Вы находитесь на странице: 1из 7

Å.Å. Êîðäè.

Îïòàòèâ âî ôðàíöóçñêîì ÿçûêå

Е.Е. Корди
Институт лингвистических исследований РАН

УДК 811.133.1

ОПТАТИВ ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ

Ключевые слова: независимый – зависимый сюбжонктив; чистый –


фактитивный оптатив; морфологически- и синтаксически-обоснованные
грамматики.

Статья посвящена обоснованию лингвистического статуса оптати-


ва в качестве самостоятельной грамматической категории французского
языка в виде подтипа независимого сюбжонктива.

В статье, посвященной грамматической категории оптатива во француз-


ском языке, прежде всего необходимо остановиться на тех теоретических
предпосылках, которые позволяют ее выделить именно как грамматическую
категорию. Как известно, различные грамматические теории различаются
своим подходом к языковому материалу.
Обобщая существующее положение дел, можно сказать, что европей-
ские грамматики делятся на два типа. К первому типу относятся грамма-
тики, которые основываются исключительно или почти исключительно
на морфологии и, соответственно, выделяют грамматические категории,
исходя из форм слова и присущих им флексий. Об этом еще в 1986 году
сказал С.Д. Кацнельсон: «Отождествление грамматической формы вообще
с формой отдельного слова было, как известно, типично для сравнительно-
исторического языкознания первой половины XIX века. Форма отдельного
слова, или, проще говоря, флективная форма, принималась тогда за единст-
венно правомерное и истинное проявление грамматической формы».
Это не удивительно, ведь все европейские грамматики восходят к грам-
матикам греческого и латинского языков, которые отличались богатством
морфологии. Вследствие этого подхода языки, в которых не было флектив-
ных форм, например, такие как китайский, имеющий древнюю письменность
и богатую литературу, рассматривались как бесформенные или аморфные.
Другое теоретическое следствие из чисто морфологического подхода
к грамматике заключается в том, что грамматические категории выделяются
исключительно на основе морфологических признаков слов.
Грамматики второго типа не ограничиваются морфологией и основыва-
ются как на морфологических, так и на синтаксических критериях, включая
в последние использование служебных слов, структуру предложения, поря-
док слов.

hgbeqŠh“ qlnkemqjncn cnqrd`pqŠbemmncn rmhbepqhŠeŠ`. 2011. № 3(15) 93


thknknch)eqjhe m`rjh

В современном языкознании представителями грамматики первого типа


являются лингвисты, принадлежащие к школе психосистематики, родона-
чальником которой был известный ученый Г. Гийом [3; 13-15]. Представи-
телями школы психосистематики являются многие французские лингвисты:
G. Moignet, A. Jacob, C. Veyrat, M. Wilmet и др.
Теория Г. Гийома, начиная со второй половины ХХ века, доминирует
в современной французской грамматике (см., например: [12]).
Среди отечественных романистов теория Г. Гийома также имела под-
держку, в частности, горячими сторонницами ее были Е.А. Реферовская [8]
и Л.М. Скрелина [9].
Характерной отличительной чертой психосистематики является призна-
ние того, что любая словоформа всегда однозначна, не допускается возмож-
ность омонимии или полисемии. При этом значение словоформы выводится
непосредственно из ее морфологии. Различия в семантике, которые неиз-
бежны при употреблении в разном синтаксическом окружении, трактуются
как «смысловые эффекты» (effets de sens), возникающие в речи и не имею-
щие отношения к системе языка.
Эту особенность теории Г. Гийома отмечает Е.А. Реферовская: «Систе-
мы, которые изучает психомеханика, это только морфологические системы,
интеграция морфем в системы (синтаксис Гийом относил исключительно
к речи)» [8, с. 115].
Грамматики второго типа имеют своих представителей как в отечест-
венном, так и в зарубежном языкознании; многие известные ученые прида-
вали очень большое значение синтаксису. Можно назвать В.Г. Адмони [1],
А.А. Холодовича [10], которые строили грамматику, учитывая и морфологи-
ческие, и синтаксические критерии.
В связи с этим следует остановиться на теоретических положениях
В.Г. Адмони о синтаксической форме и синтаксических категориях.
Во введении к «Синтаксису современного немецкого языка» В.Г. Ад-
мони говорит: «Рассмотрение синтаксического строя возможно только при
учете многих других сторон языковой системы: фонетической, лексической
и особенно морфологической. Все эти стороны служат оформлению син-
таксических единиц в их типологическом многообразии. Ведь синтаксиче-
ские единицы… существуют как системы типов (моделей), обладая чаще
всего целым рядом аспектов, каждый из которых выявляет свою типоло-
гию» [1, с. 5].
Далее В.Г. Адмони говорит, что оформление этих моделей реализует-
ся не только с помощью фонетических, лексических и морфологических
средств, но и с помощью средств чисто синтаксических. «Можно наметить
целый ряд способов выражения этих структур, которые в своей совокупно-
сти и делают эти структуры формами, то есть придают им характер подлин-
но языковых, формально выделенных структур» [там же].

