Вы находитесь на странице: 1из 197

ДАНИИЛ КОЦЮБИНСКИЙ

НОВЕЙШАЯ
ИСТОРИЯ
ОДНОГО ГОРОДА
Очерни политической истории Санкт-Петербурга
1
н аниил Коцюбинский

НОВЕЙШАЯ
ИСТОРИЯ
одного
ГОРОДА
Очерки политической истории
Санкт-Петербурга.
19X9-2000

ЛИМБУС ПРЕСС
Санкт-Петербург • Моек:
2004
Издание выпущено при поддержке Комитета по печати и связям
с общественностей) администрации Санкт-Петербурга

Даниил Коцюбинский
Новейшая история одного города. Очерки политической истории
Санкт-Петербурга. 1989-2000. - СПб.: О О О «Издательство «Лимбус Пресс»,
2004. - 200 с.

«Новейшая история одного города» - литературная версия телевизионного


цикла, посвященного социально-политической истории Санкт-Петербурга 1989-
2000 годов.
Фактологической основой текста явились материалы газетно-журнальной
публицистики, а также личные свидетельства героев описываемых событий.
Работа представляет собой попытку найти ответ на вопрос о причинах,
которые не только не позволили Санкт-Петербургу в указанный период -
несмотря на кажущуюся возможность - превратиться в устойчиво развиваю­
щийся севериосвропейский мегаполис, но фактически лишили его шансов на
более или менее свободное и достойное существование.

ISBN 5-8370-0092-5 © л. Коцюбинский /О О О «Издательство


«Лимбус Пресс», 2004
© А. Веселов, оформление / О О О «Издательство
«Лимбус Пресс», 2004
© Оригинал-макет / О О О «Издательство
«Лимбус Пресс», 2004
ому-то может показаться, что новейшая исто­
рия Санкт-Петербурга еще толком не началась
и «ждет своего часа». В действительности это не
так. История чудесного превращения великого
города с областной судьбой в губернский центр
с судьбой заштатного поселения вполне состоя­
лась.
По горячим следам событий на телеканале «Пе­
тербург» был снят и в течение 2000-2001 гг.
показан 13-серийный документальный фильм
«История одного города».
Название этого сериала не случайно перекли­
калось с заглавием известной щедринской сати­
ры. Десять с лишним лет назад, на рубеже 90-х,
ленинградцы-петербуржцы - так же как и все
остальные жители огромной Страны Советов -
получили наконец долгожданную свободу. Сво­
боду говорить вслух то, что думаешь, свободу
заниматься чем хочешь, и свободу голосовать
за тех, кому доверяешь... Но прошло совсем
немного времени, и стало ясно, что распоряди­
лись этой свободой вольные граждане вольного
города немногим лучше сказочных головотя-
5
пов, сам ооп ределен и е которы х, как известно,
заклю чалось в м н о го л етн ем круж ении по о д н о ­
м у и т о м у ж е т о п к о м у болоту.
Едва ли не еди н ствен н ы м по-н астоящ ем у м ас­
ш т а б н ы м и зм е н е н и е м в ж и зн и го р о д а стало
во звр ащ ен и е ему и сторического и м ен и С анкт-
П етербург.
Н а всем остальном - начиная с того, что город­
ское начальство находится по-прежнему в С м оль­
н о м , и кончая по-прежнему недостроенной дам ­
бой и нерасселенными ком м уналкам и - лежит
какая-то фатальная печать застылости и уныния.
Л етописны й отсчет ведется с 1989 года. И м е н ­
н о в э т о м году, в п реддвери и первы х после
сем идесяти с л и ш н и м лет свободны х вы боров,
в городе, некогда б ы в ш ем о д н и м из ц ентров
м и р о в о й политической ж и зн и , началось по-на­
с то я щ ем у гласное, ф актически бесц ен зурн ое о б ­
суждение важ нейш их общ ественно-политических
проблем . И м е н н о в э т о м году стало в о б щ и х
чертах ясн о, что из себя представляю т петер­
б урж ц ы - в ту п о р у ещ е л ен ин градц ы , - и чего
от них следует ж дать в будущ ем.
Н асто я щ ая книга представляет собой д оп ол ­
н ен н ы й и п ереработан н ы й вари ан т текста, п о ­
служ ивш его содерж ательной о сн о в о й ф и льм а.
А втор вы раж ает благодарн ость всем тем , без
ко го создание телеви зи он н ого цикла бы ло бы
н е в о з м о ж н ы м : гл а в н о м у р е д а к т о р у п р о е к т а
Н ад еж де М ад зал ев ск о й , р е ж и с с е р а м М а р и н е
О гн ев о й и А нне Богуславской, редактору А рте­
м и ю С м и р н о в у и оп ератору Д м и т р и ю П ащ ен ­
ко. О собая благодарность Ю ли и К о ц ю б и н ск о й ,
п о д го то ви вш ей текст к печати.
1989

