Вы находитесь на странице: 1из 3

1. Коммуникативный акт и его составляющие. Перевод и коммуникативный акт.

Перевод как основное звено двуязычной


опосредованной коммуникации.

Понятие коммуникативного акта формулируется как сегмент процесса коммуникации, в ходе которого происходит обмен информацией
посредством языковых средств, знаков и символов. Также различные лингвисты дают такие определения: это речевое взаимодействие между двумя
или более носителями языка; взаимодействие между отправителем и получателем информации; единица общения, состоящая из речевого аспекта,
аудитивного акта (слушания), а также коммуникативной ситуации, определяющей взаимоотношения между ораторами; двусторонний процесс
общения, в ходе которого говорящий передает информацию, а адресат реагирует на нее определенным образом.

Структура коммуникативного акта может быть описана следующим образом:


Сообщение – это осознанный или случайный сигнал, который вызовет определенную реакцию адресата. Как показывает практика, основная масса
сообщений не только осознанна, но также продумана и тщательно подготовлена. Может иметь место не только речь, но также гримасы,
междометия и жесты.
Кодирование – это процесс, реализующийся отправителем сообщения, который подразумевает использование системы знаков, позволяющих
обозначить и закрепить содержание. Она должна быть понятной и приемлемой для всех участников коммуникативного акта. Также учитывается
канал передачи информации.
Декодирование – это процесс восприятия слушателем знаков и придания им определенного значения. При этом в процессе декодирования
содержание сообщения может быть искажено, даже если оно не подвергалось никаким негативным воздействиям.
Канал передачи данных – система методов и средств, через которые отправитель сообщения передает его адресату. При этом речь может идти как
о прямом общении, так и использовании современных технологий транспортировки данных.
Коммуникативные шумы или барьеры – это препятствия, которые мешают передаче информации или ее правильной интерпретации адресатом.
Кто принимает участие в коммуникативном акте?
Участники коммуникативного акта могут отличаться в зависимости от моделей, которых выделяют несколько. Особое внимание стоит
обратить на такие концепции: Модель, разработанная Шенноном и Уивером, включает в себя источник данных передачи сведений, канал,
приемник и конкретную цель общения. При этом они составляют линейную модель. Модель Якобсона является функциональной. В ней принимают
участие адресант и адресат. Особое внимание в данной модели уделяется содержанию сообщения и способам кодирования.

Формы общения между людьми могут различаться, в зависимости от условий, социального уровня, целей и прочих факторов. Можно выделить
следующие:
Контакт масок. Это формальные коммуникации, в которых принято соблюдать строгость, вежливость, участие или же безразличие по отношению
к собеседнику. Такие формы общения применяются в официальной обстановке, когда нужно лишь донести или получить информацию, а не понять
оппонента и проникнуться его личностью. Примитивное общение. Ему предшествует оценка собеседника с точки зрения "полезности". Если ответ
будет положительным, то с ним завязывают общение. В противном случае он может быть отвергнут. Формально-ролевое общение. Ситуация,
когда и содержание речи и средства ее донесения строго регламентированы. При этом важна не личность собеседника, а его социальный статус.
Неформальное общение. Любые контакты между людьми за пределами официальных рамок. Такое общение не регламентировано и может
проходить с использованием любых средств передачи информации. Деловое общение. Происходит с учетом личностных особенностей
собеседника. Тем не менее на первое место выходят именно официальные взаимоотношения.
Духовное общение. Доверительно-неформальная форма, которая может использоваться между близкими знакомыми, родственниками и так далее.
Может быть поднята абсолютно любая тема, а также использованы любые методы донесения информации. При этом каждый участник беседы
хорошо знаком с особенностями личности собеседника.
Манипулятивное общение. Подразумевает извлечение личной выгоды путем воздействия на собеседника.
Ритуальное общение. Происходит в соответствии со сценариями или нормами, принятыми в определенных условиях.
Светское общение. Отличается беспредметностью и формализованностью. Собеседники говорят не о том, что думают, а о том, что вписывается в
рамки, созданные обществом.

