Вы находитесь на странице: 1из 25

Всероссийский конкурс исследовательских работ учащихся

“ЮНОСТЬ, НАУКА, КУЛЬТУРА”

Направление: английский язык

Тема: «Ложные друзья переводчика»

Горбунова Вероника
ГБОУ ООШ № 4 городского округа Новокуйбышевск

Самарской области

Научный руководитель:
Горбунова Наталья Геннадьевна

г. Обнинск, 2011/2012 учебный год


Оглавление.

1 Введение 3
2 Основная часть 6
2.1. Источники возникновения «ложных друзей переводчика» 6
2.2. О словарях и пособиях «ложных друзей переводчика» 9
2.3. Количество, степень расхождения и распределение по частям речи
12
«ложных друзей переводчика»
2.4. Влияние «ложных друзей переводчика» на перевод 13
2.5. Исследования на основе выполненного перевода 16
3 Заключение 20
4 Библиографический список 21
5 Приложения

1. Введение
Перевод имеет долгую историю. Своими корнями он восходит к тем далеким
временам, когда праязык начал распадаться на отдельные языки и возникла необходимость в
людях, знавших несколько языков и способных выступать в роли посредников при общении
представителей разных языковых общин.
Тем не менее, по ряду причин, в частности в силу его междисциплинарного
характера, перевод оформился в самостоятельную науку лишь в начале ХХ столетия. В
условиях расширения международных связей и обмена информацией переводоведение
стремительно развивалось и в настоящее время пользуется статусом самостоятельной
научной дисциплины со своей теоретической базой, концептуальным аппаратом и системой
терминов.
При переводе с английского языка на русский происходит множество переводческих
преобразований, причина которых, чаще всего кроется в присущем английскому языку
видении мира и связанном с этим явлении языковой избирательности. Описывая предметную
ситуацию, английский язык может выбрать иную, чем русский, отправную точку в описании.
Для него, в частности, характерно преимущественное использование глагольных форм.
Русскому языку, наоборот, свойственно более широкое использование существительных.
Причиной переводческих преобразований могут служить внутренние языковые
факторы, такие как сочетаемость и коммуникативная структура высказываний.
Среди многочисленных сложных проблем, которые изучает современное
языкознание, важное место занимает изучение лингвистических аспектов межъязыковой
речевой деятельности, которую называют «переводом» или «переводческой деятельностью».
С самого начала перевод выполнял важнейшую социальную функцию, делая возможным
межъязыковое общение людей.
Распространение письменных переводов открыло людям широкий доступ к
культурным достижениям других народов, сделало возможным взаимодействие и
взаимообогащение литератур и культур. Знание иностранных языков позволяет читать в
подлиннике книги на этих языках, но изучить даже один иностранный язык удается далеко
не каждому. Первыми теоретиками перевода были сами переводчики, стремившиеся
обобщить свой собственный опыт, а иногда и опыт своих собратьев по профессии. Понятно,
что с изложением своего «переводческого кредо» выступали наиболее выдающиеся
переводчики всех времен и, хотя высказываемые ими соображения не отвечали современным
требованиям научности и доказательности и не складывались в последовательные
теоретические концепции, все же целый ряд таких соображений и сегодня представляет
несомненный интерес. За последние годы возрос интерес исследователей к категории слов,
называемых в литературе по переводу «ложными друзьями переводчика». Этот интерес не
случаен, так как количество ошибок, допускаемых в данной категории слов, чрезвычайно
высоко.
Проблема: при переводе «ложных друзей переводчика» могут происходить ложные
отождествления, поскольку междуязычные аналогизмы имеют некоторую графическую (или
фонетическую), грамматическую, а часто и семантическую общность.
Актуальность данной работы заключается в том, что это явление достаточно
широко распространено, а количество ошибок, которые совершают не только обычные люди,
но и сами переводчики высоко.
Цель данной работы – попытаться разобраться с проблематикой данного явления и
установить то, как можно избежать ошибок при переводе «ложных друзей переводчика».
Теоретической основой для данной работы послужили труды таких известных
исследователей как: Акуленко В.В., Бархударова Л.С., Гарбовского Н.К., Комисарова В.Н.,
Коралловой А.Л., Романовой С.П. и многих других.
Задачи работы:
1. Характеристика «псевдоинтернациональной» лексики.
2. Изучение особенностей перевода «псевдоинтернациональной» лексики.
3. Анализ текстов с целью определения «ложных друзей» переводчика среди других
сложностей при переводе.
4. Найти способы лучшего запоминания «ложных друзей» переводчика.
Предметом данного исследования является «ложные друзья» переводчика так
называемая «псевдоинтернациональная» лексика, присутствие которых в тексте вызывает
определенные сложности при переводе.
В качестве объекта исследования были избраны тексты, в которых присутствует
«псевдоинтернациональная» лексика.
В своей работе я рассмотрела теоретические и практические вопросы
межъязыкового явления «ложные друзья переводчика». А также источники возникновения
данного явления. В основной части представлены определенные выводы, сделанные мной на
основе выполненного перевода. Далее представлены заключение, библиография, а также
словарь «ложных друзей переводчика».
2. Основная часть

