Вы находитесь на странице: 1из 51

, , '

''
':·, ': ~j; ."
' ... "
' 1 v ~
, 4.

" ....'
".......
'
Автор текста
Н адежда Виноградова

Издательство « Б елый город»

Директор К. Чеченев
Директор издате л ьства А. Астахов
Ком м ерческий директор Ю. Сергей
Гл авный редактор Н. Астахова

Ред актор Н. Борисовская


Верстка: С. Новгородова
Корректор А. Новгородова

ISBN 5-7793-0874-8
УДК 76 Хокусай (084 .1)
ББК 85 .153 (3) яб
К30

Отпечатано в Италии
Тираж 3 ООО

Лицензия Ид No 04067 от 23 февраля 2001 г.


И здательство « Б елый город »,
111 399, Москва , ул . Метал л ургов , д . 56 / 2
Тел.: (095) 780-39 11 , 780-39 12, 916-5595,
688-7536, (812) 265-4139
Ф акс: (095) 916-5595, (812) 567-5415

П о вопросам приобретения книг


по издательским ценам обращайтесь по адресам:
105264 , Москва , ул . Верхняя П ервомайская,
д . 49 А , корп . 10, стр. 2
Тел. : (095) 780-391 1, 780-39 12

111 399, Мос ква , ул. Металлургов , д. 56 / 2


Тел. (095) 916-5595
E-mail: belygorod@mail.ru

© Белый город , 2005


О, как высока
Горная гряда Фудзи
Летней порой.
Кацу сика Хокусай

О, как луна светла! ..


Вол на прил ива, чудится ,
К порогу подошла.
Мацу о Бас ё

ок
"
саи
Хокусай
и японская гравюра

-
к
ацусика Хокусай один из самых
известных в мире художников Япо­
нии. Талант его чрезвычайно многогра­
нен. Хотя он прославился главным об ­
разом как мастер цветной гравюры на
дереве, Хокусай оставил богатейшее
наследие также в живописи, рисунке,

иллюстрации книг. Он был прозаиком


и поэтом, широко образованным чело­
веком, глубоко изучившим древнюю
культуру Китая и Японии, знакомым
с европейской гравюрой, методами евро­
пейского искусства и многими научны ­
ми достижениями своего времени.

Наследие Хокусая огромно. Он со­


здал около тридцати тысяч рисунков

и гравюр, проиллюстрировал более пя­


тисот книг. В ыполненные им много­
метровые традиционные живописные

свитки - какэмоно, иллюстрирующие

легенды и сказания Я понии, небольшие


нарядные поздравительные открытки

суримоно , книжные иллюстрации, ри ­

сунки резчиков миниатюрных фигурок


нэцкэ, изготовителей вееров, узоры для
ткачей и вышивальщиков - все гово ­
рит об исключительной широте его та ­
ланта , изобретательности , зоркости гла­
за и гибкости ума.
Но главной чертой Хокусая являлась
его неудержимая страсть к познанию ми ­

ра. Хокусай был художником-филосо ­


фом , и все, что открывалось его прони ­
цательному взору и запечатлевалось на

бумаге его кистью, осмыслялось им с точ ­


ки зрения всеобщих законов мироздания,
вечной и постоянно меняющейся жиз­
ни природы . Его интересовало многооб ­
разие явлений, их внутренние взаимо­
связи, подчиненность закономерностям

общего порядка. Он не беспристрастно

Автопортрет в возрасте 83 лет. 1842


Бумага, ту шь
Н а ц ио н а льны й музей этнол огии, Ле йде н

4
Хокусай и японская гравюра

/ ,
/

старался запечатлевать увиденное , но Я понское общество периода Эдо Гора Фудзи с цветущими вишневыми
деревьями. 1 890- 1805
стремился проникнуть в суть явлений, ( 1614-1 868) жило достаточно напря ­
Суриномо
выявить их общие закономерности . Все женной жизнью. Оно ра з вивалось в ус ­
великие и малые ее проявления были ловиях постепенно назревающего кри­

для него важной частью единой жизни зиса феодальной в л асти и связанной свои эстетические принципы и тради­

мира. с ним жесткой и всесторонней регла ­ ции. Именно в среде так называемого
Хокусай жил в сложную и противоре­ ментации жи з ни. Все новое отверга­ третьего сословия - купцов, ремесл ен­

чивую эпоху , на переломе от позднего лось , все идеалы обратились в прошлое, ников , актеров и х удожников - посте­

Средневековья к Н овому времени , что все силы бы л и направ л ены на сохране­ пенно сформировал ись силы , сум евшие
отразилось в необычайном многообра ­ ние традиций . В 1637 году правите л е м ­ встать на п уть смелых открытий в ис­
зии его творческих исканий , в нови з не сёгуно м Ток у гава Иэмицу под у гро з ой кусстве, со здать новые х удожественные

и важности его художественных откры­ смертной ка з ни были запрещены всякие фор м ы , частично опираясь на традиции
тий. Он значительно расширил границы сношения с внешним м иром. П орты феодал ьного периода , но насыщая их но­
существовавших до него задач иску сст­ Я понии бы л и закрыты для иностран ­ вым смыслом.

ва, включив в него не только показ кра­ ных судов , выезд японцев за границу П ришедшая на смену пережива­
сивого и поэтического, но и характерно­ был также запрещен. Лишь за Н агаса ­ ющей у падок средневековой живопи ­
го и даже подчас грубого и жестокого , ки был о оставл ено право торговать с ки­ си на свитках гравюра на дереве, отра­

введя повседневность в изображение еди­ тайскими и голл андски м и судами. жающая жизнь и интересы горожан ,

ной картины мира, где вел ичественное Все это порождал о в среде горожан
и заурядное органически соединя л ись , оппозиционные настроения по отноше­
Именная печать Хокусая
допол няя друг друга. Хокусай создал но­ нию к правяще му воинско му сословию , с изображением Фудзи

вый тип пейзажа, включающего огром ­ выражавшиеся в частности и в области


н ый круг наблюдений мастера , широтой культу ры. В японском искусстве XVII-
и масштабностью взгляда на мир значи­ XIX веков , сословно разделенно м, ярко
тельно отличающегося от работ предше ­ обозначил ись две основные тенденции ,
ственников и современников . Оставаясь во много м противоположные друг друг у .

гл убоко национальным художником , он Одна была направл ена на консервацию


сумел перешагн уть границы своего вре­ сложивши х ся на протяжении м ногове ­

мени , органично связав в свое м твор­ ковой истории традиций, дру гая , заро ­
честве черты старого и нового мировос­ дившаяся еще в начале XVII века, была
приятия. В его искусстве сп л авились связана с вы д вижение м на историчес ­

с традиционными эстетическими взгля­ к у ю арену нового м ногочисленного тор ­

дами средневекового живописца , ощу­ гово-ремесленного городского сословия.

щающе г о свою неразрывную связь с ми­ Б ыстро раст у щее , деятельное, богате ­
ром, взгляды живописца XIX стол етия , ющее , оно жаждал о заявить о себе , про­
смотрящего на мир как бы со стороны, явить себя в обл асти дух овной , создать
глазами зоркого наблюдателя. свою философию и мора л ь , выработать

5
Кацусика Хокусай

стала вскоре значительным явлением И зображение сцен повседневной


национальной культуры. Круг тем, уста­ жизни на первых этапах развития гра­

новившийся в творчестве художников­ вюры казалось горожанам, жаждущим

мастеров гравюры, был почерпнут из мно­ ~ рассказов о себе самих, настолько зна­

~# и \
гообразной повседневной жизни столицы. чительным, что заслонило собой столь
Сформировался и стиль гравюры укиё ­ важную и наполненную философским
э, первоначально отражающий представ­ смыслом тему старого японского искус­

ления буддизма о жизни как бренном,


tft\1 ства , как пейзаж. Конечно, чувство
быстротекущем потоке, но со временем
получивший значительно более широ­ ~
--------
~
- природы, исконно присущее японцам ,

не угасло , но приняло в гравюре иные

кий смысл. В городской культуре Эдо - ~ формы.


столице Я понии , основанной правящей Быстрое распространение гравюры
сёгунской династией Токугава в XVII ве­ было связано с потребностями расту­
ке, этот философский термин начал при ­ щих городов и главным образом столи­
обретать и другой оттенок, обозначив цы - Эдо. Гравюра служила многим це ­
мир повседневной жизни, а затем и мир лям. Ее применяли как театральную
удовольствий и развлечений. Главной те­ афишу с изображением любимых акте­
мой гравюры укиё-э стали актеры театра ров в главной роли, она употреблялась
Кабуки и изображение красавиц-курти­ как реклама торговых лавок, чайных до­
занок из так называемых «веселых квар­ мов и питейных заведений . Она широко
талов». При строгой регламентации жиз­ использовалась для новогодних поздрав­

ни и постоянных ограничениях, которым лений и иллюстрирования популярных


подверга лис ь горожане, «веселые квар ­ книг и альбомов. П раздничные фейер­
талы» Ёсивара - района публичных до­ верки, катания на лодках, повседнев­

мов - стали своеобразным оазисом, где ный быт столицы привлекли внимание
характер общения и форма поведения го­ художников , открывших красоту в окру­

рожан не были регламентированы и где жающей их суете города.


они могли проводить время среди курти ­ Пользующаяся широким спросом гра ­
занок, славящихся не только красотой , вюра выполнялась в технике ксилогра­

но и образованностью, изяществом ма­ фии, по зволяю щей получать множество


нер, знанием поэзии и музыки. отпечатков. Вместо длинных свитков
художники стали выпускать отдельные

Хисикава Моронобу Окумура Масанобу крупноформатные листы или серии


Любовная сцена . Конец XVll века Актер Такинага Хигэмацу. 1750-е
таких листов, объединенных единой те­
мой . По сравнению с живописью их
художественный строй стал более про­
стым и понятным, содержание , лишенное
сложного философского подтекста, бы­
ло направлено на общедоступные темы,
вся структура получила особую отчет­
ливость, контуры приобрели ясность
и плавность, все второстепенные дета­

ли устранились, позволяя выявить глав­

ный характер явлений или событий.


Создание гравюры вместе с тем бы ­
ло достаточно сложным процессом. По­
мимо художника, подготавливающего

рисунок, в нем принимали участие по

крайней мере два человека - резчик и пе­


чатник, которые по существу являлись

его соавторами. От их умения и вкуса во


многом зависела красота линий и вер­
ность передачи цвета. Функции издате­
ля также были весьма значительными.

6
Хокусай и японская гравюра

Он предлагал сюжет серии , выбирал Элементы пейзажа, обозначающие га тем, стремлением использовать цвет

исполнителей, сорта бума ги и красок, го ­ место действия, достаточно рано появи ­ для выявления настроения героев, бо­
товил серию для продажи , а потому на­ лись в театральной гравюре. В гравюрах лее широким и свободным использо­
равне с исполнителями ставил внизу грq ­ Тории Ки ёнабу ( 1664 - 1720) изобра ­ ванием элементов пейзажа , включен­
вюры свою подпись и печать. Красота жение ветвей и побегов растений были ных в общий эмоциональный строй гра­
гравюры заключалась главным образом еще настолько фрагментарными, что не вюр. Судзуки Хар у нобу посвящал свои
в ее декоративности и орнаментальнос­ могли быть названы пейзажным фоном. гравюры воспеванию поэзии будней,
ти , плавной энергичной линии, узорчато­ Однако именно они положили начало красоты и грации женщин. Н о в изо­
сти поверхности и звучности цвета. развитию темы природной среды в гра­ бражение повседневных сцен он внес
История японской гравюры XVI I- вюрах укиё-э . небывалые прежде ноты интимности
XIX веков - это путь постоянных поис­ Создание первых полихромных гра ­ и поэзии. Он первым сумел выразить
ков и открытий, в которых Хокусаю при­ вюр («парчовые гравюры») связано интимное состояние своих героев че ­

надлежит весьма значи те льное место. с именем С удзуки Хар унобу ( 1725 - рез условные, тонкие и мягкие оттенки

Именно с него начался процесс включе­ 1770). Гравюры этого мастера ха ракте ­
ния в искусство пейзажа как самостоя ­ ризовались не только более глубоким
Судзуки Харунобу
тельного жанра графики. П ериоды, свя­ и тонким раскрытием эмоционального
Ловля рыбы
занные с историей развития японской мира человека, но и расширением кру - сачком. 1766-1767
ксилографии, определяются не только
преодолением технических трудностей,
но и неустанным стремлением мастеров

наделить изображение новым содержа­


нием и наполнить чувством, передан­

ным через образ природы. Гравюра раз­


вивалась преимущественно в Эдо, где
к концу XVII - началу XVIII века сложи­
лись основные жанры ксилографии. Ими
стали: жанр «бидзинга» - изображение
красавиц- куртизанок, «якуся - э» - теат­

ральная гравюра, представляющая ак­

теров театра Кабуки и воплощавшая их


сценический облик.
П ри всем сюжетном разнообразии
гравюру Японии объединяла общая на ­
правленность развития. Она отразила
перехо д к чувственно - конкретному ,

рациональному восприятию жизни, при­

шедшему на смену универсальным фи­


лософским суждениям о мире, харак­
терным для Средневековья.
Р анние гравюры любовно - бытового
жанра повествовали о жизни «веселых

кварталов» или рассказывали о повсе­

дневной жизни обитателей Эдо. Они


выполнялись в монохромной технике
и раскрашивались от руки. Самым зна -
. чительным мастером этого времени был
Хисикава Мороноб у ( 1618 - 1694). Его
гравюры на любовно -лирические и жа­
нровые темы, выполненные четкой
и плавной линией, были направлены на
прославление земн ой красоты, чувст ­
венных радостей, рассказывали о жиз ­
ни города, сутолоке улиц, повествова­

ли о быте «веселых кварталов» .

7
Кацусмка Хокусай

Тории Киёмасу
Актер Накамура Сенья
в женской роли. 1716

мотивов Киёнага в з начитель ной ме ре


раздвинул границы бытового жанра гра­
вюры укиё - э и оказал сильнейшее вли­
яние на многих последующих мастеров,

таких как Утамаро, Эйси, Тоёкуни и мо - .


ладой Хокусай.
Китагава Утамаро ( 1754 - 1806) был
зорким наблюдателем жизни . Уже в та­
ких его ранних работах, как иллюстри­
рованные Кн ига раковин, Книга на ­
секомых и Кн ига птиц, посвященных
естественной истории , по словам его
учителя Тория ма Сэкиэн , было боль­
ше достоверности, естественности, точ ­

ности в воспроизведении натуры , чем

в работах его стар ши х современни ­


ков. Утамаро любовно и тщательно изу­
чал природу и как истинно восточный
художник синтезировал свой эмпириче­
ский метод изучения натуры с интуи­
тивным проникновением в тайны окру ­
жающего мира. Его интересовала не
только сложность структ у ры раковин,

но и красота их темной поверхности ,


радужное мер цание их перлам у трово­

го нутра , разнообразие форм.


