Вы находитесь на странице: 1из 880

***********************************************************************************

************
Бал, изменивший судьбу Малфоев и не только Малфоев
https://ficbook.net/readfic/10392181
***********************************************************************************
************

Направленность: Гет
Автор: LmnA7 (https://ficbook.net/authors/3909603)

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»,Гарри Поттер(кроссовер)


Пэйринг и персонажи: Драко Малфой/Гермиона Грейнджер, Гарри Поттер/Джинни Уизли,
Люциус Малфой/Нарцисса Малфой, Том Марволо Реддл/ОЖП, Луна Лавгуд/Рольф Скамандер,
Абраксас Малфой/ОЖП, Артур Уизли/Молли Уизли, Рон Уизли, Фред Уизли, Джордж Уизли,
Блейз Забини, ОМП, Перси Уизли, Андромеда Тонкс
Рейтинг: NC-17

Размер: планируется Макси, написано 1054 страницы


Кол-во частей: 99
Статус: в процессе
Метки: Счастливый финал, Отклонения от канона, Стимуляция руками, Минет, Нежный
секс, Потеря девственности, ООС, Нецензурная лексика, ОЖП, Секс с использованием
посторонних предметов, Романтика, Юмор, Повествование от первого лица, Дружба

Описание:
Мы проживем Йольский бал вместе с Гермионой и Драко, отправимся в Малфой мэнор на
зимние каникулы, где проведем месяц, насыщенный событиями:Гриммо не захочет
выпускать Гарри, на Косой аллее разбушуются пожиратели, родители Гермионы
неожиданно вернутся в Лондон, дедушка Драко поделится историей Тома Риддла, Гарри
поговорит со своими умершими родными и это еще не полный список того, с чем
придется столкнуться нашим героям. Этот месяц покажет истинные лица многих. Будут
ли все готовы к этому?

Посвящение:
Всем тем, кто до сих пор не хочет расставаться с такой полюбившейся историей
мальчика-который-выжил и его друзей!

Публикация на других ресурсах: Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Автор заранее хочет обратить внимание читателя на ООС!
Фред и Джордж оба живы, не поднимается рука писать иначе :)
Гарри здесь не будет всесильным лордом Слизерин, Певерелл и вершителем судеб на
службе у самой Смерти.
Это история о любви и силе прощения. В ее центре отношения Драко и Гермионы,
повествование ведется от его или ее лица (за исключением нескольких глав).

========== Глава 1. Гермиона собирается на бал. ==========

Комментарий к Глава 1. Гермиона собирается на бал.


Все герои принадлежат Роулинг.
Оставляйте комментарии, автор будет рад их прочесть!
14 декабря 1998 года.

Йольский бал…
Вспомнился бал на четвертом курсе, когда вечер был безвозвратно испорчен словами
Рона о том, как я неправильно себя повела, согласившись пойти с Крамом, а не смирно
дожидаясь, пока на него снизойдет поистине божественное откровение, что я тоже
девчонка! А ведь я на том балу впервые почувствовала себя не просто мозгом золотого
трио или гриффиндорской заучкой, кому, как угодно, а девушкой. Права была
Макгонагалл, когда говорила о лебедях, дремлющих в каждой девушке, рвущихся в
свободный полёт. Это я поняла, когда меня у лестницы встретил с прекрасной улыбкой
и приятным комплиментом Виктор, а девушки, стоявшие неподалеку, стали завистливо и
удивленно перешептываться. Неужто это наша Грейнджер, где наша Грейнджер с ужасной
копной волос вместо прически и вечными пятнами чернил на руках. Как же потом было
обидно выслушивать гневную тираду Рона о том, что я, видите ли, общаюсь с нашим
врагом. Еще обиднее это было слышать от него, ведь я уже тогда понимала, что
испытываю к нему нечто большее, чем просто дружеская симпатия. Чего мне стоило
сидеть рядом с ним и Гарри и выслушивать его жалобы про отсутствие пары на бал,
подначивания близнецов «пока всех хорошеньких не разобрали» и задумываться, попадаю
ли я в эту категорию. Хотя кого я обманываю, я никогда в нее не попадала. Как
выразился тогда Рональд? «А то останутся одни тролли?» Мерлин, что может быть хуже
для девушки, чем услышать подобное от парня, тем более от парня, к которому ты
неравнодушна. Да, подразумевал он под троллем не меня, но всё же… не пригласил
ведь… и даже не думал об этом… Номером первым я стою у всех лентяев, которым надо
сделать домашнее задание на завтра, которое откладывалось до последнего. Помню, как
я проплакала полчаса, сидя на ступеньках лестницы, ведущей невесть куда, зато
подальше от глаз людей. Нет, разревелась я, конечно, перед огромной толпой, но
заниматься дальнейшим самобичеванием под собственное рыдание я переместилась уже в
более уединенный уголок. Вспоминалось все: прозвище зануда-Грейнджер из еще
маггловской началки, невыносимая всезнайка от Снейпа на третьем курсе,
уничижительная речь Трелони на том же третьем году. Может я и вправду навсегда
привязана к сухим страницам учебников?

Потом было, разумеется, не до моих глупых переживаний: нужно было помогать Гарри не
умереть во время турнира, не вляпаться с ОД на пятом курсе, отговаривать от
использования сомнительных учебников на шестом. Про наш несостоявшийся седьмой год
и говорить не следует, там была тысяча и одна ситуация, в которой каждому из нас
требовался человек, на которого можно положиться.

Когда от нас ушел Рон, мои мысли про собственную никчемность вернулись с процентами
в виде воспоминаний о Браун и понимании, что спустя еще три года после того бала
Рон так и не увидел во мне никого кроме друга. Единственным, что не дало скатиться
в депрессию, был Волдеморт со своим пунктиком на магглорожденных: если не
разберемся с ним, то париться за то, что меня никто не полюбит, бессмысленно.
Пришлось собрать волю в кулак и выкручиваться. К тому же Рон вернулся и выяснилось,
что к агрессии людей может приводить долгое соседство с крестражем. Мне этого
показалось достаточно, хоть и следовало задуматься, что не один Рон периодически
носил медальон. Но нет, почему-то об этом я не подумала.

Во время Битвы за Хогвартс комментарий Рона о том, что нельзя просто приказать
домовым эльфам участвовать, ввел меня в восторг. Когда случился наш первый поцелуй
я думала только о том, что Рону не наплевать на мои действия, на мои чувства. В тот
момент мы были по-настоящему счастливы.

А что было дальше? Да, собственно говоря, ничего и не было. Особенно если
сравнивать нашу с Роном историю и историю Гарри и Джинни. Если у ребят все было
гармонично, они действительно нашли общий язык и старались проводить больше времени
вместе, поддерживая друг друга, относясь с пониманием к планам друг друга, то у нас
с Роном все было с точностью да наоборот. Гарри остался вместе со мной на седьмой
год обучения (хоть один год проучусь без приключений, запомню место, которое стало
мне домом), Рон же воспользовался предложением поступить в Аврорат сразу с поля
боя. Мои дальнейшие планы его мало интересовали, разговаривали или о ЕГО учёбе, или
о квиддиче, или о том, что он в конце концов тоже часть золотого трио и может
покупаться в лучах славы (это я о девушках-фанатках, которые меня неимоверно
раздражали всем своим поведением и готовностью вешаться на Рона прямо посреди Косой
аллеи). В какой-то момент я подумала, что добилась наличия отношений, о которых
думала курса с третьего-четвертого, но никакой радости и счастья мне от этого не
прибавилось.

Как сейчас помню этот момент. Я уже была у себя в комнате, снимала браслет,
скрывавший мой шрам на запястье, полученный в Малфой мэноре. Нет, я не стесняюсь
этого шрама, просто надоедает, что все начинают на него пялиться и сочувственно
охать. Прям понимаю Гарри в его отказах отрезать свою челку, ведь все будут
разговаривать с его лбом, а не с ним. Этот браслет я храню вместе с остальными
украшениями в шкатулке, которая при открытии выстраивается в маленький шкафчик с
вешалками для всех цепочек, это очень удобно, ничего не запутывается и все всегда
на месте, никакой каши в вещах. Мой взгляд зацепился за сережки, которые мне совсем
недавно подарила Луна. Очаровательная вещь: основа сей конструкции есть миниатюрная
ветка дуба с тремя листочками и желудями, обвита она веткой можжевельника с
синенькими плодами, а довершает картину россыпь ягодок рябины. Крючком для сережки
выступает конец ветки дуба, плавно переходящий в тонкую деревянную проволочку. Весь
этот натюрморт создан из настоящих веток и плодов, на которые наложены чары
уменьшения, стазиса, а также чары для поддержания заданной формы. Как она их
описала? А-а, точно: «они помогут тебе отгонять мозгошмыгов и очищать мысли,
направят тебя в нужную сторону, подскажут путь, когда ты зайдешь в тупик при
разрешении внутреннего конфликта». Луна, как я ей иногда завидую, (белой завистью,
разумеется) она всегда знает, чего она хочет и что ей делать. Она выглядит
счастливой со своим избранником Рольфом Скамандером, скорее всего и у них в
отношениях гармония, как у Гарри с Джинни, не то, что у меня…

Вспомнилось, как Рольф рассказывал про своего деда Ньюта Скамандера и его боггарт в
виде работы в пыльных закромах Министерства. Он боялся, что ему придётся проживать
свою жизнь в скучных кабинетах в рассортировке скучных бумаг. Да, вот это страх, не
то, что были у нас на третьем курсе: у кого змея, у кого клоун… А какой у меня
боггарт?
Я забарабанила пальцами по крышке шкатулки: Тук, тук, тук… тук, тук, тук… тук, тук,
тук…
Как-то подумалось, что стой я сейчас перед оным (и отбросим ужасы прошлого в виде
ПСов и их сюзерена), то видела бы не Макгонагалл с плохими результатами моих
экзаменов, а себя в виде женщины средних лет, которая вынуждена крутиться как белка
в колесе, не получая никакой поддержки от супруга в работе, которой необходимо
слушать вечные жалобы этого самого супруга о его работе, которая несомненно важнее,
которая только и делает, что готовит стирает и убирает и параллельно пытается уйти
от вопросов свекрови и мужа «когда же уже ты сядешь дома, чтобы полноценно
заниматься воспитанием будущих детей?»

Я опять забарабанила пальцами по крышке шкатулки: Тук, тук, тук… тук, тук, тук…
тук, тук, тук…

Неужели этого я хотела? Сразу поспешила оправдать Рона, ведь он не такой и так
далее. Но потом память весьма услужливо подкинула особо досадные и неприятные
моменты, ссоры, которых после окончания войны почему-то стало ещё больше. Гарри и
Джинни всегда выступали как переговорщики, это спасало всё. Но что будет дальше? Я
и Рон сейчас не можем ужиться нормально, а что будет дальше? Гарри и Джинни не
обязаны 24 на 7 сидеть между нами и успокаивать то меня, то Рона.

Я тогда решила с ним поговорить в тот же вечер, чтобы точно понять, ведут ли наши
отношения к моему предполагаемому боггарту или все-таки у нас есть шанс. Я
аппарировала к Норе, хотела объясниться, добиться диалога. Но был только скандал.
Такой скандал, что даже не передать словами. Закончилось все громким расставанием.
Надо отдать должное Гарри и Джинни, которые поддержали меня в моем выборе и даже не
пытались давить и отговаривать. Они сказали, что хотят только счастья и мне, и
Рону. Раз мы не можем подарить его другу, значит, так тому и быть.

Вот тебе и разгон мозгошмыгов, очищение мыслей и наставление на правильный путь в


конфликте с собой… Хотя может и не сережки виноваты… вот и не верь после таких
ситуаций в то, что говорит Луна…

Сейчас я стою перед зеркалом в прекрасном новом платье, которое мне приглянулось у
мадам Малкин. Если бы не Джинни, которая задержалась там же, чтобы прикупить наряд
себе и Гарри, я возможно и не решилась бы на это платье. Но времени было столько
(Джинни перемерила всё, что было), что думать о последствиях просто надоело, я его
примерила и поняла, что самый лучший способ начать все с самого начала для
себя — это купить это платье, добавить к нему еще не менее прекрасную
обувь, прическу и вновь почувствовать себя прекрасной девушкой. Оставить позади
неудачный опыт с Роном (можно ли назвать эти пару месяцев опытом не знаю, но
впечатлений мне хватило, это точно). Плевать, что пары у меня нет, просто пойду
красивой. В конце концов мне уже надоело всё планировать с точностью до шага и
постоянно думать о последствиях последствий моих действий и действий всех
окружающих. Я просто хочу отдохнуть и получить удовольствие. И я могу себе это
позволить после стольких лет «постоянной бдительности»! Да, Джинни гордилась бы
мною, если бы слышала последние предложения.

— Гермионааа, ну, где ты! Сколько мож… — Джинни остановилась на


полуслове. вот её взгляд прошёлся по мне от головы до пят, в глазах зажглись
бунтарские искорки, — Мерлинова борода, Гермиона это то самое платье? Как
же ты шикарно выглядишь! Просто отпад! Будь аккуратнее, а то напорешься на особо
ревнивых девушек и отхватишь летучемышиный сглаз за неприличную красоту. Поделом
моему братцу, ох какую ведьму упустил!
— Спасибо, Джинни. Ты правда так думаешь? Я имею в виду, это не чересчур?
Может… — но договорить мне не дали,
— Нет, не может, никаких может, Гермиона, ты прекрасна! Прими это и идем
скорее, Гарри уже заждался, наше последнее «еще пять минуточек» было полчаса
назад, — она еще раз оглядела меня, подмигнула и поспешила спуститься в
общую гостиную, где судя по всему Гарри уже раздумывал, можно ли как-нибудь прилечь
на диван, не измяв при этом костюм.
— Да, ты права, Джинни, — ответила я уже удалившейся рыжей
бестии, обводя довольным взглядом свое отражение в зеркале, — твой братец
потерял действительно прекрасную ведьму.

========== Глава 2. Драко собирается на бал. ==========

Как же это надоело, озираются на меня и мою руку так, будто не их отцы вместе со
мной и моим отцом падали ниц перед сумасшедшим полузмеем. Я понимаю подобную
реакцию от остальных факультетов, но не от слизеринцев же. Гребаный Йольский бал,
сдалось же им его проводить, тем более что до этого Йоля еще неделя. Хотя я,
конечно, рад, что в этом году решили увеличить каникулы до целого месяца. Ради
месяца с родителями я готов выстоять это торжество. Но тогда я не увижу ее целый
месяц…
Руки трясутся, взгляд зацепился за сундук Блейза, который опять стоит под дурацким
углом. Как же это бесит!

И когда я стал таким брюзгой? Ах да, когда с вершины иерархии волшебного мира меня
опустили на самое дно, видимо, чтобы я понял, каково жилось МАГГЛОРОЖДЕННЫМ до
недавних пор. Ненавижу оправдываться, но неужели непонятно, что у меня просто не
было выбора, не мог же я допустить смерть родителей, перебежав на сторону света. Я
ведь даже не убил никого, а смотрят так, будто убийства были моим ежедневным
вечерним времяпрепровождением с Темным Лордом. Понимаю все страдания светлой
стороны, но принадлежность к темной тоже не избавляла от всех прелестей режима
Лорда, пытки и убийства случались и с нами. Хотя Малфои еще хорошо отделались,
может поэтому слизерин так смотрит? Завидуют, а не осуждают? Да, что-то есть в
этом. Спасибо золотому-мальчику-который-выжил. Надо бы думать об этом с меньшим
сарказмом, реально ведь помог, да так, что никто из Малфоев никуда не сел,
отделались материальными потрясениями. Где эта гребаная бабочка? В бардаке,
устроенном Забини, даже мои вещи теряются.
Четыре года назад я с таким же недовольством собирался. Только повод для
недовольства был другой: я шел с долбанной Паркинсон (выглядела как упитанный
поросенок в том розовом ужасе, что она считала красивым платьем), когда Гермиона
шла с Виктором-чтоб-его-Крамом. Да, в мыслях она для меня всегда Гермиона. Как же я
боялся ненароком ляпнуть Гермиона, вместо обычного язвительного Грейнджер.

Гребанные предрассудки предков и святая вера в их непогрешимость моих родителей!


Какую хрень из себя представляют из себя идеи о чистой крови, я понял уже курсе на
втором, когда все чаще и чаще стал сравнивать между собой отпрысков благороднейших
домов и полукровок, да тех же грязнокровок, как следует думать о магглорожденных
истинным наследникам чистокровнейших родов. Добило меня то, что этот гребаный
Темный сука Лорд, чтобы его на том свете имели все кому не лень, тоже полукровка.
Как? Как могли Лорды благороднейших Родов падать ниц перед тем, что в их понимании
грязь, да и только? Неужели никому это в голову не пришло? Видимо нет, раз
присягали и боялись пикнуть лишний раз, когда эта тварь была еще в более-менее
адекватном состоянии и приветствовала людей не авадой. Сложись бы все по-другому
еще тогда, сейчас я мог бы быть тем, с кем идет под руку умнейшая ведьма столетия,
пошли нахрен все те, кто считает ее тягу к знаниям идиотизмом и называют ее
заучкой. Самим бы следовало открыть хоть какую-нибудь литературу (не о квиддиче!),
может тоже проняло бы. Это, кстати, о ее рыжем недоразумении, экс бойфренд, как же
приятно думать, что он уже экс. Ха, если бы у меня был хоть один шанс показать себя
с нормальной стороны, а не с той, которая "Драко, истинный Малфой то, истинный
Малфой се", я никогда бы не упустил этого самого шанса. Поддерживал бы ее во всем,
даже в этой Гражданской Ассоциации по Восстановлению Независимости Эльфов, будь она
неладна. В принципе, первый шаг в поддержку уже был сделан, мои домовые эльфы
теперь получают оплату за труд (Мерлин и Моргана, чего только стоит впихивать им
эту оплату). Ох, Мерлин, будь она моей супругой, я бы поддерживал ее хоть до поста
министра магии, чего бы мне это не стоило.

Но это если бы да кабы. Что на деле? А ничего на деле. Пожиратель (как показывает
практика, бывших упивающихся не бывает), сын пожирателя, внук предположительного
пожирателя (или что у них там было, Вальпургиевы рыцари? Похер, пожиратель). Мой
потолок отныне - работа каким-нибудь клерком в каком-нибудь захудалом отделе
министерства. И за это еще должен сказать спасибо. О Гермионе вообще следует
забыть. И дело только в том, что она вряд ли на меня когда-нибудь посмотрит.

Мои душевные переживания совершенно бесцеремонно были прерваны криком из общей


гостиной:

— Драко, ну сколько можно, идем быстрее, быстрее придем, быстрее напьемся и уйдем!

Ах да, Блейз – моя единственная отдушина в этом мире.

Разглядел же зараза, что я чувствую к Гермионе, хорошо хоть на него можно


положиться, а не то пришлось бы применить обливейт или силой взять какой-нибудь
обет о неразглашении.

Как же он прав: быстрее напиться, больше там делать нечего.

========== Глава 3. Драко решается подойти. ==========

— Эй, Драко, — он толкает меня в бок, стараясь привлечь к себе хоть толику моего
внимания. Кажется, он заметил, что вся его пламенная речь, которую он изрёк, пока
мы дошли до Большого зала, так и не вывела меня из собственных переживаний, — это
не Герми там идет с Поттером и Уизлеттой?
Ох как же бесит, когда ее имя коверкают на разный лад, то Герми, то Мио, то Миона.
Поворачиваюсь, чтобы посмотреть, куда показывает Блейз и пока ищу взглядом девушку,
которую он принял за Гермиону, произношу с нотами недовольства:

— Гермиона, сколько еще мне повторять тебе, чтобы не смел называть ее иначе. Хотя
тебе вообще лучше ограничиться Грейнджер…

По лестнице спускался Поттер, под руки он вел двух девушек, в одной по рыжему цвету
волос сразу узнавалась младшая Уизли, а вторая… Моргана, вторая девушка — это
Гермиона. На ней чудесное платье цвета шампанского: достаточно пышная юбка в пол,
нижний слой из гладкого материала, наверное, шелк, а сверху прозрачный тюль с
тонким изящным узором. Низ объемный, но не выглядит как древнее бальное платье, при
ходьбе юбка красиво развевается, Гермиона будто парит над полом. Очень красивый
лиф — корсет, обитый материалом, из которого сшита нижняя юбка, нет шнуровок,
пуговиц, он подчеркивает красивую фигурку Гермионы с помощью линий, идущих от верха
к поясу юбки и сужаясь перед ним. У платья большие рукава, они компенсируют
открытый лиф: от плечей до локтя — это пышные рукава-фонарики, они из тюля без
нижнего материала, а от локтя и до запястий — узкие манжеты из шелка, на котором на
внутренней стороне блестящими нитками выведены руны. Скорее всего на Гермионе
немаленькие каблуки, она почти одного роста с Поттером. Прическа похожа на ту, что
была у нее тогда на четвертом курсе. Мерлин! Эта принцесса точно моя Гермиона?

Они прошли мимо меня и Блейза, даже не посмотрев в нашу сторону.


Моргана! Это действительно она! Как же она прекрасна! И какое же я ничтожество, что
даже не могу подойти и сказать ей об этом.

— Ну, судя по тому, как ты резко остолбенел, это она, — в этом весь Забини. Он не
он будет, если не отпустит какую-нибудь язвительную шутку, — что мы решили?
Ограничишься ролью стороннего наблюдателя или все-таки подойдешь? — несмотря на
полушутливый, полу-язвительный тон в голосе, в глазах и на лице читается искреннее
беспокойство.

— Никаких мы решили, Блейз, — говорю, даже не пытаясь скрыть усталости в голосе, —


во-вторых, как это будет выглядеть со стороны? Люди решат, что я или выжил из ума,
что я вообще решил подойти к золотой девочке на виду у всех, или что я обезумел
настолько, что хочу проклясть ее здесь и сейчас. А если к этому добавится то, что
она поспешит отделаться от моего общества, это будет моим личным провалом века.
— под конец жалость к самому себе так и прёт из меня.

— Да? — Блейз насмешливо поднимает одну бровь, — Я думал, твой личный провал века
был еще до распределения, когда Поттер отверг дружбу сиятельного наследника Рода
Малфой в угоду Уизелу, или? — опять этот полушутливый полу-язвительный тон.

— Блейз, настоятельно рекомендую тебе заткнуться прямо сейчас, где обещанное


напьемся? — пытаюсь дать ему понять, что разговор окончен.

— Зря ты так, она же с гриффиндора. — говорит с легким оттенком пренебрежения.

— Если ты намекаешь на всепрощение и желание помогать всем сирым и убогим,

— Именно на это я и намекаю, она просто не сможет пройти мимо такого сирого и убого
как ты, — шутливость исчезла, осталась только язвительность. Это ты, друг мой
сердечный, зря: меня язвительность крестного не пугала, а тебе до него еще далеко.

— Блейз! — закатываю глаза, сам беру направление на компанию слизеринцев, которые


предположительно ответственны за алкоголь.

— Ну ладно, мимо такого запутавшегося в своих чувствах и действиях, — теперь он


говорит заискивающе.

— Блейз! — отпихиваю какого-то пятикурсника, который уставился на меня как на дух


прошлого рождества. Задолбали.

— Ну ладно, суть не в этом, — он обгоняет меня и преграждает путь к огневиски, —


суть в том, что она вряд ли способна ненавидеть тебя вечно. — кладет руки мне на
плечи, видимо, пытается успокоить, — Скорее всего ее гриффиндорское сердце
подскажет ей дать тебе второй шанс! Драко, ты же сам потом будешь жалеть о том, что
струсил и больше задумался о мнении толпы, что стояла рядом с ней! — тон
нормальный, человеческий, без клоунских заморочек

— Блейз, я…

— Да, ты, мать твою! — вот за что я люблю Блейза, так это за его способность
разгоняться от милого паренька с итальянскими нотками в английском до разгневанного
босса мафии Сицилии, — Решил жениться на какой нибудь подходящей чистокровной
барышне? — всплескивает руками, — Отец уже написал тебе, Гринграсс или Паркинсон
подойдут вашему Роду больше? — делает неопределенный жест рукой, кажется, он хотел
показать процесс написания.

— Блейз! — ну вот что мне делать?

— 18 туевых лет я Блейз! — разворачивается и сам продолжает путь к огневиски. — Я
все еще помню, как меня зовут! — взмахивает рукой в раздражении, — Я в последний
раз говорю тебе, что не следует вот так просто стоять в уголочке, смотреть на нее,
пока никто не видит и сетовать на тяжелую судьбу, которая виновата в том, что у
вас, мягко скажем, не очень приятная история взаимоотношений! — складывает руки на
груди в милом жесте, а яд из голоса так и сочится. — Ничего при этом не делая! Если
ты даже к ней подойдешь, а она в ужасе убежит или выскажет все о том, какой именно
ты таракан и хорек, по ее мнению, ты все равно всегда сможешь жениться на тех же
чистокровных курицах! — пауза для вдоха, я так понимаю, это еще не конец, — Что с
тебя падает то а, я понять не могу! Малфои всегда получают все самое лучшее? Или
Паркинсон и Гринграсс с недавних пор предел ваших мечтаний? — ох, знает, на что
давить. Да и драккл со всем!

 — Надо выпить!

— Надо, обязательно, но потом ты направишься к Гермионе, — он явно настроен на


победу в этом маленьком споре

— А потом я пойду, — что с меня падает, действительно. А так хотя бы увижу ее
вблизи, услышу ее звонкий голос. Может даже замечу улыбку на ее лице, пусть даже
она будет не для меня, а для ее друзей…

— Хорошо, — он явно доволен собой.

— Только я тебя умоляю, Драко, не смей использовать маску холода, безразличия и


презрения, и свой наглый тон в отношении Грейнджер и компании! — это же моя
защитная реакция! Легко сказать…

— Я попытаюсь…

— Нет, сиятельный ты мой, ты или не посмеешь, или я лично трансфигурирую твои уши в
ослиные! — он выразительно указывает на мои уши указательным пальцем руки с бокалом
огневиски.

— Ладно, ладно… — что ладно, Драко, что делать?


Оставить напиток или взять с собой? Оставлю. Я точно нормально выгляжу? Не хочется
ее пугать сумасшедшими искрами в глазах… надо найти Поттера или Уизлетту, Гермиона
явно будет неподалёку…

Мерлиновы кальсоны, я даже не знаю, что я ей сейчас сказать то должен, ааа,


спокойно, Драко, спокойно. Сначала приветствие, потом пара фраз о том, как хорошо
организован бал, Гермиона ведь помогала профессорам в этом, по-другому и быть не
могло, та-ак, не падать, — да твою ж мать, аккуратнее, чуть с ног не сшиб! — где их
ходить учили, недоумки. Потом пригласить на танец…

========== Глава 4. Джинни берётся за дело. ==========

Комментарий к Глава 4. Джинни берётся за дело.


Мысли и восприятие Драко курсивом.
Автор на некоторое время обратится к Джинни.
— Гермиона, смотри, к нам идет Хорек! — Джинни озорно указывает в направлении одной
из колонн. 

— Шш, Джинни, он услышит! — чего это он такой бледный?

— Гермионааа, он прекрасно знает, как мы его называем! — ох, Джинни, зачем с ним
так.

— Все равно! Гарри, будь доброжелателен, в конце концов он нам ничего плохого не
делал и не делает. — пытаюсь вложить в голос как можно больше убедительности.

— И надеюсь, что не сделает, а то он так сюда идет, чуть стол не сшиб и столу же
что-то высказал, будто это человек, а не мебель — Джинни пытается спрятать улыбку в
стакане.
 
— Джинни! И Гарри, я прошу тебя — смотрю на него умоляющим взглядом

— Только для тебя, Гермиона. — ох, Гарри, я тобой горжусь. — Я до сих пор к нему
теплыми чувствами не воспы-, — Джинни прервала его фразу на полуслове, первой из
нас заметив подошедшего Малфоя.

— Поттер, Уизли, Грейнджер, поздравляю с наступающими праздниками. — Я склонил


голову в приветствии.

— Малфой, взаимно, — как они умудряются отвечать хором без подготовки?

— Взаимно, Малфой — мои губы дрогнули в намеке на улыбку, но я посчитала, что


переусердствую в проявлении дружелюбности. Неизвестно еще, что ему нужно и как он
отреагирует…

— Бал организован на высшем уровне, Грейнджер. — Кивок в мою сторону. Его губы тоже
дрогнули. Он хотел мне улыбнуться?

— Спасибо, Малфой, — он подошел, чтобы похвалить мою работу? Нет, вряд ли, что ему
нужно…

Молчание...

Мерлин, что же ему надо то…

Моргана, что же сказать то…

— Как дела на факультете? Многие останутся на праздники в Хогвартсе? — Джинни, что


это было?

Уизли, с каких пор тебе это интересно, хотя всяко лучше той неловкой тишины

— Нет, большинство разъедется уже к завтрашнему вечеру. У вас, наверное, так же? —
пытаюсь говорить максимально непринужденно.

— Наверное, хотя, Гермиона, ты точнее скажешь, — поворачивается ко мне и нагло


улыбается, намекая на то, что настало мое время принять участие в разговоре. А что
мне ответить то? 

— Да, у нас тоже большинство решило провести время с семьей. Слава Мерлину сейчас
наступило то долгожданное спокойствие, можно насладиться — Джинни резко вдыхает и
берет меня за руку.

— Гермиона, а что насчет тех конфет, про которые говорили недавно Фред и Джордж? Ты
проверила, их из наших точно никто не пронес? 

— Мерлиновы подштанники, я совсем забыла об этом со всеми этими подготовками! О


Мерлин! Я сейчас вернусь! Простите, — главное успеть, прежде чем их начнут
применять…

— Малфой, ты бы тоже аккуратнее был, последний писк моды у близнецов конфеты,


внутри них начинка из жидкого теплого шоколада. Заставляют съевшего дышать огнём и
паром. Молоко и прочие напитки усиливают эффект и меняют цвет пламени. У съевшего
появляется желание поцеловать ближайшего человека противоположного пола, если это
удастся, поцелованный также начинает дышать огнем. — сказал Поттер с нотками
веселья. Это угроза?

— Учту, спасибо, Поттер. Я вернусь к Блейзу, еще раз с праздниками. — все равно она
ушла, мне тут незачем дальше оставаться. Тем более что все наши разговоры так или
иначе вернутся к войне, а я не из их братии

—Взаимно, Малфой. — Поттер кивает, а Уизлетта смотрит с неприкрытым неподдельным


интересом, как будто я какой-то очень редкий вид бабочки под стеклом. Что это с
ней?

От лица Джинни:
— Джинни, что это было? — Гарри явно ничего не заметил. Права была Гермиона, их
эмоциональный диапазон не шире того у чайной ложки…

— Когда? — не могу же я сходу ему сказать, что мне показалось, что хоречек неровно
дышит на нашу Гермиону.

— Джииин, — он слишком хорошо меня знает. Видимо, придется просветить.

— Ты не видел, как он на нее смотрел? Я представляю, чего ему стоило к нам подойти
и завязать разговор, а Гермиона начала распинаться про долгожданное мирное время,
Малфой видимо и так мало думает о последствиях войны, она решила напомнить ему еще
раз. — пока говорю, внимательно слежу за его реакцией. Ничего. Ноль. Гарри, ты или
прослушал, или до тебя еще доходит смысл сказанного.

— А что в этом такого? И как он на нее смотрел? — видимо, второе.

— Так, как каждая девушка мечтает, чтобы на нее смотрели, — пытаюсь подвести его к
этой мысли,
— Ты же не хочешь сказать, — бинго!

— Хочу! Сейчас она вернется, к началу танцев оттесним ее к Малфою, чтобы у обоих не
было пути к отступлению, — Гермиона - девочка взрослая, если что она ему покажет, а
так… пусть развлечется, Малфой горячий парень, это отрицать бессмысленно. 

— Джинни, ты хочешь свести Гермиону, нашу Гермиону, с пожирателем, — м-да, Гарри,


из него такой же пожиратель, как из Невилла мастер зельеварения!

— Гарри! Мать этого пожирателя может считаться твоей третьей матерью после того,
как она соврала Волдеморту прямо в лицо. К тому же он тоже ничего особенного не
сделал. Его отец та еще скользкая сволочь, не спорю, но Драко, — понимаю, что
нехорошо действовать через Нарциссу, но ничего.

— Джинни, ты же должна понимать, что ничего из этого не выйдет, — он беспокоится за


Гермиону. Я тоже беспокоюсь. Но может если она станцует хотя бы один раз с Драко ей
станет легче соглашаться на приглашения остальных? Это же Гермиона, Моргана знает,
сколько она парилась по поводу того, надевать это платье или нет, если сейчас что-
то случится, она замкнется в себе и в библиотеке. Я не допущу этого.

— Откуда ты знаешь? Если он сейчас подошел, значит он готов и к дальнейшим шагам, —


я сама не верю в то, что сказала.

— А отец его готов к этим шагам? — Гарри, если вдруг мое предыдущее утверждение -
правда, тоо:

— Не думаю, что Драко не готов к неготовности его отца, все, шш, она идет. —
начинаем операцию под кодовым названием "танец золотой девочки и заблудшего
хорька".

—Хорошо, что ты напомнила, Джинни! Я смогла отобрать вроде как последнюю пачку у
Филлипсона с пятого курса! — как же я рада, что есть Фред и Джордж. И Филлипсон.

— Всегда пожалуйста, все-таки это мои братья придумывают 1000 и 1 способ довести
профессоров и старост до нервного тика, — да, но это очень выручает, когда разговор
не клеится… ох, Гермиона, ты же хорошо думаешь логически, как можно обсуждать
последствия войны с хорьком?

— Это точно. Гарри, что с тобой, ты как будто не тут, — он как-то странно озирается
и нервничает. Я выразительно его пихнула, и он решил ответить:

—Не, все в порядке, — молодец.

— Гермиона, давай подойдем к той группе, где Луна и пара девчонок с Хаффлпаффа! Я
хочу похвастаться перед ними нашими платьями! — операция начата.

========== Глава 5. Тяжелые будни Забини, или как организовать счастье в личной
жизни одинокому и упрямому хоречку. ==========

Комментарий к Глава 5. Тяжелые будни Забини, или как организовать счастье в


личной жизни одинокому и упрямому хоречку.
Обратимся и к перспективе Забини.
Дальше будут только Драко и Гермиона :)
— Драко! Что там? — он выглядит очень уставшим, будто не с золотой троицей говорил,
а с дементором.

— Ничего, я был доброжелателен, спокоен. Просто разговор не склеился, Гермиона


начала что-то про долгожданный мир, я думал, что сейчас просто развернусь и уйду,
чтобы еще хуже не выглядеть! Что я могу сделать! Даже если я буду ползать за ней на
коленях по Хогвартсу и спать перед входом в их башню! Это прошлого не изменит. —
оох, Грейнджер, блин, такая умная и такая глупая! Аааргггхххх!

— Стой, она сто процентов не хотела напомнить тебе твое место! Скорее всего она
просто начала говорить стандартную речь, которая сейчас у всех на устах, ну у всех
светлых! — мои аргументы звучат жалко. 

— Не знаю, что она хотела или не хотела, но что получилось, то получилось. —


хмурится. Он сейчас напьется. Нельзя этого допустить, мы здесь не для этого, я
предложил это только в качестве приманки для одного особо грустного хоречка.

— Что потом? — незаметно направляю его в другую сторону, подальше от огневиски.

— Уизли, — а конкретнееее, Драко, да что с тобой, тебе как будто не восемнадцать, а


пятнадцать!

—Что Уизли? — разумеется я не могу выказывать своего прямого недовольства, я


предельно вежлив.

— Дай мне договорить и узнаешь! — аааргхх, — Она сделала то, что никто не ожидал.
На середине предложения услала Гермиону проверять конфеты от близнецов. Это спасло
ситуацию. Гермиона убежала, а я мирно распрощался и ушел. — он всплеснул руками.

Мдааа, гриффиндор — это диагноз.

— Что? — я что, это вслух сказал?

— Видимо Уизлетта тоже обладает желанием помогать всем сирым и убо... — может всё-
таки пропустить еще по стаканчику, — стой, они что, к нам идут? — твою же мать, мы
не готовы, что делать? Карамба! Караул! 

— Кто? — аа, надо тебя и Поттера на проверку зрения или мозгов,

— Троица святая, кто — а кто еще вызвал бы у меня такой шок?

— Нет, наверное, к, — смотрит назад. Определенно надо проверить мозги. Видимо мозг
закончился на Люциусе…

— Да нет же к нам, сзади нас стена, — влюбленный ты дурень!

— Зачем, — он сейчас серьезно?

— Я откуда знаю! Соберись! Сейчас будет танец, возьми и пригласи ее! Тут народу
мало, все по парам, не останется же она одна, — надо дать ему руководство к
действию, пока они не подошли, иначе придется его пихать и стрелять глазами. 

— Чтоо?! — Мерлин, интересно, может это семейное? Хотя нет, Люциус же женился все-
таки…

— Ш-ш, — помолчиии!

— Забини, — Уизлетта светится, Поттер насторожен, Грейнджер пока не поняла, как тут
оказалась. Уизли, не уж то ты моя духовная сестра и решила поработать купидоном для
этих двоих?

— Поттер, Уизли, Грейнджер! С наступающими праздниками! — я максимально


доброжелателен, должен же кто-то разрядить атмосферу.

— Взаимно, Забини. Как проходит бал? — прекрасно, появился шанс на успех, продолжай
диалог, Поттер.

— Прекрасно! Не обессудь, Грейнджер, но огневиски мы все-таки протащили. Боюсь к


концу вечера из людей, способных связывать слова в предложения останется только
Драко, — может он теперь будет пить в пределах разумного?

— Блейз! — ох ты мой платиновый!

— Что? Зато честно. — ухмыляюсь и подмигиваю Поттеру.

========== Глава 6. Когда всё идет не по плану. ==========

Комментарий к Глава 6. Когда всё идет не по плану.


Перспектива Драко курсивом. Это необходимо, чтобы читатель мог знать мысли
обоих персонажей по поводу происходящего. Так будет не всегда: скоро будет
выбираться один персонаж, чье отношение к ситуации будет важнее.
Мдаа, надеюсь, голос меня сейчас не подведет:

— Грейнджер, не откажешь мне в танце? — если она откажет, пойду и утоплюсь в


огневиски.

— Эмм, неет, — он серьезно?

Прекрасно. 

Мерлин, может не надо было ее так резко хватать. Хотя я ничего с собой не мог
поделать. Мерлин, как же приятно до нее дотрагиваться

Мерлиновы кальсоны, хорек меня сейчас пригласил на танец? Что он хочет, то подошел,
то сейчас... хотя понятно, он просто решил не оставлять меня одну, у всех же есть
пары, я осталась бы одна. Он-то быстро нашел бы себе кого-нибудь, но решил пожалеть
меня... Моргана, только этого не хватало, принимать жесты сочувствия от Малфоя!

Стоп, а кто это там? Рон с ЛавЛав? Оох, а чего я ожидала? Что он будет горевать и
страдать по нашим отношениям до старости? Хотя вынуждена признать, что настроение
отчего-то подпортилось: а что, если я и дальше останусь одна? Малфоя не будет рядом
каждый раз. "Душа твоя сухая, как страницы учебников, к которым ты привязана
навсегда…"

— Грейнджер, все в порядке? — она или глубоко ушла в мысли, или чем-то сильно
расстроилась и боится за то, что предаст голос.
Эм, черт, он не в первый раз меня зовет?

— Прости, я задумалась. Все в порядке. Ты? — слабо верится.

— Нет, ничего, просто, гхм, я хотел сказать, что ты прекрасно выглядишь, — чтоо,
Драко, что это блять было…

Что?!

— Эмм, спасибо. — Мерлин, я чувствую, как у меня краснеют щеки. — Ты тоже хорошо
выглядишь.

Драко Малфой, создатель неловких моментов высшего уровня. Здравствуйте.

— Спасибо, — в арсенале имеется 1001 способ втоптать себя в грязь перед любовью
всей жизни. Особое внимание следует уделить пунктам … О чем она так задумалась,
интересно, мне кажется, или она действительно крепче стала держать мою руку? Хм,
нет, определенно не кажется, что же случилось? Надо мне повернуться в ту сторону,
куда она смотрит. Ааа, Уизел с ЛавЛав, что же еще, Моргана, только не надо мне
сейчас говорить, что она ревнует и все еще любит его, нет, я этого не переживу.

Драко такой высокий оказывается, и сильный достаточно. Опустил меня без труда и так
плавно. Стоп, какого драккла, не смей называть его по имени! Это же Малфой! А
почему у него так сердце бьется быстро? Охх, у меня явно не медленнее…

Танец сейчас закончится, твою же мать, я не хочу ее отпускать. Хочу взять ее на


руки, с ноги открыть дверь своей комнаты в мэноре, ногой же ее захлопнуть и
остаться с ней минимум на неделю там. Как она приятно пахнет, мята и лимон, ей
идёт.

Мне показалось, или он почти положил свою голову на мою? Какой у него приятный
одеколон, ему идет.

— Спасибо за танец, — наклоняюсь, целую ее руку. Что-то меня грубо отдергивает. А,


ну что это могло быть, кроме Уизела? 

— Какого хрена ты вытворяешь, Малфой? — шипит не хуже змеи, — То, что тебе и твоему
папаше позволили расхаживать где-то помимо камеры Азкабана, еще не значит, что ты
можешь позволять себе такое! — вспомнил, что из львятника и решил нарычать.

— Рон! — Ты же моя золотая, даже сейчас вступиться решила

— Уизли, я не совершил ничего противозаконного, пригласив Гермиону на танец. —


Бляять, Грейнджер, Гермионууу ааа. Ладно. — Если ей это было бы неприятно, я
уверен, она могла бы найти способ мне отказать.

— Заткнись, и не смей называть ее Гермионой, ты нам не друг, чтобы переходить на


имена

— Рон, огромное спасибо за заботу, я сама разберусь с тем, с кем мне танцевать, а с
кем нет! — она в гневе или мне кажется?

— Не разберешься, судя по всему!

— Ты не имеешь права мне указывать!

— В смысле не имею! Ты моя, — сссука

— Твоя кто, Рон? Мы больше никем кроме друзей друг другу не приходимся! Это во-
первых! — милая, это прекрасно даже без во-вторых

— Мерлин, что здесь происходит? — Поттер, ты как всегда вовремя.

— Гарри, как ты мог позволить Гермионе танцевать с этим пожирателем? Ты что, забыл,
что он делал на 6 курсе?— мда, у меня же не было мальчика-который-выжил в лучших
друзьях, чтобы обо мне и моей семье хоть кто-то позаботился.

— Замолчи, Рональд! — Уизлетта? Реально?

— Как он обошелся с Кэти, — кто ей виноват, что она такая любопытная курица. Хотя я
мог бы прописать это в империусе. Ладно, это моя вина.

— Рон! — Поттер? Не уж то сейчас еще Дамблдор явится и скажет: "мальчик мой, все
заслуживают второй шанс"

— Как он, — впустил пожирателей? А твою мать и твоего отца держали на волоске от
смерти? Так чтобы их жизнь зависела от твоего решения здесь и сейчас?

—Рональд Биллиус Уизли! — надо же, какая сталь у нее бывает в голосе,— Я в
последний раз прошу тебя заткнуться! Драко сполна ответил за все, что он сделал. —
Драко? — Сейчас он пригласил меня на танец абсолютно без намерений убить или
проклясть, а вот то, как ведешь себя ты! Это невообразимо! Заявиться на бал, даже
не поздороваться со мной, уйти танцевать с ЛавЛав, а потом указывать мне, с кем мне
танцевать! — пытается увести тему беседы от моих прегрешений, где Дамблдор, на том
свете пробки? Так, кажется,магглы выражаются про опоздания?

— Рон, действительно, ты перегибаешь сейчас, — Уизлетта! Я шокирован

— Ни черта я не перегибаю, Джинни! Вспомни, чей отец подложил тебе тот проклЯтый, —
так, достаточно. Надо просто уйти, сами разберутся. Одно слово про отца и я могу
совершить непоправимое.

Драко хочет уйти, я зачем-то схватила его за запястье. Он решил проявить к нам
хорошее отношение, а в итоге все вышло так!

она меня остановила, как она крепко держит моё запястье, у меня от этого места к
сердцу идут волны жара

— Рон! Успокойся! Не нам и не Драко судить за это! — Джиневра! Что с тобой? Ты под
империусом? Моргни два раза
— Да что с вами со всеми такое? Пока я там, вы тут со всеми пожирателями решили
подружиться?! — мда, Уизел, как быстро ты закипаешь.

— Да что на тебя нашло! — Джиневра пытается его успокоить, видимо, поняла, чем это
может закончиться.

У меня уже нет сил как-то сдерживать слезы, почему опять все так!
Мерлин, она сейчас заплачет, я его убью

— Народ, прошло минут 5, че с вами случилось? — а я как раз думал, где его носит. 

— А ты тут что забыл, Забини? — ты же сам только что предположил, что Поттер и Ко
решили сдружиться со всеми пожирателями, что тебя удивило-то?

— Уизли, что за манеры? — как снисходительно

— Отвали отсюда и дружка своего забери! — надо это заканчивать.

— Не тебе указывать мне что делать, Уизли. — признаться, сам не ожидал такой
твёрдости в голосе.

— О, хорек соизволил принять участие в разговоре, я-то думал, так и будешь


прятаться за Гермиону, — ссука

— Уизли, я бы не советовал так со мной разговаривать, — я сейчас точно что-нибудь


сделаю. Драко, успокойся, нам нельзя, вспомни про тот разговор после суда.

— А то что? Узнаю, что такого умеют пожиратели? — у меня сжимаются кулаки. 

— Хватит! Рон ты все испортил! Опять! — она сейчас точно заплачет. Это резко меня
отрезвляет, надо ее найти и извиниться.

 Еле могу держать лицо, выхожу из зала, надо найти место посвободнее.
========== Глава 7. Первый намек Драко на его чувства. Поймет ли Гермиона?
==========

— Рон! Как ты мог! Зачем! Танцевал бы со своей ЛавЛав! Что тебя понесло на
Гермиону? Она уже не твоя девушка!

— Уже не моя? Ты хочешь сказать, что она с хорьком?

— Нет! Ты непра…

***

Я помню, как она плакала после бала на 4 курсе, как я стоял неподалеку, проклинал
все и вся, хотел подойти и не мог. Я должен ее сейчас найти, не пригласи я ее на
танец, она была бы сейчас там в зале с остальными и веселилась

— Гермиона! Гермиона, прости, я не хотел, я не думал, что, — какой бессвязный


лепет. Самому стыдно, честно. Она оборачивается, смотрит на меня красными от слез
глазами, не верит? Или боится? Или?— Гермиона, мне правда очень жаль, прости, если
бы я не пригласил, все было бы хорошо, — связная мысль, это прогресс.

— Не было, мне кажется, что так получилось бы в любом случае. Прости, ты не должен
был выслушивать все, что Рон там говорил, так не должно было, — Я не могу смотреть
на то, как она через слово вздрагивает, плевать, что потом будет, подхожу и обнимаю
ее. Она вздрогнула еще сильнее, но не вырывается, стоп, что? Она обнимает меня в
ответ, Мерлин, обнимаю ее еще крепче.

Моргана, что происходит? Почему он выбежал за мной? Извиняется? Что происходит? Он


меня обнял?! Черт, почему это так приятно, он так аккуратно меня держит, тоже
захотелось его обнять, еще раз замечаю, какой он высокий, я на каблуках утыкаюсь
носом ему в ключицу. Он прижал меня крепче к себе? О Мерлин, я сейчас просто не
смогу стоять, почему это так приятно? О Боги, нет, только не это, Рон…

Она хочет высвободиться, видимо, осознала, с кем обнимается, черт, аж сердце


кольнуло.Меня опять что-то пытается развернуть. Ах да, Уизли. Кто же еще? А вон и
Поттер с Забини бегут за ним

— Что ты себе позволяешь?! — я еле разобрал слова в этом рычании. И что же ему
ответить-то на это?— А ты?! Стоишь и висишь на нем так, будто всю жизнь это делала!
— ох, закрой свой грязный рот, скотина! — Ааа, я все понял, это из-за него ты
рассталась со мной? Как давно вы спите? Что, решила, что продаться за деньги его
папаши удобнее и выгоднее? Я не ожидал от тебя такого! — нет, я так больше не могу,
к дракклу всё!

— Заткни свою пасть отродье! Как ты смеешь так с ней разговаривать? — хорошо, что
высокий рост — одна из главных наших фамильных черт, угрожать сверху всегда легче.

— О, а что помимо денег он еще и защищает тебя? Ты и за отца его вступилась, не уж
то и с, —Да как он смеет!

—Уизел, — резко хватаю его за руку, которой он тут размахивал, он кричит что-то про
нападение на аврора, — Во-первых ты еще не аврор, посмотрим, сможешь ли ты им
стать. — вдох, выдох, — Во-вторых, — сжимаю руку сильнее и ногой бью по его колену,
чтобы он упал на колени, — извинись сейчас же перед Гермионой! Как ты посмел после
всего того, что она для тебя сделала, говорить подобное? Неужели твой мозг
настолько мал, что ты не понимаешь, кого ты потерял? Любой на твоем месте умолял бы
ее остаться, а не побежал бы через пять минут к какой-то глупой курице. Ты ее не
достоин, и я еще раз требую извинений! — Драко, аккуратно, нам не нужны реальные
физические увечья.
— А не много ты на себя берешь? — подонок

— Рон, извинись, немедленно! — спасибо, Поттер, а то я держусь из последних сил.

— Гарри! — чего ты ожидаешь? Что он поддержит тебя в твоих идиотских


предположениях?

— Немедленно! — а Поттер не промах, сталь в его голосе даже меня остудила.

— Извини, Гермиона. Я не знаю, что на меня нашло. — его взгляд проясняется, — Я я


я… — поздно, тварь.

— Достаточно, я не хочу тебя больше слышать. Я не приеду к вам на Рождество.


— ааргх, из-за этого подонка она еще и одна останется на праздники. Блять. 

— Но Гермиона, — Джиневра, давай, не оставляй подругу.

— Нет, я не хочу его видеть. Мне нужно побыть одной, — твою мать. Убил бы этого
гада.

========== Глава 8. Гермиона намек заметила. ==========

Как он мог, нет, как он мог! Я действительно не хочу на Рождество к ним, это только
создаст проблемы и неловкие ситуации, будет везде за мной ходить и просить
прощение. Нет, так не пойдет. Подумать только, предположить, что я ушла от него к
Малфою, нет даже к МАЛФОЯМ из-за денег. Как он мог сказать такое! Черт!
Я почти упала, оступилась: ни зги не видно в этом треклятом коридоре, а сквозь
слезы и того меньше! Моргана, я что, ногу подвернула? Твою же…  надо снять туфли, я
не дойду по-другому…

Пихаю его в последний раз, прощаюсь со всеми. Ухожу в другой конец от Гермионы,
чтобы быстро свернуть на первом же повороте, воспользоваться тайным ходом и выйти к
ней на встречу. 

— Гермиона, прости еще раз, я не хотел, — что это с ней, она еле идет. 

Это что, опять Драко? Опять просит прощение, он-то за что? Хотя стоп, он так за
меня вступился, любой на твоем месте, в каком смысле любой на твоем месте? Он? Нет,
нет, не может быть, что он тоже в этой категории любой. Почему он тогда так на меня
смотрит? Была не была, есть один способ проверить.

Она оборачивается, замечает меня, видимо, не верит, что это все еще я. Задумалась
на секунду, потом быстро подошла ко мне и обняла. Сама. Мерлин! Она стала как-то
ниже? Или мне кажется? Нет, и юбка лежит на полу, раньше не так было. Аа, на ней
нет туфель.

— Гермиона, что с туфлями? Почему ты босиком? — надо выпить успокоительного, иначе


я вернусь и все-таки убью Уизела.

— Я оступилась… там… темно было… ногу… подвернула… идти больно… было… я сняла…

Все это пробормотали мне куда-то в район груди. Так, нельзя, чтобы она босиком
стояла почти в подземельях. Беру ее на руки, как принцессу, хотя почему как, он и
есть принцесса, такая же красивая, хоть и зареванная. Оох, а когда-то я ржал с
таких комментариев от парней… ладноо

— Драко, что ты делаешь? — эмм, я сам не знаю, если честно.


— Забочусь о твоей репродуктивной системе. — Блять. 1002 способа.

— Эмм, спасибо, прости, я, — надо объяснить ей, что это я должен извиняться.

— Гермиона, ш-ш, мне не тяжело и не ты должна извиняться за произошедшее. — смотрит


на меня своими глазами как у Бэмби. А я ведь знаю, что в ней от Бэмби, как в
Невилле таланта к зельеварению.

— Спасибо. — женщина, прекрати.

— Не за что, и я действительно имею ввиду, что благодарить не за что, — пойми это

—Нет, есть. Ты не оставил меня одну, когда все по парам разбрелись танцевать, — она
что, подумала, что я из жалости?! — не оставил одну, когда я выбежала из зала, — я
мог поступить иначе?! — заступился, когда Рон практически назвал меня проституткой,
—заступился? Нет, если я его хотя бы проклял, это да, но я ничего не сделал, —
пришел ко мне во второй раз, — я могу поступить иначе?! Да что с тобой, женщина,
уже бы я понял, что это не просто вежливость, — несешь сейчас на руках, — Мерлин,
если бы ты позволила, я бы носил тебя на руках вечно, — Спасибо. 
Она прижалась ко мне, сама обняла за шею, Мерлин! Я тоже по возможности крепче ее
держу. 

— А куда ты меня, кстати, несешь? — а я все ждал, когда

— Ха-ха, Гермиона, я все думал, когда ты спросишь. Не волнуйся, здесь рядом есть
более-менее отапливаемый класс, надо посмотреть, что с твоей ногой.

— Я просто ее подвернула, — смущается.

— Ну тогда мы просто убедимся, что ты ее просто подвернула. — переспорить меня


очень сложно. Особенно, когда я что-то решил.

— Хорошо. — так просто?

— Я не съем тебя, не волнуйся, — пытаюсь пошутить. 1003 способа.

— Нет, я не в этом смысле, прости, — сказать что-то до юбилейного 1005?

— Гермиона, — да мне нравится ее так называть,— прекрати извиняться. Уизли конченый


идиот, что он делал, что в итоге ты считаешь, что не достойна проявления заботы и
внимания? Как я и сказал ранее, — открываю с ноги дверь, закрываю ее, кладу
Гермиону на парту, — любой на его месте попытался бы вернуть тебя или умер,
пытаясь. Я, правда, сейчас говорю о нормальных людях, а не тех, что считают квиддич
единственной темой для общения, — я не планировал столько говорить. Эх, к дракклу
всё.

Опускаюсь и ощупываю ее лодыжку, правда, просто подвернула, но видимо очень сильно.

— Триппи!

— Да Хозяин Драко!

— Принеси из мэнора эластичный бинт.

Эльф с хлопком исчез. Появился через пару мгновений с бинтом. 


Смотрю на нее снизу вверх, вижу, что она хочет что-то сказать и нагло опережаю ее.

— Она получает деньги. В прошлый раз это закончилось тем, что я и отец пытались ее
успокоить полчаса, объясняя, что никто ее никуда не выгоняет. Если тебя это
позабавит, представь себе ситуацию, я только-только всучил ей галеоны, это далось
мне с потерей тысяч нервных клеток, решил ковать железо, пока горячо, сказал, что
так будет всегда. Вот тогда началась истерика, такая, что на рев примчался, именно
примчался, отец и пытался сначала отодрать ее от своей ноги, пока она всячески
жаловалась на меня, пытаясь понять, что она сделала не так, что я решил от нее
отказаться. Потом еще полчаса он сидел со мной и откровенно угорал с того, как я
пытаюсь вновь наладить контакт. Сначала он, конечно, был более серьезен и менее,
скажи если бинт будет слишком сильно давить, весел, но под конецдаже перестал
маскировать смех под кашель. 

Слышу, она смеется, это хорошо. Я мог бы смотреть на нее вечность. Кто-то открыл
дверь. Кого это сюда занесло?

— Отец? — убейте меня.

========== Глава 9. Что скажет Люциус? ==========

— Отец? — убейте меня.

— Драко. Мисс Грейнджер. — Мерлин, Моргана, я сейчас начну молиться маггловским


святым.
Она хочет встать, он уже заметил бинт на ноге, рукой показал не вставать. Она
послушалась. Надо же…

— Лорд Малфой, — почти скрыла дрожь в голосе. Лорд? Реально? Да что тут происходит?

— С наступающими праздниками, Мисс Грейнджер. — может все обойдется? Он же уже


вроде как не особо ратует за всю эту белиберду про чистоту крови.

— Спасибо, и Вас с наступающими праздниками. 

— Драко, может ты что-нибудь скажешь? — что?

— Отец, яяя… — 1004. Даже с отцом поговорить не могу? Драккл подери всяких
итальянцев. Наконец встаю с коленопреклоненной позы, встаю между отцом и Гермионой.
Я ее что, интуитивно хочу защитить от отца? Да он ей вроде не сделает ничего прямо
сейчас и здесь, ноо…

Мне сейчас станет плохо. Люциус чтоб его Малфой. Собственной персоной. Аккурат в
тот момент, когда его сын, сидя на коленях, заматывает мне лодыжку под рассказ об
эльфийке. Интересно, он меня сразу убьет?

— Драко, я в курсе того инцидента, что произошел между вами и Уизли младшим. Я
надеюсь, ты объяснил ему, что не следует позволять себе подобное в отношении мисс
Грейнджер? — аа?

С чего это он такой культурный? Малфои перешли на особый чай? С особыми


успокоительными свойствами? Что это они все так обо мне пекутся? Не удивлюсь, если
сейчас откуда-нибудь выплывет Нарцисса…

— Разумеется, отец. Я бы думал наказать его чем-нибудь, но думаю это расстроило бы


Гермиону и вызвало бы лишний скандал.

— Хорошо. 

— А откуда ты знаешь, если не секрет? — надо спросить, иначе Гермиона упадет в
обморок прямо тут.

— Не секрет, я был неподалеку. — да ладно, я бы увидел.


 О Боги, он еще и слышал, как Рон предположил, что я сплю с ними обоими за деньги!

—Более того, я слышал… — сейчас и проверим, где ты был.

Что Вы слышали?!

— … что мисс Грейнджер отказалась проводить Рождественские каникулы с семьей Уизли.
Я правильно понял? — ага, где мы тогда были? Аа, понятно, откуда такая
осведомленность.

— Да, лорд Малфой. — не переживай, девочка моя, отец же даже трость отставил от
себя. Явная демонстрация дружелюбности по отношению к тебе.

— Как насчет того, чтобы провести их в Малфой мэноре? — ан-нет, в обморок упаду
сейчас я. Ну и Гермиона заодно. Но отец это воспринял по-своему.

