Вы находитесь на странице: 1из 1

" #

Главная страница ! Война и мир

Аустерлицкое сражение в
романе "Война и мир" (битва под
Аустерлицем): описание в
цитатах

Битва под

Кутузов перед
Аустерлицким сражением
(актер Борис Захава)

Аустерлицем является одним из


сражений, подробно описанных в
знаменитом романе Льва Толстого
"Война и мир".

Сражение под Аустерлицем - одно из


сражений Русско-австро-французской
войны 1805 г. В нем союзная русско-
австрийская армия выступает против
французского войска Наполеона.

В этой статье представлено описание


Аустерлицкого сражения в романе
"Война и мир" Толстого в цитатах
(описание битвы под Аустерлицем).

Смотрите:
- Бородинское сражение в романе
"Война и мир"
- Все материалы по роману "Война и
мир"

12+

Открой Работа.ру

Аустерлицкое сражение в романе


"Война и мир": описание в цитатах
(битва под Аустерлицем)

Накануне сражения

Накануне сражения под Аустерлицем


большая часть русского войска
чувствует воодушевление:

"...в те памятные дни,


предшествующие Аустерлицкому
сражению: девять десятых людей
русской армии в то время были
влюблены, хотя и менее
восторженно, в своего царя и в
славу русского оружия." (том 1
часть 3 глава X)

По мнению императора Александра I и


его окружения, русско-австрийская
армия находится в отличных условиях, а
Наполеон — у нас в руках. Мнение
Александра I в романе выдается не от
первого лица, а от лица его помощника -
генерал-адъютанта Долгорукова:

"Нет, мой милый, выгодней тех


условий, в которых мы находимся,
нельзя ничего нарочно выдумать.
Соединение австрийской
отчетливости с русской
храбростию — чего ж вы хотите
еще?"

отелей в Сергеевке
"Я вам говорю, что он у нас в
Бронируйте отели онлайн в Сергеевке. Гарантия лучшей цены
руках; это верно!.."(Долгоруков -
Андрею Болконскому, том 1ОТКРЫТЬ
booking.com
часть
3 глава IX)

Князь Долгоруков (а значит, и


император Александр) считает, что
Наполеон боится генерального
сражения, поэтому отступает и ищет
перемирия:

"— Да, видел и убедился, что он


боится генерального сражения
более всего на свете, — повторил
Долгоруков, видимо, дорожа этим
общим выводом, сделанным им из
его свидания с Наполеоном. —
Ежели бы он не боялся сражения,
для чего бы ему было требовать
этого свидания, вести переговоры
и, главное, отступать, тогда как
отступление так противно всей его
методе ведения войны? Поверьте
мне: он боится, боится
генерального сражения, его час
настал. Это я вам говорю." (том 1
часть 3 глава XI)

Адъютант Кутузова Андрей Болконский


считает, что расположение главных сил
Наполеона нельзя вычислить. Это
беспокоит Андрея:

"— Но в какой же позиции мы


атакуем его? Я был на аванпостах
нынче, и нельзя решить, где он
именно стоит с главными силами,
— сказал князь Андрей." (том 1
часть 3 глава XI)

Сам главнокомандующий Кутузов и


вовсе считает, что предстоящая
Аустерлицкая битва будет проиграна.
Он пытается повлиять на императора
Александра I, но это ему не удается:

"Я думаю, что сражение будет


проиграно, и я так сказал графу
Толстому и просил его передать
это государю. Что же, ты
думаешь, он мне ответил? Eh, mon
cher général, je me mêle de riz et des
et côtelettes, mêlez vous des affaires
de la guerre.* Да... Вот что мне
отвечали!"

