Вы находитесь на странице: 1из 38

Перевод с испанского языка на русский язык

HOMO ETHICUS

АНТОНИО КАМАРО

HOMO ETHICUS
АНТОНИО КАМАРО

ВИСЕНТЕ ЛАФОРА
Ассоциация директоров по коммуникации Текст:
(Dircom) Мариан Алегре дель Рей
Альфредо Эстеве
Хосе Альберто Лаге
Антонио Камаро

Фотография:
Альфредо Г. Карбонель
Медаль признания популяризации культуры Совета
культуры Валенсии Правительства Валенсии Ассоциация директоров по коммуникации
(Dircom)
Висенте Лафора
HOMO ETHICUS

2
HOMO ETHICUS
ОТ HOMO ERECTUS К HOMO ETHICUS

Мировоззрение о вселенской/всемирной божественной комедии


Путь, чтобы пройти

Текст:
Мариан Алегре дель Рей
Альфредо Эстеве
Хосе Альберто Лаге
Антонио Камаро

Фотография:
Альфредо Г. Карбонель

Ассоциация директоров по коммуникации


(Dircom)
Висенте Лафора

3
Все способности – суть
Гадамер

Обложка:​Homo Ethicus. А
​ крил на холсте

Фотографии: Альфредо Г. Карбонель


Верстка и дизайн: Гильермо Солер
Ассоциация директоров по коммуникации
(Dircom): Висенте Лафора

Лос Ауторес, 2018

ISBN: 978-84-7274-360-1
Легальный депозит: V.2.962 - 2018
www.graficas-soler.com

4
Этичный мужчина это тот, кто знает себя, и любит
ближнего,​​потому что это видно в другом.
Мы должны быть подобны эллипсу с двумя точками,
находящимися на равном расстоянии, разум и сердце,
(λ​ó​
γ​o​ς​, ​καρδιά​) уравновешивая друг друга для того,
чтобы мы стали прекрасной лемнискатой, «homo ethicus».
Антонио Камаро

(x​2+y
​ 2​ 2​
​)​ = 2a2​(x
​ 2​ 2​
​-y​)

5
6
ПРЕДИСЛОВИЕ

Этот проект можно представить как этическое путешествие по интеграции инстинктов и


разума. В этом случае, можно также познавать и в конечном итоге говорить об эпическом
путешествии.

Камаро своими произведениями призывает нас к жизни, к жизни, которой стоит жить,
сублимируя ее темные стороны. Его намерение убедить нас преодолеть фанатизм,
догматизм и несправедливость, способствует постоянному желанию создавать прекрасные
и открытые к диалогу встречи: прекрасные и открытые к диалогу встречи в соответствии с
самыми замечательными ценностями, которых может достичь человечество; прекрасные и
открытые к диалогу встречи мира, равенства, справедливости и свободы.

Произведения Антонио – это этическое путешествие. По его мнению, искусство должно


интегрировать потребность нашего времени в формировании этического сознания, чтобы
противостоять глобальной угрозе, которая включает в себя ухудшение личностных
отношений и планеты. ​Мы находимся в критическом и в то же время ключевом для
человечества моменте. Больно видеть жажду обогащения человека или, лучше сказать,
обогащение некоторых людей в ущерб инвестициям в развитие и культуру, от которых
выиграют не некоторые, а все люди. Такое безразличие к окружающей и социальной среде
сильно влияет на все сферы жизни, вызывая болезни, насилие и несправедливость. С
другой стороны, не менее верно и то, что в нашем обществе есть огромные возможности и
потенциалы, как индивидуальные, так и глобальные, на основе которых мы можем связать
различные измерения, в которых происходит создание и объединение различных аспектов
бытия, они порождают великие таланты и, следовательно, замыслы и объекты, которые
вполне могут быть использованы для развития человечества.