— Я понимаю, что с этим домом у вас связаны ужаснейшие воспоминания. Однако, хочу
вас заверить, что отныне в моем доме вам абсолютно ничего не угрожает. Та гостиная
опечатана магически еще неизвестно насколько, остальной мэнор очищен от
темномагических артефактов, а библиотека полностью в вашем распоряжении, за
исключением отдельного застекленного стеллажа с книгами, способными проклясть даже
меня. — отец выдал это всё без типичной для него холодности. Он даже голос сделал
более теплым. Что он задумал?

— Лорд Малфой, я благодарна Вам за Ваше приглашение, но, — о нет, нет, милая,
переспорить отца еще сложнее, чем меня, у тебя нет шансов.

— Мисс Грейнджер, простите мне, что перебиваю, но не хочу ни в коем случае, чтобы
вы думали, что приглашены только из-за ссоры с мистером Уизли. Мой дом ВСЕГДА для
вас открыт. — правильный подход, с гриффиндорцами выплясывать словесные танцы
бесполезно. Всё надо в лоб.

— Яя, ээм, сэр, простите мне такой бестактный вопрос, но, судя по всему, удивление
таким предложением вызвано даже у Драко. С чего вдруг такая, эмм, честь?
— оправданный вопрос, я бы на её месте тоже испугался.

— Это я вынужден просить прощение у Вас, мисс Грейнджер. Учитывая то, что вы
пережили, находясь в Малфой мэноре прошлой весной, я обязан был изначально
предложить Вам свою помощь в любых вопросах. Однако, я, к сожалению, этого не
сделал ввиду некоторых обстоятельств. К тому же, я заметил, что мой сын весьма к
Вам расположен, друзья Драко всегда желанные гости в нашем доме. — в лоб так в лоб,
к тому же хороший намек на то, что я к ней хорошо отношусь. Уже плевать, откуда он
знает, главное — она наконец об этом задумается. 

Я посмотрела на Драко, он охренел не меньше. Но на меня смотрит с некоторой…


надеждой? Согласиться? Ведь все равно мне некуда идти, только если остаться в
Хогвартсе. Наверное, лучше Хогвартс. Но Мерлин, Драко так на меня смотрит и то, что
он говорил до этого и библиотека… ааах…

—Спасибо за приглашение, Лорд Малфой, — она откажется? — я с радостью приму его.


— да, отец, ты гений. 

Хм, Люциус не сильно удивлен, скорее доволен, а вот Драко охренел еще больше.
Может, я неправильно его поняла, и он не хотел?

— Тогда я вернусь к профессорам и попечительскому совету. До скорой встречи, мисс


Грейнджер. — у меня определенно лучшие родители на свете. Причину их хорошего
отношения узнаю позже.
Лорд Малфой кивнул и вышел.

— Драко, что это было? — хотел бы я знать

— Я не знаю.

— Это, — так надо объяснить ей, что ей у нас ничего не угрожает.

— Нет, это не опасно, хотел бы что-то сделать, не обещал бы тебе безопасность.


Слово Главы Рода не пустой звук. — продолжим тактику в лоб. Кажется, ей это
нравится.

— Хорошо. Это точно удобно? — удобно? Да я сейчас еле держусь, чтобы не начать
отжигать.

— Гермиона, это очень удобно!  Я очень рад, что ты согласилась. И библиотека у нас
реально потрясная. — продолжим давить на больное место.

— Ох, твой отец знал, куда давить. — разумеется

— Да, видимо я когда-то говорил, — блять. Я не то хотел сказать.

— Ты ему говорил обо мне? — жаловался, но скорее всего, он понял, чем мои жалобы
вызваны

— Да, сначала тупо жаловался на девчонку, которая лучше меня по всем предметам, а
потом видимо ударился в подробности описания этой девчонки. 

У нее такие красивые глаза

— Спасибо. — Как она мило краснеет.Я это вслух сказал?!— Только заплаканные. 

— Все равно красивые. — Драко, не позорь род косноязычием, соберись, что за детские
фразы! Смотрит на меня, берет за руку, тянет к себе… что происходит, откуда у меня
такая паника?

— Драко, а ты ведь, оказывается, нормальный человек. — да? То есть ты хочешь


сказать, что я веду себя как взрослый адекватный маг?

— Спасибо. 

— Нет, я серьезно, ты как-то просто скрывал это семь лет. — как она мило смеётся.

— Эмм, — что ответить? Берет вторую мою руку, сравнивает со своей, моя, разумеется,
больше, но она это находит особо милым что ли? Улыбается явно как будто что-то
хорошее увидела

— Драко, а ты меня танец из вежливости пригласил? — так, кажется, она поняла


правила игры «всё в лоб». Что ей ответить?

— Ты ведь и до этого подходил…—Что ей ответить?

— Нет. —ааа, просто беру и целую ее.

========== Глава 10. Ответит ли Гермиона? ==========

— Драко, а ты меня на танец из вежливости пригласил? — так, кажется, она поняла


правила игры «всё в лоб». Что ей ответить?
— Ты ведь и до этого подходил…—Что ей ответить?

— Нет. —ааа, просто беру и целую ее.

Мерлин какие у нее прекрасные губы, я чувствую ее высохшие слезы на губах. Она мне
отвечает, Мерлин

Он меня поцеловал, это действительно со мной? Я сплю, и это все один большой сон?
Мерлин, а мне ведь нравится…

Перемещаю ладони на ее шею, поглаживаю, разрываю поцелуй, говорю, как она


прекрасна, как я хочу быть с ней, меня прям прорвало, что называется… 
Она смотрит на меня в шоке, а потом сама находит мои губы и проводит по ним языком,
я не смею медлить, целую ее в ответ, кто знал, что это будет так прекрасно.

Почему именно с ним я чувствую себя сейчас такой живой, такой желанной? О Мерлин,
пусть не прекращает. 

Она прикусила мне губу, надо же, какая она горячая, сейчас посмотрим, как ты
отреагируешь на это…

О Мерлин, он сейчас действительно провёл языком по шее до уха и прикусил мочку? Мои
бедра сжались вокруг Драко сами собой…

о да, прижми меня к себе своими очаровательными ножками…

Надо остановиться, никто не говорил, что мы сможем не дышать…

Разрываю поцелуй, но не отдаляюсь от нее, шепчу прямо в приоткрытые опухшие губы


слова, нет не о любви, конечно, это еще рано, только спугну ее, слова благодарности
за ее прощение, за то, что позволила поцеловать, говорю, что еще до бала не смел
надеяться на это. Она прижимается ближе, куда еще ближе, снова обхватывает меня
своими бедрами, сцепляет лодыжки в замок, чтобы не сбежал? Куда же я денусь? Ох
если бы не мои руки на столе, я бы уже сполз на пол.

— Драко, я… у меня еще никого…

— Ш-ш, я не намекал ни на что, милая моя. Я готов сколько угодно ждать, если ты
позволишь.

Целую ее в лоб. Вспомнил о том, что, когда целуют в лоб, целуют душу. Да, я
действительно люблю ее в самом светлом понимании этого слова, я не просто хочу ее
тело, я хочу ее всю.

— Поцелуй в лоб значит поцелуй души. Поцелуй в лоб — это поцелуй в третий глаз,
которым называют шишковидную железу или эпифиз, он расположен как раз напротив
области между бровями. Поцелуй стимулирует работу эпифиза и гипофиза, что в свою
очередь может приводить к всплеску гормонов счастья. Так целуют, когда хотят
показать силу любви, дружбы, доверия между людьми, это одновременно более интимно и
также не содержит ни грамма пошлости. — Гермиона, дорогая, как же я люблю тебя.

— Да, милая, я тоже подумал об этом, когда поцеловал тебя. — она рассмеялась, пусть
делает это чаще

— Знаешь, хорошо, что твой отец оказался тогда НЕПОДАЛЁКУ, так мы сможем провести
каникулы вместе. — она правда так считает?

— Да, действительно. Надо его потом поблагодарить, за то, что был НЕПОДАЛЁКУ. — она
тоже поняла, что его там не было. Но не решилась идти в лоб, надо ей помочь.

— Тебе тоже интересно, откуда он узнал все так быстро? Я имею ввиду… эм… мы ведь в
том коридоре были одни, все еще расходились после танца, там никого не было, тем
более твоего отца сложно не заметить, — в каком это смысле?— Нет, — это как же я на
нее посмотрел, раз она так засмущалась, — я в том смысле, что высокий человек со
светлыми волосами очень выделялся бы на фоне темной стены. — ну да, ну да, я так и
подумал. И я вовсе не приревновал ее к собственному отцу. 

— Аа, это да. Фамильный цвет в такие моменты очень мешает. Наверное, кто-то из
портретов ему рассказал, насколько мне известно, Герман Гиллихер дружил еще с моим
прадедом, а дальше помогал по возможности деду, отцу, мне даже.

— Аа, понятно. Так стало спокойнее, а то уже показалось, что у него везде уши и
глаза. — сказать или нет?

— Сейчас их меньше, чем до войны, но тоже предостаточно. — думаю, это наиболее


нейтрально.

— Драко, а, — я знаю, что она сейчас спросит, надо дать ей понять, как много она
для меня значит.

— Гермиона, я не знаю, что обо всем этом подумают родители, но хочу тебе заранее
сказать, что их мнение в этом вопросе для меня ничего не значит. Я всегда буду
рядом с тобой. Я могу и хочу сделать тебя счастливой. Я добьюсь их соглашения.

— Драко, ты же понимаешь, что я никогда не впишусь в ваше высшее чистокровное


общество аристократов, я не такая сдержанная леди как твоя мать. Я…

— И прекрасно, идет к дракклам это гребаное высшее общество! Это оно должно было
уже давно перестроиться. Они кичатся своим древним благородным происхождением,
презирают пришедших из мира магглов за их неосведомленность, а на деле даже не
пытаются хоть как-то ввести их в курс дела. Удивительно, что никто так и не
предложил перенять опыт европейского магического сообщества по интеграции
маггловоспитанных волшебников в традиции мира магии. И никто — это ни наше
министерство, ни аристократы, ни даже Дамблдор. Все эти традиции так и передаются
от отца к сыну, от матери к дочери. Я расскажу тебе все, что знаю сам, и не для
того, чтобы ты просто лучше вписывалась. Я уверен, что ты сможешь найти способ
продвинуть что-то в поддержку…

Она бессовестно заткнула меня поцелуем, Мерлин, сколько я уже вспоминал Мерлина за
этот вечер? Этот поцелуй отличается такой нежностью, я тоже не спешу его углублять,
просто прижимаю ее к себе, перевожу руки с талии до плеч и обратно, не хочу, чтобы
это заканчивалось.

— Так странно, я еще до бала вспоминала последние 4 года, переживала, что со мной
что-то не так, что я не могу привлечь внимание хорошего молодого человека, что
Трелони была права, — мы всё еще в том же положении, её голова у меня на плече,
руками она вырисовывает узоры на моем пиджаке.

— Она никогда не была права. — я заставлю тебя понять, насколько ты прекрасна.
Уизел не может это оценить в силу своей ограниченности, а я, Малфой, в силу одного
своего происхождения могу определить настоящий бриллиант среди стекляшек при беглом
просмотре.

— Думала только о том, чтобы побыстрее вернуться с бала к себе в комнату и


продолжить рефлексию, а теперь я никуда не хочу идти, я так не хочу тебя отпускать.
Подумать только, человек, который может дарить мне такое ощущение счастья и
уверенности, всегда был прямо передо мной, а я об этом даже не подозревала. Что бы
ни было тем, что заставило тебя подойти к нам на балу, я очень этому благодарна, —
Опять целую его. 

— Блейз, — смеется мне прямо в губы. ах вот оно что, Джинни и Блейз заодно.

— Что Блейз? — мне интересно, что с ним сделали, что он во всё это ввязался.

— Это он заставил. Запугивал невестами из наших аристократок, обещал


трансфигурировать мои уши в ослиные, если я попытаюсь оттолкнуть тебя напускным
презрением и сказал, что худшее, что меня может ожидать — полное описание таракана
или хорька, которым ты меня видишь.

Я не могу сдержать смех.

— Да, в этом весь Блейз. Однако я ему безмерно благодарен. Надо подарить ему на
Рождество тот сборник «знаки и символы древних Кельтов» от 19 века. Он мечтает об
этом курса со второго… 

— Не жалко дарить такое ценное? — Блейз будет пищать на итальянском от восторга

— У меня теперь есть ты, так что это всего лишь один из подарков, — о Мерлин.

Целую его. Я не хочу прекращать это сладкое безумие.

— Драко,

— Да милая, — пусть он еще раз так меня назовёт, я точно сойду с ума.

— Мне так нравится, как ты меня называешь, — пусть знает и продолжает.

— Моя милая. — Целует меня с такой нежностью.

— Драко, я изначально не это хотела сказать

— А что? — Сердце замирает, вдруг она передумает.

— Тебе обязательно возвращаться в вашу гостиную? — надеюсь, он не решит, что я


отчаянная 

— Нет, а что? — спасибо, что ответил, пока я себя не накрутила

— Тогда я сейчас отправлю патронус Гарри и Джинни, чтобы не ждали меня, я хочу
остаться с тобой. — я чувствую, что он понимает, почему я хочу остаться с ним.

Сердце начинает биться с двойной скоростью, я такими темпами умру сегодня от


инфаркта.

—Экспекто патронум!
Передай Гарри: Гарри, со мной все в порядке, я не вернусь сейчас в гостиную,
наверняка Рональд все еще там, у меня нет ни сил, ни желания его сейчас слушать. Не
беспокойся, я не одна, со мной Драко, и под не беспокойся я имею ввиду именно не
беспокоиться, не смей выслеживать меня на карте мародеров и следить! Я все равно об
этом узнаю! Со мной все будет хорошо. До завтра!

— Карта кого? — ой-ой, надеюсь, Гарри не будет против.

— Мародеров. Эмм, отец Гарри, Джеймс, его друзья Сириус Блэк, Ремус Люпин и Питер
Петтигрю создали ее во время их обучения. Она показывает абсолютно всех, кто
находится в замке, их перемещения в режиме реального времени. — вижу его удивленное
лицо

— Так вот как он меня…

— Да, вот почему на 6 курсе ты не мог от него уйти. — улыбаюсь ему. 

— Мерлинова борода, это же продвинутые гомункулусовы чары! поразительно, — он так


просто смог признать их талант и выразить восхищение?

— Да, они были достаточно талантливыми людьми. Овладели анимагией, чтобы быть с
Люпином во время полнолуний…— да что же я ему всё так выбалтываю

— Анимагией? — он даже отстранился, чтобы посмотреть на меня.

— Да. Мне всегда было интересно, какая анимагическая форма была бы у меня, — нет, о
своих талантах я пока не признаюсь. Тем более, что нужно пройти регистрацию до
конца.

— Ты хочешь сказать, что ты тоже анимаг? — как он это понял?

— Эмм… 

— Я вижу ответ в твоих глазах. Не хочешь, не говори… у нас еще много времени узнать
друг о друге больше, — это точно тот Драко Малфой? 

— Спасибо. — опять целую его. Я не могу и не хочу останавливаться.

Хлопок, перед нами снова Триппи

— Хозяин Люциус велел Триппи передать Хозяину Драко эту мазь для мисс Грейнджер! Он
сказал, что нужно нанести ее на лодыжку и боль пройдет!

— Спасибо, Триппи. 

Я открыл баночку, на запах действительно нужная мазь. Не то чтобы я настолько не


доверял отцу, но лучше проверить.
Аккуратно, стараясь не причинить боли, растираю ее лодыжку, массирую, втираю мазь.
Слышу, как она почти мурлычет, значит, все правильно делаю. Надо запомнить, что ей
особо нравится массаж.

Вот и все, отдаю баночку обратно Триппи, она с хлопком исчезает.

— Я даже не знаю, что меня пугает больше, твой отец как хладнокровный аристократ
или твой отец, который присылает эльфийку с мазью. — я надеюсь, я не обидела его
этим

— Я понимаю, что это сейчас прозвучит как подталкивание к легкомыслию, но не нужно
его бояться. Он не сделает тебе ничего плохого. Во-первых, он пообещал, во-вторых,
он знает, по всей видимости, о моем отношении к тебе, а меня это убьет, если с
тобой что-то случится, и в-третьих, в Азкабан он возвращаться не намерен. — слава
Мерлину, не обиделся, даже понял, почему я переживаю.

— Да, логично, прости, просто еще утром я бы отправила в Мунго в отделение


психиатрии человека, который предположил бы, что наследник Малфой будет залечивать
мне лодыжку мазью, которую специально для этого прислал Лорд Малфой. Ой, кстати
хорошо хоть я сказала в обращении Лорд, а не мистер? — Мерлиновы подштанники, надо
узнать, как вести себя с его родителями.

— Не переживай, ты идеально продержалась. Я и то тупо простоял весь разговор как


памятник, единственное на что меня хватило — не стоять с открытым ртом. — это да,
мне стало заметно легче.

— Расскажешь про тонкости общения с Лордами и Леди? Не хочу ударить в грязь лицом
перед твоими родителями. Давай я сейчас разберусь со своими туфлями и пройдемся по
Хогвартсу, ты расскажешь мне элементарные правила этикета, а я отвечу на твои
вопросы. Карта мародеров не единственный наш секрет. — загадочно улыбаюсь ему,
встаю с парты, быстро чмокаю его в губы и призываю свои многострадальные туфельки.

Она трансфигурировала свои туфли, теперь они с гораздо меньшим каблуком. Я опять
опустился перед ней на колено, в который раз за вечер, но это только подняло новую
волну счастья в душе, помог с застежками. Она явно в шоке, смотрит с
настороженностью? Нет, перестала, улыбнулась и глядит на меня самым теплым
взглядом, какой она только позволяла себе в моем отношении за все годы нашего
знакомства. Она опять меня обняла, прячет лицо у меня на груди, говорит, что еще
тогда почувствовала, как быстро бьется мое сердце, и не знала, почему. А сейчас ей
приятно просто так стоять и слушать. Я не могу быть таким счастливым, сейчас я
проснусь в своей спальне в подземельях и увижу наглую физиономию Блейза. Нет, если
это произойдет, я самозааважусь. 

— ну что? Идём?

— Давай. Только накинь мой пиджак, там явно не та температура, чтобы ходить в таком
легком платье. 

Улыбается, укутывается в мой пиджак, говорит, что ей очень нравится мой запах.
Детка, я без ума от твоего. Неужели ты не видела моего лица тогда на шестом курсе,
когда Слизнорт принес амортенцию для демонстрации? Она всегда имела для меня запах
мяты, лимона, чернил и книжных страниц. 

Выходим из кабинета, решили пройтись по седьмому этажу, с которого открывается вид


на просторы около Хогвартса. Все равно там никого не будет, все парочки уже
облюбовали ниши и пустые кабинеты на нижних этажах, там не нужно будет терпеть
косые взгляды. Пришлось пройти мимо того самого туалета на третьем этаже…

========== Глава 11. Гермиона решила снять камень с души Драко ==========

— Драко, знаешь, эмм… прости, я обычно более красноречива. — Она смущенно


рассмеялась. — Тогда на втором курсе, когда была открыта тайная комната… Это сейчас
прозвучит слегка бессердечно, может слишком жестко даже, но я думаю, что то, что
случилось произошло на благо…

Я, если честно сказать, не очень понял, что она хотела сказать, поэтому решил
слушать дальше, не перебивая

— Как это ни странно, но суммарно твоя семья внесла огромный вклад в победу светлой
стороны. Если бы твой отец не решил избавиться от того дракклового дневника, тайна
бессмертия Риддла так и осталась бы секретом. Я уверена, что он даже не знал, что
конкретно он положил в котел Джинни, знай он, что это за предмет, никогда в жизни
не вынес бы его за пределы своего поместья, не то, чтобы отдать какой-то
первокурснице. А так, он сам того не зная, предопределил ход войны. Да и Джинни не
пострадала, и Василиска теперь нет. Так что, что ни делается…

— Я, честно говоря, не очень понимаю, о чем ты. В чем такая уникальность дневника?
Я честно не…

— Крестраж. — не слышал о таком, что это?

— Что?
— Это был крестраж. Крестраж — волшебный артефакт, созданный с помощью тёмной магии
с целью сохранения части души. Для его создания необходимо совершить убийство,
затем с помощью специального темного заклятия расколоть душу надвое и поместить
отколовшуюся часть в выбранный предмет. Том МарволоРиддл, на дневнике были его
инициалы, так когда-то звали Волдеморта, был одержим желанием достичь бессмертия.
Он создал 7 крестражей. Дневник — первый из них, он был создан, когда Риддл открыл
тайную комнату и убил Миртл. Когда Гарри принес Дамблдору уничтоженный дневник, тот
стал задумываться о том, как так вышло, что часть души заключена в предмете. Он
нашел ответ, потом узнал, Риддл интересовался крестражами у профессора Слизнорта.
Тот предоставил свои воспоминания, однако изменил их таким образом, что выходило,
что он прогнал Риддла, сказав, что это наитемнейшая область магии, какую только
можно себе представить. Задачей Гарри на шестом курсе стало получить воспоминание
без исправлений. Там Риддл проговорился, спросив насчет числа крестражей, которое
максимально может создать волшебник. «Как насчет числа семь?» Помимо этого,
крестражами были кольцо Мраксов, медальон Слизерина, чаша Пенелопы Пуффендуй,
диадема Когтевран и Нагайна.  Когда нас привели к вам в поместье, нам оставалось
уничтожить чашу, диадему и Нагайну. А из того, как Белатрису волновало ее
хранилище, я поняла, что там спрятан какой-то из крестражей. Логично, что, если он
отдал на хранение дневник, он мог отдать на хранение еще что-нибудь. У нее мы нашли
чашу Пенелопы Пуффендуй. Во время битвы за Хогвартс мы узнали, что Гарри тоже был
крестражем. Он поэтому пришел на ту поляну в лесу, чтобы дать Волдеморту убить его.
Однако так вышло, что убили не Гарри, а осколок души Риддла. Если бы твоя мать не
сказала, что Гарри мертв и была пущена еще одна авада, Гарри бы не выжил. А в
финальной схватке Гарри и Волдемортапреимущетсво было за Гарри, так как старшая
бузинная палочка слушалась его, а не Волдеморта. Понимаешь? 

— Я обезоружил Дамблдора, Поттер меня, то есть, — у меня складывается более полная
картина произошедшего

— Да, то есть Малфои внесли значительный вклад в победу, чтобы там не говорили.
— смеётся.

— То есть Темный… — надо взрослеть, я не боюсь произнести его имя, — Волдеморт не
всегда был сумасшедшим? Это крестражи его довели?

— Да. По словам Гарри, в свои школьные годы Риддл представлял собой симпатичного
молодого человека. Староста Школы, о котором действительно никогда никто не стал бы
думать, как о преступнике. Расчётливый, склонял людей на свою сторону правильными
словами. Это после крестражей он стал проводить крициотерапии и вечера авады.

— Мдаа… — я как раз задавался вопросом, какого драккла аристократов на него
потянуло 

— Это, в частности, из-за того, что не уделяется достаточно внимания темным


искусствам во время обучения. Нужно не просто говорить «нельзя», «плохо», «это зло»
и уж тем более тождественно приравнивать к Слизерину. Нужно описывать, какие
последствия могут повлечь за собой некоторые разделы, чтобы не возникало темных
лордов. Тот же Гриндевальд тоже создал крестраж, однако он ограничился одним,
видимо понимая, к чему это может привести. Светлая сторона попечительского совета
такие введения в программу никогда не предложит, а подобное предложение от, да, к
примеру, от Лорда Малфоя, вызовет ужас. Слизеринские пожиратели хотят утащить
Хогвартс в темную бездну! — она забавно всплеснула руками — Профессор Снейп очень
подходил на роль преподавателя ЗОТИ по духу отношения к предмету, не по способу
преподавания. — охренеть, не ожидал такого.

— Если ты скажешь все это моему отцу, он предложит тебе жить в мэноре. — я ведь
даже не приукрасил.
— Ахахх, надо воспользоваться этим. — да, воспользуйся. 

Тем временем мы уже дошли до площадки, с которой видно было и запретный лес, и
озеро, и новую Хижину Хагрида, в которой до сих пор горел свет, а из каминной трубы
поднимался дым.
Я обнял ее сзади и наложил дополнительные чары для согревания. Она вернула мне
пиджак, сказав, что ей гораздо приятнее чувствовать меня напрямую, без такого
барьера. Я зарылся лицом в ее волосы и буквально вжал ее в себя. Судя по тому
полувздоху-полустону ей это понравилось. 

— Гермиона, тебе разве не нужно делать обход? — Я бросил темпус, ее обход должен
вот-вот начаться.

— Ты хочешь пойти к себе? 

— Что, с чего, о нет, нет, Гермиона, просто я не хочу, чтобы кто-то из профессоров
потом говорил тебе что-то по этому поводу. Я больше всего сейчас не хочу отпускать
тебя

— Как насчет того, чтобы сделать обход вместе? М? 

Она развернулась и стала покрывать легкими поцелуями мои скулы, спустилась ниже к
подбородку, потерлась щекой, нашла своими губами мои и с ходу задала настроение
поцелую. В этот раз нежности в нем было намного меньше, чем во все разы до этого, я
полностью потерял способность трезво мыслить и погрузился в эти потрясающие
ощущения. Моя маленькая девочка, такая притягательная, страстная, отзывчивая.

— Идем.

========== Глава 12. Джинни берется за подготовку Гермионы к Малфой мэнору


==========

— То есть? Как это ты едешь к Малфоям на Рождество? — я лежу на кровати и
мечтательно пялюсь в потолок, — Гермиооонааа, Земля вызывает Гермиоонуу, что с
тобой? — ох, я знала, что это будет не просто.

— Джинни, на ней нет никаких известных мне проклятий. — Гарри, ты думаешь, я не


проверила сама? Я сама в не меньшем шоке, чем вы, ребята.

— Ребята, какие проклятия, Мерлин, если бы вы тоже пообщались с Драко, когда он не


включает образ аристократа, то были бы приятно удивлены. Он потрясающий, такой
начитанный, представляете он тоже читал «Проблемы трансфигурации живых созданий»
Санчеса, мы с ним даже поспорили по поводу применимости принципа отождествления…

— Гермионаа, — да, однозначно Гарри был против, это всё идея Джинни. Надо её
отблагодарить. 

— Да, такой начитанный, вежливый, милый, заботливый. И отец его вчера приятно
удивил, — ой-ой-ей.

— Ктоо? — м-да, про Люциуса надо было заходить аккуратнее

— Ты что, общалась еще и с отцом? — ладно, сказанного не воротишь

— Нет, с ним мы говорили минут пять, он принес свои извинения за то, что было во
время войны и пригласил в мэнор. Заверил, что я там отныне в безопасности… и в
целом двери его поместья всегда открыты для меня… и я там желанная гостья. 

— Ахринеть. — да, Джинни. А-хри-неть.


— Да, Драко тоже так подумал. 

— Гермиона, это точно, — Гарри, мне так приятно, что ты за меня переживаешь.

— Да, это безопасно. Хотел бы что-то делать, сделал, а не звал бы к себе домой,
зная, что отряд Авроров вынесет дверь в парадном входе, если понадобится.

— Хорошо. Но! Ты возьмешь с собой одно чудесное зеркало, сейчас, минуту, — Гарри,
ты действительно прекрасный друг.

— Кричер!

— Да, Хозяин Гарри, Кричер слушает, чем Кричер может помочь своему Хозяину, — да,
Кричер сильно изменился.

— Принеси зачарованное зеркало для связи, — оригинально.

— Кричер принесет.

Хлопок 

— Спасибо, Кричер, сейчас ты можешь идти, я зайду на Гриммо, когда приеду в Лондон
завтра.

—Кричер будет ждать.

Хлопок

— Воот, это зеркало в случае чего быстро обеспечит нам связь. Есть щиты, сквозь
которые не пробьются патронусы, но это зеркало надежно в любой обстановке.

— Мерлин, Гарри! Ты наконец стал интересоваться предметами с Гриммо! Это же


прекрасно! Хорошо, хорошо, я возьму его. Всегда буду носить с собой, если что, ты
узнаешь, что мне нужна помощь.

— Да, можешь звать Кричера, об этом я его тоже предупрежу.

— Спасибо, Гарри. Джииин, ты сможешь меня по возможности оправдать в глазах миссис


Уизли? Просто я действительно не хочу создавать кучу неловких ситуаций в
праздничные дни, — и не надо так на меня смотреть, сама затеяла это всё.

— Конечно, Гермиона, это мой братец должен чувствовать себя виноватым в


произошедшем, никак не ты. — прекрасно. Хотя это явно не бесплатно, сейчас будет
допрос пристрастием о ночи.

Гарри ушел заканчивать сборы чемоданов.

— А теперь подруга, рассказывай! — как я и предполагала, Джинни такая Джинни.

— Что рассказывать? — чисто ради усиления интереса.

— Как Хоречек? По нему же полшколы сохло курса с третьего. — так, это не ревность.
Гермиона, между вами всего одна ночь прекрасных разговоров и поцелуев, откуда эта
ревность.

— Джинни!

— Это же поверить надо, пока все сохли по нему, он сох по тебе, — какое приятное
тепло в груди от этих слов.

— Джинни!

— До чего вы вчера дошли, и за чем застал вас его папочка? — как это пошло
прозвучало.

— Джинни! Мерлинова борода!

— Все было настолько неприлично, когда он вас, — почему она говорит это с таким
восторгом. 

— Неет! Мы были с Драко в кабинете на первом этаже, он перебинтовывал мне лодыжку,


когда зашел его отец. — да, всё было прилично.

— Моргана! Сиятельный Лорд Малфой застал сына на коленях перед мозгом золотого
трио. Какое у него было лицо? Он быстро смог заговорить? — она аж подскочила с
кровати

— Ха-ха-ха, Джинни, все было в порядке, он, кажется, не был удивлен. Сразу как-то
огорошил меня своей любезностью, на Драко смотреть было веселее, чем на старшего, —
надо вернуться к Драко, отвечать на вопросы о нём легче, чем об его отце.

— Ха-ха-ха-ха, оох, жаль я этого не видела. Приблизительно в этот момент Гарри


распекал Рона за его поведение, Блейз стоял как окаменевший, потом, видимо, отошел
от шока и предлагал увековечить особо язвительные комментарии Гарри в настенных
записях перед входом в большой зал или на карточках из шоколадных лягушек. Когда
Рон был отправлен в башню, Гарри выдохся, он предложил нам выпить. Собственно твой
патронус мы видели уже слегка не трезвыми. Но слова в предложения связывать могли. 

— Мдааа, — скорее всего по этой причине все так легко на всё забили.

— Дааа. Но это все так, лирика. Ты выбрала, что будешь надевать у Драко дома? 

— Оох, об этом я вообще думать не хочу, что бы я ни надела на фоне его идеальной
матери… — убейте меня кто-нибудь.

— Так стоп, я уверена, Драко и не думает о том, чтобы заставить тебя вот так сразу
ходить как Леди Малфой. Ему будет нравиться то, что нравится тебе. Это я поняла по
тому, что его взгляд вчера мало отличался от того, которым он одаривал тебя в
школьное время. Что платье, что форма. Из этого следует чтооо? Правильно! Одевайся
как хочешь, только забудь о джинсах, от них в шоке будут и Люциус и Нарцисса! Также
надо бы отказаться от мини-юбок. Это оставим на самого Драко, ему понравится. В
остальном главное условие — чтобы это нравилось тебе! Тогда это понравится и твоему
Драко!

— Он еще не мой, — меня пугает моё «ещё».

— Твой-твой, не думай отрицать, а еще лучше, быстрее становись Миссис Драко Малфой.
— Джинни в своём репертуаре.

— Джинни!

— У нас до отправления экспресса есть время до девяти вечера, сейчас два часа дня.
Успеем. — меня пугает ее чересчур решительный взгляд…

— Что успеем?

— Одевайся, — она уже призывает верхнюю одежду


— Куда?

— Быстрее вставай, вставай, вставай, — каким-то образом на мне уже и шапка, и шарф,
и один рукав пальто.

—Джинни, мне страшно

— Ничего такого, пойдем прикупим тебе что-нибудь из одежды, мантию, белье. О, его
возьмем маггловское, Драко забудет свою фамилию от его вида, надо признать, оно
реально круче нашего.
Я уже и в пальто, и в обуви, как она это сделала?

— Гарри, мы с Гермионой зайдем в пару магазинчиков, вернемся к экспрессу, зеркало


мы взяли.

— Хорошо, только не опоздайте! А-то знаю я ваше пару магазинчиков


 
***

Мы уже миновали ворота Хогвартса и оказались перед Хогсмидом.

— Джинни! — до меня дошел смысл её слов.

— О, а я все ждала, когда ты отомрешь. Я еще раз говорю, что мы не собираемся
делать из тебя суперблагороднейшую леди, мы просто возьмем то, что тебе понравится.
И к тому же, подарки Малфоям сами себя не купят.

— Мерлинова борода, а что им дарить-то, — я даже не подумала об этом. Джинни меня


спасает.

— Вот и разберёмся, — она так легко об этом говорит, будто речь не идет о
богатейшей семье Британии. Ну в магическом мире точно.

— Джинни, хорошо, что ты есть. Ты точно не в обиде, что я… эм… все-таки его отец…
мое-то отношение к ситуации тебе известно, но с моей колокольни говорить легко, но…
— это смотрится жалко, Гермиона

— Никаких но! — ух ты, — Ты думаешь, мы случайно перед танцами оказались около
Забини и Малфоя? Нет! Я, еще когда он к нам только подошел, поняла, что с ним.
Делай, что хочешь, это твоя жизнь, Гермиона, я очень хочу, чтобы ты была счастлива.
Я уверена, что Драко может тебе это обеспечить. Да и надо признать, что вы друг
другу подходите, если бы вам предлагали другой факультет, это точно был бы
Когтевран. Вы сможете спорить по какой-то строке из книги, а потом страстно
мириться. Это то, что тебе надо, — последнее она сопроводила максимально игривым
взглядом и поигрыванием бровей.  

— Ты говорила про белье? Ты думаешь, что… — а я готова? Мы…

— Нет, я не толкаю тебя в постель, просто в красивом отпадном белье будешь себя
чувствовать увереннее. — в этом она права, —И не смей робеть перед Нарциссой!  

— Легко сказать, — оох, может в жизни она более открытая, как Драко и говорил…

— Я в тебя верю. Всегда думай о том, как Драко тебя хочет и всё! Игнорируй свою
неуверенность! — да, он обещал быть рядом.

— Ладно, с чего начнем?


— С одежды, а параллельно думаем о подарках. Пока идей все равно никаких нет, а
шатание по магазинам отнимет время. Аппарируй нас на Косую Аллею!

========== Глава 13. Поездка в Лондон. ==========

— Ну слава Мерлину, я думал, вы опоздаете! — Гарри явно поставил на нас пару


галеонов, видимо, выиграл: Невилл начал шарить по карманам с недовольным видом,
мол, такой исход составлял один процент от всех возможных.

— Нет, все в порядке, мы всё успели. — Джинни многозначительно смотрит на меня и


улыбается. Видимо, думает о тех комплектах белья, которые мы набрали. В зависимости
от настроения я теперь могу нарядиться как невинная девушка, игривая девушка,
женщина, которая знает, чего она хочет и, наконец, как женщина, всю жизнь
проработавшая стриптизершей.

— Вряд ли мы сейчас найдем свободное купе, — бедный Гарри. Мы его достанем.

— Гарри, не брюзжи. — как Джинни умудряется такими словами моментально успокоить


Гарри и еще заставить его так мило на нее смотреть? — Сейчас разберемся, — она
стала оглядываться по сторонам, — о, так, Гермиона, смотри, там Драко и Забини,
вдвоем на все купе! Это расточительство места в экспрессе! Идем скорее, пока это не
заметил кто-нибудь другоооой! — она явно издевается. Хотя я тоже хочу к Драко.
Что?!

— Джентльмены, не возражаете?  — Джинни энд Блейз юнайтед во всей красе

— Конечно нет, проходите. — Блейз скорее всего заранее сказал, где они займут
места. Не могла Джинни так быстро найти их случайным образом. Я не против. Эм, а
куда мне сесть? Лучше напротив или к Драко?

Джинни так светится, сейчас лопнет от невысказанных подколов. Ладно, переживём. Я


уже было хотела сесть рядом с ней, но она ловко усадила к себе Гарри, в итоге я
села к Драко. Я боялась посмотреть на него, вдруг он решит, что ему не нужно
ничего, но не успела я предаться этим ужасным мыслям, как его ладонь под столом
скользнула поверх моей. Видимо, я выдохнула слишком громко, Джинни явно еле
сдерживалась не засмеяться в голос с моей неловкости по этому поводу. Я аккуратно
переплела наши пальцы, теперь настал его черед громко выдыхать. Сдержаться и на это
Джинни явно не могла, хотя надо признать, Блейз выглядел не многим серьезнее. 

— Так что скажете по поводу вчерашнего огневиски? — Блейз, ты чудо.

— О, оно действительно потрясающее, по крайней мере тревоги ушли, а головная боль


так и не пришла. — бедный Гарри. Ему ведь всегда попадало больше всех, когда я и
Рон ругались.

— Да-да, в этом вся прелесть. — Забини озорно ему подмигнул, намекая, что всегда
найдёт для Гарри ещё бутылочку.

— Блейз, я хотел узнать, свободен ли ты завтра? Мне понадобится твоя помощь в одном
вопросе, и единственный, кто мне в этом может помочь – это ты. — походу пьяные
беседы явились хорошим началом для долгой дружбы.

— Гарри, я всегда за то, чтобы помочь, особенно, когда вопрос настолько сложен, что
требует исключительно моего непосредственного вмешательства. — Забини, Забини.Тут
уже прыснул Драко.

— Вот не надо там хихикать. Старина Блейз мастер на все руки! 

— Да, только в случае чего, так на будущее, Поттер, не позволяй ему подписывать
открытки, писать письма и отправлять подарки. Он гениален в их подборе, но
абсолютный раздолбай, когда дело касается таких деталей и мелочей. — Драко решил
принять участие в разговоре? Это хороший знак.

— Спасибо, Малфой, учту. Только, лучше Гарри, думаю, логично было бы перейти на
менее формальный стиль, не находишь? — Гарри, ты просто лучший. Видимо, Забини
вчера выполнял задание "очаровать людей Драко Малфоем".

— Хорошо, Гарри. Я разумеется считаю также, прошу называть меня Драко. — слава
Мерлину.

— Джинни.
 
— Драко.

— Вот и познакомились, не прошло и 8 лет, — вот же шутник, Забини

— Забини! — Драко, кажется, умеет переключать его режим комедианта в более


адекватный. Это хорошо.

— Всё, всё, умолкаю. Предлагаю сыграть в Гоблины-Подрывники. Новинка от близнецов


Уизли, просто потрясающая новинка. Даже без побочных эффектов. Я проверял, просто
приятное времяпрепровождение. Нам ехать еще всю ночь, а спать вряд ли кто-то
захочет, и так отсыпались весь день после вчерашней ночи. — нуу, он не он, если бы
не подколол Драко.

— Давайте! — это я сейчас согласилась на игру от близнецов? 

— Огоо, Грейн…

— Гермиона. — Блейз явно близок Драко, надо проявить дружелюбие.

— Огоо, Гермиона, на тебя явно что-то стало хорошо влиять! — вот зараза.

Глухой звук, видимо, Драко пнул его под столиком.

— Да, ты прав, на меня однозначно кто-то хорошо влияет. — я попыталась вложить в


это как можно больше двусмысленности. Пусть веселится, в конце концов он и Джинни
проделали основную работу.

—Хорошо, что с этим кем-то ты сидишь рядом, иначе у нас не было бы никаких шансов
на победу, — хм, шутник, но добрый, эдакий аналог близнецов. Что же, поездка будет
веселой.

Еще один глухой звук и хохот Забини.

Ну-ну Блейзи, не думаю, что у тебя остается хоть один шанс при любом раскладе

***

Через несколько часов все заметно утомились, Блейз заснул в своем удобном уголочке,
Джинни и Гарри смогли усесться так, что в итоге обоим было удобно и уже видели
третий сон, а мы с Драко все говорили о распределении заклинания Сеттера по
предоставляемому объему котлов. Спустя еще час засыпать стали и мы, на секунду я
подумала, как поступить, можем ли мы тоже сесть как Джинни и Гарри или Драко не
хочет показывать наши отношения, и вообще есть ли эти отношения, чтобы их
показывать…
— Милая, ты слишком много думаешь о плохих вещах, иди ко мне. — он прошептал мне
это прямо в ухо, зарывшись носом в мои волосы.
Я посмотрела в его глаза, удивительно, еще секунду назад там были только искры
любопытства и удовольствия от обсуждения Сеттера, а теперь его взгляд полон
нежности.
 
— Я соскучилась по тебе, — смысл скрывать это?

— Я тоже скучал, милая. 

Я ответила на его поцелуй и полностью расслабилась в его объятиях, какое же это


непередаваемое ощущение. Нам было заметно удобнее остальных, ведь мы сидели на
целой скамье вдвоем. Он облокотился спиной на стенку у окна, вытянул ноги на скамье
и в итоге я очень удобно улеглась прямо на нем. Это было просто потрясающе. Я так и
заснула, обнимая его за талию и слушая, как бьется его сердце.

========== Глава 14. Малфой мэнор. ==========

— Машина дальше не идет, я так понимаю? — Блейз, кто же еще.

— Да, похоже на то, — это уже Гарри

— Уже приехали? — Джинни явно не хотела просыпаться.

— Милая, просыпайся, мы приехали. — опять этот шепот, я чувствую, как у меня на


лице разрастается улыбка.

— Твою же, шею не разогнуть. Вы как? — если кто-то на что-то жалуется, то это с
вероятностью в девяносто девять процентов Блейз Забини.

— Спина затекла. Ужас, кто только придумал ехать ночью. — бедный Гарри.

— Я хорошо выспалась. — я действительно хорошо себя чувствую

— Еще бы, а как выспался Драко? — Джинни, Блейз на нее плохо влияет.

— О, Джинни, это бесполезно, мужчина Малфой умрет, но будет держаться, особенно
когда речь идет о женщине, — если кто-то докапывается с подколами к Драко, то это
стопроцентно Блейз Забини.

— Драко? — смотрю на него со смесью смущения и сожаления в глазах

— Все в порядке, милая, — он опять целует меня в лоб. Мерлин, это заставляет меня
тянуться к нему чуть ли не больше, чем поцелуи в губы. Я чувствую, как краснеют мои
щеки.

— Дааа, видно. Ну ничего, сейчас посмотрим, как он встанет. — Забини такой Забини

— Ого, реально что ли нормально? — Джинни явно удивлена, наверное, ожидала от Драко
причитаний как на первых курсах

— Видимо не так сильно спина затекла, но явно не нормально. — эксперт в сфере


Малфойведения Блейз Забини.

— Зато я сейчас придушу одного чересчур болтливого итальянца и резко все станет
нормально, — Драко явно веселится.
— Души только после того, как он мне поможет, — Гарри попытался распрямить плечи

—Ловлю на слове, — хорошо, что мальчики вроде как нашли общий язык

— Ээй, Драаако, мы же столько лет дружим!

— Я тоже иногда бываю шокирован этим. Надо было тебя еще на первом курсе придушить
ночью.

— Вот за это я его обожаю, злюка, но отходчивая, — Блейз явно в ударе.

— Блеййз

— Видели, это же уникально, прорычать имя Блейз, а вы так сможете? — но шутит он
смешно

— Ох Мерлин, это бесполезно. — Драко смирился

— Хорошо хоть светло на улице, не придётся никого искать в ночи. — Блейз когда-то
бывает чем-то доволен?

— А только что ты жаловался…

— Привыкай, Джинни, это его вечное состояние, — Драко закатил глаза

—Ясно.

— Так, тебя заберут старшие из Уизли, вас Малфои, а мы с Гарри пойдем решать его
проблему. Но Гарри, я сначала поздороваюсь с родителями Драко, я не я буду, если не
поцелую ручку его маме. — Блейз так хорошо общается и с родителями Драко?

— Разумеется, я тоже с ними поздороваюсь и пойдем. — Гарри решил обозначить свое


немое присутствие около меня. Я очень ценю его.

***

Мы подождали Гарри у ближайшей к выходу из нашего вагона колонны.

— За Джинни я проследил, ее забрали, где родители Драко? — Гарри явно заинтригован.
Видимо, тоже хочет увидеть дружелюбного Люциуса собственными глазами.

— Ищем самых сиятельных из сиятельнейших…

— Блееейз! — Драко опять умудрился прорычать это имя

— … Лорда и Леди…

— Аа, это никогда не кончится, — и вправду Драко отходчивый, опять смирился

— … На всей платформе. Оо, вон, да, идемте.

***

— Отец, мама. Позвольте представить вам Гермиону Грейнджер.

— Драко. — его родители улыбнулись ему, — Лорд Люциус Малфой и моя супруга Леди
Нарцисса Малфой. Рады с вами видеться. 

— Лорд Малфой, Леди Малфой. — Блейз так и светится


— Блейз, рады тебя видеть. — да, Нарцисса однозначно хорошо относится к Блейзу.

— Леди Малфой, когда я вас увидел, понял, что еще лучше этот день стать для меня не
сможет. Вы, как и всегда, обворожительны. — ох как заливается

— Спасибо, Блейз. Ты поедешь отмечать Рождество в Италию? 

— Скорее да, чем нет. Есть вероятность, что мама приедет сюда вместе с сестрой. Она
просила передать вам наилучших пожеланий к празднику.

— Взаимно, Блейз, взаимно. Обязательно передавай ей мое приглашение в Малфой мэнор.

— Спасибо, Леди Малфой.

— Лорд Малфой, Леди Малфой. — Гарри явно развеселила речь Забини. 

— Мистер Поттер.

— Не могу не согласиться с Блейзом, вы действительно обворожительно выглядите.


Хочу выразить наилучшие пожелания на праздники, Леди Малфой. — Однако.

— Спасибо, мистер Поттер. Мы с Люциусом также выражаем вам наши наилучшие


пожелания. — у Нарциссы в глазах появились какие-то искры, однако их природу я пока
не берусь идентифицировать.

— Также прошу не беспокоиться по поводу Мисс Грейнджер. Как Глава Рода Малфой даю
вам слово, что в моем доме ей ничего не угрожает. Более того, двери Малфой мэнора
всегда открыты и для вас, мистер Поттер. — а вот и дружелюбный Лорд Малфой
собственной персоной.

— Благодарю. Еще раз всех с наступающими праздниками. Мы с Блейзом вынуждены


откланяться. 

Гарри кивнул на прощание и удалился с Блейзом с платформы.

— Давайте продвинемся к площадке аппараций. — Лорд Малфой хочет быстрее оказаться


дома. Логично, на него очень странно смотрели люди из ближайшего нашего окружения.
От откровенно косых взглядов его спас только Гарри. И я сейчас.

— Да, давайте не будем терять времени здесь на станции. — Драко тоже это заметил.

— Драко, с тобой все в порядке? Затекла спина? Я всегда говорила, что сиденья в
экспрессе до жути неудобны, особенно, когда переезд приходится на ночь. — ой-ёй,
интересно, насколько покраснели мои щеки и можно ли это списать на холод на улице. 

— Мама, все в порядке, не стоит волноваться. — Драко спокоен как скала.

— Да, Нарцисса, я уверен, не стоит волноваться. По своему опыту могу сказать, —он
очень тепло посмотрел ей в глаза, — неприятные ощущения от неудобных сидений
пройдут достаточно быстро. К ужину Драко будет в полном порядке. — Это он сейчас
намекнул ей на то, что сам так страдал, как Драко сейчас? О Мееерлин, выходные
обещают быть веселыми.

— Возьмитесь за трость, мы аппарируем.

На удивление аппарация прошла легко, даже тошноты нет. 

— Гермиона, все в порядке? — Драко, кажется, перепутал удивление на моём лице с


плохим самочувствием. 

— Да, я бы даже сказала, что это самая приятная аппарация из всех, через которые
мне приходилось проходить.

Если бы я не была так занята осмотром огромного сада перед домом, я бы больше
внимания обратила на заинтересованные взгляды родителей Драко. Мы аппарировали в
комнату, у которой целая стена состояла сплошь из окон, из которых был виден
заснеженный сад и озеро, которое, как ни странно, не было покрыто льдом и было
затянуто чем-то вроде сильно концентрированного пара. 

— Драко, покажи нашей гостье ее комнаты

КомнатЫ? Хотя, Гермиона, чего ты ожидала от Малфоев?

— Встретимся на чай через 40 минут.

— Хорошо, отец.

Родители куда-то удалились, я, кажется, даже не заметила, в какую конкретно сторону


они ушли. Мне не терпелось спросить Драко об озере.

— Да, на нем специальные чары, не дающие окружающему холоду воздействовать на озеро


и его обитателей. Я обязательно покажу и расскажу тебе все о мэноре, сейчас идем, я
покажу тебе твои комнаты. Не волнуйся, они рядом с моими, в случае чего тебе не
придется далеко ходить.  Идем, милая. 

Он мягко целует меня в щеку.

— Драко, Блейз всегда такой…

— Да, моя мама воспитывала его больше, чем его собственная. Он большую часть
времени проводил у нас в поместье, поэтому он так расплывается в восхищении. — это
многое объясняет.

— Понятно.

— А ты не знаешь случайно, что Поттеру, то есть Гарри, нужно? — ему интересно,
почему Гарри обратился к Блейзу, а не к нему? Ох, Дракоо, ты ревнуешь или боишься,
что ты ему не нравишься?

—Знаю, — сказала я с интригующей интонацией 

— Но не расскажешь? — ему явно интересно 

— А что мне за это будет? — откуда у меня такое игривое настроение?

— Хмм, я однозначно хорошо на тебя влияю, — он сказал это с улыбкой на лице. Она
идёт ему. Надо заставить его чаще улыбаться.

— Да. Так что? 

— Вот, мы пришли, проходи.

— Мерлин, Драко, это потрясающе!

— Ты можешь изменить здесь все как захочешь…

— Драко, я даже менять ничего не хочу! Все цвета теплые, огромные окна, шикарная
кровать, только, кажется, мои комнаты больше, чем мой дом…

— Эмм, — судя по его реакции, я явно смутила его последним сравнением.

— Спасибо. — я знаю, чего я хочу…

— Не за что, — он опять улыбается. 

— Так что мне будет? — надо подвести его к правильному вопросу


 
— А чего ты хочешь? — а вот и тот самый вопрос.

— Иди ко мне.

========== Глава 15. Первый маленький опыт Драко и Гермионы. ==========

Комментарий к Глава 15. Первый маленький опыт Драко и Гермионы.


Здешняя сцена описана очень расплывчато, в будущем подобное будет описываться
более точно :)
Я подхожу к ней, аккуратно, медленно, пытаюсь понять, что она придумала, но ничего
не выходит. Вот я уже в шаге от нее, она сама делает этот последний шаг на встречу
и целует меня страстно и требовательно. О, как она проводит ногтями по спине,
хорошо, что я снял пиджак, он бы сейчас только мешал. Поднимает руки к моим
волосам, зарывается в них и полностью меняет мне прическу, наверное, я сейчас похож
на Поттера с его гнездом на голове, но это только заводит меня еще больше. Хватаю
ее за талию и прижимаю к себе со всей силой, она встает на цыпочки, мои руки сами
переместились на ее ягодицы, я сейчас умру от счастья, где это видано, она
покачивает бедрами из стороны в сторону, она не против, чтобы я ее так держал?
Сжимаю ее потрясную попку и с большей силой впиваюсь в ее сладкий рот, я сейчас
действительно умру от счастья. Ее стон слегка меня отрезвляет, я отстраняюсь,
смотрю в ее глаза, вижу донельзя расширенные зрачки, спускаюсь взглядом ниже,
красные щечки, еще ниже, опухшие губы, и при этом она все еще так соблазнительно
прижимается всем телом ко мне.

— Гарри хочет выбрать подарок твоим родителям, отцу он что-то нашел, а для миссис
Малфой ему в голову ничего не пришло. Блейз вчера во время свой дипмиссии рассказал
о том, что знает о ее вкусах все и даже больше, Гарри на радостях обещал ему ящик
огневиски. — так вот в чем дело, Поттер не испытывает ко мне личной неприязни. Это
успокаивает.

— Ха-ха-ха, да, Блейз не соврал. Это будет идеальный подарок.

— Драко, я… знаешь… я никогда не чувствовала ничего подобного… ни с кем… я вижу


тебя и у меня буквально все выходит из головы, хочется только тебя… — милая, я
готов за эти слова ползать за тобой на коленях. О Мерлин, я даже не буду сейчас
думать о том, что я сделал бы с тобой в более интимной обстановке.

— У меня то же самое, милая, то же самое, — пусть знает, какую реакцию она вызывает
одной своей улыбкой.

— Твои родители не будут против того, что мы так, — милая, они чистокровные, но не
ханжи. 

— О нет, поверь им без разницы. Ты же заметила намек отца про сиденья, — смеюсь,
думая, как отец потом избавлялся от этой ноющей боли в пояснице и плечах. 

— Да, это что-то. — она смутилась и рассмеялась. Какая она милая.

— Мне нравится твой смех. 


— А мне нравится твой голос, каким глубоким и тёплым он становится, когда ты
говоришь со мной. Покажешь мне мэнор? С подробными описаниями. Чем больше я буду
тебя слышать, тем лучше у меня будет настроение. — я сделаю всё, что ты захочешь,
только скажи.

— Конечно, покажу. 

— Как спина? Я-то хорошо выспалась, даже не болит ничего. — моя милая, я готов
спать на голой земле, лишь бы тебе было хорошо.

— Это главное, а моя многострадальная спина видела многое похуже стенки экспресса.
Не волнуйся.

— Ложись, я хотя бы чуть-чуть помогу тебе, разомну мышцы, нехорошо терпеть боль.
Давай, — а она сильная, действительно потянула меня к кровати. 

Мерлин, если она на меня сядет, чтобы делать массаж, я не смогу бороться с
возбуждением

—Вот, ложись, удобно? Я не давлю на ноющую часть?

Она действительно уселась мне на пятую точку. Ооох, как же приятно ее руки
действуют на мою спину. Мерлин, лучше только то, как она сам раскачивается на мне,
я чувствую, что ей это доставляет удовольствие. Оох, девочка, придет день, ну или
ночь, и я втрахаю тебя в кровать. 

Не знаю, зачем я его так мучаю, наверное, просто хочу слегка побаловаться. Мерлин,
я что, сама так возбудилась от всего этого? Мерлин, со мной такого никогда не было,
если я сейчас не прекращу это безумие, я кончу только от своих же раскачиваний на
нем. А как же не хочется останавливаться!

— Мм

Она стонет? Бляять. 

Как он так резко встал? Я уже под ним, еще и с раздвинутыми ногами, оохМерлин, что
он хочет сделать

— Гермиона, что бы я ни делал, ты всегда можешь остановить меня одним словом нет,
хорошо? — она должна быть во мне уверена.

— Да, — ох как она смотрит.

Он целует меня в шею, это так прекрасно, о нет, есть кое-что прекраснее, он
возбужден не меньше, чем я и видимо решил довести меня до оргазма своей эрекцией.
Хоть бы он не останавливался!

— Драко, не останавливайся, — то, что я чувствую, не идет ни в какие сравнения с


тем, что я испытывала, когда ласкала себя сама. Я теперь потеряю интерес к
самоудовлетворению, и это при том, что мы полностью одеты.

Я уже совершенно бесстыдно постанываю под ним, отвечаю на требовательные поцелуи и


нещадно впиваюсь ногтями в его спину, ему, наверное, неприятно

— Мм, да, Гермиона, да, продолжай, — Нет, видимо приятно

— Еще чуть-чуть, – я чувствую, что уже близко, — Драко! – да, это однозначно лучше,
чем самоудовлетворение. Мерлин! Я слышу, как стучит мое сердце, такого еще не
было. 

Она так прижимает меня к себе так сильно, и бедрами, и руками, еще и выстанывает
так соблазнительно

— Гермиона, аахх, детка, это потрясающе, – да, я давно не кончал в штаны.

— Да, это восхитительно, — целую его, — просто восхитительно, — замечаю какие-то


осколки на полу в углу, — ооой, кажется, ваза разбилась. 

— Хрен с ней, я согласен перебить таким образом все, что есть в этом доме. Так,
теперь надо успокоиться и спуститься на чай. — от его слов захотелось его оседлать
во всех смыслах этого слова.

— Да, ты прав. Я не сильно плохо обошлась с твоей спиной?

— Нет, это было прекрасно, спина прошла, — кажется, ему действительно легче,
двигается увереннее

— Хорошо, — опять целую его.

***

— Вот, вторая дверь на этой стороне – вход в мои комнаты, ты можешь заходить туда
беспрепятственно, не спрашивай разрешения у кого-либо, просто заходи, если нужно. 

— Правда, что комнаты наследника – самое безопасное место в мэнорах? — готовься,


милый, это только начало моих вопросов.

— Да, если будет патовая ситуация, особняк может образовать там неприступную
крепость или создать дверь-портал для выхода где-нибудь на территории, где пожелает
наследник.

— А комнаты лордов действительно невозможно отыскать, если лорд не захочет?

— Да, будешь видеть просто стену. А откуда? — он явно удивлен

— Гриммо. Там правда вообще какая-то чертовщина творится, особняк жил собственной
жизнью. Но про пару закономерностей говорил еще Сириус. — что творил этот дом –
тема отдельного дня. Просто сидеть и вспоминать.

— А что значит жил собственной жизнью?

— Эмм… здесь чувствуется, что поместье приветствует хозяина, магия ластится к


лорду, к леди, к наследнику. А там… плевать хотел дом на то, что сначала Сириус, а
потом Гарри были хозяевами. Про нас, гостей, я вообще молчу. Под крики Вальбурги
Блэк ковер на лестнице сбрасывал меня, Джинни, Тонкс. Перед Сириусом двери меняли
положение, выводили каждый раз в новую комнату, я так и не поняла, сколько их там
если честно. К Гарри дом относился относительно нейтрально, но там и Кричер его
признал за хозяина. Однако до сих пор дом иногда показывает характер, то ручка у
двери нагрета, то кресло отъедет, то вешалка начнет кусаться. Время от времени
устраивает локальные Армагеддоны. 

— М-да… удивительно то, что ты смогла почувствовать магию мэнора. Неудивительно


поведение дома по отношению к Сириусу и всей вашей дружной компании. Последняя из
рода Блэк, Вальбурга Блэк перед смертью могла поставить условия для хозяина. Видимо
решила, что или хозяин будет достойным, или пусть вообще дом никому не достанется.
Сириус явно не подошел под ее условия. У особняков особенная магия. Они не любят
отсутствие внимания, халатность и пренебрежение. А он позволил совершенно чужим
людям войти жить в дом, разбираться в семейных вещах, перестраивать его. Мэнор тоже
взъелся на нас, когда пришлось содержать тут ближний круг с самим…

— Серьезно? — это же надо, Малфой мэнор обиделся на Люциуса.

