Вы находитесь на странице: 1из 13

Тема 1.

Этнонациональные конфликты в современном мире


1. Понятие и сущность этнополитического конфликта. Этнос как
субъект политики.

Наиболее распространенным видом конфликта в современном мире


являются этнополитические (межэтнические) конфликты. Наиболее емкое
определение этнополитического конфликта звучит следующим образом.
Этнополитический конфликт – это конфликт, который происходит между
двумя или более сторонами, когда хотя бы одна из сторон организована на
этнической основе или действует от имени этнической группы.
Этнополитический конфликт представляет собой классическую форму
проявления этнополитических противоречий, которые зарождаются как
внутренние противоречия этнических отношений, и трансформируются во
внешние в процессе их перехода в стадию этнополитического конфликта. В
основе этнополитического конфликта лежит противоречие интересов
различных этносов, этнических элит и движений к получению отдельных или
всего спектра властных полномочий государства, а также обоснование и
реализация притязаний на сецессию. Этнополитический конфликт
обусловлен политическим, экономическим, социальным, территориальным
неравенством этносов, отдельной разновидностью этнического конфликта
либо стадией его развития, которая характеризуется столкновением между
этносами, с одной стороны, и государством, с другой стороны, по поводу
повышения политического статуса данного этноса, предоставления ему права
формирования органов государственной власти или получения (завоевания)
полного суверенитета.
Этнополитические конфликты обладают определенными
специфическими особенностями:
1) этнополитические конфликты в большинстве случаев имеют
статусную природу: предметом таких конфликтов чаще всего бывает
политический статус этнической группы, поэтому одной из важнейших
причин развертывания конфликта выступает изменение взаимодействия
этнических групп или среды этого взаимодействия, при котором
политический статус одной из них будет восприниматься ее членами как
неприемлемый:
2) этнополитические конфликты являются не только и не столько
конфликтами интересов, сколько конфликтами идентичностей, так как
участие в конфликте преимущественно на основе групповых мотивов
обязательно предполагает отождествление человека с группой, участвующей
в конфликте, его этническую идентификацию. Как отмечает американский
политолог Т. Гурр, «борьба в этнополитических конфликтах разворачивается
не просто вокруг материальных или властных проблем, но ради защиты
культуры группы, ее статуса и идентичности»;
3) политический конфликт в процессе его развертывания может
приобрести этническое основание. Так, конфликты политических элит
разного уровня (например — государственной и региональной) могут
возникнуть как ресурсные, однако в случае их игнорирования или неудачных
попыток их разрешения они могут превратиться в конфликты идентичностей.
При этом, чем дольше будет продолжаться конфликт, тем большее число
людей будет в него вовлекаться, связывая с его разрешением сохранение
своего достоинства, престижа и статуса;
4) вследствие чрезмерной эмоциональной составляющей этнической
идентичности этнополитические конфликты отличаются высокой степенью
иррациональности, выражающейся в огромном потенциале агрессивности,
ненависти и враждебности, далеко выходящих за рамки рационального
осознания интересов сторон конфликта и выбора стратегии взаимодействия;
5) деструктивный потенциал этнополитического конфликта полностью
доминирует над его конструктивной составляющей;
6) практически во всех случаях этнополитические конфликты
многофакторны и имеют несколько объектов конфликта и проблемных зон
(например, территориальный спор и проблемы политического или
социального статуса этнической группы);
7) в силу названных и неназванных причин этнополитические
конфликты трудно поддаются разрешению, поскольку встает чрезвычайно
сложная задача — найти пути удовлетворения как нематериальных
интересов, так и требований повышения статуса, возврата «исконных»
территорий, расширения экономических возможностей, большего доступа к
политической власти и т. д.
