословицу,
демонстрирует с ее помощью свой опыт, мудрость, имеющиеся знания,
наличие которых не позволяет ему быть обманутым, одураченным и. т.п.

2.1.3. Перлокутивный акт

Перлокутивный акт имеет целенаправленный эффект и оказывает


влияние на другого человека, при котором намерение говорящего достигает
своей цели, произведя определенный эффект на слушающего [Булыгина,
1981, с. 336]. Перлокутивный эффект может состоять в вербальном,
физическом или ментальном воздействии на слушающего. При этом не
любой результат речевого акта следует считать перлокутивным эффектом.
Он не имеет места, если не произошло распознавание локутивной и
иллокутивной составляющих. Например, нельзя считать перлокутивным
эффектом испуг от звуков голоса в качестве реакции на заданный вопрос.
Иными словами, перлокутивный акт – это речевой акт, рассматриваемый в
аспекте его реальных последствий.
Паремии, в значении которых имеется наличие или отсутствие
перлокутивного эффекта делятся на две семантические группы.
1) Отсутствие перлокутивного воздействия на собеседника
Оно представляет из себя однонаправленное действие от говорящего к
слушающему [Артына, 2010, с. 142]. Пословицы, входящие в эту группу,
имеют значение «говорить впустую», «слушать невнимательно» и т.п.:

34
Слышать краем уха и To hear something accidentally (букв.: Услышать кое-
что случайно); Слышал звон, да не знает, где он и One heard bells, but he
didn't know where the sound was coming from (букв.: Услышал звон, но не знал,
откуда звук); На одно ухо оглох, а вторым ничего не слышит; В одно ухо
влетело, в другое вылетело. Приведенные в качестве иллюстрации
отсутствия перлокутивного эффекта пословицы английского и русского
языков имеют значение «неполное усвоения информации», «незнание
главного», «намеренное игнорирование информации» и т.п. Литературные
примеры подтверждают сказанное: В самом деле, что знают московские
девушки о крупных сибирских стройках? В лучшем случае, слышали краем
уха. Таня остановилась и почему-то уставилась в небо. Слышал где-то…
слышал звон, да не знаешь, где он [http://www.poskart.ru/v-tihom-omute.html].
В текстовых примерах анализируемые пословицы имеют значение
«отсутствие полной информации», «незнание сути».
2) Наличие перлокутивного воздействия на собеседника
Оно выражается, во-первых, через однонаправленный процесс речи, от
слушающего к говорящему [Артына, 2010, с. 142]. Пословицы, входящие в
эту группу, имеют значение «слушать с напряженным вниманием», «жадно
слушать»; «впитывать в себя чьи-либо слова, ловить чьи-либо слова»: Умную
речь приятно и слушать; Кого уважают, того и слушают. Во-вторых, оно
может выражаться через двусторонний, или интерактивный процесс
[Артына, 2010, с. 142]. Пословицы в этом случае имеют значение «говорить
на одном языке», «понимать друг друга»: One wit is good, but two are better
(букв.: Ум хорошо, а два лучше) и Одна голова хорошо, а две лучше. Смысл
данных пословиц в том, что два человека смогут лучше и быстрее решить
какую-то проблему. Иногда один не видит выхода, а другой человек легко
придумает и подскажет ему решение. Пример из произведения А.К. Толстого
«Князь Серебряный» подтверждает сказанное: Ну, батюшка Ванюха, я и сам
не знаю, что делать. Авось ты чего не пригадаешь ли? Ведь один-то ум
хорош, а два лучше! Вот и мельник ни к кому другому, а к тебе послал:

35
ступай, говорит, к атаману, он поможет. Как видим, герой признается в
своем бессилии, причину которого он видит в том, что подходит к решению
проблемы в одиночку. Однако герой видит решение проблемы в совместном
обдумывании.

2.1.4. Речемыслительный акт

Речемыслительный акт – «совокупность психических и речевых


действий, обеспечивающих порождение высказывания, складывающееся из
его программирования и произнесения» [Новый словарь методических
терминов и понятий, 2009, с. 233]. В последние годы наметилась перспектива
к переходу от изучения внешних форм речевой деятельности к «внутреннему
миру субъектов, владеющих языком, порождающих и понимающих его
дискурсы, мотивы, цели и смыслы речевых действий субъекта» [Рыжова,
2005, с. 8].Такая точка зрения близка идее о структурной организации
языковой личности, предложенной Ю.Н. Карауловым. Он выделяет в ней три
уровня: вербально-семантический, характеризующийся языковым сознанием,
и два сложных, часто не осознаваемых говорящим, – когнитивный и
прагматический уровни, включающие интеллектуальную и мотивационную
сферы [Караулов, 1987, с. 53]. Исходя из этого, ученый выдвигает гипотезу о
существовании специфического связующего звена между этими тремя
уровнями в виде промежуточного языка, языка мысли, стоящего между
звуковой, внешней речью и специфическим языком мозга в процессах
речемыслительной деятельности [Караулов, 1987, с. 181]. В качестве примера
выступают паремии, передающие речевой акт молчания, в которых имеется
доминантное отражение мыслительного аспекта.
В диссертационном исследовании М.К. Артына речевой акт молчания
выполняет пять различных функций: когнитивную (нулевой локутивный
акт), иллокутивную, медитативную (молчание-припоминание, молчание-
размышление) и перлокутивную. Каждый названный пункт имеет более

