Вы находитесь на странице: 1из 5

Причины закрепощения.

Первый фактор — традиционный характер русской государственности и патриархальный характер


верховной власти. Население считало царя верховным собственником земли, сувереном всех
подданных, отцом отечества и хозяином и на этом основании признавало за ним право
распоряжаться свободой, здоровьем, жизнью и имуществом подданных (примеры: 1701 г. Петр I
учредил по случаю войны Монастырский приказ, который взял под свое управление все церковные
имения с крестьянами; фактическая секуляризация церковного имущества; 1714 г. Петр I ввел
ограничения на право собственности на землю: все частные рыбные ловли были отобраны в казну,
а пчельники и бортные угодья, а также все частные мельницы объявлены казенными и на этом
основании обложены платежом (1704); все фабрики и заводы были также объявлены казенными и
обложены платежами, контроль за их деятельностью осуществляла Мануфактур-коллегия; права на
недра земли передавались казне (1719); все леса Европейской России были объявлены
государственными заповедниками (1723). Во всех перечисленных случаях мы встречаемся не с
произволом царя, а с последовательным отражением в жизни взгляда на царя как на верховного
собственника земли, имевшего полное право распоряжаться ею по своему усмотрению. То же
наблюдалось в отношении земель, занимаемых казенными крестьянами.
Второй фактор широкой распространенности крепостничества носил военно-политический характер.
Русскому государству постоянно требовались огромные средства для укрепления вооруженных сил
и ведения активной внешней политики. Эти средства могло бы дать население, если бы оно имело
их благодаря хорошо развитой экономике. В условиях отсталой сравнительно с
западноевропейскими странами экономики лишь чрезвычайная государственная эксплуатация
населения могла обеспечить необходимые средства. Однако повышение эксплуатации
наталкивалось на сопротивление населения, прежде всего в форме побегов. Только всеобщее
закрепощение, причем в самых грубых формах, могло в какой-то мере удержать население на
месте, изъять у него финансовые средства и сохранить социальный порядок. Так и поступило
самодержавие. Подчеркнем, что само население шло навстречу этим объективным требованиям,
так как видело в прикреплении людей к городским и сельским общинам средство защитить себя от
самовольного ухода налогоплательщиков, связанных круговой порукой. Слабое развитие рыночных
отношений в стране, отсутствие в казне денежных средств для содержания армии, церкви и
государственного аппарата заставили верховную власть обратиться к натуральной оплате служилых
людей в форме пожалования за службу земли с крестьянами, обязанными тить оброк или выполнять
барщину. По сути дела, частное крепостничество происходило из делегирования самодержавием
значительной части своей власти над личностью крестьянина и его трудом помещику.
Для утверждения крепостничества имелись культурно-психологические предпосылки: неразвитость
индивидуализма, недостаток самосознания и самоконтроля, склонность к подчинению только грубой
силе. Широкое распространение самозакрепощения, которое было законодательно отменено лишь в
1783 г., причем по инициативе императрицы, а не по требованию самих закрепощенных,
подтверждает это. Но и после 1783 г. это явление не исчезло, находилось немало людей, которые
самозакрепощались. Сказанное вовсе не означает, что народу были чужды понятие свободы,
любовь и стремление к ней. Однако народные представления о свободе и об идеальном
общественном устройстве расходились с тем, как понимали их государь и дворянская элита, и
потому не сдерживали, а подталкивали самодержавие к решению социальных и политических
проблем с помощью крепостничества.
Важным экономическим фактором всеобщности крепостного права являлось отсутствие найма в
буржуазном смысле этого термина. В рассматриваемое время, а также и в более раннее,
господствовал обычай, согласно которому всякий свободный, поступивший в услужение, на работу,
на службу к другому, превращался в зависимого человека, а его наниматель — в господина. И хотя
это не было закреплено в письменном законе, но в то время в России фактические общественные
отношения, прецеденты имели тенденцию превращаться в норму обычного права, а иногда и в
закон. Во время второй ревизии в 1743 г. правительственным указом все наемные работники были
превращены в крепостных своих работодателей. Уход вольнонаемного рабочего с фабрики
приравнивался к побегу и рассматривался как уголовное преступление.
