Вы находитесь на странице: 1из 21

«Концепция любви в творчестве И.А.Бунина и А.П.

Чехова (на примере


рассказов «Солнечный удар» и «Дама с собачкой»)

Мастер пера, автор многочисленных рассказов, повестей и


стихотворений, гениальнейший творец Серебряного века, лауреат
Нобелевской премии по литературе (1933), Иван Алексеевич Бунин создавал
уникальные по своей красоте и значимости литературные произведения. Все
они глубоки и содержат в себе насущные социальные проблемы, такие как,
например, проблема быта мелких чиновников, мещан – обывателей и
разоряющихся помещиков (рассказ «День за день» (1889),
нравоописательные очерки «Шаман» и «Мотька» (1890), «Мелкопоместные»
(1891), «Помещик Воргольский» (1892)),проблема бесправия народа, его
экономического и социального неравенства (рассказ «Вести с родины»
(1893)), и в том числе проблема юношеской любви («Песня жаворонка»,
«Свет жизни», «Увлечение», «Первая любовь» и др.), описываемой, как
отмечает исследователь Ф.И.Кулешов, в лирико-романтическом стиле [3 : 4].
Одними из наиболее ярких и чувственных считаются произведения
И.А.Бунина, посвященные именно теме любви.

В данной работе нам хотелось бы уделить особое внимание рассказу


И.А.Бунина «Солнечный удар» (1925) и рассмотреть его проблематику и
поэтику, а также рассмотреть в сопоставлении с ним рассказ не менее
известного русского писателя Антона Павловича Чехова «Дама с собачкой»
(1899) .

Считается, что А.П.Чехов повлиял на И.А.Бунина в творческом плане,


однако известно, что сам И.А.Бунин это отрицал.

Известно, что А.П.Чехов писал свой рассказ в Крыму и, по


утверждению М.П. Громова, он был закончен 30 октября 1889 года и
отправлен в литературно – политический журнал «Русская мысль». Рассказ
был напечатан в данном журнале в декабре того же года [7 : 20].
В энциклопедии, посвященной А.П.Чехову, приводятся следующие
слова М.Горького о его впечатлении после прочтения «Дамы с собачкой»:
«Читал «Даму» Вашу. Знаете, что Вы делаете? Убиваете реализм. И убьёте
Вы его скоро – насмерть, надолго. Эта форма отжила своё время – факт!
Дальше Вас – никто не может идти по сей стезе, никто не может писать так
просто о таких простых вещах, как Вы это умеете. После самого
незначительного Вашего рассказа – все кажется грубым, написанным не
пером, а точно поленом. И – главное – все кажется не простым, т. е. не
правдивым» [1 : 79].

В исследовании М.П.Громова мы можем найти еще один отрывок из


письма М.Горького к А.П.Чехову: «Огромное Вы делаете дело Вашими
маленькими рассказиками – возбуждая в людях отвращение к этой сонной,
полумертвой жизни…» [7:20].

И.А.Бунин считал «Даму с собачкой» одним из лучших произведений


Чехова. В.В.Набоков в лекциях по русской литературе, написанных им для
американских студентов, скажет о «Даме с собачкой»: «Все традиционные
правила повествования нарушены в этом чудесном рассказе в двадцать
примерно страниц. Здесь нет проблемы, нет обычной кульминации, нет
точки в конце. Но этот рассказ – один из самых великих в мировой
литературе» [1 : 79].

Как отмечает В.Я. Гречнев в своей работе «О прозе XIX – XX вв.»,


многие современники Чехова понимали или догадывались, что писатель он
выдающийся, что позиция его безусловно демократическая, что
произведения его проникнуты гуманизмом, что он выступает против всех
форм угнетения, что больше всего ненавистна ему «философия» обывателя,
этого «шершавого животного», с его зоологическими интересами и
воинствующим равнодушием [6 : 68]
Исследователь Ф.И.Кулешов отмечает, что А.П.Чехов отзывался о
И.А.Бунине как о редкостно талантливом писателе современности, его
высокое словесное мастерство обратило на себя внимание Льва Толстого, им
восторгался А.Куприн, очень высокую оценку его художественному
творчеству позднее давали такие разные, непохожие один на другого
писатели, как А.Твардовский, Ромен Роллан и Стефан Цвейг [3: 3].

Джон Голсуорси отмечал, что «никто из русских писателей старшего


поколения не обладал таким глубоким пониманием русского ума и русской
души и таким интуитивным проникновением в типично русский характер,
как Чехов...» [7 : 415]. Томас Манн в «Слове о Чехове» отмечает, что
творчество Чехова очень полюбилось ему. «Его ироничное отношение к
славе, его сомнение в ценности и смысле своего труда, неверие в свое
величие уже сами по себе полны тихого, скромного величия». [7 : 432].

