Вы находитесь на странице: 1из 4

О РОЛИ СОВРЕМЕННОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

В РЕШЕНИИ ПРЕВЕНТИВНЫХ ЗАДАЧ


БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ

Евстегнеев А.С., к.ю.н., доцент, заведующий кафедрой уголовно-правовых


дисциплин юридического института Костромского государственного университета
(Российская федерация).
Бужор В. Г., доктор права, профессор. Институт уголовного права и прикладной
криминологии (Республика Молдова).

Как следует из словарных источников, превенция – это предупреждение чего-либо,


наступления какого-либо факта или явления. Иными словами – это совокупность
принимаемых мер, направленных на предупреждение каких-либо последствий
определенного рода деятельности, факта или явления. С точки зрения уголовного права –
это совокупность мер, направленных на недопущение, то есть предупреждение
совершения преступлений.
В свое время А.И. Алексеев указывал на то, что значение уголовного права для
правового регулирования предупреждения преступности определяется, прежде всего, тем,
что его нормами очерчен круг деяний, запрещенных под угрозой уголовной
ответственности. Нормами уголовного закона, регулирующими систему наказаний,
порядок и условия их назначения, освобождения от наказания, устанавливается
определенный правовой режим для осужденных, а также освобожденных от уголовной
ответственности и наказания. Предупредительный эффект уголовно-правовых норм
достигается также посредством их воздействия на правосознание граждан.
Как известно, задачами Уголовного кодекса Российской Федерации являются:
охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и
общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской
Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества,
а также предупреждение преступлений (ч. 1 ст. 2 УК РФ).
Представляется правильным, устремление законодателя на определение, в качестве
приоритетного, направление на решение охранительных задач, среди которых особе место
отведено задаче предупреждения преступлений, то есть превентивной роли уголовного
законодательства. В этой связи, уголовное законодательство определяет, какие
общественно опасные деяния признаются преступлениями, устанавливает наказание,
которое может быть назначено за их совершение. Специалисты, рассуждая об этом,
указывают на общую и специальную превенцию уголовного законодательства. По нашему
мнению, видится не случайным, в качестве первого указание на общую превенцию
уголовного закона. Так как в уголовном законе установлены запреты, за несоблюдение
которых может быть назначено наказание. Тем самым оказывается предупредительное
воздействие, на неограниченное количество лиц, не совершать преступлений, потому что
за их совершение предусмотрены различные виды уголовных наказаний, вплоть до
пожизненного лишения свободы.
Представляется верным, указание в литературных источниках на то, что решение
этой задачи становится возможным путем формирования у граждан сознания о
необходимости соблюдать установленные правила общежития и не причинять вреда
общественным отношениям, охраняемым уголовным законом. Кроме того, на сознание
неустойчивых лиц, оказывается психологическое воздействие, способное удержать их от
совершения преступления под страхом назначения им наказания, предусмотренного
санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской
Федерации.
Специальная превенция заключается в том, что к каждому, нарушившему
установленный запрет, может быть применено наказание или иная форма уголовно-
правового воздействия.
Ведя разговор, о превентивной роли уголовного законодательства, нельзя не
коснуться, как представляется, недостатков правового регулирования, охватывающего
широкий круг явлений: от практики законотворческого процесса до злоупотребления
правом. На наш взгляд, следует согласиться с высказыванием М. П. Клейменова,
указывающего на то, что: «Правовые механизмы стали не только средством достижения
поставленных целей, но и объектом управления со стороны лиц с криминальным
сознанием. Различные структуры, в том числе, представляющие корпоративные интересы,
лоббируют принятие «нужных» законов со значительным криминогенным потенциалом».
Здесь же автор рекомендует учитывать также неэффективность либеральной уголовной
политики, создающей оптимальные условия для продолжения преступной
профессиональной карьеры1. Этот тезис целиком можно отнести к деятельности
законодателя.
В этой связи, представляется, заслуживающей внимания деятельность законодателя
по оптимизации положений уголовного законодательства. Так, нельзя не остановится на
изменениях и дополнениях внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации 8
декабря 2003 г. в связи с принятием Конституционным Судом Российской Федерации 19
марта 2003 г. Постановления № 3-П «По делу о проверке конституционности положений
Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующих правовые последствия
судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений…». В частности из института
множественности преступлений, законодатель исключил неоднократность, как
обстоятельство отягчающее наказание и как квалифицирующий признак при
неоднократном совершении преступления одним и тем же лицом или лицами не учитывая
того что данное лицо (данные лица) еще не привлекалось к уголовной ответственности за
совершение этих преступлений.
На наш взгляд, не следует относить к положительным такое реагирование
законодателя на п. 2 ч. 1 названного Постановления Конституционного Суда Российской
Федерации. Такой вывод мы обусловливаем пояснениями Конституционного Суда,
указавшего на то, что весь смысл неоднократности, в оспариваемых случаях касался
наличия судимости за аналогичные преступления, в то время как статья о
неоднократности в той части, в которой определяется правовое значение неоднократности