94 hgbeqŠh“ qlnkemqjncn cnqrd`pqŠbemmncn rmhbepqhŠeŠ`. 2011. № 3(15)


Å.Å. Êîðäè. Îïòàòèâ âî ôðàíöóçñêîì ÿçûêå

Положение о синтаксических формах приводит нас к расширению поня-


тия грамматической формы вообще. Грамматическая форма в языке может
быть как морфологической, так и синтаксической. При этом часто морфологи-
ческие формы являются материалом для образования синтаксических форм.
Владимир Григорьевич признавал также существование «грамматиче-
ских категорий синтаксического строя» [1, с. 11], которые, по-видимому,
можно назвать синтаксическими категориями (данный термин в настоящее
время является общепринятым). В.Г. Адмони выделяет два типа синтакси-
ческих категорий: логико-грамматические и коммуникативно-грамматиче-
ские. Оптатив, рассматриваемый в настоящей статье, принадлежит ко второ-
му типу, то есть является коммуникативно-грамматической категорией.
В.Г. Адмони в своем синтаксисе описывает аспекты предложения, не-
посредственно выявляющие коммуникативное назначение предложения
и установку говорящего [1, с. 187–192]. По этому признаку он выделяет
три основных типа предложений: повествовательное, побудительное и во-
просительное. Побудительные предложения В.Г. Адмони трактовал очень
широко, «от приказания… до просьбы, даже приближающейся к пожела-
нию» [1, с. 189].
В.Г. Гак во французском языке выделяет по категории целенаправленно-
сти (по коммуникативной установке) уже не три, а четыре типа предложения:
повествовательное, вопросительное, побудительное и оптативное [2, с. 664].
Оптативные предложения имеют в своей семантике много общего с по-
будительными предложениями, но характеризуются и своей спецификой
как по значению (или по функции), так и по синтаксической форме. И оп-
тативные, и побудительные предложения выражают желание говорящего.
Но при этом побудительные предложения имеют в своем значении компо-
нент каузации, тогда как оптатив не имеет такого значения.
Соглашаясь с наличием оптативных предложений как отдельного ком-
муникативного типа, мы считаем, что французский глагол имеет наклонение
оптатива, который выражает желание (или пожелание) говорящего.
Теория о существовании во французском языке двух сюбжонктивов,
один из которых является наклонением волеизъявления, а второй, употре-
бляясь всегда в придаточных предложениях, является наклонением, выра-
жающим зависимое действие, развита в «Синтаксисе современного фран-
цузского языка» К. де Бура [11].
Независимый сюбжонктив, по нашему мнению, является особым накло-
нением – оптативом. Оптатив не может рассматриваться как чисто морфо-
логическая категория, потому что он не имеет особой глагольной формы
для своего выражения, а форма презенса сюбжонктива, которая употребля-
ется в этой функции, многозначна. Но он не может считаться чисто синтак-
сической категорией, так как имеет выражение и в морфологической форме
глагола. Имеются основания считать, что при использовании синтаксиче-