Виды общения по содержанию Структура коммуникативного акта во многом определяется содержательной стороной. В зависимости от этого
факторы можно выделить такие виды общения:
Материальное. Преследует своей целью обмен какими-либо предметами. Когнитивное. Подразумевает обмен данными знаниями и фактами.
Кондиционное. В процессе такого общения происходит передача сведений о физиологическом или психическом состоянии собеседников.
Мотивационное. Происходит с целью стимулирования побуждения формирования интересов и целей.
Деятельностное. Происходит в процессе выполнения каких-либо действий и операций с целью демонстрации умений и навыков.

В психологии уделяется особое внимание целям общения. Можно выделить восемь основных:
Контактная. Передача и восприятие информации при обоюдной готовности к данному процессу.
Информационная. Прием и передача сведений любого характера.
Стимулирующая. Побуждение человека к каким-либо действиям в интересах говорящего адресата или третьих лиц.
Координационная. Помогает организовать слаженную совместную деятельность. Понимание. Устранение разногласий договорным путем.
Эмотивное возбуждение. Обмен чувствами и эмоциями.
Установление отношений. Налаживание необходимых в работе и прочих сферах жизни человека контактов.
Оказание влияния. Демонстрация власти с целью самоутверждения или для достижения каких-либо интересов.

Перевод и коммуникативный акт. В процессе перевода исходными являются единицы текста оригинала, а конечными - единицы  текста
перевода. Таким образом, лингвистическая  теория перевода имеет дело как с  текстами на исходном языке и на языке перевода,
так и с процессом преобразования текста оригинала в текст перевода. Но и такой подход оказался недостаточным. Переводческая деятельность по
определению  носит посреднический характер, поскольку  ее цель заключается в том, чтобы  сделать доступным для читателей  перевода сообщение,
сделанное автором  оригинала на другом языке. Иными  словами, благодаря переводу обеспечивается возможность общения между людьми,
говорящими на разных языках, возможность  межъязыковой коммуникации. Для создания полноценного перевода переводчик должен принимать во
внимание характерные  особенности автора сообщения (источника  информации) и тех получателей (рецепторов) информации,
для которых предназначалось  это сообщение, их знания и опыт, отражаемую в сообщении реальность, характер и особенности восприятия людей,
которым адресуется перевод, и все прочие аспекты межъязыковой коммуникации, влияющие на ход и  результат переводческого процесса.
В любом акте речи имеет место общение между  Источником информации (говорящим или  пишущим) и ее Рецептором (слушающим или
читающим). Хотя при наличии всех необходимых условий существует возможность извлечения из сообщения всей содержащейся в нем информации,
каждый отдельный Рецептор извлекает из сообщения разную по объему информацию в зависимости от его знаний, степени заинтересованности в
сообщении и той цели, которую он себе ставит, участвуя в коммуникации. Поэтому каждое сообщение существует как бы в двух формах, которые не
вполне тождественны: сообщение, переданное отправителем (текст для говорящего), и сообщение, воспринятое получателем (текст для слушающего).
Для теории перевода особое значение имеет тот факт, что эти формы одного и того же сообщения находятся между  собой в отношении 
коммуникативной  равноценности, которая выражается в следующем:
1. Между ними потенциально существует высокая степень общности, поскольку они состоят из одинаковых языковых единиц,
репрезентирующих, в основном, одинаковую информацию для всех членов данного языкового коллектива.
2. Между ними фактически существует достаточная степень общности, чтобы обеспечить необходимое взаимопонимание в
конкретных условиях общения. (Если такое взаимопонимание не достигается, коммуниканты могут обменяться дополнительной информацией,
увеличивая точность восприятия сообщения.)
3. Обе формы объединяются в акте общения в единое целое, и различия между ними оказываются нерелевантными для участников
коммуникации, которые не осознают этих различий, считая, что полученное сообщение и есть то, что передано, и наоборот. Таким образом, для
коммуникантов реально существует один единый текст, содержание которого в принципе может быть доступно всем владеющим языком, с помощью
которого передается и принимается сообщение.