— Да, отцу и так было непросто, а еще дом отбрыкивался.

— Ого, — надо разузнать побольше про магию особняков, — Стой, а сейчас же все в
порядке, то есть можно помириться с магией дома?

— Сын, мисс Грейнджер, вы уже тут. Это прекрасно. — Лорд и Леди Малфой, они,
кажется, настроены большее дружелюбно, чем на станции. Драко был определенно прав
по этому поводу.

— Лорд Малфой, леди Малфой. — надо поддерживать образ культурной девушки.

— Мисс Грейнджер, я случайно подслушал ваше последнее предложение. Да, помириться


можно, но сложность примирения будет зависеть от хозяина, семьи, самого дома. О
каком доме говорили вы? — ух ты, Люциус Малфой – настоящий клондайк, если он
согласится отвечать на мои вопросы.

— Гриммо 12. — он просто поднял брови и потянулся за чашкой.

— Легче купить новый дом. — вот это поворот. 

— Люциус! — Нарцисса рассмеялась. Какой у нее мелодичный смех. Заразительный я бы


сказала.

— Что, дорогая, извини меня, конечно, но не думаю, что этот дом кого-то примет.
Учитывая характер его последней владелицы… — при упоминании оной он нахмурился. Что
же Люциус, вас она тоже не жалует, уж я-то знаю.

Около меня с хлопком материализовался нервничающий Кричер. Мерлин, что случилось?

========== Глава 16. Дом на Гриммо разбушевался. ==========

Около меня с хлопком материализовался нервничающий Кричер. Мерлин, что случилось?

— Хозяин Гарри просил мисс Гермиону помочь ему выбраться из дома на площади
Гриммо. 

— Кричер! Что с Гарри? — надо всерьез задуматься над словами Люциуса о продаже
дома.

— Увы, мисс Гермиона, Хозяин Гарри решил зайти в кладовку, Кричер предупреждал его,
Кричер говорил, что дом расстроен, Кричер не хотел, чтобы Хозяин Гарри пострадал,
но Хозяин Гарри не послушал старого Кричера и зашел туда, а выйти не может. — эльф
расплакался.

— У Поттера потрясающее везение. Может ему кто-то подливает зелье неудачи по утрам?
— Драко не мог не сказать этого.

— Наследник благороднейшего рода Малфой Драко прав! Кричер предупреждал Хозяина


Гарри! — Кричер отвлекся от рыданий, теперь вытирает своей наволочкой глаза и лицо.
Кажется, Драко просто знал, что сказать, чтобы Кричер пришел в более-менее
вменяемое состояние.
— Отец? — да, полностью поддерживаю, идти туда вдвоем не хочется. С Лордом Малфоем
будет явно спокойнее.

— Идем, вытащим национального героя из кладовки.  Лучше пойдем все вместе, надеюсь
присутствие Нарциссы ускорит процесс. — с этими словами он поднялся со своего места
и подал руку супруге. 

***

Мистер Малфой аппарировал нас всех ко входу в дом. Фиделиус был снят еще летом,
когда стало понятно, что заклятие явно "глючит" время от времени, если выражаться
по-маггловски. Приходилось аппарировать по несколько раз, чтобы увидеть дом. Это с
учетом того, что единожды посвященные в тайну маги, всегда должны видеть защищенное
место. 
Дверь никак не хотела открываться, Кричер перепробовал все известные ему способы.
Нами была предпринята попытка личной аппарации непосредственно вовнутрь дома,
аппарации с Кричером, аппарации с Триппи, взлома камина, и, когда последние надежды
были на грани смерти, дверь открылась сама собой. Сама собой. Да.

— Мисс Грейнджер, такое часто случается? — Лорд Малфой выглядит озадаченным.


Нарцисса, кажется, погрузилась в воспоминания.

— Постоянно. Это еще цветочки. — Я вздохнула, — Однажды мне пришлось просидеть на


крыльце 40 минут, прежде чем дверь открылась. Я тогда от отчаяния стала говорить с
домом, и в какой-то момент дверь сама распахнулась.

— А о чем вы говорили?

— Я жаловалась на судьбу. — Он поднял одну бровь, — В какой-то момент перешла на


угрозы. — Теперь и вторую, — Сказала что-то в духе "неудивительно, что Сириус не
хотел здесь жить, Гарри такими темпами тоже уедет и забудет об этом месте". Вот
после этого дверь и открылась. Ой… — я остановилась посреди коридора, — я же не
знала, что у домов своя магия, я его, наверное, обидела…

— Гермиона, ты чудо, переживаешь за чувства дома, который тебя скидывал с лестницы


и где тебя почти покусала вешалка. — Драко, он так внимательно слушает, что я
говорю, за одно это мне хочется его поцеловать.

— Он же не виноват, что его прошлая Хозяйка настроила его против всех. 

Тем временем мы перешли из коридора в гостиную на первом этаже.

— Мерлин! Гермиона, что здесь произошло? — Драко однозначно не видел подобного


раньше. Еще бы. Вся мебель перевернута, у некоторых кресел ножки отломаны и
разбросаны по полу. Два из четырех карнизов держатся только с одной стороны, шторы
изодраны, содержимое шкафов валяется на полу, на днищах перевернутой мебели. Часть
посуды разбита, несколько рамок с фотографиями разломаны, фотографии лежат под
мелкой крошкой стекла. Нарцисса подняла одну фотографию, отряхнула, ее взгляд
погрустнел, а губы тронула печальная улыбка. 

— Локальный армагеддон, о котором я говорила. Надо узнать, где СЕГОДНЯ кладовка.


Кричер!

— Кричер проводит гостей к кладовке, — эльф закряхтел.

— Нарцисса! Что ты делаешь в таком обществе! — как я надеялась, что она сегодня
возьмет выходной в своих концертах.

— О Мерлин, начинается… — я положила руку на лоб.


— Что начинается? — оо, Драко явно не знаком с тетей своей матери.

— Последняя леди Блэк приклеила свой портрет у входа, — я указала в нужном


направлении, — чтобы выдавать пламенные речи, слушай, сейчас начнется.

И действительно, едва я успела это договорить, дом сотряс новый крик:

— Когда я отдавала тебя замуж за благородного наследника Малфоев, я думала, что ты


будешь находиться в приличном обществе! Никак не в обществе жалких полукровок и
грязнокровок!
 
Вдох, хотя непонятно, зачем портрету дышать…

— Люциус! Как ты мог заставить девушку из благороднейшего дома Блэков связаться с


таким отребьем!  Знай я, что произойдет, никогда бы не дала согласия на ваш брак!

— Силенцио Максима! Дальше перемывают кости твоему дедушке. Я думаю, мы обойдемся


без этого.

— Всё настолько плохо, что нужно силенцио максима? — Драко в шоке.

— Перемывают ненормативной лексикой. — Люциуса аж перекосило, ха-ха-ха, — Дааа, я


однажды ответила, что согласие давала не она, а Сигнус Блэк Третий, вот тут я
услышала о вашей семье такоое, надо отдать это воспоминание Блейзу, он выпишет
отдельные фрагментыпламенной речи об этих драккловых блондинах, возомнивших себя
хозяевами Британии. Если, конечно, ты не предложишь мне больше, чем он.

— Не надо, я готов их выкупить. — надо придумать, что я за это потребую.

— Это будет очень дорого, мой сиятельный павлинчик, ха-ха-ха, — последнее я ему
прошептала, но его родители, кажется, услышали. Бедный Люциус. — Так, по моему
опыту, она сейчас все еще на АбраксасеМалфое. Моего силенцио хватит еще на полчаса.
Надо вызволить Гарри из кладовки. 

Минут пять мы куда-то, я не узнавала эти комнаты, шли за хныкающим Кричером. 

— Как-то долго мы в этот раз идем. — я подумала, что разумно предупредить


остальных.

— В этот? Это не впервые? — Лорд Малфой за прошедшие полчаса выдал эмоций на лице
больше, чем Драко за восемь лет.

— Нет, до этого Гарри застревал в шкафу, на кухне, в кабинете, в ванной, —усталый


вздох, — теперь в кладовке. Только интересно, что с каждым разом до нужной комнаты
нужно идти все дольше. — послышался сдавленный вдох. Бедный Люциус.

— Кричер плохой эльф! Кричер не уберег Хозяина Гарри! Кричер накажет себя!

— Не смей, Кричер. Хозяин в очередной ловушке по собственной глупости, и, если кого


наказывать, так это его. — еще этого не хватало, Гарри много раз был предупрежден.

— Вот! — эльф указал своими ручками в пустоту. Что же, никто не говорил, что это
будет легко.

— Что вот, Кричер? — Драко, отомри. Хотя у него такой милый вид, когда он в
замешательстве.

— Кладовка. — Кричер разрыдался.


— Тут же… пусто? — Драко решил переспроситьна случай, если только с ним что-то
произошло.

— Кричер поэтому испугался за Хозяина, Кричер его слышит, но подойти не можеет, —


рыдания стали громче.

— Мерлин и Моргана, за что это всё…— бедный Люциус.

— Лорд Малфой, Вы хорошо держитесь. Кингсли в прошлый раз осел по стеночке. 

— Спасибо, мисс Грейнджер. — его это позабавило. А ему тоже идёт улыбка. 

— Дом определенно на меня не реагирует. — ох, Нарцисса, радуйтесь. Это лучше, чем
когда он реагирует.

— Кричер не уберег Хозяина! — бедный Кричер, он сел на пол и разрыдался пуще


прежнего.

— Кричер! Принеси из Малфой Мэнора из моего чемодана книгу "777 лучших темнейших
проклятий эпохи тёмных времен под редакцией Зигтира"— надо его отвлечь. Ой, Малфои
все на меня уставились. Это не моя книга… хотя, добью их, — потрясающая книга.
Особенно разделы, посвященные наведению морока и использованию магии цветков и
плодов растения Дьявола. — я сохраню воспоминание об их лицах в думосборе.

— Ты хочешь дать дому взятку? — как Драко так быстро понимает, что у меня на уме?

— А вдруг прокатит? — Малфои странно на меня посмотрели. Ничего, в конце концов я с


этим домом контактировала больше.

— Кричер принес! — да, задействовать его в вызволении Гарри было явно хорошей
идеей. Он с такой надеждой смотрит на меня. Таак.

— Молодец, Кричер!

Ну что же, приступим.

— Эту книгу украл отсюда негодник Флетчер! С огромным трудом мне и Гарри удалось ее
отследить, чтобы вернуть на место. Может можно было бы отпустить Гарри, чтобы он
вернул ее на место? Я не могу пройти в библиотеку, а оставлять такое просто в
комнатах немыслимо! Ее оттуда украдет любой, кто сможет зайти! Но если Гарри не
отпустят, я отдам эту без сомнений ценную книгу благородного дома Блэков лорду
Малфою! Его поместье его слушается и помогает своему хозяину во всем, в частности,
в сохранении ценных вещей! Лорд Малфой и его поместье будут рады принять столь
ценную книгу у себя, если конечно не появится Гарри, который сможет вернуть ее на
ее место в библиотеке Блэков! 

— Гарри! — Драко и Люциус хорошо среагировали, иначе Гарри покатился бы по


лестнице. Он вывалился из ниоткуда.

— Гермиона, ты гений! Я тут просидел почти час, дом не хотел меня отпускать. 

— Хозяин Гарри! Кричер переживал! Кричер позвал на помощь в доме Малфоев! Там
никогда не отказывали Кричеру в помощи! — как Кричер быстро успокоился. Всегда
поражалась такой смене настроения у эльфов.

— Кричер, ты же сказал, что тебя ко мне Гарри отправил! — я подняла одну бровь,
выразительно глядя на эльфа: от меня не уйдешь.
— Хозяин Гарри сформулировал приказ о призыве помощи неточно! Кричер понял, что в
доме Малфоев ему помогут быстрее, чем в доме рыжих пре… Уизли! — и ни тени стыда на
этом лице. А Малфои прифигели знатно, непонятно, правда, от чего, от того, что моя
взятка сработала, или того, что эльф так вольно трактует приказы.

— Молодец, Кричер. Мне хватило посидеть там час, не пойди ты к Малфоям, я бы


просидел еще сутки. — Гарри скорее всего уже отчаялся в кладовке. 

— Так, рано радуешься! — все посмотрели на меня. Я повернулась к дому, все


остальные остались позади меня, и я продолжила свою манипулятивную речь:

— Гарри, без сомнений, очень хочет вернуть ценную книгу в библиотеку Блэков, однако
он не уверен в том, что он сможет выйти оттуда также легко, как и зайти. Дом ведь
не хочет потерять и книгу, и хозяина, который не захочет возвращаться в дом,
который его не любит? — это плохо, что я так играю на чувствах дома, но ситуация
безвыходная.

Мир вокруг меня начал вращаться, я так и не поняла, что началось, но закончилось
оно так же быстро, как и завертелось. Закончилось резким толчком, ощущения были,
как будто весь воздух из тела выбили.

—Оооу!

Хорошо, что Драко был рядом, он удержал меня от падения. Люциус подумал и о жене, и
о национальном герое. Опыт берёт своё.
Дом явно изменился, я даже не помню, бывала ли я в этой его части до этого момента
или нет. Мы находились в длинном коридоре, сзади нас он заканчивался лестницей на
верхний этаж и несколькими дверьми, видимо там есть какие-то помещения. Впереди же
он странным образом уходил вправо под углом градусов в 60. Что было там понять было
невозможно без того, чтобы пройти туда. 

— Ух ты, я этот коридор впервые вижу! — Гарри тоже понял, что мы стали свидетелями
откровения со стороны дома.

— Он исчез вскоре после того, как я переехала в Малфой Мэнор. Мы на втором этаже. —
хорошо, что Нарцисса пошла с нами.

— И куда он? — Гарри явно было интересно. Ему кладовки было мало?

— Куда угодно, можно спуститься на первый этаж, можно подняться на третий, можно
попасть в комнаты всех Блэков. — полезный коридорчик.

— Прекрасно. Так, Кричер! — надо что-то делать.

— Кричер здесь! Что угодно несравненной мисс Грейнджер? — несравненной, Мерлин, я


сейчас покраснею. Все так смотрят на меня. Ах, ладно.

— Кричер, оповести Триппи, что лорд Малфой в потенциальной опасности, как и его
наследник. Пусть их насильно аппарирует отсюда в их мэнор в случае чего ровно в
14:00. Хорошо? — эльф всю мою речь кивал в знак того, что слушает. Да, я приказы
формулирую точно.

—Кричер исполнит! — хлопок и эльф исчез.

— Так, у нас есть якори в нормальный мир, продолжим изучение этого. — Малфои,
кажется, решили не принимать участия в решении проблем, чтобы понаблюдать за мной.
Я им что, рыбка в аквариуме? Стоп, это что такое? — Не смей! — ковер разбушевался,
решил ухватить Драко за ногу, — Плохой ковер! Не сметь трогать кровного Блэка! —
ковер обиженно насупился и улегся на место. 
Мы двинулись дальше.

— Лорд Малфой, неужели ничего нельзя с этим поделать? — я указала в направлении


вредного ковра.

— Мисс Грейнджер, после всего увиденного я буду еще больше ценить свое поместье,
такого оно никогда не делало. Я даже не представляю, чем можно его успокоить! —
одним словом, трындец. 

— Так, прекрасно. — я повернулась к Гарри, — постарайся почувствовать дом! Может


что-то станет более понятным. 

Он кивнул, а потом сказал:


— Гермиона, поставь более выполнимую задачу. Я не Блэк.
 
— Гарри! Даже я смогла почувствовать магию Малфой мэнора! А во мне ни капли этой
крови, чего уж там, во мне ни капли родовой крови! Сосредоточься, отпусти
посторонние мысли, настройся на дом, давай, — родители Драко уставились на меня как
на музейный экспонат. Мерлин, надо потом спросить у него, чем вызван подобный
интерес.

— По моему дому шляются грязнокровки и полукровки! Где это видано! — конечно, как
мы могли про неё забыть.

— Хорошо хоть отвлеклась от вас, Драко, — я озорно подняла брови и рассмеялась.

— Смерть грязнокровкам, — Малфои замерли, а мы с Гарри привыкшие.

— Гарриии, давай, сосредоточься.

— Грязные полукровкии, — я закатила глаза.

— Нашел, — прекрасно. Что же с этим домом?

— Дому больно. — что-что, простите?

— Что? Нужна конкретика в постановке задачи. — Нарцисса улыбнулась мне. Ее


позабавило то, как я книжно сформулировала предложение?

— Ему больно, он разваливается. — час от часу не легче. 

========== Глава 17. Гарри не везет по жизни. ==========

— Ему больно, он разваливается. — час от часу не легче. 

— Конкретнее, Гарри

— Если у него не появится хозяина, магия совсем уйдет, и он начнет рушиться без
возможности восстановления и выбросом волны тяжелой магии, это начнет беспокоить
соседей магглов. О, и магглы увидят на его месте дыру с обломками. Разобрать ее не
получится, построить здесь ничего не получится. Представь себе их реакцию… — это я
могу…

— Ну что же, есть проблема, надо найти ее решение. Лорд Малфой, что-нибудь есть на
такие случаи?
Он задумался, посмотрел на свои руки, сложенные на рукоятке трости, его взгляд за
что-то зацепился, он посмотрел на руки Драко, зацепившись за что-то, он кивнул и
быстро перевел взгляд на руки Гарри. Он стоял, держа их за спиной, и явно не
замечал внимания Люциуса. Я подошла к нему, взяла его за предплечья и показала
Люциусу. Он удивленно на меня посмотрел, удовлетворенно хмыкнул и спросил:
— Мистер Поттер, вы принимали дела рода Поттер, Блэк? — вот чувствую, сейчас что-то
плохое выяснится. И вот к чему были руки: кольцо, у Малфоев на руках перстни!

— Эмм… нет. Это надо сделать? — ощущения неизбежности катастрофы усиливаются.

— Мистер Поттер, сколько вам лет? 

— Этим летом будет девятнадцать. — Малфои разом шумно втянули воздух. На лицах было
написано, что они предпочли бы выразить эмоции более изощрённо с использованием
некоторых выражений из арсенала портрета Вальбурги.

— Постарайтесь не терять эту связь с домом, нам надо в Гринготтс. Дамы? — намёк
понят.

— Я, пожалуй, вернусь к нам, Люциус. — я с вами, Нарцисса, как раз расспрошу о


произошедшем.

— Мисс Грейнджер? 

— Я если можно тоже вернусь в ваш мэнор, здешняя магия очень давит и разговор тоже
много сил отобрал, — это правда.

— Хорошо. Нарцисса, аппарируйте, а мы втроем пойдем в Гринготтс. 

— Хорошо. Будем ждать. 

В этот раз получилось аппарировать прямо из дома.

***

— Мисс Грейнджер, надо признать, я удивлена тем, как вы смогли договориться с


Гриммо. — она говорит это без издевки в голосе, наоборот, слышно, что она
заинтригована.—Можно я буду называть Вас Гермионой?

— Разумеется, Леди Малфой. — слава Мерлину, а то мисс Грейнджер напрягает.

—Нарцисса. —ой-ёй,— Не переживай, это удобно. — тогда хорошо, — Я вижу, что Драко
чувствует к тебе, — ой мамочки, — будет глупо, если я буду относиться к тебе плохо
из-за происхождения.Тем более, что я и Люциус пересмотрели свои взгляды на этот
момент. —серьезно? —Чаю?

— Спасибо, не откажусь. Нарцисса, я благодарю вас за такой открытый разговор. Мне


стало значительно легче на душе, что из-за меня Драко не пойдет наперекор семье. —
откровенно, так откровенно.

— Ты бы тогда отказалась от него? — так, не паникуй, в конце концов сама затронула


эту тему.

— Семья – самое важное, что у нас есть. Я видела его состояние на шестом курсе. Он
очень тяжело переживал тот период. Вряд ли я смогу спокойно смотреть на то, как он
отдалится от семьи. 

— Ты не ответила на мой вопрос, — а чего я ожидала, это не мои однокурсницы.


— Понимаете, я только позавчера узнала, что он может относиться ко мне не так, как
относился шесть лет до этого. Будет легкомыслием с моей стороны говорить, что он
любовь всей моей жизни, и я по этой причине откажусь или не откажусь от него.
Просто ситуация осложнится.

— Хорошо. Спасибо, это действительно честный ответ. — она кажется довольной. — А


как твои родители?

— В Австралии. Они в Австралии. Они не помнят, что у них есть дочь.—Надо же, у нее
такой же мягкий взгляд, как у Драко.—Да, так пришлось поступить перед седьмым
курсом, чтобы их не нашли пожиратели. Я потом очень переживала за то, что
осмелилась на такой шаг, это не самая светлая магия. Но потом, когда я вернулась
после войны, увидела метки пожирателей на стенах, оставленные кровью убитого
неподалеку бродяги, они даже труп его там оставили, сразу поняла, что оно того
стоило. Сейчас уже… Война прошла, а я не знаю, как вернуть память родителям. В
книге, где я нашла заклятие забвения этого нет, но у этой книги есть второй том,
судя по содержанию, указанному в первом томе, в первом заклятья, а во втором
контрзаклятья. Единственная надежда — найти этот треклятый второй том. В тот
момент, когда пришлось применять заклятие, выбор был мал: или оно, или ничего.
Остальное для этих целей мало подходило, не могло убрать такой большой пласт
воспоминаний без повреждений мозга. Собственно говоря, мы с Гарри поэтому и
отслеживаем книги, пропавшие после смерти Сириуса, мы надеемся, что в какой-то
момент всплывет след второго тома. Но если дом разрушится, потеряется последняя
связь со всеми пропавшими предметами. 

— Драко не преувеличивал, когда говорил, что ты не только самая умная, но и храбрая


ведьма этого столетия. — чтоо?! Он реально так сказал? — Не каждый отважится на
такой шаг. Потерять семью для себя, но спасти жизни самих родителей. Это достойно
уважения.

— Спасибо. И, в частности спасибо, что не показываете жалости, это последнее, что


может мне хоть как-то помочь. А насчет самой храброй, тут спорный вопрос. Не знаю,
смогла ли бы я так противостоять Волдеморту, как это сделали вы. Гарри рассказывал,
что боялся вдохнуть, чтобы не нарушить тот момент, он очень переживал, что в
следующий миг вы можете погибнуть от рук этого чудовища. Он очень Вам благодарен.

— Не стоит. Он спас моего сына. Я знаю про адское пламя в выручай-комнате. Будем
надеяться, что больше не придется переживать военное время. 

— Да, Вы правы. 

Мы закончили с первой чашкой чая, Триппи подала вкуснейшие пирожные и налила еще
чаю.

— Эмм… Лорд Малфой спросил Гарри о делах рода. Может на Гарри отрицательно
сказаться то, что он по всей видимости не принял их вовремя? — пришла пора добывать
информацию.

— Может. Люциус поэтому так поспешил в Гринготтс. Дамблдор мог подумать о Гарри и
позаботиться об этом. — о неет. А я ведь чувствовала. Стоп,

— То есть как Дамблдор? Во сколько лет принимают дела рода?

— В зависимости от того, жив ли отец нынешнего наследника. Драко, например, введен


в курс, обладает определенными полномочиями главы, но не является главой. Это
положение сохранится до тех пор, пока Люциус сам не отойдет от дел или … — она
сильнее сжала чашку в руках, — пока Драко не станет старшим Малфоем. Лонгботтом
имеет регента — бабушку, Августу Лонгботом. Скорее всего она откажется от
регентсва, как только Лонгботтом окончит Хогвартс. А Гарри… он должен был быть
введен в курс дел в четырнадцать, хотя бы формально, получить титул и права главы
рода в пятнадцать. Дамблдор, по всей видимости, посчитал это необязательным.

Я откинула голову на спинку кресла.

— Мерлин! Почему никто не контролировал деятельность этого человека! Я всегда


считала его излишне эксцентричным и в какой-то степени пофигистом, когда дело
доходило до безопасности Гарри, но это… это… ааах… и ведь не убьешь же его во
второй раз… — я это вслух сказала?!

— Не переживай, может все не так плохо. В случае чего Люциус постарается помочь. —
ее рассмешила моя реакция. Еще бы.

— А Вы приблизительно можете знать степень катастрофы исходя из времени, которое


они отсутствуют? 

— Пока все в пределах исправимого.

— Спасибо.

Спустя еще две чашки чая и еще три сорта пирожных, наше спокойствие вновь было
нарушено:
— Кричер принес письмо от подруги Хозяина! — подруги Хозяина, Кричер, Кричер.

— Это от Джинни, — пояснила я Нарциссе, — Гермиона, что с Гарри? Так. Экспекто


патронум!
Джиневре: Джинни, он жив. Но это пока единственная положительная новость. Он должен
через некоторое время вернуться из Гринготтса и рассказать, что стряслось. Не
переживай, он как только, так сразу отправится в Нору. И ради Мерлина, усади
Рональда дома! Если он столкнется с Лордом Малфоем, неуважительное отношение просто
так ему уже никто не спустит. Лорд Малфой не в самом хорошем настроении.

Выдра умчалась в направлении того самого озера и через некоторое время вовсе
пропала из виду.

— Простите, Рональд бывает слишком импульсивен. Если его не остановить, вполне


возможно из Гриногттса его будут забирать по частям. — это чистая правда,
напряжение Люциуса можно было ощущать с расстояния в несколько метров. 

— Он разве не планирует стать Аврором? 

— Планирует, даже проходит обучение в академии, но… 

Появилась серебряная лошадь и голосом Джинни сообщила:


— Гермиона, про включённость Лорда Малфоя я вообще умолчала. Рона успокоила.
Спасибо за информацию.

Едва договорив, фигура лошади рассеялась.

— Да, так даже лучше. Джинни молодец.

— А когда вы освоили телесный патронус? — Нарцисса действительно интересная


женщина. Она не похожа на тот образ аристократки, который я себе нарисовала, исходя
из однокурсниц Драко. Беседа показала её начитанной ведьмой, а на этом вопросе она
даже подалась вперед.

— На пятом курсе, когда Гарри обучал Отряд Дамблдора. 


— Он еще раньше? — ее глаза расширились от удивления

— Да, на третьем. Телесный у него получился, когда нужно было отогнать стаю
дементоров от него и Сириуса. 

—Поразительно. — она снова расслабилась в кресле, — Я не могла произвести патронус


до 19. Только после предложения Люциуса у меня получилось вызвать телесный
патронус.

— Исходя из жизни аристократов того периода, по-другому и быть не могло.


Воспоминание должно быть действительно счастливым. — сейчас поймем, как она
относится к свадьбе.

— Да, ты права. — она задержала взгляд на содержимом своей чашки, по мечтательной


улыбке на её лице я поняла, что она ушла в воспоминания о том времени. Она
действительно вышла замуж за любимого человека. Надо же, а все говорят, что брак
договорной.

— Мы еще в черте исправимого? — тревога за Гарри пересилила меня.

— В черте сложноисправимого. Если они еще в Гринготтсе, но они могли уже


отправиться и на Гриммо.

— А в случае чего непредвиденного Лорд Малфой сможет выйти оттуда?

— Да, не волнуйся. Он сможет вытащить и мальчиков. Все в порядке.

***

— Нарцисса, мне кажется, началась стадия «даже Малфоевское везение вам не поможет».


Она нахмурилась, покачала головой и выдала:
— Предлагаю перейти с чая на что-нибудь покрепче. 
— Я за.

***

— Гермиона, они еще не вернулись?

Лошадь была явно обеспокоена. То есть Джинни была обеспокоена. Нам с Нарциссой было
не легче. 

Я вызвала свой патронус и надиктовала сообщение:Нет, они только прислали патронус:


мы задерживаемся ввиду непредвиденных обстоятельств. Судя по тому, что говорил это
лорд Малфой, Гарри вообще в прострации, а сам Лорд Малфой просто в шоке.  

***

— Слава Мерлину! Драко! — ой, надо же было сначала подойти к Гарри. 


— Вообще то жертва тут я! — прости, Гарри.
— Гарри! — Нарцисса тоже подошла к нам. 

— Экспекто патронум: Джинни, они вернулись, он скоро к вам придет, успокойся

— Что случилось? — Нарцисса пошла в наступление

Гарри молча прошествовал к дивану и также молча плюхнулся на него.


— Эмм… Драко? Лорд Малфой? — я решила помочь

Лорд Малфой щелкнул пальцами и в руках у мужчин появились стаканы с огневиски. 

—Люциус Малфой! Что случилось? — Нарцисса продолжила.

Люциус выпил два бокала подряд залпом. Вздохнул, поправил волосы и заговорил:
— На мальчике висит три рода, все три из которых явно недовольны тем, что о них
вспомнили так поздно. 

Нарцисса села в кресло, тоже щелкнула пальцами, наши бокалы с вином заменились на
огневиски. 

— Драко, насколько это плохо? — я решила спросить это у него, он был ближе всего.

— Это неприлично плохо, дорогая, — он даже не перешел на шепот при таком обращении,
однако это никого не смутило. Видимо, всем не до этого.

Люциус еще раз вздохнул и отмер.

— Триппи, принеси портрет отца сюда.

Портрет появился через пару секунд.

— Что случилось, сын? — Малфои устроены как ксерокс? С моей степенью опьянения
Абраксас мало отличался от Люциуса. Ну или наоборот. 

— Отец, это Гаррольд Джеймс Поттер. Тот самый. Дамблдор в свое время не озаботился
введением мальчика в дела рода, как результат, род сейчас сильно недоволен. Более
того, помимо рода Поттеров на нем также род Блэков и род Гонтов. Они, как ты уже,
наверное, понял, тоже крайне недовольны. 

— Гонты? — Абраксас уселся поудобнее, — Каким образом? Последний Гонт, которого я


знал, был мой однокурсник Том Риддл. — да-да, знаем таких.

— Долгая история с крестражами и душами. Есть факт. Род на нем. Род недоволен.

Молчание. Минута. Пять минут. 

— Зайди с ним в наш зал в Гринготтсе. Какая-то из прабабок его отца - мать моего
деда, так что со входом особых проблем быть не должно. Пусть просит прощение у
предков, может поможет.

— Хорошо,спасибо. 

— Люциус, это надо провести как можно быстрее, то есть сегодня же.

— Да, отец, разумеется. Спасибо

— Спасибо, Лорд Малфой. — Гарри видимо сомневался в выбранном обращении, но решил


забить.

Портрет исчез.

— Итак, Гарри, мы сейчас отправляемся в Нору, ты объясняешься с рыжим семейством,


потом мы возвращаемся и идем просить прощение. План ясен? На объяснения - 15 минут.
Объясняй как хочешь, что говорить - исключительно твое дело. Будь готов, что Молли
и Артур будут против. Сильно против. — Люциус явно хочет избежать прямого контакта
со старшими Уизли.
— Можно мне еще огневиски? —да, Гарри, тебе понадобятся или удача, или неимоверное
терпение.

Он выпил появившийся в стакане виски, хлопнул ладонями по коленям и решительно


встал. 

—Спасибо. Я думаю, я готов.

— Хорошо, возьмись за трость. Аппарируем.

Они исчезли, а мы так и остались сидеть в той гостиной: Нарцисса в кресле, а мы с


Драко устроились на диване.

Драко просто подсел ближе и обнял меня. Эмм, а Нарцисса?

— Предлагаю всем еще огневиски. — какая шикарная у него мама.

— Поддерживаю. Гермиона, милая, расслабься, всё будет хорошо. 

— Расскажешь? — я расслабилась в его руках

— Поттер — магнит на неприятности.

— Это да. — я устроилась поудобнее.

— Мама, Сириус тоже молодцом, отписать род без каких-либо конкретных распоряжений!
— Драко всплеснул руками.

 —Он всегда таким был. — опять грустная улыбка 

—С Гонтами вообще все весело. С лица спали не только я с отцом, но и гоблин. Вы


где-нибудь видели бледного гоблина?

—Только когда на драконе выбирались из Гринготтса. — Драко напрягся.

— Мерлин, дай мне терпения! — да, это вершина айсберга.

— На драконе? — Нарциссе явно подошел бы Когтевран. Такой исследователь пропал.

— Да, мы после Малфой мэнора решили гулять на широкую ногу. Залезли в хранилище
Лестрэйнджей, взяли, что было нужно, и потом поняли, что надо как-то выбираться. Я
сильно боюсь высоты, поэтому не люблю полеты на чем бы то ни было. А тут
единственный выход —зашуганный дракон. На нем и улетели. На нем лететь кстати было
очень даже ничего. Я тогда подумала, что до этого просто выбирала неправильные
способы. — я подняла голову и посмотрела на Драко. Да, видимо драконы — моя тема. 

— Мерлин и Моргана! — бедный Драко.

— А что дальше с гоблином? — мне всё-таки интересно, что с Гарри.


Драко потер переносицу, обнял меня обеими руками и продолжил репортаж о событиях в
кабинете поверенного рода Поттер. 

— Он требовал хотя бы каких-то объяснений по поводу наследства в виде Гонтов.


Поттер начал было про крестражи, но потом замолчал. Я за это время быстро ввел отца
в курс дела о крестражном прошлом Гарри, и ему удалось замять этот разговор.
Гоблин, наверное, сможет до конца жизни не работать. — ох, Люциус очень щедр.
Интересно, шляпа предлагала ему что-то кроме Слизерина?
— Спасибо, — я накрыла его руки ладонями. 

— Не стоит, — он поцеловал меня в макушку. Я чувствую, как он улыбается. Нарцисса


смотрит на нас с умилением и … ностальгией? Не берусь утверждать.

— Потом были проверки всевозможные, кровь, магия, общий фон, здоровье, кстати, что
с ним? Он как будто всё детство выживал, а не жил. Поттер явно не в порядке.
Выпитый огневиски уже подействовал, я напряглась и резко вдохнула. Пару бокалов
назад я отреагировала бы не так остро.

—Гермиона, ну-ка посмотри мне в глаза. — он повернул меня за плечи и посмотрел мне
в глаза. У него такие красивые глаза, светло-серые, иногда кажется, что они
голубоватого цвета. Видимо, он увидел всё, что хотел.

— Мерлин, надо отца предупредить и об этом. А почему Поттер сам обо всем молчит?

— Жалость? Нет. К тому же вроде как сейчас все нормально…

— Нормально только чисто внешне. Проверки показали, насколько все ненормально


внутри. Дамблдора с его идеями о высшем благе…

— Второй раз его не убьешь, я уже думала об этом сегодня.

— Жаль, отец выглядел так, будто только об этом и думал.

========== Глава 18. У Гарри никогда и ничего не выходит без осложнений. ==========

Я так удобно устроилась у Драко в объятиях, еще бы чуть-чуть и заснула.

—Вернулись! — Нарцисса такую роскошь позволить себе не могла, ее мистер был не


дома. Поэтому неудивительно, что именно она первая заметила вновь прибывших.

—Ну что? — да, расспросите их, я устала.

— Прощение, надо выпросить прощение у предков, а потом вернусь мириться с Уизли. —


оу, нехорошо это.

— Оох, все настолько плохо? — я соизволила принять более сидячее положение.

— Хуже, — Гарри пробубнил себе это под нос и сжал губы в тонкую линию.

— Ладно. — а что мне еще сказать?

— Гарри, ты готов? — они с Люциусом явно нашли общий язык. 

— Да, идемте.

Люциус взял Гарри за плечо, и они удалились из гостиной. Мы же втроём решили даже
не вставать с насиженных мест.

***

— Их уже второй час нет. — какой Драко все-таки удобный. И тёплый. А когда говорит,
я спиной чувствую проходящую от его голоса вибрацию.

— Прощение не просто дается. — Нарцисса или мастерски владеет голосом, или реально
поводов для беспокойства пока нет. Пока нет.
— А как вы думаете, у Гарри получится? — я решила принять участие в разговоре.

— Не волнуйся, Гермиона, у Гарри отличный суфлер, Люциус может уболтать кого


угодно. — Нарцисса прям в точку. Уболтать.

Все ушли в свои размышления. Вдруг меня осенило:


— Драко, если бы не тот танец позавчерашний, все было бы просто отвратительнее
отвратительного, Гарри бы так и не узнал. Я же ему не предложила бы прислушаться к
дому, потому что не знала бы, что так вообще можно. — я повернулась к нему лицом,
чтобы увидеть его реакцию.

— Кстати насчет этого, Гермиона, ты чувствуешь мэнор? — Когтевран.

— Да, достаточно хорошо, сейчас он чему-то рад. — сама в шоке, дом и рад. Не знаю,
как я это поняла, я это просто чувствую.

— Рад? — она тоже прислушалась к своим ощущениям.

— Да.

— Действительно. Что это его так радует. — с этими словами Драко прижал меня к себе
крепче.

***

— Просыпайтесь, мы вернулись. — а у Люциуса тоже приятный голос, похож чем-то на


Драко, только более глубокий и с легкой хрипотцой, которую он очень хорошо
контролирует.

— Люциус! — Нарцисса взяла его за руку, сразу посмотрела в глаза, ответ, который
она там увидела её явно обрадовал. Это меня очень успокоило.

— Гарри! — он выглядел, будто по нему стадо гиппогрифов проскакало.

— Ну что? — Драко видимо пропустил обмен взглядов своих родителей

— Поттеры меня вроде как простили. — Гарри запустил пятерню в волосы, — Блэки
сказали, что я еще должен буду доказать, что достоин. — он посмотрел в пол.— Гонты
просто были в гневе. Потом потребовали принять знание парселтанга и восстановление
родового поместья. Но потом вроде согласились. Если бы не Люциус, меня бы там
распяли. — он положил руку Люциусу на сгиб локтя. — Я, честно говоря, вообще в
шоке, непосредственно мне пришлось иметь дело только с Блэками. С Поттерами и
Гонтами Люциус справился на ура без меня. Честно говоря, я даже забыл, как это
хорошо, когда так решают твои проблемы. — он весело рассмеялся, — Спасибо огромное!
Я у вас в непомерном долгу!

— Вернешься в Нору? Может не будешь? Ты выглядишь усталым? — Нарцисса, вы просто


ангел.

— Да! Можно остаться до завтра? — Гарри явно обрадовался перспективе.

Старшие волшебники рассмеялись, Люциус предложил руку Нарциссе и уже собрался


отправиться к себе:
— Драко, проводишь. Нарси, идем спать. Доброй ночи, дети.

— Идем, дорогой, — я бы тоже хотела после 20 лет брака так смотреть на мужа, и
чтобы он так на меня смотрел.

Родители удалились, а Гарри повернулся ко мне и Драко.


— Я смотрю, вы времени даром тоже не теряли. — он глазами указал на нас. Да, мы
весьма мило устроились на этом прекрасном диване.

— Идемте. — Драко начал подниматься. Я, наверное, могла бы пойти сама, но меня так
разморило от переживаний и выпитого алкоголя, что я решила не проверять: 

— Драко, я, кажется, не в состоянии сама идти…

— Не проблема, иди ко мне. — он с легкостью подхватил меня на руки, — Гарри


пошевеливайся!

Драко развернулся в необходимом направлении, а Гарри, пока еще шел сзади,


насмешливо поднял одну бровь, увидел моё совершенно наглое выражение лица,
рассмеялся, подмигнул и пошел в ногу с Драко, со стороны моей головы.

— Вот, проходи, располагайся, чувствуй себя как дома. — это он мною сейчас качнул?—
Если что, моя дверь вот эта. — он опять? Он что, использует облегчающие чары? —
Доброй ночи, постарайся отдохнуть и поспать, подумать о последствиях можно и
завтра. 

— Спасибо. И вам доброй ночи! 

Гарри скрылся за дверью, а Драко понёс меня в мои комнаты.

—Драко, не оставляй меня одну. — мне резко стало страшно, вдруг мне снова начнут
сниться кошмары про пытки Беллатрисы?

— Тогда идем ко мне? — мы все ещё стояли посреди коридора.

— Неси. — когда я успела так обнаглеть?

— Ты моя золотая. — Драко, кажется, всё устраивает.

— Ты мой платиновый, — это я сейчас сказала?

— Я смотрю, вы с мамой тоже времени даром не теряли, — он рассмеялся, отчего его


грудь стала вздыматься. 

— Она потрясающая! — он заметно расслабился.

— И сколько вы выпили, если не секрет? — опять смеётся.

— Не знаю, бокалы сами наполнялись. Мы за вас переживали. Я так по тебе


соскучилась. Драко, поцелуй меня.

— Давай дойдем до моих комнат и сделаю все, что захочешь, — его слова вызвали волну
тепла внизу живота.

— Все-все?

— Если не посчитаю, что на желание повлияли самонаполняющиеся бокалы, — Мерлин, он


же идеальный

— Хорошо, — я всё же начала покрывать его шею легкими поцелуями. 

Он не выдержал и пару раз ответил мне. Я только крепче к нему прижалась.


Наконец мы дошли до его кровати, он аккуратно положил меня на неё, заранее уточнив,
с какой стороны я люблю спать. 

— мне без разницы, главное - чтобы ты был рядом.

— хорошо, засыпай, я тоже сейчас лягу. — целует меня в лоб, хочет отстраниться, я
беру его за руку и глажу кончиками пальцев его ладонь. Ему нравится.

— Драко, я не высплюсь, если буду спать в одежде, — делаю максимально невинное


лицо.

— Ты предлагаешь мне тебя раздеть? — у него в голосе появилась хрипотца, его


возбудила эта мысль? Мм, надо поблагодарить Джинни за то, что заставила накупить
ворох белья.

— Да, — подношу его ладонь к губам и оставляю легкий поцелуй. Он резко вдыхает и с
шумом выдыхает.

— Хорошо.

И как мне потом со стояком спать прикажете? Ладно, разберемся


Расстегиваю перламутровые пуговки на ее рубашке, сейчас я увижу ее нижнее белье.
Та-ак, Драко, успокойся. Мерлин, какое нахрен успокойся, я бы сейчас всё отдал,
чтобы зажать ее сосок зубами. Мм, так, просто не смотри на это прекрасное кружевное
безобразие, оно вообще что-то прикрывает? Так, надо теперь снять ее брюки. Мерлин,
это что, нижнее белье? Вы серьезно? Как магглы это выносят! Драко, отвлекись от ее
трусиков, если это можно так назвать. Всё, теперь укрою её и пойду сам разденусь и,
по всей видимости, сброшу напряжение. И буду надеяться, что я устал за сегодня
настолько, что не придётся самоудовлетворяться во второй раз.

Иди ко мне. Да, вот так. 


Какая у нее гладкая кожа. Так, не развивай эту мысль! Спи! Какой тут спать, она еще
и бедро на меня закинула, как не думать о том, как я её хочу, как она сегодня
стонала подо мной. Ааа!

***

— Доброе утро, милая. Проснись, проспишь весь день, — стоп, на ней уже не белье, а
более-менее приличная ночная сорочка. Видимо, она уже вставала.

— Доброе утро, я уже просыпалась, даже в душ у себя успела сходить, это ты проспал
весь день. — ох, с каким удовольствием я составил бы тебе компанию, девочка.

— Ах та-ак, — наваливаюсь на нее сверху и начинаю безбожно щекотать. Какой у нее


звонкий смех, я хочу, чтобы она смеялась чаще.

Нас отвлекает приземлившийся аккурат на место, где я находился еще пару секунд
назад, Поттер.

========== Глава 19. Аврор Макгуайр. ==========

— Поттер? Эмм… то есть, Гарри? — я от шока вернулся к фамилии.

— Гарри? — Гермиона прикрылась мной. Гарри вылупил свои зеленые глазища на нас,
дёрнулся, отвернулся и затараторил:
— Эмм… простите… я не смотрю… я сам в шоке… я ничего… не видел… простите… я… оно
само…

Поток его объяснений, если это можно назвать таковым прервала появившаяся Триппи:
— Хозяин Драко! Хозяин Люциус сказал Триппи перенести мистера Поттера в вашу
комнату, а также предупредить об этом мисс Грейнджер. Хозяину Люциусу прислала
патронус младшая Уизли, к нам направляются Авроры! — она договорила и прижала
руками уши к голове. Уизли? Патронус отцу? Предупредила? Чего это с ней…

— Чтооо? — Гермиона знатно прифигела.

— Что еще сказал отец? Что нам делать? — все чудесатее и чудесатее, а это только
первый день Гермионы в мэноре. На что я подписываюсь? Хотя кого я обманываю своим
брюзжанием, я готов на всё ради неё.

— Оставаться Хозяину Драко и мистеру Поттеру в комнатах молодого хозяина. Мисс


Грейнджер просили просто об этом оповестить, но она может перемещаться по мэнору
как пожелает. — эльфийка прикрыла глаза ушами.

— Так, я сейчас оденусь и разузнаю, что произошло. — стоп, если отец отправил
Поттера сюда, вдруг это опасно. Запретить я не могу, но

— Может останешься? — она задумалась?

— Нет! Надо узнать, что произошло. Моё присутствие сможет гарантировать, что к
твоему отцу не отнесутся предвзято. — гриффиндорка до мозга костей, она хочет
обеспечить отцу правильную процедуру предъявления обвинения. Моя золотая. 

— Пришли потом патронус, — Поттер очнулся.

—Хорошо, если получится, пришлю, — она к этому моменту уже нашла свой халатик и
убежала.

***

— Драко, я не специально.

— Гарри, забей, я верю. Специально так не сделаешь. У тебя просто тотальная непруха
по жизни. — он нервно рассмеялся.

— Давай тоже оденемся и будем ждать новостей при полной готовности? – точно, мы же
с ним так и остались лежать.

— Я скажу Триппи, она принесёт тебе твою одежду.

— Спасибо.

***

Какого лысого Мерлина тут происходит? Джинни отправила патронус Люциусу? Что за…
Так, вроде нормально выгляжу. Хотя… 

— Триппи! Можешь, пожалуйста, помочь с прической? — как она обрадовалась, видимо, я


ей нравлюсь, иначе начала бы ворчать.

— Триппи рада помочь молодой мисс!

Щелк!
Ох ты, и в правду эльфийская магия творит чудеса…

— Спасибо Триппи! Где сейчас Хозяева? — надо их найти и разузнать, что известно.

Эльфийка прислушалась к мэнору.

— Хозяйка у себя в комнатах, Хозяин в кабинете. — пойдем к Нарциссе. Люциус явно


занят.

— Проведешь меня к Хозяйке? 

— Да! Следуйте за мной!

Почти бегом я дошла до комнат хозяев. Триппи исчезла у двери, я расценила это как
намёк и постучалась:
— Нарцисса! Это я, простите за беспокойство…

Дверь открылась.
— Гермиона, проходи, я сейчас объясню. Драко, по всей видимости, был прав, когда
еще письмах с первых курсов говорил про неимоверное невезение Гарри! Меня и Люциуса
разбудил патронус от Джиневры Уизли. Видно было, что она торопилась передать нам,
что ее родители и Кингсли Шеклболт очень по-своему восприняли то, что Гарри пропал
на весь день вчера, а после вернулся в слегка потерянном состоянии и опять пропал с
Люциусом. Они решили дойти до Аврората! Сама мисс Уизли сказала только: Аврор
Макгуайр в Малфой мэнор из-за Гарри скоро, торопитесь. Всё. Люциус вскочил, хочет
подготовить какие-то бумаги. Ему ведь сейчас крайне не рекомендовано фигурировать в
нелегальных делах. Это чревато реальными последствиями вплоть до Азкабана. Нам всем
в принципе на это весьма прозрачно намекнули при освобождении после того суда…

Чтооо? Как так можно!

— О Мерлин! Но сейчас же нет ничего нелегального, Лорд Малфой наоборот помогает


Гарри! — я сама понимаю, насколько плевать будет аврорам, особенно, если среди них
найдутся жертвы агрессии ПСов.

— Объясни это Аврорату, который подогревается министром и Уизли. Удивлена, что они
еще не вынесли, — вот как сглазили, что называется.

— Аврорат Британии! Открывайте! 

Судя по тому, как это хорошо было слышно, использовали что-то мощнее соноруса.

— Я аппарирую к Люциусу, — Нарцисса решила меня предупредить.

— Можете меня взять? — я наконец вспомнила цель своей вылазки.

Она задумалась на секунду, кивнула своим мыслям и протянула руку: 


—Хорошо.

Нас затянуло в воронку, материализовались мы аккурат в прихожей, Люциус уже


открывал двери. 
В дверном проеме показался высокий шатен, с резкими чертами лица, носом с горбинкой
и слегка раскосыми глазами.

— Лорд Малфой, вы обвиняетесь в насильственном удерживании Гарри Поттера!


Немедленно предоставьте возможность для обыска мэнора и выдайте национального
героя!

— Спешу вас заверить, Аврор Макгуайр, что мистер Поттер находится в моем поместье
исключительно по собственному желанию. Никто и не думал насильно его удерживать.

— Эти сказки, — как он смеет!

— Аврор Макгуайр! Не переходите на личности! Вы при исполнении! — я вспомнила эту


рожу. Он был на финале турнира, его же я видела в министерстве, в битве за Хогвартс
я помню его мало, появился в конце. Судя по цвету его формы, он продвинулся по
служебной лестнице, несмотря на наглость и очевидную некомпетентность.

— Вас забыл спросить, как мне проводить задержание, — м-да, как ты поднялся, так и
спустишься.

— Ничего, я напомню. — от моего тона Люциус рядом задержал дыхание, — согласно


статье третьей части первой последнего свода законов от 1985 года, действующего по
сей день, любому гарантировано право на свободу и личную неприкосновенность.
Согласно статье третьей части второй пункту а сотрудник Аврората обязан выполнить
действия, предусмотренные статьёй 2 частью первой, настоящего свода законов, а
также разъяснить лицу, подвергнутому задержанию, его право на юридическую помощь,
право на услуги переводчика, право на уведомление близкого родственника или
близкого лица о факте его задержания, право на отказ от дачи объяснения. Согласно
статье 2 части первой сотрудник Аврората обязан точно сформулировать текст
вменяемого обвинения. В случае, если есть необходимость проведения обыска объекта
недвижимости, сотрудник Аврората обязан предоставить соответствующий ордер на
проведение обыска, подтверждённый Главой Аврората. Мне сказать, что из всего
перечисленного сделали Вы? НИ-ЧЕ-ГО. Мы, то есть я и Лорд Малфой, несомненно,
хотели бы максимально прозрачной и непредвзятой работы от Аврората. — Люциус всё
еще не выдохнул. Аврор смерил меня подобием презрительного взгляда и выплюнул:

— Вы кто, дамочка? — да, его однозначно надо спустить. Я выпрямилась, подняла


голову и четко проговаривая каждое слово отчеканила:

— Гермиона Джин Грейнджер. Героиня войны, награждена Орденом Мерлина второй степени
за внесение вклада в победу во второй магической войне. Лорд Малфой ждет извинений
за нарушение его прав, а также более детального текста обвинения. Дальнейший диалог
возможен только после этого. — Люциус снова начал дышать. Наступила очередь аврора
задерживать дыхание.

—Мисс Грейнджер, Вы явно не понимаете… — даже слушать не хочу, перебиваю его и с


максимальной уверенностью в голосе:

— Это вы не понимаете, Аврор Макгуайр. Перед вами Глава древнего Рода, который был
полностью оправдан по всем пунктам предъявленного обвинения на заседании
Визенгамота 17 мая этого года. По какому праву вы пытаетесь вторгнуться на его
частные владения, пренебрегаете стандартными процедурами при предъявлении
обвинений? Чего вы этим добиваетесь? — детка, я уже перед седьмым курсом Скримжера
осадила, не пытайся выуживаться, хуже будет. 

—Нас интересует местонахождение мистера Поттера. К нам поступило заявление от


мистера и миссис Уизли, подтвержденное лично министром магии Шеклболтом о том, что
мистер Поттер скорее всего подвергся влиянию разновидности подчиняющего заклятия и
был насильно доставлен в Малфой мэнор, где удерживается до сих пор. Согласно статье
пятой части второй пункту б, Аврорат может направить отряд для выяснения
обстоятельств пропажи мага, а также санкционировать необходимые мероприятия,
проводимые в ходе выяснения этих обстоятельств. Мы УПОЛНОМОЧЕНЫ произвести обыск
указанного поместья и определить местонахождение мистера Поттера. — он сейчас это
серьезно?

— Для проведения обыска вам недостаточно данной статьи. Не надо так на меня
смотреть, Аврор Макгуайр. Ваше вольное толкование содержания статьи как раз
вписывается в соответствующую статью 2 часть вторую пункт д. Приведенная же вами
статья имеет место быть только для случая, когда пропавший маг является членом
Визенгамота. Да и то она функционировала только до 1975 года. Продолжим изучение
свода законов?

— Мисс Грейнджер, Ваше упорство мне непонятно. Неужели Вы не хотите найти мистера
Поттера? — идиот, очнись, я, наверное, знаю что-то, чего не знаешь ты. Однако вслух
я сказала:

— Это не относится к делу, Аврор Макгуайр. Мы возвращаемся к изначальным


требованиям. Лорд Малфой согласится на дальнейший диалог только после ваших
извинений. После того, как вы извинитесь за попытку вторжения на частные владения,
руководствуясь неприменимой к данному делу статьей, и отошлете свой отряд, вы один,
Аврор Макгуайр, пройдете в Малфой Мэнор в сопровождении Лорда Малфоя. Он поделится
с вами любой информацией, которой сочтет за нужное поделиться. В противном случае,
на вас и ваш отряд будет направлена жалоба на имя министра, в конце которой будет
стоять МОЯ подпись. Выбирайте. У вас 30 секунд на принятие решения.

Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь…

— Вы, – он обратился к своему отряду, – возвращайтесь в Аврорат. Лорд Малфой, я,


Аврор Макгуайр, приношу от имени Аврората свои извинения за допущенные нарушения в
работе. — молодец, правильное решение. Я повернулась к Лорду Малфою. У него глаза
искрят также как и у Драко. Блин, Гермиона, это логично, он его отец. Мысленный
фейспалм.

— Извинения приняты. Проходите, Аврор Макгуайр. Пройдемте ко мне в кабинет. — искры


дальше глаз не пошли, в голосе только лед и презрение. Крутой мужик.

Они поднялись по парадной лестнице, а Нарцисса подошла ко мне и взяла за руки:


— Гермиона, это было потрясающе. У тебя потом не будет проблем? — у меня нет, а у
аврора Макгуайра да. А еще у Уизли, а еще у Кингсли. 

— Нарцисса, это я и Гарри должны извиниться перед вами. Дня не прошло, проблем уже
не сосчитать. Простите, Аврорат всегда так вваливается? — мне надо это узнать. Если
это так, то ни о каком крепком мире во всём мире мечтать и не следует.

— К нам и другим семьям, замеченным или подозреваемым в темных делах, всегда. —


дракклово министерство!

— Я так понимаю, от Лорда Малфоя подобное бы не стерпели? — драккловы бюрократы!

— Нет. Скорее всего сразу арестовали за сопротивление при исполнении. — драккловы


чинуши! Я упала в кресло в той же прихожей и уронила голову в руки. 

— Мы боролись не за это. Мы боролись за закон для всех. — Нарцисса призвала себе


еще одно кресло и села рядом.

— Многие считают, что мы избежали закона. — я подняла голову, вдох выдох, ии:

— Половина из считающих вообще не имеет права на мнение. Сидели в сторонке. У лорда


Малфоя хватило мужества выбрать сторону и стоять на ней для сохранения семьи. Где
были остальные? Молча отводили глаза от магглорожденных и полукровок, которых
регистрировали на нижнем этаже министерства? А до 1995 года? Предпочитали
отнекиваться и отмахиваться? Тем более, что Малфои в особых зверствах замечены не
были! Те же Лестрейнджи, Кэрроу, Розье, Нотты, Марсезе… что они вытворяли? Я
прекрасно помню отдел тайн. Ваш супруг понимал, что имеет дело с детьми! А Долохов?
Нотт? Розье? Я чудом выжила после одного из их проклятий! Люциус Малфой мог
спокойно перебить нас и забрать тот треклятый шар, он этого не сделал. Он даже
сдержал порывы чокнутой Лестрейндж, простите меня, конечно, за такую
характеристику. Все министерские крысы по большому счету пеклись за себя! Спихнули
всё на Гарри, он ведь избранный! Уползли, а сейчас вернулись и требуют
справедливости? Проблема в том, что те самые чокнутые фанатики полегли во время
битвы за Хогвартс, а вы и еще пара семей остались. По их мнению, разумно заставить
вас отвечать за ВСЕ те беды. 

— Будем надеяться, что в будущем в министерстве будет больше таких порядочных и


справедливых людей как ты, Гермиона. Спасибо.  — она говорит искренне. От ее лица
меня отвлекли надвигающиеся тени на втором этаже

— Посмотрите, возвращаются! — мы обе встали и надели маски безразличия. 

— Благодарю за предоставленную информацию, Лорд Малфой. Простите за беспокойство


мистер Поттер. До свидания. Хороших праздников. — о как заговорил.

Дверь за этим Макгуайром закрылась, я сразу повернулась к мужчинам:


— Ну что? 

— Мисс Грейнджер, вы были великолепны. — я только что хладнокровно отчитала


начальника группы Аврората, а от этих слов покраснела. 

— Зовите меня Гермионой, пожалуйста.

— Люциус. — он галантно поцеловал мне руку. 

— Эмм… спасибо. Так чем всё закончилось, Люциус, Гарри? — судя по всему Драко это
тоже интересовало

— В общих чертах Аврору Макгуайру дали понять, что мистер Поттер находится здесь
исключительно по своей воле и покинет это место также исключительно по своей воле.

— Как раз по этому поводу есть вопрос. Люциус, я могу отлучиться ненадолго для
выяснения деталей этого происшествия? — Гарри заговорил как Люциус. М-да, он скорее
всего в праведном гневе, от того и подбирает слова более внимательно, чем обычно.

— Разумеется, Гарри. Ты всегда можешь аппарировать назад или в случае чего вызвать
Триппи или Кричера. Мы пока пройдем в малую столовую. 

— Спасибо.
Хлопок, Гарри исчез, Люциус жестом пригласил нас проследовать за ним в малую
столовую.  

Да, малая она для Малфоев, так здесь можно разместить пару кварталов китайцев. 

— Гермиона, что тут было? Я не помню, чтобы отец ходил с таким гордым видом… — Он
спросил это шепотом, когда мы сели за стол.

— Эмм… я

— Гермиона просто разбила этого напыщенного аврора Макгуайра в пух и прах. Кстати,
откуда такая осведомленность в законодательстве? В столь юном возрасте? — ох,
Люциус скорее всего сохранит воспоминание об этом дне в думосборе.

— Ох, меня это еще на шестом курсе заинтересовало. Очень полезно, я так выбила для
меня, Гарри и Рона наследство Дамлбдора перед седьмым курсом. Министерство хотело
его оставить себе "для проверки". — шок, удивление, интерес. Малфои сейчас меня в
конец засмущают.
— Впечатляет, впечатляет. Не многие из глав рода могут так заткнуть аврора, причем
не рядового, а начальника отряда.

— Говорят, библиотека Малфой мэнора располагает сводами законов от 1650, 1743, 1854
и 1877, а также правилами Хогвартса от 1392 и 1838 года. Это правда? — надо ковать
железо, пока горячо. 