при совершении лицом двух или более преступлений, ни за одно из которых оно не было
осуждено, не подлежало проверке, поскольку не входило в предмет рассмотрения по
данному делу. Вместе с тем неоднократность, исключена из положений Общей части
Уголовного кодекса, а также из числа квалифицирующих признаков соответствующих
статей его Особенной части, которая изначально преследовала цель обеспечения
превентивного воздействия на лиц, склонных к неоднократному совершению
преступлений, посредством возможного назначения более строгого наказания за каждое
последующее преступление, нежели за совершение одиночного преступления.
В связи с этим, в настоящее время мы имеем практику назначения наказания за
совершение лицом нескольких преступлений, ни за одно из которых виновный не
привлекался к уголовной ответственности, по правилам назначения наказания при
совокупности преступлений. Анализ обозначенных Правил указывает на то, что суд не
вправе назначить наказание, превышающее более чем на половину максимальный срок
или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных
преступлений. Иначе говоря, подвергнуть виновного полуторному наказанию, как это
следует из положений, предусмотренных Правилами статьи 69 УК РФ.
Не менее интересными представляются решения законодателя от 25 декабря 2008
года, принявшего федеральный закон № 280-ФЗ о внесении изменений в Уголовный
1
Клейменов М.П. Криминология: учебник. – М. : Норма, 2008. С. 81–82.
кодекс Российской Федерации, вследствие которых произошло исключение из системы
наказаний конфискации имущества и введение, не понятно, к какой мере
государственного принуждения отнесенную, главу 15.1 «Конфискация имущества».
Антипревентивная роль такого решения, по нашему мнению, заключается в том, что
конфискация имущества не может применяться к лицам, совершившим преступления
против собственности и к лицам, совершившим нецелевое расходование бюджетных
средств, а также нецелевое расходование средств государственных внебюджетных
фондов1. Иными словами, к лицам, незаконно завладевшим чужим имуществом, причинив
потерпевшим ущерб от существенного до ущерба в особо крупных размерах.
Вряд ли можно приравнять к общепревентивной деятельность законодателя
неоднократно изменявшего диспозицию статьи 50 Уголовного кодекса Российской
Федерации (Исправительные работы). Представляется, самым интересным в изменениях
диспозиций данной статьи то, что исправительные работы могут назначаться лицу, не
имеющему основного места работы. Особенно актуальным это положения является в
настоящее время. Так, согласно тексту части 1 данной статьи: «Исправительные работы
назначаются осужденному, имеющему основное место работы, а равно не имеющему его.
Осужденный, имеющий основное место работы, отбывает исправительные работы по
основному месту работы. Осужденный, не имеющий основного места работы, отбывает
исправительные работы в местах, определяемых органами местного самоуправления по
согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями, но в районе места жительства
осужденного. Донный текст приведен в редакции Федерального закона от 07 декабря 2011
года, № 420-ФЗ. Представим себе сельскую местность, где проживает лицо, осужденное к
исправительным работам, где нет ни каких мест, где можно было бы трудоустроиться
осужденному. Иными словами, лицу формально назначено наказание, но это лицо
фактически остается безнаказанным, так как назначенное наказание оно не исполняет по
обстоятельствам «от него не зависящим», по месту его проживания ему не представляется
возможным трудоустроиться. В то время как, по мнению специалистов:
«Безответственность и вседозволенность занимают ведущее место среди причин
преступности в современной России…»2.
Обоснование гуманностью к лицу, совершившему преступление небольшой и
средней тяжести возможности назначения минимального наказания в виде лишения
свободы – 2 месяца, выглядит не совсем адекватным решением при фактической
необходимости усиления борьбы с преступностью, особенно это следует отнести к лицам,
совершившим череду однородных или одинаковых преступлений небольшой и средней
тяжести. Например, лицо совершило несколько краж чужого имущества,
предусмотренных частью 1 статьи 158 УК РФ. Исходя из реализации принципа гуманизма
к лицам, совершившим преступления небольшой и средней тяжести, этому лицу может
быть назначено наказание в виде лишения свободы на три месяца. И заметьте,
конфискация имущества этому лицу не грозит! Возникает резонный вопрос: «Какова
превентивная роль таких положений уголовного законодательства?».
В продолжение этому следует остановиться еще на одной новелле уголовного
законодательства. Вряд ли можно признать положительным, в части общей превенции,
повышение уровня суммовой значимости ущерба при совершении преступлений против
собственности. Федеральным законом от 03 июля 2016 года, № 323-ФЗ, при совершении
хищения в форме кражи, мошенничества, за исключением мошенничества, присвоения
или растраты, ущерб от совершения которых составляет от пяти до двухсот пятидесяти
тысяч рублей, законодателем отнесены к категории средней тяжести. Так как за
1
См. Уголовный кодекс Российской Федерации.[Электронный ресурс] С изменениями
дополнениями на 07 марта 2017 года. Режим доступа:
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ Дата обращения: 19 марта 2017
года.
2
Клейменов М.П. Криминология: учебник. – М. : Норма, 2008. С. 71.
совершение такого преступления, максимальное наказание в виде лишения свободы,
которое определено законодателем – пять лет1.

1
См. Уголовный кодекс Российской Федерации.[Электронный ресурс] С изменениями
дополнениями на 07 марта 2017 года. Глава: Преступления против собственности. Режим
доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ Дата обращения: 19
марта 2017 года.