Часто, как отмечает Рансьер в своей работе ​«Об эстетической политике» (2005),
искусство, как преобразователь жизни, порождает постоянное противоречие, которое,
кажется, возникает в диалектике между культурой и искусством. Культурный и
социальный контекст определяет свои традиции, обычаи, практику и условия с риском
потери совести, если не будет постоянного созерцательного и наблюдательного анализа
того, что происходит. Как отмечает Рансьер, когда такого стремления нет, то возникает
противоречие, между постоянным отсутствием, дискомфортом, которое принимает свою
форму или воплощается в различных симптомах не только отдельных людей, но и
институций. Кажется, что рано или поздно то, что исключается:

«Исключенное является продуктом согласованного действия. Но это также


привилегированный свидетель, который предупреждает современное и неформальное
общество об обратной стороне его успеха...: ослабление социальных связей в целом».

7
8
Произведение Камаро постоянно призывает к диалогу, стремлению и возвышению
гармонии всех форм существования. Это дает нам возможность воспроизвести и обновить
размышления о происхождении различных мировоззрений мира и укрепить общие точки,
которые существуют между всеми культурами и всеми существами.

Философ Жиль Делез заметил, что искусство изменяет внешние материи общества
и институций. Эта способность ​искусства для Камаро должна пройти через изменение
самой внутренней материи, самой внутренней вселенной. Антонио понимает это как
единственный способ изменить мир. Искусство действует отсюда, из той внутренней
лаборатории, где его алхимия стремится раскрыть свет тьмы, извлечь любовь из
ненависти и освободить радость от печали. В своем продвижении он отмечает важность
различных наследственных знаний о мире, различных религиозных традиций, потому что
из-за богатства мировоззрения, которое они вносят, они часто противопоставляются
проявлению индивидуалистического и жестокого видения.

Философские движения, относящиеся к общечеловеческому и не доступному


познанию, не удаляя биографическую повествовательную часть бытия в его взаимосвязи с
миром, или уже исторический вклад Фрейда, или вклад непререкаемого Лакана, а также
вклад педагогических движений, которые, несомненно, предполагают «детство авангарда»
(Бордес, 2007) в различных областях человеческого развития, присутствуют в основе
этого проекта, поскольку они приглашают нас выйти за рамки рациональных суждений и
перейти к диалогу с глубинами культуры и слова.

9
Их вклад побуждает нас к диалогу с культурой.

«…между наукой и техникой, с одной стороны, и искусством, с


другой, нет разрыва, как не может быть разрыва между искусством и
формами общественной жизни. ​Произведения искусства, психологические
формы и социальные формы отражают друг друга, и одно меняется вместе
с другим» (Зонтаг, 2007).

Камаро воплощает эту потребность в пластике. Его живопись вращается вокруг


концептуальной и архетипической оси различных миров божественной универсальной
комедии к тотальности. ​Эти миры символически представляют различные области,
заключенные в напряжении противоположностей, выражением которых является двойное
существование, в котором обитает человек. Развитие сознания — это часть усилий,
направленных на реинтеграцию первоначального единства.

В каждой личности и в каждой культуре есть различные состояния и фазы,


связанные с творчеством Данте, перемещающиеся из ада в рай:

Тень, темная ночь, бездна, которая станет его собственным адом.

Земля, являющаяся головокружением, ​самсара,​ поле деятельности,


повседневность, ежедневная борьба, и мы бы назвали это состояние ​l’atalier
(мастерская жизни).

Наконец, небеса, сверхсознание, для одних традиций нирвана, для других -


шамадхи, эдем, рай и т. д.

