Вы находитесь на странице: 1из 3

Слайд 1

Мусульманская архитектура Индии сформировалась под влиянием традиций персидского


зодчества. Тем не менее, индийская архитектурная школа отличается от персидской, прежде
всего, применением иных строительных материалов, а также собственными традициями,
благодаря которым возникла собственная школа возведения исламских культовых зданий.

Наследники Газневидов немало способствовали распространению традиций иранской


архитектуры в Индии, где новые правители стремились демонстрировать свою мощь не только
силой оружия, но и идеологии, для чего создавались колоссальные культовые сооружения.

Слайд 2

В 1192 в правление Гийас ад-дина Мухаммада (1163–1203) в Дели начали строить мечеть,
получившую название «Кувват аль-Ислам» («мощь ислама» – араб.). Мечеть имеет гигантские
размеры: 250 на 150 м, а общая площадь (вместе с вспомогательными постройками) – 4 гектара.
Кутб ад-дин Айбак (1206–1219) построил из красного песчаника необычный минарет Кутуб-минар.
Кажется, что минарет составлен из многочисленных конический секций, которые, как кольцами,
скреплены ажурными балконами, опирающимися на сталактиты. Высота минарета 72,5 м,
диаметр базы – 15 м, а диаметр вершины – 3 м. Тело башни покрыто кораническими надписями в
арабо-персидской графике. После смерти Кутб ад-дина был закончен только первый ярус, его зять
Шамс ад-дин Илетмиш (1211–1236) добавил еще четыре следующих, а правитель Фируз-шах III
(1351–1388) после землетрясения 1368 был вынужден восстановить два верхних яруса, поэтому
они были сделаны из мрамора.

Само здание ныне разрушенной мечети напоминает колонные мечети Сирии и Андалузии.
Однако это сходство возникло случайно: мастера не владели техникой кладки арок и сводов из
клинчатого кирпича. Они сооружали плоские перекрытия, которые опирались на консоли и
колонны. Эти колонны были взяты из 27 разрушенных индуистских храмов и украшены фигурной
резьбой. Как правило, колонна индийской мечети имеет квадратное основание, но затем мастер
придает ей круглое или гранёное сечение и вновь возвращается к квадратуре. Красный песчаник,
который использовали индийские мастера, прекрасно поддается обработке, поэтому резьба, как
правило, покрывает все поверхности, которые сделаны из этого камня.

Впоследствии к мечети был пристроен мавзолей султана Шамс ад-дина Илетмиша (Ильтутмиш
1211–1236). Очевидно, что в его время мастера уже начали делать нарядные фестончатые арки,
однако традиционную для мусульманских культовых зданий сталактитовую конху индийские
мастера сделать не могли.

Ала-уд-дин Кхальи, правивший в начале XIV века, построил город Шири рядом с комплексом
Кутба. Хотя от Шири почти ничего не осталось, скромная Али-Дарваза в комплексе Кутб указывает
на начало процесса совершенствования основного модуля мусульманской архитектуры —
кубической колонны, увенчанной правильным полушатровым куполом.

Династия Туглакидов, правившая в Дели с 1320 по 1413 год, внесла подлинный мусульманский
колорит в строительство новых городов — это явно прослеживается на примере городов-
крепостей Туглаквабада и Фируз-Шах-Котла. Последний город (сейчас является частью Нью-Дели),
отражающий типичную планировку мусульманской цитадели, состоит из периферических
оборонительных валов, серии дворов, расположенных по оси, которая выводит к великолепным
частным дворцовым сооружениям. Династия Туглакидов придала «воинственный» стиль
архитектуре.
При штурме войсками Бабура из династии Моголов оборонительные сооружения пали, а
опустошение столицы мусульман — города Дели — послужило сигналом для ремесленников и
мастеров города перемещаться в различные периферийные центры мусульманского государства,
которые развивались вокруг городов Джаппур и Пандуа — на востоке, Ахмедабад — на западе,
Малва — в Центральной Индии и Биджапур — на юге.

Слайд 3

Среди выдающихся памятников мусульманской архитектуры Индии следует назвать мавзолей


султана Насир ад-дина Хумайюна (1508–1556) из династии Моголов в Дели, построенный в 1557–
1565. Его архитектор Мирак-мирза Гийас использовал персидскую композицию чахар-баг
(«четыре сада»). Восьмигранный план усыпальницы находится в центре сада. Его территория
пересекается каналами, которые отождествляются с четырьмя реками рая. Сад огорожен от
города стенами с четырьмя порталами. Каждый портал состоит из айвана, под углом к которому
расположены два небольших здания той же высоты, с двумя этажами худжр (в плане это здание
напоминает «открытую» подкову). Края верхней линии портала фланкированы небольшими чисто
индийскими башенками, напоминающими паланкин на спине слона – чаттри. Здание построено
из красного песчаника, который прекрасно гармонирует с белым мрамором. Мрамор чаще всего
использовался, чтобы подчеркнуть вертикали и контуры арок. Традиционного исламского декора
в этом здании нет, однако на внешних фасадах здания цветным камнем обозначены
шестиконечные звезды. Венчает мавзолей двойной купол (внутренний и внешний), с небольшим
шпилем. Обращает на себя внимание также форма минаретов, которые служат продолжением
граней здания. Их количество – почти всегда чётное – приводит к заключению о том, что в Индии
минарет скорее всего выполнял декоративную функцию.

