Вы находитесь на странице: 1из 10

Блок по Ближнему и Среднему Востоку.

Образование Исламской Республики Иран.

Исламская революция. Падение монархии.

Революция в Иране стала одним из ключевых событий XX века. Она


растянулась на целый год – с 1978-го до 1979-го. Погибли тысячи человек. А
сама страна изменилась до полной неузнаваемости. Огромный интерес
мировой общественности к иранской революции понятен. Не меньший
интерес, чем сама" революция, вызвала политика созданной после крушения
монархий Исламской Республики Иран, власть в которой оказалась в руках
шиитских богословов. Этот интерес объясняется прежде всего возрастающим
с каждым годом глубоким противоречием между деятельностью исламского
режима и теми лозунгами, под которыми совершалась революция.

Предпосылки.

Считается, что одной из главных причин исламской революции в Иране была


та политика, которую проводил иранский шах. Им, с августа 1953 года,
являлся Мохаммед Пехлеви. Шах проводил политику модернизации и
вестернизации (что одно и то же). Он провозгласил так называемую «белую
революцию». То есть, он говорил так «Мы проведём модернизацию Ирана,
мы превратим Иран в современное государство, Иран войдёт в десятку
наиболее развитых государств мира. Без войны, без гражданской войны, без
страданий. А исключительно за счет реформ, которые он назвал «Белой
революцией». Это политика шла в разрез религиозной политики Ирана.
Особенно в сфере культуры и идеологии. Во внешней политике
придерживалась ориентация на Запад и антикоммунизм. 

Масштабные внутренние преобразования начались с 1963-го года (до


свержения шаха в 1979-м), когда была объявлена т.н. “белая революция”.
Каковы были её программные пункты и их реализация?

1. Земельная реформа. Фактически в Иране того времени крестьяне


находились в положении полу-рабов у старинных аристократических
родов. Государство выкупило у этих землевладельцев землю и
перепродало крестьянам по очень низкой цене, благодаря чему
свободными собственниками земли стали 9 млн человек или 40%
населения страны.
2. Приватизация государственных активов. Причем продавались эти
активы в т.ч. тем самым феодалам, у которых выкупались земли для
освобождения крестьян. Возникал иранский класс предпринимателей-
промышленников.
3. Борьба с неграмотностью весьма оригинальным способом. Годные к
призыву грамотные молодые люди могли вместо военной службы пойти
преподавать грамотность в города и села.
4. Обучение крестьян современным методам сельского хозяйства.
5. Развитие местного самоуправления в виде избираемых сельскими
жителями старейшин, которые регулировали мелкие правонарушения и
споры. К концу эпохи Пехлеви таких единиц самоуправления
насчитывалось 10358 на 10 млн человек в 19 тысячах деревень по всей
стране.
6. Национализация водных и лесных ресурсов.
7. Масштабное строительство социальной инфраструктуры (школ,
больниц, бань и т.д.) за счет государства (налогов и нефтяных денег) и
силами Корпуса реконструкции и развития, обучение медицинского
персонала и врачей. Введение “бесплатного” всеобщего образования,
социальных пособий и льгот (вроде питания для детей и их мам),
пенсионного страхования.
8. Привлечение рабочих предприятий к владению компаниями и участию
в распределении их прибыли. Это такая форма приватизации, когда акции
сначала предлагаются работникам компании, а уже потом становятся
доступны широкой общественности.
9. Попытки фиксировать/стабилизировать цены. Вводились штрафы
(особенно для иностранцев) за “завышенные” цены, которые
рассматривались как спекулятивные. Контролировались цены на аренду
земли и недвижимости.

Как вы уже наверняка заметили, далеко не все меры “белой революции”


вызывают симпатию и даже способны объяснить, почему у Ирана начались
проблемы с продуктами питания в 1970-е, когда пришлось импортировать их
(для обеспечения базовых потребностей), а затем и социальная
напряженность. Такие мощные преобразования неизбежно породили
достаточно крупный слой недовольных, на чем спекулировало шиитское
духовенство, имевшее сильное влияние через десятки тысяч мечетей и мулл.

