Вы находитесь на странице: 1из 11

В последние десятилетия 21 века все больший резонанс приобретает проблема

интеграции, вызванная миграционным кризисом. В следствии миграционного кризиса в


страны Европы прибыло более 2 миллионов, только за 2015 год в ЕС прибыло, по разным
подсчетам, от 1 до 1,8 миллионов беженцев и нелегальных мигрантов. Правительство
европейского пространства предпринимает различные меры по культурно-социальной
интеграции мигрантов, для их адаптации. Ведь с наплывом такого количества
иностранцев, исповедующих другую культуру, говорящих на другом языке, ведущих
другой образ жизни, нарастает недовольства местного населения. Вовлечение мигрантов в
«принимающую» культурно-социальную среду проводится на различных уровнях:
языковые курсы, мероприятия в спортивной сфере, различного характера семинары,
вовлекающие мигрантов в культурную, социальную, экономическую сферы деятельности.
Властями различных европейских стран издаются документы, способствующие
включению мигрантов в трудовую деятельность, оказывающие материальную поддержку
беженцам. Организованы центры психологической помощи для мигрантов, подвергшихся
какому-либо насилию.
Многие исследователи проблемы миграционного кризиса говорят о том, что
именно Германия задает тон всей миграционной политики, ведь именно канцлер
Германии считает, что все европейские страны обязаны взять на себя часть
ответственности по размещению мигрантов. В частности, в Германии предприняты
колоссальные меры по межкультурной интеграции, но массовые протесты местного
населения доказывают их безуспешность. Первопричиной исследователи видят
религиозный фактор, ментальные различия, разницу в мировосприятии.
Суть эволюции, как и любого развития, это изменения уже имеющегося материала,
построение лучшего из «старого», «прошлого». Так, и в развитии человечества, в ходе его
истории никак нельзя отказаться от его истории, учет прошлого даст лучшее развитие,
особенно, если это прошлое проанализировать, выявить ошибки и особенности, и уже с
учетом этого продолжать дальнейшее развитие. В данном исследовании хотелось бы
предпринять попытку рассмотрения опыта прошлого Германии в связи с нынешним
состоянием общества в условиях межкультурной интеграции. Особое внимание хотелось
бы обратить на языковые маркеры, характеризующие те или иные общественные явления.
В сегодняшней России у всех на слуху слово «гастарбайтер». Обсуждения в СМИ,
разговоры на улицах, речи политиков, статьи в газетах о мерах, принимаемых в
отношении нелегальных гастарбайтеров. Выходцев из Средней Азии, в основном жителей
Таджикистана, Узбекистана и Киргизии, можно видеть на строительных площадках, в
обслуживающей сфере, в сфере коммунально-жилищного хозяйства. Целью данных лиц
остается заработок денег и обеспечение своих семей, проживающих на исторической
родине. Сегодняшние очевидцы говорят о ненадлежащих условиях проживания
гастарбайтеров, снимая квартиру, они селятся группами, так что бывает на 10 квадратных
метрах проживает до 5 человек. Зачастую можно увидеть непосредственное проживание
приехавших на строительных площадках. Некоторые из них начинают постепенно
перевозить своих семей в Россию. Так, в торговых центрах можно наблюдать убирающих
женщин азиатской внешности в зонах фастфуда.
Что касается взаимоотношения россиян с мигрантами из Средней Азии, что здесь
скорее можно говорить о том, что местные жители воспринимают их как временно
приехавших на работу. Местные жители не видят в иностранных граждан потенциальной
угрозы своей идентичности, на данном этапе можно наблюдать некоторые недовольства
по поводу гастарбайтеров. Обеспокоенность местных жителей возникает только по
поводу перехвата рынка труда гастарбайтерами, но речи о межкультурной интеграции и
ее проблемах пока не возникало, за исключением некоторых случаев
межконфессиональных конфликтов. Само слово «гастарбайтер» пришло из немецкого
Gastarbeiter и означает в переводе «работающий гость». Ведь статуса беженцев они не
получают, так как они приезжают по своей воли и работают за деньги, государство не
выплачивает им пособие беженца.