Среди государственных крестьян Севера существовало такое явление, как половничество. Суть его
состояла в том, что разорившиеся крестьяне, продавшие свои земельные участки, брали в аренду
землю на договорных началах. Крестьяне назывались половниками. Согласно договору,
землевладельцы платили за половников налоги и повинности, снабжали их семенами, давали ссуду
при первом обзаведении, а половники отдавали землевладельцам обычно половину урожая (отсюда
и наименование «половник») и выполняли различные полевые и строительные работы. Половники
пользовались правом перехода от одного землевладельца к другому, но только в пределах одного
уезда и после уплаты прежнему землевладельцу «пожилых денег». Юридически половники
считались государственными крестьянами, но фактически находились на положении крепостных
землевладельца, на чьей земле они работали и жили. Здесь мы имеем типичный пример того, как
договорные отношения превратились в крепостнические вследствие того, что в русском обществе
земельная собственность и власть были нерасторжимы.
Оформление.
В течение XVI в. в деревне под влиянием экономической задолженности стихийно и постепенно
развивалось частное крепостное право. В конце XVI в. серия закрепостительных указов
правительства Бориса Годунова, в особенности указы 1592 и 1597 гг., завершила юридическое
оформление крепостного права на всей территории Русского государства, прикрепив крестьян к
земле, на которой они находились в момент издания указа, и к владельцам этой земли. В начале
XVII в., в ходе Смутного времени, закрепостительные указы потеряли свою силу, но в полной мере
были восстановлены Уложением 1649 г.17 Крестьянство всех разрядов было прикреплено к земле и
владельцам, будь то помещики, церковь, казна, царь, и не могло без их согласия и разрешения
коронной администрации изменить место жительства и состояние. При Петре I была введена
паспортная система, и без паспорта, выдаваемого администрацией с согласия общины, нельзя было
отлучиться от места жительства далее чем на 30 верст. Крестьяне несли барщину или оброк либо
смешанную повинность в пользу своих владельцев, а также выполняли многочисленные
государственные натуральные повинности. Побег и недоимки рассматривались как преступления.
Многие права относительно крепостных помещики приобрели в силу обычая, некоторые из прав
были закреплены сепаратными указами правительства. Например, огромное негативное влияние на
положение помещичьих крестьян оказало уничтожение в 1719 г. юридической грани между
холопами, чье положение действительно было близко к рабству, и крепостными, чье положение до
этого было близко к положению свободных крестьян.
Сельская община имела особенно большую власть над крестьянами. Она устанавливала систему
полеводства, время сельскохозяйственных работ, порядок пользования пастбищами, лесами и
другими угодьями, собирала налоги, управляла религиозной жизнью, судила нарушителей закона,
которых могла даже сослать в Сибирь, разрешала крестьянам отлучаться из деревни и т. д. Вся
жизнь крестьянина, по сути, находилась под жестким контролем общины. Большая власть общины
объяснялась тем, что земля находилась в общинном, чересполосном владении и регулярно
перераспределялась между крестьянами. Принудительный севооборот приводил к необходимости
регламентации труда и отдыха крестьянина со стороны общины. В силу свободного оборота земли
существовало большое имущественное неравенство между крестьянами. Неимущие и малоимущие
крестьяне добивались от правительства запрещения на владение землей некрестьянами и введения
переделов. Правительство пошло навстречу этим пожеланиям, тем более что они соответствовали
его интересам. В 1754 г. последовал указ о запрещении продажи крестьянских земель лицам других
состояний и о конфискации имевшейся у них земли в пользу крестьян. В 1766 г. был запрещен
свободный оборот земель также и между самими крестьянами, что лишило крестьян права
распоряжаться своими участками. В 1781 г. были введены переделы, в результате чего земельные
порядки среди государственных крестьян во всей Европейской России были постепенно
унифицированы по образцу передельной общины. Введение общинно-передельных порядков в
землепользовании повлекло за собой установление корпоративного крепостничества или, по
крайней мере, его резкое усиление. Постепенно, шаг за шагом с помощью правительственных
распоряжений свободный оборот земли был запрещен, и однодворцы по собственному желанию
перешли к земельным порядкам по модели передельной общины. Таким образом, в течение XVIII в.