Все сказанное позволяет определить этнополитический конфликт «как
тип социального конфликта, субъекты которого идентифицируют себя,
противоположную сторону или друг друга в этнических категориях и
содержанием или формой которого является борьба за контроль над
государственными институтами» или создание собственного государства.
По применяемым сторонами конфликта средствам противоборства
существуют конфликты с использованием террористической деятельности,
вооруженной борьбы, информационного, экономического, дипломатического
противоборства, преимущественно переговорного (консенсусного) пути
разрешения проблем между участниками столкновений.
Этнополитические конфликты можно классифицировать по
насильственности действий (насильственные – ненасильственные),
открытости (латентные – актуализированные); масштабу вовлеченности
различных политических акторов в конфликт (внутригосударственные
конфликты и интернационализированные конфликты, в которых участвуют
соседние страны, великие державы); по продолжительности (кратко-, средне,
долгосрочные).
Допускается также деление этнополитических конфликтов по типу
требований этнических элит и движений к государственному центру. По
этому критерию возможно выделение конфликтов с требованием
предоставления этносу статуса национальной автономии, образования нового
субъекта федерации или статуса независимого государства, требованиями
расширения представительства какого-либо этноса в системе
государственной власти страны или региона.
Основные причины возникновения этнополитических конфликтов
можно разделить на следующие группы: политические, территориальные,
социальные и экономические причины.
Политическими причинами являются борьба за власть между
различными этническими движениями и элитами на всех уровнях (местном,
региональном, государственном), борьба за государственную независимость,
борьба за сохранение или повышение статуса этноса в рамках одной страны.
Территориальные причины появляются во взаимных территориальных
притязаниях этнических групп, нахождение ценностей их духовной и
материальной культуры на спорной территории, возвращение на родину
ранее репрессированной (депортированной) этнической группы;
произвольные изменения границ; насильственное включение территории
этноса или ее части в соседнее государство, расчленение этноса между
разными государствами.
Территориальные причины являются ведущими в основном для
северокавказских этнополитических конфликтов. Они переплетены с
историческими причинами возникновения конфликтов, давними
хозяйственными спорами, проблемами передела, незаконного занятия,
реального или мнимого неравенства народов во владении землей. На
Северном Кавказе вопрос о земле, особенно в горных районах, вследствие
особой важности этого ресурса хозяйствования, является наиболее сложным,
трудноразрешимым и имеет продолжительную историю.
Социальными причинами выступают противоречия в системе
межэтнического разделения труда в обществе, конфликты социальных норм
и ценностей доминирующей этнической группы и специфических норм и
ценностей этнических меньшинств, культурные, языковые,
конфессиональные противоречия.
К экономическим причинам относятся неравенство этносов в
обладании, распоряжении и потреблении материальных ресурсов,
неравномерное социально-экономическое развитие регионов, нарушение
баланса экономических интересов между центром и этническим регионом.
Значимыми предпосылками возникновения этнополитических
конфликтов являются экономические интересы этнических элит, которые
сосредоточены в сфере добычи и переработки природных ресурсов, их
экспорта, во внешнеэкономической деятельности в целом, в области
контроля над сферой налогообложения в республиках и распоряжения
распределением трансфертов из федерального бюджета. Так, ряд
руководителей республик использовали межнациональные трения для
удержания власти, апеллируя при этом за поддержкой к этническим
движениям, массам населения национальных республик, а также за
поддержкой руководства других национально-государственных образований
в составе РФ, этническим движениям, действующим в их составе.