В истории Германии тоже очень популярным было слово «гастарбайтер», многие
языковеды считают Германию прародиной данного социального явления. На сегодняшний
день ситуация кардинально изменилась: слово Gastarbeiter постепенно исчезает из
употребления, на его смену приходят такие слова как Flüchtlinge (беженцы), Migranten
(мигранты). История распространения слова «гастарбайтер» в Германии отсылает к
событиям 1961 года. Данный период можно охарактеризовать социальным упадком в
стране: последствиями Второй мировой войны, нехватка рабочей силы из-за разделения
Германии Берлинской стеной. Тогда правительство ФРГ заключило контракт с Турцией
по найму рабочих на один год. Существенные религиозные и мировоззренческие различия
между мусульманским и христианским миром не испугали правительство. Подобного
масштаба различия без предварительной интеграционной политики безусловно приведут к
конфликтам между представителями различных культур. Как считают некоторые
исследователи, решающей ошибкой было продление контракта с Турцией о найме
рабочих. Данное соглашение поменяло мировоззрение приехавших, они стали
расценивать свое пребывание не временным, а значит запустился процесс воссоединения
с своими семьями. Турецкая иммиграция приобрела колоссальные масштабы в 1974 году,
когда было введено приостановление программы по найму гастарбайтеров. Многим
переселенцам нравилась жизнь в Германии, они хотели остаться на «новой» родине жить,
а страх лишиться этого и остаться без семьи стимулирует их перевести свои семьи,
родственников со своими семьями. Власти Германии тогда очень либерально относились
к политики «воссоединения семей». Позже политики пытались выкупить отъезд
«гастарбайтеров», но успеха данная акция не получила, так как многие не хотели покидать
свою «новую» родину. Нынешняя политика немецких властей по предоставлению
убежища способствует распространению слов «беженцы», «мигранты». На первый взгляд
мотивы и результаты окрашены положительными оценками. Нехватка рабочей силы
нейтрализуется наймом, наемные рабочие получают за свой труд денежное
вознаграждение, возрастает ВВП страны, отстраиваются города, воссоединение семей,
предоставление убежища, помощь – политика, ориентированная на либерализм и
гуманизм. Но с другой стороны в данной политике присутствуют и негативные стороны,
так в интервью некоторых очевидцев тех событий говориться о плохих условий
проживания наемных трудящихся, о протестах местного населения против огромного
количества иностранных наемных. Приехавшие в 1961 году гастарбайтеры начали
обосновываться в Германии, многие перевезли свои семьи, молодые турки стремились
создавать семьи с расово идентичными, таким образом на территории Германии
постепенно росло отдельное расовое общество со своим языком, культурой и обычаями.
Все попытки интеграционного характера, такие как, например, курсы немецкого языка и
тому подобное имели успех, но лишь единичными случаями. Стремление к сохранению
своей генетической уникальности привело к масштабной застройке территории бывшей
ФРГ мечетями, молельными домами. Многие районы немецких городов полностью
приобрели схожесть с восточными: восточные магазинчики, турецкая музыка, разговоры
на турецком языке. Стремления германских властей восстановить экономику после второй
мировой войны привели к концептуализации такого понятия как «Gastarbeiter», которое с
ходом истории концептуализировалось в «Migrant».
Следует отметить, что через анализ концептосферы можно сделать некоторые
выводы об отношении к мигрирующим. Концептосферу каждого понятия составляют
репрезентанты с коннотативными оттенками, по которым можно сделать вывод в
процентном соотношении. В данном исследовании будет предпринята попытка
сформировать концептосферу понятия «Flüchtlinge» (беженцы) и построить диаграмму по
коннотативными оценкам.
Лингвистическим общество Gesellschaft für die deutsche Sprache (Общество
немецкого языка) ежегодно проводится акция Слова года, так слово «Flüchtlinge» стало
Словом года 2015 по рейтинговым спискам. По мнению жюри Общества немецкого языка
это ключевое слово определило политическую, экономическую и общественную жизнь
2015 года.