2.1. Источники возникновения «ложных друзей переводчика»

При сравнении английского и русского языков можно выявить значительное


количество слов, имеющих сходное написание или звучание. В основном эти заимствования
– либо из одного языка в другой, либо – что чаще – обоими языками из третьего, общего
источника: как правило, латинского, греческого, французского (parliament, diplomat, method,
theory, organization etc.). Однако, будучи заимствованным другим языком, слово может
обрести новые значения, его семантическая структура может полностью измениться.
Исторически «ложные друзья переводчика» являются результатом взаимовлияний языков, в
ограниченном числе случаев могут возникать в результате случайных совпадений; а в
близкородственных, языках основываются на родственных словах, восходящих к общим
прототипам в языке-основе. Их общее количество и роль каждого из возможных источников
в их образовании оказываются различными для каждой конкретной пары языков,
определяясь генетическими и историческими связями языков.
Название «ложные друзья переводчика» является калькой с французского языка
«faux amix du traducteur». Оно появилось в 1928 году в работе: «Les faux amix on les trahisons
du vocabulaire anglais; conseils aux traducteur» (Paris) французских учёных М. Кесслера (M.
Koessler) и Ж. Дерокиньи (J. Derocquigny). Данный термин, закрепившийся во французской,
а отсюда и в русской лингвистической терминологии, имеет то преимущество перед
параллельно употребляемыми немецкими и английскими описательными оборотами
(irrefuhrende Fremdworter, misleading words of foreign origin), что он может быть отнесён к
любым словам соответствующего типа, не сводя их к более частному случаю – иностранным
словам, выступающим в данной роли. Существуют немецкий и английский варианты кальки:
falsche Freunde des Ubersetzers (A. Brunner, 1976) и fаlse frends (M. Perl, R. Winter, 1972).
Уместно привести высказывания Р.А. Будагова, обосновывающего утверждение этого
названия в русском языке: «Хотя словосочетание «ложные друзья переводчика» и длинно и
слишком открыто, чтобы стать термином, оно всё же терминируется за последние годы. Во-
первых, это словосочетание, по-видимому, не имеет равного и более краткого эквивалента.
Во-вторых, сама его «открытость» привлекательна: она как бы напоминает, какие ловушки
ожидают всех, кто имеет дела с разными языками». Надо заметить, что Кесслер и Дерокиньи
под буквальным переводом «ложных друзей переводчика» имели в виду перевод только по
звуковому сходству слов двух языков. В настоящее время термин «буквальный перевод»
понимается некоторыми исследователями гораздо шире. Если в 1949 году Я.И. Рецкер ещё
рассматривал буквализм как перевод по внешнему – графическому или фонетическому –
сходству, то в 1970 году В.Г.Гак уже различает лексический, фразеологический,
грамматический и стилистический буквализмы, считая их переводческой ошибкой в
результате дословного воспроизведения форм подлинника. Р.К.Миньяр-Белоручев считает,
что ограничивать понятие «буквализм» неудачным воспроизведением форм подлинника
нельзя. Если исходить из признаков, лежащих в основе этого явления, то следует различать:
 во-первых, элементарные буквализмы, при которых устанавливаются ложные связи
между сходными буквенными и графическими знаками двух языков в результате
доминирования семасиологических связей разного или сходного языка (например:
magazine – магазин вместо журнала);
 во-вторых, семантические буквализмы, при которых устанавливаются ложные звуковые
связи двух языков в результате перевода по семантическим компонентам слова,
словосочетания или по основному значению слова без учёта речевой ситуации
(например: to take the chair – занять стул, вместо председательствовать; Smirnov speaking
– говорит Смирнов, вместо Смирнов слушает);
 в-третьих, грамматические буквализмы, при которых в двух языках устанавливаются
прямые ложные связи между способами исходного языка.
Грамматический буквализм представляет собой довольно распространённое явление в
практике обучения иностранному языку, известное как явление интерференции.
Исследование различных видов буквализмов показывает, что речь идёт не о замене
более сложных связей простыми, а об отказе от дальнейшего поиска за счёт использования
уже имеющихся простых и сложных связей. Так в случае элементарного буквализма поиск
решения на перекодирование ограничивается источником денотативной связи. В случае
буквального семантического перевода на первый план выступают доминирующие
сигнификативные связи. Это же наблюдается и при грамматическом буквализме, если
сигнификативными связями называть отношения грамматического значения.
2.2. О словарях и пособиях «ложных друзей переводчика»