— Разумеется, Гермиона. У нас также имеются эссе многих видных политиков тех
времён, в которых они выражают своё мнение касательно вводимых поправок к каждому
своду законов. — даже та-ак, всегда любила читать такое!

— Мерлин! Люциус, разрешите потом прочесть эти труды? — восторг в моём голосе
совершенно искренний.

— Гермиона, для вас что угодно. По любому вопросу, который возникнет в процессе
ознакомления, смело обращайтесь ко мне. — судя по всему, это воспоминание он будет
периодически пересматривать. Но он не знает, на что он согласился, решив
предоставить себя в качестве наставника. 

— Огромное спасибо, огромнейшее, Люциус. — я повернулась к Драко, который всё это


время смотрел на меня взглядом, который никак иначе как возбужденным назвать
нельзя. Ага, вот в чем дело, это не только Нарцисса не типичная аристократка, это
мужчинам из рода Малфоев глупые курицы не интересны. Это прекрасно.

========== Глава 20. Откровенный разговор за завтраком. ==========

— Триппи! Подай кофе. 

— Как вы думаете, чем закончится поход Гарри в Нору? — мне было интересно узнать,
что думают по этому поводу Малфои.

— Чем бы ни закончился, не переживай, комнат у нас предостаточно. — Драко поцеловал


мою руку.

— Драко! — он нагло ухмыльнулся.

— Я ничего. Я молчу. А ты как думаешь? Вы же знаете всё друг о друге, — он вернул


мою руку на стол, но не отпустил.

— Гхм… скорее всего всё образуется. Вряд ли Гарри пойдет напролом. Просто доходчиво
объяснит, что Малфой больше не синоним слову враг ии… — я замолчала, почувствовав
всплеск магии, будто кто-то бросил булыжник в воду, — о, вот и он, сейчас узнаем. 

Люциус кивнул, позвал эльфийку:


— Триппи, проводи Гарри сюда. 

Эльфийка кивнула и исчезла.

—Гермиона, Нарцисса еще вчера упомянула о том, что вы хорошо чувствуете мэнор. Вы
замечали что-нибудь особенное?

— Пока нет. А что значит особенное?

— Ничего страшного, не волнуйтесь. — а если я все же волнуюсь?

— Отец, не пугай Гермиону. Дорогая, под особенным подразумевалась разного рода


помощь от особняка. Ты пока мало времени здесь провела, она могла быть и не нужна.
Но времени еще четыре недели, может произойдет что-нибудь интересное.
—Аа, хорошо, — его объяснение меня успокоило.

Тем временем на пороге комнаты появился Гарри. Он даже успел переодеться, пока был
в Норе.

— Спасибо, Триппи. — эльфийка поклонилась Гарри и опять исчезла.

— Присаживайся, Гарри. Кофе, чай? — Нарцисса указала Гарри на место рядом с собой.

— Кофе, пожалуйста. — Гарри сел и посмотрел на нас. Иии?

— Нуу? — не уж то клещами надо всё тянуть?

Вздох.

— Гарррииии, — он заметил, что я сейчас перейду в режим допроса под протокол. 

Еще один вздох.

— Я попытался максимально доходчиво объяснить новый статус Малфоев. На первый сеанс


было достаточно. Все в порядке, удалось даже прийти к соглашению в этом вопросе. —
Гарри, ты молодец. Я горжусь тобой.

— Ты передал мою благодарность мисс Уизли? — Люциус поблагодарил Джинни?


 
— Да, разумеется. Она сказала, что сделала это потому, что поняла, как и в чем вы
мне помогаете. Добыли информацию близнецы, отвлекли внимание на себя близнецы,
Джинни просто осуществила передачу так сказать. — А в семье Уизли назревает раскол
с образованием промалфоевской коалиции.

— Хорошо. — Люциус сделал глоток, попросил сервировать завтрак и обратился к Гарри


и Драко, — На сегодня у нас запланирован повторный поход в Гринготтс, попытаемся
принять все три рода. Не сразу, конечно, лучше сделать это в определенном порядке и
с интервалом в несколько часов. В эти часы мы можем бегло ознакомиться с нынешним
состоянием имущества. Ценные бумаги, места в палате лордов, хранилища Гринготтса,
недвижимость. Ты можешь задействовать в этом гоблинов, можешь принять помощь от
меня и Драко. Этот выбор за тобой. 

***

— Эх, Поттер, чего же ты такой невезучий то? — смотрит на меня так, будто хочет
сказать, я сам уже заколебался. Смотрит на Гермиону. Ждет ее решения? Она кивнула и
улыбнулась. Хмм.

— Я бы предпочёл помощь от вас и Драко. Если вас это не затруднит. Боюсь, гоблины
меня там закопают. Не думаю, что нам простили наше маленькое вторжение в прошлом
году… — маленькое? Вы разнесли полздания. Гриффиндор.

— Не затруднит. По любым вопросам обращайся к нам. — отец тоже обратил внимание на


МАЛЕНЬКОЕ вторжение.

— Спасибо. — Поттер съел круассан со сгущенкой, подумал, а потом сказал, — а ты


говоришь, Драко, что я невезучий. В моих начинаниях мне поможет семья Малфоев,
кому-то ещё подобное предлагалось? — и рассмеялся. Мама тоже заулыбалась.

— Гарри, а зачем, если не секрет, вы туда влезли? — отец, ты сейчас будешь удивлён.

— Чаша Хельги Пуффендуй. Она была в хранилище Лэстрейнджей. Нам она была нужнее. —
отец аж поперхнулся, — Без Гермионы это никогда бы не получилось провернуть. План
вторжения, захват чаши и побег — все ее идеи. Думаю, я и Рон еще и мешали. Да даже
то, что нам вообще надо в хранилище, поняла она. — если так пойдет и дальше, то
предложение Гермионе отец будет делать сам. От моего имени.
 
— Гарри! — она так мило смеется. Она проделывает невероятные вещи, а от похвалы
смущается.

— Гермиона, вы опять меня приятно удивили. — оо, это еще только вершина айсберга.

— Если будет нужно что-то выкрасть, обращайтесь. — отец рассмеялся в голос. Еще
бы. 

— спасибо, учту. 

— Люциус, вы сказали, что три рода будем принимать в определенном порядке. В каком?
— я не понимаю, как желание знать ситуацию, располагать информацией, а именно это
сейчас движет Гермионой, может вызывать раздражение. Как у Уизела того же.

— Поттеры, затем Гонты, затем Блэки.

Она задумалась. Я прям чувствую, как вращаются шестеренки в ее голове.

—Логично. Поттеры не могут не принять последнего представителя, у Гонтов выбор тоже


маловат, но им выгодно, чтобы за них взялся один из потомков Певереллов, а Блэки не
смогут пройти мимо Лорда Гонта. Хитро. — молодец, быстро схватывает.

— Гермиона, а какие у вас планы на будущее? В плане выбора профессии. — отец прям
взялся за изучение потенциальной невестки и матери внуков. 

— Сложный вопрос. — она замолчала на пару мгновений, потом, будто собравшись с


мыслями, продолжила, — Я бы хотела иметь отношение к подготовке реформ, которые
облегчат интеграцию магглорожденных, обеспечат им определенные права, возродят
большинство забытых традиций, за которые так переживает чистокровное сообщество. В
какой-то момент что-то пошло не туда. Баланс сместился. Образовался замкнутый круг.
Не посвящаем магглорожденных в особенности и традиции, потом они ужасаются, когда
сталкиваются с ними, или попросту их игнорируют, запрещаем определенные особенности
и традиции, все равно не посвящаем магглорожденных и так далее. Надо смотреть в
будущее, рассматривать опыт европейского, американского, азиатского магических
сообществ. В противном случае от британского магического мира не останется ничего,
кроме разрушенных домов и мэноров, да родовых древ в хранилищах Гринготтса. Взять
тех же Гонтов или Блэков, или Лэстрейнджей. — отец сейчас побежит за фамильным
обручальным кольцом.

— Удивительно, что у подопечной Дамблдора такие интересы. Не обижайтесь, но…

— Все в порядке, я понимаю, о чем вы. Профессор Дамблдор был занят в основном
решением слишком глобальных проблем. Гриндевальд, Волдеморт. Не меньше. Я поняла
это еще на первом курсе. Слизерин стоит особняком. Во всех грехах виноваты они. В
любой ситуации три остальных факультета объединяются против Слизерина. Что за
презумпция ВИНОВНОСТИ? Вопрос, зачем ежегодно от десяти до двадцати студентов
отправляются в добровольное изгнание? Или закройте этот факультет, раз от него один
вред, или примите меры. Найдите причину недопонимания, корень проблемы.
Проблема в том, что этот корень хорошо известен. Признать, что большинство
проведенных законов прошлого века — ошибка? Нет, так позориться нельзя. Мысли
каждого министра: будем игнорировать, пока я на этом месте, а после меня хоть трава
не расти. 
Хогвартс нуждается в пересмотре программы обучения. ЗОТИ и маггловедение в первую
очередь. Это и есть два полюса, магглорожденных и полукровок заставим вникнуть в ТИ
и ЗОТИ, добавим законы и традиции, а чистокровных просветим по поводу последних
технологий магглов, их восприятия мира. Кадровый состав! Кто во имя Мерлина
утверждал этих профессоров? Отобрать единоличную власть директора, подключить
состав попечителей. Пересмотреть попечительский состав. От министерства — пара
представителей в совет. Никаких Амбридж и ко! 

Она перевела дыхание, а потом посмотрела на нас и продолжила:

— Ох, простите, вдохновилась. Насчет того, почему Дамблдор не особо нервничал, так
скажем, из-за моего мировоззрения и моих интересов… ему опять-таки было не до
этого, это раз. К тому же он не особо о них знал, это два. Я могу отводить эти
мысли на задний план, так что без направленного поиска это не узнаешь от
поверхностного чтения. 

М-да, сейчас мама тоже борется с желанием пойти за обручальным кольцом. Гермиона
просто локомотив.

— вы освоили окклюменцию?

— освоила, это слишком громко сказано. Просто могу закрывать мысли от чересчур
любопытных магов. При прямой попытке мои щиты долго не выстоят. 

— Потрясающе. Семья Малфоев почтет за честь принять даже скромное участие в ваших
планах. Я думал, впечатлить меня еще больше после того разговора с аврором будет
сложно.  Я не впечатлен, я восхищен, Гермиона. — это можно перефразировать как,
семья Малфоев почтет за честь предоставить этому миру министра магии Гермиону
Малфой.

— Спасибо, Люциус. — опять смущается. Я сжимаю её руку и улыбаюсь.

— Дорогая, а что тебе предлагали при распределении? — мне всегда было это
интересно.

— Я подходила под все четыре факультета. Но для Пуффендуя я слишком амбициозна, для
Когтеврана - активна. Слизерин не подошел по крови, все-таки не хотелось бы мне
жить в такой период среди отпрысков не самых толерантных родов, Гриффиндор оказался
идеальным. Хотя сейчас, наверное, шляпа бы больше думала, Слизерин или Гриффиндор.
Две стороны одной медали в конце концов. А у вас у кого-нибудь шляпа сомневалась в
выборе? Если не секрет конечно же… — как ловко она это сделала.

Первым нарушил тишину Поттер:

— Слизерин. 

— Что? Поттер и Слизерин? — я-таки в шоке

— Между прочим у Гарри есть эдакая хитрая жилка, она просто не раскрыта в полной
мере. — ох, Гермиона, если она в один день раскроется, магический мир явно запомнит
этот день. 

—Когтевран. — мама?

—Вам бы действительно подошел этот факультет, Нарцисса. — Гермиона улыбается самой


очаровательной улыбкой. На меня и отца не смотрит. Мол, решайте сами, я не
принуждаю. А вот Поттер

— Гарри, ты сейчас во мне дыру протрешь. — он даже не отвлекся от наглого


разглядывания моего лица.
— Прости. Просто всегда было интересно. Шляпа едва дотронулась до тебя, и сразу
сказала Слизерин. Было что-то в эти полсекунды до окончательного решения?

— Дорогая, и где эта хитрая жилка? — Гермиона тихо смеётся.

— Да ладно тебе, смысл сейчас плясать вокруг да около. Захочешь, скажешь, нет —
дело твое. — в лоб так в лоб.

— Как ты уже справедливо заметил, до окончательного вердикта было полсекунды.


Однако шляпа может вложить достаточно мыслей и за это время. Она рассмотрела
Гриффиндор и Когтевран, однако сочла, что моим факультетом будет Слизерин. Я
впервые от нее услышал выражение Гриффиндор и Слизерин — две стороны одной медали.
Наверное, изменить некоторые аспекты моего тогдашнего мировоззрения, и шляпе
понадобилось бы более, чем полсекунды для окончательного решения.

— Ого, — Гарри в таком же культурном шоке, что и я пару мгновений назад.

Тишина. 

— Гриффиндор. — отец?

— Ух ты. — Поттер даже прокашлялся, хорошо, хоть со стула не упал. — Простите, а


сколько думала шляпа в вашем случае? 

—Секунд тридцать. — а этого я не знал…

— Мерлин. — Поттер сейчас грохнется в обморок

— Да. Родителям и сокурсникам я тогда сказал, что шляпа думала о Когтевране.


Признаться о Гриффиндоре я не смог. Это сильно подорвало бы мою репутацию. — отец
так просто сейчас рассказал то, о чём молчал 30 лет?

— Гермиона, ты, кажется, не выглядишь слишком шокированной, — мне, честно говоря,


интересна её реакция, но она молчит.

— Нет. Я так и предполагала. — мы просто офигели от такого ответа. — Просто хотела


удостовериться, поэтому спросила, — нет, вот теперь мы офигели.

— Ты предполагала, что отец и я могли быть распределены в Гриффиндор? — откуда у


нее такая уверенность?

— Две стороны одной медали.  К тому же у вас обоих есть совершенно неслизеринские
поступки, так выразимся. Такое обычно вменяют гриффиндорцам: благородство, кто бы
что про вас не говорил, смелость, мужество. Сколько из ваших сокурсников осталось в
живых и на свободе? 

Отец задумался, а потом сказал:


— Трое. Трое из 15.

— Ну вот, подтверждение. Не будь у вас помимо чисто слизеринской изворотливости тех


гриффиндорских качеств, вряд ли бы мы сейчас разговаривали. Я интересовалась
судьбой семей, чьи представители входили в ближний круг. Мало у кого хватало
мужества делать все для сохранения своей семьи, как это делали вы, вы оба. Из
ближнего круга остались только Малфои. Больше никого. Ни их, ни их семей. Я не
говорю, что вы идеальны и без грехов, однако нельзя на войне оставаться образцом. Я
и Гарри тоже немало сделали в это время. У всего есть своя цена. — охренеть.

— Спасибо. — я и отец сказали это одновременно.


— Вам не за что меня благодарить. Просто в отличие от многих, я стараюсь
располагать фактами в совокупности с обстоятельствами, которые их породили. Я не
руководствуюсь общим мнением, ТАК значит ТАК, а почему, да и ладно, все же знают,
что ТАК.

Минут пять мы молча завтракали. Потом отец глубоко вздохнул и заговорил:


—Я не мог не присоединиться к Темному Лорду, это значило бы пожизненный фиделиус, а
это невыполнимо. Сбежать? Каркаров показывает, что это не выход. К тому же тогда он
еще был не в таком ужасном состоянии. Некоторые идеи звучали очень трезво. Поначалу
вопрос крови занимал не так много в его планах. Когда стало понятно, к чему всё
идет… было уже поздно что-то менять или делать. Была метка, было его безумие,
могущество. Метка могла делать больше, чем империус. Я отдал бы многое, чтобы хотя
бы Драко это не коснулось. 

— Отец, я не жалею о том, что ввязался в это, иначе ни ты, ни мама не пережили бы
последствий. — я не могу промолчать на этом.

— Самое ужасное для родителей — когда за их ошибки расплачиваются их дети. — он всё


ещё винит себя, Мерлин.

Отец опять глубоко вдохнул и продолжил:


— Гарри… гхм… я приношу свои глубочайшие извинения за то, что оставил мисс Уизли
тот дневник. — Гарри даже поставил чашку на стол, — Я действительно не знал о его
истинной природе. В противном случае этот дневник никогда не покинул бы моего
поместья, чтобы оказаться в руках ребенка. Я рассчитывал на то, что этот предмет
будет обнаружен у мисс Уизли ее родителями, Артур попытался бы от него избавиться и
попал в проблемы с соответствующим законом, запрещающим хранение темных артефактов.
Его рейды на мэнор в тот период стали уже раздражать. Такой поворот мог бы их
прекратить. Я и Нарцисса оберегали Драко вплоть до событий пятого и шестого курсов,
мимо нашего контроля такой дневник никогда бы мимо не прошел. Видимо Уизли не так
осторожны в отношении собственной дочери и пропустили ее в школу вместе с ним. Так
как особо это на мои планы не влияло, я предпочел ничего не делать. Дневник долгое
время находился у меня в кабинете, и я ничего не чувствовал, из этого я сделал
вывод, что мисс Уизли вряд ли что-то грозит. Вплоть до того посещения Дамблдора я
не видел связи между дневником и тайной комнатой. Наверное, сложно в это поверить,
но я много себя потом за это корил. Я должен был проверить этот дневник более
тщательно, если уж решился на такое, а в идеале и вовсе не думать о таком. Прошу
прощения. Мои слова о сожалении сейчас, конечно, ничего не изменят, но…

— Изменят. Спасибо, Люциус. — Гриффиндор. Хотя приятно.


Отец кивнул и повернулся к Гермионе:

— Гермиона, Драко сказал, что вы не сильно ненавидели меня по этому поводу, скажем
так…

—Да. — она закивала, тоже положила чашку на стол, — Если бы вы хотели реального
хаоса и возрождения сюзерена, отдали бы дневник не Джинни, у которой могли его
обнаружить, а кому-нибудь из легкомысленных магглорожденных. Ну или придумать более
надежный план. По всему тому, что произошло в реальности, выходит, что вы не знали
о том, что сделали. Однако, как я уже говорила Драко, вы во многом предопределили
исход войны. Пользы в итоге получилось больше, чем вреда. 

—Кхм. — отец явно в шоке от услышанного, — Вы удивительно хорошего обо мне мнения,
Гермиона.

— Ещё бы. — Гермиона хмыкнула, — Так лавировать между всеми, от каждого главы
каждого отдела министерства и самого министра до Хогвартса — это искусство. До
шестого курса мало что обходилось без вашего участия, Люциус. В Хогвартсе также
было с Драко. После мальчика-который-выжил именно Драко — главная медийная персона,
без его участия Слизерин даже не рассаживался на обеде. Это я еще молчу о женском
внимании. — последнее она проговорила скорее себе, чем нам.

Мама заулыбалась. Меня отвлёк голос Гарри:


— Ооо, Драко, тут аккуратнее, однажды на третьем курсе ЛавЛав хорошо отхватила от
Гермионы за то, что та попыталась взять её декодер для дневного неба. Ты явно
ценнее декодера, покусительница на тебя вряд ли останется в живых. Вердикт по
твоему поводу будет зависеть от твоего поведения. — о Мерлин, я сейчас сам побегу
за кольцом!

— Гарри! — она опять смутилась и закрыла лицо руками.

— Я предупреждаю молодого человека о потенциальной угрозе, что я не так делаю, —


Поттеру явно смешно

— Спасибо, Гарри. Учту, — я еле выговорил это без смеха. Однако Гермиона как-то
угрожающе на меня зыркнула из-под отодвинутой руки.

— Боюсь, это не та фраза, подумай лучше. Подключи все малфоевское искусство


красноречия. — Гарри уже откровенно хохочет.

— Я хотел сказать, что в случае чего помогу избавиться от тела. — Гермиона


удовлетворенно улыбнулась и опять закрыла лицо руками.

— Хм, решил обратиться к гриффиндорскому началу, хитро, хитро. — он уже отсмеялся.

Гарри вроде попытался успокоиться, а мама все ещё продолжала тихо смеяться.
— Мама, над чем ты смеешься? — мне действительно интересно.

— Вспомнила, как Паркинсон однажды подлила Люциусу любовное зелье на одном из


завтраков, когда Люциус был на шестом, а я на пятом курсе. 

Гермиона резко опустила руки и заинтересованно уставилась на маму.

—Даа, я это никогда не забуду… — отец это сказал явно не с маминым весельем.

—А что было дальше? — Гермиона, не Гермиона, если не спросит.

—Правильно, врага надо знать в лицо, — Гарри опять прыснул, —особенно с учетом этой
Паркинсон, как её, а точно, Панси, она явно положила глаз на Драко.

— Гарри! — Гермиона даже не смутилась. Мама улыбнулась и продолжила:

— Я ей очень прозрачно объяснила, что ее шаловливые ручонки с амортенцией должны


впредь находиться в радиусе пяти метров от Люциуса. Для закрепления эффекта от слов
я применила пару проклятий из моей семейной библиотеки. Она до сих пор здоровается
со мной со страхом в глазах. Панси — племянница той Паркинсон, с которой имела дело
я.

— Вы прижали к стенке семикурсницу? — Поттер, откуда такие познания в родословных?


А мама даже не смутилась. Ничего, после двадцати лет брака со мной Гермиона тоже
будет принимать похвалу и восхищение без смущения.

—Хмм… — Гермиона о чем-то задумалась

— Гермионаа, да брось, ты же знаешь, что это не удовлетворит твою кровожадную


мстительную натуру, — после этих слов Гарри родители заинтересованно посмотрели на
Гермиону.
— Я не кровожадная и не мстительная!

— Оо даа, надо спросить у Амбридж, — Поттера это всё явно очень позабавило. Хотя он
молодец, я давно хотел узнать об этом

— А что с ней? — я попытался придать тону максимально скучающий оттенок.

— Она заслуживает большего наказания, — ого, Гермиона еще считает, что ее меры было
мало.

— Гермиона отдала ее кентаврам. Так что, Драко, будь крайне внимателен. — Поттер
попытался скрыть смех в кашле.

—Это правда? — мама это спросила слишком воодушевленно…

—Она же выжила, какая разница, — такой ответ подразумевает…

— Дорогая! — я шоке уставился на Гермиону.

— Будешь внимательнее смотреть, что ешь и пьешь, ДОРОГОЙ. — она подняла одну бровь
и взяла еще один круассан. 

— Именно это я услышал, когда пришел в себя в лазарете. — мы все засмеялись, а


Гермиона назидательно склонила в мою сторону голову, — Однако присоединюсь к
Гермионе, Амбридж заслуживает куда большего наказания.

— а как тебе это удалось? — мама и Гермиона явно чем-то похожи.

— Ей нужно было тайное оружие Дамблдора, я ей его придумала. Завела в запретный лес
и там так получилось. 

— а с чего она вообще спрашивала вас о нём?

— мы вломились в её кабинет. Эта жаба в розовом приказала специально учрежденному


отряду нас схватить и удерживать. — она остановилась и посмотрела на меня, — Драко,
помнишь, я была у тебя.

— конечно помню. Прости. — мне очень неприятно вспоминать тот год и тот гребаный
отряд

— За что? Знаешь, чего мне стоило попасть именно к тебе? — она смеётся

— что? — у меня глаза как галеоны, наверное.

— не смотри так на меня, я точно знала, что сын Люциуса Малфоя просто так не
поднимет руку на девочку. Решение было принято в секунды. Надо было придумать план
по вызволению нас из лап этой жабы. А ты на меня не давил, это очень помогло. 

— спасибо за столь высокую оценку, Гермиона. — да, отец никак не отойдёт. Гермиона
шокирует его то одним, то другим.
Гермиона очень уж с довольным видом продолжила уплетать круассан, как вдруг редко
развернулась к отцу:

— Насчет Амбридж! Это может быть важным! Люциус, вчера всплыла тема здоровья Гарри.
Может ли что-то из этого повлиять на принятие рода? — она явно чем-то взволнована,
даже забыла про круассан.

— Только воздействие темными артефактами, особо неприятными. Но этого же вроде нет?


— к концу фразы отец потерял ту уверенность, с которой он ее начинал. Да, отец, ты
правильно думаешь.

— Гарри? Или сам, или я. — она опять взялась за круассан

— Эмм… вообще, то есть… тут вот, — Поттер, роди уже. Поднял руку, а что с рукой то?

— Мерлин! Гарри! Что это? Это действительно кровавое перо? — я редко вижу маму в
таком гневе.

— Что? — отец даже встал со своего места и остановился около мамы, по мере того как
он смотрел на руку Гарри его взгляд становился всё мрачнее.

Мне стало любопытно, что на его руке могло вызвать такую реакцию. Я тоже подошёл к
Поттеру, правда с другой стороны от родителей. 

— Как она посмела! — мама в крайней степени гнева.


Открывшаяся моему взору картина была ужасна. На тыльной стороне левой руки у
Поттера красовался хорошо прослеживаемый белый выпуклый шрам: Я не должен лгать.

— это из-за того урока, когда ты начал говорить про возвращение Волдеморта? — не
удивлюсь, что эта сучка использовала такое перо по любому случаю…

— О Мерлин… — бедный папа. —та-ак. — он взялся за переносицу, — Зайдем в хранилище


Малфоев, там можно будет найти одну вещицу, которая может помочь… предлагаю
отправиться сейчас же, при этом лучше пойти всем. Акцио не действует в хранилищах,
а в наших после налетов Аврората царит полный беспорядок. Все готовы?

— Да, — Гермиона взяла еще круассанчик и встала с места.

— Отлично, идем к камину. — отец поражен её спокойствием.

— Драко, можешь пойти со мной? Я так и не научилась нормально перемещаться через


него… — смущается, что пришлось просить? О Мерлин, я всё для тебя сделаю!

— Конечно, милая. А Гарри? 

— А Гарри возьму я, — мама непреклонна

— Хорошо, мама. — Амбридж повезло, что до неё маме сейчас не добраться.

========== Глава 21. Хранилище Малфоев в Гринготтсе. ==========

Какие вкусные круассаны,не удивлюсь, что их покупают прямо из Парижа. Я не смогла


удержаться и не взять ещё один в дорогу. Учитывая размеры мэнора, пока мы дойдём до
камина, я успела бы съесть ещё целое блюдо.

Драко, как и обещал, зашел в камин со мной, прижал к себе за талию, выпустил из
руки горсть летучего пороха со словами "Гринготтс, зал седьмой", и мы исчезли из
мэнора, чтобы появиться в огромном камине, выходящем в маленький зал, кажется, он
был восьмиугольным. Драко удержал меня от падения и поторопил выйти в этот самый
зал. Меня сильно увлекли стены и колонны в углах, которые были выложены камнем
разного цвета таким образом, что на них можно было разглядеть руны. Потом я
вспомнила, что надо бы очистить одежду от пыли и сажи, однако опустив взгляд,
увидела, что Драко уже об этом позаботился. Я улыбнулась ему и взяла за руку. Он
сжал свою ладонь на моей, поднёс к лицу и прижался губами к пальцам, потом к
тыльной стороне ладони. Мерлин, дрожь от его прикосновений прошла от кончиков
пальцев до низа живота. Я заметила подобную свою реакцию на его поцелуи еще во
время завтрака, но присутствие родителей и Гарри как-то сдерживало, а сейчас…

Секунд через сорок из камина вышли Нарцисса и Гарри, которого ей пришлось удержать
от того, чтобы встретиться с каменным полом, а еще через тридцать в зале появился
Люциус.

Люциус сказал следовать за ним, мы прошли в один из четырех выходов, миновали зал,
отделанный жёлтым камнем. В конце коридора на возвышении за стойкой сидел гоблин с
золотым пенсне. Он поднял на нас взгляд, увидел Гарри, хмыкнул, повернулся к
Люциусу:

— Лорд Малфой. Вам необходимо пройти к хранилищам?

— Да, господин Грокхук, именно это мне и необходимо. — договорив, он положил на


стол маленький мешочек. Видимо, это за конфиденциальность.

Гоблин медленно взял мешочек, кинул его себе в выдвижной ящик стола и положил руку
на полусферу, которая по всей видимости была намертво вмонтирована в столешницу
слева от гоблина. Полусфера засветилась желтым цветом, над ней появился прозрачный
гоблин. Он выглядел как привидение, только тоже был желтого цвета.

— Коргугх, подойди ко мне. Есть поручение.

Силуэт кивнул и исчез.

— Лорд Малфой, сейчас подойдет заместитель главного казначея. Он вас и проводит. —


да, Люциус определённо не хотел светиться в основном зале и вызывать собственного
поверенного.

— Благодарю.

Грокхук кивнул и вернулся к своим бумагам. Надо потом узнать у Драко кто это
вообще, раз смог так быстро вызвать заместителя главного казначея.

Тем временем послышались глухие шаги, будто тот, кто шёл, был огорожен от нас
полупроницаемым барьером. Видимо так оно и было, через несколько секунд стена
справа от Грокхука покрылась рябью, появилось желтое (да что тут с этим цветом?)
свечение и прямо в этой стене на наших глазах появился проём в форме арки. Камнем
какого цвета она была выложена? Правильно, жёлтым.

— Лорд Малфой, Наследник Малфой, Наследник Поттер, приветствую. Прошу пройти за


мной.

— Приветствуем Вас, господин заместитель главного казначея Коргугх. — видимо Люциус


поздоровался за всех в качестве старшего. Надо еще и гоблинский этикет почитать.

***

Вагон, да-да, не тележка, а целый вагон со всеми удобствами мать его! Малфои значит
Малфои! Вагон остановился, и мы сошли на платформу. Коргугх подошёл к огромной
резной двери из темного металла. Выглядит покруче Лестрейнджевского хранилища.

— Хранилище 24087, — он прошествовал к следующей двери, она была меньше предыдущей,


однако заметно было, что по устойчивости она может и опередить эту предыдущую, —
24088 и, — гоблин продвинулся к третьей двери, она была выполнена из светлого
металла, отливавшего голубым, а ее фасад был украшен фамильными вензелями, гербом и
девизом, — 24089, Лорд Малфой. — у них три хранилища? Это же как нам повезло, что у
Лестрейнджей было одно или мы попали в нужное. А есть ли связь между содержимым
хранилищ и видом дверей? Драко, берегись, у меня очень много вопросов.
— Благодарю, господин Коргугх. 

— Я подожду в вагоне, Лорд Малфой.

С этими словами гоблин развернулся и прошествовал к вагону.


Люциус прошел к третьей двери, приложил руку с перстнем, прошептал что-то, однако
нельзя было понять, что он там говорит, звук доносился как из-под воды. Он уколол
палец? Магия, завязанная на крови? М-да, неудивительно, что гоблинов побаиваются,
это явно их творение. От места, куда упала кровь, начало исходить радиальное
свечение, вензеля задвигались, даже герб видоизменился: драконы развели копья в
стороны (до этого они были скрещены), прописная буква «М» засветилась серебряным,
почти белым цветом. Крутые спецэффекты.  

— Огоо, гхм, простите, — Гарри тоже впечатлён. Ещё бы, мы о таком и не подозревали,
не то, что не видели.

Люциус повернулся к нам:

— Проходите. — с его словами дверь начала открываться, звук был такой, будто
помещение до этого было завакуумировано. Даже воздух втянуло.

—Между тремя отсеками этого хранилища можно перемещаться через эти двери, — он
указал на место в стене и там появились двери, это сейчас был фиделиус на двери? —
опасных предметов не должно быть, но, если сомневаетесь, проверьте, прежде чем
дотрагиваться. Ищем вот это, — он развернул лист пергамента, продемонстрировал
цветной рисунок. Та-ак, похоже на древнеегипетский браслет, если его надеть, он по
длине скорее всего будет от запястья до сгиба локтя. Весь в рунах. Из железа?
Серьезно?

— Хорошо, отец.

— Куда пойдем? — пусть Драко решает, куда мы пойдём в их хранилище.

Драко оглядел помещение, а там было на что посмотреть: груды каких-то изделий,
украшенных камнями, просто аморфные куски металлов и куча предметов, не особо
смахивающих на ценные. Всё было перевернуто, будто кто-то что-то искал, причем
делал это с особой жестокостью. Даже мы в хранилище Лэстрейнджей вели себя
приличнее, чем тот, кто проводил обыск тут.

— Ну давайте начнем с той горы, — Драко выбрал груду в углу.

— Ностальгия, а Гермиона? — Гарри, Гарри, но действительно что-то в этом есть…

— О неет, там были размножающиеся обжигающие кубки и монеты, даже вспоминать не


хочу, — родители Драко посмотрели на меня, друг на друга, вздохнули и тоже выбрали
себе гору для поисков.

— Мерлин, Драко, для чего это? — в Гарри явно проснулся интерес ко всяким волшебным
вещам. Сначала на Гриммо, теперь тут. Хотя то, на что он указывал реально вызывало
любопытство. Какая-то клешня с серебряными наконечниками…

— Определять степень намагиченности инструментов, используемых в нейтрализации


проклятий предметов и артефактов. Бывает так, что инструмент перестаёт
обезвреживать предметы, так как уже впитал слишком много магии. Нужно сбросить
накопившееся на нем „напряжение". — а Драко хорошо осведомлён. Хотя чего я
удивляюсь, он всегда был сразу после меня в общем годовом рейтинге, иногда даже
опережал. А в книгах в библиотеке часто наши имена были единственными, что
свидетельствует о том, что кроме нас они никому даже не были интересны.
— Ого, — это уже я выразила удивление. Хитро продуманная вещица. Инструмент для
инструмента. 

—Да, — Драко со вздохом (мною он указывает в направлении, а тут вздох?) поднял


что?! Это швейная машинка из чистого золота?
 
— эмм, Драко, а этоо…, — да, Гарри, спроси, у меня пропал дар речи. 

— и почему у нее такая игла? Она, наверное, металл пробьёт, — игла похоже была на
штырь.

— Ооох, — он аккуратно поставил её на пол. — это потому, милая, что она именно для
этого. 

— это швейная машинка для металлических изделий? — Гарри что-то о таком слышал? Он
явно сейчас лопнет от любопытства.

— да, артефакторам она бывает нужна. Отец предоставляет её кому-нибудь время от


времени. Правда артефакторов, которые в состоянии работать с подобным инструментом
уже практически не осталось, в последний раз ею пользовался какой-то испанец пару
лет назад. Она сшивает листы любых металлов любым выбранным плавленым металлом.
Плавит всё, даже вольфрам, который магглы считают трудным для плавления. Этот
штырь, который можно с первого взгляда ошибочно принять за иглу, которая должна
осуществлять обстрочку, на самом деле представляет собой сосуд для накопления
расплавленного металла. В него снизу вставляется дозатор необходимого размера, из
него через равные промежутки времени скапывает равное количество жидкого металла,
артефактор постепенно продвигает свои листы металла, так чтобы капающий металл
попадал на шов между листами. Перед таким сшиванием листам необходимо придать
определенную форму, это можно сделать с помощью этой же машинки. У неё есть
специальный нож по металлу. Раритет, её вылил создатель этих машинок в 1558 году:
на дне есть дата и подпись этого артефактора. 

Я залюбовалась отливающей золотом, хотя, о чем это я, Гермионаа, это цельный кусок
золота, из которого, как из мрамора выдалбливают статую, вылили машинку. Офигеть.
Кажется, что-то холодное ползёт у меня по руке…

— ооой, — на мне защёлкнулся браслет, замерцал, исчез из виду, появился, сделал это
еще пару раз, и подогнался до моего запястья. 

— Что случилось? — Драко скорее всего почти перепрыгнул груду вещей, что была,
между нами. Гарри тоже занервничал.

— Браслет, — я протянула руку к Драко, но потом задумалась, не причинит ли он ему


вреда, он вроде в своём хранилище, но мало ли, вдруг это не их, и это оставили тут
специально.

— Болит, какие-то ощущения? — Драко не узнал браслет, хотел дотронуться, я не дала.


До него дошла моя реакция и он уже головой показал идти к отцу. 

— Нет, даже наоборот, тепло какое-то, — я решила хотя бы получше рассмотреть


браслет. Он напоминал кружево, только сплетено оно было из нитей золотого, серого и
белого цвета. Видимо, золото, серебро и платина. Одно это уже стоит как мой дом. В
определенных местах на браслете вставлены маленькие камни, весом не больше 0,1
карата, но в камнях я разбираюсь плохо. Он не сковывал движения, но его вес четко
ощущался. Даже странно, что такая конструкция столько весит.

— Отец, смотри, — мы доведем его отца за этот месяц.


— Мы разбирали вещи, он сам защелкнулся. Я в последний момент заметила, что он
ползет, буквально, когда он уже был на запястье. — я решила показать браслет, но до
Люциуса тоже не дотронулась. Мало ли что…

— Отец, что это? — интересно, о чём Люциус так задумался?

— Не переживайте. —он взял меня за руку и погладил запястье с браслетом, — Это


браслет моей матери. — он задержал дыхание, — Я думал, что его скорее всего забрали
невыразимцы, но нет… — он всё ещё держит мою руку, — ну и хорошо. Носите на
здоровье. — это его матери, в смысле носите на здоровье?

— Люциус я не могу его принять, Он стоит больше, чем если нас всех на органы
продать, — я не могу это принять, в некоторых маггловских районах мне руку отрежут
по локоть, если заметят такое украшение

— Не беспокойтесь, носите на здоровье. — его взгляд смягчился, — Его сделал мой


отец для мамы, он может поглотить некоторые вплоть до средних заклинания и
аппарировать прямо в мэнор. Полезная вещь. Носите. — он слегка сжал моё запястье, —
Тем более что я не знаю, как он снимается… — чтооо?! — знаю только, что можете его
скрыть от остальных, обычный Secretumpraesidio. — ну хоть так. 

— Это очень ценная вещь, я уже говорю не о денежном вопросе, — надо попытаться ещё
раз, он всегда может узнать у портрета отца, как это снимается

— Гермиона, он сам закрылся у тебя на запястье. Не посчитал бы нужным, уполз бы


дальше в эти горы. Видимо, ты ему понравилась. — он отпустил мою руку и как-то
странно улыбнулся Нарциссе. Как они так общаются одними глазами?

— Эмм… хорошо, спасибо, — браслет послал еще одну волну тепла от руки к груди, нет,
даже не просто к груди, это целенаправленно в сердце.

— Не за что. Идите, ищите дальше, — родители Драко вернулись к поискам, а улыбки с


их лиц так и не исчезли. Ладно, может Нарцисса потом поделится…

— Гермиона, я бы на твоем месте так… — Гарри перешел на заговорщицкий тон, — просто


на всякий случай еще бы руками поводил тут, —он указал обеими руками на оставшиеся
горы.

Люциус засмеялся и сказал, что не будет этому препятствовать:


— может найдётся весь комплект… да, определённо, займёмся в один отдельно взятый
день этим вопросом. Будете как металлодетектор, которым магглы водят по пляжам в
поисках сокровищ, — Люциус Малфой знает о таком? Все засмеялись, Драко приобнял
меня за талию, и мы вернулись к нашей горке.

— Гарри!

 — Что Гарри! 

— ищи, а не разглядывай каждую вещь!

— Гермиона, я ищу, вдруг я потороплюсь и пропущу нужную, — и смеётся!

— Драко, это точно…— видимо, из нас двоих способностью понимать всё по глазам пока
владеет только Драко, он не дал мне договорить, подошёл, прижал за талию и сказал
невыносимо глубоким голосом:

— Милая, — он нежно прикоснулся к моим губам, — носи на здоровье, — он чмокнул меня


в носик и вернулся на своё место.
— Хорошо, спасибо. — это я сказала уже уверенно, правда спустя секунд десять.
Интересно, его родители это видели?

— Вот это даа, — Мерлин, Гарри, что ты имеешь ввиду…

— Что? — Драко нагло ухмыльнулся.

— Ты только что установил рекорд по убеждению Гермионы в чем бы то ни было, — Гарри


показал ему два пальца вверх. Ох, Гаррииии!

— Аа, — Драко засмеялся и повернулся ко мне. Его родители тоже заулыбались. Да, они
и видели, и слышали. Оох…

— Оо, это не оно? — Гарри за всё это время просмотрел меньше вещей, чем любой
другой, и он, кажется, нашёл то, зачем мы пришли. Вот где справедливость?

— Оно, оно. Идем. — Драко скорее всего задался этим же вопросом. 

— Люциус, мы нашли, — Гарри осторожно протянул свою находку. 

— Прекрасно. — Люциус взял браслет, — Так. — Гарри приподнял руку со шрамом, —Давай
руку, да, эту со шрамом. 

— Conjuroetcontirmosupervos, Angelifortesetsancti,etpernominaipsiusaltiDei… — ого,


какие познания латыни! Надо потом спросить…

— М-да… — Люциус какой-то грустный. Чего это с ним?

— Что-то не так? — Молодец Гарри, я и так задаю миллион вопросов

— Нет, это я о своем, о палочке, не берите в голову… — что не так с его палочкой?
Хмм…

Над рукой Гарри стали появляться буквы из темного свечения, они будто засасывали
свет в себя, эдакие черные дыры. Оказалось, что так выглядит сущность проклятия,
оставляемого кровавым пером: буквы сложились в «я не должен лгать». Они повисели в
воздухе секунду, будто сопротивляясь силе, что вытащила их из шрама, Люциус
напрягся, он всё это время не опускал палочку, на лбу даже выступила испарина,
буквы сдались, и их засосало в амулет. Надо потом почитать по этой теме что-нибудь
из библиотеки мэнора. 

— Оу-оу-оу, — Гарри завертел запястьем, — ух ты. — он прекратил, кожа на руке стала


как резиновая, поднялась, нет, наросла на пару сантиметров по всей тыльной стороне
ладони, застыла, уже не была похожа на резину, стала похожа на обычную кожу, резко
опустилась обратно. Будто кто-то натянул её на кисть, — Как новая, спасибо. И не
больно даже, спасибо, — он довольно потёр "новую" кожу. Ни следа от шрама. 

—Не за что. — Люциус облегченно выдохнул, — Предлагаю вспомнить остальные


потенциальные препятствия к получению титула лорда рода, пока мы тут. — он
заулыбался и вернул палочку в трость. 

— Нет, больше я темными артефактами вроде не баловался. — это правда, проблем


больше быть не должно.

— Это радует. — Люциус реально обрадовался. — тогда вернемся в вагон и займёмся


приятием рода. 

Мы покинули хранилище, дверь за нами закрылась со странным звуком: сначала был


глухой свист — воздух выходил из помещения, следующий звук напомнил мне звук от
присоски. Большой такой присоски. Видимо, хранилище реально вакуумируется. Далее
послышался шум от скольжения металла по металлу, однако ничего неприятного, будто
между соприкасающимися металлами было масло, наверное, дополнительные штыри вышли
из корпуса двери и скрепили её с окружающей стеной. Вензеля опять пришли в
движение, драконы скрестили копья и раскрыли пасти, буква «М» на секунду засияла
ещё больше, а потом плавно погасла. Вот это меры предосторожности… Драко ожидает
прекрасная ночь… расспросов

***

Определенно путешествовать по подземной части Гринготтса удобнее в таком вагоне.


Нет неприятных ощущений от ветра, от влажности, от холода. Скрежет колёс не режет
слух. В вагоне тебе и оптимальная температура, удобные сидения, особые ремни
безопасности: не те ленты, которые до хруста костей прижимают к тележке, а
невесомые цепочки, которые перекидываются через сидящего и которые активируют при
экстренном торможении щитовые чары и чары левитации. Волшебник не пострадает сам
благодаря щитам, не полетит никуда в случае резкого торможения — в состоянии
невесомости вопросы скорости его будут мало волновать. Ощущения от поездки, как
если ехать на исправной машине по идеальному асфальту, будто вагон не едет на
огромной скорости по рельсам, а медленно плывет по океану очень вязкой жидкости в
абсолютный штиль. И как потом спрашиваете ездить не на этом чуде?

— Окулюс репаро, — а когда Гарри успел поломать очки?

— Гарри, ты никогда не хотел исправить зрение? — Нарцисса, гениальный вопрос,


почему я раньше его задала…

— Хотел. Но я отложу это, ведь если я не приму род, хорошее зрение мне не
понадобится… — бедный Гарри, я так желаю ему того тихого спокойного счастья, о
котором он так сильно и так давно (это мы сейчас о девятнадцатилетнем парне) мечтал
и которое он так заслуживает. А тут то Волдеморт, то принятие рода, и тут
отличился: не один, и даже не два, Бог любит троицу. Хорошо хоть дело не дошло до
"изба без четырех углов не строится".

— Если все пройдет гладко, может и не придется никуда идти, чтобы его исправлять, —
Люциус ободряюще улыбнулся Гарри

— Правда? — Гарри обрадовала такая перспектива, еще бы, что в мире магглов, что в
мире магов исправление зрения не назовёшь приятными спа-процедурами.

— Есть такой шанс, — Люциус сжал руки на трости. Он выглядит уставшим. Это
использование амулета так его? А он же еще пожаловался на палочку… может она ему не
подходит? Его палочка была уничтожена палочкой Гарри во время операции
«СемьПоттеров». Хмм, не уж-то эта настолько хуже той уничтоженной? Еще бы, та
фамильная, а эта вроде обычная. Хотя меняют же волшебники палочки, когда они
ломаются… бедный Драко. Он явно не знал, на что соглашался, когда согласился
отвечать на все мои вопросы.

— Ух ты, — Гарри приободрился. Это хорошо, у него впереди трудный день. 

***

В Гринготтсе очень интересно всё устроено: или все эти коридоры могут менять
направление, как лестницы в Хогвартсе, или волшебники видят только то, что им
позволяет сопровождающий гоблин. Интересно…

— Нарцисса, Гермиона, если хотите, можете пройтись по косой аллее, — Люциус нашел
прекрасный повод, чтобы от нас избавиться. Честно говоря, я не против, всё равно я
ничего в этом не понимаю пока ещё, а разговоры с Нарциссой проливают свет на
происходящее. 

— Да, Люциус, мы прогуляемся там, потом, если что, вернемся в мэнор. Удачи. — она
задержала взгляд на глазах супруга, посмотрела мельком на его губы, даа, видимо
мужчины из рода Малфой особым образом воздействуют на женщин, я сама еле от Драко
взгляд отвожу, положила руки на плечи мальчиков и легонько сжала руку, что была на
Гарри, — всё будет в порядке. 

— Удачи, Гарри, — я тоже подошла к мальчикам, и положила руку на плечо Гарри.

— Люциус и Драко со мной, я не один, это должно помочь, — улыбается, но я всё равно
вижу беспокойство в его глазах. 

— Тогда, джентльмены, прошу за мной. — это был уже какой-то другой гоблин. 

Мужчины направились вслед за этим гоблином, а меня и Нарциссу к выходу провожал


тот, который встретил всех нас на платформе по прибытии из хранилищ. 

========== Глава 22. Плохое предчувствие. ==========

— Нарцисса, а куда мы направляемся? — двери Гринготтса остались позади, мы вышли на


заснеженную Косую аллею. Хорошо, что мы тепло оделись, иначе и секунды не
продержались бы в такую морозную погоду, чары для согревания отнимают слишком много
энергии.

— В самое прекрасное ателье на Косой аллее. — она тихо засмеялась и посмотрела на


меня, — Самые последние модели, лучшие ткани, эксклюзивная одежда. Наряды на каждый
день, наряды на светские приемы и так далее, и тому подобное. Продолжать можно
бесконечно. Заведует этим ателье моя однокурсница, Имельда Манчини. 
Удивительная дама с Когтеврана, нашла применение своим исключительным знаниям
геометрии. Все ее вещи сидят на фигуре идеально. Достаточно пройти долгую процедуру
снятия мерок, и на примерки можно даже не приходить. Вещь без сомнений сядет
идеально. — она закончила фразу мелодичным смехом. 

— Нарцисса, это очень, — очень дорого, мне и так не удобно за тот браслет, что сам
меня выбрал…

— Не смей. — она приобняла меня, — Я не собираюсь насильно впихивать тебя в бальное


платье из шелков и бархата, украшенное жемчугом и нитями из ценных металлов. Просто
подберем то, что ты захочешь. По своему опыту могу сказать, что ничто больше так не
радует перед праздничным торжеством, как прекрасное платье. Я сама не люблю
вычурный стиль. Считаю это верхом безвкусицы, когда на Леди нацеплено всё, что
только было в ателье и семейном хранилище. — тут она забавно сморщила носик

— О, тогда спасибо. У меня просто никогда еще особых поводов не было. Точнее было
только два йольских бала в Хогвартсе. Оба раза прошли не очень удачно… — я сама не
знаю, как и почему, но она и Драко очень сильно на меня действуют: я рассказываю
всё от А до Я. Наверное, потому что они действительно интересуются и способны
понять меня без того, чтобы начать причитать и жалеть. Молли при всём моём уважении
всегда начинает или одно, или другое.

— Большого вечера не ожидается, к сожалению, торжество у Малфоев сейчас не будет


иметь огромного успеха. — она грустно улыбнулась, — Как это было обычно. — тут она
уже вернула на лицо хорошее настроение, — Будет праздник в семейном кругу. Выберем
что-нибудь подходящее для этого случая, я помогу тебе в этом. — тут она крепче
обняла меня.
— Спасибо, Нарцисса. — я сжала свою руку на её, на той, которой она меня обнимала.

— Не подумай, что я пытаюсь навязать тебе примат прекрасной внешности над


личностными качествами. Гермиона, самое главное в этой жизни — найти человека,
который будет смотреть на тебя глазами полными любви и желания не только когда ты
стоишь в прекрасном платье или красивом белье, — она приподняла бровь, — а даже
когда ты только проснулась и еще не успела переодеться из пижамы. Это будет
значить, что тебя ценят не за тело и его красивую обертку, а за то, какой ты как
человек, за твои личные качества. Если найдешь такого человека, не отпускай его.
Тот, кто ценит тебя за твой характер, за твой ум, за то, какого человека ты из себя
представляешь, будет рядом с тобой всегда, вне зависимости от обстоятельств. Ты
всегда будешь чувствовать его рядом. — я почувствовала тепло, которое от неё
исходило. Да, кажется, я уже нашла такого человека в вашем сыне. Мерлин, я общаюсь-
то с ним нормально неполных три дня, а мне в голову приходят такие мысли.

Мы прошли вниз по аллее, оставив позади лавку Оливандера, тут я подумала, что мне
повезло, что моя палочка осталось целой, не хотелось бы менять ту, которая была со
мной с первых моих шагов в этом мире, в голове всё ещё были мысли о Люциусе и его
потере; магазин мадам Малкин, я вспомнила, как покупала первую свою мантию; книжный
Флориш и Блоттс, мой персональный рай; Кафе у Фортескью, где мы с родителями
останавливались при каждом посещении Косой аллеи, чтобы купить мороженого и конфет.

Наконец Нарцисса указала на отдельное трёхэтажное здание, облицованное крупным


синим (сразу видно, что хозяйка Когтевранка) камнем, с большой светлой дверью, на
которой постоянно менялся узор из различных геометрических фигур. Из трубы на крыше
поднимался клуб дыма. Окна были огромными, практически во всю высоту стены, однако
разглядеть через них что-то внутри не было возможно. Видимо, специально зачаровали,
чтобы люди не глазели попусту. Нарцисса толкнула дверь, послышалась прекрасная
мелодия, известившая хозяйку о нашем прибытии. Меньше, чем через минуту перед нами
появилась сама миссис Манчини. Она тепло поприветствовала Нарциссу, пожаловалась,
что та давно не заходила. Потом она переключила своё внимание на меня, явно узнала,
но решила не впадать в приступы счастья, что меня однозначно порадовало и
расположило к ней:

— Приветствую вас, мисс…

— Грейнджер, мэм. 

— Мисс Гермиона Грейнджер? — она посмотрела на Нарциссу.

— Да, мэм. Приятно с вами познакомиться, миссис Манчини. У вас очаровательное


ателье. Одно оформление здания уже говорит о вашем таланте.

— Зовите меня просто Имельда, мисс Грейнджер. Это честь для меня быть
представленной Героине войны. Моё ателье всегда к вашим услугам, вы всегда вне
очереди.

— Спасибо, не стоит.

— Что вы, конечно же стоит.

— Вы очень добры, Имельда. Зовите меня Гермионой. — она улыбнулась.

— Нарцисса, Гермиона, пройдемте ко мне в кабинет, выпьем чаю и подумаем, чем мое
ателье может вас порадовать. — она встала между нами и сделала пригласительный жест
в сторону комнаты, из которой она к нам появилась.

***
— Нарцисса, то платье, которое мы подобрали просто прекрасно! Оно никак не выйдет у
меня из головы! Спасибо вам большое, я даже не знаю, как я могу вас отблагодарить

— не стоит, Гермиона, право слово не стоит. Пройдемся? Можем заглянуть еще куда-
нибудь, если ты хочешь, конечно же, — интересно, она согласится зайти к близнецам?

— Как вы смотрите на посещение Всевозможных Вредилок Уизли?

— никогда еще там не была, однако наслышана о талантах этих молодых людей. Давай
зайдем к ним.

— Спасибо, — я улыбнулась ей, — близнецы Фред и Джордж сейчас в промалфоевской


коалиции семьи Уизли, — я не смогла сдержать смех. Нарцисса в общем-то тоже.

— честно говоря я заинтригована. Я слышала, что они придумали портативное болото и


запустили в продажу кучу товаров для девушек, которые не дают покоя Филчу. Это
правда? Меня просто удивляет такой разброс их деятельности, болото и зелье «подави
стыд», — она рассмеялась.

— да, они же придумали и запустили в продажу удлинители ушей, безголовую шляпу,


линейку забастовочных завтраков, одежду-щит, порошок мгновенной тьмы, различные
волшебные перья для письма и деревянную игрушку Долорес Амбридж. Это и ещё многое
другое. Они эффектно покинули Хогвартс, так и не сдав экзамены на седьмом курсе,
эффектно это я к тому, что во время их побега они устроили самое гениальное
продвижение бизнеса. Представляете, они влетели на метлах в большой зал и натравили
на Амбридж фейерверки в виде драконов. После этого объявили об открытии
собственного магазина и на тех же метлах улетели из школы. 

— Я впечатлена. Мне уже не терпится посмотреть на их товары. 

Последние минуты три меня не покидает ощущение тревоги. Будто что-то вот-вот
случится. Может кажется? Нет, я точно помню эти ощущения с того года, когда мы были
в бегах, это чувство не раз нас всех спасало. Но что может произойти? Косая аллея,
каникулы. Людей не так много. Впереди три женщины с детьми, рядом пожилая пара,
сзади две семейные пары с детьми, чуть выше по аллее группа подростков, курс
четвертый, наверное. Нас обогнал человек с чемоданчиком в руках. Он явно спешит.
Ничего подозрительного. Что же не так?
 
— Гермиона, всё в порядке? — Нарцисса заметила, как я по идее незаметно осматривала
окружение. 

— да, просто чувство странное… — браслет обожгло огнем

— какое?

— тревоги, такое бывало пока мы были в бегах. Может просто, —


Мальчик и девочка убежали от родителей, что шли сзади. Пожилая пара исчезла в кафе,
освободив обзор для детишек, которые узнали в детях идущих спереди друзей.

— Тори! — сзади раздался звонкий детский голос.

— не убегайте далеко, сейчас всё равно увидимся, — родители обратились к детям,


которые уже нагнали меня и Нарциссу.
Браслет напомнил о себе новой волной жара, да что тут происходит?
Мы миновали развилку, всё, теперь идти можно только прямо метров 30, ощущение,
будто по мне провели холодным шелком. О нет-нет-нет, я знаю, что это!

— О нет, Нарцисса!
========== Глава 23. Нападение на Косой Алее. ==========

Комментарий к Глава 23. Нападение на Косой Алее.


Автор латинского не знает, поэтому просит снисхождения за неточные
заклинания :)
— О нет, Нарцисса!

Договорить я не успела. Не знаю, какие рефлексы мною двигали, я резко дернула


Нарциссу вниз и пригнулась сама. На нас сверху посыпалось стекло. Дети закричали,
надеюсь, они не ранены. Нарцисса рядом тоже поняла, что произошло, я замечаю, что у
неё на щеке кровь идёт из пореза. Твою же мать, когда всё это закончится. Надо
понять, кто и откуда атаковал. Судя по ощущению, заклинание явно не обычная
бомбарда, ничего не слышно, всё перед глазами плывёт. Со стороны на нас с рычанием
надвигается оборванец, в голове всё ещё противный писк как от контузии.

— Круцио! Круцио! — крик Нарциссы доносится как сквозь слой воды, надо дотянуться
до палочки — Лежи смирно, — чувствую удар прямо в живот, — и до тебя очередь
дойдёт, поганая грязнокровка! 

Люди кричат, никто ничего не делает, они просто паникуют и ждут, пока я или
Нарцисса что-то сделаем! Вызовите Авроров, ваши же дети здесь! 

Кто-то из мужчин решил добраться до детей, это отвлекло оборванца.

— ступефай! — мужчина решил начать атаку.

— авада кедавра! — оборванец не стал размениваться на детские проклятия.

— инкарцеро! — присоединился еще один мужчина. Это отцы тех детей, что шли сзади и
нагнали нас за секунду до нападения

— ступефай! — может они вдвоём смогут уложить одного бомжа?

— экспеллиармус! — один из мужчин бросил это не в оборванца… чего это он?

Оборванцев стало трое, или у меня троится в глазах? Нет, их трое.


Нарцисса дышит, просто почти без сознания, я оттащила её за завал, прямая авада
сначала разнесёт его, вторую я не допущу. Удачно разнесенная стена сейчас очень
пригодилась.

— Конфундус! Обзъяз! — Принц Полукровка был весьма изобретателен в проклятиях.

О, это их привлекло, еще бы! Это не такое слабое как ступефай или инкарцеро!

 — грязнокровка умеет кусаться? Ты считаешь, тебе поможет пара слабых темных


заклятий? — не пугай, пуганные.

— круцио! — Я успеваю отскочить.

— авада кедавра! — быстро призываю каменную вывеску магазина напротив.

— нет! я еще хочу послушать её крики! Довершу, то, что начала Белла! — хрен тебе!
Гриффиндор не сдаётся! И к тому же тебе до неё ещё очень и очень далеко!

— круцио! — как же снег мешает уворачиваться, упаду и мне конец…

— петрификус тоталус! — чего это вы опустились до простительных?!


— инкарцеро! — попали прямо в браслет, больно, но всяко лучше, чем быть связанной.

— Colligete! — они призывают снег? Хотят выбить почву из-под ног или задавить
большим снежным шаром. И мы не пальцем деланы! 

—Recalfacio! — уже собранный ими шар снега превратился в шар воды и разлился по
переулку, — Glacies! — Вода превратилась в лед рядом с оборванцами, посмотрим,
каковы ваши таланты в фигурном катании, ребятки!

— ах ты! Авада кедавра! — оборванцам не понравился мой ответ.

— там мой сыын! 

— помогите, там наши дети! — женщины плачут, но я не могу разорваться!