В ходе анализа практического материала, которым послужили статьи из
электронных журналов и газет, была сформирована концептосфера „Flüchtlinge“. Для
вербализации концепта „Flüchtlinge“ используются следующие обозначения: „Flüchtlinge“,
„Geflüchtete“, „Asylanten“, „Migrant“, „Asybewerber/Asylsuchende“, „Aussiedler“,
„Wetterflüchtlinge“, „Andere“, „Ausländer ohne Aufenthaltastatus“, „Papierlose“, „illegale
Zuwanderer“, „Immigrant“. Данная группа слов объединяет иностранцев без официального
статуса пребывания на территории данной страны („Ausländer ohne Aufenthaltastatus“).
Для понимания данного синонимического ряда необходимо обратиться к
немецкоязычным словарям (Duden.de, Das digitale Wörterbuch der deutschen Sprache).
Центральным репрезентантом концепта „Flüchtlinge“ стало слово „Flüchtling“, которое
определяется как «человек, который в спешке покинул свой дом по политическим,
религиозным, экономическим или этническим причинам» (Flüchtling. URL:
http://www.duden.de/rechtschreibung/Fluechtling). Это люди, которые ищут защиты в другой
стране вследствие обоснованного страха перед преследованием их личности из-за их
расы, религии, национальности или принадлежности к определенной социальной группе.
Это беженцы, эмигрировавшие из своей страны, которым пришлось бежать, скрываться,
проживающие на территории Германии.
Концепт „Flüchtlinge“ в немецком лингвокультурном пространстве на сегодняшний
день считается общеупотребительным и в зависимости от контекста может иметь как
нейтральную, так и негативную окраску. В официально-деловом дискурсе по
обыкновению имеет нейтральную коннотацию. Например, в названиях организаций,
событий: „Bundesamt für Migration und Flüchtlinge“ (Федеральное ведомство по вопросам
миграции и беженцев), „Weltflüchtlingstag“ (Всемирный день беженцев). Стоит обратить
внимание на использование „Flüchtlinge“ в авторском проекте газеты Die Zeit
„Willkommen in Deutschland?“, в рамках которого собрано 78 мультимедийных материалов
за период с 30.07.2015и по 04.01.2016 (Thurm, Frida. Willkommen in Deutschland.
URL:http://www.zeit.de/gesellschaft/fluechtlinge-in-deutschland). Авторы пытаются
объективно отразить общественную ситуацию в стране и в номинации беженцев
используют лишь одно слово „Flüchtlinge“, стараясь сохранить нейтральность в своих
текстах.
По мнению А. Штефановича „Geflüchtete“ также является нейтральным и не несет
коннотативный оттенок, соответственно данное слово может использоваться в любом
контексте (Stefanowitsch A. Flüchtlinge und Geflüchtete. URL: http://
www.sprachlog.de/2012/12/01/fluechtlinge-undgefluechtete).
Очень часто в медиатекстах используют слово „Asybewerber/Asylsuchende“,
которым обозначаются люди, подавшие документы на признание их политически
преследуемыми, но не получившие статуса беженца и имеющих право на политическое
убежище (Asylbewerber. Wiktionary. URL: https://de.wiktionary.org/wiki/Asylbewerber). В
результате поиска материалов с данным словом мы обнаружили, что медиатексты с
использованием понятия „Asybewerber“ относятся чаще всего к подрубрикам
«Терроризм», «Правый экстремизм», «Насилие», «Кризис беженцев». Так например,
статья „Bautzen hebt Ausgangssperre gegen Asylbeweber auf“ имеет отрицательную
коннотацию в отношении беженцев. В статье говорится о необходимости принятия мер в
отношении несовершеннолетних беженцев. Поводом к ограничениям послужили драки
между представителями правых и несовершеннолетними беженцами. В статье также
приводится факт, что на территории данного города находятся 180 несовершеннолетних
беженцев („minderjährige Asylbeweber“): „Die Einschränkungen hatte die Verwaltung am
Donnerstag nach einer Schlägerei zwischen 80 überwiegend Rechten und 20 Flüchtlingen
verhängt. Laut Polizei ging die Gewalt zunächst von den Flüchtlingen aus. Der Schritt war als
einseitige Bestrafung der Asylbewerber und als Zugeständnis an die Rechten kritisiert worden“
(Bautzen hebt Ausgangssperre gegen Asylbewerber auf. URL: http://www.zeit.de/
gesellschaft/zeitgeschehen/2016-09/bautzenrechtsextremismusunbegleitete-
fluechtlingesicherheitsmassnahme).