в Европейской России произошла унификация земельных прав и отношений у всех категорий
российского крестьянства по модели передельной общины, с круговой порукой, принудительным
севооборотом и чересполосицей. Реформа казенной деревни 1837—1839 гг. и реформы 1860-х гг.
способствовали дальнейшему укреплению общинного землевладения и, естественно,
корпоративного крепостничества.
Особенности.
Все отношения между крестьянами имели личностный характер, так как они общались друг с другом
непосредственно, лицом к лицу. Они строились, во-первых, на постоянной основе, так как
продолжались всю жизнь, во- вторых, на родственной, товарищеской или соседской основе в
большей степени, чем на меркантильных и рациональных расчетах. Все это придавало
межличностным отношениям целостный, персональный, эмоциональный, интимный характер.
Крестьянин был неотделим от своего социального окружения. У него не было сугубо личных дел,
которые бы совершенно не касались его соседей, а тем более родственников. Это не значит,
конечно, что за человеком не признавалось право на личную жизнь и индивидуальное решение, что
он не имел тайн и не совершал поступков, не известных другим. Однако любое сколько-нибудь
важное событие в его жизни было известно всей деревне. Вся жизнь каждого крестьянина
проходила, что называется, на виду, поступки его открыто обсуждались и оценивались. Скрытность
осуждалась, советы с родственниками по поводу своих проблем считались необходимыми.
Семейные разногласия были достоянием всей деревни. Общинные порядки связывали крестьян
многочисленными взаимными обязательствами, ставили их в положение взаимной зависимости, а
совместный труд и отдых вырабатывали в них чувство сильной привязанности и духовной близости.
До конца XVIII в. самоуправление крестьян осуществлялось по нормам обычного права, которые
существовали как устная традиция. В 1797 г. коронная и в 1798 г. удельная администрация
составили специальные руководства, в которых в общих чертах определили тот общественный
строй, который должен был поддерживаться в казенных и удельных селениях. Уставы
санкционировали выполнение общиной не только полицейской и податной, но и других функций,
никогда прежде не регулировавшихся властями. Так, обязанности выборных состояли в следующем:
1) обнародование законов и распоряжений правительства; 2) наблюдение за нравственностью и
исполнением обязанностей со стороны крестьянства; 3) принятие мер по поддержанию
общественного порядка; 4) раскладка повинностей, сбор и доставление в казначейство податей; 5)
рассмотрение мелких уголовных и гражданских дел, принятие по ним решения и его исполнение; 6)
опека над малолетними, сиротами, вдовами, расточительными и нерадивыми крестьянами; 7)
охрана и правильное использование принадлежавшего общине имущества; 8) попечение о развитии
сельского хозяйства и промышленности; 9) организация выборов руководителей общины; 10)
наблюдение за церквами и приходами; 11) поддержание в исправности дорог и мостов; 12) принятие
мер по общественному призрению и прекращению нищенства; 13) наблюдение за состоянием
продовольствия крестьян, создание хлебных запасов на случай неурожая; 14) контроль за
отлучками крестьян. Однако дуализм общины не был преодолен. Коронная администрация
проводила четкое различие между общиной как поземельным неформальным союзом крестьян и
той же самой общиной как официальной административной единицей. Как поземельный союз
община отдавалась в руки самого крестьянства, как административная единица она подчинялась
коронным властям, которые действовали в общине через выборных.