10
11
Этичный человек — это человек, который знает себя, как сказал добрый Сократ.
Это самопознание представляет собой самое большое приключение, которое мы
когда-либо могли пройти. Кто знает себя, может распознать то, что кажется другим,
потому что он видит единство, лежащее в основе этого, ту же самую сущность. С самим
собой нет существенных отличий. В любой точке мира человеку нужно быть любимым и
любить. Этичный человек — это трансцендентный человек, который после своего пути
самопознания понимает другого, и не без усилий и отделения, ищет точки
соприкосновения для блага человечества. Для этого он обращается к тому, что мы будем
называть ​экзистенциальным диалогом​, и именно так Камаро подчеркивает его, как
основной стержень своего дела и жизни, как путь и проявление общего блага, столь
необходимого для «нашего прекрасного существования и чудесного мира».

12
МАЗКИ КИСТЬЮ, КАК МОСТЫ

Искусство, которое создает Камаро, — это искусство, которое преодолевает


границы своим символическим языком, создавая своими мазками мосты, а не стены,
узоры, а не бессмысленность. Это искусство как мост, как прыжок к существованию, где
прощение и примирение создают узоры, линии, по которым можно перемещаться по
галактикам, свободным от ненависти и злости. Они освобождены от всего, что порождает
общества бедности, геноцида и смерти.

Малое принимает свою сущность и значение под пониманием этих отношений,


которые предлагают нам такое же существование в отличие от стремления к детализации
и абсолютизации. Кьеркегор пишет (1843): «Требуется чисто человеческое мужество,
чтобы отказаться от временности во всех ее проявлениях и таким образом обрести
вечность; [ ] требуется смиренная и противоречивая смелость, чтобы сделать это, в
дальнейшем, со временностью в силу абсурда».

Мы сознательно движемся к тому, что невозможно разграничить для того, чтобы,


как определил Кьеркегор, достигать портов, транзитных пунктов и встреч, отдавая
предпочтение новым языкам, конфигурация которых не способствует дальнейшей
абсолютизации тех, которые у нас уже есть.

Проблема возникает перед предрасположенностью преодолевать наши страхи,


пороки и гнев, принимая наши собственные тени при передаче, отказе от тайны,
любовной загадки. Таким образом возникает катарсис, роды, искусство в его пульсации, в
его жизненном стремлении дать жизнь и жизнь в изобилии, которая требует познания
себя, глубокого погружения. Художник исследует человека, исследует бытие и его
существование.

13
14
15
Он (художник)* сочетает в себе самоанализ с обязательством, выходящим за рамки
двойственности пространства и времени. Речь идет о небытии, о порождении катарсиса.
Большую часть времени это самопознание приобретается без осознания, пронизанного
взором бесконечности, признающего нашу уязвимость и в то же время величие в целом.

В этом переходе мы находим эллиптический поворот Эухенио Д’Орса, где есть две
точки равновесия: разум и сердце, шип и орхидея в идеальном равновесии. На горизонте
появляется еще один здесь и один там одновременно, оазис садов и райских уголков.

*Примечание переводчика

16
ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ПРОИЗВЕДЕНИЮ

Антонио Камаро материализует эту идею с помощью четырех полотен, которые


представляют путешествие через различные состояния сознания и миры каждого
человека, открывая себя в своем путешествии, с его адом и небом. Это чудесное
путешествие поиска и самопознания – огромное и величайшее приключение, которое
может быть у людей. Подобно Улиссу в «Одиссее» в его завоевании между великими
портами и подвигами, множественность вновь появляется как красота творения, ищущая
то, что нас объединяет и соединяет, сущность каждого человека.

Древняя китайская пословица гласит, что жизнь каждого человека состоит из трех
фаз: двадцать лет на обучение, двадцать лет на борьбу и двадцать лет на обретение
мудрости. Гете, в свою очередь, постулирует, что молодость — это время идеализма,
взрослая жизнь - скептицизма, а старость - мистицизма. Эти два утверждения
подразумевают эволюцию, постепенное изменение, путешествие. Процесс, который не
обязательно завершается линейно и может привести к регрессу, спаду, иногда
необходимому. Усилие, путешествие – в конечном итоге - ориентированное на
вытеснение всего того, что мы уже считаем и знаем, что большую часть времени
маскирует нашу глубокую и истинную идентичность, потому что «когда я перестаю быть
тем, кем я есть, я становлюсь тем, кем мог бы быть» (Дао Дэ Кинг).