А о позднем Бунине близко знавший его и до революции Георгий


Адамович говорил следующее: «Он был на редкость умен... Людей видел
насквозь, безошибочно догадывался о том, что они предпочли бы скрыть,
безошибочно догадывался о том, что они предпочли бы скрыть, безошибочно
улавливал малейшее притворство. Думаю, что вообще чутье к притворству –
а в литературе, значит, ощущение фальши и правды – было одной из
основных его черт» [2 : 192].

В своем исследовании В.В. Агеносов отмечает, что главная тема


«Темных аллей» И.А.Бунина, а также прилегающих к ним более ранних
произведений («Митина любовь», 1924 и «Солнечный удар», 1925) – любовь
– как нельзя лучше сопрягается со всеми названными темами. Бунин идет
здесь вслед за мировой литературной традицией (Данте, Петрарки,
Шекспира) и за субъективно нелюбимым им Ф.Достоевским, считавшим, что
любовь у русского человека достигает вершин как в возвышении, так и в
падении. «Наши русские православные души, - говорил Бунин Ирине
Одоевцевой, - лиричны, аскетичны, мрачны и сумасбродны» [2 : 199].
Как отмечается в сборнике статей под редакцией Л. Н. Голубевой "Ищу
я в этом мире сочетания прекрасного и вечного", 26 февраля 1920 года
И.А.Бунин был вынужден уехать из России, и с этого времени и до конца
своей жизни писатель оставался во Франции [5 : 49]. Свой знаменитый
рассказ «Солнечный удар» И.А.Бунин написал в 1925 году, находясь в
Приморских Альпах.

Как отмечает исследователь В.В.Агеносов, о Бунине написано очень


много. В частности, среди исследователей его творчества в русском
зарубежье были известный критик князь Д.Мирский, писатель Б.Зайцев,
выдающийся философ И.Ильин, слависты Г.Струве, М.Иофьев, С.Крутицкий
[2: 193]. Также русскому поэту и писателю была посвящена монография
Джеймса Б.Вудворда, эссе А.Твардовского, которое впоследствии стало
предисловием к девятитомнику Бунина, а вслед за ним и до нашего времени
– серьезнейшие работы А.Бабореко, В.Афанасьева, А.Волкова, А.Нинова,
В.Гейдеко, О.Михайлова, Л.Долгополова, А.Архангельского [Там же].

Личная симпатия друг к другу у Чехова и Бунина была взаимной, что


подтверждается их перепиской и воспоминаниями Бунина, основными
источниками сведений об их отношениях. Вместе они занимались и
своеобразными литературными играми (выдумывание сюжетов и деталей,
поиски в провинциальных газетах смешного материала) [1 : 480]. «За всё
время ни разу ни малейшей неприязни, - вспоминал Бунин. – Он был
неизменно со мной сдержанно нежен, приветлив, заботился как старший» [4 :
194].

В данных произведениях затрагивается проблема трагического


одиночества в любви. Мотивы одиночества, а также трагической любви
являются специфическими для бунинской прозы.
В рассказе "Дама с собачкой" герои вынуждены скрывать от
окружающих свое чувство, в то время как "Солнечном ударе" главному
герою также не с кем поделиться своими переживаниями.

Стоит отметить цветовую символику произведений.

У И.А.Бунина в «Солнечном ударе» преобладает белый цвет (белые


пузырившиеся занавески), у А.П.Чехова в «Даме с собачкой» встречаются
сиреневый, золотой, серый (серое платье, серый забор).

Яркой особенностью рассказа Бунина «Солнечный удар» является то,


что герои не имеют имен. Главный герой – поручик, его случайная знакомая,
а заодно и возлюбленная – «маленькая женщина». Герой, вероятно, прибыл
из Самары, но это неточно, сама героиня сомневается в этом: «Я даже не
знаю, где вы сели. В Самаре? Но все равно...». Далее в тексте мы можем
встретить указание на то, что у героини есть муж и трехлетняя дочь.

Интересно отметить, что в чеховском рассказе «Дама с собачкой»


главного героя зовут Дмитрий Дмитриевич Гуров (повторение имени и
фамилии свидетельствует об иронии автора), а героиню – Анна Сергеевна
фон Дидериц. К тому же, Гуров – москвич, а Анна Сергеевна прибыла из
города С. (вполне возможно, что здесь подразумевается та же самая Самара,
либо Саратов).