— бомбарда! — нападающие целятся в сторону, надо посмотреть, куда, а то с


передвижениями я уже запуталась, что и где. Дети слева от меня, ближе к тому месту,
где я оставила Нарциссу

— бомбарда! — о нет, это совсем рядом

— бомбарда! — шума разрушений в этот раз не последовало! это щиты сработали? Там
же…

— аааргхх, бомбарда максима! — определённо, щитовые чары, но там же дети, у них


даже палочки нет!

— уже встала, предательница! Ты сдохнешь в муках вместе со своей поганой семьёй! —


это Нарцисса ставит щиты! но вряд ли она выстоит против чего-то посильнее, надо
поторапливаться!

— конфринго! Ходишь с этой грязью! Мерзкая предательница! Деструкто!

— где твой скользкий гадкий муженек? Инсендио!

— где твой сын? Экспеллиармус!

— мы и до них доберемся! Конфринго!

От полной концентрации внимания на Нарциссе их останавливает только схватка со мной


и теми двумя мужчинами, чьи дети по всей видимости с Нарциссой.

— Остолбеней! — я уже выяснила, что при тех простительных заклятиях, что летят в
нашу сторону, я могу не отвлекаться на создание щитов, просто достаточно выставлять
левую руку вперед. Да больно, запястье уже распухло, браслет даже увеличился под
него, но всяко выгоднее потерпеть боль: сил отбирает столько же, но зато я могу
посылать атакующие заклятия без пауз, я уже оглушила таким быстрым темпом одного из
оборванцев. Один из двух оставшихся решил накалить обстановку, отошел за напарника
и поднял палочку в небо:

— Морсмор! — ни хрена тебе подобного!

— Utingenua! — их повалило, несмотря на прочные щиты, ох не хотела я это


использовать, теперь будут вопросы о том, откуда я это знаю, это ведь чуть ли не
патент Риддла, ничего, зато не будет паники, эту гребаную метку видно за километр.
Хм, коленями они к земле не приросли, как было задумано, это даже лучше, палочку
подчищу, и никто ничего не докажет, не впервой! 
— как ты смеешь! Воруешь не только магию, но и смеешь использовать, — нет, тут я
тебя остановлю, не надо раньше времени пугать народ моими источниками!

— Остолбеней! Инкарцеро! Диффиндо! — это его заткнуло.

— Героиня войны печется за семью предателей нашего Лорда? — он переместил палочку в


сторону Нарциссы! Один из моих напарников серьезно ранен, дошло до крови, второго
выбил другой оборванец. Гад воспользовался тем, что тот повернул голову в сторону
ребенка! Хорошо хоть не авадой! Я одна против этих оборванцев, скорее всего это те
самые последние непойманные пожиратели!  Надо что-то делать, они сейчас в
безвыходном положении, они в отчаянии, очевидно они еще полубезумны. Они убьют
Нарциссу, а потом развлекутся с остальными. Готова я в случае чего применить
непростительное? Это ведь мама Драко, там невинные дети…

— сектумсемпра! — на это нет щита! Нарцисса, что с ней, у меня меньше минуты, если
ее сильно задело!

Девочка завизжала, видимо, этот урод попал в цель. Еле борюсь с моментальным
желанием посмотреть масштаб трагедии, но, если я это сделаю, они меня уложат. Надо
что-то делать! Надо было еще поинтересоваться изобретениями Риддла, это сейчас явно
помогло бы! 

— Stetadhuc! Egosuppressiseam! — надо понимать, что рядом тоже люди, выберу


заклятие со слишком большим радиусом поражения и будет много невинных жертв. (Стой
смирно! Подчинись!)— Caecusire! — один из них упал, да, слава Мерлину! Прошло 10
секунд, не смотри на Нарциссу, не смотри (ослепни!).

—  столбеней! Инкарцеро! Экспеллиармус! — кровь с запястья течет в рукав, браслет


жжёт, это уже сильно отвлекает

— Конфринго! — да пошло оно всё, я не могу ставить жизнь Нарциссы и потенциально


жизнь ребёнка против того, что люди узнают, что я почитала пару не самых светлых
книг! К тому же цвет заклинания похож на обычный экспеллиармус, надо произнести как
можно тише необходимое заклинание, потом быстро призвать палочку оборванца и будет
шито крыто. 

— DatuumMagicae! Акцио! — вроде сработало, он лёг! Так, быстро кидаю на них


дополнительное обездвиживающие, бегу к Нарциссе, вместе со мной подбегают те
женщины, что кричали в самом начале. Дети живы, только легкие царапины на руках и
лице, Нарциссе хуже, снег около неё красный от крови. Твою мать! (Отдай свою магию)

— вулнера санентур! — как же хорошо, что Гарри в порыве пылких чувств решил
опробовать сектумсемпру на Драко, по крайней мере я знаю контрзаклинание, — вулнера
санентур, — я вижу, как кровь собирается со снега и возвращается к Нарциссе, порез
только начал затягиваться, — вулнера санентур, — я что, плачу? — вулнера санентур!
— ее сильно задело, видимо она закрыла собой детей, — вулнера санентур! — порезы
продолжают затягиваться, — вулнера санентур! — она предпочла защитить детей? Она не
попыталась даже отползти, — вулнера санентур, — снег в крови, но в моей, с запястья
так и льёт по кисти, — вулнера санентур, — всё, затянулось. Короткая диагностика,
ничего страшного, просто истощение. Пусть полежит, не буду сразу её приводить в
чувства. 

Меня кто-то трясёт за руку:


— помогите, мисс, умоляю, помогите, мой муж там в крови, порезы не затягиваются, а
вы только что, — надо помочь. Еле встаю, не надо было опираться на запястье, прям
почувствовалось, как под таким давлением из него вышло чуть больше крови. Дохожу до
человека в луже крови. Когда же в него попали? Он продолжал бороться, уже получив
увечья?
— вулнера санентур! — так, пульс ещё есть, кровь начинает двигаться обратно, это
хорошо, — вулнера санентур! Мэм, что с другим? Вулнера санентур! Анапнео!

— ничего, сильно оглушен

— вулнера санентур! Где авроры и медики? Вулнера санентур! — порезы начали


закрываться, — вулнера санентур, — как так? Где все эти защитнички? Еще утром такие
смелые были! — вулнера санентур

— Гермиона! — это голоса Фреда и Джорджа! 

— Гермиона! — с ними Джинни

— вулнера санентур! Помогите мне!

— что нам делать?

— проверьте этих уродов, чтобы не сбежали. Джинни, подойди к Нарциссе, побудь с


ней!

— да, сейчас сделаем, — близнецы поспешили к бродягам, Джинни села около Нарциссы и
положила ее голову себе на колени, молодец, лучше будет, если голова будет выше
туловища.

— вулнера санентур! — у профессора Снейпа это явно выходило быстрее. Хотя я,


наверное, просто устала. 

— вулнера санентур, — вроде всё.

— спасибо, мэм! Спасибо, — женщина в слезах

— энервейт! — маг очнулся.

— есть боли? — параллельно кидаю диагностические…

— нет, всё в порядке. Дети, — он закашлялся.

— с ними всё хорошо дорогой, вы смогли, — женщина принимается к его груди.

— хорошо, — он положил голову обратно на лёд.

— это же Гермиона Грейнджер! — дети меня узнали. Ох, конечно, я, Рон и Гарри уже на
лягушках. Ну на карточках… что с моими мыслями… Так, спокойно, надо спрятать
запястье, нечего пугать детей

— это правда? — женщина подняла голову и внимательнее всматривается мне в лицо, — о


Мерлин! Мисс Грейнджер! Сохрани вас Мерлин, вы спасли нас!

— помните, кто спас ваших детей, — надо заострить их внимание на этом, — Нарцисса
Малфой предпочла остаться с ними, закрыла их собой, и это после того, как она
подверглась пыточному! помните это, когда в следующий раз решите на неё косо
посмотреть! — обеим женщинам явно стало стыдно. Ну и пусть, сами даже не вышли на
дуэль! Я ни за что не отпустила бы Драко одного! 

— Гермионаа, предлагаю уйти к нам в магазин. — Даа, здравое предложение.

— где эти гребаные Авроры! — ох, человек, как ты в точку!

— Экспекто патронум! — люди уставились на меня, — Кингсли Шеклболт! Направь отряд


Авроров на Косую аллею в магазин Уизли. Было совершено нападение метрах в
пятидесяти от этого магазина, если идти в направлении ресторана Гран Торино. Жертв
нет, только пострадавшие. Трое нападавших живы, в отключке. И нападающие, и жертвы
будут в магазине. Жду! — выдра крутанулась и исчезла

— да, идёмте. Джордж, Фред, помогите Нарциссе. После пыточного ей будет трудно, я
даже не вернула её в чувства. — Джордж кивнул, взял её на руки, явно не легко это
ему далось, но он даже не подумал жаловаться. 

— вы, вы и вы, — я указала на двух женщин и трех мужчин, что стояли совсем рядом с
местом происшествия, однако не спешили помогать, — тоже идете с нами. Ваши дети
тоже. Джинни, Фред, берем этих ублюдков. 

Мы уже намеревались отправиться в магазин, но тут посреди улицы материализовался


Макгуайр. С двумя напарниками, они же с ним были утром. Да вы блять вовремя!
Никогда не материлась, но тут прям по-другому не скажешь!

— предоставьте это нам решать, мисс Грейнджер, — да, еще что сделать?

— вы здесь откуда? — не беси меня, парень. А не то я лично займусь твоим спуском по


карьерной лестнице. Организую тебе скоростной эскалатор.

— поступил вызов, мы решили проверить. — значит они не от Кингсли, хотя это и так
было понятно, его отряд будет ждать нас у магазина близнецов.

— а не пойти ли вам лесом, а потом полем? А потом еще раз лесом и на всякий случай
полем? Адьё, — я развернулась к своей компании.

— не забывайтесь! — он сейчас лопнет

— это вы не забывайтесь! Где вас носило? Министр оповещен, он сам примет меры, не
лезьте, а иначе обожжетесь, Макгуайр!  — он не намерен отступать. Что же ты такой
упертый?

Я показала своей компании жестом идти вперёд к магазину. Макгуайр увязался за нами.
Вот тварь. 

— Джордж, у вас есть успокоительные и обезболивающие зелья? Нарциссе надо их


принять.

— у нас есть всё, в каком порядке и сколько дать?

— разбудите её энервейтом минимум через тридцать минут, воду сразу не давать,


сначала обезболивающее две дозы сразу, потом успокоительное одну дозу, если что,
через десять минут еще одну. Воду можно после пятнадцати минут с момента приёма
обезболивающего.

— хорошо. — дальше я продолжила тише, — Джордж, не спускайте с неё глаз, Макгуайр


явно чего-то добивается. Делайте что хотите, но не оставляйте её. 

— конечно. — он взял её поудобнее, слегка подкинув и тем самым поправив мешавшую


ему мантию.

Я вспомнила про запястье, такими темпами я умру от потери крови. Может попробовать
заклинание профессора? Наставляю палочку и шепотом:

— Вулнера санентур, вулнера санентур, вулнера санентур, — да, у защиты своя цена.
Заклятие еле работает, браслет много забирает на себя, — вулнера санентур, вулнера
санентур, вулнера санентур, — кровь только-только остановилась, надо продолжать, не
забывая при этом про пленников. 

С таким бормотанием я дошла до магазина, запястье выглядело так, будто его обмотали
колючей проволокой и потаскали меня по полю. Однако кровь уже идет не так сильно,
почти не идёт даже. Разберемся позже, не умру и ладно.

Нас встретил целый отряд Авроров, во главе стоял аврор Трэстон. Знаем, адекватный,
это хорошо. Надо вызвать Люциуса, мало ли что. Но как? Патронус уже не отправить,
не факт, что он пройдёт в Гринготтс, ааа!

— Джинни! — я сделала вид, что оступилась, наклонилась к ней, — ты не участвовала в


дуэли, ты сможешь выскользнуть через черный вход, — вряд ли Авроры там стоят, а
даже если и стоят, её выпустят, её знают, — как можно быстрее пойдешь в Гринготтс,
найдешь там Драко или Люциуса, или Гарри, скажи им сначала, что и я, и Нарцисса
живы, потом продолжай, скажи, чтобы они пошли с тобой, пусть Люциус вызовет
адвоката, так на всякий случай. Сможешь? 

— конечно. Сделаю. — она закивала и уже хотела уходить,— когда придешь, Фред или
Джордж зададут тебе вопрос, ответишь, — я кинула антипрослушку и прошептала ей в
самое ухо, — браслет от Абраксаса Малфоя. Будь аккуратна. Только туда и обратно. —
она кивнула более осмысленно, и я дала ей проскользнуть к чёрному ходу.

========== Глава 24. Начало расследования. ==========

Мерлин, как же это муторно, бумаг за двадцать лет накопилась целая куча, это только
Поттеры, а Гонтами так вообще девяносто лет никто не интересовался! Хотя признаюсь,
это весьма любопытно, не каждый день можешь посмотреть в такие дела рода…

— Лорд Малфой, — чего это гоблину надо, — мисс Уизли желает срочно с вами
увидеться, говорит, что это очень важный вопрос. — Джиневра, что это с тобой?

— проводите её пожалуйста к нам, господин Бегкух. — отец напрягся.

— Люциус, хоть бы всё было хорошо, — Поттер спал с лица.

— Гарри, у меня плохое предчувствие, — отец?

Гоблин вернулся с Джинни, она напугана?

— Лорд Малфой! Так… — она дрожит? — во-первых, Леди Малфой и Гермиона живы, — что
это за заход? Отец выдохнул, — во-вторых, пройдите, вы, — она несколько раз
повторила это "вы" как заикающийся человек, —вы все, трое, со мной до магазина
близнецов, они там, Гермиона просила передать, что может потребоваться адвокат.
Надо спешить, я вам по дороге расскажу! — она в шоке

— Джинни! Что происходит? — Поттер подбежал к ней и взял за плечи.

— оох, — она вдохнула, — на них напали на Косой аллее, Миссис Малфой подвергли
круцио, — у меня сжались челюсти, отец вскочил, — потом была дуэль, Гермиона с
парой магов выстояли, задержали нападавших, оказали первую помощь… — она
расплакалась, — идемте быстрее.

Мы выбежали из банка, аппарация не была доступна. Министерство накрыло куполом всю


главную улицу?

— Джинни! — Поттер решил добиться деталей, я и отец просто в прострации, надо


пройти к маме и Гермионе, — что произошло?

— Гарри, я толком не знаю, мы с близнецами были на чердаке, увидели через окно


какие-то бури и цветные молнии, побежали туда, а там… — она расплакалась, — там
Гермиона одна выстояла, видимо ей сначала помогало еще два мага, но их смогли
вырубить напавшие оборванцы, это пожиратели, Гарри, у них метки на руках, там были
дети, Гермиона сказала, что всё началось с того, что напали на неё и Леди Малфой,
её просто оглушило, Нарциссу начали пытать, отвлеклись от Гермионы, та решила
достать палочку, её ударили в живот, дальше те два мага вписались, но не столько за
наших, сколько за детей, каким-то образом дети оказались отрезаны от родителей
пожирателями, пожиратели отвлеклись, Гермиона оттащила миссис Малфой, сама
подключилась к поединку. Она сказала, что пожиратели периодически отвлекались от
них на Нарциссу, потом стали палить чем ни попадя в её сторону, а там же ещё дети…
— она вытерла глаза, — не знаю, как, Леди Малфой нашла силы выставлять щиты, она
закрыла детей, это вроде как то работало, через время счет был 1:2 в пользу
пожирателей, они поняли, что их заклятия в сторону детей отвлекают противников,
Гермиона осталась одна против двух, те выпустили сектумсемпру, Гермиона поняла, что
времени мало, если она еще хочет помочь Нарциссе, она ведь даже отвлечься не могла,
чтобы посмотреть, что с ней, — она вроде успокаивается, — как-то уложила одного,
потом и последнего. Вот с этим моментом что-то не то, наверное,из-за этого адвокат
нужен, она сказала, что не могла по-другому, сектумсемпра ведь убивает быстро, если
не применить контрзаклятие. Она бросила связывающие заклинания на пожирателей и
помогла миссис Малфой, потом её попросили помочь другим двум магам, их тоже
приложило. Когда она заживляла раны одного из них, прибежали мы, Фред и Джордж
пошли к пожирателям, а я сидела с Нарциссой. — она шмыгнула носом. — потом приперся
Макгуайр, что-то требовал, Гермиона его послала гулять лесом и полем, — молодец, —
а, она еще с Кингсли связалась, в магазине его отряд, он, наверное, тоже подойдёт
скоро. У Гермионы с рукой что-то, — Мерлин, Уизли, конкретика, — она сказала, что
на ней браслет, который ей очень помог, она его как щит использовала, правда из-за
этого у нее запястье распухло и кровоточило. Она всю нашу дорогу до магазина
пыталась его залечить, и то времени не хватило. — дед гений

— о Мерлин. — Гарри растерян, видно, что он сильно распереживался.

— Гарри, это было ужасно! Кровь, везде кровь, как тогда во время битвы, — она опять
заморгала часто, смахивает слезы, — а Нарцисса! У неё такие ледяные руки были, я
так испугалась, что она… — она все-таки разрыдалась, — что с ней что-нибудь
случится! — говорят у нее на руках умер кто-то во время битвы за Хогвартс, видимо,
психологическая травма.

— как они сейчас? — у отца голос сел.

— Гермиона сказала, что вашу супругу надо привести в чувства только в магазине,
чтобы дать зелья. Ее Джордж донес до магазина, сейчас и Фред, и Джордж с ней,
Гермиона сказала не отходить и глаз не спускать. Ей не нравится присутствие
Макгуайра. Она тоже там, вроде тянет время, скандалит по поводу того, что ни
Авроры, ни медики не появились. Лорд Малфой, Гермиона только-только отправила
патронус Кингсли, и тут он нарисовался, откуда он мог знать, куда конкретно надо
аппарировать? Гермиона же сказала, что будем ждать всех в нашем магазине, а он
аппарировал на место событий! Хотел забрать пожирателей, странно смотрел на вашу
супругу. Я не знаю, что было в его взгляде, но это было жутко! Надо поспешить,
Гермиона одна там не сдержит напор этих … — Гарри ее обнял.

Гермиона спасла маму… Мерлин, слава Мерлину, они обе живы!

— Сюда! Мы пойдем с черного входа, представьте, они даже Авроров туда не поставили!
Когда будет адвокат? — Джинни оттащила нас от толпы, которая собралась глазеть на
место происшествия.
— с минуты на минуту, я его выдернул из Ирландии. — этот адвокат реально хорош,
может уложить кого угодно в зале суда.

— это хорошо. — Гарри подал голос.

Мы прошли в переулок, пропетляли там с минуту и вышли к задней части магазина


Уизли. Джинни открыла дверь, зашла, осмотрелась, показала нам войти, повела на
верхний этаж:

— Фред, Джордж, это мы!

— что сказала Гермиона про руку?

— Браслет от Абраксаса Малфоя. — хорошо придумано. Об этом знает только Гермиона,


которая утром была с нами в хранилище. Никто бы не смог ответить правильно, если
эта же Гермиона не сказала бы так ответить.

Дверь открылась, появился Фред с палочкой. 

— проходите, — он открыл дверь до упора и пропустил нас в помещение.

Джордж сидел на кресле-качалке около дивана, на котором лежала мама. Фред прошел к
длинному столу, судя по длине которого, предназначенному для того, чтобы сразу двое
волшебников могли удобно за ним работать. Они даже здесь не разделяются? Вместо
двух столов используют один общий. Фред выдвинул кресло из-за стола и плюхнулся в
него с громким выдохом. Тем временем Джордж решил заговорить:

— мы сняли верхнюю мантию, еще раз бросили все известные нам диагностические чары,
ничего нет, просто истощение. Гермиона вовремя успела, не самое приятное заклятие,
— он кивнул в направлении Фреда, повернувшись к нам половиной без уха. Твою ж мать,
— Гермиона сказала, что энервейтить можно только через, — он бросил темпус, — вот
через семь минут, потом надо выпить эти зелья. 

Я с отцом опустились на колени около мамы, я взял ее за руку, а он поцеловал ее в


щеку, висок, лоб, что-то говорил неразборчивое. Кто бы что ни говорил, мои родители
действительно любят друг друга, просто с детства всем аристократам вбивают на
подкорку, что на публике демонстрация чувств неприемлема.

Меня от родителей отвлёк радостный окрик Гермионы: 

— Драко! — родная моя, она бросилась мне на шею, я сжал ее в руках.

— милая, милая, родная, спасибо, — зарываюсь носом в ее кудри, — спасибо

— все в порядке, не нужно, — смотрит на отца.

— Люциус, — она подошла к нему, взяла за руку, — все порядке, не переживайте. Пара
дней отдыха и всё будет в норме, — отец на неё смотрит как на восьмое чудо света.

— Гермиона, спасибо, — он мягко обнял её. — Спасибо.

— не стоит, за такие вещи не благодарят, — он отстранился и взял ее измученное


запястье, — даа, это просто что-то, ваш отец гений! Я ни разу не произнесла
Протего! Честно говоря, это одна из причин, по которой я выстояла. Это… у меня нет
слов, чтобы описать мои чувства!

— видите, мы же говорили, что хорошо, что так получилось, — отец сильно переживает 
— Драко! — она опять повисла на мне, моя родная, моя любимая, моя… 

— любовь моя, дай руку, — целую её запястье, — давай залечу до конца, — во мне
столько эмоций, — моя милая, 

— ты это делаешь без палочки?! — я если честно ещё вообще ничего не пытался делать,
просто почувствовал отток энергии, но подумал, что это нервное…

— что? 

— я чувствую, что боль уходит, — интересно. Связано ли это с моими ощущениями?

— Драко, не отпускай её, чем ближе ты будешь, тем быстрее рана заживёт. Браслет
реагирует на тебя, — отец даже не отвернулся от мамы.

— хорошо, спасибо. — обнимаю её крепче, она охает.

— что с Макгуайром? — Поттер решил начать расследование с выяснения мотивов этого


клоуна. Логично.

— он смылся! Наглый индюк! — Гермиона всплеснула руками, — я дала ему понять, что
беседовать с Нарциссой он будет только через мой труп! Он пытался воспротивится, но
я его прижала. — она выдохнула, — Он ушел, но скорее всего вернётся. Что ему надо-
то от Малфоев? Он сам ищет, как к вам пролезть…

— я не знаю, я даже не делал ему ничего, — отец все ещё сидит к нам спиной.

— зато я ему сделаю в случае чего! — моя родная. 

— а кто напал? И зачем? — Поттер хочет понять как можно больше, пока мы все,
включая тех трех уродов, еще находимся под одной крышей.

— я подумала сначала, что это бомжи обычные, потом они начали орать про ваше
предательство, пытались вызвать метку, я не допустила, это, скорее всего, те
непойманные пожиратели. Лица изуродованы, видно, что жили плохо. 

— можешь меня к ним провести? — Поттер?

— зачем, Гарри? — Джинни насторожилась и прижалась к нему.

— у меня есть идея одна, — Поттер, твои идеи… хотя работают же, ничего не скажешь

— хорошо. Драко, продолжим сеанс позже, — она чмокнула меня в щеку, — ждите, пока
Нарцисса придёт в чувства. Я с Гарри пойду к этим подонкам.

***

Мы с Гарри прошли к комнате, временно выделенной для содержания напавших. Пара


Авроров по обе стороны от двери поприветствовали нас кивком, попросили подтвердить
личности и после минутного спора разрешили войти к задержанным без их
сопровождения. Национальные герои все-таки… Пожиратели все еще были в отключке.

— Гарри? — мне надо узнать, что он хочет сделать.

— я лорд Гонт, я могу прочесть их метки, я опять владею парселтангом, — С этими


словами он опустился перед одним из лежавших, разорвал рукав и принялся изучать
выцветшую метку. Она откликнулась, налилась черным цветом, Гарри пошептался с ней,
кивнул, отпустил руку мага, метка опять выцвела, Гарри еще раз кивнул и перешел к
следующему оборванцу. Гарри проделал те же действия, что и ранее, с остальными
двумя пожирателями. — да, это действительно Джагсон, Пиритс и Селвин. То есть нам
не хватает для полной коллекции только Роули. — точно, оставалось же четыре особо
опасных…

— ты гений! — Гарри устало улыбнулся, и мы поспешили вернуться в кабинет близнецов.


Надо еще подумать, стоит ли сообщать полученную информацию министерству и если
сообщать, то как это сделать без лишних подробностей… 

***

— Люциус! — отцу пришлось встать с дивана.

— Министр Шеклболт. — волшебник рассеянно кивнул и всплеснув руками поспешил начать


объяснение: 

— Это какая-то катастрофа, та часть аллеи была накрыта непроницаемым куполом,


поэтому никто не явился на вызовы: они просто не доходили до Аврората!Мне очень
жаль. Как Нарцисса? Гермиона вроде сказала, что всё в порядке, — отец его сейчас
проклянёт, и кстати, какой такой вызов тогда хотел проверить Макгуайр со своими
прихвостнями?

— Слава Мерлину, Гермиона была рядом. Видимо, за полгода министерство так и не


смогло взять ситуацию под контроль. Иначе, с пожирателями справились бы Авроры, а
не Гермиона и два неподготовленных для этого волшебника. — всегда завидовал
выдержке отца, в голосе нет ничего. Ноль эмоций. Зато намек на некомпетентность
читается отлично.

— Люциус, — Ооо, кто подъехал, — не тебе рассуждать о порядке и контроле! Ты был


среди тех, кто ликвидировал изначальные порядок и контроль!

— Аврор Реншоу, не пытайтесь переложить собственную вину и ошибки на Лорда Малфоя.


— Гермиона и Гарри вернулись очень вовремя, — Не он подписывает сомнительные ордеры
на обыск, и не он игнорирует свои обязанности, тем более в праздники, когда все
студенты разъехались по домам и контроль должен быть усилен!

— Мисс Грейнджер, вы долго будете вступаться за труса, который не сделал ничего,


когда его свояченица пытала вас на ковре его собственной гостиной! — Реншоу так
машет рукой в сторону отца, что чуть не задел стоявшего рядом Кингсли.

Гермиона закрыла глаза, выдохнула.

— Реншоу, принесите свои извинения Лорду Малфою, —секундная пауза, — немедленно. —


он уже хотел начать возражать, — Не перебивайте меня. Или может быть, вы хотите
рассказать, как храбро и героически вы поступили, когда бросили собственную жену в
отделе регистрации грязнокровок, а ее сестру позволили изнасиловать и запытать? —
что? —Что же, расскажите, мы послушаем, какой вы герой. Будь я тогда на месте Лорда
Малфоя, я бы тоже плевать хотела на какую-то девчонку, если на другой чаше весов
стояли бы моя жена и сын. А вы? Вами что двигало? Страх за себя, как это
благородно, небось, вините в произошедшем с вашей женой и ее сестрой лорда Малфоя?
Вините дальше, только в итоге он стоял и стоит рядом со своей семьей, своей женой и
своим сыном, и стоял бы до конца! А вы стойте дальше, один. — откуда у неё
компромат на любого? 

— Гермиона. — министр хочет вмешаться. Понимает, что дело сейчас выйдет из-под
контроля.

— Кингсли, что делает здесь этот клоун? Макгуайр ушел, а его реквизит остался? —
Гермиона, будь моей женой. Роди мне кучу детей. Я даже готов сам с ними сидеть,
пока ты будешь раздавать всем пиздюлей, будучи министром магии.
—  Реншоу, выйдите, вам действительно не положено здесь находится. Здесь — это в
целом магазине и на месте происшествия. Свободны. — Кингсли сказал это тоном, не
оставляющим места для возражений.

Реншоу молча развернулся и ушел.

— спасибо, Кингсли. — Гермиона подошла ко мне и обняла за талию.

— Гермиона, откуда ты знаешь про его семью? — министр еще чему-то удивляется?

— когда мы пробрались в министерство, — они везде залезли? — мы попали поневоле на


тот этаж. Я видела его. Его супруга умоляла ей помочь, помочь хотя бы сестре. Этот
урод просто… он просто покивал и ушел. А потом сказал служащим, где искать ее
сестру. Сам. Сказал. Подонок. — она крепче прижалась ко мне, я стал гладить ее по
спине, — Потом, когда мы уже были в бегах, я узнала о ее судьбе. Умерла от разрыва
сердца. — ужасная смерть. Я знаю, как доводили этих бедолаг пожиратели, как я тогда
боялся, что в один день подобное произойдет с моей Гермионой, — А он живой! В
Аврорате! Ходит и разбрасывается оскорблениями! А кто он? Он вообще не человек!

— сейчас сложное время, — Кингсли сложил руки за спиной, — все хотят мести и
компенсаций, нужно просто подождать, пока люди не успокоятся и не начнут трезво
оценивать окружающих людей и их поступки. — его голос стал тише, — А пока Малфоям,
Забини и некоторым другим придётся терпеть косые взгляды и незаслуженные
оскорбления. С этим ничего нельзя поделать. Слишком много потерь принесла война,
чтобы люди за полгода могли забыть всё… — к концу фразы он повернулся к окну и
посмотрел в направлении места нападения. 

Тишину нарушил Фред:

— Мне будить леди или как? — он стоял около дивана с двумя склянками в руках.

— да, Фредди, давай. Ты сейчас наиболее спокойный из всех нас, давай ты. — Гермиона
отпустила меня, чтобы я мог подойти к маме.

========== Глава 25. Абраксас рассказывает о браслете. ==========

— Все хорошо, все здесь, все живы, те дети тоже, лежите, не вставайте резко, — Фред
придержал маму за плечо.

— Милая, — отец опустился рядом на колени, — родная, любимая, — поцеловал ее в


лоб. 

— мама, — я беру ее руку. 

— Нарцисса, — Гарри и Гермиона тоже обозначили свое присутствие.

— Вы как? — Фред держит зелья. 

— Бывало и хуже, — мама закрыла глаза, — можно воды?

— Простите, но сначала надо зелья. Лорд Малфой, приподнимите супругу, чтобы удобнее
было. 

После выпитых зелий её взгляд проясняется, останавливается на мне, у нее в глазах


собираются слезы, смотрит на отца:
— Люциус… — мама расплакалась. 
— Я здесь, — он все так же на коленях перед ней, прижимает к себе. — Я здесь, я не
уйду, милая моя, как же я рад, что ты меня не оставила. — он прислоняется лбом к ее
виску. 

— Встань и сядь ко мне, обними меня нормально, — улыбается, пока отец вытирает её
слезы.

— Как скажешь, милая, как скажешь…

— Драко, — берет меня за руку, — Гермиона просто чудо. Она как, как там магглы
говорят, как танк прошлась по тем троим, если бы не она, меня бы уже не было. —
отец вздрагивает, сжимает руки, мама гладит его по рукам, закидывает голову ему на
плечо. — все хорошо, я с вами. — находит взглядом Гермиону, она подошла и
опустилась перед ней на пуфик, — спасибо. 

Гермиона берет ее за руку и прислоняется щекой, плачет, Гарри тоже подошел, подсел
к Гермионе и говорит что-то про то, как рад, что всё обошлось. 

— Ну всё, всё, я же жива, зачем такие слезы. Все живы. Все-все? Те двое, что были с
тобой?

—Да, они, их жены, их дети. Мужей я откачала, детей вы прикрыли. Их матери там
рыдают от счастья, славят род Малфой, Блэков славить у них совсем язык не
повернется, но Малфоев они еще восприняли. — смеется, мама тоже рассмеялась. 

— Гарри, как ты? — мама!

— Мерлин, Вас чуть не убили, а вы про меня. Нарцисса, вам надо отдохнуть, давайте
все пойдем в мэнор и успокоимся, оставим Блэков до завтра? — он повернулся к отцу,
потом ко мне.

— Да, согласен. — отец даже не оторвал лица от маминой головы. — все Уизли пусть
тоже присоединятся, у кого возникнет желание. 

— Спасибо. Мы, наверное, — близнецы хотели тактично отказаться

— Присоединяйтесь, было бы неудобно, не позвали бы, — я подал голос.

— Спасибо. Тогда мы втроем, наверное, еще Перси вызовем, узнаем инсайдерскую инфу,
так сказать. Остальные пока не очень к вам… — они неопределённо махнули рукой

— Как переместимся? — Гермиона вовремя сменила тему

— Беритесь за трость. — отец выставил её горизонтально, чтобы было удобнее, —


Триппи! 

— Триппи слушает, Хозяин! — эльфийка со слезами на глазах смотрела на маму.

— Перенеси всех, кто держится за трость, в мэнор, — да, отец не решается сам нас
аппарировать. Неудивительно, он не совсем в себе, еще расщепит кого-нибудь…

Эльфийка затрепетала ушами и дотронулась до трости. Миг, рывок, мы в гостиной.

***

Родители расположились на диване перед камином. Я и Гермиона сели в кресло слева,


Гарри и Джинни в кресло справа. Фред и Джордж остались сидеть на стульях за столом
позади дивана.
— Так кто напал? — близнецы говорят хором всегда?

— Те трое отказываются что-либо говорить… — Гарри положил голову на макушку рыжей.

— А откуда тогда информация, что это те трое из четырех нужных? — Джинни слегка
приподняла голову.

— Эмм… я принял род Гонтов, так что я снова владею парселтангом. Это мне в дар, как
изволили выразиться сами Гонты. Волдеморт придумал очень хитрую метку, не змееусту
она кажется всего лишь рисунком, а для говорящих это паспорт меченного мага. Очень
удобно.  — Гарри смотрел на нас, ожидая реакции на это признание.

— Ты прочел это по их метке? — мама решила уточнить

— Да, я даже успел с ней поэкспериментировать. Риддл совсем обезумел, когда начал
их ставить, даже не подумал, что в мире не одни Гонты славятся знанием парселтанга.
Я могу воздействовать через неё, не так сильно, как сам Риддл, разумеется, но мне
хватает,— меня пугает энтузиазм в его голосе…

— Гарри… — не меня одного, Гермиону тоже…

— Да, мне тоже это показалось интересным. Надо наведаться потом к задержанным, я
хочу продолжить своё маленькое исследование. Всё-таки носителей метки осталось
крайне мало, а свойства у неё интересные. Это же какая ценная информация для науки!
— о, Мерлин!

— Гарри! — спасибо, милая.

— Гермиона, я не собирался трогать твоих Малфоев. Я же не садист, чтобы на


нормальных людях проводить не самые приятные эксперименты, — твоих Малфоев?
Учитывая потенциальную угрозу, Малфои не против такого поворота.

— А что тебе интересно? — близнецы попытались скрыть энтузиазм в своих голосах.


Плохо вышло.

— Можно ли обездвижить человека, можно ли внести коррективы в поведение… влияет ли


она на способность творить волшебство… много чего… — о, Поттеррр!

— Драко, ты очень вовремя экспроприировал Гермиону. В Гарри проснулся ученый


экспериментатор. Как ты сказал? Носителей метки мало, а свойств у неё много?  —
Джинни, ты прям в точку.

— Нет, вы хотите сказать, что её тайны должны улечься в могилу вместе с её


создателем? Ну уж нет! Во-вторых, я же не собираюсь отпиливать руку или вырезать
только метку… — ого, а я всегда знал, что Поттер не идиот, у него просто не было
достаточно времени, чтобы найти свою область.

— Гарри! — милая, не переживай, он шутит… наверное…

— Это я к тому, что я не живодёр! — а ты уверен? Вдруг это просто еще нераскрытый
твой талант… ты вообще уверен, что тебе надо в Аврорат? Иди в артефакторику!

— Ладно… — Гермиона, скорее всего, подумала об этом же

— Мы связались с Перси, он зайдёт после шести. Расскажет ту самую инсайдерскую


информацию. — а от рыжих очень много пользы.

***
— Средь бела дня…

— Как они вообще решились…

— Интересно, они планировали?

— Может спонтанно? А Нарцисса и Гермиона оказались не в том месте и не в то время?

— А купол? Гермиона, ты ведь его почувствовала? — я решил спросить об этом. 

— Да. Надо обязательно поговорить с портретом Абраксаса Малфоя. Браслет начал жечь
метров за пятьдесят до барьера. Мало ли какие интересные свойства у него еще есть…
— даа, меня самого это интересует

— Да, Абраксас Малфой создал поистине шикарный ювелирный набор. Мы видели обрывки
информации о нем, когда заинтересовались способами наложения защитных чар
длительного воздействия на предметы. У него вышел почти вечный двигатель. —
близнецы решили аккуратно подъехать к отцу. Не пытайтесь, ему сейчас всё без
разницы.

— Гермиона, твоя рука… — Джинни напугана или? 

— Что с ней? — я взял обе, чтобы посмотреть, ничего нет, всё зажило.

— Посмотри! — Джинни крайне возбуждена.

— Что, Джинни? — Гермиона, кажется, сама не понимает радость подруги.

— Шрам! — Поттер подключился.

— Шрам? Ой, а ведь и вправду исчез… — о, Мерлин! И правда же, у нее был шрам в виде
слова грязнокровка.

В комнате появился портрет дедушки, хм, отец приказа не давал, значит это желание
самого деда.

— Леди и Джентльмены, приветствую вас в Малфой мэноре. Нарцисса, дорогая, как твоё
самочувствие? — мама поблагодарила за беспокойство и заверила, что всё в порядке, —
Мисс Грейнджер, я услышал что-то о браслете… — он смотрит точно на ее руки.

— Да, он мне, да и не только мне, сегодня спас жизнь. Спасибо. — Гермиона привстала
с меня.

— Лежите, дитя, лежите как вам удобно. Вы что-то сказали про шрам… — да, дедушка,
просвети нас.

— У меня на запястье был шрам от гоблинского кинжала. Он ничем не выводился. А вот


теперь исчез… — она довольно гладила кожу.

— До какой степени повреждений вы использовали браслет как щит? 

— До крови, — Гермиона поморщилась.

— А кожа на месте шрама сохранилась? Или повреждение было выше? 

— Повреждение было и на месте, где был шрам… да, кожи почти не было, — да, зрелище
было то ещё.

— Тогда ясно. Браслет предупредил образование шрама на снова сформировавшейся коже.


Я так понимаю, вы пытались свести шрам, воздействуя исключительно на него? Да. В
этот раз шрама уже не было к моменту, когда браслет решил взяться за его выведение.
Без физического воплощения темная суть шрама крайне слаба, магия Драко оказалась
сильнее. — что?

— Драко? — близнецы поняли, что могут попытать счастье с самим создателем.

— Разумеется! Мистеры Фредерик и Джордж Уизли, украшения, которые я создал для


своей супруги, не совсем вечный двигатель, как вы изволили выразиться. Я замкнул
каждое из изделий на себе и Авроре. Для этого потребовались высшие чары, они очень
сложны в исполнении, а без должной эмоциональной подоплёки просто не сработают. Для
того, чтобы весь процесс прошел правильно и дал необходимый результат, необходимы
очень сильные чувства со стороны творящего заклинание. Ритуал, сопровождающий
данное заклинание, относится к группе темных, найти его можно в том же разделе, где
представлен ритуал создания крестража. — дедушка замолчал, показывая, что ответит и
на дальнейшие вопросы.

— О каких чувствах идёт речь, сэр? — Поттер, зришь в корень.

— О любви, конечно же. Маг должен быть готов отдать жизнь за того человека, для
которого он хочет провести подобный ритуал. Во время проведения необходимо попасть
в состояние транса, после этого магия определит, истинны ли чувства и намерения.
Волшебник прочувствует, как из него начинает выходить собственная магия. Если
чувства подлинны, она сольется с магией получателя, часть от этой обобщенной магии
заключится в выбранный сосуд. Если же чувства ложны, то маг сляжет с истощением на
полгодика. — я готов отдать жизнь за Гермиону? Да, готов. 

— И сколько можно так делать? — Гарри продолжил.

— Молодые люди, любовь бесконечна. Для неё нет и не может быть ограничений. Это и
есть отличие данной техники от крестража. Крестраж создаётся через убийство ради
спасения собственной души от смерти. Эта разновидность Омамори создаётся через
любовь ради спасения любимого человека. В темные ритуалы это определило
министерство. Оно без разбора сути упрятало туда любое проявление магии души.

— Но, если браслет замкнут на вас и вашу супругу… — Гарри, у тебя определённо стали
проявляться мозги, ты анализируешь то, что тебе говорят, а не молча киваешь!

— Мы оба были еще живы, когда Люциус и Нарцисса поженились. Эти украшения никогда
не смогли бы перейти на Нарциссу. После нашей смерти по моему завещанию они перешли
к Драко. В случае, если появилась бы девушка, за которую он отдал бы жизнь, то
магия украшений пробудилась и завязалась бы на нем и этой девушке. Очевидно, что
был момент, когда у него были подобные мысли в отношении мисс Грейнджер. Скажите
мисс, браслет ведь сам вас нашел в хранилище? — Гермиона слегка напряглась.

— Да… — она взяла меня за руку.

— Ну вот. Все так, как я и планировал. Люциус еще мог себе позволить побаловаться
созданием Омамори. Времена были другими, многое позволялось и прощалось, особенно,
если не выходило за пределы мэноров. А вот Драко сейчас грозил бы реальный срок за
создание такого браслета. — отец делал такое маме?

— Жаль, что Риддл не долистал до страниц с описанием Омамори. — Гарри положил


голову на кулак.

— Да, жаль, особенно, если учесть тот факт, что об Омамори я узнал из книги,
которую он мне подарил. Страницы о крестражах были утеряны. Видимо он не хотел,
чтобы я знал и попытался воспрепятствовать. — дедушка?
— А вы бы решились на это? — Гарри убрал руку и всем корпусом развернулся к деду.

Комментарий к Глава 25. Абраксас рассказывает о браслете.


Автор решил назвать эту технику Омамори по той причине, что любит японскую
культуру и отчаянно хотел её сюда пропихнуть :)
так что пусть здесь будет магический амулет Омамори.

Омамори (яп. 御守 омамори) — японский амулет, посвящённый определённому


синтоистскому или буддийскому божеству. Слово омамори является уважительной формой
слова мамори (守り) — «защита».
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%BC%D0%B0%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B8

========== Глава 26. Абраксас вспоминает Риддла и рассказывает о конфликте


чистокровных и магглорожденных. ==========

— Мы были друзьями. Он не всегда был сущим злом. Никто из нас не рождается плохим и
злым человеком. Тому Риддлу пришлось выживать в приюте, в котором он рос с
младенчества. С самого раннего детства у него случались магические выбросы. Вы
можете спросить, что в этом такого, у всех бывает. Неет. У него дело не
ограничивалось мелкими изменениями окружающей обстановки. Это говорило о том, какая
сила у него от природы. Представьте себе, как на него реагировали дети в приюте и
воспитатели? Он много получал от них за свою ненормальность. —удивительно, что он
не стал обскуром. Дедушка замолчал на мгновение, а потом, нахмурившись, продолжил:

—А потом научился давать сдачи. Наводить на людей ужас. С ним никто не


контактировал, жил он в отдельной комнате. Был примерным учеником. К тому же Риддл
обладал ангельской внешностью, его голубые, почти синие, глаза могли покорить кого
угодно. Его несколько раз усыновляли, но каждый раз возвращали. Он мог направлять
магию, когда было нужно, но не мог полностью избавиться от стихийных выбросов. Раз
за разом он возвращался в приют под шепотки остальных детей и крики
воспитательниц:«этот ребенок дьявола снова вернулся!», «Кому нужен этот урод!».—
трындец. Я не знал обо всём этом… по Волдеморту об этом никогда не догадаешься…—А
потом он узнал о мире волшебства. К нему в приют пришел сам Альбус Дамблдор,—
дедушка кисло усмехнулся, — преподававший тогда трансфигурацию. Он с ходу уличил
Тома в его темных делах, указав на шкаф с украденными безделушками. Никто так и не
проявил к нему ни разу сочувствия, никто не интересовался его ужасной жизнью.
В Хогвартсе ему пришлось столкнуться с предрассудками о чистоте крови, он ведь
выходил магглорожденным, раз никто о нем не знал в нашем мире, и воспитывали его в
маггловском приюте. С ним общались только я и еще один парень со старшего курса. Но
он вскоре погиб с семьёй от рук Гриндевальда. Я много раз приглашал Риддла к себе в
мэнор, однако директор Диппет и Дамблдор каждый раз запрещали ему оставаться где-
либо кроме ненавистного приюта. Ничего не напоминает, мистер Поттер?
Бомбежку и ужас войны он пережил в том убогом приюте, без разрешения на
использование магии. У кого угодно появилась бы жуткая форма фобии смерти. Я не мог
вечно с ним находиться, а без меня его сильно донимали чистокровные слизеринцы. Том
научился наводить ужас и на них. В месть за свои собственные страдания он их не
только зашугал, но и заставил склонить головы.
К нашему пятому курсу он был сильнее многих семикурсников. Он окончательно
замкнулся в себе. Даже от меня отдалился. Нет, мы общались, мне даже позволялось
больше, чем всем остальным, но… он перестал делиться со мной своими переживаниями.
Он начал воспринимать эмоции как слабость. —на этом моменте дедушка заметно
погрустнел, замолчал.

—Только однажды он дал слабину. —дед направил взгляд на окна позади дивана,—Я
заметил его в одном из ответвлений подземелий, решил пройти за ним. Хотел что-то
передать ему от профессора Слизнорта. Я много раз окликал его, а он даже не
поворачивался, только ускорял шаг… если бы не моя карьера загонщика, я его не
догнал бы тогда. Мы влетели в старый кабинет зельеварения, он вечно пустовал,
иногда там сидел кровавый барон, но в тот день он был совершенно пуст. Том упал на
колени прямо посередине кабинета и его буквально начало трясти от рыданий. Я бросил
запирающие и заглушающие чары на дверь и сел около него. Я даже не знал, что с ним
произошло и чем ему помочь, просто положил руку ему на спину и принялся ждать. Он
рассказал мне в тот вечер о своём происхождении, о том, как он увиделся с семьей.
Собственно говоря, эта встреча его так и довела. Том рассказал мне, чем она
закончилась. Он не жалел, что расправился со столькими людьми, нет, но в нём что-то
надломилось в ту ночь. Это было начало его безумия. Он рассказал мне про то, почему
он вообще появился на свет, вы я так понимаю в курсе истории Меропы Гонт…
Он много чего рассказал мне о своей жизни, на некоторых моментах даже у меня на
глаза навернулись слёзы. Том Риддл пример того, как отсутствие близких людей и
чувства того, что тебя кто-то любит, что ты кому-то нужен, доводят до отчаянных
шагов, после которых ты уже не можешь вернуться на правильный путь. Ему всю жизнь
приходилось отстаивать право на существование, никто не сдерживал Тома в его
начинаниях. Его поглотили самые темные разделы магии. Он поклялся мне, что никогда
не тронет мою семью. Однако меньше, потом он полностью потерял рассудок и не
выполнил своего обещания.—дедушка откинулся на спинку кресла, оперся щекой на
кулак.

— А почему Дамблдор так с ним поступил? — Джинни! А я еще удивлялся, что ты меня
пожалела. Гриффиндор — диагноз.

— Мисс Уизли, у Дамблдора тогда был Гриндевальд. Том Риддл казался ему сначала
обыкновенным мелким преступником, а позднее было поздно что-либо менять. Он принял
тактику мешать и ждать. Он мог много раз от него избавиться, но не сделал этого.
С Гриндевальдом было также, но там вроде как была любовь…—дедушка опять усмехнулся,
— как минимум со стороны Альбуса. Альбус вообще удивительный человек, разрабатывает
стратегии "общего блага", потом резко от них открещивается, переходит на сторону
света и истерично начинает делать всё против этой стратегии, будто желая обелить
себя в собственных глазах. Проводит законы, выбешивающие чистокровных и усиливающие
их гнев на магглорожденных, игнорирует существование Риддла, когда может от него
избавиться.
Я тоже бездействовал, но что я мог сделать? Взять меня с моим опытом в возрасте
пятидесяти, добавить Люциуса в его нынешнем возрасте и подождать, пока Драко
исполнится хотя бы сорок, мы втроем не выстояли бы против Риддла в его двадцать
пять. Дамблдор откровенно наплевательски отнесся к Риддлу.
Вы думаете, что Хагрид его чудесной волей относительно хорошо устроился и избежал
чего-то ужасного? Неет, это он его чудесной волей исключен и оставлен в таком
состоянии. Дамблдор спустил всё на тормоза, любая нормальная проверка показала бы,
что тот акромантул не явился причиной смерти Миртл. Не напоминает ли вам судьба
Хагрида судьбу Сириуса Блэка? Без суда и следствия брошен гнить в Азкабане, когда
Дамблдор был на пике своей власти и смог отмазать меченого пожирателя Снейпа. —
дедушка сел на кресле ровно и скрестил ноги,—Оо, Дамблдор далеко не тот, кем его
видит большинство волшебников. Единицы знают историю Риддла. И то они уже на том
свете, как я. Вот, к примеру ваши родители, мисс Уизли. Их вера в Дамблдора
возведена в абсолют… — дедушка решил начать своё наступление. 

— Да, это напрягает, — трое Уизли сказали это хором. Ого.

— Постарайтесь исправить это. Все должны думать собственной головой, а не выступать


пешками крупного кукловода. — то же самое дедушка и отец говорят мне с момента,
когда я научился разговаривать.

— Простите, сэр, Вы сказали, что Риддла не отпускали к вам в поместье? Почему? Это
было связано с маггловскими законами? — Гарри решил поинтересоваться схожими
моментами их биографий?

— Нет, мистер Поттер. Это были личные прихоти директора. Угроза в виде Гриндевальда
дала директору в то время небывалые полномочия. — дедушка специально даёт такие
ответы, чтобы заставить Поттера задавать правильные вопросы.

— А какая причина была у директора?  — то направление, правильное.

— Сначала считалось, что моя семья недостаточно благонадежна для принятия Тома и …,
— и кого, дедушка? — Тома,— и кого, дедушка?Почему ты промолчал о ком-то?— на целое
лето в нашем поместье.— м-да, уж лучше бы он гостил у нас, может нормальным
человеком стал бы, — А потом… потом Дамблдор боялся, что у Риддла появится
возможность воздействовать на отпрысков чистокровных семейств, которые тоже часто
бывали в мэноре. Дамблдор ведь всегда знает, как лучше. — о дааа

— Меня он усадил в доме тетки из-за кровной защиты… — Потеррр

— Мистер Поттер, повторите это предложение еще раз и найдите несостыковки в песнях
Дамблдора и мерами, которые принимались для вашей защиты. Важно, чтобы вы сами это
нашли. Учитесь думать своей головой.  — Дедушка удобнее уселся в кресле. Поттер
задумался.  

— Кровная защита. Мерлин, Вы же не хотите сказать, что… — Гарри застонал и откинул


голову.

— Возможно это я и хочу, мистер Поттер. Продолжайте мысль. — дедушка помахал рукой,
ожидая продолжения. 

— Дело не в доме тетки, тетка вообще ни при чем! Моя кровь, кровь моей матери. О
Мерлин — даа, молодец. А я знал, что у тебя есть мозг.

— Да, мистер Поттер. Триппи! Принеси из библиотеки книгу "Амулеты и ритуалы со


всего мира за последние двадцать веков". — огромная книга, вечно за стеклом в
шкафу.

— Мистер Поттер, Гарри, если позволите, — дождавшись утвердительного кивка


продолжил, —так вот Гарри, возьмите книгу у Триппи, откройте её на странице 759.
Там описание Омамори. Дойдите до конца главы, посвящённой Омамори, вы наткнётесь на
дополнительные источники и графу "по этому вопросу обратиться также к". Открывайте
поочерёдно все страницы, которые там указаны, пока не наткнётесь на ритуал, дающий
кровную защиту. — Поттер понял, что от него требуется и принялся за поиски, дедушка
тем временем обратился к нам, — я столько раз пытался вклеить содержание в эту
книгу, но так ничего и не вышло. Отдельно написанные листы самовоспламеняются через
сутки после написания. Удивительная книга. Риддл стащил её из запретной секции
Хогвартса. — да, видимо дедушка не воспринимает Тома Риддла и Волдеморта как одного
человека, учитывая то тепло в голосе, с которым он вспоминает о человеке. — За это
я ему очень благодарен. Не сделай он этого, книга была бы утеряна. Там не
представлено ни одного мало-мальски светлого ритуала или проклятия, если
использовать современные понятия темной и светлой магии. 

— То есть о крестражах Риддл узнал из библиотеки? — Гермиона даже оторвалась от


меня.

— Да, мисс Грейнджер, Гермиона, если позволите. — дедушка подождал ее реакции

— Разумеется, лорд Малфой. Сэр, а хранение подобной книги в школьной библиотеке


вписывалось в правила того времени? Тогда она была приемлема к выставке? Пусть даже
в запретной секции? — милая, вот в твоих мозгах я не сомневался ни дня. Ну после
первой учебной недели…

— Нет, Гермиона, нет и еще раз нет. Но я думаю, мне не стоит рассказывать о
запущенности библиотек Хогвартса. Точные списки даны только для учебной литературы
и литературы, на которую ссылаются учебники. Всё остальное — темный лес. Мало ли,
что там могло заваляться. Я уже молчу про выручай-комнату. — да, жаль, что она
больше нас не порадует ничем…

— Да, жаль, что она больше не работает, — близнецы высказали мои мысли

— С чего это вы взяли, что она больше не работает? Адское пламя вовсе не приговор
для неё. Я даже уверен, что большая часть вещей из неё сохранилась, сгорели образы.
— дедушка? Почему ты молчал? Ах да, я же не спрашивал. Ладно.

— Мы пытались войти туда во время восстановления замка, но ничего не вышло, Сэр. —


Джинни сказала это с вопросительной интонацией.

— Разумеется. Её нужно заново найти. Она поменяла своё расположение, но не исчезла,


— надо её найти. Там куча всякого…

— О Мерлин! Сэр, откуда вы всё знаете? Почему нигде не говорится о подобном! —


близнецы ударили ладонями по коленям. Какая у них поразительная координация и
синхронность, я даже думаю о них как о едином целом. 

— Фредерик и Джордж, всё убрали. Магия признана слишком темной для восприятия
магглорожденными и полукровками. Таких волшебников принято ненавидеть среди
чистокровных именно за это. Ту ересь, что в порыве своего безумия Том избрал в
качестве своей кампании, он подчерпнул, скорее всего, у другого безумца.
Гонты и Блэки сами себя искореняли, они просто не хотели расставаться со своими
богатствами и возможностью хвастаться тем, что они прямые потомки известных
волшебников с минимальным количеством примеси. В итоге не осталось богатств,
нынешнее состояние Блэков не составляет и четверти того, чем они располагали ещё
семь поколений назад, а Гонты вообще банкроты. Прямых потомков Салазара Слизерина,
как и Ликоруса Блэка не осталось. Драко и Тедд Тонкс могут упоминать о Ликорусе как
о своем прапрапра, и так еще с десяток раз, прадедушке, но это уже будет скорее
интересным фактом из истории их семьи, а не тем, что будет производить впечатление,
как это было со всеми Блэками до Сириуса с Регулусом. Жаль, что на них род Блэков
прервался. Я помню, как родители Нарциссы сокрушались по поводу того, что не могут
дать роду наследника. Сыновей Ориона они не считали достойными быть Главой Рода
Блэк.
Но вернемся к изначальной теме. Теория о том, что кровь маггглорожденных и
полукровок загрязняет чистую родовую кровь, полный абсурд. Она высосана из пальца.
Я вам более того скажу, учась в Хогвартсе, Том это прекрасно понимал. Он чувствовал
это, понимал это по тому, насколько сильнее он был относительно других
чистокровных. Он, полукровка, без гроша за душой, мог заставить упасть ниц
отпрысков людей, чьи хранилища в Гринготтсе грозили лопнуть от переполнения золотом
и фамильными артефактами, а в палате Лордов имеющих более трех-четырех голосов. Том
прекрасно понимал, как хорошо может действовать брак между людьми, которые не
приходятся друг другу родственниками хотя бы до пятого колена, на детей, рожденных
в этом союзе. Я придерживаюсь мнения, что всю эту белиберду про грязную кровь он
пропагандировал для того, чтобы оставаться и далее тем единственным, кто гонял
богатейших магов Британии как пастух гоняет своё стадо. Тем более, что продвинуть
идеи о грязной крови было легко, не нужно было выстраивать всё с нуля. У магов уже
было предвзятое отношение к волшебникам и волшебницам, не отличавшимися
чистокровностью, многие не желали заключать союзы с ними, опасаясь, что те могут не
принять новый образ жизни. Почти все чистокровные аристократы продолжали, не взирая
на запреты министерства, проводить ритуалы и отмечать праздники, которым они были
обучены с детства и от которых они не собирались отказываться ни в коем случае.
Через магглорожденных министерство часто узнавало о таких случаях, более того,
магглорожденные сами считали своим долгом указать на подобное, ибо свято верили во
вред этих ритуалов и праздников, они считали, что своей бдительностью помогают
магическому сообществу. Общество раскололось, это никого не волновало, Гриндевальд
для начала пошел исключительно против магглов, а вот Том Риддл решил начать свое
наступление с обоих фронтов. Странно, что он не хотел понять и признать, что своими
действиями он почти сгубил волшебную Британию. Очень жаль. — да, очень жаль.

— Сэр, простите за такой вопрос, но мы ничего не можем поделать с нашим интересом.


Почему вы нормально относились к магглорожденному Риддлу? — Фред выделил слово вы.
Что же, сейчас вы испытываете культурный шок, ваш мир не станет прежним. Придётся
признать, что Малфои не абсолютное зло. 

========== Глава 27. Отныне Гарри принимает решения сам, а также немного о семейной
традиции Малфоев. ==========

— Семья Малфоев всегда понимала суть проблемы. Нам незачем было враждовать с
магглорожденными и полукровками. Во-первых, они часто могли оказаться полезными, а
во-вторых, если кто-то принимается в нашу семью, значит этот человек заслуживает
полного доверия. Иначе быть не может. У нас не было договорных браков с женщинами,
не заслуживавшими такого уровня доверия. И это сейчас касается не только волшебниц
с кровью магглов, но и чистокровных. Зачастую цель таких браков —обычное шпионство,
затем рождение наследника, с помощью которого род женщины может прибрать к рукам
всё, что есть у рода мужчины, включая сам род. Зная историю Блэков и нездоровое
желание родителей Нарциссы предоставить роду Блэков наследника, я был против брака
Люциуса с любой из трех сестер до последнего момента. Только после того, как я
узнал саму Нарциссу получше, я поменял своё отношение. — Дедушка засмеялся, — на их
свадьбе я постоянно нашептывал Авроре свое недовольство тем фактом, что Блэков
теперь тоже придется считать родственниками. — Глаза Джинни сейчас размером с
галеон, — Но теперь мне даже стыдно, что в своё время я так отнесся к сыну и его
выбору. Я несказанно рад, что Люциус подобного в отношении своего сына не допустил.
— Отец поцеловал маму в висок. 

— Мой мир не станет прежним. — Джиневра в шоке. Я же говорил. 