(*И, любезный генерал! Я занят


рисом и котлетами, а вы
занимайтесь военными делами.)
(том 1 часть 3 глава XI)

Александр I недоволен своим


главнокомандующим Кутузовым и не
прислушивается к его мнению:

"Князь Андрей чувствовал, что


Кутузов чем-то расстроен и
недоволен, и что им недовольны в
главной квартире, и что все лица
императорской главной квартиры
имеют с ним тон людей, знающих
что-то такое, чего другие не знают;
и поэтому ему хотелось
поговорить с Долгоруковым." (том
1 часть 3 глава XI)

Императоры Александр и Франц


доверяют подготову к Аустерлицкому
сражению австрийскому генералу
Вейротеру. Именно Вейротер составляет
диспозицию (расположение войск) для
сражения. Он является начальником
штаба главнокомандующего Кутузова,
но по сути вытесняет его на этом этапе.
Кутузов лишь номинально командует
союзной армией:

"Вейротер, бывший полным


распорядителем предполагаемого
сражения..."

"Вейротер, очевидно, чувствовал


себя во главе движения, которое
стало уже неудержимо." (том 1
часть 3 глава XII)

Русский император Александр I и


австрийский император Франц
поддерживают план австрийца
Вейротера:

"...доказывать то, в чем не только


он сам слишком хорошо был
уверен, но в чем уверены были им
государи-императоры." (том 1
часть 3 глава XII)

Накануне Аустерлицкого сражения все


генералы собираются на военный совет
у Кутузова, где Вейротер читает
диспозицию:

"В 10-м часу вечера Вейротер с


своими планами переехал на
квартиру Кутузова, где и был
назначен военный совет. Все
начальники колонн были
потребованы к
главнокомандующему, и, за
исключением князя Багратиона,
который отказался приехать, все
явились к назначенному часу."
(том 1 часть 3 глава XII)

"...начал читать диспозицию


будущего сражения под
заглавием, которое он тоже
прочел: "Диспозиция к атаке
неприятельской позиции позади
Кобельница и Сокольница, 20
ноября 1805 года". Диспозиция
была очень сложная и трудная."
(том 1 часть 3 глава XII)

На этом совете генерал Ланжерон


заявляет, что план Вейротера трудно
исполнить, так как положение войск
Наполеона точно не известно. Ланжерон
предупреждает, что Наполеон может
атаковать и разрушить все планы
Вейротера. Однако Вейротер не верит,
что Наполеон мог задумать что-то
хитрое:

"...Ланжерон... начал говорить о


том, как трудно было исполнить
такую диспозицию, где положение
неприятеля предполагается
известным, тогда как положение
это может быть нам неизвестно,
так как неприятель находится в
движении. Возражения
Ланжерона были основательны..."
(том 1 часть 3 глава XII)

"...Ланжерон доказывал, что


Бонапарте легко может
атаковать, вместо того, чтобы
быть атакованным, и вследствие
того сделать всю эту диспозицию
совершенно бесполезною.
Вейротер на все возражения
отвечал твердой презрительной
улыбкой, очевидно вперед
приготовленной для всякого
возражения, независимо от того,
что бы ему ни говорили." (том 1
часть 3 глава XII)

Всё для животных в одном м…

Зоомагазин Doghouse.ru
Владивосток 10:00–21:00

Перед Аустерлицким сражением русско-


австрийское войско насчитывает 80
тысяч человек:

"...в ночь с 19 на 20 поднялась с


ночлегов, загудела говором и
заколыхалась и тронулась
громадным девятиверстным
холстом 80-титысячная масса
союзного войска." (том 1 часть 3
глава XI)

По мнению Вейротера, войско


Наполеона насчитывает всего 40 тысяч
человек. На самом деле Вейротер
ошибается, так как армия Наполеона
составляет более 70 тысяч человек
(данные историков):

"Много, если у него 40 тысяч


войска, — отвечал Вейротер..."