1. Слишком быстрые навязываемые темпы со сломом традиционных форм


экономических отношений. Как бы не хотелось реформатору из бедной
не-европейской страны стать ближе к Цивилизации, ни в коем случае
нельзя действовать слишком дерзко и бросать вызов сложившимся
столетиями элитам и авторитетам. Особенно если это духовные
авторитеты. Шах хотел сделать и получить все и сразу за десять лет,
превратив Иран в “ближневосточную Японию”. Он пытался двигаться на
«старинной четырехконной колеснице к воображаемой великой
цивилизации и модернизации». Однако, стремясь повторить
экономическое чудо Японии, он не заметил, как его страна погрязла в
«коррупции и проституции».
2. Уменьшение политических прав в пользу авторитаризма шаха при
чрезмерно смелых реформах. При этом мечети превратились в
единственные места, где можно было критиковать власть. Результаты
реформ шаха были как положительными (там, где движение шло в
направлении больших экономических свобод), так и отрицательными
(там, где направление уходило в сторону национализации и
регулирования). Если рыночные реформы создавали новых
собственников, то слом старых структур и регулирование порождал
недовольных, а авторитаризм лишал их возможности высказаться с
критикой в адрес правительства. Поэтому они тайно встречались в
мечетях и слушали радикальные призывы мулл.
3. Огромные социальные обязательства, которые государство взяло на
себя — строительство школ, больниц, бань, обучение врачей и учителей
почти с нуля и обеспечение “бесплатного” образования, медицины и
пенсий требовало колоссальных расходов бюджета. Одновременно с
ростом социалки, шах активно модернизировал вооружение, строил
железные дороги, электростанции и сажал деревья. Это чрезмерно много
для отсталой страны, которая только недавно получила нормальный класс
собственников.
4. Неправильная политика в сельской местности и регулирование цен,
скорее всего, и стали причиной проблем с продовольствием. А именно:
еще в 1960-е Иран обеспечивался продуктами без необходимости их
импорта для удовлетворения базовых потребностей. Сложившиеся там
традиционные отношения на селе, конечно, нельзя назвать нормальными,
но по-крайней мере они уже были налаженными на потребление того
времени и землевладельцы знали, как удовлетворять спрос и были в этом
заинтересованы. Реформы шаха породили многочисленных мелких
землевладельцев из крестьян, бывших полурабов, которые толком не
представляли себе, как им вести хозяйство и как его модернизировать. Не
все вчерашние полурабы были бестолковы в сельском хозяйстве,
появилось множество собственников, которым удавалось что-то
производить. Но также увеличилось число безработных и люмпенов,
которые направились в города. Можно не сомневаться, что люмпенизации
и неэффективности способствовало регулирование цен на недвижимость,
землю и товары. Регулирование государством цен приводит к искажениям
на рынке, в результате чего возникает дефицит (что, собственно, и
произошло с продуктами питания), доступность товаров снижается за счет
негибкости цен. 

Экономический кризис перерос в политическую революцию по той причине,


что режиму не удалось создать политическую базу в среде представителей
средних классов, наемных работников и студентов, т.е. среди групп,
численность которых значительно возросла за четверть столетия, после
восстановления власти шаха в 1953. Правительство шаха уничтожило и
запретило независимые политические партии, профсоюзы и
профессиональные ассоциации. В 1975 оно создало единственную
государственную партию, Партию возрождения, чтобы поставить под
непосредственный контроль влиятельных и многочисленных рыночных
торговцев и шиитскую религиозную верхушку. Отчуждение основных
социальных классов, старых и новых, привело к быстрому крушению старого
порядка.

Естественно, что политика шахского режима не устраивала значительную


часть иранского населения. Верующие мусульмане, составлявшие
большинство населения страны и преобладавшие среди сельских и городских
базовых слоев, были недовольны политикой вестернизации, покушавшейся
на многовековые устои иранского общества и нарушавшей сложившийся
порядок взаимоотношений между мужчиной и женщиной, правил поведения,
образа жизни в целом. Национальные меньшинства не устраивала политика
персидского национализма. Сторонники социалистической и
коммунистической идеологии считали существующую власть реакционным
феодальным режимом, эксплуатирующим народ в интересах американских
империалистов. Проамериканская политика шаха не устраивала и мусульман,
и левых.

К тому же он открыл дорогу американскому и британскому капиталу к


богатейшим нефтяным ресурсам страны. При этом бὀльшая часть жителей
Ирана едва сводила концы с концами.

При баснословной прибыли от ежедневной добычи 6 миллионов баррелей


нефти главные иранские дороги оставались без асфальта, значительная часть
страны обходилась без электричества, только в окрестностях Тегерана
десятки тысяч жителей ютились в обитых жестью хибарах. Шах в это время
вёл себя достаточно бездумно. Он всячески показывал своё богатство,
всячески демонстрировал, как хорошо живёт он и его семья. Все знали о его
вкладах в американские банки, о его виллах и его имуществе, которое
находилось за рубежом. И, естественно, это не прибавляло ему никакой
популярности.