В этом пути по жизни человек попадает в ряд обстоятельств, которые


обуславливают его, оставляя вещи незавершенными и непонятными, вызывая в его
зрелости ощущение незавершенности, фрагментации, разрыва, какой-то душевной боли.

17
В творчестве Камаро всегда будет присутствовать идея ​завершенности.​ Если на
протяжении жизни мы оставляем открытые циклы и теневые аспекты, нам кажется
важным обращать внимание на то, что побуждает нас принять, примирить и
интегрировать неудовлетворенные аспекты бытия.

В путешествии по жизни, история европейской литературы предлагает


инвентаризировать нашу культуру, от ​«Божественной комедии» ​Данте и ​«Фауста» Гете
до ​«Улисса» Д ​ жойса. Это произведения, которые рассказывают нам обо всем
божественном и человеческом, составляя систему коллективной памяти; и в них
предлагается это путешествие через взлеты и падения нашего существования. Таким
образом мы указываем на имманентную недоступность познанию, которая составляет нас.
В классической литературе, которая, несмотря на парадокс ее экзистенциального пути, все
еще остается современной, у нас есть наглядный пример. Душа и дух обычно появляются
в них не только с явной ссылкой как на часть психических и контекстных пейзажей, в
которых они развиваются, но также всегда (и независимо от того, названы они или нет)
почти незаметным и тонким образом, эти элементы, присущие Реальности​1​, онтологии
Бытия, своей глубиной впитывают различные измерения произведения (форма, структура,
стили, ритм ...).

____________
1 «Что такое реальность? Реальность — это единство трех ободов - обод внешнего вида,
герметичный обод и обод границы. Для Триаса реальность духовна в силу того факта, что
она не только рациональна: реальность не сводится к рациональному, но к тому
рациональному и тому, что находится за пределами разума, что по этой причине является
пограничным, из-за факта оставления чего-либо - дополнение, которое раскрывается через
символ - вне себя» (Комин, 2003).

18
19
Божественная комедия выступает в качестве литературной ссылки к этому вторжению
в жизнь, поскольку благодаря своему выразительному языку, она создана как традиция
происхождения, идущая из глубин. В буквальном смысле Данте начал свое путешествие под
руководством своего учителя Вергилия, посланного Беатрис, в ад, чистилище и рай для
очищения своей души. В своем нисхождении в ад он встречает семь смертных грехов:
гордость, жадность, похоть, гнев, чревоугодие, зависть и лень, описания подземного мира,
главная цель которого - предупредить о последствиях греха. Уже в чистилище цель не в том,
чтобы истязать души, а в том, чтобы очистить их, пытаясь достичь качества,
противоположного их греху. Смирение для гордости, щедрость для жадности, целомудрие для
похоти, терпение для гнева, воздержание для обжорства, милосердие для зависти, усердие для
лени. Восхождение в рай позволяет нам созерцать основные добродетели (сила,
справедливость, воздержание, благоразумие) и теологические (вера, надежда и милосердие).

По своему моральному смыслу поэма, кажется, претендует на то, чтобы побуждать


читателей действовать должным образом, поскольку отмечается, как страсти подвергают
риску стабильность души, чья хрупкая природа предрасполагает ее к соблазнам и
излишествам чего-то, что гармонично движется к совершенству. Если мы позволим себе
совершить скачок во времени с исторической точки зрения, мы сможем пересмотреть этот
буквальный интерпретативный и моральный взгляд.

Нынешний человек стремится к жизни за пределами постоянного противостояния


добра и зла. Человек олицетворяет добро и зло одновременно, рисует свое существование в
размытом масштабе серости. Выявление собственной тени позволяет нам осознать и
расширить нашу идентичность, используя наш психологический потенциал.