И в рассказе И.А.Бунина, и в рассказе А.П.Чехова герои понимают, что


их внезапное чувство, курортный роман, который, казалось бы, не предвещал
никакого продолжения, оказался на самом деле настоящим и глубоким
чувством. Однако у Чехова любовная история продолжается, тогда как у
Бунина продолжения у такой любви нет и быть не может.

Герой «Солнечного удара» более несчастлив, нежели Дмитрий


Дмитриевич Гуров. Это связано с тем, что случайная возлюбленная
поручика, оказавшая на последнего сильное впечатление и влюбившая его в
себя своей красотой, сама отнеслась к происшедшему очень легко и не
придала особого значения тому, что произошло между ними. Для нее это не
более чем «солнечный удар», который пройдет и о нем не останется никакого
воспоминания. Для поручика же ночь, проведенная с незнакомкой, оказалась
роковой – она перевернула всю его жизнь. Детали, которые автор включает в
повествование, поневоле наталкивают нас на мысль о том, что герой
околдован любовью; момент, когда поручик рассматривает фотографии,
среди которых значится и замужняя пара, словно бы олицетворяет мысли
самого героя о возможной женитьбе на той, кого он любил – счастье ведь
было так близко, и он его упустил! Вся история этой любви покрыта
таинственной дымкой.

Герои мучаются своей любовью; так, например, в «Даме с собачкой»


Анна Сергеевна не может себе простить того, что произошло между ней и
Гуровым, при этом и рассказать о том, что случилось, ей абсолютно некому,
и в довершение всего она отгорожена от окружающего мира забором с
гвоздями.

Фамилия Анны Сергеевны – фон Дидериц – в одном из моментов


рассказа высмеивается автором в речи швейцара в городе С.: «Швейцар
выговаривал так: Дрыдыриц» (чувствуется ирония автора). Возможно, это
еще раз свидетельствует об одиночестве Гурова в своем чувстве, о нелепости
его решения приехать за возлюбленной в ее родной город.

На наш взгляд, трагизм ситуации в обоих произведениях состоит в том,


что герои одиноки в своем чувстве, им некому поделиться им, при этом
ситуация, в которой оказались Д.Д.Гуров и А.С.фон Дидериц, более
благоприятная – у влюбленных время от времени появлялась возможность
видеться друг с другом, в то время как герой «Солнечного удара» остается
один на один со своей любовью, ведь возлюбленная, имени которой он так и
не узнал, покинула его и не оставила даже адреса, по которому ее можно
было бы найти.
Как отмечает Н.А. Кожевникова, рассказ «Дама с собачкой»
распадается на две части, каждая из которых занимает две главы. Первая и
вторая части противопоставлены друг другу и в то же время связаны
повторами. Разные лица, реалии, места то сближаются, то
противопоставляются. Помимо противопоставлений казалось - оказалось,
конец-начало, на которые обратил внимание В.Б.Катаев, для рассказа
значимы противопоставления чистый - нечистый, интересный –
неинтересный, легкий – тяжелый, свобода – клетка, путы; сладкий –
горький, молодая – старше ее, холодный – теплый, плохой – хороший [8 :
470]. Содержание первой части – «приключение», содержание второй части –
любовь. Мимолетная связь развертывается на фоне моря и гор, любовь
персонажей - в нарочито прозаической обстановке. В первой части
персонажей сопровождает запах цветов, запах духов, запах моря. При
прощании персонажей «пахло осенью», во второй части объяснение героев
проходит «на узкой, мрачной лестнице», «дул сквозной ветер, обдавая
запахом табачных окурков». Противопоставлены и звуки. В первой части
персонажи слышат «крик цикад и шум моря», во второй Гуров думает о том,
как хороша Анна Сергеевна, «под звуки плохого оркестра, дрянных
обывательских скрипок» [8 : 471].

И.А.Бунин так описывает душевное состояние поручика в «Солнечном


ударе»: «Как дико, страшно все будничное, обычное, когда сердце поражено,
- да, поражено, он теперь понимал это, - этим страшным «солнечным
ударом», слишком большой любовью, слишком большим счастьем!»[3 : 221].
Герой завидует счастью молодоженов, изображенных на фотографии в
фотографической витрине: «Потом, томясь мучительной завистью ко всем
этим неизвестным ему, не страдающим людям, стал напряженно смотреть
вдоль улицы» [3 : 221].
Д.Д.Гуров не может понять сам, чего он хочет. Меняя одну любовницу
на другую, он разочаровывается в женщинах, называет их «низшей расой»,
однако стоит ли самоутверждаться таким путем?