Утамаро принадлежало и новое сло­
во в трактовке традиционного жанра

«бидзинга». Следом за Киёнага он раз­


вива л тему прогулок по городу наряд­

ны х куртизанок, но еще шире и мно­

гообразнее представлял этот сюжет,


показывая ул ицы города , уводящие

взгляд зрителя в глу бь листа, приме­


няя для этого подчас европейскую пер­
спективу . Пов ествовате;Пьность Киё­
нага сменилась у него стремлением

выявить эмоциональное состояние сво ­

их героинь . В соответствии с этим он


резко изменил традиционную компози­

цию гравюр , максимально приблизив


к зрителю свою модель. Серии гравюр
Утамаро положил и начало особому ти­
пу эмоционального портрета, в кото ­

ром красота женщины уподоблялась


цвета и поэтически трактованные эле ­ Киёна га (1752 - 1815) . Он принадле­ красоте природы. Утамаро использо­
менты пейзажа. жал к династии театральных худож ­ вал в своем творчестве все новейшие
Художником, равным по масштабу ников Тории , но по своему диа па зону технологические достижения, порой
Харунобу , но принесшим в гравюру был значи тель но шире театральной те­ при меняя бесконтурную печать, порой
еще целый ряд новшеств , стал Т ории мы. П ри помощи введения природных изображая легкие прозрачные тка ни ,

8
Хокусай и японская rравюра

применяя для этого множество досок. другим «катё - э» - жанр «Цветы - пти ­ ный интерес к пейзажу. И хотя в кон­
Его колорит также усложнился. В нем цы» , связанный с философской идеей це XVIII - первой половине XIX века
все большее значение приобрели мяг­ великого в малом , позволяющий чере з над старыми сюжетами и те мами про­

кие переходные тона. малую деталь постичь красоту и ве ли ­ должали работать многие мастера та ­
Расширени е технических и эмо­ чие вселенной , и третьим «фукэй» - кие, как Тоёкуни , Тоё хи ро , Кунисада,
циональных возможностей гравюры пейзаж, позволяющий осмыслить на­ Ку ниёси и другие, не их творчество оп­
в XVIII веке чрезвычайно обогатило циональное своеобразие и неповтори ­ редели ло высокий уровень японской
художественный язык японской кси ­ мость природы своей страны. Конкрети­ гравюры. Н овую страницу в ее истории
лографии , создало предпосылки для зация представлений о разнообразии открыл крупнейший мастер Кацусика
обогащения ее тематики. Искусство местной природы и развитие темы пу­ Хокусай, прос л авившийся как выда ­
Утамаро как бы подвело итог и заверши ­ тешествий вызвали в гравюре огром- ющийся мастер пейзажа.
ло пор у расцвета японской классичес­
кой гравюры XVIII века. Пришедший
ему на смену XIX век ознаменовался
новыми явлениями в становлении жа­

нров японской гравюры. Новые веяния,


возникшие в это время, явились след­

ствием не только нарастающего давле ­

ния на духовную жизнь городского

люда токугавских правителей , нало ­


живших запрет на изображение обита­
тельниц «веселых кварталов» и акте­

ров театра Кабуки , но и неуклонного


роста национального самосознания

горожан, горизонт которых сравнитель­

но с прошлым неизмеримо расширился.

Значительно продвинулся процесс


освоения иноземной культуры. Чере з
порт Нагаса ки, несмотря на всевозмож­
ное противодействие властей, шло рас­
пространение иноземных знаний, в Япо­
нию из Европы проникали сведения по
медицине , астрономии и другим наукам .

При этом появилась возможность срав­


нения , оценки культуры своей страны.
Все возрастающий рост торговли и бур­
ное развитие городов содействовали
развитию путешествий по стране и, сле­
довательно, наблюдений над природой ,
особенностями горных перевалов , рек
и морей , путевых станций, встреча­
ющихся на трассе, соединяющей боль­
шие города . Каж дая местность свя­
зывалась со своей историей , своими
легендами. Новые жизненные условия
породили и новые художественные яв ­

ления . В японской гравюре на первое


место выдвинулись новые жанры. Од­
ним из них был «муся-э» - историко-ге ­
роический жанр, связанный с интере­
сом к легендарному прошло му страны,

Китагава Утамаро. Гравюра из с ерии


Знаменитые красавицы. 1796- 1797

9
Годы становления

х
окусай прожил долгую , почти сто­ м а льчика - Токитаро , но сам он на про­ стала работа рассыльным в книжной
летнюю жизнь . Свою тему и свой тяжении жизни часто именовал себя лавке. Характерный запах бумаги, кра­
собственный почерк он нашел далеко не крестьянином из Кацусика. Смышле­ сок, занимательные рис унки и гравю­

сразу. Первая половина его творческой ный , веселый и живой, он рано начал ры, ук рашающие повести и романы, су­

деятельности была как бы осмыслением пробивать себе дорогу в жизни и неис ­ толока покупателей, разглядывающих
и накоплением художественного опыта тово рваться к знаниям. Первой его книжные новинки , стали первыми яр­

прошлого. Он воспринял все веяния вре­ должностью в десятилетнем возрасте кими впечатлениями. И в самом деле,
мени, испробовал свои силы в разных жа­
нрах. Лишь к пятидесяти годам наступи ­
ла творческая зрелость, и мастер избрал
свой собственный путь, порвал с уста ­
ревшими канонами и утвердил свои но­

вые правила и темы.

Жизнь Хокусая не протекала гладко


и не была стабильной. Он был наделен
сложным и неуживчивым характером.

Ни один из его современников не пере­


менил столько мест жительства и столь­

ко имен, как Хокусай. И поскольку по


японской традиции новое имя означало
смену стиля, можно понять, как слож­

но складывалась его творческая судьба.


Достаточно перечислить основные име­
на, которыми он подписывал свои ра­

боты: Кацукава Сюнро , Га мбатэй, Гёб у­


цу , Сори, Синсай , Кин тайся, Тамэкадз у,
Райто , Райсин , Гакё дзин, Ман дзи-о,
Мандзиродзин, Дзэн Хокусай Иицу .
С каждым из них связывался новый этап
поисков и открытий. Метания художни ­
ка вместе с тем не были лишь следстви­
ем его беспокойного нрава. Его влекли
постоянно новые идеи, новые способы
познания и отражения в искусстве жиз ­

ни. Его привлекали незаурядные ли чно­


сти, мастера, отмеченные широтой взгля­
да на мир.

Художн ик родился осенью 1760 года


в ра йоне Эдо, носящем название Кацу ­
сика Варигэс уй, в семье ре месленни ­
ка и в дет стве был усыновлен масте ­
ром зеркал Наказима Исэ . Детское имя

Книжная лавка Цутая Дзюсабуро . 1802


Из книги Проrулки по Восточной столице

10
Годы становления

Актеры Итикава Эбидзо IV и Саката


Хангоро 111. 1791

таты струящейся линии, получающейся


при продольном движении ножа.

В 1778 году он вступил в ма стерску ю


Кацукава Сюнсё, который стал его первым
учителем, и принял имя Кацукава Сюн­
ро, взяв в свою подпись название шко­

лы и первый иероглиф имени учителя.


Под влиянием Сюнсё были созданы его
первые гравюры с изображением акте­
ров и борцов сума, в которых он подчерк­
нул главные черты характер а - силу, хра ­

брость, мужество, активность движений.


С 1781 года Хокусай начал работать
одновременно как иллюстратор, мастер

станковых гравюр и живописец . Посте­


пенно отходя от стиля Сюнсё, он попал
под обаяние манеры Утамаро, чьи изящ­
ные женские образы и сцены прогулок
красавиц по улицам Эдо прои з вели на
него огромное впечатление, а также на ­

чал разрабатывать пейзажные мотивы,


увиденные им в гравюрах Киёнага . Е го
особенно привлекли их широта и по­
этичность, ощущение простора и возду­

ха, умение мастера уловить тончайшие


оттенки смены года или дня. П осле пят­
надцати лет пребывания в мастерской

Кинтаро и дикие животные. 1780-е


книжный мир Эдо заслуживал внима­ вам Эдо оказало огромное влияние на
ния. Японская столица в XVIII - XIX ве ­ Тацудзо, как теперь звали мальчика.
ках стала крупным центром книжного Именно книжная лавка стала его первой
производства. В ней насчитывалось бо­ художественной школой. Н е случайно
лее 200 книжных лавок и более 300 ла ­ в 1802 году, как бы возвращаясь к вос­
вок по продаже гравюр. Новая эдосская поминаниям детства, Хокусай воспроиз­
литература объединялась под общим вел в одной из своих гравюр атмосферу
названием куса-дзоси . Она включала книжной лавки Дзюсабуро с ее покупа­
в себя обширный круг изданий, куда телями, пристально вглядывающимися

входили так называемые красные, жел­ в лежащие на прилавках книги .

тые, черные, зеленые и коричневые кни­ Пр иобщиться к миру книг и быть ху­
ги, классифицируемые по цвету ярлыка дожником стало мечтой Хокусая. Три­
на обложке. Красные книги (ака -хон ) надцати лет он поступил в мастерскую

представляли собой сказки или басни ксилографии к граверу Никаяма Тэцу­


и богато иллюстрировались. Книги ку­ сону, где смог изучить технику резьбы де­
ра-хон и ао-хон (черные и зеленые) бы­ ревянных досок для гравюры и овладеть

ли изданиями древних сказаний. Текст всеми приемами работы резчика. Хотя по


занимал в них больше места, чем иллю­ японской традиции ему впоследствии не
страции . Же лтые книги - кибёси, сла­ полагалось самому заниматься этим

вились своими гравюрами и шуточным ремеслом, знания, пол ученные в мастер ­

текстом, написанным самими художни ­ ской, дали ему верность глаза и твер­
ками. Знакомство с книжным богатст - дость руки, ощущение гибкости и чис -

11
Коцусико Хокусай

( 1747 - 1818), художник, работающий


в евро п ейской манере, ученый и естест ­
воиспытатель, человек новой формации.
Сохранились сведения , что Хокусай
учился у Сиба Кокана в 1797-1 799 го ­
дах, пройдя у него курс анатомических
штудий и освоив приемы линейной
перспективы. Однако знакомство с Ко ­
каном не изменило мировосприятия

художн ика. Изучение европейского ис­


кусства не привело его к отрыву от на­

циональных традиций . Традиционный


метод постижения действительности ос­
тался для него главным, хотя и п ретер­

пел сравнител ьно с прошлым целый ряд


изменений.
В знак овладения новыми тайнами
искусства Хокусай вновь сменил свое
Вид реки Сумида. 1800- 1805 искусства . Особое внимание он уделил имя. В 1794 году он стал подписываться
монументальным росписям школы Кано , как Токитаро Како , а в 1797 году при­
Сюнсё Хокусай решите л ьно оторвался пространственному построению китай­ нял имя Хоку сай, с которым впоследст­
от своего уч ителя и, увлекшись декора­ ских средневековых пейзажей, деко ­ вии вошел в историю.

тивными росписями мастера XVII века ративным о собенностям я п онских свит­ Из всех своих исканий и эксперимен­
О га та Корина ( 1658 - 1716) и его после­ ков школы Я мато. От средневековых тов мастер извлек для себя весьма цен­
дователя Т оварая Сори, взял новое имя художников он воспринял красоту и чет ­ ные выводы. Он по -своему ощутил связь
Хисикава Сори. Ощ у щая ограничен ­ кость силуэта, декоративную вырази ­ человека с природой , что проявилось
ность творческих путей школы Кацука ­ тельность плотно положенных красок, уже в серии ранних пейзажей, заметно
ва, он вступил на путь новых исканий . умение достигать немногими смелыми отличающихся от работ его современ­
Н еутомимый в своих поисках, Хокусай линиями широких обобщений. Хокусая ников. Если они выдвигали человече ­
изучил все виды и жанры японской гра­ влекли пр оизведения, отмеченные эне р­ ские фигуры на передний план, а пей­
вюры, стили и методы дальневосточного гией и динамикой. Особый интерес ума ­ заж воспринима л и как декоративный
стера вызывали приемы евро п ейской фон , то у Хокусая соотношение челове ­

Большая волна в Хоммоку у побережья перспективы. В их освое н ии ему ока ­ ка и мира существенно изменилось . Ч е ­
Канагава. 1799-1805 зал значительную помощь Сиба Кокан ловек вошел в пространство и стал его

частью , включившись в жизнь окружа ­

ющей природы. Это новое ч у вство про­


стора уже заметно в таких г равюрах кон­

ца XVIII века , как В ид Фудзи под


мостом Такахаси (окол о 1796), Боль ­
шая волна в Хоммоку у побережья
Канагава ( 1799 - 1805), В ид Ёцуя
( 1800- 1805). В этих работах - дина­
мичных, выполненных крупными, силь ­

ными линиями - изображение природы


играет доминирующую роль. Здесь уже
ощутимо новое понимание пространст ­

ва. Оно распространяется в глубину, те­


ряет свою декоративную п лоскостность .

В умелом соединении европейской и рас­


сеянной восточной перспективы мастер
увидел неисчерпаемые возможности со ­

здать новые соотно ш ения человека с ми ­

ром . И хотя от этих ранних пейзажных


сцен веяло еще духом эксперимента, они

12
Годы становления

явились предвестьем дальнейших про ­ торые сопровождал разнообразными ил ­ желательного содержания , изображаю­
странственных открытий. люстрациями. В конце XVIII века в кру­ щих жанровые сцены , цветы и р асте ­

П уть творческих поисков художни ­ га х эдосс кой интеллиген ции он был да ­ ния , животн ых и пт и ц, п ейзажи , дерев ья,
ка не был легким и подчас сопровож ­ же б ольше известен как поэт , чем как богов счастья и богатства , предметы ­
дался лишениями и нуждой. П орой, что ­ живописец . В ыпущенные им книги ти­ символы добра. С уримо н о отличались
бы заработать денег на покупку красок па кибёси, живые , остроумные, порой особой нарядностью , так как выполня­
и кистей, ему приходилось выходить на полные весе л ой насмешки , хотя и не лись к знаменательным датам, праздни ­

ули цы Эдо и торговать вразнос табаком были свободны от воздействия старших кам, датам, связанным со сменою времен

и китайским перцем. Н о он мужествен ­ современников , отличались острой ха­ года , дням рождения, свадьбам . В сури ­
но переносил все невзгоды, увлеченный рактерностью персонажей , органичным моно обязательно вводилась поэтичес ­
творчеством. В конце XVIII - на р у бе ­ включением рисунков , особой прост ­ кая надпись, дополняющая, а иногда

же XIX века Хокусай и с п робовал свои ранственной свободой. и поясняющая художественный образ .
силы в разных видах и жан р ах графики. Гравюра книжная и станковая стано ­ Для этого вида г ра в юр обычно исполь ­
П араллельно с экс п ериментами вобла ­ вится самой п л одотворной сферой дея ­ зовались дорогие сорта мягкой плот ­
сти станковой графики он начал рабо ­ тельности Хокусая. В юности ему хо ­ ной б ум аги и применялась особая тех­
тать и как иллюстратор , выст уп ая , по ­ телось испробовать свои силы во всех ника гравирования и печати : цветной
доб но многим графикам своего времени, видах и жанрах графики . Н о наиболее ре л ьеф , тиснение , уз оры из шел ковы х
одновременно и в качестве художник а , ярко та л ант молодого художника рас ­

и в качестве автора книги. Он сочиня л крылся в работе над особым видом гра ­
Карта дороги Токайдо . 1818
сти х и , излагая в современном вариан­ вюр - с у римоно , издававшихся в ви ­
Из серии Достопримечательности
те средневековые романы и повести, ко - де поздравител ьных открыток благопо- дороги Токайдо

е11 (t~
Кацусика Хокусай

нитей, присыпка золотом, серебром и перламутровым


порошком.

Для того чтобы пожелать счастья в новый год, позд­


равить близкого человека с новолунием или наступле­
нием поры цветения вишен, с удачным продвижением

по службе или рождением сына, необходимо было по­


слать ему суримоно. Это был один из самых популярных
в городской среде видов японской ксилографии. Тесно
связанные с традиционными народными верованиями

и мифологическими представлениями, со своеобразным


художественным мышлением японцев и принятой в кру­
гу японской интеллигенции системой намеков, суримо ­
но позволяли говорить о предмете не прямо, а путем

сложных и порой отдаленных ассоциаций раскрывать


свой замысел. Они зачастую создавались не професси ­
оналами, а поэтами и образованными людьми. В отли­
чие от обычных гравюр суримоно не продавали в книж­
ных лавках. Их издавали частным образом и для этого
применяли особые краски и особую технику печати.
Хокусай со своим экспериментаторским духом и по­
стоянными поисками новых выразительных средств су ­

щественно расширил границы сложившихся в суримо­

но тем и выразительных возможностей, ввел новые


мотивы, придал гравюрам значительно большую, чем
прежде, содержательность. Благодаря ем у суримоно
превратились в один из важнейших видов ксилографии .
А для многих его учеников суримоно надолго стали глав­
ным видом художественного творчества.

Ранние суримоно, изданные между 1793-1 797 года ­


ми и подписанные Хисикава Сори , были , как правило, не­
большими по размеру удлиненными карточками. Но уже
около 1800 года мастер ввел в обиход длинные горизон ­
тальные суримоно, подписанные им Такэдзин Хокусай,
где стихотворные надписи , выполненные самим худож ­

ником, равно как афоризмы и шутливые высказывания,


отделялись друг от друга, занимая значительное место,

а главными изобразительными мотивами были пейзажи,


изображения птиц, цветов , плодов и насекомых, жанро­
вые и лирические сцены. Большая часть пейзажных су­
римоно , таких , как Восход солнца, Зима, хотя и были
построены по законам классической гравюры XVIII ве­
ка , но уже отличались рядом новых черт. Люди в них не
отделялись от природы, как на гравюрах Киёнага, а словно
врастали в ее жизнь , всматриваясь вдаль , порой повер ­
нувшись спиной к зрителю и словно приглашая его вой­
ти в глубь пейзажной сцены и полюбовать~я простора ­
ми вместе с ними.