Неудивительно, что реакцией на злоупотребления шахских чиновников и


самого шаха стали рост недовольства среди населения и радикализация
оппозиции. Самый яркий оппозиционный лидер – священник Рухолла
Хомейни – большую часть времени был вынужден скрываться в эмиграции.

Начало революции.

Главной заботой Хомейни было переустройство всей общественной жизни


Ирана, которое становилось возможным только после свержения
прозападного шахского правительства. Попутно оппозиционер не забывал
критиковать и внешнюю политику Пехлеви, четко обозначив врагов Ирана:
«Америка хуже Англии, Англия хуже Советского Союза, а Советы хуже
обеих!»

Шах и окружающие его люди видели в Рухолле Хомейни одного из главных


своих противников. В ответ на проводимые им провокации политики
властью через подконтрольные им СМИ были опубликованы статьи о
Хамейни в самом негативном образе. Именно это стало отправной точкой
революции.

Так, религиозные студенты считать 8 января 1978 года вышли на


демонстрацию в Куме. Кума – религиозный центр Ирана. Они вышли с
требованием наказать редактора этой статьи и написать опровержение
указанных там фактов. Именно эту демонстрацию принято считать точкой
отсчета революции. Так как эта демонстрация была подавлена с
необоснованной жестокостью. Протестующие в ответ на агрессивные
действия шахской гвардии возводили «стены огня», баррикадируя улицы
горящими автопокрышками. По официальным данным, в ходе усмирения
беспорядков погибли 2 студента. По данным демонстрантов — 70 человек.

Последней каплей, пробудившей революционные силы страны, стала смерть


сына Хомейни Мустафы. Официальная версия смерти – сердечный приступ,
хотя все понимали, что Мустафа был убит. Значительная часть иранских
рабочих вышла на манифестации, а большинство предприятий нефтяной
промышленности забастовали.

Революция.
По шиитской традиции, поминальные службы о погибшем идут 40 дней, и
через 40 дней после разгона демонстрации в Куме, 18 февраля бунт вспыхнул
в Тебризе (его подавление также привело к человеческим жертвам). На него
вышли более ста тысяч человек, сотни демонстрантов среди которых
погибли. При подавлении восстания были использованы танки и самолёты.
затем всё повторялось: 29 марта и 10 мая и далее волнения возникали во всех
крупных городах. На протяжении мая 1978 в ряды оппозиции вливались в
основном студенты, квалифицированные специалисты, мелкие торговцы и
часть духовенства. К июлю к ним присоединились городские фабричные и
строительные рабочие. 7 сентября 1978 полмиллиона иранцев,
представлявших все слои общества.

20 августа демонстранты скрывались от полиции в кинотеатре Рекс.


Сотрудники САВАК устроили поджог, чтобы «выкурить» людей из зала, но
двери отпереть не удалось. В огне погибло более 500 человек. Это стало
поводом для Шаха ввести в стране военное положение и запретить военные
демонстрации. Таким образом, эта трагедия занимает особое место в
революции 1978-1979 года.

Контрразведка САВАК и внутренний террор

Обязательно, говоря о периоде правления Моххамеда стоит упомянуть о


САВАК. Он представляет собой министерство государственной
безопасности Ирана.  Это такая эффективная служба внутренней
безопасности, цель которой - укрепить монархический режим, и таким
образом поставить политических оппонентов под наблюдение тайной
полиции и подавить диссидентские движения.

САВАК вела тотальную слежку за иранцами, как внутри страны, так и за её


пределами. На предприятиях, в учреждениях, в учебных учреждениях
действовали специальные отделы, подведомственные САВАК.  Особый
контроль был установлен над потенциально склонными к радикальным
настроениям категориями населения, прежде всего — над студентами.
«Стукачи» шахской контрразведки активно действовали во всех
университетах страны, в студенческих общежитиях и местах массового
скопления молодого поколения иранцев. Военные трибуналы беспощадно
карали оппозиционеров. Только в течение 1976—1977 гг. имели место
десятки случаев, когда деятели оппозиции были убиты сотрудниками
САВАК. Убитые агентами САВАК оппозиционеры обвинялись в том, что
якобы сами оказывали вооруженное сопротивление при проверке
документов. За годы существования зловещей спецслужбы САВАК в Иране
было замучено около 380 тысяч человек. В тюрьмах шахского режима
контрразведчики применяли самые жестокие пытки, разумеется,
отрицавшиеся на официальном уровне. Пытки электрическим током, травмы
половых органов, вырывание зубов — все эти издевательства и мучения над
оппозиционерами регулярно практиковались в застенках шахского режима.
Усиление авторитарных методов правления вызвало открытое недовольство
демократических кругов.