Принципы общины:
1. Каждый обязан трудиться и одновременно имеет возможность трудиться, так как община
обеспечивает всех взрослых мужчин средствами производства: кто не работает, тот не ест;
2. Труд должен быть умеренным; нельзя работать в воскресенья, церковные и светские праздники;
3. Каждый взрослый крестьянин имеет право на свою, равную с другими долю в доходах и
имуществе общины. Мир обязан предоставить ему во временное пользование землю, находящуюся
в общинном владении или собственности, за уплату падающих на эту землю платежей;
4. Интересы мира имеют приоритет перед интересами отдельных семей и крестьян;
5. В общине по всем общественным вопросам должно существовать согласие;
6. Моральный кодекс общины воплощает христианские заповеди, крестьяне обязаны его соблюдать.
7. Крестьяне обязаны поддерживать коллективизм и солидарность;
8. Мужчины, не являющиеся патриархами, не участвуют на сходах, не принимают решений, их
интересы, как и интересы всех других членов семьи, представляет большак;
9. Женщины не имеют никаких денежных и натуральных обязательств перед общиной и
государством, но зато не имеют и никаких прав, в частности не участвуют в общественном
управлении и не имеют доли в общинной собственности и права на земельный надел;
10. Мир уравнивает крестьян, стремится к тому, чтобы имущественные и всякие другие различия
между крестьянами были минимальными;
11. Уравнительный механизм (однородность крестьянства).
Вывод.
Крепостное право было не просто одним из институтов русского государства, оно, особенно до 1860-
х гг., являлось средой, в которой проходила жизнь каждого члена общества. Оно способствовало
формированию командной экономики, политического абсолютизма, авторитарных отношений в
обществе и семье. Крепостничество сдерживало развитие городов, буржуазии, частной
собственности, личных и политических свобод, оно затрудняло социальные перемещения и
переселения, развращало общественную психологию народа всеобщим похолоплением,
воспитывало некоторые отрицательные черты в русском национальном характере. Крепостничество
возникло спонтанно, развивалось во многом стихийно и являлось органичной и необходимой
составляющей российской действительности. С одной стороны, оно являлось результатом слабого
развития индивидуализма, оборотной стороной широты русской натуры и народного понимания
свободы. К 1861 г. Россия оставалась единственной великой державой, где в полной силе
сохранялось крепостное право для большинства населения страны. Таким образом, не исчерпав
всех экономических возможностей крепостного права и не доводя его до состояния внутреннего
разложения, верховная власть под воздействием требований прогрессивной общественности и
самого крестьянства, а также в силу государственной потребности в модернизации и более глубоком
усвоении европейских культурных, политических и социально-культурных стандартов в 1860-е гг.
наносит решительный удар по всему институту крепостничества. Под влиянием ряда факторов в
пореформенной деревне сохранилось много пережитков крепостного права. Их изживание в общих
чертах завершилось только к 1907 г., вместе с прекращением выкупных платежей, отменой
подушной подати и круговой поруки. Корпоративное крепостное право сильно ослабело, но
оставалось еще достаточно прочным до 1917 г. В течение всего пореформенного периода не только
промышленный, но и аграрный сектор экономики России функционировал на основе рыночного
механизма, роль которого в регулировании экономической жизни непрерывно возрастала. Однако
многочисленные крепостнические пережитки, потребительская природа крестьянских хозяйств,
существование передельной общины, отсутствие нормального рынка рабочей силы и земли не
позволяют говорить об утверждении капитализма в русской деревне к 1917 г. И, поскольку аграрный
сектор оставался доминирующим, экономику России начала XX в. правильнее считать рыночной
экономикой предкапиталистического, или переходного, типа. Отсюда следует, что в России к 1917 г.
еще не завершился переход к рыночной экономике, хотя рынок как регулятор экономических
отношений в основном вытеснил внеэкономическое принуждение. Пережитки крепостничества в
общественном сознании, в социальных и экономических отношениях оказались столь живучими и
глубокими, что, опираясь на них, большевикам удалось реставрировать некоторые черты старой
командной социально-экономической системы, а при Сталине довести ее до неконтролируемых
масштабов.