36
дробное членение на подгруппы.
1) Когнитивная функция: а) состояние физического покоя; б) хранение
информации в памяти.
2) Иллокутивная функции: а) уклонение от ответа; б) намеренное
хранение в памяти.
3) Медитативная функция: а) молчание-припоминание (тщетная
попытка вспомнить известное); б) страстное, но невыполнимое желание
сказать что-либо в силу тех или иных обстоятельств; в) кратковременные
провалы в памяти.
4) Медитативная функция: а) молчание-размышление (хезитационные
паузы); б) молчание-размышление (предречевой акт).
5) Перлокутивная функция: а) следствие эмоционально-
психологического стресса; б) эмоциональное реагирование на выдачу
нежелательной информации [Артына, 2010, с. 207-211].
В нашем исследовании были обнаружены паремиологические единицы,
репрезентирующие когнитивную функцию речевого акта молчания в ее
подгруппе «состояние физического покоя», т.е. нулевой локутивный акт.
Приведем примеры: Ешь суп (пирог) с грибами и держи язык за
зубами; Доброе молчание лучше худого ворчания. Красноречивым примером
стала англоязычная пословица Devils are found in a still pond (букв.: Чертей
находят в тихом пруду) и ее русский аналог В тихом омуте черти водятся,
которые имеют следующее значение: тихий, молчаливый человек может
знать больше, чем остальные, быть хитрее, чувствительнее. Приведем
пример из произведения Ю.Н. Либединского «Горы и люди»: – Девицу эту я
видел в библиотеке, у приказчиков, — говорил Анисимов Джафару. — Такая
тихоня — вот уж подлинно в тихом омуте черти водятся
[http://www.poskart.ru/v-tihom-omute.html]. В данном контексте очевидна
негативная оценка молчаливости девушки: с виду она тихая, но при этом она
способна на поступки неблаговидного характера, которых от нее нельзя было
и ожидать.

37
2.2. Соотношение английских и русских пословиц и поговорок со
значением процесса коммуникации

Соотношение английских и русских паремий, номинирующих процесс


коммуникации, мы проанализировали в количественном аспекте, взяв для
сравнения исходную классификацию фразеологизмов по речевым актам.
Полученные данные представим в виде таблицы.
Группы / подгруппы Англоязычные Русскоязычные
паремии Паремии
ЛОКУТИВНЫЙ АКТ (общее количество паремий – 36)

Фонетический аспект:
1) Степень громкости 2 5

2) Чёткость артикуляции 0 2

3) Степень скорости 1 2

Грамматический аспект:
Наличие / отсутствие прагматического 0 1
фокуса
Референциальный аспект:
1) Оптимальность/ превышение
информационного порога восприятия 3 9

2) Наличие / отсутствие вежливости 5 6

ИЛЛОКУТИВНЫЙ АКТ (общее количество паремий -37)

1) Говорить прямо и искренне 14 17

2) Говорить уклончиво и неискренне 3 3

38
ПЕРЛОКУТИВНЫЙ АКТ (общее количество паремий – 22)

1) Отсутствие перлокутивного 6 8
воздействия на собеседника
2) Наличие перлокутивного 3 5
воздействия на собеседника

РЕЧЕМЫСЛИТЕЛЬНЫЙ АКТ (4)

Молчание с отражением мыслительного 1 3


аспекта (когнитивная функция (нулевой
локутивный акт))

Набольшее количество паремий иллюстрируют иллокутивный и


локутивный акты, наименьшее – речемыслительный. При этом в локутивном
акте количественно насыщенными предстают подгруппы «степень
громкости» (в фонетическом аспекте), «степень оптимальности / превышения
информационного порога восприятия» (в референциальном аспекте); в
иллокутивном акте – подгруппа «говорить прямо и искренне»; в
перлокутивном акте – подгруппа «отсутствие перлокутивного воздействия на
собеседника».
Сравним полученные данные с результатами исследования М.К.
Артына, проводившегося на материале фразеологизмов французского языка.
Итак, идеографическая классификация фразеологизмов французского
языка со значением речевого акта соотнесена у исследователя с тремя
аспектами локутивного акта («Фонетический аспект», «Грамматический
аспект» и «Референциальный аспект»). В нашей работе мы так же выделили
и проиллюстрировали три аспекта. Однако подчеркнем, что содержательное
и количественное наполнение каждого аспекта в нашем исследовании
отличается от исходного.
Подраздел «Фонетический аспект» (локутивного акта) включает в себя
98 фразеологизмов (в нашем исследовании 12 паремиологических единиц),