Перевод как основное звено двуязычной опосредованной коммуникации.


Процесс перевода — центральное звено опосредованной двуязычной коммуникации, обеспечивающее ее функционирование в соответствии с
общественными ожиданиями, связываемыми с переводом.
О — отправитель (участник коммуникации, создающий исходный текст и адресующий его другому участнику коммуникации); ИТ —
исходный текст (текст оригинала); П — переводчик и сам процесс перевода (происходящий в голове переводчика); ПТ — переводной текст (текст
перевода); А — адресат (участник коммуникации, которому адресован текст перевода)
Будучи неотъемлемой частью двуязычной опосредованной коммуникации, перевод в то же время своим общественным предназначением
ориентирован на обычную, одноязычную, коммуникацию.
Обратим внимание на то, что введен принципиально новый элемент — реакция двух адресатов на воспринимаемые ими тексты. согласно
выводам современной лингвистики, люди вступают в общение друг с другом для того, чтобы вызвать у тех, к кому они обращаются, нужную им
реакцию. Иными словами, определенная реакция адресата — тот результат, к которому стремится отправитель в процессе речевой коммуникации. То,
будет ли достигнут этот результат, зависит от того, насколько правильно отправитель оценил адресата и насколько адекватные средства избрал.
Реакции адресата на текст отправителя бывают различного типа. Во-первых, реакция может быть интеллектуальной, эмоциональной или
смешанного типа — интеллектуально-эмоциональной. Во-вторых, реакция может быть внутренней, проявляющейся только в состоянии разума и (или)
эмоций, или внешней, проявляющейся в действиях, поступках, словах. Естественно, бывают и комбинации этих реакций, когда первая предшествует
второй.
двуязычная коммуникация с переводом стремится по своей эффективности приблизиться к одноязычной, а главный итог любой речевой
коммуникации — это реакция адресата, то первое, в чем должны совпадать двуязычная с переводом и одноязычная коммуникации, — это реакции их
адресатов
О совпадении реакций правомерно говорить только тогда, когда все личностные характеристики в существенной мере совпадают или когда
имеются в виду не конкретные реакции конкретных людей, а лишь определенные основы для реакций, их архетипы, позволяющие сходным образом
отреагировать на исходный и переводной тексты.
Когда отправитель, преследуя свою коммуникативную цель, строит текст, он делает это в расчете на определенные свойства адресата:
возраст, степень осведомленности в затрагиваемой тематике, общую культуру, образование, его потребности и т.д. При этом адресатом может быть
конкретное лицо, группа лиц или массовая аудитория.
От того, насколько правильно отправитель оценил данные адресата, напрямую зависит успех коммуникации, т.е. будет ли достигнута
желаемая отправителем реакция.
Свойства адресата, определяющие его реакцию на текст, можно разбить на две группы:
 1) коммуникативные потребности адресата;
 2) коммуникативная компетенция адресата.
Коммуникативные потребности адресата — это отношение адресата к коммуникации, определяемое его желанием участвовать в ней, а также
тем, чего он от нее ожидает.
Языковым посредникам, работающим с деловыми, научно-техническими, военными и т.п. текстами, также часто приходится учитывать
коммуникативные потребности заказчика. Наряду с переводами они на основе иностранных текстов составляют информационные справки, рефераты,
реферативные переводы и т.д.[1]
Коммуникативная компетенция адресата — это совокупность умений, навыков и знаний, определяющих способность адресата адекватно
воспринимать и интерпретировать текст.

2. Источники помех в двуязычной опосредованной коммуникации.