Для Дмитрия Дмитриевича Гурова встреча с Анной Сергеевной фон


Дидериц поначалу является такой же обычной, как и его предыдущие
встречи с женщинами; герой усматривает во всем этом очередное
приключение, и ничего более. Но когда герой уезжает обратно домой, в
Москву, начинает происходить внутренняя трансформация героя. Его
неумолимо тянет к возлюбленной, он стремится попасть в ее родной город
(«В декабре на праздниках он собрался в дорогу и сказал жене, что уезжает в
Петербург хлопотать за одного молодого человека, - и уехал в С. Зачем? Он и
сам не знал хорошо. Ему хотелось повидаться с Анной Сергеевной и
поговорить, устроить свидание, если можно») [9 : 594].

Герой Бунина горько сожалеет о расставании с девушкой, которая в


итоге оказалась его настоящей любовью. Разлука состарила поручика; в
конце рассказа говорится, что по его ощущениям он постарел на десять лет.

Ни в рассказе А.П. Чехова, ни в рассказе И.А. Бунина никто из


окружающих не может разделить горе и осознать всю тяжесть положения, в
котором оказались любящие; Гуров, пытаясь признаться знакомому в том, с
какой очаровательной женщиной он познакомился на курорте, в ответ
слышит лишь, что осетрина была с душком, следовательно, все стремления и
желания в обществе низкие, лишенные смысла и не способные обратить
внимание на истинно прекрасные чувства, которые могут возникать между
людьми.

Герой Бунина бесцельно бродит по городу, находя, что все вокруг него
дышит радостью, но, тем не менее, сам он оказывается не рад этому.
«Как дико, страшно все будничное, обычное, когда сердце поражено –
да, поражено, он теперь понимал это – этим страшным «солнечным ударом»,
слишком большой любовью, слишком большим счастьем!» [3 : 221].

Н.А.Кожевникова придерживается точки зрения, что в рассказе


А.П.Чехова «Дама с собачкой» преобладает точка зрения Гурова.
Исследователь утверждает, что первая часть произведения в значительной
мере обращена к событиям, которые совершались до начала действия. Это в
основном отношения Гурова с женой и другими женщинами, которые
сначала охарактеризованы суммарно («низшая раса»), затем разделяется на
несколько типов: «от прошлого у него сохранилось воспоминание...» [8: 471].

Попытаемся объединить наиболее существенную информацию,


отражающую особенности двух анализируемых нами рассказов, в виде
таблицы. В ней мы попытаемся отразить поэтику произведений, поскольку
при прочтении текстов мы обращали внимание на особенности языка
писателей, образы персонажей, их речь и поступки и т.д.

Сравнительная таблица рассказов А.П.Чехова («Дама с собачкой») и


И.А.Бунина («Солнечный удар»)

А.П. Чехов «Дама с собачкой» И.А.Бунин «Солнечный удар»


(1899) (1925)
Образ главного героя
«Дмитрий Дмитрич Гуров, «Он снял китель и взглянул на себя в
проживший в Ялте уже две недели и зеркало: лицо его, - обычное
привыкший тут, тоже стал офицерское лицо, серое от загара, с
интересоваться новыми лицами» [9: белесыми, выгоревшими от солнца
584]. усами и голубоватой белизной глаз,
«Гуров рассказал, что он москвич, по от загара казавшихся еще белее, -
образованию филолог, но служит в имело теперь возбужденное,
банке; готовился когда-то петь в сумасшедшее выражение, а в белой
частной опере, но бросил, имеет в тонкой рубашке со стоячим
Москве два дома...» [9: 586] крахмальным воротничком было что-
то юное и глубоко несчастное»
[3:221] (герой – поручик по званию).

«Погоны и пуговицы его кителя так


нажгло, что к ним нельзя было
прикоснуться»[3:220]
Образ дамы
«Говорили, что на набережной «...все было прелестно в этой
появилось новое лицо: дама с маленькой женщине...»[3:217].
собачкой» «Рука, маленькая и сильная, пахла
«...молодая дама, невысокого роста загаром»[Там же].
блондинка, в берете; за нею бежал «как, вероятно, крепка и смугла она
белый шпиц» вся под этим легким холстинковым
«Она гуляла одна, все в том же платьем после целого месяца лежанья
берете, с белым шпицем; никто не под южным солнцем, на горячем
знал, кто она, и называли ее просто морском песке (она сказала, что едет
так: дама с собачкой» [9: 584]. из Анапы)» [Там же].
«эта маленькая безымянная женщина»
Впоследствии читатель узнает, что (словосочетание «маленькая
героиню зовут Анна Сергеевна фон женщина» похоже на оксюморон) [3 :
Дидериц. 217,218 ].