39
характеризующих те или иные фонетические (произносительные) признаки.
Эти навыки были разбиты на семь подгрупп по семантическому признаку:
1) «четкость артикуляции» – 36 ФЕ у исследователя и 2 паремии у нас;
2) «степень громкости» – 27 ФЕ у исследователя и 7 паремий у нас;
3) «высота тона» – 12 ФЕ у исследователя, в нашей работе не описаны
единицы, номинирующие данный признак;
4) «степень скорости» – 8 ФЕ у исследователя и 3 паремии у нас;
5) «особенности произношения отдельных звуков» – 7 ФЕ у
исследователя, в нашей работе не описаны единицы, номинирующие данный
признак;
6) «тембр» — 6 ФЕ у исследователя, в нашей работе не описаны
единицы, номинирующие данный признак;
7) «эмоциональная окраска голоса» – 2 ФЕ у исследователя, в нашей
работе не описаны единицы, номинирующие данный признак.
Во втором подразделе «Грамматический аспект» (локутивного акта)
М.К. Артына было проанализировано 149 ФЕ, мы подвергли анализу лишь
одну паремию. Группы, выделенные исследователем, не нашли иллюстраций
в паремиологическом фонде русского и английского языков в полной мере:
1) «наличие / отсутствие логико-синтаксического порядка речевого
произведения» – 2 ФЕ у исследователя, в нашей работе не описаны единицы,
номинирующие данный признак;
2) «наличие / отсутствие прагматической установки» - 17 ФЕ у
исследователя, в нашей работе не описаны единицы, номинирующие данный
признак;
3) «наличие / отсутствие прагматического фокуса» - 48 ФЕ и 1 паремия
у нас;
4) «наличие / отсутствие связи с контекстом» - 47 ФЕ у исследователя,
в нашей работе не описаны единицы, номинирующие данный признак;
5) «соотношение темы и ремы» - 35 ФЕ у исследователя, в нашей
работе не описаны единицы, номинирующие данный признак.

40
Референциальный аспект речевого акта (53 ФЕ и 23 паремии)
раскрывается через три подгруппы:
1) «ясность изложения / отсутствие ясности изложения» - 34 ФЕ у
исследователя, в нашей работе не описаны единицы, номинирующие данный
признак;
2) «оптимальность / превышение информационного порога» -14 ФЕ у
исследователя и 12 паремий у нас;
3) «наличие / отсутствие вежливости» - 5 ФЕ у исследователя и 11
паремий у нас.
Иллокутивный акт представлен двумя семантическими группами у
М.К. Артына и в нашей работе:
1) «Говорить прямо и искренне» – 55 ФЕ у исследователя и 32 паремия
у нас;
2) «Говорить уклончиво и неискренне» - 15 ФЕ у исследователя и 6
паремий у нас.
Перлокутивный акт представлен двумя группами и в исходной
классификации, и в данной работе:
1) «Отсутствие перлокутивного воздействия на собеседника» - 22 ФЕ у
исследователя и 14 паремий у нас;
2) «Наличие перлокутивного воздействия на собеседника» - 14 ФЕ у
исследователя и 8 паремий у нас.
В речемыслительном акте М.К. Артына выделяет «речевой акт
молчания» (39 ФЕ), который в свою очередь делится на подгруппы:
1) «Когнитивная функция (нулевой локутивный акт)» - 6 ФЕ и 4
паремии у нас;
2) «Иллокутивная функция» - 11 ФЕ у исследователя, в нашей работе
не описаны единицы, номинирующие данный признак;
3) «Медитативная функция: молчание -припоминание» - 7 ФЕ у
исследователя, в нашей работе не описаны единицы, номинирующие данный
признак;

41
4) «Медитативная функция: молчание - размышление» - 5 ФЕ у
исследователя, в нашей работе не описаны единицы, номинирующие данный
признак;
5) «Перлокутивная функция» - 10 ФЕ у исследователя, в нашей работе
не описаны единицы, номинирующие данный признак.
Как видим, в нашей работе прослеживается та же тенденция, что и в
диссертационном исследовании М.К. Артына на уровне ФЕ: мы отметили
превалирование паремий со значением локутивного и иллокутивного актов.
Следовательно, материал трех языков позволяет нам выдвинуть
предположение о том, что данная тенденция является общей для русского,
английского и французского языков, представляя собой некую языковую
универсалию.