П осле 1805 года суримоно Хокусая вновь измени ­


ли свою форму. Они увеличились в размерах и ста ­
ли почти квадратными. Их образы приобрели особую

Женщина с вязанкой хвороста. 1806-1815


Суримоно

Луна , хурма и кузнечик. 1807


Суримоно

14
Годы становления

значительность и поэтичность , созвучную сопровож­

дающим изображение стихам. В маленьких сценках ху­


дожник сумел выразить глубокие и важные суждения
о мире. Подчас его суримоно апеллировали к древним
литературным образам, подчас говорили языком народ­
ной поэзи~, вызывая в зрителях множество разнообраз­
ных чувств и ассоциаций. Так , о надвигающихся зим­
них холодах, о дома шнем тепле и уюте рассказало

новогоднее суримоно Женщина с вязанкой хвороста,


хотя на гравюре не было ни изображения зимы, ни но­
вогодних приготовлений, а показана лишь молодая кре­
стьянка, несущая на голове вязанку хвороста . Хок усай
намеком рассказал и о прибл ижающейся зиме, напом­
нив зрителям о деревенском обычае отправлять в город
в первые дни нового года девушек для продажи хворос ­

та горожанам, чтобы им жилось тепло и уютно. Стихо­


творный текст, сопровождающий гравюру, дополнил ее
содержание, создал с ней единый образ, рассказав о де ­
ревенской девушке - дарительнице радости :
Фигура тонкая, как ива,
В тумане легком
Может раствориться .
Не менее символичны и другие суримоно Хокусая ,
восходящие к середине 1780-х годов. Так , изображение
ворона, несущего саблю, в гравюре Маленький ворон,
рассказыва ло о достои нстве древнего аристократи ч ес ­

кого рода, описанного в романе XI века Гэндзи монога­


тари, созданном писательницей Мурасаки Сикибу. П о ­
этому каждый предмет здесь не только символичен
(сабля и ворон - синонимы, так как у героя романа Гэнд­
зи сабля носила название « Маленький ворон»), но и от ­
мечен особой изысканностью, декорат ивной утончен ­
ностью техники, колористическим разнообразием .
Оперение ворона, например, передано сочетанием бле­
стящей и матовой черной краски, а сабля в его когтях
укр ашена яркими многоцветными узорами.

В суримоно Хокусая изображение окружающего че­


ловека природного мира обрело не свойственную пред­
шествующему искусству многозначность. Об этом го­
ворит одно из лучших суримоно мастера, выполненное

в нача ле XIX века, Луна, хурма и кузнечик (1807) .


Оно , как и другие его суримоно, немногословно. Огро м ­
ный бледный диск луны, едва проглядывающийся на
фоне сероватой бумаги, ветка, свисающая со старого
корявого дерева, отягченная спелым желтым плодом

хурмы, и зеленый кузнечик, приникший к нем у, - то


немногое, что изобразил художник . Но содержание
суримоно намного шире. Оно рассказывает о красоте
лунной ночи, о наступающих холодах и щедрости при ­
роды, дарящей свои плоды неимущим. Об этом говорит

Маленький ворон, несущий саблю . 1 800-е


Суримоно

Актер Тацуноскэ с марионеткой. Посл е 1817


Суримоно

15
Кацусика Хокусай

Собирают травы . 1796- 1797


Суримоно

Горный пейзаж с мостом . 1799


Суримоно

Ойран, стоящие у изгороди . 1796- 1797


Суримоно

сопровождающее гравюру стихотво­

рение:

~·. · Свет осенней луны

'
1
"'
• ""'
..t....ь.;. " ." _
... Мы встречаем вином
Не счесть стаканов.
А бедны й кузнечик -
1
Отв едает ли сладкий сок хурмы?
О многообразии мира рассказывает
", ..... t
;.;; каждый изображенный мотив. Вся ком­
)' :i:.
/~ -1' позиция построена на контрастном со­
.,,
~
-i:
..;:-о
поставлении узорчатой красоты надпи­
'· си, бледного лика луны и теплого мягкого
--·
·:
' . овала плода хурмы. И корявый ствол де ­
рева, и тяжелый плод хурмы оттеняют
красоту ровного , холодного диска луны,

д ают глазу возможность насладиться


:- ритмическими повторами, вызывают в со ­
~ ...
знании множество ассоциаций.
Интерес к предметному миру, внима ­
ние к миру вещей , их факт у ре и цвету,
характерный для городской культуры
Эдо , привел Хокусая к созданию первых
в японском искусстве натюрмортов, ста­

вших частыми мотивами его суримоно.

В них Хокусай использовал главный мо ­


тив как повод , чтобы передать сложное
разнообразие предметов и их взаимодей­
ствие друг с другом, выявить их жизнь
"1 1
w 1'1 f
j .
~
в пространстве и показать их символи ­

.'
1 ческое значение в качестве знаков кра­
,\

,i. " соты, богатства, добра. Работая на ма­



" '' '
. ,,
.
" ,( •
лом пространстве картинки -с уримоно,

Хокусай всегда стремился выразить по ­


этическую значимость предмета, расши ­

рить его образный смысл.


Другой сферой деятельности, в кото­
рой Хокусаю удалось утоли ть свою не­
удержимую страсть к познанию мира, бы­
ла в начале XIX века работа в области
книжной иллюстрации . В эти годы он укра­
сил гравюрами м ножество разнообраз­
ных книг от сборников юмористических
стихов кёка (безумная поэЗия) , к кото ­
рым сам сочинял текст, до книг с картин­

ками эхон, ук рашенных множеством

1
Цит. по: Б . Г. В ороно ва . Ка ц усика
Хокусай . Графика. М" 1975, с. 35.

16
Годы становления

пейзажных и жанровых гравюр , отли­ в полной мере. Не случайно на протяже­ щую роль своего творческого участия.

чавшихся четкостью и красотой узор­ нии их совместной творческой работы Ч ерно - белые иллюстрации Хокусая бы­
чатого каллиграфического шрифта, объ­ между ними вспыхивали жестокие ссо ­ л и признаны главными в украше нии кни ­

единяющего иероглифический текст ры , а в процессе работы над иллюстра­ ги, и ему было предоставлено право про­
с японской слоговой азбукой. Важным циями к Ре чным заводям (Су йкодэн), должать работу над изданием с другим
качеством популярных книг, предназна­ романа китайского писателя XIV века
Реквизит для прощального
ченных для массового читателя, была их Ш и Н ай-аня, издававшегося в Я понии
представления. 1820
понятность и современная трактовка в пересказе Баки на , дело дошло до пол­ Суримоно
классических произведений, герои ко­ ного разрыва и даже до суда, поскольку
Мастерская художника. 1821
торых выступали в современных одеЖдах каждый из авторов претендовал на веду- Суримоно
и помещались в обстановку современно­
го театрализованного быта, близкого,
знакомого и любимого публикой по спек­
таклям театра Кабуки . Иллюстрируя кни­
ги эхон, такие, как Пр огулки по Вос­
точной столице (1802) , Вз гляд на
достопримечательности Восточной
столицы (1800), Песни Итака (1802)
и Горы и горы (1803-1804) , Хокусай
уделял значительное место видам сто ­

лицы, красоте ее рек и мостов, фикси­


руя все детали увиденного, одновремен ­

но подмечая смешное и характерное,

создавая подробный рассказ о современ ­


ной жизни . В этих работах мастер, раз­
вивая традиции своих старших совре ­

менников, показал себя и как тонкий i


лирик, и как бытописатель. ~
С 1805 года художник начал работать >/ i•
над иллюстрациями к большим прозаи ­ ~
ческим произведениям, и в первую оче­ ! я,

редь к романам. Хокусаем были охва­


чены произведения практически всех

прославленных авторов своего времени,

таких как Дзиппэнся Икку ( 1765 - 1831),


Сикитэй Самба ( 1726 - 1822) и Кёкутэй
Бакин ( 1767 - 1848). К их книгам он
создал ряд сложных, динамичных ком ­

позиций, включающих пейзажи, тонкие


портретные образы, умело выявляя эмо­
циональное состояние героев, темными

и светлыми контрастами туши подчер ­

кивая напряженность драматических

сцен. Особенно плодотворной была со­


вместная работа Хок усая с Б акином.
Авантюрные и назидательные романы
этого талантливого и весьма популярно ­

го в Яп онии автора несли в себе отпеча ­


ток идеологии своего времени. Их геро­
ический пафос был близок ха рактеру
Хокусая. Только за два года ( 1807-1808)
он проиллюстрировал восемь романов

Бакина . При этом темперамент и актив­


ный нрав каждого мастера проявил себя

17
Кацуси к а Хокусай

автором - Рандзаном . Серьезное отноше­ ствующих лиц с грозными силами при­ Н овая Есивара . 1800
Из серии Вз rляд на достопримечательности
ние горожан к этому процессу свидетель­ роды - тучей, ливнем, ураганом, описа­
Во сто ч ной столицы
ствовало не только об амбициозности ние их невероятной силы, ощутимые
авторов, но и выявляло важную роль, в китайском романе, были еще усиле­
которую читатели романа отводили мис ­ ны Бакином , выражавшим пристрастие стилем письменного текста. И зображен ­
сии художника. японцев к художественной метафоре. ная им природа способствовала раскры­
Работа Хокусая над Речными заво ­ Хокусай, внимательно изучивший ки­ тию настроений и характеров персо­
дями длилась двадцать лет, с 1808 по тайские иллюстрации XIV века к Реч­ нажей, отмеченных кипением бурных
1828 год. В течение этого времени им бы­ ным заводям, усилил в своих гравюрах страстей. Контрастное сочетание чер­
ло создано двести больших разворотов пейзажное начало, лишь косвенно вы­ ной туши и белого фона , напряженность
к семидесяти одной главе этого грандиоз­ раженное в романе, и тем самым при­ поз и стремительность жестов отража­

ного романа-эпопеи, повествующего о при ­ дал повествованию большую эмоцио­ ли темперамент самого мастера, расска­

ключениях бесстрашных и могучих геро­ нальность и достоверность. В месте с тем , зывающего о жестокой борьбе добрых
ев-повстанцев XII века, ставших легендой отойдя от бытовизма китайских гравюр , и злых сил .

и уподобленных природным стихиям. он сделал акцент на героическом духе по­ После 1804 года Хокусай совершил
Гиперболизация образов, представ­ двигов , совершенных повстанцами, со­ ряд больших путешествий. Он побывал
ленных в романе, и демонстрация их здал обобщенные сильные образы Ли в Нагоя, совершил поездки в Киото, Оса ­
фантастических подвигов соединились Куя - « Черного вихря», преодолевающе­ ка, провинцию Синано. Во время своих
в гравюрах Хокусая с жизненными си­ го речные водовороты, У Суна, голыми поездок он неустанно зарисовывал все

туациями, тонко и тщательно нарисо­ руками убивающего тигра. Динам ич ным увиден ное , людей, архитектуру , пейза ­
ванными пейзажами, видами усадеб, острым рисунком подчеркивая стре­ жи. Весной 1812 года после длител ьно­
включились в реалистическое повест ­ мительность действия людей, укрупняя го путешествия в восточные районы Япо­
вование с бытовыми деталями. Атмо­ и вводя в атмосферу природы их образы, нии он опубликовал свой первый том
сфера сказочности , сопоставление дей- Хокусай тесно связал стиль гравюр со альбомной серии Ман.га (с мешанные

18
Годы становления

рисунки), над которой начал работать внимание , собрало вокруг них многочис ­ Дождь. 1803- 1 804
Из книги стихов Горы и горы
еще в 181 О году. Н ад пятнадцатью тома­ ленных учеников и в значительной мере
ми этого альбома, задуманного им как определило дальнейший путь художни­
пособие для начинающих художников, ка. Манга как подлинная энциклопедия мастером кистью и зафиксированных
он работал в течение многих лет с пере ­ жизни оказалась значительно шире пер­ ксилографическим способом. Здесь бы­
рывами. П оследние три тома, подготов ­ во н ачального замысла. В н ей раскрылся ли ми ф ологические герои, персонажи
ленные его учениками, вышли уже после масштаб личности и творческих интере­
смерти автора . Несмотря на то что аль­ сов художника. В альбомах Хокусаем
Иллюстрации к роману Бакина
бомы не отличались красочнос тью и бы­ было зафиксировано буквально все, Суйкодэн. 1 808- 1 828:
ли напечатаны оттенками черных , серых на чем останавливался его взгляд и что
Тун Мэн в лодке
и оранжевых тонов, необыкновенное бо­ подсказывало его воображение. В них Драка
гатство жизненных впечатлений, вклю­ вошло множество рисунков с самыми
Ли Куй - « Черный вихры> переплывает
ченное в ни х, привлекло к ним огромное разнообразными сюжетами , сделанных реку

19
Кацусика Хокуса й

исторических хроник и уличные сцены, В отличие от других томов здесь мастер


и ремесленники за своими занятиями, ставил перед собой новые задачи иссле­
и изображение борцов и танцоров, ло­ дования строения природы, основных за­

шадей, зверей, птиц, растений, архитек­ конов ее бытия. П рирода привлекала его
турных деталей, пейзажей, разнообраз­ не просто как красивое зрелище , но как

ных вещей и предметов домашнего объединяющее начало мира, выраже­


обихода , орудий труда. Внимание Хоку­ ние его совершенства. Именно в седь­
сая привлекали характерные особенно­ мом томе разрозненные идеи художника

сти движения людей и животных , показ соединились в поток единых философ­


женщин и мужчин за разными заня­ ских размышлений. В показе величавых
тиями , с разными выражениями лиц гор, спокойных озер и могучих водопадов
и в разных эмоциональных состояниях, не было и следа характерной для других
в разных позах и ракурсах, порой не­ рисунков Манга иронии. Говоря о при ­
при вл ека тельных и неэстетичных, роде, Хокусай удивительно вдумчив и се­
но всегда точных и выразительных. рьезен. И не случайно именно этому
Смешное и гротескное , уродливое и кра ­ тому было предпослано поэтическое вве­
сивое тесно переплетались друг с другом. дение, написанное современником и дру­

Мысль художника была направлена гом Хокусая новеллистом Сикитэем Сам­


на воспроизведение жизни во всем ее ба (1776 - 1882).
многообразии. Вместе с тем Хокусай не «Вчера, переправившись в Фукуга­
довольствовался простой фиксацией уви­ ва, на просторы Хирохата , где стоит из­
денного. Он выделял самое существен­ вестный храм Я вата, мы отдали дань ува­ Поэт Басё . 1817
Из сборника Манrа, том Vll
ное, и каждый его набросок являлся жения старику Томотомо (псевдоним
обобщением увиденного. В гротескных Хокусая в 18 15-1 817 годах. - Н.В .).
образах не было злобы и агрессии, в них Затем мы направились в Хасиба и при­ тем мы пошли дальше через Ацути , пе ­
прослеживалась связь как с житейски ­ чалили к Асадзи, чтобы прослушать пе­ решли Мост обезьян и остановились,
ми мотивами популярной литературы ние кукушки. И тогда по нашей прось­ когда эхо повторило крик диких журав­

укиё-дзоси, так и с традициями сатири ­ бе художник взялся нас нарисовать. лей, донеся его до самых облаков. И тог­
ческой живописи Средневековья , где Но сидеть дома и видеть природу через да мы поняли, что пришли в Сакурада,
с гротеском связывались философские окно показалось нам слишком скучным. что находится в провинции Овари.
суждения о смысле жизни. Тогда мы поднялись со своего места и по­ А на горе Цукуба, куда мы взобра ­
Хотя в альбомах Манга не было вну­ шли вперед. Мы видели, как дрожали лись, снег сверкал как мириады драго­

треннего порядка в распределении изо­ бесчисленные изумрудные листья в гу­ ценных камней под лучами утреннего
бражений, одной из тем , как наиболее сто - зеленых вершинах деревьев, как по ­

значительной, бы л выделен отдельный являлись на небе пушистые облака, как Из сборника Манrа, том IV:
седьмой том. Опубликованный в 1817 го­ они собирались в фантастические фи­ Лошади . 1817
ду , он был целиком посвящен пейзажу. гуры , похожие на причудливые горы. За- Стрелки из лука. 181 7

20
Годы становления

солнца. Пройдя сквозь туманы, мы под­ ние ду алистические силы мира. П ейза­ глубоким философским смыслом всеяв­
нялись на берег Михо, где в Симиноэ рас­ жи, представленные в Манга, были весь­ ления природы. Изображая знакомые
тут древние сосны. Пот ом мы со страхом ма разнообразными как по содержанию, всем прославленные места , куда япон­