hgbeqŠh“ qlnkemqjncn cnqrd`pqŠbemmncn rmhbepqhŠeŠ`. 2011. № 3(15) 95


thknknch)eqjhe m`rjh

ских критериев мы можем говорить о наклонении оптатива, которое выра-


жается формами презенса (реже – перфекта) сюбжонктива в независимом
предложении. Эти предложения представлены во французском языке пятью
моделями, из которых одна является новообразованием и даже не зафикси-
рована в грамматиках [5; 6; 7; 16].
Ниже приводятся примеры, иллюстрирующие пять моделей оптативных
предложений.
ОПТ 1: Que Pierre vienne me voir! Пусть Пьер придет ко мне!
Que vous soyez heureux! Пусть Вы будете счастливы!
ОПТ 2: Dieu vous garde! Да хранит Вас Господь!
ОПТ 3: Puisse-t-il avoir raison! Хотя бы он мог оказаться прав!
ОПТ 4: Pourvu qu’elle réussisse! Только бы она добилась успеха!
ОПТ 5: Vivement que le printemps revienne! Скорее бы пришла весна!
Модель ОПТ 1 может иметь как императивное, так и оптативное значе-
ние; все остальные модели имеют оптативное значение, выражая желание
говорящего, чтобы исполнилось действие, называемое глаголом в сюбжон-
ктиве. Их значения различаются в зависимости от образующих их структур-
ных элементов. Конструкция ОПТ 5 до настоящего времени не была зафик-
сирована в качестве грамматического средства выражения желания.
Какие элементы синтаксической формы оптатива мы находим в этих мо-
делях?
Во-первых, это обязательно синтаксически независимое предложение,
не придаточное, а независимое или главное. Во-вторых, глагол в них име-
ет форму презенса (или перфекта) сюбжонктива; в-третьих, синтаксическая
форма образуется также вводящими эти предложения словами, которые
в этой строительной функции обязательно являются служебными словами:
(частица que, глагол pouvoir в презенсе сюбжонктива, союз pourvu que, обо-
рот vivement que); в-четвертых, в понятие синтаксической формы включает-
ся также порядок слов, а именно для конструкций 1, 4 и 5 – прямой порядок,
для 3-й – инверсия, а конструкция 2 имеет застывшие варианты и с прямым,
и с обратным порядком слов.
Таким образом, наличие синтаксических форм, образующих модели
предложения, а также свойственное им и объединяющее их грамматическое
значение желания, позволяет выделить во французском языке грамматиче-
скую категорию оптатива.
Помимо перечисленных оптативных конструкций, в языке существуют
и другие способы выражения желания. Оно может быть выражено при по-
мощи перформативного глагола souhaiter «желать», глагола désirer «желать»,
модального глагола vouloir c придаточным предложением дополнительным
и целым рядом других способов.
Автор типологического исследования оптатива, выполненного на мате-
риале ряда кавказских языков [4], доказывает, что в обследованных языках

96 hgbeqŠh“ qlnkemqjncn cnqrd`pqŠbemmncn rmhbepqhŠeŠ`. 2011. № 3(15)