— Я нашел! — Поттер радостно потряс книгой. — страница 2795. Вдруг потеряю,


запомните, кто-нибудь, пожалуйста. — две тысячи семьсот девяносто пять.

— Читай, Гарри. — К дедушке на портрет пришла бабушка, интересно, почему она сразу
не появилась. Наверное, собирала детали произошедшего, у неё много родственников
среди работников министерства. 

— Простите, я задержу вас на минуточку. Мне стало очень любопытно, что тут
происходит. Нарцисса, дорогая, скорейшего тебе выздоровления. Мисс Грейнджер,
Гермиона, если позволите, должна признаться, что меня определенно радует, что
именно вы стали обладательницей этого браслета и всего ювелирного набора. Желаю вам
счастья с Драко. — баабушкааа… — жаль, что мы с Абраксасом сможем быть с вами
только в качестве холста. 

— Спасибо, Леди Малфой. — Гермиону не напугала эта речь, она всё также сидит со
мной и обнимает. Это хорошо.

— Простите за то, что перебила. Гарольд, начинайте. — бабушка села на подлокотник


кресла дедушки.

— Ритуал для установления кровной защиты на кровного ребенка. Может проводиться


только биологическими родителями или магическими крестными родителями. Обеспечивает
ребенку защиту от одного определенного волшебника или волшебницы, желающего
(желающей) смерти ребенку, над которым производится ритуал. В момент, когда маг
решится на убийство, маг будет развоплощен. При попытке же воздействовать на
ребенка физически мага ожидает приступ жуткой непереносимой боли. Ребенок будет всю
жизнь защищён от любого воздействия врага, защита падёт только после смерти
подвергшегося ритуалу. Далее тут следуют подробные описания подготовки к
проведению, само проведение и известные случаи применения. Есть про цену, которую
нужно заплатить за подобную защиту. Родители, которые успешно смогли завершить
ритуал, будут с каждым годом ощущать ослабление магических способностей. В случае
неудачи или ошибки велик риск остаться полными сквибами. О Мерлин. — да, его
родители знали, что могут умереть, решили дать максимально возможную защиту
единственному ребёнку…

Все молчали, обдумывая полученную информацию. Поттер листал книгу, обращаясь к


графе "по этому вопросу обратиться также к". Интересно, найдет ли он что-нибудь
интересное? 

Через несколько минут он снял очки, потер глаза и заговорил:


— Несколько страниц отсутствует. Скорее всего там содержалась информация о
крестражах. 

— Да, вероятно, Риддл убрал всё, что там было по этому вопросу. — чтобы никто не
повторил его подвига?

— По крайней мере теперь есть полная картина произошедшего. — Гарри начал речь,
встал с кресла, прошелся взад-вперёд, запустил одну руку в волосы, — пророчество.
Риддл безумен и напуган. Более того, он не знает всего текста. Под описание попадаю
я и Невилл, он выбирает меня, вероятно, из-за того, что я тоже полукровка. Дамблдор
узнает об этом от Снейпа, сообщает об опасности моим родителям. Те закрывают дом
фиделиусом, потом решают, что этого недостаточно и проводят этот ритуал. Непонятно,
откуда они о нем знают, но на это может пролить свет посещение хранилища Поттеров и
Поттер мэнора. Не удивлюсь, если Дамблдор сам оставил нужную книгу на нужной
странице после одного из своих визитов. Он знал, что Риддл придет за мной. Риддл
действительно находит нас, пытается меня убить и развоплощается. От перехода за
грань его удерживают созданные крестражи, часть его бестелесной сущности
откалывается и помещается в меня. Сам он этого по какой-то причине не замечает,
удаляется в леса Албании. Теперь у меня кровная защита от него и желание крестража
выжить. Что же, это объясняет мою везучесть. Часть Риддла защищалась от другой
части Риддла. За годы раздумий Риддл понимает, что произошло в ту роковую для него
ночь тридцать первого октября, вполне возможно, он даже побывал тут и полистал эту
чудесную книжку. Его находит сбежавший Хвост и Барти Крауч Младший. Риддл при
возрождении использует мою кровь, теперь у меня только желание крестража выжить.
Вплоть до битвы, во время которой я добровольно пришел на смерть и крестраж был
уничтожен лично Риддлом. В финальной схватке был я без кровной защиты и поддержки
крестража и Волдеморт с последним оставшимся кусочком души. Я проговорил это всё,
чтобы понять, где мы должны наткнуться на условие, что я обязан жить у тетки. И вот
где оно? — бедный Поттер. Его родственники вроде его не баловали… подробностей я не
знаю…

— Его и нет. Подумайте, зачем это нужно было. — чтобы не зазвездился?

— Чтобы я не зазвездился?  — ох ты, молодец.

— Ещё, — ещё? Дедушка знает что-то, что не знаем мы?

— Чтобы я ценил друзей, которых я найду в Хогвартсе? — у него до этого вообще


никого не было? 

— Правильное направление. — дедушка кивнул.

— А что еще может быть в этом направлении, Сэр? — Поттер будто понимает, но не
хочет признавать. 

— Что отличает вас, Гарри, и Тома Риддла? Рассмотрите периоды до Хогвартса и после.
— что?
— О, Мерлин! — Гарри выглядел как человек, чью надежду разбили, — Дамблдор решил
создать из меня контролируемого Риддла? Я всё детство терпел побои, мор голодом,
отсутствие семьи и старался поменьше высовываться из своего чулана под лестницей! —
а? — Чтобы меня не называли уродом из-за моих магических выбросов! — что? — Да я же
Риддл в его детстве! — Дамблдор об этом всём говорил в министерстве, что Гарри
растет в любви и покое вдали от многочисленных поклонников в мире магов? — Просто
Ридлл, не начавший запугивать своего кузена и его дружков! В Хогвартсе у меня
появились Рон и Гермиона, вся семья Уизли. Вот где был перелом. Это и не дало мне
пойти по стопам Риддла! Попади я на Слизерин у меня были бы все шансы стать третьим
темным лордом! — это точно, боюсь это признавать, но что-то эдакое в тебе
действительно есть, — Драко своим выпендрёжем, — о, Мерлин,—у мадам Малкин и Хагрид
со своим "все темные волшебники заканчивали Слизерин! Даже сам-знаешь-кто"
определили мою судьбу. Мерлин! — я выпендрёжем спас Британию от третьего темного
лорда? Это успех, — Дамблдор рассудил, что конченого психопата Риддла сможет
победить только тот, у кого будет безумное желание сохранить жизни своим близким
людям. Причем этот избранный должен на собственной шкуре познать все горести жизни,
чтобы в любом случае предпочесть собственную смерть смерти близких. Оох. Конечно,
герой, должен быть отшибленным на голову, собственная смерть его пугать не должна.
Иначе получится второй Риддл. А к тетке я возвращался для закрепления эффекта.
Чтобы я помнил, как хорошо мне с друзьями и как плохо без них. — как собака чья-то,
магглы вечно говорят об известном ученом, который изучал рефлексы, Павлов что ли, —
Чтобы не расслаблялся. По сути, приди любой пожиратель или сам Волдеморт ко мне
домой, разницы не было бы, где мой дом. Тетка не успела бы даже набрать номер
полиции, — на счастье полисменов, — а семья волшебников, приютившая меня,
продержалась бы немногим дольше, — на несколько секунд. — Я был опасностью для всех
окружавших меня в любом случае! Жил я или не жил я у Уизли, они все равно были в
опасности, все знали мое к ним отношение. — Поттер стал тереть руками лицо. — Так.
Ладно. Что было, то прошло. — вот это смена настроений. — Надо просто начать жить
самому и своей головой. Насчет принятия рода… кажется, Дамблдор не верил, что я
переживу войну… смысл был отвлекать меня делами рода, — скорее всего так оно и
было. — Мог бы хотя бы бумажку оставить какую-нибудь в своем фирменном стиле:
«мальчик мой, если ты читаешь эти строки, значит ты победил Тома Риддла и смог при
этом выжить. Спешу тебе сообщить, что до того, как тебе исполнится двадцать один
год, тебе рекомендуется принять дела рода Поттер и рода Блэк. В противном случае
тебя ждет жизнь волшебника с крайне слабыми магическими способностями. Я в футляре
к данному письму оставил лимонные дольки, угощайся. Удачи!» — у него забавно
выходит пародия на голос директора. Особенно лимонные дольки, прям в тему. 

— Гарри! Ты забыл вставить что-нибудь о великой силе любви! — Джинни пихнула его в
бок.

— О как я посмел! Мерлин! — он о чем-то задумался. Его что-то огорчило? — Я сейчас


подумал, что тогда на четвёртом курсе, когда многие меня сторонились из-за турнира,
и на пятом, когда все считали меня лгуном и убийцей, меня посещали идеи заставить
людей меня уважать путем насилия. Это видимо плохое детство и часть души Волдеморта
сказывались… — ну или это просто нормальная реакция, человек не может терпеть
вечно.

— Тебя посещали такие мысли? Почему не рассказывал, Гарри, я ведь всегда была
рядом… — Гермиона говорит без жалости в голосе. Наоборот, скорее грусть за не
оказанное доверие.

— Я боялся, что меня начнут считать вторым Риддлом, как тогда на втором курсе,
когда меня считали наследником Слизерина… — это даа, узнай кто-нибудь о твоих
мыслях, то точно так бы и считали. 

— Гарри! Я бы никогда так о тебе не подумала! — милая, а вот ваш Рональд мог бы…
— Да, знаю, прости… тогда у меня временами случались вспышки гнева, которые
притупливали восприятие мира. Хорошо, что был Драко. — я? — Проецировать злость на
одного отдельно взятого доступного персонажа легче. А наша открытая вражда
способствовала тому, что я сбрасывал часть этого гнева. Прости, я тебя однажды чуть
не убил… — я тогда думал, что лучше бы убил…

— Со всеми случается, забей. Я сам себя иногда хотел заавадить, твои порывы мне
понятны. 

— Я рад, что мы нашли общий язык. — Гарри, а я как рад.

— И я рад, Гарри. Честно. 

— А я как рада! — она чмокнула меня в щеку.

— Да, ваша история тоже достаточно насыщенная. — Джинни заржала.

— Ой, не такая как у Гарри и Драко! — милая, это ещё как посмотреть…

— Это у нас семейное. — дедушка опять заговорил, взял бабушку за руку, — я однажды
довел Аврору до того, что она разбила мне нос. Надо было учесть, что её братья
хорошие дуэлянты и мастера рукопашного боя… — реально? Я не знал.

— Я его потом залечила, — а мне не залечивали! 

— Чтобы разбить еще раз, — аа, тогда я отвожу свою претензию.

— Абраксас! Ты был невыносим! — да, семейное. Точно.

— Драко, вот теперь всё встало на свои места! — Гарри всплеснул руками.

— Драко, о чем Гарри? — маме стало интересно. Да, мама-то вряд ли что-то подобное
проделывала с отцом.

— Гермиона разбила мне нос на третьем курсе из-за Гиппогрифа. — отец фыркнул.

— Драко, это знак судьбы, — милая! Хотя хорошо, что ты признаешь меня своей
судьбой.

— Нарцисса, когда была на четвертом, а я на пятом, с удивительной силой дала


пощечину, пнула в колено и прижала к моему горлу кинжал, предварительно зажав меня
в углу, — вот это поворот. Но я же в итоге оказался прав: нос мама отцу не
разбивала…

— Гермиона, ты слегка опустила планку, — Джинни смеется в голос, слава Мерлину.


Иначе я перед Гермионой упал бы на колени прямо в углу, где был бы зажат.

— А о чем вы думали, когда вас так мучали? — Гарри, мы не мазохисты, ты не


подумай. 

— Я решил, что женюсь на Авроре, как только та закончит школу. Она была на два года
младше меня, — хотя наши комментарии дают повод для подобных мыслей

— Я решил, что женюсь на Нарциссе, как только та закончит школу. Между нами, как
понимаете, год разницы, — а может и мазохисты…

— Я тогда об этом не думал, — Гермиона развернулась, чтобы посмотреть на меня, — я


решил, что женюсь на тебе при любой возможности еще в конце второго курса, когда ты
раскрыла тайну василиска. Хотя первые мысли у меня были, когда ты осадила меня,
когда меня только приняли в команду по квиддичу. Я думал, что хорошо было бы тебя
придушить, я потом еще полгода каждую минуту думал о тебе. Только как-то странно…
душить перехотелось, разве что в объятиях. — я поцеловал её в лоб. 

— Да, вам точно по пути. Гермиону мог выбесить только ты! — о даа, это я могу, —
Как он посмел! Прочел Гестерса, считает себя теперь самым умным! — ха-ха-ха, — И
мы, эмм, Гермиона ты же тоже приводила пример оттуда! Потом правда выяснялось, что
вы принимали разные стороны в вопросах, просто руководствовались одной и той же
книгой. Ох, а результаты экзаменов! Гермиона искала себя, потом тебя, потом
вспоминала про всех остальных. Гарри, а помнишь, какими они оба были недовольны на
шестом курсе? Еще чуть-чуть и они объединились бы, чтобы превзойти тебя. Ну как
тебя, Профессора Снейпа. — Джинни, я теперь не чувствую себя конченым маньяком до
Гермионы. Она за мной, оказывается, следила не меньше, чем я за ней.

Из камина появился Блейз:


— Леди Малфой! Как только я узнал, я сразу же поспешил к вам! Как вы! — старина,
ты-то откуда это так быстро выведал?

========== Глава 28. Драко всегда был рядом. ==========

— О чем говорите? — Блейз отпил чай.

— О том, что Драко и Гермиона просто созданы друг для друга, — Гарри! Хотя приятно.

— Даа, Драко вообще маньяк до знаний, ему однозначно нужна только Грейнджер. Другую
он прихлопнет каким-нибудь томиком в пару кг. Кстати, Драко, ты же всё знаешь о
Гермионе… — Блееейз

— Блейз! Это обычные наблюдения, я уверен, что её друзья в курсе всего того, что
знаю я. — ну почти всего…

— Джинни, сколько ложек сахара Гермиона кладет в кофе, если там есть молоко,
сколько если нет, сколько в чай? И от чего зависит, добавит она молоко в кофе или
нет? — ну может не совсем всего…

— Эмм, — Джинни в шоке. Она, кажется, вообще не знает, что Гермиона любит добавлять
молоко, если к кофе подают те печеньки из Зонко в форме зайчиков. А еще подруга… 

— Обычные наблюдения! Я же говорю, маньяк, — я не маньяк, я просто внимательный…

— Гарри! В каком порядке по предметам Гермиона выполняет домашние задания? — на это


невозможно не ответить!

— Ооуу, — в смысле? Поттеррр

— Обычные наблюдения. Мелочи вроде любимый цвет, цветы, стиль юбки, форма ногтей и
прочее я даже не буду комментировать. Вот вы знали, что Гермиона ненавидит
плиссированные юбки? — Гермиона повернулась ко мне и поцеловала в щёку, — Знайте. Я
уже молчу о том, как он ваш отряд Дамблдора спасал от слишком раннего раскрытия.
Как он мне ворчал на этих безмозглых недоумков, которые в один день подставят его
несравненную Гермиону! — Блееейз

— Что-что? — Гермиона пролила на себя свой чай.

— Расскажу один из эпизодов увлекательного сериала «Драко на службе у Амбридж».


Невилл уронил галеон. Драко прошел бы мимо, все-таки галеонов у него полно, смысл
останавливаться. Аннет, будучи бдительным Драко замечает, что галеон с секретиком.
Подвергнув несчастную монету полной проверке и допросу с пристрастием, наш
сиятельный страж порядка утаскивает меня в заброшенный кабинет трансфигурации, где
во всех красках английского и итальянского языков с переходами на французский в
моменты особого гнева он описывает мне умственные способности Лонгботтома. — мама
смотрит на меня с улыбкой. — Естественно, что я не понял, с чего вдруг такая
тирада. Я просто спросил: "Драко, что случилось?". Вот нормальный человек ответил
бы, Невилл почти раскрыл подпольную организацию по своей рассеянности. Что делает
Драко? Да, он на французском с переходами на английский описывает гениальность и
находчивость Гермионы, тут я вообще мало что понял, потом кидает пару слов о
Невилле, и начинает искать выход из сложившейся ситуации. — Поттер в шоке. — В
итоге, мы вдвоем почти проникли в общежитие Гриффиндора, когда Драко заметил
Живоглота. Вот кто из вас знает, чем можно приманить этого кота? — потупленные
взгляды в пол ответили за них. — Вот, а Драко знал, приманил, всучил галеон и
проследил, чтобы тот дошел с ним до портрета Полной Дамы и прошел в саму башню.
Гермиона, Драко тогда взломал твои Протеевы чары, разложил их на составляющие,
зачаровал свой медальон, обратно поставил все Протеевы чары на галеон Невилла,
запихнул кучу сигнальных чар и напоминалок, чтобы больше такого не повторялось. Так
что весь год он точно знал, когда у вас собрания. Более того, он знал всех
участников. Драко даже знал, какое наказание последует за раскрытие тайны. Место,
где вы проводили занятия он также вычислил. Этот человек организовывал обходы и
дежурства так, чтобы вас не поймали. Только под конец это стало опасно, и он
приоткрыл завесу тайны. Приоткрыл, не выложил, как Мариэтта Эджком. — Блеееееейз

— Драко! — Гермиона уже высушила заклинанием пролитый чай, перевернулась на мне и


обняла за шею.

— Что? — я просто помог…

— Гермиона, а как хорошо ты его знаешь? — Забини! Как же ты любишь потрепаться!

— Ооо, Блейз, в сфере Малфойведения Гермиона сразу после тебя, — Джинни, ты сейчас
серьезно? — Гермиона знает очень много привычек Драко, точный круг его друзей,
цели, которые он преследует, общаясь с некоторыми слизеринцами, мелочи вроде
любимых вещей и прочего я даже комментировать не буду. А, ещё она всегда знала, чем
на данный момент занимаются Малфои. Раньше, чем об этом писали в Пророке. Я даже
знаю их даты рождения. Удивлена, что Гермиона не нашла точное время и координаты, —
она рассмеялась. Вот это дааа…

—Огоо, — Блейз в шоке. — Какой у него любимый цвет? — ты серьёзно?

— В чём? — моя золотая.

— Аа, значит профессионал. А какие ты знаешь? — родители уже смеются.

— Если в одежде, то черный, синий, васильковый и тёмно-бирюзовый. Драко очень идут


эти цвета. Вот зелёный ему тоже нравится, но он заставляет его выглядеть чересчур
бледным, поэтому он его не носит. В письменных принадлежностях он отдаёт
предпочтение серому, оливковому и зелёному. Любит металлические перья цвета бронзы.
Пишет чернилами под номером пять, они слегка отдают серебром, если повертеть текст
на солнце. Не любит желтый и салатовый. В мебели предпочитает естественные оттенки:
темный венге, теплый песочный, оттенок шампань. Не любит белую мебель. 

— Мда… — Блейз запереживал за свое звание почётного Малфойведа страны, — а можешь


сказать в каком порядке он делает домашнее задание? — у нас почти тот же порядок…

— Тот же, что и у меня, просто поменять местами трансфигурацию и руны, а также
зелья и чары. 

— Всё, всё, дети мои, я даю вам своё благословение, — Блейз в шоке. — Джинни! Как
они скрывали это столько лет? 
— Не знаю, но слава Мерлину они теперь будут возмущаться друг другу по поводу
несовпадения их мнений в вопросах трансфигурации живого в неживое и наоборот… —
Джинни прикрыла глаза.

— Это точно, — Забини энергично закивал. — Я вообще половину не понимаю, особенно,


когда он переходит на французский… — да, это мой первый язык вообще-то…

— Это его первый язык вообще-то! — моя милая!

— О Мерлин! — Джинни, — Забини, как ты можешь возмущаться по этому поводу? Малфои —


древний род, берущий свои корни во Франции. В дань своему происхождению все
представители этой семьи от Арманда Малфоя, который является истинным французом,
вплоть до ныне живущих Люциуса и Драко Малфоев сначала учат французский, а только
потом английский. Между прочим, множество трудов написано на этом языке, их решение
абсолютно оправданно, ведь французский как родной язык даёт возможность изучить все
эти труды! Я очень рада, что моя няня, которая сидела со мной с моего младенчества,
была француженкой. Я с детства говорю и на французском, и на английском! И к тому
же, если кто-то захочет почитать Малфоев с помощью легиллеменции, он сначала должен
будет выучить французский. Очень удобно. — рыжая рассмеялась. Да, я об этом тоже
знал. У Гермионы очень приятное произношение. Оно из того же региона, что и у
Малфоев.

— Аа, Драко говорил что-то об этом. А, да, точно: «Блейз, Гермиона — билингв! Это
еще круче, чем у меня! Я-то большую часть времени думаю на французском, она
наверное выбирает в зависимости от обстоятельств…»— Блейз заржал

— Да, единственное что, мне так и не удалось— взломать твои чары на тех значках с
четвертого курса. Что ты с ними сделал? У меня получалось их только уничтожить. —
Гермиона уставилась на меня как на подопытного кролика.

— Я покажу тебе потом книгу, откуда я вычитал нужные заклинания. Я соединил


несколько заклятий и тем самым доказал, что автор был неправ в своем утверждении…

— О Мерлин! — Блейз возвел очигоре.

— … что заклинание Пауэрса несовместимо с чарами Эстебана. — Гермиона меня слушает,


а остальные могут катиться, Блейз…
 
— Ты создал эти значки, чтобы опровергнуть теорию? — у Поттера в голосе что-то
странное. Аа, ревность!

— Ну, да. Если тебя это утешит, могу посвятить этот скромный вклад в теорию
прикладных чар тебе. — он закивал, мол, ты рассчитывал на другой ответ? — Кстати,
Джордж, Фред, вы можете добиться того, что проверяющие чары почты Хогвартса будет
беспрепятственно пропускать ваши вредилки. Нужно просто добавить еще одно
заклинание, я уже это пробовал. Но с учетом ваших объемов продаж разумно создать
артефакт, который надо будет периодически подпитывать магией и настраивать точность
воспроизведения, но это тоже решаемо, — я понял, что ухожу от темы, — да, артефакт,
который штамповал бы необходимый набор заклинаний на товары, идущие в Хогвартс.
Пока разберутся, в чем дело, пройдет минимум полгода. Дальше можно подгонять набор
заклинаний под изменения, вносимые в чары почты. — они явно заинтересованы. — Я мог
бы вам помочь с этим, если вы будете оставшиеся полгода этого курса сообщать
Гермионе о покупках особо вредных вредилок студентами Гриффиндора. Идёт?

— Мы согласны. — они даже не думали. Конечно, ответ разумного бизнесмена очевиден.

— Отлично. — я поцеловал Гермиону в макушку.

— Ну, вот как на это смотреть без восторга в глазах? — Блейз сложил руки у сердца.
— Я все еще не могу поверить, что он создал эти значки, чтобы просто опровергнуть
теорию. Мерлин! Я-то все это время думал, что это ради меня! Мое сердце разбито. —
Теперь Поттер схватился за сердце.

— Прости, Гарри. Я не хотел. — я правда не хотел.

— Раз все хорошо, я вернусь домой. Вдруг португалец еще что-нибудь интересное
расскажет… — Блейз отсмеялся и уже хотел прощаться.

— Какой португалец? О чем? — надо узнать, мало ли…

— Владелец пострадавшего ресторана. Он у нас в гостях, я от него и узнал, в газете


еще ничего нет по этому поводу, все распространяют очевидцы. — так-так-так

— Если что, дай нам знать, — это может быть полезным.

— Конечно. Всем доброго вечера, Леди Малфой, скорейшего выздоровления. — пламя


полыхнуло, и Блейз исчез.

========== Глава 29. Инсайдерская информация от Перси. ==========

— Поттер, если тебя это успокоит, то какой-то частью мозга я думал и о тебе, когда
создавал значки. Успокойся. — он о чем-то думает, нахмурившись минут десять.

— Не, я по другому поводу. Почему молчат газеты? — ааа…

— Они думают, как описать участие Малфоев в этом всём. Объявить нас угрозой или
похвалить за то, что мама закрыла собой детей.  — гребанное министерство.

— Лорд Малфой, разрешите пройти к вам в мэнор? — Перси пришел

— Разумеется, Персиваль. Проходите. — Камин полыхнул и пропустил Уизли.

— Добрый вечер. Леди Малфой, желаю скорейшей поправки. Гермиона, как ты? — сколько
я его вижу в последнее время на фотографиях в Пророке или во время посещений
Мэнора, он всё время уставший. А мэнор я посещал за эти полгода раз 10, мне и отцу
надо отчитываться в Аврорате, показывать, что мы ничего криминального не делали.

— Все хорошо, Перси, спасибо. — мама его, кстати, всегда называет Перси. Может она
знает, о чём отец столько говорит с ним в кабинете?

— В министерстве паника. — Перси попросил чай с лимоном. Как он это пьёт? Хотя у
него в отделе какой-то русский многих к этому приучил. Да, точно, того ученого
звали Павлов. Вспомнил. — Уволили несколько сотрудников Аврората и отдела
транспортного контроля. Заключённых еще не допросили. Никак не могут решить, куда
их девать. Бардак, одним словом. Макгуайр несколько раз заходил со своим Реншоу,
вынюхивали что-то, потом их прогоняли. Некоторые члены Визенгамота с нашептываний
Аврората требовали допросить Леди Малфой и Гермиону. — Ооох, — Кингсли их уже хотел
послать далеко и надолго, как встал другой уважаемый маг и заявил, что его внук
сегодня был спасен Леди Малфой и он не позволит, чтобы её допрашивали как
преступницу, когда та даже еще встать сама не может. Несколько других волшебников
встало на защиту Гермионы, заявив, что она сделала то, что Авроры пытались сделать
уже полгода. Это отрезвило собравшихся, они признали, что виновны те трое
оборванцев, а участие Малфоев в организации и их пособничество единогласно были
опровергнуты. — ну спасибо! — Потом были споры по поводу того, как определить
личности этих преступников. Точно ли это трое из четырёх разыскиваемых или нет… —
Поттер им не сказал ничего, вот хитрюга, — потом спорили, что писать в Ежедневном
Пророке. Вы не поверите, точно решили, что писать будет именно Скиттер. — Огоо. —
Что она будет писать, будет оговорено с ней сегодня вечером. Трэверс встретится с
ней у нее дома в семь, то есть через полчаса. Заключенные сейчас в министерстве, их
допрос, вроде как, назначили на завтрашнее утро, вы сейчас удивитесь, на 11:30
утра. — это они называют утром? — Как вам? — плохо. — Это с учетом того, что люди
из Аврората сейчас шатаются по министерству как неприкаянные. Есть подозрения, что
кто-то в министерстве сливает информацию. — Воот, это уже интересно. — Сливает
беглым преступникам, владельцам игорных и публичных домов, торговцам темными
артефактами и запрещенных компонентов для зелий время назначаемого рейда, места
проживания некоторых Авроров и служащих министерства. — ох ты. — Это все тщательно
скрывалось, однако сегодняшний день показал, что этот кто-то имеет доступ к очень
серьезной информации. Купол на месте нападения нельзя наложить, если точно не знать
время внесения изменений и общей настройки защитных чар по секторам в Косом
переулке. Что-то происходит, может произойдет еще… — пиздец.

— Надо узнать, что напишет Рита. И узнать раньше, чем это появится в пророке. —
Милая?

— Да, но как? — отец решил узнать, что на уме у славных гриффиндорцев и насколько
это легально.

— У меня есть особый метод для нее. — так.

— Дорогая, это, — мне не дали договорить.

— Нет, без кентавров. — аа, ну тогда хорошо.

— Тогда хорошо.

— Просто откроем ей доступ в одну из комнат здесь? Мне надо с ней поговорить.
Сделаем вид, что мы говорим наедине, а вы можете сделать стену прозрачной с одной
стороны, чтобы видеть и слышать, что происходит. — моя золотая! 

— Ты уверена? — мама переживает за Гермиону?

— Абсолютно. Если нам что-то не понравится, мы изменим текст. — что?

— Дорогая, без кентавров—это значит есть что похуже? — нам надо знать заранее.

— Нет, вообще без зверств. Просто шантаж. — это что же ты о ней знаешь, милая?

— Хорошо. — отец решил согласиться на шантаж.

— А вот крыса в министерстве — это проблема. Есть мысли по поводу отдела? Хотя, дай
угадаю, Аврорат и отдел транспортного контроля? — Джиневра, почему я раньше не
замечал твои мозги?

— Да. Именно так. — Перси попросил вторую чашку. Нет, он уже и пьёт как тот
русский, не вынимая ложки из кружки. Как он только глаз не выколол себе ещё?

— Еще Макгуайр. Не забываем про него. — да, рыжая вцепилась в него мертвой хваткой.

— Да, он как заноза в … — Поттер не закончил начатое

— Да. — отец поддержал его кивком.

— Лорд Малфой, вы уверены, что вы ему ничего не делали? — Джинни, если ты спросишь
это ещё пять раз, реальность от этого не изменится.

— Абсолютно. — отец всё также спокоен и уверен в ответе.


— А вы вообще помните его? Хоть откуда-нибудь? — вообще-то да, странный персонаж. Я
его вообще не помню…

— Нет. — а вот то, что отец тоже его не помнит, точно подозрительно…

—Аа может его родственников? — Джинни тебе надо в сыщики. Допрос ведешь очень
хорошо.

— Нет, — да что же такое. Отец сам нахмурился.

— А вы, Сэр? Может вы кого-то знаете? — Джинни перешла на деда.

— Нет.

— Перси, есть вариант, что он вообще не Макгуайр? — Джиневра! Почему я не видел


твои мозги раньше?

— В каком смысле? — вот, о чём я говорил, чуть не выколол себе глаз этой ложкой!

— В прямом. Так не бывает, что ни один из трех Малфоев не может вспомнить ни одного
Макгуайра. — это да, хоть один из нас знает почти любого в Британии. Любого из
Аврората и министерства.

— Это идея. Надо узнать побольше о его прошлом, может поймем что-нибудь. — Перси
зажал ложку большим пальцем.

— А Реншоу? Кто-нибудь знает о нем хоть что-то? — хороший вопрос, рыжая.

— Нет. — три Малфоя ответили хором.

— Перси, и его проверь. Это уже подозрительно. — Гарри сильно хмурился.

— Хорошо, у меня есть идеи, как это сделать тайно. — Перси, а общение с отцом пошло
тебе на пользу.

— Знаете, если он предатель, то это многое объясняет. — Джинни встала с Поттера.

— Обоснуй, — Перси поставил чашку на столик.

— У него есть доступы к стратегически важной информации. — она загнула один палец.
—У него сомнительное прошлое. — она загнула второй. — Что, если он когда-то был
связан с Волдемортом, смог выкрутиться, но теперь боится, что его кто-то вспомнит?
Как Гарри сказал ранее, носителей метки крайне мало. А вы знаете многих из тех, кто
служил Волдеморту. Что если он хочет от вас избавиться?

— Чтобы его не раскрыли? Но как это связано, — отец правильно подумал, избавлялся
бы от меня и от отца. Мама что ему сделала? Тем более нападавшие кричали о мести
предательнице… 

— Прямо! Он рассчитывал избавиться от вас еще утром, но тут встретил препятствие в


виде Гермионы и Гарри. Это обидно, но, видимо, это был не основной его план. Он мог
уже давно помочь в организации нападения, вспомните, как он аппарировал прямо в
нужное место! Это как в задаче, где сыщик доказал виновность мужа в убийстве жены,
когда тот сам пришел на место убийства без уточнения адреса! Он мог следить за
происходящим, ему опять помешала Гермиона! Скорее всего, его план заключался в том,
чтобы мирно дождаться, пока с миссис Малфой расправятся, потом он бы появился,
убрал бы купол, убил бы тех троих, они не ожидали бы этого от него и не успели бы
ничего предпринять! В итоге он еще был бы героем дня! Вот почему он рвется к ним!
Он хочет их заткнуть! Убитого горем супруга можно было бы убрать позже. — а есть в
этом логика. — Времени было бы много, к тому же есть еще Роули. Тогда он мог бы
послужить отвлекающим маневром. Если все так, как я сейчас описала, то Макгуайру
должно быть обидно, что он столько старался, засветился, а Малфои его даже не
помнят. — она откинулась обратно на Гарри.

— Макгуайр почти передовик по задержанию пожирателей. Он поэтому так продвинулся по


службе, — Перси вздохнул.

— Может он от того и передовик, что просто знает кого и где искать? Пожиратели что-
то пытались ему предъявить? — Джиневра! А ей Слизерин не предлагала шляпа?

— Нет. Они все доставляются мёртвыми. У Макгуайра есть пара наград за особую отвагу
в бою. — ага. Избавляется от…

— Очень может быть, что он избавляется от свидетелей. Выбрал себе Пожирателей,


которые о нем знают и вышел на охоту. Хмм, тогда он или подозревает, что вы его
помните, или-или он считает, что вы можете о нем догадаться. Лорд Малфой, может
есть что-то? — Джинни, наши мозги отымели в Аврорате. Мы ничего не знаем. Из нас бы
это вытрясли.

— Ваша теория очень похожа на правду, мисс Уизли. Очень… — отец крепче обнял маму.

— Есть его колдография? Надо собрать всё, что о нем известно. — разумная идея,
Поттер.

— Энтони Кристиан Макгуайр. Мужчина, возраст 35-36 лет, мулат, шатен, раскосые
глаза, сломан нос, на левой руке шрам от запястья до левого уха, метки нет, иначе
не был бы в Аврорате, там сейчас строго проверяют. — Гермиона будто ждала момента.
Так отчеканила этот текст. 

— Хорошо было бы найти его изображение… — рыжая вздохнула.

— Зачем оно тебе? — Джордж спросил её, приподняв бровь

— Во-первых, определим, когда он получил тот шрам. Левая рука! Что если он свел
метку? — её не свести. Хорошо хоть на нас не ставили эксперименты…

— Это невозможно, — отец поспешил отмести это предположение.

— А если ее реально вырезать с руки? Как шрам Гермионы? Во-вторых посмотрим, с кем
он на фото, может он что-то говорит в интервью. — Джиневра, ты прям идеальная пара
Поттеру. — Лорд Малфой, у вас хранятся старые газеты? — она настроена решительно

— Да, но вы хотите проверять их по одной? — это просто писец как много

— Нет, я помню, что он был на финале турнира, его же я видела в министерстве после
отдела тайн, в битве за Хогвартс я помню его мало, там он появился в конце. Надо
поискать именно по этим датам. — Гермиона прям хранилище информации.

— Триппи! Принеси газеты за эти периоды.

На стол и на пол грохнулась куча газет. Э-эх…

— Вот. Ищем. — Джинни оперативно поделила эти стопки на всех.

***

Мы отсмотрели всё. Каждую страницу.


— Его нет ни на одном фото, — Перси сам не верит своим словам.

— Так не бывает, — Гермиона водит глаза от одной газеты к другой.

— Его не помнит ни один Малфой, его нет ни на одном фото, — Джинни перечисляет свои
подозрения.

— Это крайне подозрительно, — да, Поттер. Крайне.

— Давайте поговорим с Ритой и решим, что делать дальше.

***

— Дорогая, как? — она одним непонятным жестом заставила эту Риту выложить всё и
заменить пару эпитетов о Малфоях с нейтральных на более положительные. Гермиона
просто перевернула пустую чашку и поставила ее на стол вверх дном. А министерство
многое решило умолчать: купол и тот факт, что пожиратели отказываются давать
показания, по статье выходит, что их уже допросили и все во всём сознались.

— Драко, ты точно хочешь это знать? — Гарри ржет как конь.

— Да, Гарри! Я хочу! Это же феноменально! — это реально феноменально! Мы столько ей


платили, а тут чашка!

— Гермиона на четвертом курсе поняла, что Рита незарегистрированный анимаг. Зеленый


жук. Она ее поймала и держала в банке. — охренеть. Теперь жест понятен. Охренеть.
Охренеть. Поймала и держала в банке. Охренеть. Я сейчас встану на колени делать ей
предложение.

— Гермиона, милая моя, как я это пропустил? — как? Я же столько наблюдал за ней!

========== Глава 30. Драко и Гермиона остались наедине. ==========

Когда мы решили разойтись по своим комнатам, время шло к десяти вечера. Джинни и
близнецы предпочли остаться в мэноре, трезво рассудив, что покоя в Норе им сейчас
не видать. Мы с Драко проводили всех по выделенным им апартаментам, не забываем,
что это Малфой мэнор, и, наконец, впервые за этот бесконечно длинный день мы
остались наедине. 

— Спасибо. 

— Я уже в тысячный раз говорю тебе, что не стоит меня благодарить. 

— Все равно спасибо. 

— Я хочу в душ. Можно воспользоваться твоей ванной?

— Разумеется. Триппи! Подготовь всё необходимое для Гермионы. Я подожду тебя в


гостиной, чтобы тебе было удобно…

— Хорошо. Спасибо.

Вот, я нашла помещение, которое по площади напоминает хоть какую-то из комнат в


моем доме: ванная Драко равна, если не больше, моей гостиной. Нет никаких вычурных
элементов и предметов, которые кричали бы, что у владельцев есть деньги. Напротив,
все было обставлено в духе минимализма, вся комната была выполнена из камня. Триппи
принесла мне полотенца, кучу баночек с приятно пахнущими жидкостями, гелями,
бальзамами и кремами. Хорошо, что я говорю по-французски, иначе пришлось бы
догадываться, что из этого всего великолепия для чего. 
Я задумалась, как можно именно принять душ, а не ванну, все-таки настроение не то и
хотелось быстрее вернуться к Драко, однако никак не могла найти этот самый душ.
Пришлось позвать Триппи. Я вообще заметила, что ей доставляет особую радость
исполнять мои поручения. В этот раз эльфийка, выслушав мой вопрос, замахала ручками
и пропрыгала к большой круглой ванной, указала на нее и объяснила:

— Мисс нужно пожелать принять душ, и обстановка здесь поменяется!

Хмм, так. Это интересно. Пожелать принять душ. Я хочу принять душ.
Ванная на глазах утопилась в полу, будто её тут никогда и не было. Место, которое
она занимала обрамило углубление в сантиметров пять. На потолке в пределах этого
контура изменился узор на камне и через пару секунд пошла вода. Вот это да… 

— Спасибо, Триппи!

— Мисс Гермиона, зовите, Триппи всегда рада помочь мисс Гермионе!

Надо признать, что ощущения от такого душа потрясные, будто стоишь под теплым
дождем. Поэкспериментировав, я выяснила, что можно регулировать площадь и
температуру этого дождя простым пожеланием. Шикарное устройство.

Драко однозначно очень хорошо меня знает: содержимое всех баночек пахло так или
иначе мятой, лимоном, лаймом и шоколадом. После душа, всех лосьонов и кремов я
чувствовала себя заново родившейся, непередаваемое ощущение. Взгляд мой зацепился
за браслет. Только я подумала о Драко, как от запястья пошла волна тепла, как тогда
в хранилище, прямо к сердцу.

Я быстро оделась, сегодня я решила не мучать Драко, выбрала целомудренное белье и


легкую пижаму в виде маечки на бретельках и длинных свободных штанов. У кровати я
оставила халатик из этого же комплекта. Когда я зашла в гостиную, Триппи оповестила
меня, что Драко тоже ушел принимать душ. Видимо, я слишком долго занималась спа-
процедурами и выбором одежды на ночь. Ну ничего, подожду его тут. 

Я подошла к окну, но там ничего особо видно не было, ночь выдалась облачной, свет
от луны практически не проходил на землю. Двинулась дальше, заметила маленький
стеллаж с книгами, судя по всему, это настольные книги Драко, раз он решил оставить
их тут, чтобы не гонять за ними эльфийку по библиотеке. Интересные заголовки, надо
потом у него поспрашивать. Стало понятно, что все его комнаты, а не только ванная,
выполнены в классике минимализма. Единственное, что бросалось в глаза любому
искушенному человеку— это качество материалов, из которых здесь выполнено всё:
отделка пола и стен, мебель, шторы и ковры, и даже посуда в столике около дивана.
Мне очень понравилось. Цветовая гамма меня удивила, я всё-таки ожидала увидеть
комнату типичного слизеринца, миллион оттенков зеленого и серебряного. Но нет, как
я и говорила сегодня Блейзу, все комнаты были полны светлых теплых тонов, тяжелые
темные оттенки зеленого и синего цветов были только на редких предметах интерьера.
Ничего желтого, красного и оранжевого. Мы с ним действительно очень похожи. Скорее
всего, комнаты для меня он доверил оформить Триппи, сказав, чтобы та за пример
взяла его собственные. 

На осмотр у меня ушло минут десять. Потом я легла на диван, всё-таки прихватив одну
из книжек со стеллажа. Я честно пыталась вникнуть в написанное, но мои мысли все
время возвращались к Драко. Абраксас сказал, что браслет выбрал меня, потому что
Драко был готов пожертвовать своей жизнью, чтобы спасти меня. Блейз рассказал о
том, как Драко спас наш отряд Дамблдора. Я хорошо помню, как Невилл полдня искал
свой галеон, пока тот сам чуть ли не свалился ему под ноги. Живоглот, значит. Это
многое объясняет. А как Драко подкупил близнецов! Я сама пожаловалась ему на то,
как меня выматывают вечные проделки гриффиндорцев, когда мы делали обход после
бала. Он запомнил это и решил мою проблему. Мерлин… 

Я сама стала понимать, что Драко для меня за эти три дня стал очень важным
человеком, мы так хорошо взаимодействуем, будто вселенная изначально планировала
нас свести… 

А то, что произошло между нами вчера сразу после того, как мы прибыли в поместье. С
Роном у нас никогда дело не шло дальше поцелуев, я сама останавливала его от
следующих шагов. Уж точно никогда я не чувствовала того, что я испытала с Драко,
когда сидела на нем и делала ему массаж. Я же сама терлась о него, как
изголодавшаяся самка. Мерлин! Почему это сейчас вместо стыда вызывает у меня
повторное возбуждение? Я встала и вернула книгу на ее полку в стеллаже. Мои мысли
сами пошли в направлении обнаженного Драко, принимающего душ. У него должно быть
потрясное тело, это я поняла за все те часы, что мы с ним просидели обнимаясь. Так
захотелось хотя бы посмотреть, не то, чтобы дотронуться. 

А я? Я ведь не отличаюсь телосложением. Мои параметры 90, 67, 99. После войны я
как-то располнела до талии в 71 и бедер в 103, но быстро пришла в приличный вид. Но
и нынешнее состояние не идеальное: грудь у меня еле второго размера, девяносто
сантиметров там, в основном, за счет грудной клетки, а не самой груди; на животе
кубиков пресса у меня нет, хотя, что там Мерлин Монро говорила про женщин и
животик? Попа у меня не грецкий орех, этим скорее Джинни может похвастаться с ее
страстью к квиддичу… я на порядок ниже по всем стандартам, чем все те слизеринки,
которые окружают Драко с его первого курса. Интересно, у него с кем-то из них были
отношения? А секс? О Мерлин! Гермиона! 

Я забарабанила пальцами по оконному стеклу: тук-тук-тук, тук-тук-тук, тук-тук-тук…

Он же еще видел меня в одном белье, когда я сама попросила его раздеть меня! Тук-
тук-тук, тук-тук-тук, тук-тук-тук…

От всех этих мыслей меня отвлек Драко, который попросил Триппи принести воды. 

— Моя милая. — Он подошел сзади и целует меня в щеку, — моя прекрасная, — поцелуй
за ушком, — моя родная, — он прижимает меня за талию, — как я рад, что ты со мной,
— он прошептал мне это прямо в ухо и прикусил мочку. — О чем думаешь? Ты выглядишь
напряженной и расстроенной…

— Драко, я… — что мне ему сказать? Что я устроила мысленный конкурс красоты,
победным призом которого являешься ты? 
Он переместил свою голову так, что его лицо теперь полностью потерялось в моих
кудрях, сделал резкий вдох и подхватил меня на руки. 

— Гермиона, милая, расскажи мне. Ты можешь быть со мной честной во всех вопросах.
Я, в свою очередь, тоже буду честен с тобой. — Он сел на диван, удобно устроил меня
у себя на коленях и поцеловал меня в лоб.

— Драко, это такие мысли… мне даже стыдно в них признаваться…

— Милая, если они тебя напрягают и расстраивают, лучше поделись ими со мной, чтобы
я мог их прокомментировать. Вдруг я скажу такое, что заставит тебя о них забыть? —
он целует меня в шею, — во-вторых, никогда не стыдись в чем-то мне признаться. Если
не мне, то кому ты это расскажешь? О чем вообще эти мысли? — он опять взялся
ласкать за мое ухо, — из личных наблюдений могу сказать, что минимум половина
проблем между мужчиной и девушкой решаются легко, если они поговорят о них друг с
другом, а не с друзьями, даже с самыми близкими. Ну, — он сжал мою талию, — милая,
— поцелуй в шею, — что тебя беспокоит, почему тебе стыдно? 
— Это касается более интимной части, я… мне… — Мерлин! Как ему это описать? Не
скажу же, что я закомплексовалась из-за своего тела!

— Милая, — он смеется и продолжает поцелуи, — это та часть, где стыду вообще не


место. Моя милая, я же говорил, что ни к чему тебя не принуждаю, готов ждать, что
ты в любой момент можешь остановить мои ласки одним простым "нет", — я обняла его
за шею и уткнулась ему в ключицу, — девочка моя, что тебя расстраивает?

— Прости, я веду себя как ребенок. 

— Не за что извиняться, это нормально, что тебе сложно говорить о таком… — он


гладит меня по спине, — не волнуйся, это пройдет, потом сама будешь говорить мне,
что сделать, чтобы доставить тебе удовольствие. — Драко целует меня в макушку.

— Драко, почему ты такой идеальный!

— Милая, я не идеальный, просто в этой теме нужно такое отношение. Никогда не


понимал мужчин, заботящихся только о себе и своем удовольствии. Я готов исполнить
любое твое желание, любое. Единственное, что меня убьет, это другой мужчина. — я
засмеялась, — милая, что тебя рассмешило? — он старается говорить серьезно, но в
его голосе тоже слышен смех

— Я вспомнила, как ты на секунду подумал о том, что меня привлекает твой отец.
Тогда, когда я ляпнула, что его сложно не заметить. Я прям увидела в твоих глазах
ужас и ревность.

— О, Мерлин! Это да… — он сам смеется

— Я распереживалась из-за того, что я не подхожу под стандарты женской красоты… —


надо ему уже признаться, он так старается меня понять, а я веду себя как ребенок
малый…

— Глупости. Кто тебе это сказал?

— Я сама подумала об этом. У меня фигура не модельная, внешность тоже — он перебил


меня поцелуем

— Милая, плевать я хотел на какие-то там стандарты. Тем более, что они даже не
едины! Есть модели, раз уж ты о них вспомнила, худые и плоские как доски, а есть с
шарами для боулинга вместо груди. Это рамки, в которые общество само себя загнало.
Я не хочу иметь рядом с собой силиконовую куклу или девушку, которая будет считать
все килокалории в листе капусты и изнурять себя диетами. Я хочу счастливую девушку,
которая живет, спокойно позволяя себе все, что она хочет, которая сама решает,
хочет она похудеть или пополнеть, а не которой это диктуют обложки ведьмополитена.
Внешность? А что тебя не устраивает? У тебя прекрасные глаза, каждый раз, когда ты
улыбаешься, в них видны искры более светлого цвета, когда злишься, радужка темнеет.
Ты очень мило морщишь носик, когда слышишь какой-то бред, который твои однокурсники
несут во время обеда. У тебя прекрасная улыбка, я готов на всё, чтобы её лишний раз
увидеть. Когда я подошел к вам на балу, я думал о том, что смогу её увидеть. Мне
было бы без разницы, что она не для меня, а для твоих друзей. У тебя невероятно
манящие губы, каждый раз, когда ты прикусываешь нижнюю в моменты задумчивости или
когда не выходит решить задачку, а потом медленно ее отпускаешь, я внутри умираю от
того, что не могу подойти и сам сделать всё это. — я смотрела на него в состоянии
чистого шока, у меня сбилось дыхание, я вцепилась в его плечи, будто собиралась
упасть в следующую секунду, — и к тому же, — он подхватил меня, я уже не удивляюсь
той легкости, с которой он обращается со мной, — это должно опровергнуть все твои
сомнения в собственной привлекательности, — Драко усадил меня на себя так, что я
оказалась в позе наездницы, иначе не назвать. Он положил ладони мне на ягодицы,
прижал мою промежность к своему паху и спросил, — есть ещё сомнения? — какие уж тут
сомнения, меня хватало только на то, чтобы дышать, клитор пульсировал так, будто
сердце переместили временно поближе к тазу, каменный стояк Драко упирался мне прямо
в ноющий центр. Я слегка качнула бёдрами, пытаясь облегчить эти ощущения, это было
ошибкой. Я почувствовала, что за те секунды, пока я прижималась к его члену, а сам
Драко крепко держал меня за ягодицы, мои трусики уже успели намокнуть и, как итог,
я не просто подвинулась на Драко, как это было задумано изначально, а мой клитор
проскользил по смазке, которая уже не впитывалась в мокрую ткань. Я откинула голову
и застонала. Мне нужно кончить. Иначе я не смогу заснуть!

— Драко, пожалуйста!

— Есть еще сомнения? - он издевается

— Нет, Драко, пожалуйста! 

— Пожалуйста что? — Драко! — да, твои стоны просто прекрасны. Пожалуйста что?

— Я хочу… 

— Да?

— Я хочу кончить. Пожалуйста!

— Хорошо, — он переместил руки с ягодниц на мой затылок и рванул на себя, — как


пожелаешь, — он набросился с поцелуем на мой рот, при этом качнув бедрами, его
стояк прошёлся ровно по клитору, я застонала ему в рот. Он отстранился от меня с
громким чавкающим звуком, который меня еще больше возбудил, — я думал об этом со
вчерашней ночи, когда раздел тебя, — он опять опустил руки на ягодицы, сжал, начал
сам меня двигать, — милая, тебе нравится? Или делать это по-другому?

— Нет, продолжай так, — я сама тоже стала подмахивать бедрами в такт его
требовательным рукам, — не останавливайся, пожалуйста, этот так приятно!

— Как скажешь, милая, как скажешь. — он сам не сдержал стона. Какой же у него
голос!

— Драко, можно снять с тебя твою рубашку? Я хочу дотронуться до тебя без нее…

— Да, конечно, — он стянул ее через голову и откинул на диван, я все это время
продолжала двигаться на нем. Мерлин, какое у него тело!

— Драко, у тебя прекрасное тело, — он напряг руки.

— У тебя потрясная попка, милая, — он вернулся к оговоренной части моего тела и


начал задавать темп еще более быстрый, чем ранее.

— Драко! О Мерлин, да, сильнее, — я перемещала руки с его плеч по груди к низу
живота. Мышцы напрягались под моими прикосновениями, я решила слегка царапнуть его
соски.

— Милая, да, продолжай, — ему это понравилось. Я их легонько сжала, погладила


подушечками пальцев, а потом опять царапнула. Он застонал и двинул бедрами так, что
меня подбросило.— Милая, ты сводишь меня с ума. 

— Хочешь, чтобы я сняла свою кофту? 

— А ты этого хочешь? — я закусила нижнюю губу, — да, сними, — я сняла мешающий


предмет одежды, Мерлин, взгляд Драко стоил того, чтобы преодолеть своё смущение. 
— Милая, ты прекрасна, — он на время переместил ладони на мою талию, будто
спрашивая, можно ли ему действовать дальше. 

— Драко, — я взяла его руки, — дорогой, — его ладони под моим руководством дошли
участка чуть ниже груди, — дотронься до них.

— Милая! — я ожидала, что он начнет мять мою грудь, как об этом, жалуясь друг другу
на своих парней, говорили девчонки в общей спальне, но он мягко очертил самыми
кончиками пальцев обе груди, нежно накрыл их руками, попробовал на вес, переместил
ладони так, что мог большими пальцами теребить соски, это вызвало у меня новый стон
удовольствия. Драко смотрел неотрывно на мое лицо, потом, глядя мне прямо в глаза
снизу вверх, подвинул свою голову к моей груди и медленно, нежно, мазнул языком по
соску. Я сжала его бедрами, вцепилась руками в плечи, он повторил это с другим
соском, потом вернулся к первому, зажал его губами, потом слегка прикусил его уже
зубами. Интересно, у мужчин соски также чувствительны? Мои ласки явно понравились
Драко, надо потом продолжить их, — моя милая, — я даже не пыталась сдерживать
стоны, все равно его комнаты звукоизолированы, зачем отказывать себе в таком
удовольствии.

— Драко, сделай это сильнее, прикуси сильнее, — да, мне этого очень хотелось. 

— Как скажешь, милая, — оо, он не только прикусил сильнее, он начал их с силой


всасывать, переместил ладони мне на лопатки, а своими локтями зафиксировал всю мою
спину до талии, я теперь даже отодвинуться не могу, эта мысль завела меня еще
сильнее, я чувствую, как внизу из меня выделяется смазка. Драко продолжил
поочерёдно ласкать мои соски, я держала обеими руками его голову, взъерошила ему
волосы. 

— Драко, да, еще… мм… я сейчас… — он застонал, не выпустив мой сосок изо рта,
прошелся эрекцией по моему клитору, и мое тело начало сотрясаться в оргазме такой
силы, я на время просто забыла, как дышать, мои мышцы отказали мне в поддержке, в
сидячем положении меня удерживал Драко, который тоже переживал свой пик
удовольствия. Он откинул голову на спинку дивана и рвано выдыхал. 

— Это было потрясающе. — я наконец смогла связать буквы в слова и слова в


предложение.

— Может быть еще лучше. Когда это случится, я сделаю всё, чтобы ты кончала еще
сильнее и слаще. — эта фраза меня добила. Я обняла его за шею.

— Ты же понимаешь, что до кровати ты будешь меня нести?

— Конечно. Я этому очень рад.

— Тогда хорошо. Потому что я даже слезть с тебя не смогу сейчас.

— Это лучшее, что я слышал в своей жизни, — он кинул на нас очищающее. Видимо, у
него тоже нет сил на лишние водные процедуры и переодевания. Как магглы живут без
магии? — готова? Идем ляжем. 

========== Глава 31. Ответы на некоторые вопросы. ==========

Мы удобно улеглись в кровать, я решила лечь прямо на Драко. Так, как мне особо
нравится, чтобы моя голова была у него на груди. 

— Милая, задавай свои вопросы, — он лучший.

— Огласить весь список или поодному? — он засмеялся.


— Давай по категориям. У магглов в, — он задумался на секунду, — телевизорах есть
передача, где они соревнуются в знаниях. Там у них есть такой раунд, музыка 200 и
так далее. Огласи список категорий. — я даже приподнялась на нем.

— Откуда Малфои знают о магглах больше Уизли? Категория, содержащая один вопрос,
совпадающий с названием самой категории. Дальше, — я легла обратно, — хранилища
Малфоев, устройство Гринготтса, Люциус Малфой. Это за сегодня.

— Предлагаю начать с категории, содержащей один вопрос. Да, мы делаем вид, что
магглы отсталые, но на самом деле знаем их примерный образ жизни, некоторые их
достижения в науке, точно знаем применение резиновой уточки, — подкол в сторону
Артура Уизли, — мы можем спокойно пройти в мир магглов, покататься по маггловскому
Лондону на метро или взяв такси, или взяв машину в аренду, да, отец умеет водить
автомобиль. Я не особо фанат этого, после метлы она очень неповоротлива, а отцу
нормально. Он не любит метлы, предпочитает закрытые от внешнего мира транспортные
средства. Знаем маггловские деньги. Они у нас даже есть в банке Эйч-эс-би-си.
Откуда? А как можно жить в мире, где магглы превосходят вас по численности и
занимаемой ими территории, если ты ничего о них не знаешь?
Я однажды затерялся в толпе на Кингс Роуд, когда мне было 6 лет. Со мной был еще
Блейз, его мама за нами не уследила, мы отстали и потерялись. Не знали, как выйти к
дырявому котлу. Я подошел к полисмену, назвал типичные маггловские имена, чтобы не
пугать его сильно экстравагантными Драко и Блейз, ну и чтобы поиски семьи шли долго
— Джимми и Джонов уйма.В участке нам предложили вспомнить номера телефонов или
домашний адрес. Я посидел, подумал, что надо ускорить процесс. Отец нашел бы нас,
вся кутерьма с полицией была мною затеяна только по той причине, что несколько
странных людей подходили к нам в парке, предлагали куда-то пойти, мало ли что могло
бы случиться…
Вот, я решил ускорить процесс, и я предложил позвонить в этот банк, назвав номер
счета. Банк пообещал связаться с владельцем счета, я ведь назвал правильное кодовое
слово, через пятнадцать минут в участке появились наши родители. Отблагодарили
полицию, деньгами разумеется, потом подправили память, собственно говоря, за это
деньги и были, и забрали нас с Блейзом домой. Мама чуть не убила тогда миссис
Забини.  

— Вот это да… — Гермиона в шоке.

— Да, — я начал массировать ей шею.

— Вопрос снят, — она промурлыкала это и слегка застонала.

— Тогда начнем с более легкого, Люциус Малфой. Что в этой категории? — мне на самом
деле интересно, что она хочет узнать об отце.

— Это достаточно личный вопрос, просто это очень интересно. Твоему отцу не подходит
новая палочка? — аа, Гермиона заметила недовольство отца в хранилище…

— Не то, чтобы не подходит… она просто не та, к которой он привык. Та палочка была
потрясной. Она слушалась его беспрекословно, позволяла с легкостью творить сложные
чары невербально и почти без движений. А эта… она слушается, но показывает
характер, будто чувствует, что отец постоянно вспоминает о той палочке.

— Палочки могут ревновать? — она заинтересовалась, слегка повернулась, чтобы мой


массаж приходился теперь на другую сторону.

— Можно и так выразиться. Гарри говорил, что моя его слушалась, но будто говорила,
что это ненадолго, как только, так сразу я захочу вернуться к своему хозяину. Они
не совсем одушевленные, но находясь в руках волшебника, могут воздействовать на его
чувства и таким образом вести диалог.
— Ого… никогда не думала об этом… Вопрос снят. Следующий тоже весьма наглый, ноо, —
я прошелся по шейным позвонкам и спустился пониже, чем вызвал еще более довольный
стон.

— Спрашивай, милая, это не нагло. Я понимаю, что ты хочешь знать больше о людях, с
которыми ты сейчас остаешься в одном доме и которые сейчас имеют такой доступ к
твоим друзьям, к Гарри, к примеру. — она должна понять, что я буду с ней честен
всегда.

— Что у вас с Уизли? — она все еще рвано вдыхала от моего массажа, поцеловала меня
в шею.

— Ооо, Уизли. Это слово иногда вызывает мигрень. Почему мы враждуем? — я начал
гладить ее шею.