САВАК и «Чёрная пятница 1978 г.»

В 6 часов утра 8 сентября, в ответ на массовые протесты оппозиции против


монархического режима, шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви объявил
военное положение в столице и 11 крупных городах страны. При разгоне
демонстрации в Тегеране иранские вооружённые силы использовали
армейские части, бронетранспортёры и боевые вертолёты. В значительной
степени им удалось разбить «мирных» демонстрантов. В карательных акциях
принимали активное участие и силы САВАК (элитарные спецподразделения
тайной полиции).
Власти объявили о гибели 87 человек (среди них 2 женщины и одна девочка)
в ходе кровавого инцидента на площади Жале Оппозиция утверждала о
гибели от 2000 до 3000 человек. Однако не было приведено
соответствующих доказательств в пользу оппозиционной версии. Эти
преувеличенные цифры исходили из уст духовенства, которые
террористический акт 20 августа 1978 года (пожар в кинотеатре
«Рекс» в Абадане), в ходе которого заживо сгорело более 500 иранцев,
объявили делом рук службы госбезопасности шаха САВАК. 

Революция.

Однако, усмирить массовый общественный протест силовыми методами


правительству не удавалось. В лагерь оппозиции перешли практически все
слои общества. Протесты продолжались в течение многих месяцев,
полностью парализовав сектор нефтяной промышленности, которая была
очень важна для выживания экономики Ирана и платёжеспособности
шахской администрации. Поддержка шаху, как в Иране, так и за границей,
была фактически разрушена.

С сентября 1978 участились забастовки рабочих и служащих нефтяной и


других отраслей промышленности, транспорта, почты, телеграфа, банков,
ряда правительственных учреждений, а также выступления студентов. В
Иране заметно возросло влияние аятоллы Р. М. Хомейни, призывавшего из-
за рубежа к решительной борьбе с «деспотическим и вероотступническим»
прозападным режимом Пехлеви. Теряя контроль над положением в стране,
правительство пошло на новые уступки оппозиции (роспуск правящей
партии «Растахиз», разрешение создавать новые партии, освобождение
политических заключенных, смягчение цензуры, повышение на 25—50 %
заработной платы рабочим и служащим государственного сектора). Осенью
1978 в рядах оппозиции, как светской (среди которых был Шапур Бахтияр,
это имя надо запомнить), так и духовной (аятоллы М. К. Шариатмадари, его
тоже), выделилось умеренное крыло, представители которого, опасаясь
военного переворота, предлагали ограничиться усилением давления на
власти с целью принудить их к новым, более существенным уступкам.
Хомейни резко выступил против сторонников компромисса и призвал народ
к восстанию. Вскоре и Шариатмадари объявил о необходимости ликвидации
деспотического режима и установления в стране «справедливого исламского
порядка».

Окончание революции.

К концу года пришло время экономических стачек, которые полностью


парализовали экономику Ирана. Остановились практически все
нефтедобывающие предприятия. К концу года прекратили работу все
предприятия тяжелой промышленности. Пехлеви в надежде выправить
ситуацию попытался предпринять срочные антиинфляционные меры и
провести свободные выборы, однако события в стране приобрели
необратимый характер.

В отчаянии шах обращается за помощью к США. Однако Президент


США Картер не решился оказать военную поддержку режиму Пехлеви,
поскольку даже в западной прессе шах подвергался жёсткой критике за
репрессии против оппозиции и нарушения прав человека. В администрации
американского президента произошёл раскол относительно того, стоит ли
вводить в Иран войска. Советник по национальной безопасности Збигнев
Бжезинский выступал за интервенцию, тогда как многие
сотрудники Государственного департамента считали, что революцию уже
невозможно предотвратить никакими средствами. Делегации американских
государственных деятелей несколько раз в течение 1977—1978 годов
встречались с шахом, однако никакой единой позиции за это время
выработать не удалось.

