Вы находитесь на странице: 1из 3

Литература

1. Стрижицкая О.Ю. Основы психогеронтологии. – СПб.: Изд-


во С.-Петер. ун-та, 2016. 78 с.
2. Леонтьев Д.А. Возможность мудрости // Человек, 2011. № 1.
С. 20-34.
3. Зотова Н.Г., Передельская С.А., Тихомиров М.Ю. Ценностная
направленность личности педагогов как предиктор
профессионального долголетия // Актуальные проблемы
исследования массового сознания: материалы V Междунар.
науч.-практ. конф. Пенза: ПГУ, 2019. С. 86-90.

Взаимосвязь локуса ролевого конфликта и профессионального


выгорания у мужчин и женщин

Трухан Е.А., Пархимович П.А., Будько Т.О.


Белорусский государственный университет, Минск, Беларусь
elena.an.t@tut.by, polinka_18.89@mail.ru, tatsiana71@gmail.com

При профессиональном выгорании наблюдаются схожие с


ролевым конфликтом симптомы. Противоречивые требования и
перегрузки на работе вызывают опустошенность и
психоэмоциональное истощение. Работа в «автоматическом» режиме
и формализация общения приводят к нарушению межличностных и
профессиональных контактов и деперсонализации. Неудачные
попытки преодолеть дисбаланс обязанностей и несоответствие
ролевым ожиданиям способствуют ощущению собственной
некомпетентности и снижению мотивации к профессиональным
достижениям.
Целью эмпирического исследования было выявление взаимосвязи
локуса ролевого конфликта и профессионального выгорания, в том
числе в контексте половых различий. Тип локуса ролевого конфликта
респондентов определялся с помощью шкалы П.П. Горностая. Для
измерения симптомов выгорания, каждый их которых возникает на
определенной фазе развития профессионального стресса, была
использована методика диагностики уровня эмоционального
выгорания В.В. Бойко.
В исследовании приняли участие 81 человек: 45 женщин и 36
мужчин. Группы были сопоставимыми по параметрам «опыт работы»,
«возраст», «образование», «семейное положение», «наличие детей».

191
В ходе исследования установлено, что 50% мужчин (18 чел.)
предпочитают промежуточный локус ролевого конфликта, 27,8% (10
чел.) – интернальный, 22,2% (8 чел.) – экстернальный.
Промежуточный локус ролевого конфликта выявлен у 31,1% женщин
(14 чел.), интернальный – у 28,9% (13 чел.), а преобладает
экстернальная стратегия – у 40% женщин (18 чел.). Выявленные
различия в распределениях типов локуса ролевого конфликта у
мужчин и женщин достоверны (при p<0,01).
Среднее значение общего показателя выгорания в группе мужчин –
117,4 балла, в группе женщин – 129,7 балла, что соответствует уровню
«выгорающие». Уровня «выгоревшие» достигли 16,6% мужчин и
15,6% женщин. На уровне «выгорающие» находятся 51,1% женщин, а
у 52,7% мужчин профессиональное выгорание не выявлено. Это
означает, что женщины более подвержены профессиональному
выгоранию, чем мужчины.
Складывающийся симптом «неадекватное избирательное
эмоциональное реагирование» является основным у мужчин (15,4 б.) и
у женщин (15,1 б.), следовательно, в общей картине выгорания
преобладает необъективность, выборочность реагирования в ходе
рабочих контактов. Второй по выраженности складывающийся
симптом «редукция профессиональных обязанностей» (у мужчин –
14,2 б., у женщин – 14,6 б.) указывает на стремление игнорировать
эмоционально затратные служебные функции. Значимыми являются
половые различия только по симптому «расширение сферы экономии
эмоций» (при p=0,014): именно женщины склонны отказываться от
неформального общения из-за чрезмерной интенсивности
профессиональных контактов.
Сравнительный анализ показателей выгорания у мужчин и женщин
с различными типами локуса ролевого конфликта обнаружил, что
самый высокий общий уровень выгорания (133 б.) имеет
экстернальный тип локуса ролевого конфликта, а самый низкий (118,5
б.) – промежуточный тип.
Корреляционный анализ типов локуса ролевого конфликта с
симптомом выгорания у всей выборки выявил положительную
взаимосвязь симптома «тревога и депрессия» с экстернальным
локусом ролевого конфликта (r=0,282, p=0,011). Следовательно,
ориентация респондентов на внешние детерминанты ролевого
поведения с готовностью терпеть серьезные внутренние конфликты
связана с беспокойством и тревожными ожиданиями в работе.
В ходе сравнительного анализа взаимосвязей локуса ролевого
конфликта и профессионального выгорания у мужчин и женщин
только у группы женщин обнаружены корреляции симптомов

192
«тревога и депрессия» (r=0,351, p=0,018) и «переживание
психотравмирующих обстоятельств» (r=0,332, p=0,026) с
экстернальным локусом ролевого конфликта.
Наше исследование подтверждает, что ролевой конфликт
работающей женщины является одним из наиболее ярких примеров
межролевого конфликта личности, поскольку ожидания и требования
к женщине от семьи и от работы часто бывают конкурирующими с
точки зрения ее времени и энергии. Эмоциональная «стоимость»
ролевого конфликта для профессиональной деятельности женщины
выражается в увеличении напряжения на работе, ухудшении деловых
отношений и результатов, появлении эмоциональной черствости и
предвзятости в ходе рабочих контактов, а также в возникновении и
развитии выгорания. Наблюдается патогенная взаимозависимость и
взаимообусловленность ролевого конфликта и профессионального
выгорания у женщин.
Таким образом, у всей выборки респондентов была выявлена
взаимосвязь между экстернальным локусом ролевого конфликта и
симптомом выгорания «тревога и депрессия». Однако разделение
выборки на группы по половому признаку показало, что эта
взаимосвязь значима именно для группы женщин, у мужчин ролевой
конфликт не является фактором профессионального выгорания.

Самоидентификация современного студента (на примере г. Читы)

Ушакова К.Н.
ФГБОУ ВО ЗабГУ, Чита, Россия
ushakova.ksusha2013@mail.ru

В настоящее время наблюдается размывание и стирание


самоидентификации, происходит это на фоне социально-
экономической, нравственной и информационной нестабильности
российского общества. Самоидентификация играет важную роль в
развитии человека, социальной группы и общества в целом.
Разработкой данного понятия занимаются представители
различных наук. С точки зрения психологической науки
самоидентификация личности представляет собой осознание
человеком своей индивидуальности как сходства и отличия от других
людей [3, с. 7].
Болдин С.Ю. пишет, что «самоидентификация – это процесс
определения себя с другими людьми или социальными группами для

193