Хотя вопрос о „ложных друзьях переводчика" привлекает внимание многих


специалистов по переводу и по преподаванию иностранного (и вообще второго) языка,
детальное обследование этой категории слов для подавляющего большинства языков
отсутствует. Если не касаться кратких, более или менее случайных списков в отдельных
статьях и учебных изданиях, здесь можно назвать, по сути, только двуязычные словари.
Многие словари этого рода объединяет та особенность, что они не заменяют — для
рассматриваемых слов — обычных двуязычных словарей, а являются сборниками
своеобразных, нередко весьма ценных, но порой случайных комментариев к ним. Такие
комментарии направлены на предупреждение ошибок при пользовании иностранным
языком, иногда — на повышение качества переводов на родной язык и даже просто на
повышение культуры родной речи. В теоретическом и практическом отношениях более
полезны словари „ложных друзей переводчика", дающие описание всех значений,
свойственных каждому слову, и отражающие его стилистические, эмоционально-
экспрессивные, важнейшие грамматические характеристики и лексическую сочетаемость.
В зависимости от конкретной цели применения двуязычного словаря, методика
описания слов в нем может быть различной. Описание лексики может быть произведено в
собственных терминах описываемого языка (с позиций его собственной системы), как это
имеет место и в одноязычных толковых словарях. Устанавливаемые в этом случае значения
можно назвать абсолютными. Каждое из них устанавливается в противопоставлении другим,
связанным с ним, значениям данного языка. Это и отражается в словаре, где значение слова
описывается в противопоставлении смежным значениям более общего, родового, а затем
более частного, видового порядка. Так, основное значение английского слова fruit
определяется как „часть растения или дерева, содержащая семя и пригодная в пищу
(включая, например, яблоки, груши, персики, бананы, сливы, вишни и пр.)": здесь
лексикограф основывается на многочисленных противопоставлениях, свойственных
конкретной лексическо-семантической подсистеме (словарному полю) английского языка.
Данного рода значения лежат в основе практического овладения языком как средством
общения.
С другой стороны, для использования при переводе более удобны двуязычные
словари, дающие сопоставление лексики иностранного и родного языков. Здесь описание
семантики слов языка производится с позиции какого-то другого языка. Методика такого
описания может быть двоякой. Во-первых, оба языка „сополагаются", т. е. описываются
параллельно, причем основанием сравнения служит какой-то третий язык (в том числе
метаязык соответствующей науки, система графических изображений и т. д.).
Из упомянутых словарей самым тщательным и самым большим является словарь
под редакцией В. В. Акуленко. И не только потому, что этот словарь снабжен специальными
статьями (введением и заключением), раскрывающими его назначение. Словарь удобен и
тем, что является двойным: англо-русским и русско-английским. Читатель, познакомившись
с введением и заключением, будет знать, что он сможет найти в основном корпусе столь
своеобразного словаря.
«Ложные друзья переводчика» — проблема и практическая и теоретическая. Она
может быть рассмотрена под разным углом зрения и на разном материале. Сам этот материал
превращает проблему в многоаспектную. Одно дело, когда речь идет о несовпадениях между
неродственными языками, другое — между языками родственными. В свою очередь, в
близкородственных языках создается иная ситуация, чем в языках с родством более
отдаленным. «Ложные друзья» в пределах русского и английского лексиконов ведут себя
несколько иначе, чем «ложные друзья» в пределах, например, французского и итальянского
словаря (близкородственные языки). Во всем этом нетрудно убедиться, познакомившись со
всеми названными книгами.
Существенно и другое разграничение — письменной и разговорной речи. Конечно,
«ложные друзья» могут подвести и в разговорной речи (на то они и ложные), но гораздо
чаще и гораздо опаснее они в речи письменной. В разговоре иногда и не замечают различий
между, например, теми же позитивный в русском и positive в английском (тем более, что при
устном переводе всегда можно «обойти» трудное или не совсем ясное слово). На письме не
заметить подобных различий недопустимо. В предложениях «I have been in a positive state of
excitement» (Б. Шоу) и «Я был по-настоящему взволнован» ясно обнаруживается
семантическая неэквивалентность английского positive и русского позитивный (буквальный
перевод: «Я находился в позитивном состоянии возбуждения»,— разумеется, невозможен).
Поэтому проблема «ложных друзей переводчика» выступает как проблема прежде всего
письменной речи, хотя с ней должен считаться и устный переводчик.
2.3 Количество, степень расхождения и распределение по частям речи „ложных
друзей переводчика".