«А от нее он узнал, что она выросла в


Петербурге, но вышла замуж в С., где
живет уже два года, что пробудет она
в Ялте еще с месяц и за ней, быть
может, приедет ее муж, которому
тоже хочется отдохнуть» [Там же].

Композиция и художественные особенности рассказов


Рассказ состоит из четырех частей (I- Рассказ по своему объему напоминает
IV), здесь присутствует ограниченное новеллу, однако от новеллы его
число персонажей, решается одна отличает наличие предыстории,
главная проблема – проблема описание одного основного события –
взаимоотношений Дмитрия истории неожиданно возникшей
Дмитриевича Гурова и Анны любви между главным героем –
Сергеевны фон Дидериц, поручиком, и прекрасной
рассматриваются такие события, как незнакомкой – «маленькой
встречи героев а) в Ялте (главы I и II); женщиной». Кульминацию
б) в театре в городе С. (глава III) ; в) в произведения можно усмотреть во
Москве (глава IV). фразе: «Все было хорошо, во всем
Завязка сюжета основывается на было безмерное счастье, великая
появлении «на набережной» нового радость; даже в этом зное и во всех
лица: дамы с собачкой. базарных запахах, во всем этом
Развитие действия рассказа незнакомом городишке и в этой
происходит в динамике; мы видим, старой уездной гостинице была она,
как меняется отношение героев друг к эта радость, а вместе с тем сердце
другу – постепенно они начинают просто разрывалось на части» [3 :
понимать, насколько серьезным было 220]
их чувство. Д.Д.Гуров поначалу
относился к женщинам как к «низшей
расе», но встреча с Анной Сергеевной
позволяет ему узнать, что же такое на
самом деле любовь.
Первая кульминация рассказа
заключается в моменте, когда герои
решают отправиться в номер к Анне
Сергеевне и где герои проводят ночь
вместе; вторая – в момент встречи
возлюбленных в театре в городе С.
(«Как вы меня испугали! – сказала
она, тяжело дыша, все еще бледная,
ошеломленная. – О, как вы меня
испугали! Я едва жива. Зачем вы
приехали? Зачем?») [9 : 597].

Отношение героев к тому, что произошло между ними


Анна Сергеевна: Героиня: «Даю вам честное слово, что
«Нехорошо, - сказала она. – Вы же я совсем не то, что вы могли обо мне
первый меня не уважаете теперь»; подумать. Никогда ничего даже
«Я не мужа обманула, а самое похожего на то, что случилось, со
себя»(героиня стыдится своего мной не было, да и не будет больше.
поступка); На меня точно затмение нашло... Или,
«Мне, когда я вышла за него, было вернее, мы оба получили что-то вроде
двадцать лет, меня томило солнечного удара...» [3 : 218], то есть
любопытство, мне хотелось чего- мы видим спокойное отношение
нибудь получше. Хотелось пожить! героини к произошедшему, что
Пожить и пожить.. Любопытство подтверждается также и в следующих
меня жгло ˂...>И здесь все ходила, строках: «Смущена ли она была? Нет,
как в угаре, как безумная...и вот я очень немного. По-прежнему была
стала пошлой, дрянной женщиной, проста, весела и – уже рассудительна»
которую всякий может презирать»[9 : [Там же].
589]. Герой-поручик: «Что за черт! –
«Я люблю честную, чистую жизнь, а подумал он, вставая, опять
грех мне гадок, я сама не знаю, что принимаясь ходить по комнате и
делаю. Простые люди говорят: стараясь не смотреть на постель за
нечистый попутал. И я могу теперь ширмой. – Да что же это такое со
про себя сказать, что меня попутал мной? И что в ней особенного и что,
нечистый» [Там же] (раскаяние в собственно, случилось? В самом деле,
содеянном). точно какой-то солнечный удар! И
Дмитрий Дмитриевич: «Полно, главное, как же я проведу теперь, без
полно...» [Там же]. нее, целый день в этом захолустье?»
«И, оставшись один на платформе и [3: 219].
глядя в темную даль, Гуров слушал
крик кузнечиков и гудение
телеграфных проволок с таким
чувством, как будто только что
проснулся. И он думал о том, что вот
в его жизни было еще одно
похождение или приключение, и оно
тоже уже кончилось, и осталось
теперь воспоминание...» [9 : 592].
Семейное положение
Анна Сергеевна – замужем, живет в Героиня замужем, у нее есть
городе С.; Гуров – женат, у него есть трехлетняя дочь, город, где она
сын и дочь-гимназистка (с ней герой и проживает, неизвестен
сравнивает Анну Сергеевну, О семейном положении поручика
следовательно, героиня годится ничего не говорится.
Гурову в дочери), живет в Москве.
Образ супруги/супруга героев
Жена Гурова – властная женщина, Муж героини только упоминается, о
герой женился на ней не по любви: нем почти ничего не известно. Сам
«Его женили рано, когда он был еще образ героини и ее мужа окутан некой
студентом второго курса, и теперь таинственностью.
жена казалась в полтора раза старше
его. Это была женщина высокая, с
темными бровями, прямая, важная,
солидная и, как она сама себя
называла, мыслящая. Она много
читала, не писала в письмах ъ,
называла мужа не Дмитрием, а
Димитрием, а он втайне считал ее
недалекой, узкой, неизящной, боялся
ее и не любил бывать дома»[9: 584].