Негативное коннотативное значение имеет слово „Asylanten“, которым обозначают
людей, обратившихся в Германию в поисках политического убежища. Но чаще всего его
употребляют в случае, когда беженцы рассматриваются как представляющие опасность
или угрозу. Реже для вербализации концепта „Flüchtlinge“ применяют слово „Aussiedler“,
обозначающее людей, которые использовали возможности для переселения из
восточноевропейских стран в Федеративную Республику Германию.
Эмоционально-экспрессивный оттенок имеет слово „Wetterflüchtlinge“, которым
обозначают, скорее не беженцев, а мигрантов из теплых стран. Мигранты из Афганистана,
Ирака, Марокко, Сирии, Судана, Эритреи, других стран Ближнего Востока и Африки
приезжают с целью улучшения условий проживания (Amann M. Aufstand der Ängstlichen.
URL:http://www.spiegel.de/spiegel/print/d-140390005.html). Отрицательное коннотативное
значение имеет слово „Andere“, которым также могут обозначать беженцев. Используя это
слово, автор обычно акцентирует внимание на низком статусе беженцев и представляет
иностранцев как «чужих», не являющихся частью Германии.
Выражение „Ausländer ohne Aufenthaltastatus“, описывающее определенную группу
мигрантов, которые, проживая в стране, не имеют официальной регистрации, в данном
синонимическом ряду не являются стилистически-маркированным. Синонимом является
„Papierlose“, которое имеет отрицательную стилистическую окраску: „Diese "Papierlosen"
sind zum einen Menschen, die unentdeckt einreisten und noch nie Spuren bei einem Amt oder
bei der Polizei hinterlassen haben. Die anderen - und sie sind die größere Gruppe - standen zwar
in der Vergangenheit schon mit den Behörden in Kontakt, tauchten aber irgendwann unter“
("Papierlose" in Deutschland. Expertin erwartet "deutlichen Anstieg“ - Zahl untergetauchter
Ausländer steigt. URL:http://www.spiegel.de/spiegel/print/d-140390005.html).
Следует отметить, что вербализация концепта „Flüchtlinge“ также осуществляется
при помощи добавления к словам „illegal“, например: „Illegale“, „Illegalisierte“, „Illegale
Migranten“. Данное определение несет отрицательную коннотацию, так как этим самым
акцентируется на факте отсутствия необходимых документов для законного пребывания в
Германии. Так же стилистически маркированным является слово „Untergetauchte“,
обозначающее людей, которые «залегли на дно» (проживают в стране без официального
разрешения): „Es gibt eine Gruppe von Asylbewerbern, die abtauchen und sich schlicht nicht
mehr bei den Behörden melden. Unklar ist, wie viele. Experten vermuten aber, dass deren Zahl
in den vergangenen Jahren gestiegen ist“ (Marcel Leubecher, In Deutschland werden
Hunderttausende Untergetauchte vermutet. URL:http://www.spiegel.de/spiegel/print/d-
140390005.html).
Что же касается эквивалентов для передачи лексических репрезентантов концепта
„Flüchtlinge“ на русский язык, то самым распространенным и по стилистической окраске
нейтральным можно выделить «беженец», «иммигрант», «мигрант», что коррелирует со
словом „Flüchtlinge“, однако может переводиться и со сниженной коннотацией как
«беглец». Так, при анализе параллельных текстов содержащих данный концепт, мы
определили следующие эквивалентные лексические единицы: «выходцы» может
употребляться как с нейтральной, так и со сниженной коннотацией, «соискатели
убежища» употребляется все более с ироническим оттенком, так как употреблялся данный
лексический эквивалент в контексте криминальной статистики, подразумевая людей,
которые совершают преступления в той стране, где ждут убежища. «Вновь прибывшие»,
«бегущие от воин» – имеют сниженный коннотативный характер, все чаще употребляется
в отношении неправомерных действий совершенных группой лиц. «Нелегал»,
«переселенец» имеют либо нейтральный характер, для констатации статистических
данных, или сниженную коннотацию.