20
Наша тень никогда не бывает такой опасной, когда мы не уделяем ей должного
внимания, когда мы не обнаруживаем ее в нашем собственном внутреннем мире и только
демонизируем все, что видим, будь то внешний мир или внутренний мир, культурный или
личный контекст. Это упражнение по идентификации требует созерцательного отношения.
Когда этого не происходит, лев захватывает землю, предназначенную для священного.

После того, как мы приступили к созерцательной перспективе, диалогическое развитие


между культурным и личным контекстом отсылает нас к личному, интимному и
общественному «раскрытию». Это отсылает нас к углублению нашей идентичности и к тому,
что мы можем назвать ​сознание. ​В монографии «Телесное восприятие, опыт и идентичность»,
относящейся к Actas Espanolas de Psiquiatria ​(Испанские протоколы по психиатрии) ​ и
опубликованной в декабре 2011 года, говорится о самой концепции идентичности (внутреннее
и интимное), раскрытие которой Хайдеггер называет ​herausbringende Entbergen​, что можно
перевести как «открытие свободы, раскрытие» (Lopez-Ibor, et. Al. 2011). Таким образом, в
рамках этого проекта мы познакомимся с смыслом процессов саморевизии идентичности,
ориентированными на постоянную переориентацию культуры.

Из этого сознательного раскрытия, как на личном, так и на базисном уровне, мы


замечаем эмоциональные тона (Consta, 2018), в которых мы движемся, и мы можем
распознавать проекции, продвигаясь в процессе личной трансформации к встрече с самим
собой, с другим и с Абсолютом. Мы движемся к освобождению горизонтов, позволяя
восстановить равновесие и открывая себя для веры в наши реальные возможности, в
плодотворную связь с тем, что мы находим неуловимым, бесконечным, вдохновляющим.

21
22
Что касается моральной перспективы, которую мы можем вывести из пути, который
предлагает нам произведение Данте, мы еще раз замечаем точку модуляции, которая
включает в себя связь внешнего мира, социального мира с внутренним, личным миром. В
прошлом веке разработка хартии прав человека имела большое значение. В ней
предусмотрено все, что мы можем требовать друг от друга, обязательства справедливости
для защиты человеческого достоинства, и это формирует то, что Адела Кортина называет
этикой минимумов. Этика минимумов допускает достойное и мирное сосуществование, но
сама по себе она не удовлетворяет желание счастья, которое все мы питаем в себе. Для этого
необходимо учитывать этику максимумов. Философия предлагает нам стремиться как к
этике минимумов, так и к этике максимумов, не отдавая предпочтение той или другой,
поскольку они обе необходимы для жизни: без максимумов жизнь человека не имеет смысла,
но без минимумов сосуществования в обществе нет.

Нет настоящего опыта, когда мысль направлена только на частное (потребность в


единстве), а не на отношения с другим (потребность в единении). Мы живем в мире
настолько сложном, что трудно приблизиться к нему без общения друг с другом и без
общения разума с сердцем. Когда человек открывается для другого, он проявляет внимание к
другой потребности, которая находится внутри него, осознает он это или нет, с детства, и эта
открытость приведет его к опыту единения.

Прообраз монаха, происходящий от греческого слова ​monos​, означает единение.


Конечная цель жизни монаха - объединиться, независимо от того, находится он в монастыре
или нет.

23
Внутри каждого из нас есть измерение, которое стремится к единству и
материализуется во встрече друг с другом в самом широком смысле. Художественная
выставка — это символическое изображение этого пути встречи с самим собой и с другим,
уже указывающее на зарождающийся скачок к абсолюту. Четыре холста, написанные
художником Антонио Камаро, представляют одновременно как сознательный мир, так и
бессознательный мир, они показывают нам внутренний процесс от тьмы к свету, от
невежества к знанию, от бессознательного к сознанию, который завершается встречей
одного с другим, понимая, что множественность - это красота творения. Для нашего автора
это ​
Homo Ethicus,​ трансцендентное человеческое существо, которое обретает сознание,
дающее пространство духовному измерению, и включительно, за пределами архаических
инстинктивных механизмов ​Homo Ethicus и сложных возможностей абстракции Homo
Sapiens.