стояли на мосту Кумадзи и с удивлени­ так и по размерам гравюр . П ейзажн ые за ­ цы любили совершать паломничества,
ем смотрели на гигантские растения фу­ рисовки могли группироваться по не­ Хокуса й схватывал самое характерное,
ки в Акита. Так мы познали величие все­ скольку на одном листе, могли высту ­ то, что поражало его воображение: цве­
лен ной , постигли мощь мироздания . Мы пать в ви де диптихов, зан имая одну или тущие вишни в Уэно , огромные расте­
видели и расцвет красных кленов, и лу ­ две страницы . Но все они объединя лись ния фука в провинции Акита, плакучие
ну, и снег, и весну, и осень . Здесь все бы­ конкретностью и уз наваемостью по к а­ ивы , свесившие свои тонкие ветви к во­

ло собрано воедино, и нам трудно опи­ з анных мест Японии , всегда поэтически де реки Сумидагава , крутящиеся вихри
сать красоту всего увиденного, настолько трактованных, увиденных при разной по­ водоворотов в провинции Ава . Даже
это было величественно. Грохот голово­ годе, проглядывающих сквозь пелену самые маленькие сценки представа ли

кружительного водопада Оно продолжал дождя, перья облаков или дымку тумана перед зрителем как зако нч енные мону ­

отзываться в наших у шах. и, тем не менее, лишенных средневековой ментальные пейзажи с продуманной за­
А когда мы проснулись, то обнару­ условности и идеализации. Атмосферу конченной композицией , стремлением
жили, что лежим спиной к окну, и кни­ поэзии тома Манга с пейзажными за ­ передать простор, воздух, туманные да­

га, где был изображен весь этот прекрас­ рисовками подчеркивал и помещенный ли. Два мотива особенно часто привле­
ный мир, была нашей подушкоЙ» •
1
автором на титульном листе портрет по ­ кали внимание мастера - это горы и вол­

Такое эмоциональное предисловие, эта Мацуо Б асё (1644 - 1694), просл ав­ ны . Они были особенно многозначными,
раскрывающее образный смысл пейза­ ленного создателя трехстиший хокку. в них художник раскрывал законы дуа­

жей Манга, написанное известным пи­ П оэт изображен задумчиво сидящим под лизма жизни вселенной , искал больших
сателем, служило не только дополнени­ пламенеющими листьями красного кле­ обобщений. Вода для него - зримое во­
ем рисунков Хокусая, но и рекламой на , словно отдыхающим после долгого площение вечных изменений, происходя ­
альбомов. Восторженный стиль этой не­ пути и наслаждающимся тишиной и спо ­ щих в природе. Он изображал волны то
большой новеллы не был обращен толь­ койствием осенней природы. Его задум ­ тихо плещущимися, то катящимися ров ­

ко к автору , но касался и самой много­ чивая поза и весь созданный Хокусаем ной чередой , то вздыбленными, неисто­
гранно раскрытой им темы. Ве дь по поэтичес кий обра з спокойной осенней выми и грозными , порождающими из се­

существу рисунки Манга были первым природы, окружающей путника , как бы бя драконов и птиц. Горы для него -
опытом в истории гравюры укиё-э обра­ раскрывает замысел тома , посвященного символ покоя и величия мироздания.

щения к собственно пейзажном у жан­ странствованиям по живописным мес ­ Н е случайно так часто изображал он
р у. Хокусай выступил здесь первоот­ там Яп онии. Художнику были близки
крывателем, нашедшим свою область идеалы поэта , и он так же, как Б асё в по­ Заснеженная Фудзи. 1 814
искусства и показавшим ее своим совре­ эзии , стремился в гравюре наполнить Из Альбома путевых зарисовок
менникам. Конечно , пейзаж не был нов ­
шеством в гравюре. Он появлялся уже во
мно гих работах предшественников Хоку­
сая - мастеров гравюры Харуноб у, Ки­
ёнага, Сюнсё. Но там он играл роль лишь
сопровождающего фона, на котором раз­
вивались жанровые сцены . Хокусай пер­
вым ввел в гравюру пейзаж как самосто­
ятельный жанр, наполнил его новыми
чувствами и тем самым поднял гравюру

укиё-э на новую высоту. Особенно на­


глядно это проявилось в седьмом томе

Манга. Здесь можно было увидеть и пей­


зажные композиции, и зарисовки реаль­

ных мест, пронизанные мощным чувст­

вом восторга перед красотой природы.


О собое внимание мастера привлекали
горы , реки и моря, воплощающие древ-

' Ц и т. п о: Искусство Японии.


М. , 1965, с. 70 .

21
Кацусика Хокусай

"..-.
. .

Деревня под снегом. 1814 строилась на пересечении диагональных явлениях волновала художника, а ее
Из Альбома правдивых карти н
линий, сообщающих движению воды ди- жизнь была осознана им как нечто зна -
намичность и естественность. Внимание чительное и ценное .
вершины, покрытые снегом и словно за ­ художника все чаще привл екал показ сти­ Не меньшее значение, чем пейзажные
стывшие в гордом безмолвии. Таковы хийности и мощи природы. Ему нрави­ композиции, имели для Хокусая и поме­
представленные в седьмом томе Манга лось изображать ураганы и ливни, пока­ щенные в разных томах Манга фрагмен­
гравюры Хигати. Снег на горе Цукуба зываю щие движение жизни вселенной. ты пейзажа, выделенные из целостной
и Перевал Мисима, где от белых горных Но пейзажи томов Манга представляли картины мира и наделенные своей поэти­
вершин, доминирующих в пейзаже, ве­ природу в разных состояниях. Во многих ческой значимостью. Та ковы фрагменты
яло холодом и пустынностью . Худож­ случаях Хокусай показывал себя и как природы , имеющие особое символичес­
ник, монументализируя горный пейзаж , вдумчивый философ и поэт , создатель кое значение и особую эстетику, отме­
приближая и как бы надвигая снежную эпических изображений. Почти в каждом ченные необычайным разнообразием
вершину на зрителя, укрупняя и выводя томе Манга встречались пейзажные мо­ форм, - камни и деревья, волны и водо­
ее на передний план , менял свою тради ­ тивы, полные тонких наблюдений приро­ пады. Олицетворяющие горные вершины ,
ционную позицию взгляда с птичьего по ­ ды, рассказывающие о смене сезонов, имеющие множество значений , камни яв­
лета , заставлял его смотреть на гору сни­ о цветении вишен или спящих селениях, лялись издавна важной и необходимой
зу вверх . Контрастом черного и белого он как бы укутанных мягкой и пушистой частью японского пейзажа и японского
подчеркивал суровость зимнего пейза­ снежной пеленой. В этих живописных сада. Че м причудливей форма камня, чем
жа, создавая особое настроение беспри ­ композициях, наполненных большим че ­ он древнее и чем больше на нем складок
ютности. Но творческий метод Хокусая ловеческим чувством, каждый компонент и трещин, тем выше становилась его ху­

был чрезвычайно разнообразен. П одчас имел определенное значение для создания дожественная значимость. Именно такие
он прибегал к сложным композицион­ образа. В весеннем пейзаже это старая камни изображал Хокусай, штри ховкой
ным решениям, позволяющим зрителю слива , усыпанная цветами, и стаи легких и мощными линиями выявлял его древ­

по-новому взглянуть на привычный ланд­ птиц, кр у жащихся над ней, в зимнем ность. Эти созданные им образцы кам ­
шафт. Ко мпозиция ряда пейзажей седь­ ландшафте - мерно падающие хлопья ней он использовал впоследствии в своих
мого тома , таких как Мост в С инано снега и рыбачьи лодки, вмерзшие в за ­ пейзажных композициях. В четвертом то­
или Река Фудзикава в провинции Ка и, лив. Красота природы во всех своих про- ме встречается целый ряд изображений

22
Годы становления

деревьев - сосны, ивы , бамбука , вишни. был захвачен мощью водопадов, тиши­ Многолет няя работа Хокусая над то ­
Каждое из них было наделено своим осо­ ной озер, крутящихся и пенящихся при­ мами Манга оказала огромное воздей­
бым символическим значением , восхо­ брежных волн. Все эти штудии, предна з ­ ствие на все дальнейшее творчество,
дящим к далекому прошлому. Хокусай наченные стать учебным пособием для в том числе над такими знаменитыми

связывал с ними представления о време­ начинающих художников, явились для сериями гравюр как Тр идцать шесть
нах года, изображая сосну покрытой сне­ самого Хокусая как бы преддверьем к со­ видов Фудзи, Путешествие по водо­
гом, бамбук согнувшимся под осенним зданию законченных пейзажных ком­ падам различ ных провинций , В иды
ветром, вишню в пышном весеннем цве­ позиций. П остигая структуру каждого замечательных мостов раз личных

тении. Для каждой породы деревьев Хо­ явления , он стре мил ся выявить законы провинций, Сто видов Фудзи. В них
кусай находил свои выразительные при­ жизни вселенной , понять и отразить органично соединялись разрозненные

емы: тонкими нежными линиями рисовал взаимодействие ее сил. Отказываясь от идеи мастера, его художественные от ­

он ив у, сочными широкими мазками обо­ плавной , текучей линии, которую так лю­ крытия, стремления к многогранному

значал тую, острыми, ломкими штрихами били художники у киё - э, его предшест ­ охвату жизненных явлений и воссоз­
намечал ветви сосны, мягкими отлетаю­ венники, так как она передавала радост ­ данию широкой картины мира. Создан­
щими штрихами выражал трепет бамбу­ ное приятие жизни, Хокусай постепенно ные Хокусаем серии следовали одна
ковых листьев. Наряду с изображениями выработал свой особый почерк. Е го линия за другой. Их отличало необычайное
камней и деревьев значительное место отрывиста и у гловата, резка и темпера­ разнообразие и широта художественно ­
в альбомах Манга отводилось изображе­ ментна, словно наделе нная нервной ви­ го диапазона мастера от философского
нию водопадов, водоворотов , волн или брацией . С помощью быстрых и сильных осмысления величественной картины
ровной глади озера. И здесь художник движений кисти художник стремился за ­ мира до тонкого лирического пережи­

стремился передать разнообразие икра­ печатлеть постоянно меняющуюся карти ­ вания природы.

соту природных форм, уловить неустан­ ну мира, уловить и показать пере ход от

ную изменчивость и орнаментальное бо­ одного состояния природы к дру гому , вы­
Фудзи под дождем. 1 81 8
гатство, создаваемое водной стихией. Он явить соотнесенность покоя и движения . И з Альбома путевых з арисово к

23
Годы творческого
расцвета

д
вадцатые и тридцатые годы XIX ве ­ художественной памяти, Хокусай во­ полнявших подобные путеводители,
ка - период бурного расцвета та ­ плотил их в серии пейзажей, посвящен­ природе отводилось весьма малое мес ­

лант а Хокусая, достигшего преклонно ­ ных Японии . Влечение художника к пей­ то. В творчестве Хокусая сохранилось
го возраста, много пережившего, много зажной теме имело глубокие причины . восходящее к жанру путеводителей
испытавшего и умудренного опытом. Они зиждились в самой атмосфере вре ­ стремление к показу каждой местности
П обывав во всех концах страны, пред­ мени. Увлечение путешествиями по зна ­ через ее достопримечательности. Не слу­
приняв в 1817 году поездку в Канса й - менитым местам, охватившее японцев чайно им еще в 1804 году был создан
места, хр анящие многие традиции ста ­ еще задолго до Хокусая, стимулирова­ подобный тип путеводителя, показыва­
рой японской культуры, посетив древние ло развитие жанра путеводителей, в ко­ ющего раритеты Пятидесяти трех
синтоистские храмы Ис э и наслади ­ торых фиксировались сведения о мест­ станций дороги Тока йдо, где в основ­
вшись видами императорской столицы ных достопримечательностях. Ими , как ном преобладали жанровые мотивы.
Киото , он в 1825 году переправи лся на правило, были показы постоялых дво ­
остров Кюсю. Н акопив за время своих ров, ремесел, разнообразных питей­
Эдзири в Суруга (Порыв ветра)
долгих путешествий множество впечат­ ных заведений, предназначенных для Из серии Тридцать шесть видов
лений и запечатлев их в своей богатой развлечения путников. В гравюрах, за- Фудзи. 1823-1831

~'.:

~ fl} ~~'
»Ь ~·
~=J j ~i_

24
Годы творческого расцвета

В двадцатые-тридцатые годы традиция


показа замечатель ных мест страны при­

обрела в творчестве художника иной,


значительно более глубокий смысл эмо­
ционального и эстетического раскры­

тия их жизни. Во зник новый интерес


к своей стране, родилось новое осозна ­
ние неповторимости ее гор и водопадов,

морских бухт и городов. Совершая па­


ломничество по живописным местам,

Хокусай по-новому оценивал увиден ­


ное. Природа родной страны - главный
герой его пейзажных серий, главный
источник его вдохновения . Но его вни­
мание привлекали не только конкрет­

ные виды Японии , ее горы, моря и тро­


стниковые долины, но и жизнь людей,
населяющих эти места. Особый поэти­
ческий смысл в его гравюрах приобрел
труд рыбаков, плотников, пильщиков,
чья напряженная жизнь развертывается

на фоне прекрасной природы . Люди вос­


принимались художником как естест­

венная часть природного мира, они

сопричастны его значительности. Не слу­


чайно пейзажи Хокусая из серии Трид ­
цать шесть видов Фудзи , считающие­
ся шедевром мастера, населены людьми,

занятыми своими обыденными делами


и вместе с тем сохраняют эпическую ве­

личавость классических японских кар­

тин природы.

Тема Фудзи приобрела особый смысл


в творчестве Хокусая. Во время путеше­
ствий зоркий взгляд художника отме ­
чал, что из тринадцати провинций глав­
ного острова Японии Хонсю в ясную
погоду можно было увидеть гору Ф уд­
зияма. Ее отчетливый ровный силуэт,
словно сопровождающий повсюду мас­
тера и возвышающийся вдали, вошел
в его сознание как символ страны и сим­ полно раскрывают замысел художника. Из серии Тридцать шесть видов
Фудзи. 1 823- 1 831 :
вол красоты мироздания. Задуманная Они объединены общностью главной
Река Тома в Мусасино
и созданная художником между l 823- идеи, повествующей о величии приро ­
Побережье Ситиригахама
l 83 l годами серия Тр идцать шесть ды и разнообразии жизни. Вы ход се­
видов Фудзи стала одним из главных рии Тридцать шесть видов Фудзи
произведений мастера. Пока зав Ф удзи имел шумны й успех, и издатель На ка­ Многоцветные, напоминающие мяг­
во всем величии и красоте, предста­ мура Ёхати обещал покупателям, что костью тонов живопись гравюры се ­

ющую из разных мест страны, Хокусай Хокусай продолжит работу над ней рии Тридцать шесть видов Фудзи со ­
связал его гордый облик с образом стра­ и доведет до ста гравюр . Однако Хоку­ единяли в себе рассказ о жизни людей
ны и осознал его как символ националь ­ сай, который уже задумывал новый и красоте земли. И хотя в одних ли стах
ного достоинства. вариант рисунков, посвященных горе доминировал пейзаж , а в других сцены
Гравюры этой серии разнообразны Ф удзи, добавил к готовой серии толь­ городской жизни, рассказ о жизни лю ­
по стилю, но только в совокупности ко де сять новых гравюр. дей неразрывно сплетался с рассказом

25
Кацусика Хокусай

святыня, и поэтому он стремился пока ­

зать ее из разных мест и с разных точек

зрения , в различное время года. Фудзи


то прогл ядывает сквозь дымку тумана ,

то выплывает из-за волн океана, то вы­

глядывает в проем огромной переверну­


той на бок бочки без дна, над которой
трудится мастер, то выступает в проме ­

жутке между клиньями бревен, на ко ­


торых пильщиками возложен мощный
деревянный брус. Ее силуэт то отчетли­
во вырисовывается на горизонте, то поч­

ти исчезает, скрытый облаками. Но че ­


ло век и природа живут единой жизнью.
Два мотива остаются во всех листах се­
рии неизменными - мотив людей, по­
глощенных своим повседневным трудом ,

и мот ив далекого вулкана, воплощающе­

го в себе идеальный образ Японии и ми­


ра в целом .

