Вы находитесь на странице: 1из 5

В условиях развития современного общества главной целью

образовательного процесса является раскрытие личностного потенциала


ребенка.1 Музыкальная педагогика ищет пути совершенствования не только
учебного процесса, но и всей системы образования в контексте
возрастающих требований к современной личности.
Разнообразие социальных и культурных систем актуализируется в
условиях динамично развивающегося мира на основе роста
коммуникационных информационных технологий и выводит на первый план
креативных личностей, которые относятся к креативной или творческой
индустрии – «… ключевой сектор современной экономики. К ним относят
кино, музыку, изобразительные искусства, исполнительские искусства …»2
Общеизвестно, что способности являются одним из основных средств,
внутренних условий для успешного достижения цели в любой
профессиональной деятельности. Так, ребенку необходимо развивать
музыкальные способности «… не для того, чтобы быть музыкантом, а чтобы
быть лучшим в любой профессии»3.
Чтение с листа как один из видов музыкальной деятельности, целью
которой является раскрытие, восприятие содержания нового произведения,
является и одним из видом познавательной деятельности, расширяя кругозор
ребенка через его знакомство с музыкальными произведениями различных
авторов, стилей, направлений и т.д., воспитывая вкус и интересы «не для
запоминания, не для заучивания, а просто из потребности мыслить, узнавать,
открывать, постигать, наконец, изумляться»4 Чтение нот в музыкальной
школе следует сравнивать с чтением в общеобразовательной школе:
способности восприятия и порождения нотного текста со способностями
восприятия и порождения буквенного текста. Эффективность осуществления
данного вида деятельности является доминантой развития личности,
1
Федеральная целевая программа «Развитие дополнительного образования детей в Российской Федерации
до 2020 года»; Федеральная целевая программа «Дети России»
2
Флорида Р. Креативный класс. Люди, которые меняют будущее. М.: Классика - XXI, 2007
3
Д. Кирнарская. Зачем нужно массовое музыкальное образование? Доказательство «от противного» //
«Ученые записки Российской академии музыки имени Гнесиных» 2014 №2 (9)
4
Сухомлинский В. А. О воспитании. М., 1982.
развития не только её музыкальных (музыкальный слух, музыкально-
ритмическое чувство, способность к музыкально-слуховым представлениям),
музыкально-исполнительских, но и общих интеллектуальных,
познавательных способностей. Это делает необходимым постоянное и
систематическое формирование навыков чтения с листа в структуре
музыкального образовательного процесса, и, прежде всего, в классе по
специальности.
Чтение с листа – это не только важный аспект обучения специальности,
но и ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНОЕ ЗАНЯТИЕ! Чем больше мы читаем, тем больше
мы знаем!
В учебное пособие включены пьесы, доступные по степени трудности,
которые хорошо понимают учащиеся 1-ого класса и даже могут трактовать
их музыкальное и художественное содержание. Изучение предложенного
репертуара в 1-ом полугодии 1 класса позволяет развивать способности
ученика от уровня «не знаю, не могу» до уровня предпрофессиональной
подготовки.
Особенностью пособия является рациональное оформление нотного
текста, что позволяет ученику визуально воспринимать элементарную форму
музыкального текста, его структуру, что способствует формированию
СОБСТВЕННОГО представления о содержании музыкального произведения.
Этой же цели – формированию представления о содержании, но теперь уже
художественном, – служат и литературные подтекстовки, соответствующие
названию пьесы, и на которые могут ориентироваться (опираться) педагоги
при формировании у учащегося музыкально-художественного образа при
подготовке и исполнении пьес.
Оформление нотного текста основано на принципе нотации, принятой
в европейских странах в сборниках для аккордеона (баяна), когда готовые
аккорды аккомпанемента не выписываются полностью – тремя нотными
знаками, а обозначаются одной нотой, от которой берётся аккорд. Этот
способ упрощает нотную запись, позволяя реализовать требование «меньше