— Да, — что же… расскажу…

— У моего отца и патриарха рыжего семейства слишком разные ценности в жизни. Они
вроде как похожи при первом приближении, но при внимательном рассмотрении
совершенно разные. — я спустил руку на ее спину, начал проходиться по позвонкам,
— Артур Уизли женился на Молли Прюэтт без благословения ее родителей. Мой отец
добивался благословения и своего отца, и отца мамы. Как бы выразиться… оттяпывать
человека из семьи мягко скажем нехорошо. — я знал, что она слушает крайне
внимательно, поэтому не стал делать паузы в своём рассказе, — Прюэтты не хотели
этого брака из-за того, что Уизли были уже тогда в контрах со многими чистокровными
семействами по своей же глупости: поддерживали министерство с его запретами,
носились с магглорожденными как со светочами, призывая к новым уступкам ради их
тонкой натуры. Вообще непонятно, с чего они так в это всё вляпались. Прюэтты же
древний, но не совсем чистокровный род, который пытался противостоять министерству
в его планах. Не совсем чистокровный — это я к тому, что они хотели доказать
волшебному миру, что интеграция магглорожденных не только возможна, но и крайне
желательна, и вступали в союзы как с магглорожденными, так и с полукровками. И
Прюэтты, и Уизли хотели построить новый мир, просто не сошлись во мнении, какой мир
строить. 
К тому же Прюэтты весьма богатый род, всё их имущество до сих пор хранится в
Гринготтсе, а мэнор запечатан. Уизли же весьма бедная семья. Их бедность вызвана их
же глупостью. Растратили семейное состояние в никуда, даже дом их в каком
состоянии! Норой его нарекли не просто так. Артуру предлагались переводы в
нормальные отделы министерства. А он что? Остался сидеть в захудалом отделе,
деятельности которого он сам противоречит своими домашними экспериментами. Вот где
логика? — Гермиона мурлычет от движений моих рук по ее спине. Я на секунду
задумался, а потом решил продолжить, пусть даже то, что я скажу, вряд ли ей
понравится.— Семеро детей, семеро! Это я не к тому, что надо рожать одного, просто,
когда нет лишних денег от слова совсем, надо останавливаться. Рональд до третьего
курса ходил со старой палочкой одного из братьев! Вот доказательство необдуманности
их бюджета: старшим детям они еще могли позволить купить новую палочку, когда
старая ломалась или просто по какой-то причине требовалась другая, бывает, что
палочка расходится с хозяином, а младшим уже не могли купить их собственную! Давали
ту, с которой не сошлись характером старшие дети. Это при том, что Артур все это
время мог перейти в нормальный отдел с нормальной зарплатой.
 
— Они хотели девочку… — Гермиона приподняла голову с моей груди.

— Чтобы девочка жила в сплошных обносках? Вечно комплексовала по этому поводу?


Значит надо было перейти на новую работу. А Перси! — это очень опасная тема.

— А что Перси? — она нахмурилась.

— Как можно отказаться от собственного сына? — она вряд ли в курсе о том, что
произошло в действительности, скорее всего у неё версия старших Уизли и Рона.

— Это он отказался, — да-да, как я и думал.

— Гермиона! Скажи, мне придет в голову встать завтра с постели и пойти оказаться от
родителей? — она вскинула брови.

— Нет, — очень уверенно произнесла, это хорошо.

— Да, мне незачем. Семья — самое дорогое, что нам может быть дано в этой жизни. Я
не думал отказаться от семьи даже в войну, когда Дамблдор предлагал мне на
астрономической башне перейти на сторону света. Я бы умер там, на той же башне, но
не предал бы семью. Не оставил бы родителей. А Уизли? Они так впрягались за
Дамблдора, как не впрягались за детей. Сама подумай: Билл: уехал, да, поддерживает
отношения, праздники и т.д. и т. п., но отгородился. Женился на Флер, плевать он
хотел уже на мнение родителей, я знаю, что ее не любят в их доме. — Гермиона встала
на локти на моей груди, — Чарли: драконы, тоже уехал. Та же история, что и с
Биллом. Да-да, мы семья, но я поживу отдельно. Знаешь, сколько получают Билл и
Чарли? — она отрицательно качает головой, — Очень много. Где эти деньги? Их не
принимают старшие Уизли или не дают в семейный бюджет младшие? Перси пока опустим,
к нему еще вернемся. Близнецы. Это же клондайк! Они могут обеспечивать своим
магазином всю свою семью и детей своих братьев. Я бы с удовольствием вложился в их
бизнес, чтобы он расширился. — Гермиона улыбнулась, — А что с ними было? Вечно
недопонятые, вечно им прилетало, а Поттер? Он несчастный ходил и мучился
угрызениями совести, что отдал им ту тысячу галеонов и тем самым поспособствовал их
побегу из Норы. 

— Откуда? — Гермиона уставилась на меня в шоке.

— Я очень много знаю, милая. — я поцеловал ее сладкие губы, — Так вот, все братья,
которых я перечислил до сих пор, предпочитали смываться из Норы, но делали это без
скандалов, мол ну да, мы не тут, но мы как бы тут. Перси решил пойти в лоб.
Поговорить. Заставить старших действовать и думать своей головой. Дедушка и отец
всегда мне говорили, что если ты не будешь думать сам, то ты этим сам склонишь
голову перед тем, кто это делает, если нет своих мозгов, будешь жить по указке
чужих. Будешь всю жизнь выполнять его поручения и принимать на веру всё, что он
будет тебе говорить. Да, был Волдеморт, но там был вопрос "Люциус, примешь метку? Я
смотрю, у тебя есть любимая женщина, родители еще живы. Понимаешь, к чему я клоню?"
Отец и после принятия метки умудрялся выживать своими мозгами, Лорд его однажды
решил запытать до смерти за какое-то неподчинение и своеволие, однако в последний
момент остановился, сказав, что подобная умная скользкая сволочь может еще
пригодиться. При всей нашей репутации и метках на предплечьях мы действовали так,
чтобы понести наименьший ущерб и получить максимальную выгоду. И я, и отец, и мать
сразу вас узнали, когда егеря вас привели. Мы не сдали вас, и не по той причине,
что я тебя люблю, а по той, что понимали, что Поттер —наша последняя надежда. 
Уизли добровольно пошли в рабство к Дамблдору. Они хоть иногда задумывались над его
поступками? Хоть раз? Мне кажется, что до Молли что-то стало доходить, когда она
поняла, что ее дети могут пострадать от их участия в ордене Феникса. И вот
логическая ошибка, мы, ваши родители, почти открыто находимся в составе Ордена
Феникса, что является не менее легальной организацией, чем Пожиратели Смерти, мы
вас втянули в это, в глазах всех вы теперь тоже почти орденовцы, но при этом мы не
будем вас до конца посвящать в деятельность ордена. Если уж на то пошло, орден
ничего, кроме собраний, не делал. От дементоров Поттера не защитили, пророчество в
итоге не спасли, еще и потери понесли, в министерстве они на протяжении всего
нашего пятого года только пытались скрыть своё существование. О крестражах не знал
никто, кроме Дамблдора и вас троих. Никто. Что такого тайного и важного было на
этих собраниях? Я их уже представляю себе: «Северус, ничего? Всё также? Волдеморт
все ещё в неадеквате и жаждет смерти Гарри?», «Да, господин Директор.». «Артур, в
министерстве всё также? Никто не верит, что Волдеморт вернулся?», «Да, Директор
Дамблдор.». «Как Гарри? У нас есть еще более непрофессиональные и неблагонадежные
кандидатуры на его охрану? Наземникус слишком хорош. Нет? Лучше только сам Том
Риддл? Ну ничего, тогда оставим Флетчера.» —милая уронила голову мне на грудь,— Вот
где логика? Мне с детства дали понять очень многое, в двенадцать мне говорили о
таком, о чем Молли своим детям не хотела говорить в их семнадцать. Я ведь должен
понимать, во что я втянут. Незнание полной картины очень опасно. Не зная деталей,
легко ошибиться.
Вот Сириус. Скажи Дамблдор всё Гарри изначально, этого бы не было. А он что? Сириус
сам виновен, что плохо обращался с Кричером, и тот уполз к Белле. Реально? Дамблдор
подверг опасности своим поступком детей! Сама подумай, тупейшее пророчество, та
часть, которая интересовала Волдеморта, вообще ни о чем. И так, и так он хотел
убить Поттера. Дамблдор отошел от Гарри, сам толкнул его на необдуманные действия.
Сириус хотел поделиться с Гарри этим "оружием", кто встал в позу «Гарри еще
ребенок»? Молли? Мои родители отвечали на все мои вопросы, зная, что я по незнанию
могу и сам попасть, и их подставить. А Гарри лишили последнего члена семьи. Сириус
погиб напрасно. Впустую.  
Понимаешь, если бы пожиратели или сам Волдеморт захотели бы что-то узнать, они
вытрясли бы это из взрослых орденовцев, того же Флетчера. По сути, вам ничего не
грозило. До шестого года никто не мог попасть в Хогвартс…
Перси решил указать им на их слепую веру в Дамблдора, параллельно высказав свое
мнение по поводу их бедности. Скандал, брошенные громкие слова. Его родители
первыми вбросили фразу "можешь отказаться от своей семьи, раз ты такого о ней
мнения". Как ты думаешь, что чувствовал Перси в эту секунду? Можешь идти гулять на
все четыре стороны, нам не жалко, у нас еще шестеро детей и Дамблдор. Вот он и
ушел. Да, он потом встал в оппозицию к ордену, но это логично! Смысл выставлять
себя сумасшедшим? Тем более, насколько я помню, он не называл Поттера вруном
публично, он просто открестился от самого ордена Феникса, собираясь пройти вверх по
служебной лестнице. Он не ужасный меркантильный человек, он просто молодой парень,
которому пришлось устраиваться в жизни, имея фамилию Уизли и соответствующую этой
фамилии репутацию. И виноваты в этом его родители. 
Дед упирался как мог, препятствовал браку отца и матери, но ни разу в этом доме не
прозвучала фраза " можешь тогда отказаться от семьи". Ни разу. 
Артур и Молли прекрасно понимали, что с Поттером. Весь этот фарс с Аврорами просто
показатель их глупости и наглости. Они знали, что им за это ничего не будет, Гарри
ведь любит Джинни! А моего отца могли посадить из-за этой выходки, если бы ты не
вмешалась. Вот скажи честно, ты делишься многим с моей мамой, с Молли ты также
делишься? По своему желанию и в подобном количестве?

— Нет, — она опустила глаза и положила голову мне на стык шеи и груди.

— Я даже сейчас скажу, почему: Молли или жалеет, начинает вести песню, как плохо,
что дети оказались втянуты, или начинает причитать, что ты слишком много думаешь и
главное — семья, как у нее с Артуром. 

— Да, — ей стыдно за то, что она не хочет общаться с такими людьми?

— Она наседает в прямом смысле, я видел однажды Флёр, она как выжатый лимон после
Молли. Моя мама может выразить свое мнение, но она никогда не начнет указывать
тебе, Гермиона. Перси помирился с семьей, но это так, поверхностно. Он просто
перешел в режим Билла, Чарли, близнецов: я тут, но не тут, но тут. Повторять как
можно чаще и можно жить. — я помолчал секунду, а потом добил, — Перси хорошо начал
общаться с моим отцом, — Гермиона опять подняла голову и посмотрела на меня в
изумлении.

— Офигеть, — да, я тоже был в шоке, когда отец стал говорить о нем, как о
Персивале, прекрасном молодом юноше, подающим большие надежды.

—Вот даже Джинни и близнецы решили остаться на ночь у нас! Это ж как их в Норе
достали!  — я решил слегка разбавить накалившуюся атмосферу. Гермиона тоже
засмеялась.

— Хорошо. Спасибо, что рассказал. Я сама замечала некоторые странные моменты в их


поведении и мировоззрении, это я о старших и Роне, но потом сама корила себя за эти
мысли и чувствовала себя виноватой, что вообще подумала так о людях, которые
столько для меня делали. — да, гипертрофированная совесть часто мешает потом
разглядеть обалдевших и обнаглевших "друзей".

— Ты сделала для них не меньше. Помни о тех, кто сделал тебе добро, но не забывай
при этом своих хороших поступков. Не требуй за них ничего, но если увидишь, что
люди усаживаются тебе на шею и скоро свесят ножки, то мирно отойди от них. Иначе
будет так, как с Роном. 

— Спасибо. Ты снимаешь камень с моей души. 

— Который ты туда сама и положила. Давай, если с Уизли всё, перейдем к Гринготтсу и
гоблинам.

========== Глава 32. Проникновение в Малфой мэнор. ==========

Меня разбудило странное ощущение, будто на меня выплеснули ведро красной густой
жидкости…

— Драко, ты спишь? — я спросила его шепотом. Я уже поняла, что это мэнор волнуется,
а не мой кошмарный сон.

— Нет, милая, тебя тоже мэнор разбудил? — значит я правильно поняла…

— Да. Что случилось? — по моим ощущениям, в дом кто-то проник…

— Кто-то проник к нам в дом. — та-ак

— А что теперь делать?

— Ничего. Мы не знаем, где проникший и зачем он влез.


 
— А Гарри с Джинни и близнецами?

—Драккл. Так, я сейчас за ними схожу и приведу в свои комнаты. Сюда не зайдёт
никто, лучше переждать здесь. — ага, сейчас. 

— Я с тобой! — и не думай меня переубедить. 

— Милая! — не сработает, парниша.

— Никаких милая! Я с тобой! — и точка.

— Хорошо. Идем. — Хмм, хорошо.

***

— Ты можешь открыть двери без стука? — двери здесь зачарованы, без того, чтобы
постучаться никому не зайти.

— Разумеется, я хозяин! — ну, почти никому…

— Гарри, Джинни, тихо. Тшш, просыпайтесь, тихо встаньте, мы идем к Драко. Кто-то
проник в мэнор, он еще тут, а комнаты наследника самые безопасные. 
— Хорошо, сейчас. — хорошо, что мы уже привыкли и не к такому. Просто ответили:
"хорошо, сейчас". Без лишних рассуждений…

***

— Заходите, сидите тихо. — Драко закрыл за ними дверь. Мы пошли к близнецам.

***

— Фред! Проснись! Идем, сейчас объясним. — они взяли и перетащили кровать из второй
спальни, чтобы спать в одной комнате. Хороший ход для чужого дома.

— Джордж! Просыпайся, идем, сейчас всё объясним. — вот, тоже хорошие ребята. Вообще
ничего не ответили, молча засобирались.

***

— Кто и зачем и главное, как смог к вам влезть? — да, когда все в безопасности,
можно и перейти к рассуждениям.

— Без понятия. — Драко взволнован, пытается уловить что-то ещё от мэнора?

— А родители? — я решила спросить

— Они скорее всего у себя. А нет, секунду, — он побежал к двери.


— Отец, мама! Заходите. — слава Мерлину. 

В комнату зашёл Люциус, на руках у него была Нарцисса.

— По крайней мере мы все здесь. — Джинни оптимист

— И сколько мы будем ждать? А как вы потом поймете, зачем он приходил? — Гарри


задает очень хорошие вопросы…

— Мерлин! — опять перед глазами то кровавое буйство 

— Что? — Гарри даже подскочил

— А нет, все, больше не ощущаю ничего… — красный цвет отступил

— В смысле он покинул мэнор? — Джинни спросила с надеждой 

— Не знаю… вряд ли… — Люциус задумался. Наверное, пытается узнать у дома что-то
ещё.

Прошло полчаса.
— Лорд Малфой, вы явно что-то знаете. Я не к тому, что вы это скрываете от нас, я к
тому, что вы представляете кому-то угрозу. Пролезть в мэнор…— Фред положил локти на
колени и подался вперед на своем кресле.

— Это точно, не приведи нас сюда егеря, мы бы и не подумали сюда лезть. Гринготтс и
Министерство раз плюнуть на фоне вашего дома. — Гарри прав.
— Стойте, что вы все наехали конкретно на Лорда Малфоя? — Джинни подперла рукой
голову. 

— Джинни? Что ты имеешь ввиду? — да, особенно с учетом того, что это твоя идея. 

— Понимаете, Лорд Малфой на год выпадал из жизни. А вот Леди… Может на вас
охотятся, миссис Малфой? — А в этом что-то есть…
— Я не была приближенной и особо не вводилась в дела… — Нарцисса нахмурилась и
покачала головой.

— Но это ваш дом. Вы могли здесь ходить, могли увидеть кого-то… — рыжая перешла в
режим допроса.

— Хотела бы я тогда это помнить, сейчас было бы легче, — леди прижалась к Люциусу.

— Он еще тут? — Джордж, а ты что думаешь по этому поводу?

— Да, — Драко ответил раньше остальных.

— Настырный гад. — Гарри, я тебя умоляю, сядь на попу ровно. Не надо никуда идти.

— А может попросить эльфа проследить? — Джордж!

— Нет! — я не могу промолчать!

— Это может быть для нее опасно. Мы не знаем, на что способен взломщик. Все люди
здесь, зря рисковать жизнью эльфа… нет, — Люциус, спасибо за поддержку.

— Хозяин Люциус! Хозяин! Кричер просит разрешения аппарировать сюда! Кричер поймал
негодника, что влез в дом! Кричер его поймал и оглушил! Негодник без сознания! —
Триппи трясёт руками и прыгает на месте. Кричер, значит…

— Гарри! — когда он уже научится давать точные приказы этому хитрому эльфу!

— Я ничего ему не приказывал, — в этом и суть моей претензии, Гарри!

— Триппи! Веди Кричера! — Люциус встал с дивана. Да, лучше быть в боевой позе

Через секунду стол был отодвинут, на полу материализовался Кричер и пойманный


негодник.

— Кричер! Молодец! — Лорд облегченно выдохнул

— Кричер рад, что смог послужить на благо несравненного Главы благороднейшего рода
Малфой, который помогает Хозяину Кричера с его делами. — Эльф отвесил низкий
поклон. 

— Кричер, как ты вообще тут оказался! — Гарри, тебя что-то смущает?

— Кричеру дали неточные приказы. У Кричера получился день, когда он на Гриммо мог
делать всё, что хотел. — Кричер! Наглый эльф! Пользуется глупостью хозяина… — Он
отправился на Гриммо, чтобы приготовить для Леди Нарциссы её любимый пирог и
конфеты, но одним ухом Кричер прислушивался с Малфой мэнору, Кричер может это
делать, ведь он когда-то был эльфом Леди Нарциссы. Этот негодник взволновал магию
мэнора, заставил переживать Леди Нарциссу, подверг опасности Хозяина Гарри и семью
Леди Нарциссы. Кричер не мог остаться в стороне!

— О Мерлин, Гарри, этот домовик просто находка. — Люциус осматривал пойманного


негодника, но дотрагиваться не спешил.

— Вот, я ничего ему не приказывал, я не живодер! — да, ты просто безответственный!

— Где ты его поймал? — Джинни пора уже брать должность детектива…

— Кричер оглушил негодника на этаже, где находится кабинет несравненного Лорда


Малфоя. Этот наглый взломщик пытался проникнуть туда! Кричер не допустил.

— Надо осмотреть это тело. Кричер, неси мои перчатки. — Гарри?

— Гарри?

— Не буду же я голыми руками его трогать. — аа, нет, и я вовсе не подумала, что он
собирается его вскрывать прямо на наших глазах…

— Хозяин, ваши перчатки. — ого, откуда они у Гарри? Толстенная драконья кожа, по
длине они доходят почти до плечей. Круто.

— Спасибо, Кричер. Итак, приступим. 

Гарри опустился на колени перед оглушенным волшебником так, чтобы мы видели, что он
с ним делает.

— Проверим, есть ли метка, — он закатал его рукав, — о-о даа, товарищ, ты


определенно принесёшь пользу науке. Не пугаемся, Гермиона уже видела меня в
действии, все хорошо, так и должно быть. — Гарри достал палочку и приложил ее к
метке, та, как и в предыдущих случаях, налилась черным цветом. — Нет, ты
заговоришь. — Далее послышался парселтанг, метка двигалась, даже отвечала, потом
Гарри опустил палочку, и она выцвела. — это Роули. Поздравляю, коллекция собрана.
Так, что тут у нас дальше? Следы побоев, кровоподтёки на туловище, синяки на лице.
Интересно, — Гарри открыл ему рот, — да ладно! Они ему язык отрезали! — рот был
быстро закрыт. — Однако, однако. При взломщике подозрительных артефактов не
обнаружено. Или он уже таковой оставил в поместье, или приходил без ничего. При нем
даже палочки нет. Предлагаю вызвать Аврорат, но предварительно я еще поколдую над
меткой. Не факт, что меня впустят к тем троим. А так есть шанс, что я зайду к нему
в память. Вдруг увижу что-нибудь полезное.

— Хорошо.

— То, что я сейчас сделаю, скорее всего принесет ему неприятные ощущения, но они
терпимы. Они скорее всего будут, как от вызова Лорда, жжение. — хорошо, что он нас
заранее предупреждает…

— Хорошо.

— Отлично. Пациент, приступим. — может Гарри не в Аврорат надо? А куда-нибудь там в


Мунго, ну, или в артефакторов и магов, разбивающих проклятия?

Гарри вернул метке ее нормальный вид, опять заговорил на парселтанге. Удивительный


язык, всё произносится с одинаковой интонацией, эмоции мы различали по мимике Гарри
и по движению самой метки. 

— У нас переговоры. Еще пара минут, — вот английский — другое дело, сразу слышно,
что Гарри думает об этой метке…

Сам Роули был всё ещё без сознания, а вот рука с меткой начала приходить в
движение. Судя по типу этих движений, это были обычные рефлексы на боль. Видимо,
метка сильно недовольна и жжет.

Примерно через 4 минуты рука расслабилась, метка успокоилась и застыла, Гарри


закрыл глаза и замолчал.

Прошло 15 минут. Гарри всё сидит в позе лотоса.

— У него в голове каша, как у наркоманов. Это у них обычно спрашиваешь одно, они
тебе начинают рассказывать всё, что вспоминают интересного. Тут то же самое. Из
всего потока воспоминаний, что его разум вывалил на меня, могу сделать вывод, что
он сбежал вместе с Селвином с битвы за Хогвартс, далее они нашли Джагсона и
Пиритса, жили как бомжи, потом их избили в Лютном переулке, они с этими людьми
поспорили о чем-то у бара. О чем непонятно, может не помнит, может стерли. Не суть.
Появился человек, который помог им, спас их. Тут ощущение тревоги. Роули боялся
того, кто их спас. Этот же незнакомец потом держал их в некоем доме, у бедняги
оттенок благодарности этому человеку на воспоминаниях об этом доме, но я видел, что
это было удерживание против воли. Скорее всего действовали успокоительными зельями
в комбинации с империусом. Что удивительно, такое только у него, он потерян и не
осознает до конца происходящее вокруг него. Оставшиеся трое выглядят вполне живыми,
часто они мелькали в пьяном состоянии, но видно, что они ждали особенного момента,
были в предвкушении. Это совсем недавние воспоминания. Я хотел посмотреть на
вчерашние, но там просто мрак, ничего не видно. Подозреваю, что ему не только
отрезали язык в пределах прошедших суток, но и испортили зрение. Он с вероятностью
почти в сто процентов слеп как крот. Что произошло с ним и как здесь оказался он
знать не может. Он вряд ли вообще знает, где он. Я попытался найти что-то,
связанное с вами, ничего нет. Только моменты с собраний или воспоминания о доме.
Попытался найти что-то на Макгуайра и Реншоу. Ничего. Вообще ничего. Будто кто-то
сидел и убирал их из мозга Роули. Про вас же хоть что-то есть, а эти двое… они или
незнакомы, или ему помогли забыть об этом знакомстве. 

— Что будем делать? — надо разбить тишину, что установилась после этой речи.

— Аврорат? — да, Люциус, вам не нужны проблемы из-за сокрытия важной для следствия
информации… Джинни замотала головой:

— Если придет Макгуайр и Реншоу, всё может кончиться весьма печально. Они могут
попытаться напасть на нас, а потом сказать, что это дело рук Роули. 

— Могут. — мне тоже пришла такая идея, но я подумала, что это уже будет паранойей.

— Вызовем Кингсли? — да, хорошо иметь министра в друзьях.

— Можно. Это лучше. Да, наверное, так и поступим. — Гарри увлекся диагностикой
Роули

— А те могли предусмотреть такое наше решение? А что, если это ловушка? Ведь можно
уличить Малфоев в том, что они, к примеру, держали его у себя в подвалах.  —
Джинни!

— Зачем им это? — Гарри даже не отвлекается от пожирателя 

— Давайте быть предельно честными. Фамилия Малфой сейчас не в почете. В Визенгамоте


после пяти часов собрания решили только то, что Малфои не причастны к нападению в
Косом переулке. Это при том, что член этой семьи спас двух детей. Если бы не этот
факт, их могли бы уже допрашивать в зале суда, а те трое так и остались бы до 11:30
утра. — хорошо подмечено, Джордж. Слово утро он выделил особенно.

— И что делать? — я с недавних пор сильно переживаю за моих Малфоев… моих?

— Он не жилец. — Гарри с тяжёлым вздохом поднялся с колен и стал стягивать


перчатки, — Роули протянет еще пару суток, если его поместить в Мунго. Если нет, то
сутки — предел. У него травмы, не совместимые с нормальной жизнью. Я сейчас о его
желудке, печени и сердце. — трындец. — Главное, чтобы он не откинул коньки в
пределах владений Малфоев. — Драккл задери, он прав! — Надо быстрее решать. Можно
просто вынести его отсюда, можно сдать в Аврорат на свой страх и риск. В любом
случае, я и Гермиона, два национальных героя сейчас на стороне Малфоев. Как
минимум, это даст внимание общественности и время на собственное расследование. 
— Тогда надо решить, что будем говорить и вызвать Кингсли. — нельзя, чтобы Роули
помер до прибытия министерства…

— Да. Лорд Малфой, предложения по произошедшим событиям? — Гарри решил уточнить у


прожжённого интригана.

— Говорим все, как было, молчим о том, как Гарри пообщался с меткой.
Останавливаемся на рассказе Кричера. — логично. А время взлома чар? — Действуйте.
Особняк подгонит время взлома чар к этому моменту. Все проснулись не сорок, а
пятнадцать минут назад. — это он мой вопрос по глазам прочел или?

— Экспекто Патронум! Кингсли, к Малфоям проникли в дом! Я, Гермиона, Джинни и


близнецы были здесь в этот момент. Пойман по крайней мере один проникший, на руке
метка, жив, находится в оглушенном состоянии. Я решил поднять тебя, потому что есть
причины не доверять Аврорскому корпусу. — Гарри начал сообщение нервно, а конец
проговорил с интонацией «я всё знаю, Кингсли». Скорее всего к нам придут уже через
пять минут максимум.

— Гарри! Что у него за надпись? — Фред надел одну перчатку и тоже решил
ознакомиться с почти трупом, когда заметил некую надпись.

— Где? — Гарри бегом натянул другую и помог Фреду приподнять Роули.

— Вот, за воротником. — Джордж сел на корточки около них.

— Кровью написана и защищена чарами. Так. — Гарри хотел начать читать, но спал с
лица. Близнецы тоже. — Нарцисса, не покидайте поместье без супруга. Вообще не
отходите от супруга. — Гарри развернул Роули к нам. 

«Милейшая Леди Нарцисса Малфой, выражаю вам свое почтение и желаю скорейшего
выздоровления. Будьте уверены, это не конец. Придержите свой прекрасный язычок, мы
ведь не хотим новых жертв. Надеюсь, ты правильно меня поняла, Цисси.»

— Что делать? — бедная Нарцисса…

— Предлагаю стереть это. Кингсли сообщим об этом под неразглашение. Пусть он один
об этом знает. — Гарри потянулся за палочкой.

— Мама, ты можешь предположить от кого это? — Драко пересел к ней и взял за руку.
Нарцисса медленно повернула голову в его сторону и голосом, не выражавшим никаких
эмоций, сказала:

— Так меня только Белла называла. Ненавижу это прозвище. Я даже не знаю, о чем
молчать. 

— Кто знал об этом прозвище еще? В принципе логично, что от Нарцисса можно
образовать его, но… — Джинни села на кресло напротив Нарциссы. А чему я удивляюсь?
В сфере добывания информации, её разведывания Джинни Уизли — эталон Гриффиндора.

— Мало кто. В основном те, с кем Белла позволяла себе фривольное общение… — м-да-а,
это явно не самые хорошие люди…

— Надо узнать больше про Макгуайра. Я видела, как он на вас смотрел, это явно
ненормально. — с этими словами Джинни легонько хлопнула рукой по колену и
откинулась на спинку кресла, продолжая рассуждения про себя.

***
— Люциус, сейчас очень тяжелое время. Тем более ваша семья… — мы их защитить не
можем, а обычные люди, тогда как будут нам доверять? Не у всех горы золота, родовой
замок и куча связей за границей…

— Я понял, не продолжай. — Люциус даже и не думал начинать слушать Кингсли.

— Гарри, может разумнее тебе отсюда переехать? — Что? Куда? Судя по Косой аллее,
даже в атриуме министерства находиться опасно!

— Кингсли, не обижайся, но меня спокойно выставляли перед Волдемортом, а сейчас


такая опека из-за пары пожирателей? — Гарри коротко рассмеялся, похлопав Шеклболта
по плечу. Это в переводе с языка жестов Поттера значит «давай закроем эту тему,
иначе я за себя не отвечаю»

— Гарри, это ради твоей безопасности. — Кингсли, по всей видимости, этот язык не
знает.

— Спасибо, я сам разберусь со своей безопасностью. Я позвал лично тебя по той


причине, что понимаю, какая сейчас обстановка в министерстве. Понимаю, что сейчас,
перед праздниками, не надо вытаскивать на свет второе нападение со стороны
пожирателей. Еще суток не прошло с момента первого. Более того, я надеюсь, что к
Малфоям отнесутся с должной серьезностью. — Вот, о чем я и думала. Это Гарри
произнес уже без веселья, но с щепоткой угрожающих ноток в голосе. Мол, Пророк
может резко узнать то, что знать не должен был…

— Хорошо. — во-от, это Кингсли уже понял. Хорошо хоть так…

========== Глава 33. Так кто же этот Макгуайр? ==========

Завтракали молча. Драко очень переживает. Больше него переживает Люциус. Как же я
хочу им помочь! Может придушить этого Макгуайра? И дело с концом… 

— Это просто возмутительно! — Перси ворвался с этим криком в столовую. — Мертвы,


все трое, конвой не в курсе. Никто ничего не видел. — Он всплеснул руками, приложил
пальцы к вискам и стал их массировать.

— Где Макгуайр и Реншоу? — Вот теперь я верю в теорию Джинни на все сто процентов. 

— Пришли как ни в чем не бывало, разнюхали что-то, что они ищут-то а? И ушли. — Сто
один процент. Пришли, чтобы посмотреть, догадался ли кто-то или нет.

— И всё? — судя по тону, Люциус понял, что Перси недоговаривает.

— Макгуайр хотел подвергнуть палочку Гермионы проверке. Мол из-за её заклинаний


могла наступить смерть. — Что? Идиот! Конченый идиот! Как он вообще в Аврорате так
задержался?

— Мою уже проверяли. — Может, Макгуайр подтасовал бы результаты проверки? Хорошо,


что адвокат Люциуса достаточно долго препирался с Аврорами, дав мне время на
подчищение палочки…

— Да-да, ему так и ответили. Его аж передернуло. — хм, нет. Видимо, он думал, что
это сделать забыли… Но с чего вдруг такая заинтересованность именно в моей палочке?
Та-ак…

— Он этим навлек на себя ещё больше наших подозрений. Он видел, какие заклинания ты
использовала и захотел тебя подставить. — Да, именно об этом подумала и я, Джинни. 

— А что не так с заклинаниями? — Перси насилует чайной ложкой лимон в своем


стакане. Как он вообще это пьет?

— Utingenua, DatuumMagicae. — И тишина…

— Откуда? — Люциус, вы поразительно спокойны. Я перестаралась и теперь вас не


удивить такими мелочами?

— Простите. — я случайно выронила чайную ложку из рук, она сама выскользнула, — Для
того, чтобы играть на равных, пришлось почитать пару не самых светлых книжек. А
Риддла заклинания я увидела в одной из книг Регулуса Блэка. Ему повезло, что его
сюзерен их там не видел. Надо прижать этого Макгуайра! Только тот, кто хотя бы раз
видел или применял эти заклинания могут узнать их. Остальным скорее всего
показалось, что это остолбеней или экспеллиармус соответственно. Цвета похожи, сами
заклятия не сработали как надо. Откуда Макгуайр мог их видеть? Их применял лично
Риддл, не слышала, чтобы пожиратели себе это позволяли. Волдеморт был бы весьма
огорчен, если его изобретение стало бы общественным достоянием. — Начиная с моих
слов цвета похожи Люциус медленно закивал.

— Гермиона права. Нам четко давали понять, что их использовать может только сам
Темный Лорд. — Он бросил на стол салфетку.

— Тут тупик, о нем ничего. Ни-че-го. Ноль. Пусто. Будто он появился из другого
мира. У него вроде есть знакомые, его кто-то помнит, но никаких документов, никаких
колдографий. А Реншоу как Реншоу. Иммигрировал в Британию еще его отец, была жена.
Всё. Ничего подозрительного. Чист как бриллиант.  — Перси сейчас измельчит
несчастный лимон до состояния пюре. Если эта проверка ничего не дала, может
посмотрю свои воспоминания о Макгуайре? Я получаюсь единственная, кто его где-то
видел. 

— У вас есть думосбор? — Люциус уже тоже стал что-то мешать в своей чашке. Он ведь
несладкий чай пьет…

— Разумеется, что за вопрос. — Видимо, он сам вспомнил, что мешать в чашке нечего и
отвлекся от этого дела. 

— Прикажите принести его, пожалуйста. И Газеты вчерашние. — Хоть бы всё было четко,
я ведь тогда не заостряла свое внимание на всех окружающих магах, а в министерстве
я держалась из последних сил…

***

— Так я и думала! — Тварь!

— Что, милая? — Драко понял по моей интонации, что я крайне рассержена.

— Эта тварь не тот, за кого он себя выдает. Я вернулась в момент после отдела тайн.
Макгуайр стоял около Фаджа, вот тут. — Я указала на высокого блондина с карими
глазами на колдографии в Пророке. — Этот человек есть тот, за кого сейчас себя
выдает Макгуайр. Что-то произошло. Какая-то подмена личности, внешности… Не знаю.
Вот, этот блондин везде, где должен стоять Макгуайр. У меня даже голова заболела.
Будто мой мозг противится этому осознанию. — Я села около стола прямо на пол. Меня
будто поставили под большой колокол, когда тот звенел.

— Это Макуильямс. — Нарцисса стала быстро перебирать газеты с фотографиями


блондина. — Вы что-то вспомнили? — Хоть бы, дело тогда сдвинется с мертвой точки.

— Да, только тоже голова заболела. Пусть Триппи принесет обезболивающего. — Она
даже негромко застонала от этой мигрени.
— Слава Мерлину, хоть какое-то продвижение в деле. — Гарри выдохнул с облегчением,
Малфои же напряглись.

— Он не из Британии. Он из Чехии. Его родители были отправлены туда для поддержания


отношений с местным бароном. Макуильямс гостил в Блэк хаусе одним летом. У Беллы с
ним был кратковременный роман, отец тогда был в гневе. Выгнал его с Гриммо и долго
ругался с сестрой. Тогда только-только сбежала Меда, не хватало ещё такого позора.
Больше я его не видела. А вот на вашем шестом курсе я встретила его в Косом
переулке. Поняла, что он слегка в неадекватном состоянии. Он был пьян в стельку.
Приставал, пытался спросить о Люциусе, о Белле. Потом сказал, что о Белле и так в
курсе, что уже виделся. Предлагал развлечь несчастную жену, ждущую мужа из тюрьмы.
Я огрела его ступефаем и повесила заклинание импотенции на месяц. Мне показалось,
что я видела его однажды на территории мэнора. Но тогда похожую прическу носил еще
Трентон, я решила, что обозналась под впечатлениями предыдущей встречи. Я даже не
знала, что он был в Аврорате. Как я могла не заметить его на колдографиях? — По
крайней мере всё теперь понятно. Фред и Джордж начали речь в своей излюбленной
манере. Хорошо, что зелье уже принесли, иначе я и Нарцисса от этой манеры упали бы
в обморок.

— Всё ясно. Чел попьяне полез к красивой даме, у которой муж черт-те, где,
наговорил лишнего, мол, сам знает, как Белла, потом еще засветился перед
оговоренной дамой в образе пожирателя, скорее всего применил модифицирующее память
заклинание, чтобы дама не сильно волновалась по поводу его существования. Потом его
сторона проиграла, он сменил внешность и фамилию, при этом применив уж очень
сильный ритуал, который перенес воспоминания людей о Макуильямсе на Макгуайра, и
начал избавляться от тех, кто располагал компрометирующими. Видимо, вы что-то
сделали или сказали, что ввергло его в панику, что заклятие перестало действовать,
может он сам это почувствовал. В конце концов оно же реально спало. Вы же вспомнили
его. Реншоу может знать может и не знать об этом, но он его поддерживает. Это
вопрос второго плана. По крайней мере мы знаем, кто и зачем вам угрожает.  

— Все сходится. Он спас тех четверых, но Роули понимал, зачем он это сделал.
Удерживал их, внушил им необходимость мести за предательство. Узнал, когда вы
будете на Косой аллее, подстроил нападение. Потом он спокойно подчистил бы за собой
следы. Роули доверять было нельзя, он мог сбежать или отказаться участвовать в бою
и сдать личность спасителя. Поэтому его почти умертвили и использовали в качестве
посыльного для передачи угрозы. Тех троих грохнул в камере он или Реншоу, тут
вообще думать не надо. — Гарри подытожил.

— Предлагаю на нем отработать заклинания Риддла, чтобы они не делали. — Джинни


подошла ко мне и Нарциссе.

— Одно заставляет врастать коленями в пол, другое тянет магию, забирает силы. —
Люциус усмехнулся. Да, да, не самые безобидные вещи, но у меня была патовая
ситуация. 

— Как раз для этой сволочи! — Нарцисса, спасибо.

— Надо вызвать Кингсли с главой Аврората и рассказать об этом. Но до этого надо


незаметно забрать Тедди и Андромеду сюда.  — Гарри заверил Нарциссу, что в любом
случае не допустит, чтобы они пострадали.

— Хорошая мысль, Гарри.  — Она очень обрадовалась. А я не думала, что она так за
них переживает…

— Кричер! — ой мамочки, эльф носит с собой специальную цепь, которой можно


обездвижить мага и запретить ему аппарировать. Хотя, может это сейчас и полезно…

— Хозяин Гарри! Чем Кричер может служить своему Хозяину? 


— Перенеси сюда Андромеду и Тедда Тонксов. Без шума. Создай такую обстановку в
доме, чтобы снаружи думали, что они все ещё там. — Главное, чтобы не было поздно…

— Кричер исполнит! — миг, и эльф исчез.

Меньше, чем через минуту перед нами материализовалась Андромеда Тонкс, Триппи, на
руках которой мирно спал Тедди и сам Кричер.

— Гарри! Что проис, — Андромеда не договорила, увидела Нарциссу и встала как


вкопанная посреди гостиной.

— Меда! — Нарцисса решила подойти к ней

— Нарцисса! Люциус! Что здесь происходит! — Тонкс пришла в себя и попыталась


продолжить выяснение обстоятельств, ввиду которых ее без ее на то согласия
аппарировали в мэнор.

— Миссис Тонкс, вы знаете, что произошло вчера на Косой аллее? 

— Знаю, до меня дошли рассказы, — Нарцисса жестом предложила ей переместиться на


софу. Я не думала, что Нарцисса так была привязана к старшей сестре, заметно было,
что она переживает и не знает, как себя вести. А последнее ей вообще не
свойственно.

— Тогда не буду терять времени на описания того, что там произошло, — Гарри взял у
Кричера лист пергамента и перо, — вам и вашему внуку грозит серьезная опасность, на
вашу сестру дважды покушались, — Он хотел уже рассказать о событиях прошлой ночи,
но был прерван самой Андромедой:

— Нарцисса! Что произошло после Косого переулка? Разве мэнор недостаточно защищен?
Ты не пострадала? — теперь стало заметно, что несмотря на многолетнюю вражду обе
сестры все ещё переживают друг за друга. Миссис Тонкс пересела с софы поближе к
Нарциссе.

— Защищен, но ночью неизвестный миновал все щиты и доставил в дом Роули, —


Андромеда сжала руку на запястье сестры, — сам Роули был при смерти, истощен,
избит, слепой и без языка, — Тонкс нахмурилась и лицо её исказилось в гримасе
жалости и отвращения, — на шее у него была кровавая надпись. — Нарцисса повторила
содержимое послания, Андромеда обняла сестру и спросила, удалось ли установить
личность этого негодяя, посмевшего сотворить подобное.

— Меда, ты знаешь Аврора Макгуайра?  — да, хорошее уточнение. 

— Разумеется. Он, кстати, должен был зайти сегодня ко мне, ему требовалось задать
мне пару вопросов. — Час от часу нелегче, не забери мы их сюда, всё могло кончиться
ужасно.

— О Мерлин! — до Джинни это тоже дошло.

— Кричер, теперь перенеси это лично на стол Кингсли. Проследи, чтобы он был в
кабинете один, когда прочтёт. — Гарри за это время успел написать министру
маленькое письмо и зачаровать его.

— Кричер исполнит. — эльф исчез с тихим хлопком.

***
Кричер исчез полчаса назад. Пока никаких вестей. Зато Нарцисса и Андромеда стали
общаться заметно увереннее и теплее. Нарцисса даже взяла Тедди на руки. Она и
сейчас всё ещё с ним сидит. Люциус не отходит от неё, будто боится, что в следующую
секунду Макгуайр или Реншоу появятся прямо перед нами и попытаются напасть. Он тоже
подержал Тедди, Драко младенца на руки не взял, но не смог удержаться от того,
чтобы не посмотреть на маленького метаморфа. Тедди открыл глаза, когда был у
Люциуса, а Драко сидел рядом. Малыш заулыбался и начал издавать довольные звуки,
замахал ручкой, Драко протянул к нему свою руку, Тедди взял его за палец, на
секунду замолчал, изрек смешное "ооо", еще шире заулыбался и сменил цвет волос на
платиновый блонд, а глаз на светло серый. На этом моменте взгляд Люциуса наполнился
теплотой, он, наверное, вспомнил маленького Драко. Сам Драко улыбался во все 32
зуба и погладил Тедда по голове.

Пламя в камине полыхнуло, в гостиную стремительно вбежал, чуть не споткнувшись о


решетку, Кингсли и Глава Аврората. Нарцисса и Андромеда решили унести малыша
подальше от ожидающейся бури.

— Гарри! Этого не может быть! Мы подвергаем строжайшей проверке всех сотрудников! У


него нет темной метки! — Глава не может или не хочет признавать несовершенность
своих проверок?

— Вы видели его шрам? Он будто кожу на руке сменил.  — Гарри абсолютно спокоен. Да,
пара дней с Люциусом и Гарри начал думать прежде, чем кидаться на амбразуру.

— Но проверка показала бы, — еще одна жалкая попытка оправдания…

— Она не показала, что это другой человек! — Кингсли взбешен не на шутку. Очень
хорошо, что именно он сейчас на посту министра. В таких ситуациях он обязательно
прислушивается к мнению Гарри и моему. Он не считает нас за несмышлёных детей.

— Она рассчитана на метку. — еще одна жалкая…

— Плохо рассчитана значит. — Гарри не уступает. 

Этот спор продолжался бы еще минуты, если бы не появился нервный Кричер и не


переключил бы всё внимание Гарри на себя.

========== Глава 34. Дом Тонксов. ==========

— Хозяин! Сработали сигнальные чары! В дом Тонксов проникли! — Кричера или Гарри
надо хвалить за эти чары?

— Кто? — Гарри приманил с помощью Акцио сверток пергамента. Интересно, что в него
завернуто.

— Узкоглазый со шрамом и его подпевала. — Кричер вложил в эти нетолерантные эпитеты


весь яд, на который был способен.

— Какие еще сигнальные, — Кингсли бесцеремонно заткнул Главу Аврората:

— Вызываем отряд! — Шеклболт уже хотел направиться к камину, но Гарри его


остановил: 

— Нет! Времени мало, поймет, что дом пуст и сбежит. Где мы потом его искать будем?
А если он опять сменит внешность? Отправляемся сейчас же, все мы. Он может быть
особо вооружен, и с ним еще Реншоу. Мало ли какие сюрпризы там будут. Все, кто не
желает идти, пусть остаются сразу. Остальные аппарируйте к Тонксам. Малфоев, кто-
нибудь, возьмите, они не знают место.
— Я аппарирую их, иди, — надо поторапливаться, Макгуайр или Макуильямс, без
разницы, не дурак, он сразу поймет, что произошло.

Пока Гарри, Кингсли, Глава Аврората, близнецы и Джинни уже поодному аппарировали, я
подошла к Драко и Люциусу, крепко взяла их за руки, и нас затянуло в воронку. 

— Гермиона, хорошо аппарируешь, — Люциус начал беглый осмотр местности.

Остальные материализовались рядом, метрах в пятнадцати-двадцати друг от друга. Дом


Тонксов находится за пределами леса, в который мы все переместились. Надо обдумать
план дальнейших действий.

— Будем ловить как на охоте. Я загоню, вы оглушите. — Гарри решил все-таки


погеройствовать!

— Гарри! Не лезь туда! Это верная смерть! — Надо его остановить. Джинни тоже
попыталась его отговорить.

— Благо, что мне Госпожа Смерть подарила, — он достал мантию из свертка, — та да-
ам. — Миг, и он исчез. — Я пошел, сейчас не до честных поединков. Я вытащу его из
дома, если не смогу оглушить сам, действуйте впятером. — Мы перестали слышать, как
хрустит снег под его ногами. Следы все равно видно, но так, по крайней мере, самих
шагов не слышно.

— Смотрите в оба, Гарри приближается к дому. — После этих слов Люциуса Джинни рядом
вдохнула и сильнее сжала палочку.

— Он не может зайти? — Фред и Джордж следили во все свои четыре глаза.

— Нет, он ждет, видите, они там, на кухне.Если Гарри сейчас откроет дверь, они
сразу его заметят. — У Люциуса зрение как у орла, честное слово, я не вижу
внутреннюю обстановку комнат через окна, я просто хорошо ориентируюсь в самом доме,
а он…

— Драко, будь осторожен. — Я не могу ему этого не сказать. Сердце сжимается от


одной мысли, что что-то с ним случится.

— Милая, ты тоже будь крайне осторожна. — Он на ухо мне добавил, — я не смогу без
тебя.

— Обещаю. — Стало страшно. Дом Тонксов очень хорошо защищен, из него метать
проклятия двум негодяям будет легче, чем нам всей нашей командой попасть в них
снаружи. Гарри поэтому решился на такую вылазку. Если выманим их из дома, у нас
появится шанс.

— Мы закрыли это место куполом, никто не сможет отсюда аппарировать в радиусе


полмили. — Это хорошо.

— Если они направят на вас палочку, — Люциус говорит это неотрывно следя за домом,
он, видимо, все еще знает, где Гарри. — не бойтесь применить непростительное. Авада
кедавра отъявленными пожирателями произносится меньше чем за полторы секунды, цели
достигает меньше, чем за две. Если не готовы применить убивающее, используйте
Империус, заклятие слепоты, Обзъяз, Секо, Сектумсемпру. На Круцио вас может не
хватить, на его воспроизведение нужны очень специфические желания творящего. 

— Их крайне желательно взять живыми, Люциус, — да что же весь Аврорат такой


упертый?

— Да? — Люциус вложил удивленные ноты в голос, — ну, так сказали бы это людям из
своего аврорского корпуса. Пока здесь дети, их жизнь ставится выше. В конце концов
вскрыть дела этого подонка можно, даже если он умрет здесь. Все Уизли, Драко,
Гермиона, ваши жизни стоят выше по приоритету, не ваша вина, что Аврорат за полгода
не понял, что из себя представляет один из их лучших сотрудников.

— Люциус прав. — Кингсли, ты лучший. 

— В качестве щитов используйте не Протего и его модификации, а DomeTotalum, это


купольная защита, — инструктаж продолжил Драко. — Если перед произнесением
заклинания они на секунду направят палочку на себя, бейте чем угодно, хоть авадой,
главное быстро. То, что воспроизведут они, не выдержит ни один щит или купол. Если
попытаются применить Сектумсемпру на вас, попытайтесь отскочить, в крайнем случае
повернитесь спиной. Контрзаклинание Вулнера Санентур. Щитов нет, даже Белла не
добилась успехов в этом деле. Если попадете под Круцио, попытайтесь зажать между
зубами рукав или что-нибудь подобное, лежать на животе, не переворачиваться на
спину или на бок.Попытайтесь не оставаться слишком далеко от леса и дома, от авады
может спасти только материальный щит. Если останетесь на пустыре, можете не успеть
призвать подходящий предмет. Если кого-то из нас ранит, а вы рядом единственный, не
кидаться на помощь, сначала определить, где нападающий. Отвлечетесь на раненого,
запаникуете, ляжете рядом. Дождитесь еще минимум одного из нас и приступайте к
оказанию помощи. Vivifica (оживляю), Obstringere (затянуть), Corpulsus (сердечный
импульс). Ну, и Анапнео для прочищения дыхательных путей.

— Почему нам никто не проводил подобного ликбеза раньше? — Джордж почесал свое
отсутствующее ухо.

— Они думали, мы и так в курсе. — Фред коротко нервно рассмеялся.

— Есть вопросы? Что-то повторить? 

— Нет, Драко, спасибо. — Джинни тоже взяла себя в руки. Да, тактика не молчать, а
делиться нужной информацией работает хорошо. — А если кому-то из нас потребуется
срочная эвакуация отсюда? — Хороший вопрос.

— Подайте знак с помощью İpsasSonant. Это издаст специфический звук, его все
услышат, поймут, я или Кингсли поможем.— Глава Аврората решил-таки вступить в
разговор.

— Хорошо, спасибо.

— Держитесь подальше от меня и Драко, мы у них номером первым в списке


невыполненных дел. — Люциус говорит это так спокойно, все еще следит за домом. —
Они начали нервничать. 

— Они поняли, что аппарировать нельзя? — Фред.

— Возможно. Гарри сейчас начнет действовать. Будьте готовы. Есть приблизительно еще
минута. — Откуда Люциус все это знает?

— Мда, я после ваших комментариев первым делом пойду на проверку зрения. — Джинни.

— Мы с тобой, — близнецы.

— Я подумаю, — это уже я.

— Что это за звук? — Главе Аврората тоже надо с нами.

— Гарри разбил окно, он хочет вывести их к нужному выходу из дома, чтобы они
оказались к нам спиной. Помните, что он сказал, сейчас не до честных поединков.
Есть возможность напасть со спины, действуйте, это может спасти жизнь кому-нибудь
из нас. Знайте, что они не упустят шанса ударить в спину вам, поэтому прикрывайте
друг друга.

— Хорошо. 

— Отлично. Они ведутся, Гарри молодец.

— Кто здесь мать твою! Именем Аврората! — Макгуайр заорал.

— Вот тварь! — Начальник недоволен.

— Они почти у нужной двери, — Люциус выхватил палочку из трости.

— Покажись! Я начальник отряда Аврората! — Макгуайр, уймись.

Дверь распахнулась, Реншоу вышел первым. Он держит руки поднятыми.

— Дайте ему уйти, иначе они убьют меня и вашего друга, — по голосу слышно, что он
боится. Они? Их несколько?

— Люциус, кто там с ними? — Джинни вцепилась мне в руку

— Не знаю, — Люциус нахмурился.

— Люциус, — это сонорус от Макгуайра, — я прекрасно помню твои фокусы, — нормальный


тон уступил место истеричному напеванию, — они тебе не помогут, думаешь, я забыл
про твоё отменное зрение? Прям орёл, ничего не скажешь. Выполняйте мои требования,
вам же дорог Блейз Забини? — Он расхохотался. Тварь!

— Вот сука! — Драко громко втянул носом воздух.

— Я так понимаю, Цисси решила не придерживаться моих инструкций? — Он все еще


смеется.

— Это точно он. 

— Надо было ее сразу убить! Так и знал, что от нее будут проблемы! Хотел
поразвлечься для начала. Люциус, как Цисси в постели? А то я так и не проверил. —
Теперь Люциус громко вздохнул.

— Какая она упертая! Вся такая правильная! Ходила всё время зареванная, — он сделал
паузу и вздохнул по-девичьи, — «я такая несчастная, меня отдают замуж за Рабастана
Лестрейнджа!» — он рыкнул, — Вот Белла правильно расценила сложившуюся ситуацию!

— Он тянет время. — Люциус занервничал, — Любое наше действие может обернуться


катастрофой для Блейза. Стойте смирно.

— Белла быстро бросилась в мои утешающие объятия. Решила хотя бы получить


удовольствие от процесса. А Цисси? Она считала себя выше меня, мерзкая гордячка,
«она не такая»! Да, Люциус? Не такая? Для тебя она тоже была не такой? — он мерзко
выделил это сочетание. — Посмела навесить на меня заклинание импотенции, когда я
милостиво предложил ей утешение и руку помощи, — подлец, — а я ведь тоже блондин,
Люциус. Я когда-то тоже был красавчиком, не уж-то я ее совсем не привлек? Жаль,
жаль, очень жаль, что пришлось превратиться вот в это! — он прорычал последнее. —
может добавить к своим требованиям ночь с Цисси? А Люциус, как ты на это смотришь?

— Подонок, — Джинни произнесла с отвращением. — он хочет вытянуть именно вас, он


что-то задумал.
— Боишься, Люциус? Не уж-то меня испугался? — Макгуайр мерзко расхохотался, — Ой не
ври, ты просто не хочешь стать причиной гибели этого итальянского паренька, я
видел, что тот твой страх во время войны, — он выделил слово страх, — был по
большей части напускным. Ты на удивление хладнокровная, хитрая и скользкая сволочь,
Люциус. Нашему Лорду нравилось, что его боятся, ты выполнял это сверх нормы. Он
ведь поэтому о многих твоих делишках так и не узнал! Он просто не считал нужным
тратить свои силы на такую тряпку как ты. Как же это хитро, Люциус. Так что?
Выйдешь ко мне? Или итальянский мальчик вам с Драко больше не нужен? — твою мать!

— Esplosivi в Косом переулке! Нет! — Блейз! Они что-то хотят взорвать?

— Там взрывчатка, — Драко и Люциус обернулись к представителям власти.

— Ах ты поганец! Решил спасти его ценой собственной жизни? Отведай моего Круцио,
парниша! — послышались душераздирающие крики. Блейз охрип буквально через пару
секунд.

Реншоу резко побежал на нас, но Люциус рукой заставил нас опустить палочки.

— Ах ты, свинья! Авада Кедавра! — Реншоу лег: споткнулся перед нами, упал, но в
него не попало. Везучий гад…

Тем временем из дома послышались звуки борьбы. 

— Гарри вступил с ним в схватку. Надо обезвредить Косой переулок! Отправьте


патронус своему отделу, пусть начнут аккуратно оттеснять толпу с места. — Люциус
действительно очень хладнокровен. 
Из дома послышался звон бьющейся посуды, ломающейся мебели, даже взрывы. 

По команде Люциуса мы побежали к дому, в этот момент из леса со всех сторон начали
выходить люди в черных плащах и масках. Началась битва. По-другому это не назвать.
Заклятия, которые они в нас выпускали, с трудом удавалось идентифицировать даже
мне. Буйство красок от летевших из стороны в сторону молний напрягало глаза. Один
из нападавших хотел опробовать то самое движение, на себя и потом на жертву, на
Фреде, тот не задумавшись бросил в подонка Секо. Снег окропился его кровью, сам
неизвестный взвыл, по всей видимости, Фред удачно попал тому в грудь и рабочую
руку. Надо потом спросить у Малфоев, что это за заклинание такое, что хоть авадой,
хоть чем… Глава Аврората взял на себя сразу троих и метелил их не самыми светлыми
заклятьями. Хорошо держится. Я и Джинни стоим рядом спинами друг к другу и пытаемся
уложить двух особо увертливых гадов. Драко и Люциус пытаются пробраться к дому,
Джордж нашел Фреда, теперь они тоже сражаются вместе. Не знаю, сколько мы потратили
времени на эти дуэли, но в конце концов нам удалось уложить упрямых, остальные
посбегали с поля битвы. Аппарировать нельзя, но в лес убежать можно. Всё равно нам
не до них… мы не в том численном соотношении, выдохлись, на всех раны, порезы, все
пытаются хоть как-то перевести дыхание. И на Косой аллее опасность взрыва…

Мы уже подбежали к главной двери, когда прозвучало убивающее проклятие.

За полсекунды у меня на глазах произошло очень многое: Люциус толкнул меня в плечо,
я упала назад, зеленый луч пробил стену в десяти сантиметрах от самого Люциуса,
который вжал в себя Джинни. Вот это реакция! До того, как еще хотя бы секунда
успела пройти он уже ответил нападавшему, которым оказался второй напарник
Макгуайра. Чего это он так припозднился? Люциус ответил тем самым движением:
палочка на себя, потом на противника.

— İnfirmitatemQuaerere! (Поиск слабого места) — Не знаю, что это. Не знаю, хочу ли


я знать. Сам напарник уже лежал в снегу как тряпичная кукла, несмотря на минимум
два своих щитовых заклинания.Было видно, как заклятие Люциуса пробило первый щит,
как пуля пробивает лист металла, а затем пожрало второй, как плесень
распространившись по нему и рассеяв в сгусток искр, опять собралось и ударило
противника прямо в грудь. Это заняло еще пару секунд. В глазах атакованного был
неприкрытый ужас, он знал, что за заклинание было в него выпущено.

— Я взял его! — Гарри молодец. — Надо добиться от него, как разминировать аллею.

— Не сможете! Я закрыл это знание в сердце! Никто не узнает, если я не захочу, — он


сплюнул кровь и закашлялся. Гарри выглядел не лучше, но держался прямо. Блейз был
без сознания, на нем была пара синяков.

— Это мы еще посмотрим. — Гарри пнул Макгуайра в живот. — Сейчас с тобой поговорю
я, поговорим о многом, ты сам захочешь раскрыть мне эту тайну. — Он говорил это всё
с потрясающей уверенностью, — Потом я отдам тебя, — он поднял голову Макгуайра за
волосы и посмотрел ему в подбитые глаза, — не-ет, не аврорам, не рассчитывай на
это, мразь, я отдам тебя, — Гарри повернулся к нам, нашел взглядом Люциуса,
повернул Макгуайра так, чтобы тот тоже его увидел, — вот ему. Повторишь ему всё,
что ты тут уже наговорил, — Гарри вдохнул, — может еще новое что-нибудь расскажешь.
Делать ты это будешь уже без прикрытия в виде Блейза. Как тебе такая идея на эту
ночь? 