42
ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2
Вторая глава настоящего исследования была посвящена выявлению
паремиологических единиц русского и английского языков, номинирующих
коммуникативный процесс.
Классификация отобранных паремий осуществлялась на основании их
принадлежности к одному из четырех типов речевых актов: локутивному,
иллокутивному, перлокутивному речемыслительному. Общее количество
единиц, репрезентирующих коммуникативный процесс – 99: 36 паремий
репрезентируют локутивный акт, 37 паремий репрезентируют иллокутивный
акт, 22 паремии репрезентируют перлокутивный акт, 4 паремии
репрезентируют речемыслительный акт.
Фонетический аспект локутивного акта представлен тремя
семантическими подгруппами: «степень громкости», «степень скорости»,
«четкость артикуляции». Грамматический аспект локутивного акта
представлен одной подгруппой – «наличие / отсутствие прагматического
фокуса». Референциальный аспект локутивного акта представлен двумя
подгруппами: «степень оптимальности / превышения информационного
порога восприятия» и «наличие / отсутствие вежливости».
Иллокутивный акт представлен двумя подгруппами: «говорить прямо и
искренне» и «говорить уклончиво и неискренне».
Перлокутивный акт представлен двумя подгруппами: «отсутствие
перлокутивного воздействия на собеседника» и «наличие перлокутивного
воздействия на собеседника».
Речемыслительный акт представлен одной подгруппой – «молчание с
отражением мыслительного аспекта».
Выявленное разнообразие семантических групп, характеризующих
речевой акт, является свидетельством его компенсирующей функции по
отношению к лексической подсистеме. Эта функция является одним из
синергетической природы языка, под последней подразумевают способность
языковой системы к самоорганизации и саморегулированию.

43
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В настоящем исследовании мы поставили перед собой цель – выявить
паремии, номинирующие различные аспекты речевых актов с последующим
объяснением их значимости в системе русского и английского языков. Для
достижения поставленной цели мы решили три основных задачи.
Итак, решая первую задачу, мы попытались проследить развитие
основных положений теории речевых актов, сформулированных в трудах
Дж. Остина, Дж. Р. Серля, Г. П. Грайса, в современной прагмалингвистике.
Исследователи сходятся во мнении относительно трехуровневой структуры
речевого акта, выделяя в нем фазу локуции, фазу иллокуции, фазу
перлокуции. Ю.Н. Караулов предлагает выделять в речевом акте так
называемый речемыслительный акт.
Решая вторую задачу, мы научно обосновали применение современной
теории речевого акта к практической и теоретической паремиологии.
Паремии, будучи готовыми структурами для употребления в языке, не
представляют собой информационно нагруженные новые элементы системы
знаний. Они не используются, чтобы сообщить новые факты или события.
Они функционируют в речи для коммуникации и познания их носителя.
Изучение паремий в языке и речи является таким же актуальным, как
методологически правильное описание их функционирования в виду их
прагматической природы в речевом акте.
Решая третью задачу, мы разработали классификацию паремий,
номинирующих коммуникативный процесс (99 единиц), по следующим
признакам: а) соотнесенность с локутивным актом (фонетический,
грамматический, референциальный аспекты); б) способы представления
иллокутивных сил; в) перлокутивный эффект; г) речемыслительный акт.
В количественном аспекте паремии представлены следующим образом:
36 паремий репрезентируют локутивный акт, 37 паремий репрезентируют
иллокутивный акт, 22 паремии репрезентируют перлокутивный акт, 4
паремии репрезентируют речемыслительный акт.

44
Фонетический аспект локутивного акта представлен тремя
семантическими подгруппами: «степень громкости» (7 единиц), «степень
скорости» (3 единицы), «четкость артикуляции» (2 единицы).
Грамматический аспект локутивного акта представлен одной подгруппой –
«наличие / отсутствие прагматического фокуса» (1 единица).
Референциальный аспект локутивного акта представлен двумя подгруппами:
«степень оптимальности / превышения информационного порога
восприятия» (12 единиц) и «наличие / отсутствие вежливости» (11 единиц).
Иллокутивный акт представлен двумя подгруппами: «говорить прямо и
искренне» (32 единицы) и «говорить уклончиво и неискренне» (6 единиц).
Перлокутивный акт представлен двумя подгруппами: «отсутствие
перлокутивного воздействия на собеседника» (14 единиц) и «наличие
перлокутивного воздействия на собеседника» (8 единиц).
Речемыслительный акт, представленный речевым актом молчания,
иллюстрируется паремиологическими единицами, репрезентирующими
когнитивную функцию речевого акта молчания в ее подгруппе «состояние
физического покоя», т.е. нулевой локутивный акт (4 единицы).
Итак, основные задачи исследования решены, цель – достигнута.
Гипотеза, выдвинутая нами в начале исследования о том, что выраженные и
скрытые процессы речевой деятельности человека, в частности в виде
специфического промежуточного языка между внешней речью и «языком»
мозга (Ю. Н. Караулов), имеют в качестве номинантов паремии, доказана.
Перспективы исследования видятся нам в выявлении паремий,
репрезентирующих коммуникативный акт, в других языках в
сопоставительном аспекте. Интересным кажется анализ образов, лежащих в
основе паремиологических номинаций, например, соматизмов (Ешь суп
(пирог) с грибами и держи язык за зубами; Одна голова хорошо, а две лучше;
В одно ухо влетело, в другое вылетело), зоонимов (В тихом омуте черти
водятся; Старого воробья на мякине не проведёшь), фитонимов (Good words
without deeds are rushes and reeds), терминов родства и свойства (Хлеб-соль