Первый лист серии Тридцать шесть


видов Фудзи, названный Порыв вет­
ра, был посвящен меняющимся настро ­
ениям природы . В нем худож нико м по­
казана живая и эмоциональная картина

сельской местности во время внезапно


обрушившегося на землю урагана. При­
гнулись под напором ветра деревья

и травы , в разных позах замерли бре­


ду щие по дороге путники, не успевшие

уде ржать в руках соломенные шля ­

пы и листы бумаги, унесенные в небо ве­


тром. И природа, и л юди оказались
во власти стихии , властно распоряжа­

ющейся их судьбами. И только гора Фуд­


зи, вырисовывающаяся на горизонте,

осталась неизменно спокойной и вели ­


чавой. По кой и ясность ее очертаний
противопоставлены мастером тревож­

ности бури. Б лагодаря мотиву Фудзи


маленькая сценка приобрела особую со­
Из серии Тридцать шесть видов роде . Именно в таком органичном един ­ держательность.
Фудэи . 1823- 1831:
стве человека с природным миром и бы ­ Не менее значительна и другая сце ­
Дровяной склад в Хондэё
ла заключена высокая философская на , входящая в серию , и повествующая
Гора Фудзи и замок Эдо. Вид с Нихонбаси
мысль художника. Она получила здесь о красоте реки Тамагава. Н о в ней , на­
особенно большую значительность и да­ против , природа показана в состоянии

о жиз н и п р ироды. В пейзажах Хокусая же символический смысл , благодаря по ­ полного покоя . Художник запечатлел
люди выступают не только как созерца­ вторяющем у ся на каждом листе гравю ­ время сумерек. Особенно величествен­
тели, преклоняющиеся перед красотой ры величавому силуэту горы Фудзи. Эту ной увиделась ему гора Фудзи за речной
мироздания, как это было в средневеко ­ гору как священный символ страны и од­ далью, охваченной вечерней тишиной.
вой живописи, но и как деятел ьные уча­ новременно как идеальный образ красо­ Как бы завершая собой линию горизон ­
стники жизни мира. П ейзаж и жа н р ча ­ ты изображали многие художники до та, она царственно и одиноко возвыша ­

сто оказываются слитыми, составляя Хокусая, равно как и его современники. лась над спокойной гладью воды. Гра ­
единство , где человек соразмерен при- Для Хокусая это тоже национальная фическими четкими л иниями и мягкими

26
cп3Its
Годы творческого расцвета

переходами цвета, достигнутыми пу ­ лей на том или ином мотиве и как бы со­ заж и приобретает эпическую значи­
тем раската, мастер сумел передать на ­ вершая с ними путешествие. Помещая тельность.

строение вечерней тишины и глубоко­ на первом плане людей, художник по­ В листе Дровяной склад в Хондзё
го покоя, не нарушаемого ни одинокой казывал их в постоянном движении, сцены городской жизни доминируют.
маленькой фигуркой всадника на бе­ подчеркивал повседневность их дейст­ Хокусай развернул перед зрителями ши­
регу , ни лодкой, медленно плывущей вий . Люди , изображенные им, - оби­ рокую панораму предместья Эдо с его
к берегу. татели ремесленных кварталов. Они маленькими домиками, складами и по ­

Большая часть гравюр серии Трид­ грубы и нарочито некрасивы , движения вседневной суетой, кипящей вокруг лав­
цать шесть видов Фудзи посвящена их, показанные с предельной характер ­ ки, торгующей лесом . Он использовал
жанровым сценам, показу жизни город­ ностью , демонстрируют напряженность горизонтальный формат листа, чтобы
ских ремесленников, поглощенных сво ­ их усилий. Они то тянут тяжелые сети, полней представить зрителям повсеме ­
им напряженным трудом. Их фигуры то пилят огромные бревна, то несут стно кипящую работу ПЛОТНИКОВ , пиль­
представлены на фоне пейзажа с неиз­ тяжелую поклажу. Но благодаря это ­ щиков и дровосеков. Он увидел особую
менно выступающей вдали Фудзиямой. му контрастному противопоставлению красоту в изображении гигантского
Мастер то приближал ее к зрителям, обыденности действий людей красо­ узорного куба, сложенного из дров и на ­
то отдалял, создавая новые пространст­ те природы идеи мастера приобретали поминающего крепость, в вертикально

венные эффекты, используя то восточ ­ особую убедительность . В постоянном поставленных золотистых досках дро­

ную перспективу и глядя на пейзаж присутствии спокойного силуэта Ф уд­ вяного склада, в суете и целеустрем ­

сверху вниз, то применяя западную ли- зи , то далекого и еле проглядывающе- ленности действий людей, их энергии
нейную перспективу, понижая гори- го сквозь нагромождение досок, то от -
зонт и уменьшая далекие предметы . четливо выступающего на горизонте,
Победный ветер . Ясный день (Красная
Этим он достигал разнообразия акцен­ то за нимающего большую часть листа, Фудзи). И з серии Тридцать шесть видов
тов, сосредотачивая внимание зрите- жанровая сцена смотрится как пей - Фудэ и . 1823- 1831

27
Кацусика Хокусай

и активности, огромности предметов, меркнут вечерние краски, темнее стано ­ И зображение величественной и одино­
их окружающих. Ритмы гравюры бес ­ вится вырисовывающийся на блеклом кой горы, возвышающейся над океаном,
покойны, распиленные доски неравны фоне неба, окрашенный синевой силу­ главенствует и в пейзажном листе То­
и своими острыми концами словно у п и ­ эт Ф удзи, и ажурными кажутся аркады магава, оно становится, наконец, един­

раются в небо, в гравюре нет центра, деревянного моста . И хотя на переднем ственной темой в гравюре Победный
на котором мог бы сосредоточиться плане продолжает кипеть жизнь (стира­ ветер . Ясный день (Красная Фудзи),
взгляд. Н о вырисовывающийся вдали ет белье у прича ла прачка, качается где мощный силуэт священной горы за ­
в просвете между торчащими досками в волнах лодка с нарядными пассажира ­ нимает почти всю плоскость листа. Хо­
ясный и светлый силуэт Фудзи прида ­ ми), все дышит вечерним покоем. Ощу­ кусай специально создал гравюру, где
ет всему городскому пейзажу новое зву­ щение вечера, надвигающегося на сто ­ вовсе нет присутствия человека, и Ф уд­
чание, заставляя зрителей ощутить лицу , передается мягкими переливами зи выступает во всей своей первоздан­
единство повседневного и вечного, про­ красок, темных в обрисовке волн на ной мощи и символической значимос ­
заически-конкретного и поэтического. переднем плане и светлеющих у гори ­ ти как главный герой картины. Этот
П оказывая единство и взаимосвя ­ зонта. Сумерки ощущаются мастером образ , выделенный и обозначенный ху­
за нность жанровых мотивов с пейза­ в своей поэтической значительнос ­ дожником как центральный , стал обоб ­
жем, Хокусай никогда не утрачивал ти как нечто важное. Он сглаживает щенным выражением мировидения Хо­
ощущения красоты и значительности и обобщает силуэты, делает неясными кусая, понимания им задач искусства

природы. Е е он подчеркивал и време ­ формы строений, и маленькую повсед­ и красоты мира как выражения истины .

нем суток, и состоянием погоды, изоб­ невн у ю сцену превращает в большое В багряных красках освещенной закат­
ражая то внезапный порыв ветра, то ве ­ и важное событие. ным солнцем горы, в ее гордо и плавно

чернее затишье, то неясность туманного Мотив Ф удзи, которая в начале се­


дня, то закат солнца. Лист Закат над рии выступает как бы увиденной ми ­
В морских волнах у Кнаrава (Большая
мостом Рёгоку Хокусай посвятил су­ моходом, постепенно в ряде листов
волна) . Из серии Тридцать шесть видов
ме р кам . Он выбрал время суток, когда перерастает в самостоятельную тему. Фудзи. 1823- 1831

28
Годы творческоrо расцвета

вздымающемся кверху коническо м си­

луэте, в л егких перистых облака х, п лы ­


в ущи х по густой синеве неба , Хок усай
суме л передать не только ощ у щения

свободы, могущества и гар монии все ­


ленной, но и через густо - к расный цвет
озаренной солнцем горы выразить сим­
волик у своей родины, ведущей свое на ­
чало от богини солнца Аматэрасу. Осо­
б у ю монументальность изображению
Ф удзи придала и точка зрения, избран ­
ная худож ником . В отличие от средне ­
вековых живописцев он показал в улк ан

не с высокой , а с низкой точки зрения,


то есть с позиции путника , глядящего на

него сниз у ввер х и воспринимающего

все дет али постепенно , как бы преодо ­


левая взглядом расстояние . Т акая по­
зиция позвол ял а художнику особенно
отчетливо передать масштабы горы , по ­
казать ее величие и грандиозность .

О мощи природы и силе ее стихий


повествует также и один и з лучши х ли­

стов серии В морских волнах у Кана­


гава. Б ольшая волна . Его красота
в предельной ясности и выразительной
силе образа. Линией, цветом, динами­
кой ритмов передал в гравюре худож­
ник грозное движение разб у шева ­
вшегося океана , его могучую силу. В ог­
ромной синей вздыбившейся волне , на­
висшей над маленькой лодкой, в кипе ­
нии белой пены , венчающей ее края ,
в брызгах, напоминаю щих т о когтис­
тые лапы зверя, то стаю стремительно

вылетающих из морской пучины птиц ,


о щущается грандиозная сила д виже­

ния тяжелой массы воды , готовой погло­


тить все живое . Однако непобедимая
си л а жизни ощущается и в про тивосто ­

янии ей людей, в своих легки х узких Пей зажные серии , выполненные Хо­ Из серии Тридцать шесть видов
Фудзи. 1 823- 183 1:
челнока х устремляю щихся навстреч у кусаем в 1820 - 1830- х годах, всегда
Гора Фудзи , отраженная в озере
стихии, в бесстрашии моряков перед насыщены цветом и деко рат ивны. Он
Закат над мостом Рёгоку
надвигающейся на них волной, а также предпочита л чистые несмешанные то­

и в не зыблем ом спокойствии вырисо­ на, применяя краски растительного про ­

вывающейся на горизонте снежной вер­ исхождения и минеральные земли. На­ ниям . Важное место в его гравюрах за ­
шины горы Ф удзи. В нутренний кон­ чи н ая с серии Тр идцать шесть видов няла густая синяя краска, подчас до ­

траст противоречивы х си л в гравюре Фудзи он во многом изменил свою м а­ минирующая в пейзаже. П редел ьной
Хокусая не приобретает трагического неру , отступ ив от мягкой колористиче­ глубины тонов мастер достигал также
оттенка и благодаря общему декора­ ской гаммы ра н них лет, навеянной воз ­ пу т ем наложения одного цвета на дру­

тивном у строю гравюры , ясности ли­ действием красочной палитры Киёнага, гой. Одновременно с этим Хок у сай
ний и м ощи красочных тонов разреша­ у которого излюбленными были розо ­ часто прибе г ал и к приемам раската ,
ется ощущением совершенной красоты вые , желтые и корич н евые тона , и пе ­ добиваясь впечатления т ум анны х да­
м ирозд ания. решел к интенсивным цветовым сочета - лей, теплых оттенков розового заката,

29
Кацуснка Хокусай

30
Годы творческого расцвета

Из серии Путешествие по водопадам цатью шестью видами Фудзи в к онце во м в японской гравюре . Она намеча­
различных провинций. 1827-1833:
двадцатых - начале тридцатых годов , лась уж е в работах предшественников
Водопад Курифури на горе
носящей название Путешествие по Хок у сая , которые, создавая гравюры
К уроками
знаменитым водопадам различных для иллюстрированных путеводителей,
Водопад Есицунэ в Есино
провинций (1827-1833) . Работа над стремились прославить достопримеча ­

этой серией позволила художнику со­ тельности каждой провинции, через ко­
холодных оттенков морского прилива . средоточиться на одном мотиве и рас­ торую проезжали путешественники. Как
Именно в цвете воплотилось с наиболь­ сказать на примере водопадов о ритмах правило, в них фиксировались сменя­
шей ясностью миропонимание мастера, и красках японской природы . Совер­ ющие друг друга селенья , постоялые

его представление о гармонии стихий. шив большое путешествие по знаме­ дворы, стоящие на проезжей дороге.
Цветом он давал зрителям возможность нитым своими водопадами местам, Однако у Хокусая эта традиция при ­
ощутить энергию и силу природных яв­ Хокусай задался целью запечатлеть осо­ обрела новый, существенно отличный
лений, насладиться праздничной кра­ бенности каждого из них, связать их глубокий и духовно наполненный смысл
сотой и необычайностью открывающих­ облик с преданиями и легендами Япо ­ показа удивительных красот природы ,

ся видов . Усил ивая цветом впечатление нии . Так, водопад Ёсицунэ вызывал в па­ просл авляющих родин у .

реальности, он до стигал более глуб око­ мяти воспоминания о древнем японском Хокусая порази л а в водопад ах и х
го эмоционального эффекта. герое , который обмывал в нем своего первозданная мощь и у пругая сила , мо­

Все эти качества ярко проявили се­ разгоряченного боевого коня, а водопад нумента л ьность тяжелой массы воды,
бя в серии, вып ущенной следо м за Тр ид- А мида напоминал своими очертаниями пробивающей себе дорогу в горном мас­
голов у Будды. Такая конкретизация сиве. Каждый изображенный им водопад
Вид водопада Амида близ дорог и
представлений о своей стране в плане был наделен своей собственной энер ­
Кисока йдо
И з серии Путешествие по водопадам осознания ее неповторимости и нацио ­ гией : Потоки воды, катящиеся с гор ,
различн ых провинций . 1827- 1833 нального своеобразия не была новшест- в его гравюрах напоминали то могучие

31
Кацусика Хокусай

колонны, то тяжелые занавеси (Водопад Ёро


в провинции Мина), то снежную лавину (Водо­
пад Ёсицунэ в Ёсино), то узловатые корни ста­
рого дерева (Водопад Курифури на горе Ку­
роками). Для передачи мощи водяных струй
Хокусай использовал всего два цвета: белый
и синий, придав каждому из них необычайную
интенсивность . Эти цвета особенно отчетливо
выделяются на фоне густой зелени, окружающей
водопад Ёро , или рыжих скал, между которыми
прорывается водопад Ёсицунэ. Нанесенные на
бумагу мощными сильными обобщенными лини­
ями мчащиеся синие струи воды , увенчанные

широкими полосами белой пены , создают ощу­


щение грандиозного , почти космического по

масштабу движения, и только фигуры путни ­


ков у подножия водопада , безмолвно созерца­
ющих водяную лавину или спокойно обмыва­
ющих в струях воды водопада Ёсицунэ рыжего
коня , превращают грандиозное действие в реаль­
ную жизненную сцену.