Подводя итоги, отметим, что лексические репрезентанты концепта „Flüchtlinge“
зачастую употребляется в эмоционально-экспрессивном контексте с отрицательной
коннотацией. Однако для объективного изложения ситуации многие журналисты и
политики избегают лексических единиц с негативной коннотацией, используя в своей
речи нейтральные слова такие как, „Flüchtlinge“, „Geflüchtete“, „Asylanten“,, „Ausländer
ohne Aufenthaltastatus“. Что же касается эмоционально окрашенных лексических единиц,
то к таким относятся: „Asybewerber/Asylsuchende“, „Aussiedler“, „Wetterflüchtlinge“,
„Andere“, „Papierlose“, „illegale Zuwanderer“, „Immigrant“, „Migrant“, „Untergetauchte“.

2.2 Образные репрезентанты концепта „Flüchtlinge“

Специфика концептов в разных культурах различна. Так, в результате


проведенного анализа концепта „Flüchtlinge“ в немецком лингвокультурном пространстве
были выявлены образные репрезентанты концепта „Flüchtlinge“, в основе которых лежат
природные явления и бедствия, в основном, связанные с водой. Например: „Flut“, „Strom“,
„Welle“, „Ansturm der Flüchtlinge“. Следует отметить, что образные лексические
репрезентанты, обозначающие явления природы, используются довольно часто, так как
через подобные лексические средства выражения подчеркивается значение чего-то
непредвиденного, не поддающегося учету.
Используя данные метафоры, СМИ и политики внушают, что мигранты – это
потенциальная опасность. Отрицательное поле современного немецкого миграционного
дискурса создается благодаря существительным, связанных с водой: „Flüchtlingsstrom“
(„Flüchtlingsströme“), „Flüchtlingszustrom“, „Flüchtlingsflut“, „Asylantenflut“,
„Flüchtlingswelle“, „Migrationsstrom“. Глаголы, связанные с водой, также создают
отрицательную направленность и отрицательную характеристику миграционной
политики: strömen, “überrollen“, “überschwemmen“. Может здесь привести кусочек из
статьи? Не могу найти тексты по тем ссылкам, которые сохраняла при работе в течение
года- при переходе выдает ошибку-«статьи нет»
Данные лексические репрезентанты имплицитно сравнивают мигрантов с
жидкостью, “Zudem muss Europa natürlich mehr dafür tun, um den Strom der Flüchtlinge
anzuhalten“ (Jörg Bremer, „Europa muss ihnen eine Chance geben“.
URL:https://www.welt.de/politik/deutschland/article170281634/In-Deutschland-werden-
Hunderttausende-Untergetauchte-vermutet.html). „Bedenkenträger, sind der Meinung, dass
Europa in einer schwarzen Menschenwelle untergeht“ (Stefan Klein, „Legale Einwanderung
muss möglich sein“.
URL:https://www.spiegel.de/politik/deutschland/article170281634/InDeutschland-werden-
Hunderttausende-Untergetauchte-vermutet.html). Это метафора
Министр финансов Германии Вольфганг Шойбле в одном из своих выступлений
предупредил о последствиях, связанных с политикой в отношении беженцев и сравнил
приток беженцев в Европу с лавиной: “Lawinen kann man auslösen, wenn irgendein etwas
unvorsichtiger Skifahrer an den Hang geht und ein bisschen Schnee bewegt“ („Schäuble
stichelt“. URL: http://www.spiegel.de/spiegel/print/index-2015-51.html).
Эти слова вызвали возмущение в СМИ Германии. Использование подобной
иносказательности сигнализирует об опасности, источником которой являются беженцы.
Таким образом, формируется негативное отношение к мигрантам, представляющих собой
опасность, от которой необходимо защититься, так как она может принести с собой
смерть, опустошение или разорение.
Следующая группа лексических образных репрезентантов концепта „Flüchtlinge“
соотносится с военными действиями. Это используется в СМИ с целью формирования
образа мигранта как врага. В немецком лингвопространстве можно встретить такие
примеры, как „Invasion“, „Armee“, „Ansturm der Armee“, „Abwehrillegaler Einwanderer“,
„Lage an den Ostgrenzen verschäft“, „Einfallsroute“, „Migranten-Invasion – wir werden für
dumm verkauft“, „Grenzen dicht! Migranten sind die Armee des Kapitals“ (NPD- Sachsen).