Å.Å. Êîðäè. Îïòàòèâ âî ôðàíöóçñêîì ÿçûêå

существует оптатив двух видов: так называемый «чистый оптатив», то есть


выражение желания говорящего, чтобы совершилось действие или собы-
тие, называемое в предложении, и так называемый «фактитивный оптатив»,
то есть выражение пожелания добра или зла какому-либо лицу. Термин
«фактитивный оптатив» связан с тем, что часто, произнося пожелание добра
или зла кому-нибудь, говорящий верит, что его пожелание может исполнить-
ся. Тем более что в этом случае в различных языках существуют формулы
обращения к высшим силам (к Богу или дьяволу).
Интересно отметить, что семантический анализ французских оптатив-
ных высказываний, абсолютно независимый от названных типологических
исследований, привел к аналогичным результатам для французского язы-
ка [7]. Так, перформативный глагол желания souhaiter имеет, с нашей точки
зрения, два значения: значение желания или чистого оптатива и значение
пожелания добра или зла некоторому адресату, то есть фактитивного опта-
тива. В двухвалентном употреблении он имеет значение чистого оптатива:
Je souhaite que mes amis viennent me voir. Я желаю, чтобы мои друзья
навестили меня.
В трехвалентном употреблении он имеет значение фактитивного опта-
тива, то есть пожелания добра (зла) некоторому адресату:
Je vous souhaite du bonheur. Я вам желаю счастья.
Перечисленные выше оптативные конструкции с формой презенса сюб-
жонктива также могут выражать значения чистого оптатива и фактитивного
оптатива. В большинстве случаев встречаются конструкции чистого оптати-
ва, в которых говорящий выражает свое желание относительно реализации
некоторого события или действия. Такое значение могут иметь все перечи-
сленные выше модели оптатива. Например:
«Pourvu qu’il fasse beau demain pour le mariage» (H. Troyat). Лишь бы
завтра во время свадьбы была хорошая погода.
«Et vivement que tu grandisses, que tu puisses m’aider un peu» (С. Roche-
fort). И скорее бы ты росла, чтобы могла немного помогать мне.
Значение фактитивного оптатива могут передавать только конструкции
ОПТ 1 и ОПТ 2: в этом случае они выражают пожелание конкретному адре-
сату и при этом содержание выражаемого пожелания включает сему добра
или зла. Например:
...il a pris le beau livre relié dans sa bibliothèque et me l’a tendu. «Voilà, a-t-
il dit. Grand bien te fasse» (H. Troyat) ...он взял в книжном шкафу роскошно
переплетенную книгу, протянул ее мне и сказал: «Вот. Пусть она принесет
тебе много пользы».
Часто, высказывая пожелания добра, говорящий обращается к Богу, Бо-
жьей матери, ангелам:
Que Dieu exauce tous vos voeux, ma chère enfant! (H. Troyat) Пусть Го-
сподь исполнит все ваши желания, дорогое дитя!

hgbeqŠh“ qlnkemqjncn cnqrd`pqŠbemmncn rmhbepqhŠeŠ`. 2011. № 3(15) 97


thknknch)eqjhe m`rjh

Напротив, высказывая пожелания зла, говорящий может призывать


и темные силы: дьявола, демонов и т.п.:
Bonne mère, que les diables de la mer lui mangent son bateau sous les pieds!
Que les favouilles le dévorent, celui qui a ruiné la vie de ma pauvre petite inno-
cente! (M. Pagnol). Пресвятая Матерь Божья, пусть морские черти сожрут ко-
рабль у него из-под ног! Пусть его растерзают акулы, того негодяя, который
разбил жизнь моей бедной невинной девочки!
Для выражения пожеланий употребляются также лексические средства.
Так, при обращении к высшим силам пожелания добра могут принимать
форму благословения, для чего может использоваться глагол bénir «благо-
словлять», пожелания зла – форму проклятий, при этом может употреблять-
ся глагол maudire «проклинать». Применяются формулы благословения
и проклятия с употреблением пассивных форм этих глаголов (Béni soit-il!
Maudit soit-il).
К высказываниям, оптативным по своему происхождению, можно от-
нести также формулы вежливости, восходящие к пожеланиям типа: Je vous
souhaite un bon soir, но подвергшиеся эллипсису, такие как bonjour, bonsoir,
bonne année, bon voyage.
Итак, имеются, на наш взгляд, достаточные основания для утверждения,
что в современном французском языке оптатив представляет собой живое
и развивающееся явление.
ЛИТЕРАТУРА