Муж Анны Сергеевной сравнивается


с лакеем (выслуживается перед всеми,
и значок, как у лакея)
«Она никак не могла объяснить, где
служит ее муж – в губернском ли
правлении или в губернской земской
управе, и это ей самой было смешно»
[9: 586]
«Мой муж, быть может, честный,
хороший человек, но ведь он лакей! Я
не знаю, что он делает там, как
служит, а знаю только, что он лакей»
«Вместе с Анной Сергеевной вошел и
сел рядом молодой человек с
небольшими бакенами, очень
высокий, сутулый; он при каждом
шаге покачивал головой и, казалось,
постоянно кланялся. Вероятно, это
был муж, которого она тогда в Ялте, в
порыве горького чувства, обозвала
лакеем. И в самом деле, в его длинной
фигуре, в бакенах, в небольшой
лысине было что-то лакейски-
скромное, улыбался он сладко, и в
петлице у него блестел какой-то
ученый значок, точно лакейский
номер» [9: 596].
Цвета в произведениях
«с белым шпицем» «номер с белыми опущенными
«покраснела» занавесками»
«стояли белые облака» «к отходу розового самолета»
«приятно видеть белую землю, белые «белые пузырившиеся занавески»
крыши» (как отмечает «в стеклянном белом салоне»
Н.А.Кожевникова, идут переклички «желтые отмели»
цветовых эпитетов [8 : 471]); «розовый пароход»
«его любимое серое платье» «спросил черного кофе»
«красивые серые глаза» «лицо, серое от загара»
«вода была сиреневого цвета, такого «с белесыми, выгоревшими от солнца
мягкого и теплого, и по ней от луны усами и голубоватой белизной глаз,
шла золотая полоса» от загара казавшихся еще белее»
«тянулся забор, серый, длинный, с «в белой тонкой рубашке со стоячим
гвоздями» крахмальным воротничком»
«У старых лип и берез, белых от инея,
добродушное выражение...» (возможно, белый цвет ассоциируется
с чистотой и невинностью, а также
является олицетворением солнечного
света) (отсюда - солнечный удар)

Яркие художественные средства (тропы) в произведениях


Эпитеты: «широкое небо»; «вода Эпитеты: «под легким холстинковым
мягкого и теплого цвета»; «легкая платьем»; «душный, горячо
насмешка» накаленный за день солнцем номер»;
Олицетворение: «черты завяли», «белые пузырившиеся занавески»; «в
«глаза блестели»; десять часов утра, солнечного,
«жизнь˂...>разбита»; жаркого, счастливого»; «блестящую
«голова˂...>начинала седеть». под солнцем реку»; «все было залито
Деталь: «На столе в номере был жарким, пламенным и радостным, но
арбуз»; здесь как будто бесцельным солнцем».
«Анна Сергеевна, одетая в его Олицетворение: «голова кружится»;
любимое серое платье, утомленная «разгулялись нервы»; «сердце просто
дорогой и ожиданием, поджидала его разрывалось на части»; «лицо
со вчерашнего вечера»; пылало».
«дама с собачкой». Деталь: «выйдя из-за ширмы»; «еще
Сравнение: «ходила, как в угаре, как стояла на подносе ее недопитая
безумная»; «была грустна, точно чашка»; «заказал ботвинью со
больна»; «кружева на их белье льдом»; «только одна шпилька,
казались ему похожими на чешую»; забытая ею, лежала на ночном
«Анна Сергеевна ˂...>шла за ним столике!».
всюду, как тень»; «Анна Сергеевна и Сравнение: -
он любили друг друга, как очень
близкие, родные люди, как муж и Риторические вопросы: «...он, не
жена, как нежные друзья». задумываясь, умер бы завтра, если бы
Риторические вопросы: «Но дома можно было каким-нибудь чудом
нельзя было говорить о своей любви, вернуть ее, провести с ней еще один,
а вне дома – не с кем. Не с жильцами нынешний день, - провести только
же и не в банке. И о чем говорить? затем, только затем, чтобы высказать
Разве он любил тогда? Разве было ей и чем-нибудь доказать, убедить,
что-нибудь красивое, поэтическое, как он мучительно и восторженно
или просто интересное в его любит ее... Зачем доказать? Зачем
отношениях к Анне Сергеевне?»; убедить?»; «...что же теперь делать
«Разве жизнь их не разбита?»; ему, как избавиться от этой
«Зачем вы приехали? Зачем?». внезапной, неожиданной любви?»;
«Куда идти? Что делать?»;