нот, но больше музыки»! Кроме того, встречающиеся в аккомпанементе
случайные знаки несут опасность рассеивания внимания учащегося: он
начинает судорожно искать (по его мнению) альтерированные аккорды, или,
что ещё хуже, перестает вовсе обращать внимание на диезы и бемоли.
Обозначение аккордов используется в принятой в России нотации, т.е.:
Мажор – Б (не «М» и не «+»), Минор – М (не «м» и не «-»), Септаккорд – 7.
Предложенная нотация может показаться необычной и неудобной, т.к.
существует привычка к изложению нотного текста по принципу
фортепианного клавираусцуга с двумя ключами – скрипичным и басовым. Но
такое расположение нот существовало не всегда! Это «достижение»
пианистов конца XIX – XX веков, до этого времени количество нотных
линеек в сочинении определялось количеством голосов – от 1-ого до 3 – 4-х 5,
а используемые ключи зависели от диапазона мелодии и баса. Да и сейчас
нотация современных композиторов не сводится к «привычному»
двухстрочному изложению. Довольно часто такое «привычное» изложение
текста противоречит не только структуре отдельной пьесы, но и основному
принципу «квадратности» построения муз материала.6
Все репризы в тексте, имеющие формообразующее значение, выписаны
полностью. Это даёт возможность учащемуся увидеть, что 2 строчки –
двухчастная форма, 3 строчки – трёхчастная, такой принцип используется и в
литературном тексте, подтверждающем спонтанные предположения, догадки
учащегося в отношении формы музыкального произведения.
Практика показывает, что учащиеся не очень понимают слова
«повтор», «повторение», «реприза», «повтори с начала» как директиву и
способ действия. Когда же они начинают повторять сыгранное, то относятся
к исполнению, как к новому материалу, новым нотам, соответственно, с
новыми ошибками и неточностями. Возможно, это связано с небольшим
объёмом музыкальной памяти, отсутствием логического мышления или
невыработанностью ассоциативных связей. Выписанный же на новой строке
5
Бах И.С. Канонические вариации. В книге Шабалиной Т.В. «Рукописи И.С. Баха»
6
Иванов Аз. Практическое руководство. – М.: Музыка, 1978
музыкальный текст даёт возможность визуального сопоставления, фиксации
изменений (если таковые есть) и более лёгкому прочтению. А не это ли
ощущение лёгкости, переходящее в состояние эмоционального подъёма,
является необходимым условием чтения с листа?! Хочется привести слова
С.И. Савшинского: «На первых порах следует довериться полёту или хотя бы
вспышкам исполнительской фантазии. Музыканты разных времён, разной
творческой манеры, разного темперамента говорят об этом одинаково. Один
из представителей эпохи расцвета рационализма – Гретри – учил: «Бойтесь
во время работы охлаждать своё воображение преждевременными
размышлениями. Нельзя управлять бурным потоком. Пусть он несётся,
увлекая за собой сырой материал, тем не менее, он указывает нам простой и
верный путь. Позже вернитесь, и пусть вкус поправит отклонения пылкой
фантазии»»7.
Возвращаясь к технике исполнения, необходимо отметить, что игра
секвенций, наоборот, не вызывает трудностей («ползущая гусеница»),
поэтому используется в сборнике достаточно часто, – и в диатоническом, и в
хроматическом виде. Это связано с исполнением паттернов – тех рисунков
музыкального движения, на которых строится конкретная пьеса, и
отработкой которых необходимо заниматься до чтения произведения с листа.
Все пьесы сопровождаются литературными текстами, которые учитель
преподносит так, будто они сочинены сейчас, только что, совместно с
учеником. Эти тексты совместно пропеваются на мотив пьесы, после чего
она исполняется на инструменте по нотам без остановок и поправок педагога.
Затем (когда учитель уверит учащегося, что этого его (ученика) собственная
пьеса) учащийся исполняет её без нот. Детская кратковременная память
весьма активна, что позволяет исполнить простую песенку наизусть. При
этом мы запускаем процесс работы долгосрочной музыкальной памяти,
процесс её загрузки, на основе которой и будет идти дальнейшее развитие
музыкальных способностей учащегося.

7
Савшинский С.И. Работа пианиста над музыкальным произведением. – М.: Классика-ХХI, 2004.