Вейротер считает, что русско-


австрийской армии не страшны любые
перемены в позиции Наполеона. Генерал
Вейротер не видит угрозы со стороны
французов:

"Неприятель потушил огни, и


слышен непрерывный шум в его
лагере, — сказал он. — Что это
значит? — Или он удаляется, чего
одного мы должны бояться, или он
переменяет позицию (он
усмехнулся). Но даже ежели бы
он и занял позицию в Тюрасе, он
только избавляет нас от больших
хлопот, и распоряжения все, до
малейших подробностей,
остаются те же." (том 1 часть 3
глава XII)

Кутузову не нравится план Вейротера,


но он соглашается участвовать в
сражении - пусть даже заведомо
проигрышном. Его помощник Андрей
Болконский не понимает, почему
Кутузов не сопротивляется неудачному
плану, ведь на кону стоят тысячи
жизней солдат:

"Кутузов проснулся, тяжело


откашлялся и оглянул генералов.
— Господа, диспозиция на завтра,
даже на нынче (потому что уже
первый час), не может быть
изменена, — сказал он. — Вы ее
слышали, и все мы исполним наш
долг. А перед сражением нет
ничего важнее... (он помолчал) как
выспаться хорошенько." (том 1
часть 3 глава XII)

"Но неужели нельзя было


Кутузову прямо высказать
государю свои мысли? Неужели
это не может иначе делаться?
Неужели из-за придворных и
личных соображений должно
рисковать десятками тысяч и
моей, моей жизнью?" думал он."
(А. Болконский, том 1 часть 3
глава XII)

Русско-австрийска армия участвует в


Аустерлицком сражении в виде пяти
колонн. Колоннами руководят русские
генералы Милорадович, Дохтуров,
Ланжерон, Пржибышевский и
австрийские генералы Вимпфен,
Лихтенштейн, Гогенлое (Толстой
приводит неполный список). Каждой из
колонн руководят один или два
генерала одновременно:

"— Будет ли завтра победа или


поражение, слава русского
оружия застрахована. Кроме
вашего Кутузова, нет ни одного
русского начальника колонн.
Начальники: Неrr général Wimpfen,
le comte de Langeron, le prince de
Lichtenstein, le prince de Hohenloe et
enfin Prsch... prsch... et ainsi de
suite, comme tous les noms
polonais.* (*Вимпфен, граф
Ланжерон, князь Лихтенштейн,
Гогенлое и еще Пришпршипрш,
как все польские имена.)

— Taisez vous, mauvaise langue,**


— сказал Долгоруков. —
Неправда, теперь уже два
русских: Милорадович и
Дохтуров..." (**Удержите ваше
злоязычие.) (том 1 часть 3 глава
XI)

Николай Ростов состоит в эскадроне


гусар, который в день сражения будет в
резерве. Ростову хочется участвовать в
сражении, чтобы увидеть царя
Александра I:

"Экая досада, что эскадрон наш


завтра будет в резервах... —
подумал он. — Попрошусь в дело.
Это, может быть, единственный
случай увидеть государя. Да,
теперь недолго до смены. Объеду
еще раз и, как вернусь, пойду к
генералу и попрошу его"." (том 1
часть 3 глава XIII)

Ночью перед сражением Николай


Ростов и другие военные слышат крики
на стороне французов и видят
зажженные огни. Князь Долгоруков
объясняет этот шум тем, что армия
Наполеона отступает и просто пытается
запутать противника. Генерал
Багратион, напротив, считает, что
французы не отступают, а замышляют
что-то хитрое:

"В то мгновение, как он открыл


глаза, Ростов услыхал перед
собою там, где был неприятель,
протяжные крики тысячи
голосов." (том 1 часть 3 глава XIII)

"— Поверьте, — говорил князь


Долгоруков, обращаясь к
Багратиону, — что это больше
ничего как хитрость: он отступил и
в арьергарде велел зажечь огни и
шуметь, чтобы обмануть нас.