1. Адмони В.Г. Синтаксис современного немецкого языка. Система отношений и си-


стема построения. Л., 1973.
2. Гак В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. М.: Добросвет, 2001.
3. Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М.: УРСС, 2004.
4. Добрушина Н.Р. К типологии оптатива // Исследования по теории грамматики. 1:
Глагольные категории. М., 2001. С. 7–26.
5. Корди Е.Е. Оптативные конструкции во французском языке // Типология. Грамма-
тика. Семантика. (К 65-летию В.С. Храковского). СПб., 1998. С. 216–229.
6. Корди Е.Е. Оптатив и императив во французском языке. СПб.: Нестор-История,
2001. 217 с.
7. Корди Е.Е. Сюбжонктив в независимом предложении или оптатив как граммема
коммуникативной модальности предложения // Res philologica–II. Филологические иссле-
дования: сборник статей памяти академика Г.В. Степанова. СПб., 2009. С. 140–154.
8. Реферовская Е.А. Лингвистическая концепция Гюстава Гийома // Вопросы языкоз-
нания. 1977. № 3. С. 113–123.
9. Скрелина Л.М. Г. Гийом и лингвистика ХХ века // Г. Гийом: Принципы теоретиче-
ской лингвистики. М.: УРСС, 2004 (послесловие Л.М. Скрелиной).
10. Холодович А.А. Проблемы грамматической теории. Л.: Наука, 1979.
11. C. de Boer. Syntaxe du français moderne. Leiden, 1947.
12. Grammaire méthodique du français (par M. Riegel, J.-Ch. Pellat, R. Rioul). Paris, 1994.
13. Guillaume G. Langage et science du langage. Paris, 1968.
14. Guillaume G. Temps et verbe. Paris, 1969.

98 hgbeqŠh“ qlnkemqjncn cnqrd`pqŠbemmncn rmhbepqhŠeŠ`. 2011. № 3(15)


À.Ñ. Ãðàùåíêîâ. Ñîîòíîøåíèå ðàçíîóðîâíåâûõ ïðèçíàêîâ â ïîäñèñòåìå è ñèñòåìå...

15. Guillaume G. Leçons de linguistique de Gustave Guillaume 1948–1949. Structure sémio-


logique et structure psychique de la langue française. Québec, 1971.
16. Kordi E. Les constructions optatives en français moderne du point de vue de la grammaire
fonctionnelle // Acta linguistica petropolitana. Труды Института лингвистических исследова-
ний. 2003. Т. 1, ч. 2. С. 148–166.

E.E. Kordi
The Optative Mood in French

Key words: independent – dependent subjunctive; pure – factitive optative;


morphologically- and syntactically-grounded grammars.

The article is dedicated to a substantiation of the linguistical status of the opta-


tive in French as a subtype of the independent subjunctive in the capacity of a ba-
sic grammatical category.

А.С. Гращенков
Смоленский государственный университет
УДК 811.11-112

СООТНОШЕНИЕ РАЗНОУРОВНЕВЫХ ПРИЗНАКОВ


В ПОДСИСТЕМЕ И СИСТЕМЕ:
СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ
(на материале аффиксальной сочетаемости глаголов и существительных
в подъязыке делового общения и в общенациональном английском языке)

Ключевые слова: соотношения признаков; подъязык делового общения;


деривационная сочетаемость; разноуровневые характеристики; сопостав-
ление языковых систем; коэффициент Жаккара.

Статья посвящена сопоставлению общенационального английского


языка и подъязыка делового общения в плане факторов, определяющих де-
ривационную сочетаемость глаголов и существительных. Исследование
проводится на материале соотношений между деривационными характе-
ристиками и признаками фонетики, морфемики, семантики, хронологии
и этимологии. Взаимосвязи между разноуровневыми признаками устанав-
ливаются с использованием корреляционного анализа. Степень сходства
двух языковых систем вычисляется при помощи коэффициента Жаккара.

Одним из наиболее важных направлений лингвистического анализа


при изучении языковой системы является сопоставление различных харак-
теристик и их соотношений в общенациональном языке и на его отдельных
участках – подъязыках.

hgbeqŠh“ qlnkemqjncn cnqrd`pqŠbemmncn rmhbepqhŠeŠ`. 2011. № 3(15) 99