В 1989 году Советский Союз еще жил в условиях твердых


цен и «деревянных» рублей, которые мож но было обменять
на доллары лишь на черном рынке, рискуя при этом уго­
дить в тюрьму, а то и под расстрел, по обвинению в «валют­
ных спекуляциях».
Первые ростки рыночных отношений, впрочем, уже про­
бивались из-под спуда плановой экономики. Шла хозрасчет­
ная реформа, зарплата в ряде отраслей экономики стреми­
тельно росла. Однако страна еще не начала тонуть в бумаж­
но-денежных волнах, бьющихся о голые прилавки государ­
ственных магазинов.
Водка в тот год, как и прежде, стоила 4.42, но купить ее
м ож но было лишь с 14:00 - в СССР шла плановая борьба с
народным пьянством.
В 1989 году в Ленинграде появилось первое совместное
предприятие - советско-германский «Ленвест». Талоны на
ленвестовскую обувь распределялись по предприятиям и ра­
зыгрывались среди сотрудников. Возле фирменны х магази­
нов «Ленвеста» выстраивались многочасовые очереди.
Тем не менее, говорить о «весне рыночных реформ» при­
менительно к Ленинграду было явно преждевременно. Го­
товность горожан к рынку нагляднее всего проявилась в
ходе стихийно развернувшейся среди них дискуссии о ко­
оперативах. В доме № 190 по Московскому проспекту, не­
подалеку от станции метро «Парк Победы», располагалось
некогда первое в наш ем городе кооперативное кафе «Вик­
тория». В него ходили, как на экскурсию. Удивляло все:

7
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

светильники и салфетки на столиках, пирожные с загадоч­


ными наименованиями, завораживало неведомое доселе сло­
восочетание «хозяева предприятия».
Отношение к кооперативам было противоречивым. С
одной стороны, людей, измученных скудным казенным ас­
сортиментом и бесконечным дефицитом, радовало появле­
ние новых товаров. Даже песни сочиняли: «Что это за шар­
фик? Как же он красив! Кто все это сделал? Ко-о-пе-ра-тив!»
С другой стороны, кооператоров активно и довольно друж­
но шельмовали за так называемое вздутие цен. Иными сло­
вами, за попытки установить свободное ценообразование.
Тележурналист Александр Невзоров, в тот год переживший,
пожалуй, пик популярности, в одном из выпусков програм­
мы «600 секунд» с пристрастием допрашивал некоего ко­
оператора, не стыдно ли ему продавать чай по цене выше
государственной. Ошеломленный чаеторговец был вынуж­
ден признать, что стыдно...
Но, как ни захватывали воображе­
ние горожан хозяйственно-бытовые
сюжеты, главным, что приковывало
тогда всеобщее внимание, была, без
сомнения, политика.
На 1989 год пришлись два самых
важных события перестройки.
Во внешней политике таким собы­
тием стал вывод советских войск из Афганистана. На этой
последней советской колониальной войне, согласно офици­
альным данным, погибло 132 ленинградца, 140 навсегда
остались инвалидами.
Во внутренней жизни, бесспор­
но, самым важным и самым по­
пулярным среди прочих событий
явился I Съезд народных депута­
тов СССР, закон о созыве которо­
го был издан 4 декабря 1988 года.
Подготовка к съезду и связан­
ный с ней резкий взлет всеобщей
8
Очерки политической истории Синкт-Петербур/а. 1989-2000