2. Предпосылки и причины роста этнонациональной конфликтности в


современном мире.

Современная активизация межэтнических взаимодействий не


устранила такое явление как этнический конфликт, более того, в
современном мире многие межэтнические конфликты превратились в
источник глобального напряжения, приобрели затяжной характер,
постепенно расширяя границы, вовлекая все новые международные силы.
В среде зарубежных исследователей самыми распространенными
концептами, объясняющими причины этнического конфликта, являются
структурный и психоструктурный (перцептивный) подходы.
Сторонники структурного подхода, среди которых обычно выделяют
У. Коннора, Р. Жевиса, Д. Снайдера, Э. Смита, причины этнических
конфликтов рассматривают на макроуровне. Их точка зрения заключается в
том, что экономические, социальные и политические изменения в обществе
приводят к утрате авторитета центральной власти, которая перестает быть
способной контролировать порядок на территории государства. В этих
условиях этнические партии и движения, опираясь на поддержку внешних
сил и СМИ, осуществляют этническую мобилизацию и начинают борьбу за
свои интересы.
Модернизация политической системы сопровождается
демократизацией государства. В обществах с неустойчивой демократической
традицией начинают распространяться идеи национализма и шовинизма.
Ключевым макроуровневым фактором этнического конфликта в структурном
подходе является активность националистических организаций.
Сторонники психокультурного (перцептивного) подхода (С. Кауфман,
С.Л. Стоклицкий и др.) обращают внимание на микро- и метауровневые
причины этнического конфликта. Субъективные факторы микропричин -
мотивы участия людей в конфликте. К метапричинам относятся просчеты
национально-государственного строительства, глубокое социальное
расслоение и бедность, конкуренция элит и неспособность центрального
правительства контролировать порядок в государстве.
В этом подходе большое внимание уделяется политическим и
культурным элитам. Оба типа элит объединяет интерес к повышению статуса
своей этнической группы, который способен усилить позицию лидеров в
конкурентной борьбе за власть и влияние. Политическую элиту образуют
лидеры, заинтересованные в принятии решений. Культурная элита состоит из
националистической интеллигенции, создающей и пропагандирующей
идеологию национализма. Неэлитная группа становится восприимчивой к
пропаганде сепаратизма только в том случае, если существует напряжение в
межэтнических отношениях.
Наиболее конфликтогенными в этом отношении являются регионы с
высокой численностью мигрантов. Переселенцы, как правило, не учитывают
социокультурных особенностей местных жителей, чем вызывают к себе
негативное отношение со стороны принимающих. Современный
миграционный процесс драматично меняет весь мир.
3.Этнополитические конфликты в современном мире:
«возрождение национализма».

В связи с тем, что не существует этнически однородных государств,


нация формируется посредством объединения разных этносов.
Характеризующаяся неопределенностью и неоднозначностью глобализация
разрушает устои, традиции, существовавшие веками, предлагая новые,
однако неизвестность, которая непременно сопровождает выработку новых
ценностей, приводит народные массы в замешательство и заставляет
примкнуть к какому-либо сообществу. Таким сообществом вновь становится
нация. Как пишет Ю. Рузенс в книге «Создавая этничность»: «В конце
концов никто не в силах изменить «прошлое», из которого мы родом, и никто
не может аннулировать то, кем мы являемся»
Феномен идентичности, должно быть, становится одним из главных
рассматриваемых вопросов в эпоху глобализации, наполненную
противоречиями. Формирование идентичности – процесс динамичный, но
основанный на преемственности индивида и его самосознания. Меняется
классический уклад жизни, вступают противоречие универсальные ценности
и потребность в сохранении своей самобытности, что и приводит чаще всего
к потере этнической (более ранней формы) или национально-гражданской
идентичности. Проблема соотношения этих двух понятий все еще остается не
разрешенной: одни ученые отождествляют их, другие – разграничивают, но
бесспорен факт, что этнос является основой национально-гражданской
идентичности. Этнический национализм базируется на этнонации и
противопоставлении ее другим этническим группам. Этнический
национализм несовместим с демократическими режимами, поскольку
ориентирован на умаление прав и свобод этнических меньшинств.
Гражданский национализм заключается в политическом единении граждан
без привязки к их расовому или этническому происхождению.
Учитывая тот факт, что практически все государства на сегодняшний
день полиэтничны, можно утверждать о межэтническом потенциальном
расколе государства в случае использования концепции этнического
национализма. Популярность этнонационализма возрастает в связи, с одной
стороны, с ущемлением прав национальных меньшинств сбоку правительств,
с другой стороны, со стремлением к отделению от экспансионистов.
Закрепленный в огромном количестве международных нормативно-правовых
актов принцип на самоопределение народов и наций становится актуальным,
но вступает в противоречие с принципом территориальной целостности. К
примеру, желание курдов и каталонцев создать собственные государства
объяснимо, вместе с тем это изменит политическую карту мира, перекроит
границы и может, как следствие, привести к вооруженным конфликтам.
Гражданский национализм, в отличие от этнического, связан с нацией-
государством, строясь на «идеологии солидарности и признании
многообразного единства». Главным же недостатком гражданского
национализма является то, что он «уничтожает этничность, маргинализует
этническую культуру, религию, духовное наследие». Стоит отметить, что в
чистом виде не существует ни гражданского, ни этнического национализма.
Они образуют в своем сочетании различные формы, подвергаясь влиянию
исторических, экономических, социальных, языковых, религиозных,
культурных и других факторов. На основании всего вышеизложенного
можно констатировать, что в условиях глобализации мира роль
национализма возрастает. В частности, трансформация исторических
моделей поведения, традиционных институтов приумножает интерес к
национальному. В поисках утраченной идентичности индивиды
объединяются вокруг национальной идеи, стремясь сохранить государство
как главный политический институт. Этносы и народы, не оформившие свою
государственность, пытаются учредить государства, сопротивляясь
гомогенизации и слиянию их собственной культуры с другими. Поиск
идентичности актуализируется сегодня как никогда, а императив
национализма выходит на качественно новый уровень. Сказанное заставляет
полагать, что в наши дни важно найти компромисс между национализмом,
зиждущемся на тезисе о нации как государствообразующей единице, и
глобализацией, ставящей во главу угла стирание государственных и
национальных границ.

