Вы находитесь на странице: 1из 2

Книги без которых я не могу обойтись

Если(бы) книгам угрожал всемирный потоп я бы посп(и, е)шил


построи(т, ть) ковчег в который попытался бы захвати(т, ть) всех своих
любимц(о, е)в. Если можн(а, о) выб(е, и)рать сотню книг затруднения (не)так
в(и, е)лики. Но если ограничи(т, ть)ся пятью то это (не)выносимо трудно.
Какие из ми(л, лл)ионов книг вошли бы в число заветных?
Первая книга это конечно стихи Александра Пушкина. (Ни)что
(не)имеет для духовной жизни моей бо(ль, л)шего значения чем Пушкин. Он
приш(о, е)л ко мне из ра(нн, н)его де(ц, тс)тва и остане(ть, т)ся со мной до
конца. Пушкин был со мной всегда: в дни радости в дни печали в часы труда
в годы войны. Я (не)знаю н(е, и)чего лучшего в мировой лирической поэзии.
Вторая книга это «Война и мир» Льва Толстого. Это книга
глубочайшего проникн(а, о)вения в человеч(и, е)ский материал. (Ни)кто
(не)умел и (не)умеет так глядеть в человека так понимать так ра(з, с)крывать
так любить и жалеть его. Этой гиган(т)ской книге обязаны почти все
писатели писавшие после Толстого.
Третья книга это «Мертвые души» Николая Гоголя. Гоголь это
явление (не)обычайное. Мне каже(ть, т)ся (ни)кто не писал см(и, е)лее и
доказат(и, е)льн(и, е)е. Образы «Мертвых душ» нельзя оспорить. Страшная
ска(с, з)ка Ра(з, с)сказа(н, нн)ая им пр(и, е)крас(т)на и бе(с, з)пощадна
одновременно.
Четвертая книга это стихи Владимира Маяковского. Я не люблю
Маяковского (по)этому мне (не)легко реши(т, ть)ся взять его с собой. Он
бе(с, з)цер(и, е)монен груб и излишне напорист. Он постоянно наступает
всем на ноги и (не)(щ, сч)итает нужным изв(е, и)ня(т, ть)ся. И все(же) я
глубоко благодарен Маяковскому который (не)мало потрудился над
уничтожением всяч(и, е)ских культов.
(По И. Бражнину)

Книги, без которых я не могу обойтись


Если бы книгам угрожал всемирный потоп, я бы поспешил построить
ковчег, в который попытался бы захватить всех своих любимцев. Если можно
выбирать сотню книг, затруднения не так велики. Но если ограничиться
пятью, то это невыносимо трудно. Какие из миллионов книг вошли бы в
число заветных?
Первая книга – это, конечно, стихи Александра Пушкина. Ничто не
имеет для духовной жизни моей большего значения, чем Пушкин. Он
пришел ко мне из раннего детства и останется со мной до конца. Пушкин
был со мной всегда: в дни радости, в дни печали, в часы труда, в годы войны.
Я не знаю ничего лучшего в мировой лирической поэзии.
Вторая книга – это «Война и мир» Льва Толстого. Это книга
глубочайшего проникновения в человеческий материал. Никто не умел и не
умеет так глядеть в человека, так понимать, так раскрывать, так любить и
жалеть его. Этой гигантской книге обязаны почти все писатели, писавшие
после Толстого.
Третья книга – это «Мертвые души» Николая Гоголя. Гоголь – это
явление необычайное. Мне кажется, никто не писал смелее и доказательнее.
Образы «Мертвых душ» нельзя оспорить. Страшная сказка, рассказанная им,
прекрасна и беспощадна одновременно.
Четвертая книга – это стихи Владимира Маяковского. Я не люблю
Маяковского, поэтому мне нелегко решиться взять его с собой. Он
бесцеремонен, груб и излишне напорист. Он постоянно наступает всем на
ноги и не считает нужным извиняться. И все же я глубоко благодарен
Маяковскому, который немало потрудился над уничтожением всяческих
культов.
(По И. Бражнину)