Вы находитесь на странице: 1из 2

Эссе о поправках в Конституцию Российской Федерации

15 января 2020 года Президент РФ обратился с ежегодным посланием в Федеральному


собранию с предложением о новых поправках в Конституцию. Каждое его высказывание
весьма трансформировалось в проекте к поправкам, это следствие новых предложений в
Государственной Думе при обсуждениях проекта, то есть принятие нового проекта
проходило действительно легально, с учетом мнения Государственной Думы. Президент
«разработал» новую форму принятия поправок в Конституцию: кроме типичной процедуры:
ГД 2/3- СФ 3/4- 2/3 от Субъектов РФ - Подписание Президента. Президент добавил в эту
процедуру во-первых необходимость заключения Конституционного Суда о соответствии
поправок главам 1,2,9, для которых необходима более сложная процедура, а также принятия
новой Конституции, а не внесение поправок в нее. Во-вторых общероссийское голосование,
которое стало не просто консультативным этапом, но и конституитивным, т.е. проект
поправок вступает в силу только после его одобрения на голосовании. Какие же правовые
последствия отраженных в проекте решений?

В своем послании к Федеральному собранию Президент говорил о расширении полномочий


парламента, как органа, посредством которого народ осуществляет свою власть. Однако из
реальных новых полномочий у парламента появилось только то, что по предложению
Председателя Правительства Гос. Дума утверждает федеральных министров и это
утверждение является обязательным для Президента, который их окончательно назначает. В
этом есть и свои «но»: во-первых, представляет их все равно Председатель Правительства и
во-вторых, в случае отклонения кандидатур на пост федеральных министров три раза
подряд, Президент вправе распустить ГД и назначить новые выборы в нее, попутно назначив
федеральных министров в нынешнем порядке, самостоятельно. То есть, исходя из выше
сказанного, парламент не получил новых реальных полномочий, которые действительно
дали бы ей некоторую власть или автономию от других органов.

Также важной частью послания стало провозглашение РФ президентской республикой. Это


действительно явствует из предложенного проекта. Полномочия президента, его гарантии
расширились весомо. Во-первых по проекту Президент сам назначает после консультаций с
СФ некоторых министров «силовых» министерств, а также Генерального прокурора,
назначение которого в нынешней редакции Конституции относится к ведению СФ. По
отношению к процедуре назначения министров необходимо представление Председателя
правительства, а по проекту отдельную категорию министров, по всей видимости назначает
Президент самостоятельно.
Закрепление усиленного статуса Президента также выразилось в установлении гарантий
бывшего Президента, чьи полномочия прекратились в связи с истечением срока или
отставкой. По проекту Президент продолжает обладать неприкосновенностью, которая
снимается по той же процедуре, что и процедура отрешения Президента от должности.
Также после прекращения полномочий Президент становится пожизненным сенатором в
Совете Федерации.

Меня, в связи с выбранным учебным и профессиональным направлением, взволновала


«судьба» судебной власти. Проект конечно же коснулся и ее. Он действительно разрушает
принцип автономии, независимости судебной власти. Исполнительная и законодательная
власть действительно должны взаимодействовать, не тормозить деятельность друг друга и
одновременно с этим допускать принцип сдержек и противовесов, что одновременно
заставляет законодателей создавать такие процедуры, которые обеспечивали бы эти задачи.
Такие процедуры необходимы гарантируют выбор не того решения, которое «велено», а
решения, принятого с учетом мнения каждой ступеньки этой процедуры. Власть судебная
должна находиться в большем в отрыве от власти законодательной и судебной из-за своего
особо характера. Она осуществляет правосудие. Зависимость от кого-то действительно
вызывает сильный конфликт интересов. Для этого и были придуманы органы судейского
сообщества, не выходящие за рамки судебной власти, которые к тому же являются гарантией
принципа независимости. Если сейчас отрешение судьи от должности было связано с
дисциплинарным проступком и решение о применении дисциплинарного взыскания в виде
досрочного прекращения полномочий принимал орган судейского сообщества-
Квалификационная Коллегия Судей соответствующего уровня, то после внесения поправок
отрешение судей выйдет из поля судебной власти и попадет в руки Президента, который
представляет предложение, а Совет Федерации принимает решение о прекращении
полномочий. Да, это новое полномочие для парламента, однако путем лишения
независимости судебной власти. Законодателям необходимо понять, что новые полномочия
появляется не путем случайного возникновения, а компромисса между какими-то органами.
Здесь я компромисса не вижу и понимаю, что один из главных признаков цивилизованного
государства- независимая судебная власть гаснет.

Законодатели решили применить принцип «полной кодификации» и по отношению к


конституции, где они разместили такие нормы, бывшие ранее закрепленными в
специальных для них федеральным законах, такие как обязательная индексация пенсий
каждый год, приравнивание минимального размера оплаты труда и прожиточного
минимума. Я считаю, что данная категория поправок не правовая, а политическая,
следовательно, обсуждать ее в правовом эссе смысла нет.
Также законодатели расширили понятие приоритета национального законодательства над
судебным. Ранее те же полномочия были записаны в фкз о конституционном суде, однако по
всей видимости в конъюнктурных целях, что опять таки выходит за грани правового эссе,
данная норма была добавлена в проект.

Общая тенденция всех поправок сходится в все большей концентрации власти вокруг
Президента. Появилось закрепление статуса Госсовета, чьи функции весьма схожи с
президентскими. Ничего плохого в усилении роли президентской власти я не вижу, однако
после добавления в проект о поправках государственной думой пункта об «обнулении
сроков», т.е. исключение принципа обратной силы Конституции, которая должна
гарантировать, как минимум стабильность на десятки лет и века одних и тех же
неотъемлемых прав и свобод, теперь подстроилась под одну персону, что опять таки носит
не правовой характер.