В 1827 -1 830 годах Хокусай создал серию


гравюр , посвященную знаменитым японским

мостам, и назвал ее В иды замечательных мос­


тов в различных провинциях. Эта тема не слу­
чайно привлекла внимание художника и его по­
следователей. Строительство новых мостов,
предпринятое токугавскими властями в горной
стране , и з обилующей труднопроходимыми уще­
лья м и и река м и , стало одним из важнейших со­
бытий времени. Легкие дуги арочных мостов, пе­
реброшенные через реку Сумидагава в Эдо,
поразили воображение Хокусая, позволили ему
по - новому взглянуть на город, а висячие мосты,

перекинутые через ущелья в горных провинци ­

ях, открыли перед ним новые возможности изо ­

бражения пространства. Соотношением разно­


великих масштабов или смещением планов он
усиливал ощущение глубины, приоткрывая мир
с неожиданной точки зрения. Н о Хокусай, про ­
славляя новые мосты, заметно расширил гра ­

ницы своей темы , сумев через показ их разно ­


образного облика рассказать о жизни своей
страны, ее праздниках , буднях, жизни города ,
величественных ландшафтах, горах и реках раз­
ных провинций. Р яд его гравюр, таких, как Ви ­
сячий мост в Хиэцу - но Сакаи, или Мост обе­
зьян, эпичностью строя близки серии Тридцать

Из серии Виды замечательных мостов различных


провинций. Около 1 827 - 1830:
Мост Висящего Облака

Висячий мост в Хиэцу-на Сакаи , или Мост обезьян


Любование ирисами в Яцухаси

32
Годы творческого расцвета

Мост - радуrа осенней порой


Из серии Восемь видов острова
Рюкю. 1820-1830

(Вечером в праздник фонарей на мос­


ту Тэмма в провинции Сэтцу) , показ
ночных улиц и изогнутых деревянных

мостов с рядами сияющих фонарей ,


освещающих ночную реку. Тягу к пра­
здн ичному, нарядному и торжествен ­

но 1у городскому пейзажу в извест­


ной ме ре пробудили в Хокусае появи­
вшиеся пейзажн ые серии Хиросигэ ,
начавшие в 1830-х годах выходить од­
на за другой, при-влекая внимание зри ­
телей неожиданностью ракурсов и то­
чек зрения, поэтической трактовкой
городски х видов. Хок у сая тоже захле­
стнула вол на восторга перед красотой
праздничных городских пейзажей,
Горбатый мост храма Камэйдо Тэндзин шесть видов Фудзи. Но в большинст­ но его философскому мироощущению
Из серии Виды замечательных мостов ве гравюр проявились уже новые на­ значительно ближе был вдумчивый ,
различных провинций. 1827- 1830
строения мастера. Его зачастую при- эпический взгляд на природу. Лако-
влекали виды праздничного города ничный четкий стиль мастера тяготел

33
Кацусика Хокусай

Из серии Большие цветы


Конец 1820 - начало 1830-х :

Вьюнок и древесная лягушка

Пионы и бабочка

Ирисы. 1828

к широким обобщениям, устранению второ­


степенных деталей.
Таким мощным, значительным чувством
проникнута созданная в конце 1820 - нача­
ле 1 830 -х годов серия , посвященная цветам
родины. Возрождая в гравюре прославлен­
ный в живописи Дальнего Востока интимно­
лирический жанр «Цветы - птицы », наполнен­
ный множеством поэтических ассоциаций
и символических значений, Хокусай обра­
тился к традиционному приему передачи че­

рез малую деталь природы всеобщих зако­


нов вселенной . Скрытую истину мироздания
он обнаруживал в будничных явлениях жиз­
ни, стремясь в одном цветке почувствовать

аромат луга. Однако и в этом насыщенном


символикой и поэтическими ассоциациями
жанре он сумел выбрать свой собственный
путь , назвав новую серию Большие цветы
и придав изображенным цветам оттенок си ­
лы и героизма. Цветы, представленные им,
стали символами красоты и яркости жизни.

Так , слива, расцветающая в заснеженных го­


рах ранней весной, для него олицетворяла
мужество, жизненную энергию, пробива ­
ющую себе путь сквозь житейские невзго ­
ды, а хризантема с ее солнечными лучами

лепестков, расцветающих холодной осенью,


во площала образ света, солнца , самой Я по­
нии . Хокусай монументализировал свои цве­
ты, преднамеренно меняя зрительные мас­

штабы, укрупняя образы и открывая мощь


и огромность мира природы в каждом зем ­

ном проявлении. Б елые л илии, изображе нные


им на ярком синем фо н е, напоминали лег­
ких птиц , создавали ощущение света и ра ­

дости, темные лиловые ирисы свободным


размахом широко раскрытых лепестков вызы ­

вали в памяти гигантских бабочек, маки при­


тягивали взгляд своей бархатистой мягкос ­
тью, материальностью и монументаль н остью

форм . В структуре каждого цветка он искал


логику строения форм , во площающих энер ­
гию развития и роста. В эти годы Хокусай

Сакура и снегирь. Около 1834


Из серии Малые цветы

34
Годы творческого расцвета

35
Кацусика Хокусай

видел мир в радостном сверкании красок, вос­

хищался каждым порождением природы.

Т ридцатые годы - время поисков и душев ­


ных волнений, принесших новые веяния в твор­
чество Хокусая . Жизнь мастера протекала в да­
леко не легкое для Японии время, когда все
острее ощущался надвигающийся кризис суще ­
ствующей государственной системы, а вместе
с ним все острее становились попытки правя­

щи х кругов укрепить клонящуюся к закату фе­


одальную систему. Периодически предприни­
мавшиеся правительством меры по запрещению

всевозможных излишеств, мелочный контроль за


работой художников, которым не разрешалось
пользоваться более чем семью досками для пе­
ча т анья цветных гравюр, ставили преграды на

пути их творческой свободы. Н естабильности


существования сопутствовала также общая тре­
вожная атмосфера жизни в стране, постоянно
вспыхивающие бунты крестьян и городских жи­
телей. В се это не могло не оказывать влияние на
душевное состояние мастера, в творчестве кото ­

рого назревало смутное беспокойство и все ча ­


ще ощущалось чувство одиночества. Стремясь
обрести душевный покой в поэзии, Хокусай об­
ратился к мудрости китайской лирики и к тра ­
диционным сюжетам китайской и японской
живописи. Постепенно отступая от эпической
репрезентативности, ощущавшейся в его мощных
пейзажных образах 1 820-х годов , он по - новому
пристально стал вглядываться в мир природы

и искать в нем созвучия своему душевному

состоянию . Восхищение природой приобрело


у Хокусая новые оттенки поэтического востор ­
га , любования и желания насытить глаза красо ­
той, вблизи которой раскрывается человече ­
ская душа, приобщающаяся к чуду заливающе ­
го весь мир серебристого лун ного света или ра­
достного весеннего цветения . Этот восторг осо­
бенно ощутим в гравюре Облако цветов. Ёсино
из серии Сне г, луна и цве т ы , где мастер создал
живописную поэму, повествую щую о весне . Он
показал жилой квартал города , превративший ­
ся в сказочный сад, скрытый белым облаком цве­
тущих вишен, заполн ивших все пространство

до самого горизонта. Здесь исчезли характер ­


ные для него четкие линии, буйство красок вы ­
разило чувства мастера, ощутившего пьянящий
аромат весны. Не случайно художник подписы­
в ал свои гравюры, выполненные в эти годы , Дзэн
Хокусай Иицу , подчеркивая заложенное в них

Поэт Ри Хаку (Ли Бо). Около 1830


Из серии Поэты Китая и Японии

36
Годы творческого расцвета

созерцательное настроение. И действительно, со­


зерцательное настроение все сильнее звучало

в творчестве уже немолодого и обремененного


заботами мастера, мягче стала его живописная
палитра , небольшие детали, введенные в пейзаж ,
внесли в него ноты интимности и лиризма. Так ,
в пейзажном листе Мост - радуга осенней по­
рой, входящем в серию Восемь видов острова
Рюкю , выполненную в тридцаты х годах XIX ве­
ка , картину осенней природы с желты ми деревь­
ями на первом плане, длинной извилистой да мбой,
уходящей по диагонали в гл убь гравюры, оживля ­
ют фигуры двух путников, разглядывающих лодоч ­
ки-драконы , качающиеся у берега . Они вносят
ноту достоверности и разрежают монотонную не ­

подвижность, словно спящей природы, исполнен ­


ной ощущения глубокого покоя. Хокусай, никог­
да не посещавший острова Рюкю , создал по воле
своей фантазии поэтическую живописную поэму
о маленьких пустынных островах , затерянных

в просторах океана.

Стремясь обрести душевные силы в творчест­


ве своих далеких предшественников и сопоставляя

себя с поэтами - отшельниками Средневековья ,


Хокусай после долгого перерыва вновь обратил­
ся к иллюстрированию поэтических антологий
и создал новую серию гравюр Поэты Китая
и Японии. Духовный мир знаменитых поэтов
ушедших эпох художник раскрыл через природу,

поскольку именно она составляла главное содер ­

жание их произведений, определяла настроение


действующих персонажей. Каждый из них в гра­
вюрах Хокусая изображен либо восторженно со­
зерцающим открывающийся перед ним прекрас­
ный ландшафт , либо погруженным в печальные
думы , одиноко путешеств уя по горным тропам.

Тема единства человека с природой превалирует


в гравюрах этой серии. Сосланный на чужбину по­
эт и канцлер Накомаро изобра жен лежащи м под
сенью мощной сосны и приста л ьно вгляд ываю­
щимся в пустынные воды океана , страдая по да ­

лекой родине . П оэт Т оба предста влен еду щи м


в ссылку верхом на коне по пустынны м з асне жен ­

ным горам , сопровождаемый вьюгой . Он изгнан ­


ник, и его бесприютность подчеркивается сурово­
стью зимней погоды. П оэт Ли Бо, бредущий
с котомкой по горам, показан остановившимся
перед мощным горным водопадом и на время

забывшим свои невзгоды , залюбовавшись его


красотой . Пейзаж помогает Хокусаю по-разному,
но всегда глубоко и полно раскрыть душевный

Поэт Накомаро . Около 1830


Из серии Поэты Китая и Японии

37
Кацусика Хокусай

мир человека. Классические произве- ства. Произведения художника отра- Из серии Поэты Китая и Японии
Около 1830:
дения поэзии прошлых эпох рождают жают его раздумья, становятся глуб-
Поэт Тоба в изгнании
в его душе новые настроения , мысли же и с лож нее по выраженным в них
Молодой человек на белой лошади
и чувства, приводят его к пониманию эмоциям . В 1834 году, когда Хокус аю
настоящего . исполнилось семьдесят четыре года, его

Тридцатые годы - время сложных жизнь потрясли неожиданные собы­


перемен в жизни Хокусая. Жизнен­ тия . П реследуемый кредиторами вн у­
ные невзгоды уносят многие иллю з ии . к а, за финансовые операции которого
Во многом меняется строй его иску с- он в свое вре м я дал поручительство ,

38
Годы творческого расцвета

и не имея средств расплатиться с ни­ оттенков. Полихромия уступила место


ми, он вынужден был тайно уехать в де ­ монохромной живописи , в которой
ревню Урага, расположенную в отда­ Хокусай умело строил свои образы все ­
ленной провинции Сагами , и провести го двумя цветами - черным и серым,

там под чужим именем Мурая Хатиэ­ нанесенны ми на бе л ый лист бумаги.


мон около шести лет в изгнании. Из всей При этом особенн о выявилось значе ­
семьи (а по скудным сведениям, сохра­ ние линии, виртуозной по ма стерству.
нившимся о его домашних делах, изве­ И менно одной только черной ли нией ,
стно, что он был дважды женат и и мел гибко й и уди вите льно живой, худож ­
несколько детей, в том числе сына Са­ ник суме воспроизвести все шогооб ­
кидзюро) его сопровождала тольк о тре ­ разие и поэзию природного мир а . В изы ­
тья дочь, художница Оэй . В письме, тай ­ сканности оттенков черного и серого

но посланном им своему издателю , он цвета , передающих мя г кость осеннего

сообщал о бедственно м положении , в ко­ дня, изменчивую красоту зимней пого ­


тором ему довелось жить: « В это с у ро ­ ды, ощущалось воздействие кл ассиче­
вое время года, особенно в моих долгих ского монохромного пейзажа, где града­
странствиях, приходится переносить циями черного тона воссоздавалась вся

много трудностей, так как я обхожусь сложность бытия вселенной.


в эти сильные холода одним единствен­ Вся новая серия Сто видов Фудзи
ным платьем, и это в моем возрасте составила сто два листа и была издана
76 лет. Я прошу Вас подумать о пе­ в виде трех альбомов. Фор ма этих аль­
чальных условиях, в которых я нахо­ бомов, как и колорит гравюр , отлича ­
жусь». И в заключение письма худож­ лись от предыдущих серий. П о сравне ­
ник горестно сообщает: «А что касается нию с крупноформатными листам и
моей жизни, то она как бы прекрати­ Тр идцати шести видов Фудзи она бы­
лась для общества, и я даже не могу ла более интимной и камерной. Живя
дать Ва м свой адрес». Но старый худож­ среди природы вдали от людей, Хоку­
ник, несмотря на беды, полон мужест­ сай воспринимал ее иначе, чем прежде,
ва и энергии. «Мои руки нисколько не пристально вглядываясь в каждое ее

ослабели, - пишет он, - и , как всегда, проявление. На смену эпической ве ­


я работаю неистово. Моя единственная личавости пейзажей двадцатых годов Собиратель хвороста. Около 1830
Из серии Поэты Китая и Японии
цель - сделаться умелым художником» . в тридцатые годы к нему пришла эмоци­

В своей уединенной жизни изгнан ­ ональная доверительность созерцате­


Вид реки Сумида под снегом . Около 1 833
ника Хокусай находил утешение лишь ля. Художник как бы приблизил к себе Из серии Снег, луна и цветы

в рабо те и обретал силы в созерцании


природы. В 1834-1835 годах он вновь
обратился к теме Фудзи, которая связы­
валась в его сознании с темой родины,
не переставала волновать его на протя­

жении всей жизни. Однако в отличие от


Тр идцати шести видов Фудзи его но ­
вая работа, задуманная как серия аль­
бомов и названная Сто видов Фудзи,
представляла новую грань постижения

действительности, иной подход к изоб­


ражению природы, увиденной в ее гар­
монической целостности. Подобно дру­
гим японским художникам и поэтам,

Хокусай воспринимал мир сквозь приз ­


му смены времен года. Но, если в пре­
дыдущих работах времена года были
окрашены в яркие, радостные цвета,

в новой серии их смена стала переда­


ваться путем тонких, еле уловимых

39
Кацусика Хокусай

Из серии Сто видов Фудзи . 1834-1835: ство рисунков, но все , что я сдела л до передать строение дерева, крик уле ­

Фудзи как подставка для солнца се м иде сяти лет, не стоит считать . Толь­ тающей птицы , трепет листьев под осен­
Фудзи и белый олень - символ долголетия ко в возрасте семидесяти трех лет я по ­ ним ветром. Н о он постиг искусство
нял приблизительно строение истинной сделать каждый штрих живым, пере ­
мир природы, ощущая себя соучастни­ природы , животных, насекомых, трав, дающим настроение природы, оттен ­

ком его жизни, сопоставляя вечный деревьев, птиц и рыб . Следовательно, ки освещения, п розрачность воздуха .

и неизменный облик горы Ф удз и с по­ к восьмидесяти годам я достигну еще В каждом явлении, в каждой форме он
стоянно меняющимися аспектами з ре­ больших ус п ехов; в девяносто лет я про­ выявлял главную конструктивную фор­
ния смотрящего на нее набл юдат е ля, никну в тайны вещей, а к ста годам мое му, идеальное на ч ало, помогающее

со сменами погоды, разнообразными иск усст во станет просто чудом. Ког­ воспроизвести мир в его целостности.

жанровыми ситуациями . Нюансы его да же мне исполнится сто десять лет, В серии Сто видов Фудзи его линии
рису нков были настолько тонки и под­ то у меня каждая точка , каждая линия - уподобились звукам музыки. Они то
час неуловимы , что Хокусай обратил ­ все будет живым . Я прошу тех, кто п ро­ гибки и упруги, то плавны и округлы ,
ся из Урага с просьбой к издателю , что ­ живет столько же лет, как и я, посмот­ то резки и отрывисты, сообщая явлени­
бы его работа была передана только реть, сдержал л и я свое слово. Хоку­ ям и формам природы разную силу дви ­
одному резчику по имени Эгава, кото­ сай - Старик , одержимый рисунком». жения , разные настроения и ритмы .

рый числился среди лучших исполни ­ Подобно всем худ ожникам Китая Хокусай здесь часто строил свои компо­
телей гравюр на дереве . «Острота и от­ и Я понии , Хок у сай не писал пейзажи зиции на ритме пересекающихся диа ­

точенность его исполнения , - пишет непосредственно с нат у ры , а пользовал ­ гона л ьных линий или на контрастах
он , - были бы большим утешением бол ь­ ся своей зрительной памятью и знани­ крупных деталей переднего плана мос ­
ному старику, у которого больше ни­ е м законов каллиграфии, которая всегда тов , деревьев, строений, фигур путников
чего не осталось» . Сто видов Фудзи составля л а основу живописи. Изучив и далекой вершины Ф удзи, то еле про ­
Хокусай сам считал своей лучшей рабо ­ китайские трактаты и особенно в н има ­ глядывающей сквозь пелену дождя,
той. Он достиг в ней нового , более глу­ тельно проштудировав Слово о живопи­ то опрокинутой в озеро в виде отраже­
бокого и более эмоционального , чем си из сада с горчичное з ерно - энцик­ ния, над которым с криком про н осятся

прежде , ощущения мира природы, и сам лопедию китайской живописи XVII- дикие гуси. Он прибегал также к пр и­
понимал , что поднялся на новую ст у ­ XIX веков , где содержалось детальное е му среза композиции и показа целого

пень в своем творчестве. В предисло ­ описание раз л ичных живописных при ­ через деталь, как бы в водя зрителя в по ­
вии к альбому он написал: «С шести лет емов , которыми пользова л ись худож­ этический мир пр и роды . Так, в листе
мной овладела мания зарисовывать фор­ ники разны х эпох , он постиг законы В ид Фудзи из бамбуковой рощи, сре ­
мы предм етов . К возрасту пятидесяти штри х а , позволяющие воспроизвести зая верхушки тонких бамбуковых ство ­
лет я исполнил бесчисленное количе- в картине живую изменчивость мира, лов краем листа, п ередавая легкими

40
Годы творче с коrо расцвета

лаконичными упругими линиями раз­ з ахваченным открывающимися перед кий силуэт невидимой глазом горы .
нообразные ритмы их движений и поз­ ним просторами и подчиненны м настрое­ Незначител ьное и ранее никем не за­
воляя увидеть сквозь их узор ровный ниям природы. Хокусай часто строил меченное становилось в листах серии

и неподвижный силуэт вершины Фудз и , свои композиции на контрастн ом соеди­ главны м, малое приравнивалось к ве­

мастер достигал впечат ле ния удиви ­ нении разномасштабны х и разнохарак­ ликому . Так Хокусай строил свой мир,
тельной чистоты и гармонии природы . терных форм , ра з рабат ывая те м самым создавал новые принципы пе йзажа, в ко­
Стремясь запечатлеть мир в его веч­ новые принципы передачи пр ос транст ­ тором старое и новое составляли нера з ­

ной изменчивости, Хокусай вовлекал ва и глубины . По мещая на переднем рывное единство.