В английском и русском языках „ложные друзья переводчика", насчитывающие


несколько тысяч слов, встречаются в пределах четырех частей речи: существительных,
прилагательных, наречий и глаголов. В большом числе случаев в данной роли выступают не
единичные слова, а все представители соответствующих словообразовательных гнезд.
Естественно, для лиц, владеющих основами второго из языков, ложные отождествления
имеют место лишь в сфере одинаковых частей речи: так, существительные ассоциируются с
существительными и т. д., омонимия же частей речи, как правило, не вызывает затруднений.
С семантической точки зрения вводящими в заблуждение оказываются слова,
принадлежащие к аналогичным или смежным семантическим сферам или, во всяком случае,
могущие оказаться в сходных контекстах; явно случайно совпадающие лексемы, по сути не
встречающиеся в одинаковых контекстах (типа англ, rock „скала" — русск. рок), не
вызывают ложных ассоциаций. Расхождения в парах „ложных друзей переводчика" могут
намечаться в понятийном содержании, реалиях, стилистических характеристиках и
лексической сочетаемости; на практике все эти типы расхождений нередко переплетаются.
2.4. Влияние ложных друзей переводчика на перевод.

При изучении и использовании иностранного языка мы часто склонны переносить


наши языковые привычки на чужую языковую систему. Родной язык, прочно укоренившийся
в нас, толкает на ложные аналогии. Особенно влияние родного языка ощущается в явлении,
которое получило название «ложные друзья переводчика», из-за сходства и кажущейся
идентичности материала каких-то двух языков по звучанию или по функции, являются
основными источниками ошибок, допускаемых в словоупотреблении и переводе.
С первого взгляда может показаться, что „ложные друзья переводчика" способны
вводить, в заблуждение только людей, начинающих изучение языка и плохо владеющих им.
В действительности, как отмечают исследователи этой лексической категории, дело обстоит
наоборот: основная масса „ложных друзей" (за исключением немногих, наиболее наглядных
случаев, преимущественно относящихся к омонимии) оказывается опасной именно для лиц,
уверенно и практически удовлетворительно пользующихся языком, хотя и не достигающих
степени адекватного несмешанного двуязычия и поэтому допускающих ложные
отождествления отдельных элементов систем иностранного и родного языков.
Основными источниками таких ошибок являются отношения сходства или
кажущейся идентичности (similarity and near-identity) материала обоих языков по звучанию
или по функции. В частности, в области лексики именно „ложные друзья переводчика" не
только особенно часто дезориентируют массового переводчика, но порой могут вводить в
заблуждение и специалиста-филолога (в том числе лексикографа, переводчика-
профессионала преподавателя), что, в случае исключительности таких фактов, не дает
оснований относить его к лицам, недостаточно знающим язык в целом.
Ограничимся единичными иллюстрациями ошибочных переводов с английского
языка на русский, проникающих в художественную и научную литературу и периодическую
печать. Так, ammunition „заряды, боеприпасы" нередко передается как „амуниция", что в