Представители различных лингвокультур, добиваясь взаимопонимания в процессе межкультурной коммуникации, вынуждены
преодолевать различные коммуникативные трудности, которые могут привести к возникновению конфликтных ситуаций. Подобные проблемы
возникают в связи с различиями в ментальности, поведении, восприятии и оценке реальной и воображаемой действительности представителей
различных социоэтнических общностей.
Так, В. М. Шепель выделяет шесть основных барьеров:
- дискомфорт физической среды, в условиях которой воспринимается сообщение;
- инерция включенности слушателя (озабоченность другими проблемами);
- антипатия к чужим мыслям, стереотипы;
- языковый барьер;
- профессиональное неприятие — некомпетентное вторжение коммуникатора в профессиональную сферу коммуниканта;
- неприятие имиджа коммуникатора [2, С. 118-119].
Некоторые исследователи выделяют следующие типы барьеров понимания: фонетический, семантический, стилистический, логический
и социально-культурный. К барьерам общения они относят темперамент, гнев, страх, стыд, презрение. Отечественный исследователь Ф.И. Шарков
классифицирует коммуникационные барьеры следующим образом: технические, психологические, психофизиологические, социальные и
культурно-национальные. С.П. Боброва и Е.Л. Смирнова подразделяют коммуникативные сбои на географические, исторические, государственно-
политические, ведомственные, экономические, технические, терминологические, языковые, психологические, резонансные.
Как отмечает О.А. Леонтович, коммуникативные помехи могут быть трех видов: 1) со стороны источника/отправителя; 2) со стороны
получателя; 3) со стороны окружения

Помехи со стороны окружения – это шум и плохая видимость, физическое расстояние (например, при передаче информации по
телефону или факсу).
Помехи со стороны участников коммуникации делятся на физиологические (дефекты речи и слуха, потеря зрения и др.); языковые
(фонетические, лексические и грамматические ошибки в процессе речепроизводства и др.); поведенческие (неумение внимательно слушать
собеседника и др.); психологические (неблагоприятные черты личности узость кругозора и др.) и культурологические (различия менталитетов и
национальных характеров и др.)

Вербальные помехи на фонетическом уровне межкультурной коммуникации включают неправильное понимание и произнесение
звуков. Фонетические ошибки возникают из-за различия между фонетическими системами языков. Так, звуки, не имеющие аналогов в родном
языке оказываются сложными для воспроизведения, но достаточно легко распознаются среди родных звуков, так как не похожи на них. Основной
помехой на графическом уровне в процессе коммуникации между русскими и американцами является использование двух разных алфавитов –
кириллицы и латиницы. Существуют также определенные вербальные помехи на морфологическом уровне. Так, в русском языке используется
большое количество аффиксов, которые невозможно адекватно передать средствами английского языка: плавать, приплыть, приплывать,
наплывать, отплывать, поплыть, уплыть и т.д. Одной из помех на лексическом уровне становится безэквивалентная лексика, т.к. она обозначает
предметы и явления, не известные иностранцу и не являющиеся частью его картины мира. Помехами на синтаксическом уровне являются
различия грамматического строя, ошибки в строении фраз, порядке слов и т.д.
Невербальная коммуникация является одной из важных функций успешного общения партнеров в процессе межкультурной
коммуникации, однако, используемые неязыковые знаки могут иметь различное значение для участников взаимодействия. Невербальными
помехами могут служить – не совпадающие в различных культурах мимика, жесты, движения тела, внешний вид, дистанция в межличностных
взаимодействиях, отношение ко времени как параметру коммуникации и др., даже если коммуникант прекрасно владеет иностранным языком.
3. Языковая и культурная картины мира и перевод. Понятие переводимости. Теории непереводимости,
всепереводимости, относительной переводимости.
Языковая картина мира – это совокупность представлений о мире, сложившаяся в обыденном сознании данного языкового
коллектива, определенный способ восприятия действительности. Языковая картина, это не только понимание мира, но и отражение
внутреннего мира человека, представляющий тот или иной языковой коллектив. Каждый естественный язык отражает определенный способ
восприятия и организации мира. Например, сравнение русских слов счастлив, счастье и английских happy, happiness показывает, что
расхождения между ними столь существенны, что вообще вызывает сомнение их логическое построение. Слово happy является
«повседневным словом» в английском языке, а happiness обозначает «эмоцию, которая ассоциируется с „настоящей" улыбкой.
Языковая картина мира - это исторически сложившаяся в сознании данного языкового коллектива и отражённая в самом языке
совокупность представлений о мире, определённый способ восприятия и устройства мира. Культурная картина мира - это отражение
реального мира через призму понятий, сформированных в процессе познания мира человеком на основе как коллективного, так и
индивидуального опыта. Каждое из этих понятий специфично для каждой языковой среды, каждой культуры, а она живет и развивается в
«языковой оболочке», поэтому наиболее ярко различия между культурами отображаются именно в языке. Отсюда вытекает тезис о том, что
для адекватного перевода необходимо четкое понимание различий в языковых и культурных картинах и умение применять эти различия в
процессе перевода. Яркими культурными знаками американцев являются гордость и патриотизм. В английском языке эмоции чаще
передаются прилагательными или псевдопричастиями, чем глаголами. Они обозначают пассивные эмоциональные состояния. Сама идея
активности и ее языковое воплощение, видимо, абсолютно несвойственны их культуре. Напротив, глаголы эмоций подразумевают более
активную роль субъекта. В отличие от английского, русский исключительно богат «активными» эмоциональными. Широкое
распространение в русском языке имеет и пассивная форма выражения чувств. Безличная форма глагола и дательный падеж имени в
предложениях, где идет речь о человеческих чувствах, выражают отсутствие контроля. Подобрать английские эквиваленты таким
конструкциям довольно сложно. Английский язык обычно представляет все жизненные события, происходящие с нами, так, как будто мы
управляем ими и все наши ожидания и надежды находятся под нашим контролем.
При переводе необходимо учитывать эти различия в культурных и языковых картинах мира, и стараться производить не просто
эквивалентный, но культурологически-ориентированный перевод, который будет «подстраиваться» под культурную и языковую картину
мира языка перевода. Отсюда вытекают определенные переводческие трансформации, обусловленные различиями в культурной и языковой
картинах мира. Переводческие решения условно разделены нами на две группы: трансформации при описании предметной ситуации и
трансформации, обусловленные сменой предиката. Помимо вышеизложенных ситуаций, иногда мы заменяем отправную точку исходя не из
правил перевода, а из собственного языкового чутья. Такой прием называется модуляцией. К этому способу можно прибегнуть, когда видно,
что даже адекватный перевод приводит в результате к высказыванию грамматически правильному, но противоречащему духу языка
перевода. Здесь переводчику приходится опираться на собственные знания различий в языковой и культурной картинах мира языков, с
которыми он работает.