политизации на короткое время сделали Ленинград настоя­


щей идейно-политической столицей страны.
В городе работало 220 политических клубов, чуть ли не
каждую неделю сообщалось о появлении новой обществен­
но-политической организации.
Пользуясь тем, что подготовка к I Съезду народных депу­
татов резко расширила пространство политической дискус­
сии, ленинградские СМИ - первыми в стране - сумели пре­
одолеть кордоны партийно-советской цензуры.
Слава о бесцензурных ленинградских телепередачах «Пя­
тое колесо» и «600 секунд» гремела в ту пору по всему
Союзу.
Сегодня в это уже трудно поверить, но тогда с телевидени­
ем более чем успешно конкурировали печатные СМИ. Так,
газета «Смена» смогла в эпоху перестройки сделать себе
всесоюзное имя благодаря тому, что первой осмелилась начать
свободное освещение выборов народных дспугатов, а также
работы самого съезда.
ВИКТОР ю ги н
1989 год - главный редактор газеты «Смена».
2000 год - начальник управления общественных связей Законодательного
собрания Санкт-Петербурга (ЗакСа).

- «Смена» стала в то время такой газетой благо­


даря тому., что, во-первых; собрался нормальный кол­
лектив - это первое, а второе -условия нашей обще­
ственно-политической жизни сами по себе привели к
тому, чтобы за что-то светлое бороться.
Другое дело, что обком партии - в частности, сек­
ретарь обкома по идеологии Александр Дегтярев -
пытался каким-то образом нас контролировать.
Я помню, когда мы первый раз покритиковали ген­
сека М. С. Горбачева. Мы были первой газетой, ко­
торая на это решилась. Мы покритиковали Горба­
чева за то, что он прерывал, оборвал просто по-хам­
ски, па одном из президиумов президента Армянс­
кой Академии наук. И мы «протянули» генсека за
такое хамское отношение. Дегтярев пригласил
9
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОД Н ОГ О Г О Р О Д А

меня на. следующий день и сказал: «Вот с этого дня


в Политбюро первая газета, которую начинают чи­
тать утром, - это «Смена», имей в виду!»
Избирательная кампания 1989
года сразу выявила как сильные, так
и слабые стороны городской поли­
тики.
С одной стороны, подавляющее
большинство как самих горожан,
так и их политических вождей было
настроено на борьбу с властным мо­
нополизмом КПСС и на радикаль­
ные демократические реформы. Однако, с другой стороны,
конкретных ответов на вопросы: «Зачем ленинградцам нуж­
на свобода?», «Что они с ней будут делать?» никто давать не
хотел. Само собой разумеющимся считалось, что достаточ­
но просто снять имя Жданова с ЛГУ и выселить райком
партии из дворца Белосельских-Белозерских, - а дальше
«жизнь сама все расставит на свои места».
В Ленинграде в противовес компартии так и не сложилось
прочного, а главное, массового, политического объединения.
На смену коммунистической идеологии и традиционным
советско-бюрократическим представлениям о приоритетах го­
родского развития не было предложено ничего такого, что
было бы по-настоящему цельным и продуманным и что
смогло бы захватить общественное воображение.
СЕРГЕЙ БАЛУЕВ
1989 год - заведующий отделом политики газеты «Смена».
2000 год - шеф-редактор газеты «Ваш тайный советник».

- Какой-то цельной идеологииу прогрессивных депу­


татов, или кандидатов, тогда не было. О городе ни­
кто не думал. Все думали глобально - о стране в це­
лом. Каждый мыслил себя политиком всесоюзного
уровня, при этом городские проблемвгуходили на вто­
рой план. Вот, например, в то время Met брали ин­
тервьюу Анатолия Александровича Собчака, вскоре
10
Очерки политической истории Сии к т-Петербуры. 1989-2000

после того, как онуже стал депутатом. Журналист


у него спрашивает: «Bet ощущаете себя лидером, Ана­
толий Александрович?» Собчак говорил: «Нет, я не
чувствую себя лидером, никаких политических амби­
ций у меня нет». «Кто же тогда может быть мэ­
ром города?» - допытывается журналист. «Ну, это
должен бете молодой новый человек, например; Бол­
дырев или Щелканов, а лучше всего, лая «л/ станет
Алексей Алексеевич Большаков», - который тогда был
зампредом горисполкома.
О чем это говорит? Это говорит о том, что тог­
да Собчаку которого, конечно, были амбиции, ду­
мал не о Петербурге, или не о Ленинграде (это было
слишком немасштабно), а думал исключительно о
судьбах Союза.