русском языке значит „снаряжение военнослужащего (кроме оружия и одежды)", несмотря
на полную неуместность данного русского слова в контексте, относящемся к жизни
Робинзона Крузо на необитаемом острове или к торговой деятельности лавочки
огнестрельного оружия, обслуживающей американских пионеров-поселенцев (см. Д. Дефо, •
Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо, т. I, "Acade-mia", At.—Л., 1934, стр.
442; Дж. Шульц, Ошибка Одинокого Бизона и другие повести, Госиздат Карельской АССР,
Петрозаводск, 1961, стр. 111, 118). Expert „специалист" часто переводится как эксперт в
контекстах, где речь идет просто об инженере или враче, не имеющих никакого отношения к
экспертизам (Г. Уэллс, Избранное, т. I, Гослитиздат, М., 1958, стр. 567; О. Пинто, Охотник за
шпионами, Воениздат, М., 1959, стр. 142 и мн. др.). Читатель с недоумением узнает о
крайней бедности семьи английского ректора, не подозревая, что в подлиннике речь идет не
о руководителе университета, а о приходском священнике — англ, rector (Дж. Голсуорси,
„Беглая", Собрание сочинений в 16 томах, т. 14, изд. „Правда", М., 1962, стр. 344). Замечание
об установленном режиме, порядке работы (routine), сделанное героем рассказа Р. Бредбери,
космонавтом по профессии, с целью погасить интерес сына к космическим полетам,
превращается в переводе в приписывание этим полетам консерватизма и косности:
— Скажи, как там, в космосе?
...Полминуты отец стоял молча, подыскивая ответ, потом пожал плечами.
— Там... это лучше всего самого лучшего в жизни. — Он осекся. — Да нет, ничего
особенного. Рутина. Тебе бы не понравилось". (Фантастика Рея Бредбери, изд. „Знание", М.,
1964, стр. 183). Аналогичные случаи широко наблюдаются в языке прессы. В переводах с
английского и в корреспонденциях из стран английского языка нередки такие кальки,
вызванные к жизни „ложными друзьями переводчика", как вагон — о конном дилижансе,
англ, waggon („Правда" за 13 сентября 1964 г., стр. 6), ассистент профессора из англ, assistant
professor, т. е. „доцент" („Литературная газета" за 21 января 1965 г., стр. 4) и др. Особенно
показательны случаи такого словоупотребления в оригинальных текстах авторов, часто
работающих с английской литературой, например: „И как бы ни резервировало
(резервировать „оставлять про запас" — ср. англ, reserve „оговаривать" — В. А.) ныне
английское правительство свое отношение к „смешанным силам", очевидно, что оно
благословило их создание..." („Правда" за 29 декабря 1964 г., стр. 3).
С точки зрения теории языковых контактов в калькировании под влиянием „ложных
друзей переводчика" можно видеть частный случай интерференции, переустройства
моделей, т. е. отклонения от структуры или нормы данного языка под влиянием образцов
второго языка, — отклонения, имеющего вначале временный характер, но могущего повлечь
за собой и перестройку структурно более организованных областей данного языка.
Потенциальные направления такого переустройства под влиянием активного
соприкосновения языков можно заранее предвидеть, имея синхронно-сопоставительные
описания языков, в частности, описания „ложных друзей переводчика" для конкретных пар
языков.
2.5. Исследования на основе выполненного перевода.