URL: http://www.spiegel.de/spiegel/print/index-2015-51.html). На основе данных примеров
можно сделать вывод, что данные образные репрезентанты характеризуют миграционное
движение как вторжение некой армии, которое представляет определенную угрозу для
общества.
В средствах массовой информации часто пишут о транспортировке и отправке
мигрантов, сравнивая их тем самым с товаром и обесчеловечивая. В качестве
репрезентантов такого образа используются следующие лексические средства: „Import“,
„Export“. Приведем примеры: „In Athen und anderen griechischen Städten beginnt Operation
Besen“ , „Die Polizei nimmt bei Razzien Tausende von Flüchtlingen und Migranten ohne
Papiere fest und transportiert sie in die griechischen Provinzen ab“ (Andrea Böhm, Willkommen
in Europa. URL: http://www.spiegel.de/spiegel/print/index-2015-51.html).
Таким образом, при комплексном анализе образных репрезентантов концепта
„Flüchtlinge“ можно прийти к выводу о негативном восприятии беженцев в современном
немецком пространстве.

2.3 Корреляция концепта „Flüchtlinge“ с концептом „Angst“
Миграционный кризис вносит дисбаланс в жизнь немецкого общества. Статьи,
рассказывающие о нападениях беженцев на немецких женщин, о возросшей активности
представителей ультраправых организаций, о трудностях интеграции новоприбывших в
немецкое общество, об их борьбе за выживание в новой и не всегда дружелюбной
обстановке, стали привычными для СМИ Германии. В связи с этим вопрос о
репрезентации концепта «страх» в рамках миграционного кризиса в текстах немецких
массмедиа становится особенно актуальным.
В настоящей работе нами предпринята попытка выявить связь концепта
„Flüchtlinge“ и концепта „Angst“, поскольку их корреляция очевидна. Как уже нами выше
упоминалось под понятием «концепт» мы вслед за Ю.С. Степановым понимание «сгусток
культуры в сознании человека, то, в виде чего культура входить в сознание человека, и
одновременно то, посредством чего обыденность входит в культуру, а иногда и влияет на
нее» (Степанов Ю.С. Констант: Словарь русской культуры, 2004. С. 56).
Ключевую роль в контексте рассматриваемой проблемы играет двойная
направленность страха. С одной стороны, мы можем говорить о страхе представителей
немецкого общества перед беженцами: „Die Flüchtlinge bedrohen den Wohlstand unserer
Gemeinde“ (Mayr G. Ressentiments gegenüber Flüchtlingen. Man muss die Angst ernst nehmen.
URL: http://www.spiegel.de/spiegel/print/index-2015-51.html). С другой стороны, существует
страх, который испытывают сами беженцы, оказавшиеся в чужой стране, где им далеко не
всегда рады: „In Köln haben Flüchtlinge jetzt Angst vor Karneval“ (Dowideit A. In Köln haben
Flüchtlinge jetzt Angst vor Karneval. URL:http://www.
spiegel.de/politik/deutschland/fluechtlinge-undeinwanderer-die-wichtigsten-fakten-a-
1030320.html).
Начнем с анализа первого типа страха – страха местного населения перед
беженцами. Особенности концептуализации страха, который испытывает местное
население перед беженцами, хотелось бы продемонстрировать на примере статьи журнала
Der Spiegel, которая называется „Ressentiments gegenüber Flüchtlingen. Man muss die Angst
ernst nehmen“ (Mayr G. Ressentiments gegenüber Flüchtlingen. Man muss die Angst ernst
nehmen. URL:http://www. spiegel.de/politik/deutschland/fluechtlinge-undeinwanderer-die-
wichtigsten-fakten-a-1030320.html). Статья представляет собой интервью с Ульрихом
Вагнером, профессором социальной психологии Марбургского университета имени
Филиппа. Уже в названии имплицитно выражается отношение немцев к беженцам.