Неспособность взглянуть на проблемы города отдельно от


проблем страны в целом и понять, что далеко не все местные
вопросы можно и нужно решать «в глобальном масштабе», -
то есть, попросту говоря, через Москву, - была характерна,
разумеется, не для одного Анатолия Собчака.
Еще одной особенностью ленинградских политиков оп­
позиционного толка являлось отсутствие понимания, а глав­
ное, глубокого интереса к экономической стороне начатых
преобразований, в том числе к проблеме хозяйственной
жизни города в условиях грядущей политической свободы.

АЛЕКСЕЙ КОВАЛЕВ
1989 год - руководитель «Группы спасения памятников культуры
Ленинграда», кандидат в народные депутаты СССР.
2000 год - депутат ЗакСа.

- Я в ту пору входил в группу анархо-синдикалис­


тов. Я и по сей день считаю себя приверженцем со­
циалистических, а не буржуазных взглядов.
•1 Прежде всего, у меня была мысль, что без того, что­
бы создать условия для появления гражданского обще­
ства, невозможны вообще никакие дальнейшие демо­
кратические преобразования. Насчет социально-эконо-
11
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО РОД А

мических преобразований тогда шл и дискуссии различ­


ные. Я не м огу сказать,, чтобыу меня были сформиро­
вавшиеся взглядot на эту тему. Я не пошел в Народный
фронт, потому что там господствовала либерально-
буржуазная идеология. Там говорили, что нужно со­
здать какое-то количество богатых людей которые
вытянут всю Россию за счет обнищания всей страны.
Я совершенно не желал принимать участие в не­
обдуманных реформах, в том, чтоб ввергать стра­
ну сразу в какую-то катавасию с перестройкой от-
пошсний собственности, например.
Я считаю, что никто не имел права в тот мо­
мент говорить о какой-то целостной программе.
Как сказал Галич, бойтесь того,, кто знает, «как
надо». Целостная программа, извините меня, это
фуфло! Вот если бы мы шли по пути, который пред­
полагал Горбачев!.. У меня, к слову, было такое
представление, что еще долго мы будем жить с той
же коммунистической партией, постепенно переда­
ющей свои функции другим общественным и госу­
дарственным структурам. Я не представлял себе,
при условии крушения полного всего государственно­
го устройства СССР, что на его место встанет...
АЛЕКСЕЙ ЛЕВАШЕВ
1989 год - народный депутат СССР.
2000 год - свободный публицист,

- Не хватало ш ум а , ни зрелости, ни времени. Не


было понимания. Я про себя говорю лично, про свою
позицию. Не бегло понимания, что мы вступаем в
борьбу с коммунизмом как с образом жизни и спо­
собом существования огромного количества людей.
И что в этой борьбе; на этом пути, разумеется,
частные и, может быть, очень полезные и очень
нужные предложения, очень правильные политичес­
кие позиции - по отдельности не работают.
В 1989 году мы перспективы развития не видели.
Далекой перспективы развития мы не видели. Я лич-
12
Очерки политической истории Санкт-Пмер(гур/а. 1989-2000

но не видел, кто за три года рухнет власть КПСС. Я


не видел, что Россия погрузится в такое состояние, в
котором она оказалась при президенте Ельцине.

ЮРИЙ БОЛДЫРЕВ
1989 год - народный депутат СССР.
2000 год - заместитель председателя Счетной палаты РФ.

- Я никогда не ставил целью какого бы то ни бегло


отделения Петербурга, а тогда Ленинграда, от всей
страны или создания каких-нибудь механизмов от­
дельного благополучия для Ленинграда и Петербурга
отдельно от всей страны.
Все ключевые проблемы, я считал и считаю сейчас,
в Петербурге - это проблемы РФ в целомтогда -
Советского Союза.
Самый главный вопрос - это вопрос о том, идти
ли по пути цивилизации, то есть общества, кото­
рому подконтрольна власть, или по пути евроази­
атско-феодальному, по которому мы шли до сих пор,
когда власть есть основа основ; она дает больше или
меньше свободы, права и так далее гражданам. Вот
это самый главный вопрос. В этом смысле социал-
демократическая Норвегия очень мало чем отлича­
ется от либеральных США. Обе эти страны - дос­
таточно цивилизованные. В этом смысле от т а
мы бесконечно отстаем. Так вот по этому главно­
му вопросу как раз тогда в программе моей все клю­
чевые вещи были заложеггы.