Понятие переводимости.

Переводимостью называют принципиальную возможность перевести текст. На обиходном уровне практики перевода зачастую объявляют
некоторые тексты непереводимыми. Как правило, речь идет о художественных текстах, которые представляют особую сложность для
перевода.
Сторонниками принципиальной непереводимости, как известно, выступали В. Гумбольдт (см. главу), Л. Вайсгербер, утверждавший, что
каждый язык содержит уникальную «картину мира», определяющую мировосприятие говорящих на этом языке.
В противоположность упомянутым выше теориям, абсолютной переводимости, утверждая, что все языки есть лишь вариации некоего общего и для
перевода важна лишь общность понятий. Все взгляды такого рода представляют другую крайность: чрезмерное обобщение приводит к недооценке роли
языка в процессе познания.

Теория непереводимости основывается прежде всего на том, что рассмотрение перевода с позиций языкознания четко определило
невозможность полного тождества содержания оригинала и перевода. Языковое своеобразие любого текста, ориентированность его содержания на
определенный языковой коллектив, обладающий лишь ему присущими «фоновыми» знаниями и культурно-историческими особенностями, не может
быть с абсолютной полнотой «воссоздано» на другом языке. В связи с этим перевод и не предполагает создания тождественного текста, а отсутствие
тождества не может служить доказательством невозможности перевода.
Невозможность воспроизвести в переводе какую-то особенность оригинала - это лишь частное проявление общего принципа
нетождественности содержания двух текстов на разных языках (а если говорить об «абсолютной тождественности», то и двух текстов на одном языке,
состоящих из неодинакового набора языковых единиц). Отсутствие тождественности отнюдь не мешает переводу выполнять те же коммуникативные
функции, для выполнения которых был создан текст оригинала.