4. Этнические конфликты на постсоветском пространстве.

Поскольку территория бывшего СССР является полиэтнической по


составу населения (что характерно и для государств, возникших на этой
территории), то фактически любой внутренний конфликт – социально-
экономический или политический по своему содержанию – обретает
этнический оттенок. Вместе с тем, здесь имеется достаточно оснований для
межэтнических противоречий, как на личностном, так и на групповом
уровнях. Поэтому этнический фактор генерирует многие из тех острых и
кризисных ситуаций, которые возникают в сфере политики, межобщинных
отношений, отношений между государственными и внутригосударственными
образованиями.
Если иметь в виду межнациональные конфликты, происходящие на
территории бывшего СССР, то можно свести этнополитические конфликты к
нескольким основным типам.
Многие межэтнические конфликты являются следствием проблем,
возникающих из изменения положения этнической группы в обществе. В
бывших союзных республиках СССР (ныне – суверенных государствах)
принцип распределения социальных ролей в общей иерархической структуре
имел весьма своеобразную картину. За годы советской власти в союзных
республиках (в том числе и в российских автономиях) сложились
многочисленные и образованные этнические элиты титульных
национальностей.
Однако с ростом численности кадров национальной интеллигенции и
усилением конкуренции в сфере умственного (преимущественно
управленческого) труда стала нарастать напряженность между лицами
коренной и некоренной национальности. Политика «коренизации» органов
власти и управления (и вообще престижных профессий), длительное время
сохранявшаяся во всех республиках, в конце концов, вошла в противоречие с
принципом социальной справедливости. Вместо открытого
соревновательного выбора в условиях равноправия всех перед законом кадры
подбирались по этническому признаку. В результате к началу 1980-х гг. во
всех союзных республиках доля лиц коренных национальностей, занявших
разного рода привилегированные социальные ниши, значительно
превосходила их долю в составе населения данной республики.
Такое положение создавало потенциальную почву для национальной
кичливости и чванства у титульных национальностей и порождало чувство
обделенности и обиды у нетитульных. После распада СССР процесс
вытеснения иноязычных граждан из властных структур в странах СНГ и
Балтии заметно усилился. Именно это является одной из доминирующих
причин межнациональной напряженности и оттока русскоязычного
населения из этих государств.
Этнотерриториальные конфликты часто были связаны с
воссоединением разделенных в прошлом этносов. Примеры такого типа –
конфликты в Нагорном Карабахе, Южной Осетии, национальное движение
лезгинов в Азербайджане и др. Сюда же относятся конфликты, связанные с
восстановлением территориальных прав депортированных народов. К ним
относится спор между осетинами и ингушами из-за принадлежности
Пригородного района, движение немцев России и СНГ за восстановление
государственности в Поволжье.
Еще одним типом являются конфликты, порожденные стремлением
этнического меньшинства реализовать право на самоопределение в форме
создания независимого государственного образования. К таким конфликтам
относятся грузино-абхазский, югоосетинский, приднестровский и др.
На постсоветском пространстве имеют место конфликты, в основе
которых лежат притязания того или иного государства на часть территории
соседнего государства. Такие конфликтные ситуации существуют между
Киргизией и Узбекистаном, Россией и Украиной, государствами Балтии и
России и т.д.
После распада СССР распространенным типом конфликтов стали
конфликты, вызванные дискриминацией русского и русскоязычного
населения в странах ближнего зарубежья.
В последние годы участились конфликты, возникающие в связи с
массовым притоком в тот или иной регион беженцев и вынужденных
переселенцев.
В возникновении и разрастании межэтнических конфликтов велика
роль социально-психологических причин, господствующих в массовом
сознании стереотипов, настроений, предрассудков. События последних лет в
РФ и ближнем зарубежье показывают, что фактор поведенческой
психологии, социально-психологические механизмы этнических конфликтов
играют гораздо более важную роль, чем это представлялось в рамках
традиционных интерпретаций.
Глубокий экономический кризис, охвативший Россию и страны
ближнего зарубежья, сопровождается социально-политическим кризисом и
обострением межнациональных отношений, возникновением
этнополитических конфликтов. «Виновниками», «козлами отпущения», как
правило, оказываются представители не «своей» национальности, из-за
которых якобы возникли все беды и которые «мешают» титульному
населению самоутвердиться и жить обеспеченно и самобытно. Так, в Грузии
говорят, что во всем виноваты абхазы, осетины, русские, в Азербайджане –
армяне, в Прибалтике, Молдове, Казахстане – русские.
Некоторые конфликты рассматриваются как следствие распада СССР,
когда в отделившихся республиках в борьбу за отделение вступили бывшие
автономии или желавшие ее получить: Абхазия, Южная Осетия – в Грузии,
Гагаузия, Приднестровье – в Молдове, Карабах – в Азербайджане и др. В
этих конфликтах право этносов на самоопределение иногда использовалось в
целенаправленных действиях политиков как средство удержания власти или
прихода к власти.