45
ешь, а правду-матку режь; Краткость сестра таланта), металлов (Слово –
серебро, молчание – золото), бытовых объектов (An empty barrel makes the
greatest sound) и др. Перспективным кажется рассмотрение не только
пословиц и поговорок, номинирующих коммуникативный акт, но и других
единиц паремиологического фонда: афоризмов, фразеологизмов (вопрос
относительно фразеологической природы пословиц до сих пор открыт),
скороговорок, загадок, примет и др.

46
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алефиренко Н.Ф. Проблема фразеологического уровня языка //


Языкознание. - 1984. - №5 - С.42-47;
2. Аникин В.П. Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский
фольклор. - М .: Учпедгиз, 1957. - 250 с.
3. Артына М.К. Идеографическая группа "Речевой акт" как референт
фразеологической номинации: на материале французского языка: автореф.
дис. … канд. филол. наук. – СПб., 2010. – Эл. ресурс. – Режим доступа:
http://cheloveknauka.com/ideograficheskaya-gruppa-rechevoy-akt-kak-
referent-frazeologicheskoy-nominatsii (дата обращения: 10.06.2016).
4. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. — М.: Языки русской культуры,
1998. — 896с.
5. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966;
6. Боева-Омелечко Н.Б. Краткий толковый словарь социолингвистических
терминов. – М. 2004. – 60 с.
7. Булыгина Т.В. О границах и содержании прагматики // Известия АН
СССР. – М., 1981. – Т. 40. - № 4.
8. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура.
Лингвострановедением в преподавании русского языка как иностранного
.- М .: Высшая школа, 1979. - 250 с.
9. Даль В.И. Пословицы русского народа. - М .: Издательство Эксмо, Изд-во
ННН, 2003. - 616 с.
10.Дубровин М. И. Английские и русские пословицы поговорки в
иллюстрациях. – М.: Просвещение, 1993, 348 с.
11.Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М.: Наука, 1987. –
261 с.
12. Касавин И.Т. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М,
2009. – Эл. ресурс. – Режим доступа:
http://www.endic.ru/enc_epist/Rechevo-akt-627.html.

47
13. Кунин А.В. Курс фразеологии английского языка. - М .: Высшая школа,
1986. - 336 с.
14. Лазутин С. Русские народные лирические песни, частушки и пословицы. -
М .: Высшая школа, 1990. - 250 с.
15. Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. Ярцева В.Н. -М
.: Большая Российская энциклопедия, 2002. - 709 с.
16. Мокиенко В.М. Значение Украинский паремиологии для историко-
этимологического анализа славянских пословиц и поговорок
//Языкознание. - 2000. - № 1;
17. Морозова Л. А. Пословицы и поговорки (к вопросу об определении и
разграничении) // Вестник Московского университета. Серия 10.
Филология. 1972. № 2, с. 57-65.
18. Новый словарь методических терминов и понятий. – М., 2009. – Эл.
ресурс. – Режим доступа: http://methodological_terms.academic.ru/
19. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000
слов и фразеологических выражений. - М .: азбуковники, 1999. - 944 с.
20. Остин Дж. Л. Слово как действие // Новое в зарубежной лингвистике. М. :
Прогресс, 1986. – Вып. 17 : Теория речевых актов / сост. и вступ. ст. И. М.
Кобозевой и В. З. Демьянкова; общ. ред. Б. Ю. Городецкого, с. 22 – 129.
21. Пермяков А. От поговорки до сказки (заметки по общей теории клише). -
М .: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1970.
- 240 с.
22. Пословицы и поговорки – Эл. Ресурс. – Режим доступа:
http://www.poskart.ru/v-tihom-omute.html.
23. Потебня А.А. Мысль и язык. - М., 1993;
24. Потебня А.А. Слово и миф. - М., 1989. -509 с.
25. Рыжова Л.П. Становление прагматического направления во французском
языкознании. Автореферат диссертации ... доктора филологических наук.
– Москва, 2005.
26.Серль Дж. Р. Что такое речевой акт // Новое в зарубежной лингвистике:

48
теория речевых актов. Вып. XVII. – М., 1986. – С. 151-169.
27. Телия В.Н. Русская фразеология в зеркале национального менталитета (от
мировоззрения к миропониманию) / Российская фразеология.
Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. -
М .: Языки русской культуры, 1996. - С. 238-269.
28. Телия В.Н. Культурная коннотация как способ реализации культуры в
языковой знак (методологические проблемы) / Российская фразеология.
Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. -
М .: Языки русской культуры, 1996. - С. 214-237.
29. Энциклопедия «Кругосвет». – Эл. ресурс. – Режим доступа:
www.krugosvet.ru/articles/ 87/1008757/1008757a3.html.