24
25
26
МИРОВОЗЗРЕНИЯ - НЕЗАВИСИМОСТИ

Использование символов - отличительная черта человеческой жизни. Преодолейте


языковой барьер, когда он совершает прыжок к трансцендентному. Культура — это набор
значений, включенных в символические формы, посредством которых люди общаются друг
с другом и делятся своим опытом, концепциями и убеждениями. Культура эффективна
постольку, поскольку она не объединена людьми и направлена ​в поток действий, не забывая
при этом, что идентичность как субъективное измерение тех, кто составляет общество,
составляет посредничество культурной динамики. Культура выполняет функции построения
общей социальной идентичности и лежит в основе всех социальных практик.

Вера и культура настолько тесно связаны, что процесс сохранения культуры


происходит почти естественно. Каждая община воспроизводит символы, традиции и
самобытность своей культуры происхождения, придавая идентичность людям, которые
являются ее частью. В ситуациях миграционного перемещения духовно-религиозные
традиции и культура действуют в пределах отступления от идентичности. В этом
глобализированном мире духовность способствует сохранению культуры происхождения.
Религии порождают различные формы взаимодействия, способствуя взаимным процессам
сотрудничества, которые порождают доверие между теми, кто чувствует себя чуждым
принимающей общине, отличной от своего происхождения. В этом смысле мы не должны
забывать, что культура защищает нас, объединяет нас, соединяет нас, позволяет нам любить.

27
Важно восстанавливать, сохранять и интегрировать оригинальные знания,
понимать их, находить устойчивые решения текущих проблем мира для восстановления
более солидарного и мирного мира. Сотрудничество и гармония между различными
взаимодействующими сторонами имеют важное значение. Ортега-и-Гассет уже говорил о
моральной высоте нашего времени, отраженной в Хартии прав человека. Этот документ -
минимум, который нам удалось изложить на бумаге о том, что такое человеческое
достоинство. Некоторые ценности, такие как равенство, свобода, справедливость и
некоторые минимальные установки к совместной жизни, такие как уважение, союз,
сообщество, согласие, гармония, являются концепциями, которые подпадают под зонтик,
называемый ​радушием. Антропологи, философы, нейробиологи, биологи и представители
других дисциплин сходятся во мнении о незащищенности человека. Радушие - самое важное
противоядие, когда мы наиболее уязвимы, находясь вдали от дома. Поэтому радушие — это
основная ценность, которую мы обязаны развивать. Ценность — это компас, горизонт
смысла, направление, космополитическая добродетель, как упомянул Кант в своей книге
«Вечный мир»​.

В этическом сообществе хвала добродетели становится обычным явлением. Кант.

Центральным элементом нашего предложения является художественная выставка


валенсийского художника Антонио Камаро, который стремится быть странствующим,
транскультурным и индивидуальным одновременно, и чей дух - радушие. Своим
творчеством Камаро подписывает слова Николая Рериха: «Искусство объединит
человечество. Искусство едино и неудержимо. Искусство имеет множество ответвлений и
один корень. Культура основана на Красоте и Знании».

28
29
Федор Достоевский говорил в романе «Идиот»: «Красота спасет мир». Искусство
ломает границы, это средство, несущее послание всеобщего блага, основанное на этичном
человеке и его сознании единства.

Исходя из этих аргументов, художественная выставка представляет собой символ


проекта, который говорит нам не о конфликтующих культурах, а об архетипах как
универсальных моделях, которые принадлежат коллективной памяти с момента зарождения
культуры. Таким образом, мы определяем общий знаменатель проявления каждой из них,
образ действия,​лежащий в основе зарождения различных культур и религий.