5. Практика управления этнонациональными конфликтами в


России.

В последнее время получила известность концепция трансформации


конфликта, разработанная большей частью в Бергхофском
исследовательском центре конструктивного урегулирования конфликтов.
Трансформация – наиболее глубокий уровень изменений в процессе
разрешения конфликта, последовательность необходимых промежуточных
шагов, в результате которых становится возможным переход конфликта от
стадии эскалации к деэскалации. Трансформация конфликта подразумевает
не просто урегулирование конфликта и поиск взаимовыгодного решения, но
и полное преобразование взаимоотношений, интересов, дискурсов и
идентичностей в сторону неконфликтных средствами ресурсного
менеджмента, политического воздействия, широкого применения народной
дипломатии и социальной инженерии. Однако такие изменения не
обязательно будут иметь своим следствием конструктивную направленность
эволюции конфликта, кроме того, потребность в трансформации конфликта
наиболее велика в условиях затяжных конфликтов, которые чаще всего
формируются на фоне "окостенения" социальных процессов. Поэтому в
большинстве случаев трансформация конфликта предполагает активное
управляющее действие участников конфликта, включая посредников.
Уровни трансформации: 1) трансформация контекста. Изменение
международных, региональных контекстов. 2) изменение в структуре власти.
Изменение на рынках насилия, изменить доступ к оружию. 3) трансформация
акторов – смена лидеров, акторов, изменение целей. 4) трансформация
проблем – потеря актуальности проблемы, вызвавшей конфликт;
конструктивный компромисс. 5) трансформация на уровне личности и элит –
изменение точек зрений, изменение намерений. Именно путь трансформации
конфликта избрало российское руководство в чеченском кризисе, причем,
скорее всего, интуитивно. Уже весной и в начале лета 2000 г. ведущие
российские политики федерального уровня и военные стали говорить о
необходимости перехода от военного к политическому этапу урегулирования
конфликта. C этого периода стали активно применяться меры, скорее
характерные для этапа постконфликтной реабилитации, чем этапа
урегулирования и разрешения конфликта. Между тем основная проблема,
которая лежала в основе конфликта - проблема чеченского сепаратизма, - так
и осталась неразрешенной. Постепенное возвращение Чечни в политическое,
экономическое и правовое поле Российской Федерации означает
безусловный политический и военный проигрыш чеченской стороны в
конфликте, делает бессмысленной десятилетнюю борьбу, в которую на
отдельных этапах вовлекалась значительная часть чеченского народа. Но эта
проблема неразрешима в принципе, если под разрешением понимать исход
конфликта по принципу "взаимный выигрыш".