49
ПРИЛОЖЕНИЕ

ЛОКУТИВНЫЙ АКТ (количество паремий – 8)


«Степень громкости»
1) An empty barrel makes the greatest sound (В пустой бочке звону
много)
Значение: Человек мелкий и глупый на каждом углу кричит о том
малом, что знает. В противовес ему умный человек живёт без шума со
своими большими знаниями.
Пример из литературы: Л. А. Линьков «Отважные сердца»:
«То же, что пустой колос голову кверху носит.— В пустой бочке
всегда много звона!» — мельком сказал Куприянов.
2) He who makes many threats makes little harm (Кто много грозит,
тот мало вредит)
Значение: Человек, который делает громкие угрозы, но не выполняет
их, не опасен, особенно когда ты сравниваешь то, что он говорит с тем, что
он делает.
«Степень скорости»
1) Good words without deeds are rushes and reeds (Не спеши языком,
торопись делом)
Значение: Не нужно тратить слова попусту, бросать их на ветер и
давать обещания, которые вряд ли сможешь сдержать.
Пример из литературы: П.И. Мельников-Печерский «В лесах»:
Вертит языком, что веретеном, вяжет, путает, мотает, плутает ―
понять невозможно.
«Оптимальность/превышение информационного порога восприятия»
1) Brevity is the soul of wit (Краткость — сестра таланта)
Значение: Если кратко излагать свои мысли, то их поймет большая
часть слушателей, а если вы будете много говорить по пустоте, то вас трудно
будет понять.

50
Пример из литературы: Геласимов А. В. «Рахиль»:
И смотришь, как та, которую ты любил всю свою жизнь,
усаживается на чемоданы и говорит, что надо присесть и что прощание
будет коротким, потому что краткость ― сестра таланта, но ты не
согласен, поскольку Чехов был очень скромным, и он имел в виду, что
краткость всего лишь сестра таланта, а не сам талант, и значит,
прощание должно быть долгим.
2) The tongue speaks, but the head doesn’t know (Язык говорит, а
голова не знает)
Значение: Глупые люди очень любят выражать своё мнение, говоря пи
этом очень много.
«Наличие/отсутствие вежливости»
1) Politeness costs little nothing, but yields much (Ласковое слово не
трудно, а споро)
Значение: Вежливость ничего не стоит, а много даёт.
2) The sword does not chop off a penitent head (Повинную голову меч
не сечёт)
Значение: Если кто-то теряет терпение и начинает кричать на тебя, ты
не кричи в ответ, а ответь спокойно и вежливо; тогда его гнев исчезнет.
Пример из литературы: А.С. Пушкин «Капитанская дочка»:
Ну, добро: повинную голову меч не сечет. Бог дал вёдро, пора бы сено
убрать; а вы, дурачье, целые три дня что делали? Староста! Нарядить
поголовно на сенокос; да смотри, рыжая бестия, чтоб у меня к Ильину дню
всё сено было в копнах. Убирайтесь.
3) Доброе слово и кошке приятно (A word warmly said gives
comfort even to a cat)
Значение: Ласковые и добрые слова приятны всем и всегда.
Пример из литературы: Д. Донцова «Доллары царя Гороха»:
Доброе слово и кошке приятно, а уж если похвалить изобретение
сумасшедшего Самоделкина, то хорошее настроение обеспечено последнему

51
на неделю.

ИЛЛОКУТИВНЫЙ АКТ (количество паремий – 19)

«Говорить прямо/непрямо, искренне/неискренне»


1) A clean hand wants no washing (Правда милости не ищет)
Значение: честному человеку оправдываться излишне.
2) A clear conscience laughs at false accusations (Чистого и огонь не
обожжёт)
Значение: Чистая совесть смеется над клеветой.
Пример из литературы: Лариса Александрова-Дмитриева
стихотворение «Напутствие сыну»:
«Чистого и огонь не обожжет, грязного и вода не отмоет...»-
Такое напутствие наперед мать сыну давала с тоскою…
3) A friend's frown is better than a foe's smile (Недруг поддакивает,
а друг спорит)
Значение: Лучше горькая правда друга, чем лесть врага.
4) A good anvil does not fear the hammer (Правда суда не боится)
Значение: На правду нет суда
5) A liar is not believed when he speaks the truth (Соврешь — не
помрешь, да вперед не поверят)
Значение: Лжецу не верят, даже когда он правду говорит.
6) A lie begets a lie (Кто привык лгать, тому не отстать)
Значение: Ложь порождает ложь (т. е. чтобы оправдать сказанное
раньше, надо еще и еще лгать).
7) A quiet conscience sleeps in thunder (У кого совесть чиста, у
того подушка под головой не вертится)
Значение: Человек может утаить что-либо от кого-то, но от совести-
нет
8) An honest tale speeds best, being plainly told (Не долго думано, да