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ

30
С детства существует человеческая потребность, которая стремится к единству в том
смысле, что мы уникальны и неповторимы, и в то же время, в большей или меньшей степени,
мы нуждаемся в поддержке остальных, других. Мы думаем, что с ключами и координатами,
которые хранятся в разных культурах, мы можем помочь, чтобы эти две
взаимодополняющие, а не противоречащие потребности содействовали друг другу. Карл
Густав Юнг назвал этот поиск процессом индивидуализации, чтобы стать
индивидуальностью, стать самим собой, завершить себя, но не исключая мир. Наша цель не
в том, чтобы подтвердить, является ли процесс индивидуализации подготовкой к
существованию вне времени, а в том, чтобы рассмотреть, как этот процесс может облегчить
переход через проявление жизни к сущности человеческого существа. С этого момента мы
живем в вопросах, проникнутых позицией открытости, где конечное и бесконечное
сочетаются, давая отчет о танце, который, в свою очередь, порождает новые движения.

Как указывал Берштейн, «Главная обязанность независимого мыслителя заключается


в том, чтобы задавать новые вопросы и конструировать новые концепции для понимания».
Знать, как жить, означает научиться жить. Через образование мы учимся распознавать. Мы
исходим из того, что есть время для обучения для всех, и есть время для обучения каждого.
Вот почему процесс индивидуации является индивидуальным и коллективным, он должен
быть разделен с другими, чтобы достичь его самим. Отсюда важность функций семьи,
школы, в конечном итоге, важность пространства для обмена опытом и отношениями с теми,
кого мы считаем одинаковыми или разными.

С нашим сходством мы чувствуем себя в безопасности, но с нашими различиями у


нас есть возможность поверить и завершить себя, разрешая конфликты, которые возникают
из-за этого, путем диалога, намерения и правильных действий, через разум, эмоции и
интуицию.

Каждый человек рождается с генетическим материалом, вписанным в его существо.


Однако его способности не развиты, что он должен находить в себе на протяжении всей
своей жизни. Если вся способность есть сущность, то это собственный потенциальный
генетический материал того, что происходит из глубин и составляет нас как сердцебиение,
как слово, жизнь, телесность. Трансформация происходит; осознавая это, мы мало-помалу
отказываемся от унаследованных основополагающих принципов, сохраняя изначальные, и
почитая огромное богатство, которое означает наши собственные результаты и результаты
семей, племен и народов различного происхождения.

Все и вся находятся в непрерывном процессе изменений, с конфликтами и кризисами,


когда тело и разум, общество и природа отбрасывают то, что не помогает им в выживании.
Сопротивление кризису затрудняет наше развитие, но невозможно выйти из кризиса, не
встретив другого. Потеря первоначальной интуиции из-за навязывания слова требует

31
обработки и переработки раны, перелома. Именно в этом процессе переработки мы
понимаем, что потеря дала нам возможность говорить и, в конечном итоге, создавать и
воссоздавать саму жизнь, открывая то, что она значит для нас.

32
33
Четыре великих качества, которые человек передал для развития, — это истина в
мышлении (интеллектуальное качество), красота в чувствах (эмоциональное качество),
интуитивная полнота (творческое качество) и доброта в действиях (нравственное качество).
Одна из мотиваций, которая больше всего отличает людей от других видов в их способности
удивляться, их любопытстве, которое побуждает их ходить, творить в самом широком
смысле, поскольку создание означает столкновение с реальностью. Удивление,
пробуждающее нас к сознанию; рост в нем дает нам перспективу тела, которое приобретает
телесность, дух, жизнь, что побуждает нас проявлять способность чувствовать, способность
видеть то, что мы видим сами, воспринимать и чувствовать мир в более глобальной и
синтетической манере, балансируя нас с аналитической вселенной, пробуя встречу одного с
другим, понимая, что множественность - это красота творения. Для нас - как мы уже сказали
— это ​Homo Ethicus,​ трансцендентный человек, осознающий свое творческое духовное
измерение в рамках безусловной любви.