В расхождениях понятийного, предметно-логического содержания ложно,


отождествляемых английских и русских слов сказывается своеобразие классификаций
явлений, свойств и отношений объективного мира, характерных для семантики каждого
языка. Так, например, англ, agony выражает широкое понятие о душевных и физических
страданиях и их проявлениях, что отражается в англо-русском словаре как 1) предсмертные
муки, агония (напр., agony of death, mortal agony); 2) сильнейшая физическая боль, мука; как
в примере из Дж. Голсуорси: "...Dartle seized his wife's arm, and... twisted it. Winifred endured
the agony with tears in her eyes, but no murmur..."; 3) внезапное проявление, взрыв, приступ
чувств(а), как в agony of fear „приступ страха"; 4) сильная душевная борьба, отчаяние, горе,
как в "Не is in agony because of this conflict of ideas". Русское же слово агония означает лишь
предсмертные физические муки (англ, throes of death, death-struggle, тж. agony. Англ. artist
передает понятие о представителе искусства в широком смысле слова и, в частности, о
представителях некоторых конкретных видов искусства: 1) представитель искусства, артист,
художник вообще, как в a creative artist, a literary artist и т. д.; ср. у О. Уайльда: "Last night she
was a great artist. This evening she is merely a commonplace mediocre actress", 2) живописец,
график, как в illustrations by the best artists; переносный характер имеет значение 3) мастер
своего дела, как в an artist in words „мастер писать". Русское слово артист передает понятие
прежде всего о профессиональном (отсюда — и о самодеятельном) актере, что соответствует
английским словам actor (о драматическом артисте, артисте кино), artist (о
профессиональном музыканте, танцовщике, артисте комедии, эстрады); особо передаются
сочетания артист балета — ballet-dancer, артист оперы — opera-singer. На втором месте стоят
значения: „художник вообще, представитель искусства" (ср. artist) и переносное, разговорное
„мастер своего дела" (ср. artist и выражение a good hand in (at) something).
Степень семантических расхождений оказывается неодинаковой в различных частях
речи: наиболее специфичны значения прилагательных и, нередко еще более, наречий. Часто
невозможно вывести семантические расхождения в словах данного гнезда, относящихся к
одной части речи, зная расхождения в словах, относящихся к другой части речи. Например,
прилагательные absolute и абсолютный полностью или почти полностью совпадают в
большинстве значений и взаимозаменимы при переводе, но отсюда не следует, что такое же
соотношение существует между наречиями absolutely и абсолютно: английское слово даже в
основном значении, сближающимся с русским абсолютно, не всегда соответствует русскому
аналогу по соображениям лексической сочетаемости (так, to absolutely agree „без возражений
согласиться", to vanish absolutely „полностью исчезнуть" и т. п.) и имеет три специфических
значения („безусловно, несомненно", в грамматике — „независимо", разговорное — „да,
конечно"); русское же слово в объединяющем оба аналога значении может переводиться
английским лишь в меньшинстве случаев (нередко передаваясь словами entirely, perfectly,
totally, utterly), с оттенком „вообще" при отрицании передается как at all, а с оттенком
„вполне" — как quite, помимо чего значит „безотносительно" (irrespectively; in absolute terms
и пр.). В случаях же типа really — реально семантическая близость, наблюдающаяся в
прилагательных (real — реальный), полностью исчезает.
Нередко расхождения в значениях английских и русских слов связаны с новыми
явлениями, характерными для советской действительности; в этом случае особенно важно,
чтобы при переводе учитывалась степень знакомства носителей английского языка с
соответствующими явлениями. Так, более сложным для английского читателя
представляется не установление соотношения значений англ, decade „десятилетие" - русск.
декада „десятидневка", а усвоение нового факта советской жизни - десятидневных
общественных кампаний, называемых декадами, в частности десятидневных празднований
достижений литературы и искусства одного из народов СССР (англ, ten-day campaign или
ten-day festival). Соотношение слов brigadier - бригадир ясно лишь лицам, знающим формы
организации труда в СССР (в производственных бригадах - crews, work-teams, откуда
бригадир - team-leader, crew-leader) и систему британских воинских званий (Brigadier -
бригадный генерал, промежуточный чин между полковником и генерал-майором). В
некоторых случаях неточное понимание реалий становится не единичным недоразумением, а
традиционной ошибкой лексикографов, а отсюда и многих переводчиков.
Когда мы в своей школе провели тестирование на знание «Ложных друзей
переводчика», то результаты оказались плачевными.
71,63 % слов были поняты детьми неправильно (Приложение 1).
После дополнительных упражнений, разработанных мной для тренировки «Ложных
друзей переводчика» (Приложение 2), учащимся был предложен тест, подобный первому.
Количество ошибок существенно сократилось. Количество правильных ответов – 89,76%.
До того как дети познакомились с «ложными друзьями переводчика»

28,37

71,63
Темным цветом на диаграмме показано количество неправильных ответов в процентах.
Светлым цвет обозначает правильные ответы в процентах.

После того как дети познакомились с «ложными друзьями переводчика»

10,24%

89,76%

Светлым цветом выделены неправильные ответы в процентах.


Темным цветом показано количество правильных ответов в процентах

Таким образом, необходимо знакомить учащихся с псевдоинтернациональной


лексикой с целью избежания ошибок при переводе.
Я считаю, что в словарях учащихся должны быть записаны отдельной рубрикой
«Ложные друзья переводчика» (Приложение 3).
3. Заключение

Хотя вопрос о "ложных друзьях переводчика" привлекает внимание многих


специалистов по переводу и по преподаванию иностранного языка, детальное обследование
этой категории слов для подавляющего большинства языков отсутствует.
Также следует отметить, что, поскольку слово может иметь различные значения,
при переводе предложения необходимо из этих многих значений слова выбрать одно. При
отборе этого значения нужно исходить из общего содержания мысли, заключенной в данном
предложении, также как из стиля, жанра и общего содержания переводимого текста.
Влияние „ложных друзей переводчика" в переводах научных или деловых текстов
нередко ведет к серьезным недоразумениям.
Следовательно, изучать «Ложные друзья переводчика» необходимо, чтобы не
допускать ошибок при переводе.
4. Библиографический список