52
хорошо сказано )
Значение: Самое лучшее — прямо и просто сказанное слово.
Пример из литературы: В. И. Даль «Сказка об Иване молодом
сержанте»:
Божиться у нас не велят, да и лгать заказывают, - отвечал
служивый, - что сказано, то и свято; на солдатском слове хоть твердыни
клади. – Не долго думано, да хорошо сказано, - молвил Котыш.
9) Believe not all that you see nor half what you hear (Не все то
правда, что люди говорят)
Значение: He верь всему, что видишь, ни половине того, что люди
говорят.
10) Better deny at once than promise long (Честный отказ лучше
затяжки)
Значение: Чем все время обещать, лучше сразу отказать.
11) Confession is the first step to repentance (Кто сознался, тот
покаялся)
Значение: Признание — первый шаг к раскаянию.
12) Liars need good memories (Ври, да помни)
Значение: Лжецам нужна хорошая память (чтобы себя не выдать).
13) Many a true word is spoken in jest (В каждой шутке есть доля
правды)
Значение: Часто правда говорится в шуточной форме.
Пример из литературы: К. Г. Паустовский «Время больших
ожиданий»:
Может, это и дало название своеобразному литературному клубу,
рожденному в шутку, но, как хорошо известно, во всякой шутке неизменно
заложено зерно истины.
14) Не is a good friend that speaks well of us behind our backs
(Хороший друг в лицо ругает, а за глаза хвалит)
Значение: Тот хороший друг, который о нас за спиной хорошее

53
говорит.
15) If you sow the wind you will reap the whirlwind (Посеешь ветер-
пожнёшь бурю)
Значение: Тот, кто затевает недоброе, плетет интриги, сам попадет в
еще худшую ситуацию.
16) Anyone’s cow may moo, but yours should keep quiet (Чья б корова
мычала, а твоя молчала)
Значение: Эти слова говорятся человеку, который делает Вам какое-то
замечание, в чём-то порицает Вас или может быть пытается воспитывать и
указывать на недостатки. Однако его репутация гораздо хуже Вашей.
Пример из литературы: Д. Н. Мамин-Сибиряк «Хлеб»:
-Худая ты баба, вот что.. . Тебе кануны по у покойникам говорить, а
не на конях ездить.
- И ты хорош, заводский варнак! — вскипел Анфим.
-Сколько разов-то вывалил сам? Чья бы корова мычала, а твоя бы
молчала.. . Сам ты баба!
17) You cannot take in an old sparrow with chaff (Старого воробья на
мякине не проведёшь)
Значение: Нелегко обманывать опытного или умного человека.
Пример из литературы: М. А. Шолохов «Поднятая целина»:
Так вот я и говорю: Макарушка меня вроде за глупого считает, а
даже он ошибается! Молодой он супротив меня, мелко плавает, и все ягоды
у него наруже, а меня, старого воробья, на пустой микине не проведешь,
нет, не проведешь!
18) Хлеб-соль ешь, а правду-матку режь (Say [speak / tell] the truth
and shame the devil)
Значение: Не лицемерь, а говори то, что думаешь.
Пример из литературы: В.П. Катаев «Алмазный мой венец»:
Терять мне в ту незабвенную пору было нечего, и я, кашляя от
скрытого смущения и отплевываясь, не стесняясь стал резать правду-

54
матку: дескать, вы издаёте халтуру всяких псевдопролетарских
примазавшихся бездарностей, недобитых символистов, в то время как у вас
под носом голодает и гибнет величайший поэт современности, гениальный
будетлянин, председатель земного шара, истинный революционер-
реформатор русского языка и так далее.
19) Не всякую правду сказывай (All truth is not to be told at all times)
Значение: Не всегда то, что сказано прямо (пусть даже правдиво),
должно быть услышано многими.
Пример из литературы: М. Горький «Жизнь Клима Самгина»:
Ты тоже не всякую правду скажешь, у всех она ― для себя красненька,
для других темненька.