Гипербола: «Поручик сидел под


навесом на палубе, чувствуя себя
постаревшим на десять лет».
Интересные детали в рассказах
1. Духи́
У А.П.Чехова: «У нее в номере было душно, пахло духами, которые она
купила в японском магазине» [9 : 588].
У И.А.Бунина: «Еще пахло ее хорошим английским одеколоном, еще
стояла на подносе ее недопитая чашка, а ее уже не было...» [3 : 218-219].
2. Отношение героя к его возлюбленной, к ее образу
У А.П.Чехова: «Ложась спать, он вспомнил, что она еще так недавно была
институткой, училась, все равно как теперь его дочь, вспомнил, сколько
еще несмелости, угловатости было в ее смехе, в разговоре с незнакомым, -
должно быть, это первый раз в жизни она была одна, в такой обстановке,
когда за ней ходят, и на нее смотрят, и говорят с ней только с одною
тайною целью, о которой она не может не догадываться. Вспомнил он ее
тонкую, слабую шею, красивые серые глаза. «Что – то в ней есть жалкое
все-таки», - подумал он и стал засыпать» [9 : 586 - 587].

«Он был растроган, грустен и испытывал легкое раскаяние; ведь эта


молодая женщина, с которой он больше уже никогда не увидится, не была
с ним счастлива; он был приветлив с ней и сердечен, но все же в
обращении с ней, в его тоне и ласках сквозила тенью легкая насмешка,
грубоватое высокомерие счастливого мужчины, который к тому же почти
вдвое старше ее. Все время она называла его добрым, необыкновенным,
возвышенным; очевидно, он казался ей не тем, чем был на самом деле,
значит, невольно обманывал ее...» [9 : 592]

У И.А.Бунина: «...мысль о том, что она так и будет жить в нем своей
одинокой жизнью, часто, может быть, вспоминая его, вспоминая их
случайную, такую мимолетную встречу, а он уже никогда не увидит ее,
мысль эта изумила и поразила его. Нет, этого не может быть! Это было бы
слишком дико, неестественно, неправдоподобно! – И он почувствовал
такую боль и такую ненужность всей своей дальнейшей жизни без нее, что
его охватил ужас, отчаяние ˂...> - Да что же это такое со мной? И что в ней
особенного и что, собственно, случилось? В самом деле, точно какой-то
солнечный удар! И главное, как же я проведу теперь, без нее, целый день в
этом захолустье?» [3 : 219].
3. Эвфемистическое обозначение героями того, что произошло между
ними
У А.П.Чехова: «попутал нечистый» (слова Анны Сергеевны); «...вот в
его жизни было еще одно похождение или приключение»

У И.А.Бунина: «На меня точно затмение нашло... Или, вернее, мы оба


получили что-то вроде солнечного удара» (слова героини); «Странное
приключение!» (слова поручика)

4. Ласковые обращения героев друг к другу


У А.П.Чехова: «моя хорошая»; «мой милый, добрый, дорогой мой»; «она
называла его добрым, необыкновенным, возвышенным».
У И.А.Бунина: «милый».