в свои пей з ажи разнообразные и зоб ра ­ плане огромные деревья (В ид Фудзи Серия Сто видов Фудзи имела в кру­
зительные мотивы - людей , животных , с горы Тотоми) , стр оя композицию на гах эдос ских горожан ш ум ный успех.
птиц , которые своими действиями, по ­ пересекающи хся диагона лях, врезаю ­ У спех этот Хокусаю был необходим тем
зами выражали настроения приро д ы , щихся в глубь пе йзажа (Обж игакие более, что его славу начали затмевать
сообщали о смене времен года, усили­ лодки), заполня я всю поверхность ли ­ выпущен ные в свет на протяжении трид­

вали эмоциональность пейзажа . В при­ ста кругл ы ми зонтика ш ( В ид Фудзи цатых год ов пейзажи Андо Хиросигэ
з ывно закинутой голове горного оленя, от рык ка зоктиков) или соотнося Зкамекитые виды Восточко й столи­
в с уе те и криках готовящихся к полету пре дметы переднег о крупного плана цы и Пятьдеся т три стакции дороги
диких гусей явственно звучал голос осе­ с далекой панора 1ой, развертывающей­ Токайдо. О тмеч енные м ягким лириз­
ни , в тонких нитях свисающих вниз вет­ ся на горизонте ( Фудзи как подстав ­ мом, эти пейзажи проникнов енно , с тон­
вей ивы ощущалось предвестие весны , ка для солкца), м астер достигал эф ­ ким чувством и разнообразными нюан­
в густых толщах снега, наваливши хся на фекта присутстви я человека - зрителя, сами настроений передавали состояния
огромные ветви старой сосны , чувств о ­ охватывающего взглядом ми р . Оли це­ природы , увиденной ч ерез снег, туман
валась могучая сила з имы . В отличие творенный в вершине Ф удз и мир откры­ или дождь. И хотя Хиросигэ никогда не
от предшествующей серии , посвящен­ вался худож ником подчас с самой не­ смог подняться до уровня тех глубоких
ной Фудзи , многие пе йзажи Ста видов ожида нно й точки з рения: при взгляде из философских обобщений, которые сде­
были пустынны и безлюдны , а те , что бы ­ комнаты через круглое окно, через раз ­ лал Хокусай, его картины природы по ­
л и населены людьми, показывали, как движные перегородки стен , через ог­ корили жителей Эдо своей простотой ,
правило , не ре ме сленников за работой , ромную паутин у, в которой запутался понятностью и обаянием.
а путников и паломников , пришедших кленовый ли ст , через гигантскую ветку
поклониться святым местам. Зрител ь, сосны, занесенную снего м , через гус­

то приближающийся, то удаляющийся той слой обл аков , перере з ающих вер ­ Из серии Сто видов Фудзи. 1834-1835:
вместе с ними от подножия горы , ока­ шину горы и придающи х ей фантасти ­ Вид Фудзи от рынка зонтиков

з ывался вовлеченным в непрерывное ческие очертания , и, наконец , через Фудзи скво з ь паутину
движение во времени и в пространстве , озеро, отражающее опрокин утый чет - Фудз и в комнате

41
Поздние годы

а свою долгую, почти столетнюю средоточил свое внимание на внутренней театральной декоратив ности . Бумаж ный
3 жизнь Хокусай сумел проявить себя стороне образа, представив своих леген ­ фонарь , превратившийся в череп Оива ,
как художник, мыслитель, поэт и сме­ дарных героев в виде духов природы - героини драмы Цуруя Намбоку Ёцуя Кай­
лый экспериментатор во всех сложи­ гигантов , подчиняющих себе простран­ дан, поставленной в театре Кабуки , со­
вшихся в это время видах и жанрах гра ­ ство, олицетворяющих стихии. Так , в ли ­ общает призраку убедительность и одно­
вюр. И хотя лучшие его произведения, стах иллюстрированного им альбома временно жуткую ирреальность, соединяя

относящиеся к пейзажному жанру, бы­ Герои Китая и Япон ии он гипертрофи ­ два мира - воображаемый и действитель­
ли созданы в двадцатых - начале трид­ ровал формы гигантской птицы и огром­ ный. Фонарь-лицо лишен подбородка,
цатых годов , до последних дней не осла­ ной рыбы, с которыми вступают в едино­ но зато наделен огромными пустыми глаз ­

бели творческие силы художника. Почти борство герои . ницами, зловеще сверкающими на лице

на закате жизненного пути , в пору ски­ Сказочный характер этих гравюр пе­ злодейски убитой юной женщины, отрав­
таний в далекой провинции он создал рекликался с фантазией иллюстраций, ле нной отцом воз л юбленной ее мужа.
еще несколько значительных серий , в ко­ сделанных мастером к народным леген­ Бледный свет, струящийся изнутри фо­
торых ярко проявились его мощный тем­ дам о существах потустороннего мира, та­ наря, озаряет ее бумажное лицо. Столь
перамент и неудержимая фантазия. Сам ким , как Сто рассказов о привидениях. же выразительна и другая гравюра Пр и­
мастер в предисловии к иллюстрирован­ В этой серии выявились глубинные сред­ зрак служанки, повествующая о жесто ­

ной им повести Стремена Мусаси так невековые истоки творчества Хокусая , ком убийстве девушки, разбившей хо ­
охарактеризовал свое творчество: «Мне воспитанного с детства на фантастических зяйские тарелки и брошенной за это
посчастливилось писать сильных и муже­ история х, верящего во все необычное, в колодец. Хокусай изобразил ее призрак
ственных людей старых времен». колдовство , оборотней, столь прочно в виде медленно выползающего из недр

Историческая тема волновала япон­ угнездившихся в сознании японского на­ колодца бледного женского лица, по­
ских художников с давних пор. Интерес рода. При зраки не менее реальны для Хо ­ качивающегося на невероятно длинной
к великим подвигам прошлого, к своей кусая, чем живые люди. В его гравюрах змеиной шее , унизанной тарелками.
истории , воплощенной в легенду и по­ они обретают достоверность, материали­ Художник создал в этих гравюрах осо­
вествующей о кровавых сражениях сред­ зуются, соответствуют принципам яркой бую атмосферу театральности. Он вывел
не веко в ых могущественных кланов

XII столетия - Минамото и Та йра, вос­


питывался по эзией, прозой , спектакля­
ми театра Ка буки , равно как и гравюрой
укиё -э , дававшими неиссякаемую пищу
эмоциям горожан. Хокусай стремился
найти эстетический идеал в героях и по­
двигах древности. Поэто му историко-ле­
гендарная тема стала важнейшей в его
позднем творчестве. Но, как ему было
свойственно, он воспринял и интерпре­
тировал ее по - новому. В отличие от мно­
гих художников своего времени , кото­

рые восприни мали историю через

спектакли театра Кабуки , уподобляя дей ­


ствие театральной сцене, Хок усай со -

Из книги Стремена Мусаси. 1836:


Борьба с рыбой
Военачальник Минамото Ёсинэ

42
Поздние rоды

свой огромный опыт последующим по­


колениям, он в 1848 году издал книгу
О правил ьност и применения красок,
в которой поделил ся с м ол одыми худож­
никами своими секретами, расска з ал

о метода х, приемах и инстр ум ента х

живописца , а также о воспитании вку са

и зрительной восприи мчи вости живо­


писца. Важное место в книге был о отве­
де но рассказу об особенностях изготов­
ления и способах применения красок.
Хокусай указывал , например , на много­
образие о ттенков черного цвета. « Чер­
ный цвет, - пис а л он, - может быть бле ­
стящим и матов ым, д ревним и новым.

Н а свету и в тени он м еняет оттенки.


Для того, чтобы получить "дре вний чер­
ный ", к нему следует добави ть красную
краску , дл я получения "бл естящего чер­
ного " к краске нужно доб авить клей,
И з серии Сто рассказов о прив иден иях Увлечение мастера в последние годы дл я получения " черного, освещенного
Около 1 830- 1 840:
жизни живописью ощущается и в пей­ светом ", его следует оттенить серым » .
При з рак служанки
зажной серии Тысяча видов моря Скитания мастера закончились око­
Призрак Оива
( 1830- 1840), где стихия волн, показан ­ ло 1839 года. Но его постигло новое бед­
ная в непрерывной изменчивости цвета , ствие. В 1839 году во время пожара ,
свои персонажи из мира реальности , по ­ приобретает множество оттенков. Ли­ столь часто случавшегося в деревянных

мещая их в мир сценический , интуитив ­ нии гравюр здесь становятся зыбкими домах с соломенными матами - татами,

но угадывая особую волнующую атмосфе­ и дробными, формы и явления в ряде ли ­ характерными для Эдо и других городов
ру театральных эффектов, сочетая темный стов теряют прежнюю чистоту, вступа ­ Японии , сгорел дом Хоку сая и все ри­
иссиня-черный фон со светлым почти све ­ ют в сложну ю и противоречивую взаимо­ с у нки , подготовленные для гравюр.

тящимся желтоватым ликом при з рака , зависимость. Последние годы мастера прошли
нагнетая атмосферу жути показом замед­ К концу жизни Хокусай все чаще об ­ в неустанном труде. После пожара и по­
л енных ритмов его движений. ращается к ж ивописи. Жел ая передать следовавших за ним с к итаний Хокусай
Иначе, но с той же долей яркой фан­
тазии строится художником колорит дру­

гой его серии Сборник ста поэтов в пе­


ресказе няни , выпущенный мастером
в свет в 1835 году . Он основан на слож­
ной и детально разработанной цветовой
композиции, во многом приближающей ­
ся к живописи . Хокуса й создал здесь
вольную интерпретацию классической
поэзии и дал простонарод но е ее толко­

вание . Овеянный романтикой Ср едневе ­


ковья язык лирической по эзии масте р
соединил с про з аически-жанровой трак­
товкой образов горожан, придав всему
действию подчеркнуто декоративную яр ­
кос ть, усилив сочетанием броских ани­
линовых красок живую активность об ­
разов людей и динамику пейзажа .

Волны в Соосю-Тёси . Окол о 1 830- 1 840


Из серии Тысяча видов моря

43
Кацусика Хокуса й

воспользовался приглашением извест­ Прожив в усадьбе Кодзана до 1844 го­ проводить одновременно несколько

ного ученого, исследователя голланд­ да, Хокусай отправился в Эдо за доче ­ параллельных л иний , напоминающих
ской культуры, историка, знатока китай­ рью Оэй и вн уком и уже вместе с ними морские волны, речные водовороты и во ­

ского и монгольского языка, а также неразлучно прожил в Обусэ до конца допады. Все линии, проведенные подоб ­
состоятельного человека Такаи Кодза ­ своих дней, занимаясь любимым делом ными кистями, были предельно четкими
на, и с 1841 по 1844 год жил в его усадь­ и окруженный близкими людьми. и ясными, и по ним ре зчику было легко
бе, расположенной в Обусэ, провинции В Об усэ сохранилось огромное ко­ резать гравюру.

Синею. Будучи тонким ценителем искус­ личество рисунков Хокусая, которые по­ Рис унки Хокусая рассказывают
ства, человеком передовых взглядов, сто­ сле его смерти и смерти Кодзана были о нем многое. Он был внимательным ес­
ронником сближения Японии с Западом, вывезены в музеи Америки , Франции тествоиспытателем, изучал тщате льно

Такаи Кодзан высоко ценил творчество и Голландии. Предназначенные для гра­ строение цветов, чешуи рыбы, орнамент
Хокусая и даже стал его учеником . Он вюр рисунки художник выполнял спе­ крыльев бабочек. Н о будучи истинно
сам разыскал старого мастера и помог циальными кистями, ряд из которых на­ японским худож ником и поэтом , он по­

ему выбраться из Урага. поминал густые щетки , позволяющие нимал, что каждая малость в природе

выше всякого чуда, если видишь ее вну­

тренний лик, ощущаешь живое дыхание,


биение сердца . Горсть воды, цветок или
небольшое деревце вызывали в его во­
ображении волны , громады скал и по­
ловодье рек. Каждое явление природы
заслуживало благоговейного к себе от­
ношения. « Один цветок лучше, чем сто,
дает почувствовать аромат луга. Один
образ , одна деталь разрастаются до бес­
конечности, когда соприкасаются два

плана бытия - временное и вечное ». Та­


ково было суждение японских мыслите ­
лей, к которым принадлежал и Хокусай.
Его рисунки цветов всегда были отмече­
ны одновременно большой точностью
и обобщением . Рисунки Хокусая строи­
лись на ритме разнообраз но сплетающих­
ся острых, колючих или плавно перете­

кающих друг в друга линий. Линия -


главное средство художественной выра­
зительности произведений Хокусая.
Даже в его цветных гравюрах линей­
ная основа всегда оставалась ведущей.
И именно рисунки позволяют понять ход
мыслей мастера, его отношение к вещи

~
и явлениям мира.

.. До самой смерти Хокусай жил рабо­


той и мыслями об искусстве. Когда на де­
вяностом году он захворал и почувство­

вал , что ему приходит конец, он написал

полное юмора письмо своему другу Та ­


каги: « Царь Эмма стал очень стар и ре­
шил удал иться от дел. Он построил се ­
бе красивый домик и просил меня прийти

И з серии Сборник ста поэтов в пересказе


няни. 1835:
Же н щин ы возвращаются домой но закате

Люди п ереходят горбатый мост

44
Поздние годы

к нему и написать для него какэмоно.

Итак, я должен отправиться в путь, и ког­


да я пойду, я возьму с собой свои рисун­
ки . Я сниму себе жилище на углу улицы
Ада, где я рад буду принять Вас, когда
Вам представится случай посетить ме­
ня». Этот неутомимый труженик - «Ста­
рик, одержимый рисунком», как он под­
писывал свои гравюры в старости ,

печалился о том , что расстается с жиз ­

нью только потому, что не смог достичь

того совершенства , о котором мечтал.

«Если бы небо дало м не еще десять лет! -


говорил он. - Ил и хотя бы пять лет жиз­
ни , я мог бы сделаться дей ствительно
великим художником».