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта


http://linguistic.ru/
1. Бархударов Л.С. Язык и перевод. М.,1975.
2. Macmillan English dictionary for advanced learners International Student Edition. 2006.
3. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М.,1980.
4. Гарбовский Н.К. Перевод как лингвистическая проблема. М.: Изд-во МГУ, 1982.
5. Гарбовский Н.К. Теория перевода. М.: Изд-во МГУ, 2004.
6. Комиссаров В.Н., Кораллова А.Л. Практикум по переводу с английского на русский.
М., 1990.
7. Комиссаров В.Н. Слово о переводе. М.: Международные отношения, 1973.
8. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. М.: ЭТС, 2002.
9. Кораллова А.Л., Романова С.П. Пособие по переводу с английского языка на русский.
М.: Мозаика, 1995.
10. Левицкая Т.Р., Фитерман А.М. Теория и практика перевода с английского языка на
русский. М., 1963.
11. Левицкая Т.Р., Фитерман А.М. Проблемы перевода (на материале современного
английского языка). М., 1976.
12. Львовская З.Д. Теоретические проблемы перевода. М., 1975.
13. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М., 1978.
14. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. М., 1973.
15. Швейцер А.В. Теория перевода: статус, проблемы, аспекты. М., 1988.
16. Акуленко В.В. Англо-русский и русско-английский словарь ”ложных друзей
переводчика”. М.: Советская энциклопедия, 1969.
17. Рум Р.У. Адриан. Лингвострановедческий словарь Великобритании. М.: Русский язык,
2002.
18. Томахин Г.Д. Лингвострановедческий словарь США. М.: Русский язык, 2001.
19. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М.: Альта-
Принт, 2006.
20. Словарь иностранных слов. М.: Русский язык, 2007.
21. Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1984.
22. Энциклопедический справочник. Все страны мира. М.: Вече, 2002.
Приложение 1

Количество допущенных ошибок в работах учащихся.

1. Accord – 66,7%
2. Accurate – 71,1%
3. Alley – 98,7%
4. Angina – 100%
5. Balloon42,2%
6. Band - 51,1%
7. Brilliant - 91,1%
8. Cabinet – 100%
9. Camera - 82,2%
10. Cataract – 26,7%
11. Clay – 57,8%
12. Data – 77,8%
13. Decade – 75,5%
14. Fabric – 93,3%
15. Family – 4,4%
16. Intelligence – 95,5%
17. List – 62,2%
18. Magazine – 11,1%
19. Mark – 62,2%
20. Multiplication – 86,7%
21. Prospect – 88,9%
22. Pretend – 77,8%
23. Production – 86,7%
24. Realize – 77,8%
25. Replica – 91,1%
26. Resin – 73,3%
27. Satin – 77,8%
28. Spectacles – 95,5%
29. Stool – 64,4%
30. Talon – 91,1%
31. Tax – 68,9%
32. Tender – 82,2%
33. Vacuum – 11,1%
34. Valet – 80%
35. Velvet – 84,4%

Среднее арифметическое: 71,63%


Velvet – бархат. Количество неправильных ответов: 84,4%
Были такие предположения переводов, как: вельвет, фиолетовый, ткань.
Tender – нежный, мягкий. Количество неправильных ответов: 82,2%
Были такие предположения перевода, как: тендер, тенденция.
Brilliant – блестящий. Количество неправильных ответов:91,1%
Предположения перевода: бриллиант, прекрасный, изумительный, совершенный.
Decade – десятилетие. количество неправильных переводов: 75,5%
Были такие переводы: декада, группа из 10, декорации.
Spectacles – очки. Количество неправильных ответов:95,5%
Были такие варианты перевода: спектакль, зрелище, представление.
Приложение 2

Задание №1
Выберите правильный вариант перевода выделенного слова:

1. Ann said: «Tim! You are so genial!»


А) гениальный
B) главный
С) добрый
2. Marry, you are right! These spectacles are realy wonderful!
А) очки
B) спектакли
С) спецэффекты
3. Please, give me this tender fabric.
А) тенденция; фабрика
B) нежный; фабрика
С) тенденция; ткань
D) нежный; ткань
4. Is it a good verse?
A) версия
B) стих
C) способ
5. Our Chef said: «good morning»
А) начальник
B) шофёр
С) повар
Задание №2
Вставьте пропущенное слово.*

1. This is ….. about our class.


Это данные о нашем классе.
А) date
B) data
2. Please, sit-down on that ……
Пожалуйста, присаживайтесь на тот табурет
А) chair
B) stool
3. Where is the…..?
Где слуга?
А) valet
B) servant
4. Is it … or corduroy?
Это бархат или вельвет?
А) velvet
B) cotton

* задание направлено на знание «ложных друзей переводчика».