— Едва ли, — сказал Багратион,


— с вечера я их видел на том
бугре; коли ушли, так и оттуда
снялись. Господин офицер, —
обратился князь Багратион к
Ростову, — стоят там еще его
фланкеры?" (том 1 часть 3 глава
XIII)

По просьбе Багратиона Николай Ростов


едет на разведку в сторону кричащих
французов. В тумане он оказывается
возле французского поста. Те стреляют
в сторону Ростова один раз, и ему
удается спастись. Николай докладывает
Долгорукову о французах на посту, но
тот настаивает на том, что французы
отступили и просто оставили небольшой
пост:

"Долгоруков все настаивал на


своем мнении, что французы
отступили и только для того,
чтобы обмануть нас, разложили
огни.

— Что же это доказывает? —


говорил он в то время, как Ростов
подъехал к ним.

— Они могли отступить и оставить


пикeты." (том 1 часть 3 глава XIII)

Ростов просит Багратиона выпустить его


завтра в сражение. Тот соглашается и
назначает его своим помощником
(ординарцем) на завтра:

"— Завтра эскадрон наш назначен


в резервы; позвольте вас просить
прикомандировать меня к 1-му
эскадрону. <...>

— А, хорошо. Оставайся при мне


ординарцем." (том 1 часть 3 глава
XIII)

Тем временем шум на стороне


французов происходит из-за того, что
император Наполеон объезжает свою
армию перед сражением. Его приказ
читают по всему войску:

"Крики и огни в неприятельской


армии происходили оттого, что в
то время, как по войскам читали
приказ Наполеона, сам император
верхом объезжал свои бивуаки.
Солдаты, увидав императора,
зажигали пуки соломы и с
криками: vive l'empereur!* бежали
за ним." (*Да здравствует
император!) (том 1 часть 3 глава
XIII)

В своем приказе Наполеон объявляет


войску, что французская армия
занимает сейчас могущественные
позиции. По данным Наполеона, русско-
австрийское войско собирается
обходить французов справа и тем самым
выставит свой фланг (Наполеон
оказывается прав):

"Позиции, которые мы занимаем,


— могущественны, и пока они
будут итти, чтоб обойти меня
справа, они выставят мне фланг!"

"...не может быть колебания в


победе, особенно в тот день, в
который идет речь о чести
французской пехоты, которая так
необходима для чести своей
нации." (том 1 часть 3 глава XIII)

Для Наполеона день предстоящего


Аустерлицкого сражения является
двойне важным, так как это день
годовщины его коронования:

"Нынче был для него


торжественный день —
годовщина его коронования." (том
1 часть 3 глава XIV)

Ход Аустерлицкого сражения

Наконец в 5 часов утра 20 ноября 1805 г.


левый фланг русско-австрийской армии
начинает спускаться со своих высот,
чтобы атаковать правый фланг
французов:

"В 5 часов утра еще было совсем


темно. Войска центра, резервов и
правый фланг Багратиона стояли
еще неподвижно; но на левом
фланге колонны пехоты,
кавалерии и артиллерии,
долженствовавшие первые
спуститься с высот, для того
чтобы атаковать французский
правый фланг и отбросить его, по
диспозиции, в Богемские горы,
уже зашевелились и начали
подниматься с своих ночлегов.
Дым от костров, в которые
бросали все лишнее, ел глаза.
Было холодно и темно." (том 1
часть 3 глава XIV)

Первыми в бой должны идти колонны


пехоты, кавалерии и артиллерии на
левом фланге русско-австрийского
войска. Эти колонны спускаются с горы
в низину:

"...но на левом фланге колонны


пехоты, кавалерии и артиллерии,
долженствовавшие первые
спуститься с высот..." (том 1 часть
3 глава XIV)

Из-за тумана русско-австрийские


войска плохо видят, что происходит
вокруг:

"Колонны двигались, не зная куда


и не видя от окружавших людей,
от дыма и от усиливающегося
тумана ни той местности, из
которой они выходили, ни той, в