Вся жизнь Хокусая прошл а в поисках


новых выразительных средств . Он меч­
тал оставить миру произведения, ко ­

торые прославили бы природу Японии ,


рассказали бы о ней всему миру . Как ис­
тинный художник, Хокусай изучал и ос­ пейзажей Хиросигэ», - заметил япон ­ Купальня у о з ера . 1835
Из серии Сборник ста поэтов
ваивал все новое , но не утрачивал сво­ ский критик Нарадзаки Мурасигэ. Е го
в пересказе няни
их национальных корней, превращая все славу возродили европейские художни ­
воспринятое извне в свое, неповтори­ ки конца XIX века, которым именно Хо ­
мое и оставаясь в русле японской тради­ кусай помог открыть своеобразие япон­ нием косности сложившихся в искус­

ционной культуры. Главным для него ского искусства. стве правил . Так, они выявили важное
всегда был путь духовного совершенст­ Хокусай был первым японским мас ­ свойство японской графики - подвиж­
вования , стремление понять первоосно­ тером, признанным в Европе. Хотя рас­ ную, разомкнутую форму линии, неза­
вы бытия мира, постигнуть красоту и ве­ пространение японской гравюры нача­ вершенность композиции, как бы разви ­
личие природы . лось в странах Европы уже в начале вающейся за пределами гравюры , умение
Хокусай заново открыл для своих со­ XIX столетия, подлинным ее открытием линией передать объем, движение , про ­
временников природу, помог им по - но­ стал l 856 год, когда французский гра­ странственную среду. Японская гравю­
вому взглянуть на мир. Его широкие вер и керамист Феликс Брокмон увидел ра и , в частности, гравюра Хокусая при ­
эпические пейзажи способствовали по­ томик рисунков Хокусая Манга, кото­ влекла европейцев своим радостным
знанию страны и воспитывали любовь рые поразили его точностью, артистиз­ колоритом, любовью к чистым и насы ­
к ней. Именно пей з ажи Хокусая сделал и мом и многообразием движений. Япон­ щенным цветовым сочетаниям, декора ­

гравюру укиё- э ведущим видом искусст­ ская ксилография вскоре завоевала тивной красотой, узорчатостью линий
ва первой половины XIX века . Т ворче­ стремительную популярность в Париже и , главное, сложным и разнообразным
ство этого мастера ста ло самым ценным, и Лондоне. Она привлекла к себе моло ­ выражением эмоций. Уистлер, Моне , Де­
что дала городская культура Эдо, в нем дых художни ков , искавших новых путей га, Тулуз -Лотрек , Ван Гог, Гоген и мно­
с наибольшей силой отра зились самые и выразительных сре дств в иск ус стве. гие др угие мастера были увлечены япон­
плодотворные идеи эпо хи. Евр опей ские художники у видели в япон ­ ской гравюрой и находились под ее
Между тем искусство Хо кусая , поль­ ской гравюре, и в первую очередь в ра ­ сил ьным влиянием . Так, П иссарро на п и­
зовавшееся в Я понии столь громкой сла ­ ботах Хокусая, законч енн ую и совер­ сал после посещения одной из многочис­
вой при жизни мастера, после его смер­ шенную систему большого искусства, ле нных выставок, открывшихся тогда

ти было надолго предано забвению. которая открыла им существование в Париже: «Эти японцы укрепляют ме­
Официальная критика считала его вуль­ другого типа творческой фантазии, воз­ ня в нашем способе видения». Эдгару
гарным и грубым и трактовала как ху­ мож ность нового взгляда на привычные Дега особенно близкой была острота гра­
дожника , работавшего для забавы черни. и повседневные явления жизни. Импрес­ фического стиля, декоративные качест­
« Сердитая кисть Хокусая, его слишко м сионисты и постимпрессионисты обнару­ ва линии, смелые ракурсы и организа­

высокая и одинокая Фудзи пугала зрите ­ жили в гравюра х Хок у сая многое из ция пространства, при которой основные
лей . Им больше пришлась по вкусу мяг­ того , что достигалось ими великим на ­ предметы часто располагались не в цен­

кая лиричность и сентиментальность пряжением творческих сил и преодоле- тре. Сближало Дега и Хокусая и то, что

45
Кацусика Хокусай

оба они умели ув идеть в обыденном


характерное и даже эксцентричное,

которое выявляло сущность видимой


реальности, обнажая главное. Приемы
асимметричной композиции и фрагмен­
тарности изображения, когда рамой сре­
залась часть фигуры, были также взяты
Дега из гравюр Хокусая.
Ван Гога в гравюрах Хокусая привле ­
кало другое качество. Его увлекала сим­
волика чистых цветов, умение заставить

каждую краску выражать свои эмоции,

звучать в полную силу. Уистлер, ста­


вший главным пропагандистом японско­
го искусства в Англии, коллекциони­
ровал и пристально изучал японское

искусство в ту пору, когда, по словам

его близкого друга Сиккерта, «оно было


вовсе неизвестно, и собиратели только
начинали понимать этот нетронутый до
сих пор запас прекрасного». В отличие национальной принадлежности. О боль­ Цветущая слива и луна. Около 1803
от импрессионистов он не стремился вос­ шо м внимании к работам Хокусая в на­
произвести натур ный цвет и никогда не ше й стране свидетельствует обилие его четверть всех находящихся в России
писал на пленэре. Его задачей было под­ произведений, находящихся как в круп­ гравюр. Собранные известными коллек­
чинить цветовое решение картины зако ­ ных музеях, так и в частных собраниях. ционерами Китаевы м, Щукиным, Вар­
ну соответствий и гармонии, как это де­ Наиболее значительные коллекции гра­ шавским, они хотя и не отражают пол­

лали японцы и, в частности, Хокусай. вюр Хокусая хран ятся в Москве, в Му­ ностью всей многогранности творчества
Клода Моне привлекала в гравюрах зее изобразительных искусств имени мастера, но позволяют судить о его мас­

Хокусая утонченность вкуса, но ощущал А.С. Пушкина , в М узее искусства на ­ штабах и значении, о месте, занимаемом
он ее по-своему. Его любимым жанром родов Востока, а также в Эрмитаже Хокусаем в японском искусстве .
был пей заж, и в умении художника уло­ в Санкт-Петербурге. Пожалуй , можно
Горбатый мостик. Около 1835-1836
вить в соотношении света и цвета живую без преувеличения сказать, что произве­
Бумага , тушь
ускользающую жизнь, отказаться от дета­ дения этого мастера составляют почти Частное собрание

лей ради передачи впечатления от целого


заметны были главные соприкосновения
с японским искусством . «Я признаю их
эстетику, основанную на намеках, их уме ­

ние выразить представление о предмете од­

ной лишь тенью, представление о целом


посредством фрагмента», - говорил он.
Воздействие японской гравюры испы­
тали на себе также и русские художни­
ки. «Упрощенность, краткость и стреми­
тельность художественного восприятия

и его воплощения всегда поражали ме ­

ня в японской гравюре», - писала Остро­


умова -Лебедева. Вслед за ней многое пе ­
ренял у японских графиков Фалилеев.
Гравюры Хокусая завоевали широ­
кую популярность далеко за пределами

Японии. Его пей зажи, поражающие глу­


биной мысли, эпической широтой, чис­
тотой и ясностью цвета привлекают сво­
ей красотой людей, независимо от их

46
Хроника жизни Кацусика Хокусая
Осень 1760 Родился в Эдо (Токио) в районе Хондзё Варигасуй в семье Кавамура.
Детское имя - Токитаро.
Около 1763 Усыновлен мастером зеркальных дел Накадзима Иссэ.

1770 Под именем Тацудзо работает разносчиком книг в книжной лавке в районе Ёкоматё.
1773 Поступает в обучение к мастеру резьбы по дереву. Приобретает квалификацию
резчика гравюр.

1778 Принят в качестве ученика в мастерскую художника школы укиё-э Кацукава


Сюнсё ( 1726 - 1792).
Около 1779 Издает первые гравюры в манере Сюнсё с изображением актеров и борцов.
Подписывается именем Кацукава Сюнро .
1775-1780 Начинает работать в области книжной иллюстрации. Издает популярные книги
с гравюрами - кибёси (желтые обложки).
1793 Пишет стихи, изучает живопись школы Кано.
Около 1795 Порывает с учителем и уходит из школы Кацукава. Изучает искусство школ
Ямато и Тоса. Испытывает влияние разнообразных направлений живописи.
1793-1797 Издает первые суримоно за подписью Хисикава Сори, работает в области
книжной иллюстрации. Издает книги сатирических стихов (кёка-эхон).
1796 Изучает китайскую живопись периода Мин и Цин. Проявляет интерес
к законам европейской перспективы.

1797 Начинает подписывать свои гравюры именем Хокусай - Художник с севера.


1797-1799 Проходит курс обучения у художника европейского направления Сиба Кокон.
Знакомится с голландскими гравюрами. Создает гравюры в западном стиле.
1800 Создает иллюстрации в альбоме Взгляд на достопримечательности Восточной столицы.
1803-1806 Иллюстрирует книги стихов и книги для чтения ёмихон.

с 1808 Иллюстрирует многие книги Бакина.


1812 Совершает серию поездок. Первое Путешествие в город Нагоя. Посещение района Кансай,
городов Киото, Осака, Ёсино.
1812-1814 Выход в свет первого тома сборника Манго, иллюстрированных пособий для художников.
1817 Вторичное путешествие в район Кансай. Выход в свет седьмого тома сборника
Манго, посвященного пейзажу.
1820-е Период творческого расцвета.

1823-1831 Работа над серией цветных гравюр Тридцать шесть видов Фудзи.
1827-1830 Издает серии гравюр Виды замечательных мостов различных провинций,
Поэты Китая и Японии .

1827-1833 Издает серию гравюр Путешествие по водопадам различных провинций.


1834 Вынужденный отъезд в Урага в сопровождении дочери Оэй.

1834-1835 Издание трех альбомов Сто видов Фудзи.


1834-1840 Работа над серией гравюр Сто поэм в рассказах няни.
1839 Пожар, в котором сгорели многие картины, гравюры и рисунки мастера.
1841-1849 Жизнь в усадьбе Такаи Кадзана в Обусэ . Увлечение живописью.
1849 Умер в 1 8 день четвертого месяца. Похоронен в храме Сэйкёдзи в районе Асакуса.
Содержание
4 Хокусай и японская гравюра
1О Годы становления
24 Годы творческого расцвета
42 Поздние годы
47 Хроника жизни Кацусика Хокусая

Указатель произведений Кацусика Хокусая


Автопортрет в возрасте83 лет. 1842 - 4 Луна, хурма и кузнечик. 1807. Суримоно - 14
Актер Тацуноскэ с марионеткой . После 1817. Суримоно - 15 Любование ирисами в Яцухаси. Из серии Виды замечательных мостов
Актеры Итикава Эбидзо IV и Саката Хангоро 111. 1791 - 11 различных провинций. 1827-1833 - 32
Большая волна в Хоммоку у побережья Канагава. 1799-1805 - 12 Люди переходят горбатый мост. Из серии Сборник ста поэтов в пересказе
Борьба с рыбой. Из книги Стремена Мусаси. 1836 - 42 няни. 1835 - 44
В морских волнох у Кнагава (Большая волна) . Из серии Тридцать шесть Маленький ворон, несущий саблю . 1800-е . Суримоно - 15
видов Фудзи. 1823-1831 - 28 Мастерская художника . 1821. Суримоно - 17
Вид водопада Амида близ дороги Кисокайдо. Из серии Путешествие по Молодой человек на белой лошади. Из серии Поэты Китая и Японии - 38
водопадам различных провинций. 1827-1833 - 30 Мост Висящего Облака. Из серии Виды замечательных мостов различных
Вид реки Сумида . 1800-1805 - 12 провинций. Около 1827-1830 - 32
Вид реки Сумида под снегом. Из серии Снег, луна и цветы. Около 1833 - 39 Мост - радуга осенней порой. Из серии Восемь видов острова
Вид Фудзи от рынка зонтиков . Из серии Сто видов Фудзи. 1834-1835 - 41 Рюкю. 1820-1830 - 33
Висячий мост в Хиэцу-но Сакаи, или Мост обезьян. Из серии Виды Новая Есивара. 1800. Из серии Взгляд на достопримечательности
замечательных мостов различных лровинций. Около 1827- 1830 - 32 Восточной столицы - 18
Водопад Есицунэ в Есино. Из серии Путешествие по водопадам различных Ойран, стоящие у изгороди. 1796-1797. Суримоно - 17
провинций. 1827-1833 - 31 Пионы и бабочка. Из серии Большие цветы. Конец 1820 -
Водопад Курифури на горе Куроками. Из серии Путешествие начало 1830-х - 34
по водопадам различных провинций. 1827-1833 - 3 1 Победный ветер. Ясный день (Красная Фудзи}. Из серии Тридцать шесть
Военачальник Минамото Есинэ. Из книги Стремена Мусаси. 1836 - 42 видов Фудзи. 1823-1831 - 27
Волны в Соосю-Тёси. Из серии Тысяча видов моря. Около 1830-1840 - 43 Побережье Ситиригахама. Из серии Тридцать шесть видов Фудзи.
Вьюнок и древесная лягушка. Из серии Большие цветы. Конец 1820 - 1823-1831 - 25
начало 1830-х - 34 Поэт Басё. 1817. Из сборника Манго, том Vll - 20
Гора Фудзи и замок Эдо. Вид с Нихонбаси. Из серии Тридцать шесть Поэт Накомаро. Около 1830. Из серии Поэты Китая и Японии - 37
видов Фудзи. 1823-1831 - 26 Поэт Ри Хаку (Ли Бо}. Около 1830. Из серии Поэты Китая и Японии - 36
Гора Фудзи, отраженная в озере. Из серии Тридцать шесть видов Поэт Тоба в изгнании. Из серии Поэты Китая и Японии - 38
Фудзи. 1823-1831 - 29 Призрак Оива. Из серии Сто рассказов о привидениях.
Гора Фудзи с цветущими вишневыми деревьями. Суримоно. 1890-1805 - 5 Около 1830-1840 - 43
Горбатый мост храма Камэйдо Тэндзин. Из серии Виды замечательных Призрак служанки. Из серии Сто рассказов о привидениях.
мостов различных провинций. 1827-1833 - 33 Около 1830- 1840 - 43
Горбатый мостик. Около 1835-1836 - 46 Река Тома в Мусасино. Из серии Тридцать шесть видов
Горный пейзаж с мостом. 1799. Суримоно - 16 Фудзи. 1823-1831 - 25
Деревня под снегом. 1814. Из Альбома правдивых картин - 22 Реквизит для прощального представления. 1820. Суримоно - 17
Дождь . 1803-1804. Из книги стихов Горы и горы - 19 Сакура и снегирь. Около 1834. Из серии Малые цветы - 35
Драка . Иллюстрация к роману Бакина Суйкодэн. 1808-1828 - 19 Собиратель хвороста. Около 1830. Из серии Поэты Китая и Японии - 39
Дровяной склад в Хондзё. Из серии Тридцать шесть видов Собирают травы. 1796-1797. Суримоно - 16
Фудзи. 1823-1831 - 26 Стрелки из лука. 1817. Из сборника Манго, том IV - 20
Женщина с вязанкой хвороста . 1806-1815. Суримоно - 14 Тун Мэн в лодке. Иллюстрация к роману Бакина Суйкодэн. 1808-1828 - 19
Женщины возвращаются домой на закате . Из серии Сборник ста поэтов Фудзи в комнате. Из серии Сто видов Фудзи. 1834-1835 - 41
в пересказе няни. 1835 - 44 Фудзи и белый олень - символ долголетия . Из серии Сто видов
Закат над мостом Рёгоку. Из серии Тридцать шесть видов Фудзи. Фудзи. 1834-1835 - 40
1823-1831 - 29 Фудзи как подставка для солнца. Из серии Сто видов
Заснеженная Фудзи . 1814. Из Альбома путевых зарисовок - 21 Фудзи. 1834-1835 - 40
Именная печать Хокусая с изображением Фудзи - 5 Фудзи под дождем. 1818. Из Альбома путевых зарисовок - 23
Ирисы . 1828. Из серии Большие цветы. Конец 1820 - Фудзи сквозь паутину. Из серии Сто видов Фудзи. 1834-1835 - 41
начало 1830-х - 34 Цветущая слива и луна . Около 1803 - 46
Карта дороги Токайдо. Из серии Достопримечательности дороги Токайдо. Эдзири в Суруга (Порыв ветра}. Из серии Тридцать шесть видов Фудзи.
1818-13 1823-1831 - 24
Кинтаро и дикие животные. 1780-е - 11
Книжная лавка Цутая Дзюсабуро . 1802. Из книги Прогулки Тории Киёмасу. Актер Накамура Сенья в женской роли . 1716 - 8
по Восточной столице - 1О Окумура Масанобу. Актер Такинага Хигэмацу. 1750-е - 6
Купальня у озера. Из серии Сборник ста поэтов в пересказе няни. 1835 - 45 Хисикава Моронобу. Любовная сцена. Конец XVll века - 6
Ли Куй - «Черный вихрь» переплывает реку. Иллюстрация к роману Китагава Утамаро. Гравюра из серии Знаменитые
Бакина Суйкодэн. 1808-1828 - 19 красавицы. 1796-1797 - 9
Лошади . 1817. Из сборника Манго, том IV - 20 Судзуки Харунобу. Ловля рыбы сачком. 1766-1767 - 7
Кацусика
"
ок саи

БЕЛый @ гоРОД
МОСКВА , 2005
Электронный вариант книги:

Скан, обработка, формат:

JLen~Its