Слайд 4

Постепенно проектировщики выработали жизнеспособные и самобытные архитектурные стили,


приспосабливаясь при этом к определенным климатическим, географическим и социальным
условиям каждого региона. В Бенгалии, например, недостаток камня как строительного
материала и непрерывные дожди способствовали устройству характерных покатых парапетов для
мечетей, на которых возводились кирпичные стены, декорированные терракотой. Строители при
династии Манду выработали выразительное направление, которое наилучшим образом
прослеживается в архитектуре мечети Джама-Масджид. Эта мечеть, возведенная Шах-Джаханом,
считается одной из красивейших в мире.

На строительство в Южной Индии большое влияние оказали иммигранты, хорошо знавшие


технологию возведения зданий в Персии. Это направление проявилось в сооружении мечети в
Гулбарга, Гол-Гумбаза.

Слайд 5

Гробницы, возведенные в Дели династией Лоди, по существу превратили город в величественный


Некрополь. Бабур, первый правитель династии Моголов, нанес поражение династии Лоди в
легендарной битве при г. Панипат в 1526 году. Всего за четыре года он заложил фундамент
империи, которая имела неограниченную власть над большей частью Индии на протяжении
последующих 300 лет. Империя, однако, была основана не столько стараниями Бабура, сколько
мудростью великого афганского правителя Шер-хана, который принудил сына Бабура Хумаюна
отказаться от Дели, и сам правил городом в течение пятнадцати лет. Шер-хан внес огромный
вклад в развитие архитектурных традиций. Квила-Кухна-Масджид в Пурана-Квила в Дели стали
прототипом развития архитектурных форм Моголов, а гробница Шер-хана в Сазараме является
наивысшим достижением в ряду восьмиугольных гробниц, построенных династиями Туглакидов и
Лоди. Шер-хан был свергнут сыном Бабура, который вновь поддержал мусульманскую традицию
в Дели и оставил Индии великий дар — своего сына Акбара.

С Акбара началась эпоха небывалого строительства. В период его правления персидские черты
слились с индусскими и буддийскими традициями, в результате чего возник новый неповторимый
стиль. Наглядным примером служит гробница Хумаюна в Дели и многочисленные постройки в
новой столице, возведенной Акбаром-Фатихпур-Шикри, а также гробница самого Акбара в Агре.

Слайд 6

На восточной и западной границе комплекса Тадж-Махал строго по поперечной оси относительно


главного здания расположены две постройки из красного песчаника. Каждая постройка увенчана
тремя белыми куполами. И хотя они имеют иное предназначение (справа – «Джаваб» – приют для
именитых гостей, а слева – мечеть, где служили поминальные службы), все здания логично
вписываются в мемориальный комплекс.

Внутри мавзолея за ажурной решеткой из белого мрамора находятся кенотафы (надгробный


памятник умершим, останки которых покоятся в другом месте или не найдены) Шах-Джихана и
его любимой жены, их поверхность инкрустирована полудрагоценными камнями. Над главным
помещением (по сложившейся в индийской архитектуре традиции) подняты два купола – один в
другом. Внешний купол увенчан шпилем, а внутренний (меньших размеров) сделан для того,
чтобы соблюсти гармонию с пространством интерьера. Это конструктивное решение появилось в
эпоху Тимуридов, а в Индии впервые было применено при строительстве мавзолея (1518)
делийского правителя Низам-хана Сикандара II (1489–1517) из династии Лоди.

Орнаментация внутренних поверхностей Тадж-Махала поражает изяществом. В отделке


применялись самоцветы и разноцветный мрамор. Так, черным мрамором выполнен
эпиграфический декор, воспроизводящий суры Корана почерком сульс. Известно, что могольские
императоры были увлечены флорой: они разводили цветники и розарии, специальные плантации
декоративных растений. Эта любовь в полной мере присутствует в орнаментации интерьера
мавзолея. Мозаика из разноцветных кусочков агата, сердолика, ляпис-лазури, оникса, бирюзы,
янтаря, яшмы и кораллов воспроизводит цветочные гирлянды, букеты, украшающие стены
погребального зала. Складывается впечатление, что Тадж-Махал создавался не как усыпальница,
а как памятник любви императора к своей несравненной супруге Мумтаз-Махал (Мумтаз –
«несравненная», араб.).

С ростом могущества империи Шах-Джахан закладывает прекрасный город Шахджаханабад в


черте Дели. Сераль в Дели включает изысканные павильоны, богато украшенные и окруженные
садами с водой. Под властью сына Шах-Джахана Аурангзеба, империя продолжала существовать
еще 60 лет. С распадом ее очаги творчества вновь переместились в периферийные центры.