Приложение 3

Словарь «Ложных друзей переводчика»

A
accord - согласие, единодушие (не аккорд)
accurate - точный (а не аккуратный)
agitator - подстрекатель (не только агитатор)
alley - переулок (не аллея)
Alsatian - немецкая овчарка (а не только эльзасский)
amber - янтарь (а не только амбра)
ammunition - боеприпасы (а не амуниция)
angina - стенокардия (а не ангина)
arc - дуга (а не арка)
artist - художник (а не только артист)
B
ball - мяч (а не балл)
balloon - воздушный шарик (не баллон)
band - лента, музыкальная группа (не банда)
brilliant - блестящий (редко бриллиант)
C
сabin - хижина (не только кабина)
cabinet - шкафчик, чулан, витрина (не кабинет)
camera - фотоаппарат (а не тюремная камера)
cataract - водопад (а не только катаракта)
(to) champion - поддерживать кого-либо (а не быть чемпионом)
chef - шеф-повар (а не шеф или шофер)
circulation - тираж газеты (а не только циркуляция)
cistern - бак, бачок унитаза (а не цистерна - tank)
clay - глина (а не клей)
climax - высшая точка, кульминация (а не климакс)
cloak - плащ (а не клоака)
compositor - наборщик (а не композитор)
conductor - дирижер (не только кондуктор)
corpse - труп (не корпус)
D
data - данные (а не дата)
decade - десятилетие (а не декада)
decoration - орден, знак отличия, украшение (а не декорация)
Dutch - голландский (а не датский)
E
engineer - машинист (не только инженер)
F
fabric - ткань (а не фабрика)
family - семья (а не фамилия)
figure - чертеж, цифра (не только фигура)
film - пленка (не только фильм)
G
gallant - храбрый, доблестный (не только галантный)
genial - добрый (а не гениальный)
gymnasium - спортзал (а не гимназия)
H
honor - честь, долг (а не гонор)
I
instruments - измерительные приборы (реже инструменты)
intelligence - ум, интеллект; разведка (а не интеллигенция)
J
lily of the valley - ландыш (а не лилия долины!)
(to) liquidize - превращать в жидкость (а не ликвидировать)
list - список (а не лист)
M
magazine - журнал (а не магазин)
mark - метка, пятно (а не марка)
matron - старшая медсестра, кастелянша (не только матрона)
mayor - мэр города (а не майор)
monitor - староста класса (а не только монитор)
multiplication - размножение, умножение (а не мультипликация)
N
number - число, количество (а не только номер)
O
officer - чиновник, должностное лицо (а не только офицер)
P
partisan - сторонник, приверженец (а не только партизан)
prospect - перспектива (а не проспект)
(to) pretend - притворяться, делать вид (а не только претендовать)
production - производство (а не только продукция)
professor - преподаватель вуза вообще (а не только профессор)
R
(to) realize - ясно представлять, понимать (а не только реализовать)
(to) rationalize - объяснять (не только рационализировать)
record - запись, отчет (а не только рекорд)
replica - точная копия (а не реплика)
resin - смола (а не резина)
S
satin - атлас (а не сатин)
sodium - натрий (а не сода)
spectacles - очки (а не спектакли)
speculation - размышление, предположение, догадка (а не только спекуляция)
spinning - прядение (не только спиннинг)
stamp - марка (а не только штамп)
stool - табурет (а не стул!)
T
talon - коготь (а не талон)
tax - налог (а не такса)
tender - нежный (а не только тендер)
tent - палатка (а не только тент)
terminus - конечная остановка (а не термин)
trap - капкан, ловушка (не трап)
trace - след (а не трасса)
trek - поход (а не трек)
troop - отряд, эскадрон (а не труп и не труппа)
tunic - солдатская куртка (а не туника)
turkey - индейка (а не Турция, турецкий)
U
uniform - постоянный, одинаковый (а не только форменный)
urn - электрический самовар (а не только урна)
urbane - учтивый (а не городской, урбанистический)
utilize - использовать (а не только утилизировать)
V
vacuum - пылесос (а не только вакуум)
valet - лакей, камердинер (а не валет)
velvet - бархат (а не вельвет - corduroy)
venerable - почтенный (а не венерический)
verse - стихи (а не версия)
vice - порок, тиски (а не только вице-)
vine - виноградная лоза, (а не вино)
virtual - фактический (а не виртуальный)
virtuous - целомудренный (а не виртуозный)
Приложение 4
Способы лучшего запоминания «ложных друзей переводчика»

Всем пора запомнить


Трудные слова.
Они всегда мешают нам
Ложные друзья!
Stool – не стул, а табурет
Magazine – журнал
Trek – поход,
А список – list.
Ну а trap – капкан.
Ballon – шарик,
не баллон,
А biscuit – печенье.
Clay же – глина, а не клей
Знайте без сомненья!!!
Data – данные, не дата,
Ну а family – семья.
Mark – отметка,
а не марка
Знаю точно я!!!
Realize – осознавать,
А не реализовать.
Talon – коготь, не талон,
И не забывай о том!!!