Поведение людей, окружающих героев и мысли героев по этому поводу


«Разве он любил тогда? Разве было «У подъезда стоял извозчик, молодой,
что-нибудь красивое, поэтическое, в ловкой поддевке, и спокойно курил
или поучительное, или просто цигарку. Поручик взглянул на него
интересное в его отношениях к Анне растерянно и с изумлением: как это
Сергеевне? И приходилось говорить можно так спокойно сидеть на козлах,
неопределенно о любви, о женщинах, курить и вообще быть простым,
и никто не догадывался, в чем дело, и беспечным, равнодушным? –
только жена шевелила своими «Вероятно, только я один так страшно
темными бровями и говорила: - Тебе, несчастен во всем этом городе», -
Димитрий, совсем не идет роль фата» подумал он, направляясь к базару»
[9 : 593]. [3 : 220].
Дмитрий Дмитриевич Гуров – своему
партнеру, чиновнику: «Если бы вы
знали, с какой очаровательной
женщиной я познакомился в Ялте!».

Реакция чиновника: «А давеча вы


были правы: осетрина – то с
душком!» [9: 594].

Мысли Д.Д.Гурова: «Какие дикие


нравы, какие лица! Что за
бестолковые ночи, какие
неинтересные, незаметные дни!
Неистовая игра в карты, обжорство,
пьянство, постоянные разговоры все
об одном. Ненужные дела и
разговоры все об одном отхватывают
на свою долю лучшую часть времени,
лучшие силы, и в конце концов
остается какая-то куцая, бескрылая
жизнь, какая-то чепуха, и уйти и
бежать нельзя, точно сидишь в
сумасшедшем доме или в
арестантских ротах!» [Там же].
Концовка рассказов
Развязка трагична и драматична; мы Развязка трагична и однозначна –
не знаем, чем кончится история герой больше никогда не сможет
героев, и, как пишет сам автор, встретиться со своей возлюбленной.
«самое сложное и трудное только еще Его любовь оказалась неразделенной
начинается»; мы видим своеобразную и герой вынужден страдать,
завязку конфликта для следующего оставшись наедине с собой и со своим
возможного произведения. чувством.

Мы понимаем, что чувства героев не могут не вызвать отклик в нашей


душе, не могут не поразить нас своей глубиной. Писатели хотели донести до
нас мысль о том, что настоящая любовь на самом деле существует, правда, к
сожалению, не всегда люди могут встретить ее в самом начале жизненного
пути, из-за чего поначалу может произойти разочарование в жизни, но, тем
не менее, герои заслуживают того, чтобы обрести настоящее счастье. Это и
есть то, к чему следует стремиться каждому из нас, и не бояться при этом
слушать свое сердце, не бояться собственных чувств.

Библиография

1. А. П. Чехов [Текст] : энциклопедия / сост. и науч. ред. В. Б. Катаев. -


Москва : Просвещение, 2011. - 695, [1] с. : ил.; 30 см.
2. Агеносов В.В. Литература русского зарубежья (1918 – 1996). – Москва:
Терра. Спорт, 1998. – 543 с., ил.
3. Бунин И.А. Избранное : Рассказы. Новеллы. Очерки. Лирич.
миниатюры. – Минск : Вышэйшая школа, 1982. – 285 с.
4. Бунин И.А. Собр. соч.: В 9 т. – Т. 9. – Москва, 1961.
5. Голубева Л. Н. "Ищу я в этом мире сочетания прекрасного и
вечного" Сб. работ лауреатов и дипломантов Всерос. лит.-творч.
конкурса, посвящ. творчеству И. А. Бунина / М-во образования Рос.
Федерации. Елец. гос. ун-т им. И. А. Бунина; [Науч. ред.: Л. Н.
Голубева]. – Елец: Елец. гос. ун-т им. И.А.Бунина, 2003.
6. Гречнев В. Я.  О прозе XIX-XX вв. : Л. Толстой, А. Чехов, И. Бунин,
Леонид Андреев, М. Горький / В.Я. Гречнев; Министерство культуры
РФ. Санкт - Петербургский государственный университет культуры и
искусств. Кафедра литературы. – Санкт-Петербург: Санкт-
Петербургский государственный университет культуры и
искусства, 2000.
7. Громов М.П. Тропа к Чехову : док.-художеств. кн. о жизни и
творчестве А. П. Чехова : [для ст. шк. возраста] / М. П. Громов. -
Москва : Дет. лит., 2004. - 457, [2] с., [16] л. ил., портр., факс : ил.,
портр.; 21 см. - (Школьная библиотека). – То же : [Электронный
рессурс]. – URL: http://online-knigi.com/kniga/217626/tropa-k-chehovu,
свободный. – (дата обращения: 09.05.17).
8. Кожевникова Н.А. Стиль Чехова. – Москва : Издательский центр
«Азбуковник», 2011. – 487 с.
9. Чехов А.П. Рассказы и повести. – Москва: Правда, 1981. – 640 с., 12 л.
ил.