СЕРГЕЙ ЦЫПЛЯЕВ
1989 год - народный депутат СССР, член Верховного Совета СССР .
2000 год - президент фонда «Республика».

- Мы прекрасно сознавали, в чем заключаются ин­


тересы Петербурга, которые отстаиваются на об
щероссийском уровне. Не в том, чтобы раздергивать
бюджет на части, а в том, чтобы отдать городу
собствптый бюджет, чтобы он сам определял, что­
бы не ходил просить, чтобу него было свое.
13
НОВЕЙШАЯ история одного город а

В тот момент страна являлась колоссальной


жесткой конструкцией. Bet можете что угодно го­
ворить о городе; но город должен иметь право при­
нимать самостоятельное решение. Итоги нашей де­
ятельности заключаются в том, что в городе есть
выборные власти. Когда мы выбираем руководите­
лей в городе сами. Когда нам не присылают сюда
наместников.
У нас есть собственное законодательство в городе
- такого не было никогда! Как мы умеем им пользо­
ваться - это уже второй вопрос...
Большинство людей интеллектуально образован­
ных; имеющих достаточно понимания и знания.,
все-таки в значительной степени вращалось в дос­
таточноузком образованном обществе. И мало кто
мог представить тот запас криминального поведе­
ния, запас именно такого вот подхода к жизни,
который есть в стране...
СЕРГЕЙ АНДРЕЕВ
1989 год - заместитель генерального директора НПО «ИНСЕТ», кандидат
в народные депутаты СССР.
2000 год - депутат ЗакСа.

- У нас было представление, что стоит нам взять


власть, все будет хорошо. С экономикой поэтому
никто не считался. Вот взяли власть, не продума­
ли следующий ход, и все пошло вал иться из рук. Это
ошибка. Это ошибка стратегическая...
Была предложена идея создания Народного фрон­
та. Мы думали о том, чтобы сломать хребет это­
му аппарату и вырастить новый управленческий
класс.\ нанятый обществом. Именно эта идея и на­
шла самый большой отклик. В принципе, это была
настолько большая эйфория и настолько сильная ре­
акция и желание сломать систему, что, к сожале­
нию, мы тогда не задумывались о последствиях.
Мы считали так: вот есть технари, они отвеча­
ют за работу городского транспорта, за дамбу, за
14
Очерки политической истории Санкт-ПстерОурш. 1989-2000

строителбство домов и так далее. Это идет своим


ходом. Управляют ими всеми политики, коммуни­
сты. Они мертво держат всю общественную жизнь
в своих руках. Это нужно у них из рук отнять. Вот
был тезис. К сожалению, этот тезис не превращал­
ся в конструктивную работу по городским пробле­
мам. Это было просто желание отнять власть.
Несмотря на отсутствие идейного и организационного един­
ства в рядах противников КПСС, ленинградцы оказали им
на выборах единодушную поддержку, «прокатив» всех «офи­
циальных коммунистов», особо даже не прислушиваясь к
тому, что именно говорил каждый из них.
Истинным героем ленинградских выборов 1989 года стал
следователь генпрокуратуры по особо важным делам Нико­
лай Вениаминович Иванов, баллотировавшийся по общего­
родскому избирательному округу и получивший в итоге
61,01% голосов.

Н И К О Л А Й И В А Н О В , делегат I Съезда
народных депутатов СССР: «Когда я сажусь
в поезд ленинградский и начинаем
отъезжать от Москвы - у меня сразу
поднимается настроение. И наоборот,
когда я туда еду - настроение, его
амплитуда, начинает падать».

Результат этот выглядел тем более впечатляющим, что со­


перниками иногороднего кандидата Иванова, к тому же
слывшего сторонником жестких репрессивных мер, высту­
пили сразу несколько известных в городе людей с демокра­
тической репутацией - Марина Салье, Сергей Андреев и
Бэлла Куркова. Ленинградцы однозначно предпочли «сво­
им» демократам «чужого» сторонника «твердой руки» толь­
ко потому, что он пообещал разоблачить коррупцию в выс­
ших эшелонах партийного руководства.
15
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

ЛЕОНИД КЕСЕЛЬМАН
1989-2000 годы - руководитель Центра изучения и прогнозирования
социальных процессов.