2 декабря на демонстрацию с требованием сместить шаха вышли два


миллиона человек. Это стало результатом того, что шах противопоставил
себе практически всё политическое поле Ирана и фактически не имел
союзников среди оппозиции.
Всё это привело к тому, что 16 января 1979 года Мохаммед Реза
Пехлеви вместе с шанхиняй бежали из Ирана по настоянию премьер-
министра Шапура Бахтияра. Это событие вызвало ликование в среде
протестующих. Толпы тегеранцев срывали со зданий барельефы, портреты и
прочие символы последней иранской династии. Премьер-
министр Бахтияр распустил САВАК, освободил политических заключённых,
а также велел армейскому начальству не препятствовать демонстрантам и
пообещал в ближайшее время провести в Иране свободные выборы. Через
некоторое время он связался с Хомейни и попросил его вернуться в Иран для
помощи в составлении новой конституции. Бахтияр также выразил
готовность провести референдум по вопросу о судьбе монархии. Но это не
смогло ослабить влияние религиозных кругов на настроения в обществе.

Новая революция. 1979.

Р. М. Хомейни, объявив правительство Бахтияра незаконным, призвал к


продолжению революции «снизу» с целью создания исламской республики.
Стычки между ними двумя, как я уже напоминала начались на почве того,
что Бахтияр хотел пойти на компромисс с бывшем правительством, когда как
Хомейни выступал против этого. По всей стране начали образовываться
революционные исламские комитеты, нередко располагавшиеся в мечетях.
Они не только руководили массовыми выступлениями, но и действовали как
органы местного самоуправления.  В Тегеране сторонники Хомейни создали
Революционный исламский совет (12 января 1979), состоявший из
религиозных деятелей и светских политиков, который вскоре стал вторым
(наряду с правительством) центром власти в стране. В продолжавшихся
забастовках участвовало уже до 3—4 млн рабочих, служащих и учащихся. К
организации выступлений подключились левые политические силы, в том
числе Народная партия Ирана (Тудэ). Правительство Бахтияра все больше
теряло власть, военное командование заняло выжидательную позицию, а
солдаты некоторых частей переходили на сторону революции.

Двоевластие привело в феврале 1979 г. к вооруженным столкновениям. 

1 февраля 1979 в Тегеран прибыл Р. М. Хомейни, с ликованием встреченный


населением столицы. Революционный исламский совет объявил о создании
Временного революционного правительства во главе с М. Базарганом (5
февраля 1979). По указанию Хомейни, Базарган вступил в переговоры с
генералитетом и премьером Ш. Бахтияром, пытаясь мирным путем положить
конец двоевластию в стране. Сам Хомейни предостерегал своих сторонников
от насильственных действий, которые могли спровоцировать гражданскую
войну. Но избежать прямого столкновения революционных сил и
сторонников шахского режима не удалось. 9 февраля 1979 подразделения
шахской гвардии совершили нападение на учебную базу ВВС под Тегераном,
личный состав которой принимал участие в демонстрациях, что
спровоцировало вооруженное восстание в столице. Отряды моджахедов и
федаев (добровольческих вооруженных формирований) вступили в бой с
гвардейцами и к утру 10 февраля нанесли им поражение. 11 февраля в
Тегеране продолжались стычки населения с воинскими частями,
поддержавшими гвардию. В тот же день Высший военный совет Ирана —
последний оплот шахской власти — объявил о нейтралитете армии и отводе
войск в казармы и вскоре перешел на сторону революции.

Восстание в Тегеране, положившее конец монархии, произошло стихийно,


без ведома и согласия руководства религиозной оппозиции. Однако это не
помешало Хомейни торжественно объявить о победе И. р. и приступить к
созданию исламского государства. В его основу был положен разработанный
Хомейни принцип верховенства власти авторитетного мусульманского
законоведа (велаят-е факих). 30—31 марта 1979 был проведен референдум,
на котором подавляющее большинство населения (98,2 %) высказалось за
создание исламской республики. В начале ноября 1979 Временное
революционное правительство было отправлено в отставку, и вся полнота
власти перешла к Революционному исламскому совету.

Итог.

Одной из характерных особенностей И. р. 1978—1979 было участие широких


масс населения (в некоторые дни их количество исчислялось миллионами)
самых разных социальных слоев: от сельской и городской бедноты до
патриотически настроенных предпринимателей, духовенства, светской
интеллигенции в открытых политических действиях на площадях и улицах
многих иранских городов, включая все наиболее крупные. Большое значение
в исходе революционных событий имела позиция командования
вооруженных сил страны, в решающий момент отказавшегося от поддержки
правящего режима.