Вы находитесь на странице: 1из 2

Тенденции развития мировой нефтедобычи в первые послевоенные

десятилетия до 1973 года


Послевоенный период во многом стал переломным в истории нефтяной промышленности. С
1950 г. вследствие роста темпов развития мировой экономики и промышленного производства,
повышается и важность нефти, как основного энергетического ресурса. В самой нефтяной
индустрии между тем происходят глубокие изменения: рост энергетических амбиций крупнейших
западных нефтяных компаний и расширение движения за политическую и экономическую
независимость в странах – экспортерах нефти приводят к углублению кризиса между этими двумя
сторонами. Одновременно с этим политическая борьба между супердержавами, с новой силой
вспыхнувшая после окончания Второй мировой войны, ведется с использованием в том числе
рычагов энергетического контроля посредством прямого или косвенного давления на страны –
производители нефти. 1973 г. становится апофеозом конфликта: ОПЕК в одностороннем порядке
серьезно повышает справочные цены на нефть, вслед за Ираком многие арабские страны
производят национализацию основных нефтяных концессий, оккупация Израилем арабских
территорий приводит к введению странами – участницами ОПЕК нефтяного эмбарго для
некоторых западных стран. В мире разражается первый энергетический кризис.

В этот период окончательно разрушается старая, заложенная еще в колониальную эпоху, система
нефтедобычи и нефтяного экспорта, сделки между странами-экспортерами и добывающими
нефтяными компаниями становятся более прозрачными, ценообразование производится в
условиях равных конкурентных отношений в рамках рыночной экономики. Можно сказать, что в
это время закладывается нефтяная индустрия в том виде, в котором мы имеем ее сейчас.

К 1950 г. Соединенные Штаты оставались единственной страной в мире, где нефтедобывающая


промышленность была хорошо развита. В период между 1950–1973 гг. уровень промышленного
развития в остальных странах вырос в 9 раз, ежегодно увеличиваясь на 11 % в течение 23 лет.
Спрос на нефть повышался каждый год. Мировая экономика развивалась беспрецедентными
темпами, страны одна за другой постепенно выходили из поствоенного экономического и
политического кризиса, в нефтяной индустрии продолжали безраздельно править семь
крупнейших западных нефтяных компаний.

К середине XX века Великобритания управляла приблизительно 1/3 всего нефтяного производства


в зоне Персидского залива, добывая примерно 60 % от необходимого ей объема сырой нефти. В
этом регионе велась добыча большей части необходимого ей объема сырой нефти, получаемой
из высококачественной нефти Персидского залива, не требующей дополнительных расходов на
очистку – естественно, что таким образом страна предохраняла свою экономику от излишнего
оттока валюты за границу.

(если хочется ещё информации по этой теме, чтобы в случае чего полить воды или расписать
более подробно)

И все же политическая и экономическая обстановка в регионе начала накаляться. Доходы от


добычи нефти, распределяемые главным образом в пользу западных компаний, оказались тем не
менее достаточными для поддержки амбиций местной знати и политической элиты, которая все
серьезнее задумывалась о невыгодности навязанных странам – производителям нефти рентных
отношений. В 1951 г. разразился иранский нефтяной кризис, приведший к национализации
нефтяных запасов и всей нефтяной промышленности страны премьером Мохаммедом
Мосаддыком. Лондон объявил экспортируемую Ираном нефть «краденой», отказался закупать ее
и пригрозил предъявить иск тем компаниям, которые продолжали сотрудничать с иранским
правительством. Не довольствуясь этими мерами, английский военно-морской флот задерживал
танкеры с национализированной нефтью, а крейсер «Маврикий» вошел в Персидский залив и
встал на якорь в территориальных водах Ирана напротив Абадана. В конечном счете, ЦРУ в 1953 г.
организовало в Тегеране государственный переворот и свергло законное правительство
Мосаддыка. Тем не менее революционная для нефтяной индустрии Ближнего Востока
деятельность Мосаддыка и последовавшие за этим события привели к значительным изменениям
в британской региональной политике. «Истинной правдой является то, – писал сэр Уильям Льюс, –
что британские войска не могут, да и не должны защищать нефтедобывающую промышленность
каким бы то ни было прямым образом». Далее сэр Уильям продолжал: «Даже в крайнем случае
национализации британских нефтяных интересов, нельзя рассматривать вопрос о насильственном
вмешательстве». Устанавливая новые правила своей политики на Ближнем Востоке, англичане
осознали, что провал иранской нефтяной национализации 1951 г. был встроен в контекст
региональной конкурентной борьбы, поскольку за счет увеличения добычи нефти в других
арабских странах западные супердержавы смогли избежать нефтяного голода и связанного с этим
энергетического кризиса. Еще одним примером эффективности искусственно «встроенной»
конкуренции может служить развитие Арабо-израильской войны 1967 г. Британские войска не
смогли тогда помешать арабским странам, использующим нефтяные рычаги, бойкотировать
Запад. Однако нехватка энергетических ресурсов была ликвидирована за счет увеличения
нефтяных поставок Ираном. В результате англичане приняли прогрессивное решение полностью
вывести свои войска из зоны Залива. В то же время было решено сосредоточить усилия на
теоретической разработке и проведении так называемых «встроенных» конфликтов – принцип
политики «равновесия напряженности и противоречивых требований», по терминологии Уотта.