„Ressentiment“ в психологии понимается как чувство враждебности к созданному образу
«врага». Эта неприязнь непосредственно связана со страхом, о чем свидетельствует вторая
часть заголовка „Man muss die Angst ernst nehmen“. В интервью объясняется, откуда
возникает страх немцев перед беженцами и какие опасности за этим скрываются.
На основе интервью У. Вагнера можно выделить 2 группы причин, по которым
местное население боится беженцев:
1. объективные причины, напрямую связанные с такой важной категорией, как
„Erfahrung“ – опыт: социальная психология утверждает, что отношение немцев к
беженцам в значительной степени определяется личным опытом общения с ними; страх
формируется на основании негативного опыта;
2. необъективные причины, связанные с традицией неприятия всего чужого и
незнакомого: ученые отмечают, что в каждой культуре есть стереотипы, относящиеся к
восприятию «чужого».
Хотя количество статей, рассказывающих о негативном опыте общения с
беженцами достаточно велико, ведущая роль в формировании концепта «Angst» отводится
все же необъективным причинам. Так, Ульрих Вагнер употребляет в этой связи термин
„symbolische Bedrohung“. Ощущение этой так называемой «символической угрозы»
уходит корнями в психологию человека. Люди боятся не чего-то конкретного, а некой
неопределенности, нестабильности, неизвестности. И в данном случае в один ряд с
главным репрезентантом концепта „Angst“ становятся такие понятия, как „Unsicherheit“ и
„Bedrohung“.
Теперь рассмотрим концептуализацию второго типа страха. Это страх беженцев,
оказавшихся в чужой для них обстановке. Так, в статье „Eine solche Existenzangst kennen
die meisten von uns nicht“, которая представляет собой интервью с директором
берлинского Института эмпирических исследований проблем миграции и интеграции
Вольфгангом Кашуба, журналисты газеты die Zeit обсуждают именно проблему страха
беженцев.
Анализ импирического материала показал, что беженцы испытывают разные виды
страха: страх непосредственно во время бегства, психические травмы; страх быть
враждебно принятыми, в частности – боязнь расистов; страх выдворения из страны, куда
они бежали; страх не иметь возможности общаться с семьей; страх потерять имущество,
работу и статус в обществе; страх потерять собственную идентичность; страх потерять
культурную идентичность; страх не иметь возможности прокормить себя.
При концептуализации страхов беженцев главным словом-репрезентантом
является „Angst“. Оно употребляется как в единственном, так и во множественном числе,
как самостоятельно, так и в составе композитов: „Ängste“, „Existenzangst“,
„Zukunftsängste“.
Следует отметить, что при употреблении слова-репрезентанта „Angst“ в
единственном числе под ним понимается страх как общая категория, включающая в себя
уже разные подвиды более конкретных страхов. Однако наиболее часто это слово
употребляется в составе устойчивого выражения „Angst haben“ или „Angst haben vor“. В
первом случае важен сам факт пребывания в состоянии страха, во втором –
конкретизация, указание на его причину.
Таким образом, при комплексном анализе связи между двумя концептами
„Flüchtlinge“ и „Angst“, мы выяснили, что страх испытывают не только местные жители
при контакте с беженцами, но так же, а можно сказать даже в большей степени, сами
беженцы испытывают страх по различным причинам. Но в СМИ Германии не особо
охотно рассказывают о страхе беженцев. В медиадискурсе все чаще можно пронаблюдать
тенденцию навязывания определенной точки зрения об исходящей угрозе со стороны
беженцев. В частности, приток беженцев воспринимается многими немцами как серьезная
угроза национальной культуре: „Jetzt geht die deutsche Kultur den Bach runter“ (Frank
Gerstenberg, Empörung über Karnevalsabsage: „Jetzt geht unsere Kultur den Bach runter“.
URL:http://www. spiegel.de/politik/deutschland/fluechtlinge-undeinwanderer-die-wichtigsten-
fakten-a-1030320.html). Однако эксперты, в частности Ульрих Вагнер, считают такие
страхи беспочвенными. Напрашивается вывод, что в СМИ представлена
«приукрашенная» точка зрения при помощи специальных лексических средств
выражения: метафоры, гиперболы, сравнения.