ПЕРЛОКУТИВНЫЙ АКТ (количество паремий – 3)

1) One wit is good, but two are better (Ум хорошо, а два лучше)
Значение: Смысл в том, что два человека смогут лучше и быстрее
решить какую-то проблему. Иногда один не видит выхода, а другой человек
легко придумает и подскажет ему решение.
Пример из литературы: А. К. Толстой «Князь Серебряный»:
Ну, батюшка Ванюха, я и сам не знаю, что делать. Авось ты чего не
пригадаешь ли? Ведь один-то ум хорош, а два лучше! Вот и мельник ни к
кому другому, а к тебе послал: ступай, говорит, к атаману, он поможет.
А. П. Чехов «Степь»:
Ум хорошо, а два лучше. Одному человеку бог один ум дает, а другому
два ума, а иному и три... Иному три, это верно... Один ум, с каким мать
родила, другой от учения, а третий от хорошей жизни. Так вот, братуша,
хорошо, ежели у которого человека три ума.
2) Anybody’s patience eventually comes to an end (Всякому
терпению приходит конец)
Значение: Наступает момент, когда даже кроткий и смиренный человек

55
отказывается подчиняться жестокому обращению; самый слабый примет
ответные меры.
3) You will pick up everything from the people you associate with (С
кем поведёшься, от того и наберёшься)
Значение: Если вы постоянно равняетесь на человека, вы невольно
принимаете его привычки, взгляды (обычно плохие).
Пример из литературы: В. И. Костылев «Иван Грозный»:
- Теперь я вижу, брат Антон, не зря государь головы рубил
заволжским старцам. Запугали нашего брата своею праведностью. Антон
рассмеялся:
- Да что же это мы: «брат да «брат?! Будто латинские монахи...- С
кем поведешься - от того и наберешься, Антоша.
Н. Е. Вирта «Вечерний звон»:
- Пока, батя, я узнал одно: наше счастье в наших руках..- Стало быть,
ты против начальства встал? - Встал, батя. И уж с этой дорожки меня не
сдвинуть.- Та-ак, - протянул Лука Лукич,- А с кем поведешься, от того и
наберешься,- буркнул Петр.
В. А. Смирнов «Сыновья»:
Катерина вырвала из-под него корзину, Костя съехал на солому и,
поднимаясь, отряхивая серый, перешитый из шинели, ватный пиджак,
сконфуженно проворчал: — Повадочки у вас... коровьи.— Что поделаешь, с
кем поведешься, у того и наберешься,— отрезала безулыбчиво Катерина.

РЕЧЕМЫСЛИТЕЛЬНЫЙ АКТ (количество паремий – 7)

1) Better to stumble than make a slip of the tongue (Лучше


оступиться, чем оговориться)
Значение: Человеку лучше сделать что-либо неправильно, чем неверно
выразиться, потому что иногда гораздо труднее исправить сказанное, чем
совершённое.

56
2) You needn’t be afraid of a barking dog, but you should be afraid of
a silent dog (Не бойся собаки брехливой, а бойся молчаливой)
Значение: Люди, которые часто срываются и громко угрожают, редко
выполняют угрозы. Чем громче собака лает, тем меньше вероятности, что
она укусит.
3) Beware of a quiet dog and still water (Берегись тихой собаки да
тихой воды)
Значение: Не бойтесь людей, которые делают угрозы вслух; опасайтесь
молчаливых и немногословных.
4) A fly will not get into a closed mouth (В закрытый рот и муха не
влетит)
Значение: В некоторых случаях лучше промолчать, чем сказать
лишнего.
5) Eat a mushroom pie and hold your tongue behind your teeth (Ешь
пирог с грибами, а язык держи за зубами)
Значение: Человек должен прекратить говорить то, что не имеет
никакого результата.
Пример из литературы: Д. Н. Мамин-Сибиряк «Хищная птица»:
Вот на, выпей... Тоже, поди, напужался. Да... Выпей да помни, ешь
пирог с грибами, а язык держи за зубами. - Ох, матушка, Марья Митревна,
да руби меня топором - не пикну.
В. С. Григорьев «Григорий Шелихов»:
- Альчеста! - счел долгом остановить бесстыдника хозяин. - Ешь щи с
грибами, да язык держи за зубами. Вконец испохабился ты, Альчеста.., -
место забываешь.
6) Speak less but do more (Меньше говори, да больше делай)
Значение: Говоря очень много, человек может сделать только хуже.
Говоря очень мало или сохраняя молчание, он может избежать
неприятностей.
7) Devils are found in a still pond (В тихом омуте черти водятся)

57
Значение: Тихий человек может знать больше, чем остальные, быть
хитрее, чувствительнее.
Пример из литературы: Ю. Н. Либединский «Горы и люди»:
- Девицу эту я видел в библиотеке, у приказчиков, - говорил Анисимов
Джафару. - Такая тихоня - вот уж подлинно в тихом омуте черти водятся.
В. П. Астафьев «Царь-рыба»:
- Германец меня беспокоит главным образом, - озабоченно вещал
«полномочный» человек. - Конечно, бит он, крепко бит, однако ж затаился,
змей, помалкивает. А об чем помалкивает, поди, узнай! ... - Да-а, - тискали,
терзали кулаками бороды кержаки и громко крякали, — ситуация! В тихом-
то болоте оне, нечистые-то, и хоронятся...

58