— Хочешь запугать меня? У вас меньше двадцати семи минут до моего прощального
номера. Представьте, сколько людей погибнет. Вы думаете, что этих безголовых
людишек вчерашнее нападение остановит от дальнейших расслабленных посещений Косого
переулка? Неет. Пусть Люциус делает со мной потом все, что захочет! Я умру, зная,
что забрал с собой еще многих!

Гарри обратился к близнецам:

— Подойдите, Малфои сейчас не в том состоянии, чтобы спокойно его держать.

Фред и Джордж сделали, как велено. Встали по обе стороны от него и вопросительно
глянули на Гарри в ожидании дальнейших инструкций.

— Держите его, чтобы не рыпался. А ты, тварь, дай свою левую руку. — Макгуайр
напрягся.— Давай, давай, тебе же даже Люциус нипочём. Чего напрягся? — Гарри
заклинанием убрал рукав на оговоренной руке. Приложил палочку, Макгуайр издал крик
боли еще более громкий, чем Блейз до этого.

Дальше начало происходить такое, что я отвернулась и вжалась в Драко. Джинни тоже
отвернулась, Драко сам её приобнял.

========== Глава 35. Поттер спасает Косую аллею. ==========

Это просто пиздец, откуда только Поттер знает о таких заклинаниях и ритуалах?

Близнецы еле держатся, пытаются не смотреть на происходящее. Отец, я и Кингсли


более опытные, мы и не такое видели. Глава Аврората уже отправился в Лондон, чтобы
помочь своим на Косой аллее. 

Гарри водил палочкой по шраму Макгуайра, тот уже выдохся от долгого крика, от
падения его удерживали Фред и Джордж. Сначала ничего не происходило, подонок просто
корчился от боли, но потом его шрам, похожий уже скорее на шов, начал в прямом
смысле этого слова плавиться. Поттер продолжил экзекуцию, хлынула кровь, будто
нить, до этого удерживавшая шов начала лопаться. Макгуайр повесил голову, вполне
возможно, что он потерял сознание. Прошло секунд десять, и от крови не осталось и
следа. Я думал, сейчас будет видно оголенные мышцы, Волдеморт многое позволял
вытворять своим подчиненным, база пыток у меня в голове большая, но под кожей, что
упала с руки Макгуайра и которая теперь валялась противной жижей у ног Поттера,
оказался еще один слой кожи. Она была светлее, чем на остальном теле. Он что, влез
в чужую оболочку? В прямом смысле этого слова? Вот уж не знаю, что противнее
видеть, падающие ошметки плоти другого человека или мышцы… Гарри очистил
Макуильямса от остатков слизи, да я решил, что разумно называть эту часть тела
фамилией оригинала. 

— Что тут у нас? О-о, даже так, — Гарри повертел его предплечье. —Энервейт, — мразь
очнулась, — нечего спать, пропустишь всё самое интересное. — Поттер явно не промах.
Если бы Волдеморт изначально не решил убить его из-за пророчества, он решился бы на
это позже из-за конкуренции. — Ты у нас входил во внешний круг, да?— Девочки
повернулись и теперь смотрели на происходящее.

— Какая тебе разница! — Макгуайр еле прохрипел это. — Её не засекла ни одна


проверка Аврората, она не больше, чем рисунок. — Гарри весело хмыкнул, вызвав у
подонка приступ страха. Этот хмык говорил: "может, ты чего-то не понимаешь?"

— Да, ты знатно постарался в её сведении. Но ты не смог довести начатое до конца,


она еще жива, просто сильно повреждена. На твое счастье, я знаю, что можно сделать.

Поттер, что ты задумал? И помнишь ли ты про время? У нас еще 17 минут.

— Пожирателей внешнего круга привязывали к пожирателям из внутреннего. Эдакая


пирамидка. Тебя клеймил Рудольфус? Как это удобно. Такое совпадение. Или нет? Решил
оправданно побольше шляться около Беллы? Твоя падкость к сестрам Блэк тебе сейчас
ох как аукнется. Угадай, кто принимает на себя роль твоего куратора после смерти
Рудольфуса. Мм? Есть идеи? — Макгуайр еще не осознал, что происходит. Он тяжело
сглотнул.— Люциус, — Поттер произнес это с такой мелодичностью, — подойди к нам.
Окажешь честь этому наглецу быть его наставником? — Что? Теперь уже никто не
понимает происходящего.

— Чего ты добиваешься? Только Темный Лорд может распоряжаться такими вещами. Он


хозяин метки! — о, Мерлин! Не уж-то…

— Люциус, я настаиваю, подойди. — Отец сдвинулся со своего места, быстро прошел к


Поттеру. — Закатай рукав на предплечье. — о, Мерлин. Девочки опять в меня вжались.
Кингслинаблюдает молча. Отец оголил метку, Гарри привел ее в живой вид одним
касанием палочки. Макгуайр чуть не потерял сознание от этого, но вовремя был одарен
жалящим от Поттера. — Люциус Малфой отныне твой наставник, — выдал Гарри после
шептания на парселтанге. Метка на Макуильямсе ожила, нет, она врезалась в кожу. —
Прекрасно. Теперь, Люциус, продемонстрируй ему, что метка не только окрасилась в
нужный цвет, но и восстановила свои свойства. Я боюсь продешевить. — Отец в шоке
кивнул, сжал левый кулак, и Макгуайр опять истошно заорал.

— Ну что? Ты же знаешь, на что она способна. Да, у тебя щиты на разуме, но я кое-
что уже увидел. Сейчас мы с Люциусом продолжим. На случай, если ты уже не будешь
вменяем после того, как мы закончим, то просто предупреждаю, что можешь не
переживать за свою душу. Я лично подберу тебе дементора. — Макгуайра начало трясти.
Поттер продолжил,— Он соврал про тайну в сердце. Он просто хороший окклюмент. Я
плохой легиллемент, но, если отвлечь его на контролируемую боль, то смогу увидеть
всё, что нужно. Люциус так же, как до этого, можно чуть-чуть слабее. Не нужно,
чтобы он терял себя словно от Круцио, пусть просто не может сосредоточиться на
очищении разума и выставлении щитов. Приступим. — Кивок от отца, крик от подонка.

15 минут до катастрофы.

— Вы знали об этом? — Кингсли обратился ко мне и девочкам. Я решил ответить за


всех:

— Поттер змеееуст. Риддл просчитался в том, что любому змееусту метка будет
подвластна, и понаставил ее на нас. При жизни он так и не понял своей ошибки. Мы
ведь не в Индии, он тут был единственным до Гарри. — Кингсли кивнул. Детали про род
Гонтов может ему потом открыть сам Поттер. Если захочет.

12 минут.

9 минут.

Поттер.

Отец уже тоже устает, всё предплечье покраснело.


 
— Есть. Можете отпустить его. Кингсли, магазин Гарбидуги второй этаж, подсобка,
пароль «Да последний же враг истребится – смерть». Осталось мало времени, нужно
торопиться. — Да, 7 минут.
 
— Я снял купол, увидимся в мэноре. — Шеклболт крутанулся на месте и исчез. Макгуайр
без сознания. Мы все опустились на пол. 

— Получилось? — Блейз! Я вскочил и побежал к нему, нет, про него никто не забыл,
его удобно уложили в сторонке, чтобы он не попал под раздачу в непредвиденных
ситуациях. Он бледен, губы высохли.

— Да, Кингсли и весь Аврорат уже в пути. Как ты тут оказался? 

— Он подкараулил меня у дома. Я не мог ослушаться приказа от Аврора. Я ведь на


учете. Он продержал меня эту ночь в своем доме. Там он, видимо, держал тех троих. —
Блейз говорил это всё с паузами и вдохами. Круцио был очень сильным.

— Расслабься, всё теперь хорошо. Мы с тобой. — Старина Блейз, как же ты меня


напугал.

========== Глава 36. Секрет Люциуса Малфоя. ==========

Мы аппарировали в мэнор, забрав с собой Макгуайра, Реншоу и всех тех, кто еще лежал
перед домом. Их поместили в отдельную комнату, и приставили Кричера наблюдать за
ними через стену, которую мы сделали прозрачной со стороны эльфа. Сами пленники
Кричера видеть не могли.

— Люциус! — В последний раз мама так бежала к отцу только после того, как он вышел
из Азкабана, — Драко! — Все время забываю, насколько сильной мама может быть, когда
ей это надо. У меня даже ребра затрещали от ее объятий. Она опять вернулась к отцу.
— Дорогой, с вами всё в порядке? Я и Меда так испугались, когда вы поспешно
покинули мэнор. 

— Уже всё в порядке, милая, всё хорошо. — Я вижу, что отец, когда обнимает маму,
также выпадает из реальности, как я, когда обнимаю Гермиону. 

***

Кингсли уже прислал патронус, все обошлось, они успели. Всех поблагодарили за
участие и обещали присвоить награды. Идут они со своими наградами, главное, что все
выжили, никто не пострадал. Задержанных уже вывели из мэнора, результаты
расследования нам скажут, как только нароют достаточно материала. 

— Гарри, всё в порядке? — Гарри вертится перед зеркалом, залечивая повреждения.

— Да, пара царапин. Люциус, простите, что пришлось втянуть вас в пытки, другого
выхода не было… — Поттер засмущался. 
— Ты очень разумно поступил. Два дела: и место массового убийства узнали, и я хоть
чуть-чуть отомстил этому подонку. 

— Это точно. — Гарри успокоился.

— Гермиона, ты не сильно ударилась, когда я тебя столкнул с крыльца? — Отец подошел


к ней и положил руку на плечо.

— Нет, Люциус, все в порядке. В любом случае я предпочла бы потом пить костерост,
чем принять аваду на крыльце. — Меда вздрогнула, потом сказала:

— Люциус, и откуда у тебя такая реакция и зрение?Всегда было интересно спросить. —


Честно сказать, нам всем интересно.

— Да! Вы были потрясающи! В долю секунды спасти и Гермиону, и Джинни. Спасибо, —


близнецы сделали неглубокий поклон в сторону героя дня.

—И грация у вас обалденная, — Джинни.

— И слышите вы очень хорошо, — Гермиона.

— Хозяин Люциус, Луна Лавгуд и ее жених Рольф Скамандер, — уже жених? — просят
разрешение на вход в поместье.

— Пригласи в большую гостиную, мы тоже туда пройдём.

— Слушаюсь, Хозяин. — Триппи с хлопком исчезла, а Меда сказала:

— Это еще не конец, мы тебя потом прижмем, — подмигнула Гермионе и Джинни.

***

В гостиной появились Луна с Рольфом. Они поздоровались, как полагается приличным


людям правилами этикета, и выразили пожелания скорейшего восстановления Леди
Малфой. Но какова истинная причина их визита?

— Гарри, —значит, Гарри, слушаем дальше, — мы с Рольфом рассмотрели твой вопрос,


попросили помощи у дедушки Рольфа Ньюта Скамандера. Для того, что ты задумал,
необходимы очень редкие ингредиенты: ребро и позвонок Василиска. Но, скорее всего,
с их получением у тебя проблем не будет. — Луна улыбнулась.

— Спасибо, Луна. — Гарри очень обрадовался этому ответу. — Все желающие прогуляться
по Тайной Комнате приглашены на мою вылазку. Проведу вам полноценную экскурсию. Я
вычислил, что необязательно каждый раз прыгать в ту трубу в туалете плаксы Миртл,
мы можем аппарировать в Хогсмид, зайти в лес со стороны Кабаньей головы, и там
будет вход. 

— Мы идем, — еще бы, Фреда и Джорджа о таком можно и не спрашивать

— Мы тоже, — я, Драко, Блейз и Джинни. Блейза не остановит даже недавно


перенесенное пыточное.

— Миссис Тонкс, как вы и Тедди? — Луна, как я хочу иметь твоё спокойствие в любой
ситуации…

— Спасибо, дорогая, все хорошо. Как твой отец?

— Тоже в порядке, спасибо. — Луна посмотрела на неё, потом на Люциуса и выдала, —


вам будет очень сложно заставить Лорда Малфоя рассказать вам о его способностях. О
них знает лишь один человек помимо него. Этот человек сейчас здесь. — Вот как,
Луна, ты это делаешь?

— Я так понимаю, это ты? — Фред поднял одну бровь.

— Нет. Я узнала это благодаря сердобородым горезубикам, — о-о,Меерлиин, Рольф, вы


же Скамандеры, как вы это терпите? —  а этому человеку Лорд Малфой рассказал сам. 

— Ты только подогрела наш интерес. — Джордж стал внимательно разглядывать Люциуса.

— Да. Гермиона, что ты скажешь по этому поводу? — Луна, по какому поводу?

— Я? — я знать не знаю о горезубиках…

— Да. У тебя есть такой человек? — Что?

— Какой?

— Которому ты доверила бы всё? — Я уставилась на нее в шоке, — Да, такой появился


совсем недавно. Был он всегда, но узнала ты о нем недавно. Ты ведь думала
поделиться с ним тайной, которую никто еще о тебе не знает? 

— Луна, откуда? — Я все ещё в шоке.

— Узнала по твоим сердобородым горезубикам, — стоп, это слово похоже на то, что она
сказала про Люциуса! Хотя может совпадение?

— Нет, — она мечтательно улыбнулась.

— Что нет? — надо узнать.

— Не совпадение, — что? Она реально умеет читать мысли? Так, это второй вопрос. Мои
горезубики приурочены к моей анимагической форме, а у Люцуиса?

— Чтоо? — Люциус-анимаг?

— Да. — Луна!

— Что да? — конкретика!

— Ответ на твой вопрос. —Да ладно. А кто он?

— Что тут происходит! — Джинни не нравится быть не в курсе происходящего.

— Гермиона только что не без моей помощи поняла, какую роль для неё стал играть
недавно появившийся в её жизни человек, — она выразительно посмотрела на Драко.

— Луна, а теперь для людей обыкновенных, не владеющими даром прорицания, что тут
было? — Близнецы сейчас будут прыгать на местах от любопытства.

— Лорд Малфой, простите, пришлось раскрыть ваш секрет Гермионе. Ей было необходимо
сделать последний шаг. — Она оглядела Люциуса с головы до ног, склонила голову
вправо. — Очень красивый. Величественный даже. В некоторых культурах это символ
храбрости и чести.

— Луна! Ты о ком! — Джинни подошла к ней.

— О Лорде Малфое, разумеется, я же к нему обращалась. — Ее взгляд всё такой же


безмятежный и спокойный.

— Тогда ты опоздала лет на двадцать, — близнецам сейчас станет плохо от незнания


информации. Луна лишь продолжила улыбаться и вернула свой взгляд к Люциусу.

— Как всё интересно получается. — Она подошла к нему ближе, Люциус сидел как
статуя. — Я еще потом долго думала, откуда в Запретном лесу в Британии такое чудо.
— Она села около него на диване, положила руку поверх его правого предплечья,
задумалась и через несколько секунд продолжила, — да. Теперь я буду спать спокойно,
зная разгадку. Спасибо.

— А-а-а, мы сейчас умрем тут рядом! Драко, прими меры! — Близнецы уже встали с
кресел, — ты же мастер добывать информацию и способности к ее анализу у тебя
отменные, объясни обычным людям, что тут происходит!

— Я сам в шоке. — Да, не каждый день твоя однокурсница говорит такие комплименты
твоему отцу…

— Удивительно, насколько всё взаимосвязано в этой жизни… — Луна, тебя тут сейчас
начнут пытать!

— Что связано? — Блейз выпутался из пледа.

— Время, когда можно увидеть оба объекта: восход и закат. — Мерлин Великий! 

— Эксперт в сфере Малфойведения, ты что-то понял? — Джинни ткнула Забини.

— Венера. — Блейз? Ты реально что-то понял?

— Это-то тут причем? Или ты стал телепатически общаться с Луной? — Близнецы


спросили это скучающим тоном.

— Нет. Фред, Джордж, учили бы лучше астрономию, знали бы, что Венеру особо хорошо
видно в это время. Вечерняя и утренняя звезда. — Гарри? Да, Волдеморт сильно мешал
тебе раскрыться. Как ты погрузился в учебу-то… Такими темпами мы с Драко начнем
переживать за наши первые два места в общем рейтинге…

— А связь с Лордом Малфоем у Венеры какая? — Фред смотрит на Гарри, подняв брови.
Гарри пожал плечами.

— Хмм. — Джинни задумалась, самого Люциуса этот квест, организованный с подачи


Лавгуд позабавил. Он сидел и смотрел на работу этих мыслителей.

— Лорд Малфой, вы ведь не против? Я вижу у вас желание наладить доверительные


отношения с нами. Это был бы хороший шаг. — Луна так ему улыбается, будто не тут
она провела месяцы в темнице… Хотя, это в ней и особенно: она никогда не обижается
на людей за то, что те не оправдывают её ожиданий. 

— Мисс Лавгуд, я совершенно не против. Насчет того случая, про который вы


вспомнили. Не стоит благодарностей. Это минимум, что я мог для вас сделать. —
Люциус взял ее за руку и поцеловал тыльную сторону ладони. Про лес и Луну я знаю
только то, что её там спасло некое чудо, которого там быть не должно. Спасло от
пары пожирателей. Детали нам Луна не уточняла…

— Я нашла связь Венеры с Лордом Малфоем, но легче от этого не стало… — Джинни опять
ушла в себя.

— А какая связь, если не секрет? — близнецы уселись на подлокотники кресла по обе


стороны от сестры. 
— Блейз, заранее говорю, что не претендую на твой пост ведущего Малфойведа
Британии. Просто девочки любят рассматривать влияние имен, дат рождений и тому
подобного. Люциус, восходит к латинскому слову lucius, означающее светлый,
блестящий. Это если рассматривать происхождение имени. Но есть персонаж, который
фигурирует еще в религии магглов и с которым можно провести параллель, по имени
Люцифер, что на том же латинском значит светоносный. Архангел, который пал из-за
гордыни и волею отца создателя стал царем ада. В древности считался персонификацией
утренней звезды — планеты Венеры. Древние римляне принимали одну планету за две
разные звезды в зависимости от времени суток, в которое они наблюдали ее, поэтому
выделено, что он отвечает за утро. Вот, Люциус дальше стрелочка Люцифер еще
стрелочка Венера. Но это так и не объясняет остального. Какой объект второй, о чем
тут должен сказать Запретный Лес? — Джинни положила голову на спинку кресла. 

— Ты хочешь сказать, что девушки сидят и изучают этимологию имен? Чтобы потом
оценивать совместимость? — Гарри в шоке.

— Да, Гарри, знаешь, как популярна подобная литература? Мы ее ставим обычно около
товаров для девушек. Раскупают очень быстро. — Близнецы поделились коммерческими
трюками. Джинни встала с кресла. Я вообще заметила, что у неё недюжинный талант в
решении загадок: она сразу уперлась в Макгуайра, сейчас вносит основной вклад в их
рассуждения: 

— Этот объект почему-то был в лесу, хотя в Британском лесу, даже Запретном, его
быть не должно. Этот объект особо активен приблизительно в то же время, когда
наиболее видна Венера. В некоторых культурах это символ храбрости и чести. Объект
красивый и величественный. А, и по всей видимости объясняет грацию, зрение и слух
Лорда Малфоя. Более того, Гермиона тоже связана с подобным объектом, о котором
хотела недавно рассказать Драко. — Она выдохнула, потом до неё дошла разгадка, она
повернулась к Лорду Малфою, — Лорд Малфой, вы анимаг! И ты, Гермиона, тоже!

— Чтоо? — близнецы вскочили с мест.

— Мисс Уизли, Джинни, если позволите, браво. Вы заметили, что уже во второй раз,
располагая минимальной информацией вы дошли до сути? Поразительно.

— Да, я угадала. О Мерлин, а скажете, какая у вас форма?

— Давайте я даже покажу. Ваши рассуждения доставили мне удовольствие. Я вообще ценю
людей, которые могут из пары фраз и наблюдений с помощью логики дойти так далеко. —
Ух ты, он реально нам сейчас покажет свою форму? 

Через секунду перед нами стоял…

— Снежный барс, или ирбис, что от оригинального турецкого ирбиз значит снежный кот.
Круто! Вот это да! Редкое животное, на грани полного исчезновения. — Рольф вступил
на пост внука известнейшего магозоолога мира. Правда, определил он животное не
волшебное, что наводит на мысли о том, что Скамандеры разбираются и в тех, и в
других отменно. —Охотится в большинстве случаев перед закатом солнца и утром на
рассвете.

Люциус в своей форме прошел к Нарциссе и положил голову ей на колени, она


рассмеялась и стала гладить его по голове. Он довольно замурлыкал. Вот тот
единственный человек, знавший о его способности…

— Интересный факт, снежный барс, в отличие от других больших кошек, не может


рычать, несмотря на неполное окостенение подъязычной кости, которая, как считалось,
и позволяет большим кошкам рычать. Новые изучения показывают, что способность
рычать у кошачьих обусловливается другими морфологическим особенностям гортани,
которые отсутствуют у снежного барса. А вот мурлыканье происходит как при вдохе,
так и при выдохе — как у мелких кошек. Это круто, не все кошки могут мурлыкать. —
Рольф как ходячая энциклопедия…

— Да, а клыки видели…— Фред в восхищении кивнул в направлении Люциуса.

— Снежный барс охотится обычно на крупную добычу, соответствующую его размерам, или
более крупную. Хищник способен справиться с добычей, втрое превосходящей его по
массе.Зафиксирован случай успешной охоты двух ирбисов на двухлетнеготянь-шаньского
бурого медведя. Этот мишка во взрослом состоянии имеет длину тела сто сорок
сантиметров и вес в триста килограммов. Неплохо, а? Чисто для сравнения приведу
характеристики самого ирбиса: длина с хвостом два метра, два метра тридцать
сантиметров, вес до пятидесяти пяти килограммов. Когда до потенциальной добычи
остаётся несколько десятков метров, ирбис выскакивает из укрытия и прыжками в шесть
—семь метров быстро её настигает. На всей территории своего ареала снежный барс
является вершиной пищевой пирамиды и почти не испытывает конкуренции со стороны
других хищников. А когда у Лорда Малфоя день рождения?

— Четвертого апреля. Ой, Блейз, прости, — Джинни засмеялась, а Люциус подошел к нам
и кивнул.

— Тогда продолжу лекцию, детёныши у снежного барса, в зависимости от


географического участка ареала, рождаются в апреле— мае или мае— июне. Из
дополнительных интересных фактов можно назвать следующие: снежные барсы
единственные кошки, которые приспособились жить в суровых условиях высокогорья. Они
встречаются на высоте до шести тысяч метров над уровнем моря. Также во многих
азиатских странах ирбис – символ власти, благородства и силы. Снежные барсы никогда
не нападают на человека. Только раненый зверь может представлять опасность. Снежный
барс – очень скрытное существо, увидеть его в местах обитания животного большая
редкость. Лорду Малфою очень подходит. И мех классный. Расцветка крутая. 

— Люциус, можно нам оценить ваш мех? — я засмеялась со своего же предложения.


Люциус же подошел к нам и сам прошелся туловищем по дивану, на который мы пересели.
Высота у него кстати небольшая, сантиметров шестьдесят-семьдесят в холке. Я и
Джинни легко дотронулись до него, но руки не встретили ожидаемого препятствия в
виде кожи. 

— Да, мех очень длинный, — уточнил Рольф.

— И мягкий, вот это да! Вы так бесшумно двигаетесь, — Джинни еще раз провела рукой
по меху на шее.

— Особенности строения лап: подушечки тоже покрыты шерстью, когти втяжные. — Люциус
сел, согнул одну лапу в локте и выпустил эти самые когти. Мда, такими можно
разорвать что угодно.— Не пугайтесь, язык еще страшнее. С его помощью можно
отделять плоть от мяса. Это вам не книззл. — Рольф, это называется «не пугайтесь»?

— Спасибо, мистер Скамандер, вы действительно очень хорошо разбираетесь в зоологии.


— Люциус вернулся в свой прежний облик и, улыбнувшись Рольфу и Луне, сел к
Нарциссе.

 — Прости Блейз, но я не могу об этом промолчать. Это может и очень жесткий подгон
фактов под действительность, но как минимум услышать это стоит.
Древнеримский поэт Овидий считал Люцифера сыном Авроры, в переводе с латинского
значит утренняя заря, это от латинского aura предрассветный ветерок. У древних
римлян она богиня зари. 
Люцифер — утренняя звезда. Вечернюю же римляне именовали Веспер, а греки — Геспер.
Да, в мифологии это два мужчины, но сейчас имя Веспер может встречаться и у женщин.
Знаете, какое второе имя у Леди Малфой? Да, вы не поверите, Веспер. Идем дальше.
Дракон — одно из сорока восьми созвездий, перечисленных в труде Птолемея второго
века. Дракон в греческой мифологии, который, возможно, вдохновил имя созвездия, —
это Ладон, дракон, охранявший золотые яблоки Гесперид. Геспериды — дети ранее
упомянутого Геспера. Одним из объектов глубокого космоса на Драконе является
туманность Кошачий глаз.
Надо потом спросить у родителей, почему из миллиона имен они выбрали именно
Джиневра. — С этими словами она опять откинула голову на спинку дивана.

— Вот это да… — Гарри присвистнул.

— Вот это совместимость, — Джордж одобрительно закивал.

— Я сам сейчас поверю в те книги, что мы продаем, Фродж.— сказал Фред неуверенно.

— Знаете, я даже никогда об этом не задумывалась. Люциус, почему мы вообще выбрали


имя Драко?— Нарциссу речь Джинни тоже впечатлила. Это что получается? Они это не
специально?

— Не помню, дорогая. Мы просто одновременно его предложили и выбрали. — Судьба.

Все стали переводить взгляд на меня.

— Ой, я думала, про меня не вспомнят, уже обрадовалась. — Я рассмеялась, показывая,


что вовсе не против тоже показать свою форму. — Я маленькое создание, я с вашего
позволения сяду на Драко, чтобы он меня перемещал в случае чего. — Я подошла к нему
и удобно устроилась у него на коленях. Секунда, и я приняла свою анимагическую
форму. 
Комментарий к Глава 36. Секрет Люциуса Малфоя.
Про ирбиса автор почитал википедию:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%98%D1%80%D0%B1%D0%B8%D1%81

Про имена перелопатил римскую мифологию в той же свободной энциклопедии, ссылок


много, приводить не буду :)

Второе имя Нарциссы -- чистый подгон автора :) Нарцисса Веспер Блэк.


Все-таки любопытно, что всех Блэков называли именами, связанными со звездами, а ее
назвали, условно говоря, в честь цветка. Помню, что где-то на просторах интернета
гуляла теория, что Роулинг сделала это специально: мол, таким образом Гарри спасли
от Волдеморта две женщины с "цветочными" именами, Нарцисса и Лили. Очень
прозаично :)
А Веспер -- очень красивое имя, сразу вспоминается девушка Бонда из Казино Рояль
2009 года, Ева Грин, кажется. Еще тогда это имя понравилось, а тут такой подгон сам
напрашивался :)

И сегодня будет только одна новая часть, к сожалению. Процесс написания очень
увлекателен, но глаза за долгое сидение перед экраном спасибо не говорят. Завтра
выложу следующую часть :)

========== Глава 37. Совпадут ли анимагическая форма и патронус Гермионы?


==========

Интересно, совпадет ли ее форма с ее патронусом?

Да, у меня на руках оказалась очаровательная выдра, которая оперлась передними


лапками мне на грудь и ткнулась носиком в подбородок.

— Моя милая, какая ты миленькая, простите меня за тавтологию, — она стала тереться
головой о место, где соединяются ключицы. В длину она достигает сантиметров
шестьдесят-шестьдесят пять.

— И правда, миленькая. — Джинни и Гарри решили ее оторвать от меня и тоже


посмотреть, но Гермиона за секунду до этого развернулась, шикнула и опасно клацнула
зубами. Все рассмеялись. Потом она задрала голову, и сама протянула передние лапки,
мол, ладно, разрешаю. 

— Вот это характер, огромный снежный барс добрее был, — все еще раз рассмеялись от
этого комментария близнецов.

— Речная выдра, — Рольф решил подтвердить статус зоолога, — представитель семейства


Куньих, живет везде, кроме Австралии и Антарктиды. Очень умные создания. У них
очень густой мех, обратите внимание на это, он позволяет сохранять тепло и не
намокать в воде. Они прекрасно чувствуют себя на суше, способны развить скорость до
тридцати километров в час, еще лучше — в воде. Умеют плавать на спине, отлично
ныряют, могут задерживать дыхание на две минуты. Под водой ноздри и ушные раковины
закрываются, что очень удобно. Вибриссы не слабее того же барса, в мутной воде
выдра легко находит добычу с их помощью. Природа подарила им особенный хрусталик,
они могут видеть одинаково хорошо на суше и под водой. Зимой выдры иногда катаются
с заснеженных холмов — они ложатся на живот, отталкиваются, задирают лапки и
катятся вниз прямо на пушистом животе, как дети на санках. Выглядит очень забавно.
Выдра настолько азартный охотник, что порой ловит рыбы больше, чем может съесть. 

— Даа, это коротко о Гермионе и книгах, вечно набирает их столько, что потом не
знает, куда девать…—Гарри пощекотал Гермиону за ушком.

— Очень приятная на ощупь, — Джинни погладила Гермиону.

— Да, их мех очень ценится в производстве шуб, износостойкий. — Гермиона шикнула на


Рольфа, слезла с Джинни и по спинке дивана добежала до меня. Моя милая. 

— Да, если нужна сила и шестиметровые прыжки, то это не ко мне. А если просочиться
куда-нибудь или поплавать, это да. — Она уже превратилась обратно в человека и
сидела у меня на коленях. 

— Интересно, анимагическая форма всегда совпадает с патронусом? То есть я в случае,


если стану анимагом, буду лошадью?—Рыжей такой исход явно не по душе.

— У отца, Сириуса, Петтигрю совпадал. У Тонкс был волк. —Поттер пожал плечами.

— Экспекто патронум. — Из маминой палочки появилось сияние, оно приобрело вид


снежного барса,который уселся перед ней, как это некоторое время назад сделал
отец. 

— У меня выдра, Экспекто патронум. — Из палочки Гермионы тоже вышло сияние, только
оно не стало выдрой. Несколько мгновений оно висело в виде диска, было похоже по
формена галактику, потом диск раскрутился, и перед нами в воздухе завис, размахивая
крыльями, дракон. У меня пропал дар речи.Я даже прекратил гладить Гермиону по
спине, как я делал до этого. — Эмм, была выдра… — Гермиона встала, чтобы поточнее
рассмотреть своего нового защитника. — Красивый, ничего не скажешь, — дракон стал
летать вокруг нее, пока она его не остановила, — интересно, Чарли мог бы определить
вид? 

— После двух моих лекций вы забыли о моём присутствии, это оскорбительно!—Рольф


помахал кулаком и рассмеялся.— Это шведский тупорылый.Красивый серебристо-голубой
дракон. Из его шкуры делают защитные рукавицы и щиты. Ярко-синее пламя, вылетающее
у него из ноздрей, способно в несколько секунд испепелить и древесину, и кости.
Правда, шведский тупорылый убивает людей реже, чем другие драконы. Впрочем, его
заслуга тут невелика — просто он обитает в заповеднике или в диких и безлюдных
горах. Очень красивый. С таким Седрик Диггори сражался на турнире. —Мерлин, ее
патронус изменился… Он же меняется, когда волшебник начинает испытывать сильные
чувства… Она их ко мне испытывает?

— Ого…—Поттер отвлекся от разглядывания дракона и повернулся в мою сторону. Я же


все это время сидел не двигаясь. Я даже позу не поменял после того, как Гермиона
встала с моих колен.— Драко, может станешь анимагом? —Его шутка вызвала у всех
улыбку и смех, а я все сижу. — Дракоо, ты тут? — Нет, Гарри! А по мне этого не
видно? Теперь Гермиона отвлеклась от патронуса и повернулась ко мне.

— Драко, что с тобой?—Ничего, милая. Я просто в шоке… Я о таком даже мечтать не


смел… Я столько тебе делал за все время нашего обучения, столько гадостей говорил,
я уже молчу о том, что я делал… Милая, как ты смогла мне это все простить? Будто
этого не было… Я же вижу это по твоим глазам, ты смотришь на меня со всей добротой
и нежностью, позволяешь обнимать, сама обнимаешь и целуешь. Милая, у меня нет слов,
чтобы выразить мою благодарность за этот шанс, который ты мне даешь. Шанс показать
себя с нормальной стороны. Я обещаю, что никогда тебя не обижу. Моя милая, моя
любимая, моя Гермиона.

— Гермиона, не пытайся, он вряд ли тебя сейчас слышит, — Блейз привстал и отпил из


кружки горячий шоколад. В чем-то он прав…

— Драко, — она потянула меня за руки,заставив встать с кресла, — посмотри, это ты.
— Милая, я это понял. Я просто еще в шоке. 

— Это так мило! Блейз, дай пять, без нашего участия ничего бы этого не произошло,
наши потомки восславят нас как магов, которые подарили магическому миру Британии их
детей! — Джинни здорово разрядила обстановку.

— Вообще-то, если бы не я и Рольф, то Лорд Малфой не пошел бы их искать. — Луна?

— Ладно, вас тоже внесем в летопись.— Блейз отпил еще шоколада, но потом до него
дошел смысл сказанного ранее.— Стойте, в каком смысле? Джиневра, пока мы
действовали на этом уровне, кто-то пошел еще выше! Мега-босс!

— Мисс Лавгуд и мистер Скамандер сказали мне, что Гиллихер хотел со мной срочно о
чем-то поговорить, вот я и пошел к его портрету. Он мне рассказал о ссоре Рональда
Уизли и Гермионы, описал реакцию Драко, и я решил помочь…—Отец к концу фразы сам
понял, что его, скорее всего, наглым образом использовали.

— Вы передали желание портрета поговорить?— Джинни решила проверить степень


наглости использования.

— Нет, портрет нам ничего не говорил.—Чтоо?Они это подстроили?— Мы просто увидели,


что Рон и Гермиона начали ссору, которая грозила перейти за пределы большого зала,
а нам требовалось, чтобы Лорд Малфой узнал о случившемся. Мы вышли из зала
буквально за минуту до Гермионы и перекрыли ей путь в другой коридор, ей оставалось
пройти в тот, где висел портрет сэра Гиллихера. Ближе к концу их ссоры мы нашли
Лорда Малфоя и сказали, чтобы он подошел к портрету.—Луна говорит это таким тоном,
будто ничего необычного ими совершено не было…

— Блейз, нас сделали. Так сманипулировать Лордом Малфоем, это,— Джинни нагнулась и
пожала Луне руку, — достойно уважения. 

— А если бы они не начали ссориться?—Блейз пытается подкопаться.

— Мы придумали наш план, когда ссора уже была начата.—Рольф поддержал невесту
кивком.
— А-а-а, —Блейз одобрительно закивал. Не уж-то он подумал, что и ссора — дело рук
этих двоих?

— Люциус, может Драко надо чем-то стукнуть? Он долго еще будет в таком состоянии?—
Гарри «прошептал» это отцу. Спасибо, Поттер. Мама рассмеялась и попыталась это
скрыть, спрятав лицо у отца на груди. Мда-а. Надо вообще-то уже реально что-то
сказать, а то моя милая переживает. Милая, меня, как говорят магглы, заклинило! Я
завис от такой перегрузки! Что ты от меня хочешь… Сама тоже была в шоке, когда я
тебя поцеловал в первый раз…

— Драко, — Гермиона подошла ко мне, игриво обняла за талию, поднялась на цыпочках и


прошептала в ухо, — мой милый, мой дорогой, мой любимый. — Это стало переходным
моментом в моей голове. Я отмер, прижал ее к себе, а потом легко поднял на руки,
она рассмеялась и сказала, — наконец-то, а то я уже подумала, что тебе не нравится.
—Милая!

— Не говори таких глупостей, милая, я люблю тебя, как мне могло не понравиться? —
После этой фразы все резко замолчали. Ну да, ну да, в этом весь я: стоять, молчать,
а потом сказать такое. Такое, чтобы все в радиусе километра замолчали.

— Я тоже тебя люблю. — С этими словами она поцеловала меня в лоб и прижалась ко
мне. Я сейчас зависну во второй раз…

— Гермиона, ой какого жениха отхватила. Теперь придется женской половине Хогвартса


объяснять новые правила поведения, — Джинни заржала. — Начни с Паркинсон! Ей титул
«Леди Малфой» покоя не дает с первого курса, если не с рождения. Потом еще эти
вредные сестры Гринграсс. А еще так, если опустить перечисления, половина
Хогвартса. — Блейз стал поддакивать рыжей.

— Ты думаешь, им придет в голову со мной связаться? — Я с Гермионой на руках сел на


диванчик. А то мало ли… Милая к концу своей фразы обняла меня за плечи и чмокнула в
висок.

— Драко, какую невесту себе отхватил, придется всей мужской половине Хогвартса
объяснять новые правила поведения, — теперь уже Блейз заржал.

— Ничего. Объясню. — Я прижал мою Гермиону к себе покрепче. Ну уж нет, она теперь
моя, не дай Мерлин, кто-то решит что-то с этим сделать.
Комментарий к Глава 37. Совпадут ли анимагическая форма и патронус Гермионы?
Патронус редко представляет собой волшебное существо, но захотелось дать такого
дракончика Гермионе. Будет олицетворять верного, свирепого и надежного защитника :)

========== Глава 38. Следующий шаг. ==========

Мы пришли в его комнаты. Надо принять душ и сбросить усталость от этого дня. 

— Давай, чтобы не терять времени, я схожу к себе, а потом прибегу сюда? Мм? 

— Давай, милая. — Он подошел ко мне, резко прижал за талию и почти с рычанием начал
целовать мою шею.

— Драко, — я попыталась высвободиться, — давай я быстрее, ой, — он же знает, что я


боюсь щекотки, вот наглец, —щекотно, Драко,— я отвлекла его поцелуем в губы, —
быстрее пойду, быстрее приду. — Мне удалось вырваться из его рук, чмокнуть в щеку и
выбежать в коридор.

***

Стоя в ванной под потоками горячей воды, я решила подумать о моем новом патронусе.
Мерлин, я действительно люблю Драко? Да. Меня не пугает, что всё происходит так
быстро? Нет. Да, но очень мало. Такое ощущение, что мы всегда были вместе. Когда мы
остаемся наедине и разговариваем, это особенно заметно. Мы можем разойтись в
вопросах трансфигурации и зельеварения, но в отношении семьи, учебы, работы, друзей
— в жизни у нас взгляды абсолютно идентичны. Когда он сидел с Люциусом и Тедди, я
впервые подумала о детях не с паникой и желанием отодвинуть это вперед, на
необозримое вперед, а с желанием узнать радость материнства. Я хочу подарить ему
детей, чтобы он также смотрел на них. Его взгляд, адресованный Тедди, был полон
нежности и света, как же он тогда будет смотреть на наших детей? Интересно, в них
хоть что-то от меня будет во внешности? Абраксас, Люциус и Драко при одинаковых
причёсках и сопоставимых возрастах выглядят как братья-тройня. Почти как
ксерокопии. Гермиона, помедленнее, вдруг ты напугаешь такой скоростью Драко? Нет,
он при всей семье сказал, что любит меня. Я тоже его люблю. Я рассталась с ним
минут двадцать назад, уже хочу к нему вернуться. Зависимость какая-то… Но я не
против, это прекрасные ощущения…

Он утром сказал, что не сможет без меня. Я уже тоже не смогу без него. 

***

Когда я вошла в спальню, Драко там еще не наблюдалось. Зато слышна была вода в
ванной. Он, наверное, опять завис посреди комнаты, как внизу после моего
дракончика. Поэтому я уже даже выбрала наряд, да, я на ночь выбрала наряд, процесс
запущен, процесс необратим, я уже выбрала наряд, оделась и пришла, а он все еще в
ванной.
Я села на его кровать, подумала о наряде на ночь. Это для меня в новинку… Я всегда
с легкой иронией и долей сарказма относилась к девушкам, занятых такими проблемами,
а теперь я сама перебрала кучу белья, прежде чем решила, что надеть. Но я опять
чувствую только радость. Драко вдохнул в меня жизнь, я сейчас думаю, что до него я
действительно была с сухой душой.

Шум воды стих. Ой, а он одет? Я прямо в его спальне…

Додумать я не успела, дверь открылась, и вышел Драко. Из одежды на нем было только
полотенце, обернутое вокруг бёдер. Мне показалось, что оно тут явно лишнее…

— Милая, я тебя раза три позвал, — он откровенно смеется надо мной. Ах ты! Сейчас
посмотрим, как ты отреагируешь на это!

— Прости Драко. — я подошла к нему и чмокнула в губы. — Я отвлеклась на твое


прекрасное тело. — Да, снаряд попал по цели. После этого я нежно, целомудренно
коснулась его губ, он одной рукой держал полотенце, другой —мою талию. Я
отстранилась от него, чтобы понять эффект, произведенный поцелуем. В его глазах
была только нежность. Продолжу смену настроений. 

Я развернулась и прошествовала к кровати. Медленно стала развязывать пояс легкого


голубого шелкового халатика, смотря прямо в глаза Драко. Он видел, что я делаю, но
старался смотреть мне в глаза, лишь изредка опуская свой взор на поясок. Я резко
дернула его, Драко сам дернулся. Потом я стала медленно стягивать халатик с плеч,
дразняще медленно. Позволила себе взглянуть на пах Драко, полотенце уже не могло
скрыть его стояк. Я его так сильно возбуждаю даже в халате? 

Когда прикрытыми остались только трусики и ноги, Драко уже еле держался, чтобы не
дотронуться до себя. Он пару раз отдергивал руку от той зоны. Да, я выбрала
достаточно дерзкий вариант белья, пижаму я вообще решила забыть, ночью гораздо
приятнее греться о моего личного дракона. Лифчик и трусики были сшиты из
прозрачного тонкого материала, на ощупь напоминавшего атлас. Просто потрясно
выглядит. Но надевать только в спальню, никуда больше. Драко громко втянул носом
воздух, когда я задержала халатик на бедрах. Я улыбнулась такой реакции и просто
выпустила халат из рук. Драко не смог сдержаться, он дотронулся до себя прямо
сквозь полотенце. 

— Гермиона, милая, — я села на кровать и позвала его к себе. Бедный Драко, но меня
саму невыносимо заводит его реакция на меня. 

— Драко, может мы сделаем шаг дальше? Дотронемся друг до друга без одежды? Мм? —Я
провела языком по верхней губе, он застонал.

— Ты помнишь наш уговор? — Какой он милый, он готов ждать столько, сколько я


захочу. Я очень ценю это.

— Да, милый, одно мое нет, и мы прекратим. Иди ко мне, — я легла на спину и
продвинулась к центру кровати. 

— Скажи мне, чего ты хочешь, — он покрывает поцелуями мою шею, спускается к


ложбинке, груди еще не касается, поднимается к ушку, накрывает рот своими
требовательными губами.

— Можешь снять полотенце? — Я знаю, что мои щеки сейчас краснее помидора, но я хочу
его увидеть без этого лишнего предмета!

— Ты можешь сделать это сама, если хочешь, — он спускается губами к моей шее, руки
выставляет по обе стороны от моей головы, я не могу сдержать стона от его действий
с моим ухом, приподнимаю голову и зацепляю руками полотенце у его пояса. Драко
продолжает меня целовать, миг, одно нажатие и я впервые в жизни вижу член вживую. У
Драко он достаточно длинный, с розовой головкой, только на лобке еще заметны
светлые тонкие волосы, но и там их тоже мало. Я вообще заметила, что у него по
всему телу волос мало… Везет же так некоторым: все количество пошло на голову,
брови и ресницы. На головке выступила капелька предсемени. 

— Можно? — я закусываю губу, а взгляда от его члена не отвожу.

— Милая, тебе все можно, не бойся, — он прислоняется лбом к моей макушке. 

Я дотрагиваюсь большим пальцем до головки и размазываю ту каплю, Драко в голос


застонал и сжал простыню ладонями, слышно, как она собралась у него в кулаке. Ему
нравится. Это хорошо. Я решила осмелеть и обхватила член чуть ниже головки всей
рукой. Драко начал что-то говорить, милая, родная, я даже не слышала. Аккуратно,
стараясь не сжимать слишком сильно провела по стволу вниз и вверх. Мой милый уже
опирается не на ладони, а на локти. 

— Сними с меня лифчик, он спереди развязывается, — Драко делает это


незамедлительно. В следующую секунду его губы и язык уже на моем соске. Теперь моя
очередь стонать в голос, я сжала ладонь на его члене чуть сильнее, он с еще большим
рвением вобрал в рот опухший сосок. 

— Милая, это прекрасно.— Он целует мою грудь, периодически щипая соски.

— Тебе приятно, что я так двигаю рукой? Или по-другому нужно?— я ведь, правда, не
знаю, как это нужно делать, чтобы доставить удовольствие…

— Очень приятно, милая. Продолжай, — он выдыхает это мне в губы, потом возвращается
к груди и принимается ласкать соски, опускается языком до пупка. Я решила
приподняться и взять в другую ладонь его яички, он вжался лбом мне в ложбинку между
грудей. Ему так хорошо? — Да, пожалуйста. — я чувствую, что внизу у меня потоп.
Продолжаю ласкать член Драко, — быстрее, пожалуйста, милая, — я подчиняюсь, начинаю
двигать рукой быстрее, не забываю про его яички. — Милая, я сейчас кончу, — да, я
очень хочу это увидеть, еще чуть-чуть приподнимаю голову, чтобыувидеть его член,
когда он будет кончать. — Милая, — он прислонился головой к моему виску, —
Гермиона, — как приятно мое имя звучит его голосом, когда в нем столько хрипотцы, —
даа, — из головки начинает выстреливать сперма, попадает мне на живот, на грудь
даже. Это, наверное, приятно, когда происходит внутри…

— Милая, спасибо. Это было потрясающе, — он целует меня в губы. Ложится рядом,
чтобы не давить на меня своим весом. Девочки жаловались друг другу, что не любят
брать в рот, а тем более, когда им кончают в рот. Интересно, какой Драко на вкус?
Рука сама двигается к животу, куда попала основная часть, пальцы собирают немного
спермы, я подношу их ко рту и со стоном, да, именно со стоном, само так вышло, я
ничего не знаю, сначала провожу языком, пробуя, узнавая: слегка горько, но и
сладко. Достаточно приятно. Поняв это, я всасываю пальцы поглубже, чтобы слизать с
них всю сперму. Меня отвлекает Драко, который с громким стоном уронил голову на
кровать. Ему так понравилось увиденное? Я однозначно не против попробовать минет.
Да, не сегодня, но завтра или в крайнем случае послезавтра, он кончит мне в рот. 

— Драко, ты вкусный. — Говорю это с улыбкой. Он поворачивается ко мне, становится


на локоть, поправляет мне волосы, чтобы не лезли на лицо, а потом самым нежным
голосом говорит:

— Разрешишь мне тебя попробовать? — Он хочет меня… о Мерлин! Об этом девчонки


только мечтали со своими парнями… 

— Я немного смущаюсь, — я прикусила нижнюю губу.

— Но хочешь? Или не готова? — он гладит меня по щеке.

— Хочу, — я чувствую, как краска залила мне щеки.

— Отлично. — Он сел, взял палочку, кинул на мой живот и грудь очищающее, опять
навис надо мной. — Я уверен, что ты сейчас без смущения раздвинешь свои прекрасные
ножки, — мой рот открылся в изумлении от такой фразы, Драко этим воспользовался и
набросился с поцелуем. Он вжимал меня в кровать, спустится губами по шее к груди,
обрисовал языком нижний контур груди, прикусил мои соски, пошел дальше к пупку,
стал покрывать мелкими поцелуями часть между пупком и лобком, и я действительно
раздвинула ноги. Они сами, я тут ни причем. Драко это подзадорило, он подвинул меня
по кровати выше, призвал рукой подушки, — вдруг ты захочешь сесть поудобнее, чтобы
видеть, — о Мерлин! Я сейчас кончу только от этого!Он спустился еще ниже. Стал
вырисовывать языком узоры на внутренней стороне бедер и прикусил ягодицу. Я не
сдерживала стоны. Даже не пыталась. Вот что я пыталась, так это приблизить киску к
его лицу. Он смеялся и говорил, что мне надо научиться терпению. Наконец, вдоволь
меня намучив, он свел мои ноги, чтобы снять трусики. Влажный звук, с которым они
отошли от моей киски, заставил застонать не только меня, но и Драко. Он прижал их к
лицу, сделал глубокий вдох, я почувствовала, как из меня вышла еще порция смазки.
Она прошла по промежности к анусу и ниже. Ммм, что со мной? Такого точно еще не
было…

— Милая, сделай так еще раз, можешь? — он не отнял моих трусиков от лица, просто
смотрел мне прямо туда. Оох, могу ли я сделать так еще раз? Не знаю! Драко развел
пальцами половые губы. Да, я могу.

В этот раз вышло даже сильнее, чем в предыдущий. 


Он с рычанием бросил мои трусики на кровать и уткнулся носом и ртом мне в киску. Он
сразу начал меня жестко вылизывать, я почувствовала, как смазка выделятся из меня и
течет вниз по промежности. Драко с новой силой набросился на меня. Да, я хочу это
видеть! Подушки были вмиг уложены соответствующим образом, и я оказалась в
полусидящем положении. Я дотронулась до затылка Драко, он провел плоским языком от
копчика до лобка. Я не могу выносить эту сладкую пытку! Мои пальцы зарылись в его
волосы, сжали их, я неосознанно прижимала его голову к своей киске. Мне надо
кончить, я очень этого хочу! 

— Драко! Да! Не останавливайся! Умоляю! 

Он ввел в меня палец, пару раз двинул им, причем не внутрь и наружу, а вверх и
вниз, растягивая меня, это было очень приятно.
Через несколько секунд меня сотряс крышесносный оргазм. Я не могла удерживать таз
на кровати, меня трясло, Драко прижал меня другой рукой, положив мне ее поперек
туловища, стенки влагалища в бешеном темпе сжимались вокруг его пальца, а его язык
на клиторе продлевал восторг. Он вытащил из меня палец, еще несколько раз провел
языком по входу и посмотрел на меня, довольно облизнувшись. 

— Может поспишь без одежды, мм? — Драко, для тебя все, что угодно!

— Да, хорошо. Ты тоже?— Да, я хочу иметь возможность прикасаться к его телу без
барьеров в виде ночных рубашек и штанов.

— Хорошо. — Он лег ко мне и расслабился, прикрыв глаза. Но это же я, я и мое


любопытство. Он даже не понял, что произошло, я просто максимально мягко сползла со
своего импровизированного кресла на него и поцеловала. Он удивленно открыл глаза. А
я тоже ничего, тоже сладкая.

— Ты очень вкусная. Я кончил во второй раз, пока вылизывал тебя. — о Мерлин! А ведь
да, он и себя ласкал до того, как второй рукой прижал меня к кровати… Да, Джинни
была права: будем спорить о какой-то строчке из книги, а потом мириться до того
состояния, пока уже не станет плевать на эту строчку…

Драко укрыл нас одеялом, обнял меня за талию, поцеловал в лоб и губы, и через
некоторое время мы заснули.

========== Глава 39. Гермиона делает еще один шаг. Начало конфликта с Уизли.
==========

Я открыла глаза, в комнате было еще относительно темно, видимо, только начало
светать. Рефлекторно потянулась, чем вызвала вздох Драко, улыбнулась воспоминаниям
о прошедшем вечере. Драко прижал меня к себе собственническим жестом, и я поняла,
почему сделанное мною ранее движение заставило его резко вдохнуть. У него был
утренний, вроде так это объясняют, стояк, и я прошлась своей попкой прямо по нему.
Интересно, если я сейчас начну ласкать его рукой, как я это делала вчера, он
проснется? Сколько там времени?
 
5 утра? Ладно. Может дать ему выспаться? 

Нет, я же уже не засну, зная, что он возбужден. 

Не думаю, что он будет против прервать сон ради такого…

Я аккуратно повернулась к нему лицом, это он мне позволил, но как только мои
движения прекратились, он опять меня прижал. Теперь его стояк упирается мне в
живот. Как же теперь отодвинуться от него, чтобы иметь пространство для задуманного
маневра?

Я подождала буквально с минуту, не двигаясь. Носом я утыкалась ему в ямочку между


ключиц. Видимо, мое дыхание его стало щекотать, и он расслабил руки. Ура, да, это
то, что мне нужно!
 
Как можно более осторожно я привстала на локте, Драко перевернулся на спину. Да,
это еще круче. Я села на коленки перед ним, провела рукой от его колена выше по
бедру прямо к члену. Моя ладонь сомкнулась у основания, Драко рвано выдохнул, он
чувствует сквозь сон! Мои движения стали увереннее, большим пальцем я периодически
очерчивала головку, мой милый застонал. Я смотрела на его лицо, чтобы
приблизительно понимать его эмоции. Наконец, Драко открыл глаза, ему потребовалось
несколько секунд, чтобы осознать, что происходит. Когда сон с него окончательно
сошел, он улыбнулся, застонал, оперся на локти и сказал:

— Моя милая решила начать без меня?

— Во-первых, доброе утро! А во-вторых, милую разбудил твой стояк! — ответила я ему
рассмеявшись.

Драко застонал от того, что я стала еще больше внимания уделять яичкам, а я
вспомнила, что вчера решила попробовать его на вкус. С поправкой на прошедшее время
«сегодня или завтра он должен кончить мне в рот», да, моя мысль была сформулирована
именно так. Интересно, Драко не будет сейчас меня останавливать? Будет, он же
всегда хочет быть уверен, что это моё желание, вдруг, если я спрошу, то он
подумает, что я подсознательно желаю, чтобы меня остановили.

Хорошо, что Драко сейчас получает удовольствие и не следит за моими мыслями через
мои глаза, и как он это только делает? Что делать? Может без спроса опуститься и
сделать это?

Да. Я, не отрывая руки от его члена, переместилась так, чтобы голова моя оказалась
поближе к его бедрам, Драко даже не открыл глаза. Это так волнительно. Я
инстинктивно облизала губы, сердце застучало быстрее, секунда и я накрыла головку
губами. Драко даже подскочил на месте, 

— Милая! — я взяла его в рот поглубже, стала водить языком по стволу, Драко сжимал
руками несчастные простыни и стонал в голос.

Да, это та реакция, которую я хотела видеть. Как девушкам может быть противна идея
доставить любимому такое удовольствие? Хотя может Драко дает мне действовать, как я
хочу? Он знает, что я не смогу взять всю его длину сразу, он иногда толкается мне в
рот, но сам же себя останавливает. На вкус он приятный, нет никаких ужасных
ощущений. Хотя может это из-за того, что Драко сам по себе чистоплотный? Да, мне
просто повезло с мужчиной. 

— Милая, я сейчас, — он хотел отстранить мою голову, но я протестующе застонала и


сильнее вобрала его в рот. — Милая! — он упал головой в подушки, застонал, и я
почувствовала, как в небо и заднюю часть горла стала выстреливать сперма. Я даже не
думала сплевывать или что еще там делали девчонки, просто начала глотать. 

Драко затих, я уже скорее успокаивающе поглаживала его член.


Мой милый открыл глаза, в его взгляде читалось непомерное счастье. Не скажу, что я
ждала именно того, чтобы он на меня посмотрел, чтобы сделать то, что сделала, но
так уж получилось: я облизнула губы и сделала глоток, Драко опять застонал и
положил голову на подушку:

— Милая, я тебя люблю. — вот это да…

— Милый, я тоже тебя люблю. — я прилегла к нему под бок.

— Иди ко мне, — он потянул меня на себя и поцеловал. 

— Ты очень вкусный, мой милый. — Драко прижал меня обеими руками к груди. 
Мы заснули еще на некоторое время, снова открыли глаза к девяти утра.

— Встаём? — мне так хотелось остаться в кровати с ним, но действительно нужно было
вставать.

— Встаём, — я чмокнула его в нос и убежала к себе купаться, одеваться и с улыбкой


вспоминать о вчерашнем вечере и сегодняшнем утре. 

Я выбрала на сегодня простой милый наряд: нежный свитер с высоким загибающимся


горлом светло карамельного цвета и в тон к нему, просто чуть-чуть темнее, строгие
классические брюки, которые я подвернула у лодыжек. В обуви я решила остановиться
на симпатичных светлых, почти белых, туфлях на маленьком каблуке. Очень удобно и
мило.

Не скажу, что я совсем обнаглела, но определенно я к этому иду. Почти до столовой я


доехала на спине Драко. Нет, ну а что? Он стоял спиной к дверям моих комнат, я
сначала хотела просто обнять его сзади, но потом подумала, что можно и
похулиганить. Драко не заметил, что я открыла дверь и вышла, благо в коридорах
лежит мягкий ковер, который поглощает шум шагов. Я подошла прямо к нему и
запрыгнула на его спину. В который раз поражаюсь тому, какой Драко сильный, он
сделал шаг вперед и моментально установил нарушенное равновесие.

— Милая! — он рассмеялся и усадил меня поудобнее.

— Я готова, идем, — сказала я, целуя его в макушку.

— Могла уже и не слезать ради двух шагов, Гермиона, — оо, миссис Тонкс видела мою
шалость…

— Меда, не смущай молодых, — Нарцисса старается не засмеяться.


 
— Тетушка, Гермиона только третий день в мэноре, еще все впереди, — Драко ответил
ей улыбнувшись.

— Драко, не боишься, что она потом вообще откажется слезать с твоих рук? — Гарри
сказал это почти светским тоном, но под конец не выдержал и рассмеялся, Джинни тоже
подхватила его настроение.

— Я мечтаю об этом, — Драко взял мою руку и поцеловал тыльную сторону ладони.

— Да, завидуйте мне молча, — я состроила невинную мордашку и потянулась за


круассаном.

— Драко, ты же понимаешь, как тебя возненавидят все парни в Хогвартсе? Это я сейчас
о тех, у кого есть девушки, им же съедят мозги чайной ложечкой фразами "а воот
Гермиоонее" "а вот у Гермиооны" — Блейз заржал.

— Кто им будет виноват? Я понимаю, что девушек, желающих счастья в личной жизни,
много, но, к их невезению, Драко Малфой один, и у него уже есть я. Им придется
мириться с тем, что осталось. — я договорила это и уже взяла второй круассанчик.

— Драко, где Гермиона Грейнджер? Что ты с ней сделал? — Джинни уставилась на него в
немом восхищении.

— Это и есть Гермиона пока еще Грейнджер. Могу заверить, что я ничего с ней не
делал. — Драко смотрел на меня с озорным блеском в глазах. Стоп, пока еще
Грейнджер? А мне нравится этот намек…
— Драко, в мэнор на чай сегодня зайдут Леди Гринграсс, Паркинсон и их дочери, чтобы
выразить мне пожелания скорейшего выздоровления. Леди хотят пообщаться со мной, а
вот их дочери с тобой. — я даже не поменялась в лице.

— Милая, ты составишь мне компанию? — он весело мне подмигнул.

— Конечно. Я даже обещаю им ничего не делать, если они сами не нарвутся. 

— Гермиона, они нарвутся. Леди Малфой сейчас тактично намекнула тебе следить за
тем, ч