Этот Homo Ethicus знает, что, как и в художественной игре, дети используют палку
символическим образом, преодолевая реальность и превращая ее в лошадь, культура должна
стать этой игрушкой или «стержнем» (термин, используемый российским психологом
Выготским) в качестве отправной точки для отхода от настоящей ситуации восприятия, тем
самым создавая опору и давая место реальному и воображаемому. Таким образом, мы
приближаемся к слиянию, которое кажется единственно возможным только в далекой
звездной вселенной, с вселенной, близкой к сердцу.

34
АНТОНИО КАМАРО
ПОСТМОДЕРНИСТСКИЙ ЧЕЛОВЕК
HOMO ETHICUS

Антонио Камаро, валенсийский художник обладает взглядом ребенка и сложностью


взрослого - двумя качествами, которые пронизывают каждый его эскиз. Его творчество и его
личность - это постоянная попытка показать и напомнить миру о возможности современной
идеологии, свободы, равенства и братства, которые сегодня считаются утопическими.
Тайна, которая окружает жизнь и творчество Камаро, состоит в том, чтобы умудриться
разбавить банальность меркантильного общества.
Загадка Антонио Камаро не может быть раскрыта, потому что его вдохновение исходит из
глубин души, из того места, где встречаются инстинкты, чувства и мысли и ведут диалог в
гармонии. Его жизненный путь полон мучений призрачного беспокойства, заставляющих его
охватывать и высвобождать различные течения мысли в поисках твердой точки опоры. Мы
могли бы считать его мистиком нашего времени, где чистота намерений заполоняет каждый
его поступок, творческий и повседневный. Он не стесняется наполнять свои холсты такими
словами, как любовь или «аморизм». Любить - значит уделять внимание, и если нам
нравится то, на что мы обращаем внимание, как сказала Симона Вейль, Антонио Камаро
посвящает все свое внимание человеку.
В 2017 году отмечалось 80-летие бомбардировок Герники. Если Пикассо достиг в своей
картине универсального изображения ужасов войны, то Камаро, архитектор цвета, знает, как
запечатлеть красоту жизни, как никто другой.

35
36
Когда кто-то созерцает такие произведения, как «Сверхсознание», вместе с
композицией, частью которого оно является, то он способен одновременно воспринимать
миры бездны, головокружения и жизни, которые сосуществуют в совершенном понимании.
Если бы мы сравнили эти миры, мы могли бы сказать, что Герника Пикассо символизирует
этот мир бездны.

В «L'homme postmoderne», вдохновляющей картине по одноименной книге,


представленной Антонио в апреле этого года в театре Кампоамор в Овьедо, Камаро
представляет нам символ современного человека, погруженного в мир головокружения.
Предложение надежды для человечества символизируется его картиной «Сверхсознание» в
попытке объединить все формы существования. Мы не сомневаемся, что она станет
символом XXI века, войдя в состав выставки из трех широкоформатных картин и картины -
Иконы, которая представляет выставку.

«L'homme postmoderne» — это критика постмодернистского человека,


индивидуального и эгоистичного человека, который смотрит только на себя, не глядя на
своего ближнего или общее благо, злоупотребляя другими ради собственного благополучия.
«Homo Ethicus» стремится добавить еще одно измерение к постмодернистскому человеку,
познавая его из его трансцендентности; вечность и знание, чтобы освободиться от того, что
порабощает и отчуждает его; внимание к настоящему здесь и сейчас, не забывая о прошлом,
чтобы построить будущее в гармонии с Природой.
Таким образом, жизненный путь превращается в желание построить более
ответственный, справедливый, свободный, творческий и пригодный для жизни мир, в
котором каждый из нас фактически становится ​homo ethicus.

37
38