- То, что мы имели в конце 80-х-начале 90-х мощ­


ном! всплеск демократического движения, мне кажет­
ся мифом, который был рожден эмоциональным всплес­
ком того времени. Да, конечно, общее направление дви­
жения от коммунистического тоталитаризма к но­
вой модели общества, безусловно, было. Но то, что у
нас было тогда демократическое общество, состоящее
из людей, осознавших своюответственность за собствен­
ную судьбу? Не было у нас такого! Это был, скорее,
бунт, но тогда он имел, так сказать, приятный для
нас имидж «демократического движения».
Чем отличается бессмысленный демократический бунт от на­
стоящей демократической революции? Проще всего это по­
нять, если сравнить ленинградский путь к свободе с прибал­
тийским. Между ленинградцами и прибалтами оказалось дале­
ко не так много общего, как можно было подумать поначалу.
В том самом 1989 году Эстония приняла решение о пере­
ходе на региональный хозрасчет и попросила в этой связи
ограничить на своей территории действие Конституции
СССР. Прибалты ясно давали понять, что главной целью
видят максимальное обособление от советской империи и
скорейшую интеграцию в Европу.
Пробуждение регионального самосознания в Ленинграде
протекало совершенно иначе. В то время, как его соседи по
балтийскому побережью напряженно грезили о конце «со­
ветской оккупации», город над вольной Невой мучительно
преодолевал синдром страшного «ленинградского дела»,
пытаясь нащупать опору для воскрешения своей потаенной
столичной гордыни, попиравшейся на протяжении всех
советских десятилетий.
При активной поддержке горожан был возрожден Музей
обороны Ленинграда, разгромленный в период кампании
по борьбе с «попковщиной» (этот пропагандистский ярлык
был придуман организаторами “ленинградского дела”, од­
16
Очерки колитической истории Санкт-ПетерОур/а. 1989-2000

ной из жертв которого стал первый секретарь Ленинград­


ского обкома и горкома партии П. С. Попков).
Исполком Ленсовета объявил открытый конкурс на созда­
ние проекта герба города.
На страницах газет шла бурная дискуссия на тему о том,
каким быть Ленинграду в XXI веке.
В Московском парке Победы был заложен памятник жер­
твам блокады, сожженным в печах стоявшего здесь кирпич­
ного завода.
Впервые за 131 год подверглись капитальному ремонту
куранты Петропавловского собора.
Двадцатью двумя известными городскими организациями
- в том числе ленинградской писательской организацией,
Русским музеем, производственным объединением «Рубин»
и другими - был учрежден «Фонд возрождения Ленинграда».
Делегат I Съезда народных депутатов Андрей
Петров приветствовал идею превращения Ленин­
града в столицу Российской Федерации.

Андрей Петров
Любопытно, что в первых рядах борцов за
идеалы городского патриотизма шли тогда не
только радикальные демократы, но и вполне
традиционные бюрократы.
Уже упоминавшийся первый заместитель
председателя Ленгорисполкома Алексей Боль­
шаков, например, выступал за предоставление
Алексей Большаков

городу права полноценно пользоваться всеми


местными ресурсами, за передачу всей полно­
ты политической власти и рычагов экономи­
ческого управления местным советам, а также
за перевод города и региона на полное само­
финансирование.
В свою очередь, председатель Ленгорисполкома Владимир
Ходырев требовал предоставления Ленинграду республикан­
ского статуса, а видный комсомольский функционер Алек­
сандр Потехин через открытые письма в прессе вел борьбу
с «беспощадно эксплуатирующими наш город союзными
ведомствами».
2 Зак 606 17
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

АЛЕКСАНДР ПОТЕХИН
1959 год - заведую щ ий отделом до суга и воспитательной работы
Ленинградского обкома ВЛКСМ.
2000 год - вице-губернатор Санкт-Петербурга, председатель Комитета
по печати и соязям с общественностью администрации Санкт-
Петербурга, председатель совета директоров ОАО «ГРК
«Петербург».

- Речь шла о том, что фактически нормативы


развития городу навешивали и навязывали союзные
ведомства. Совету не оставалось - в этом составе, в
котором он тогда существовал, - ничего другого, как
подчиняться этому напору. А мы, понимая, что
это попытка в значительной степени безуспешна, с
точки зрения реального исполнения, хотели раска­
чать сознание ленинградцев и говорили о том, что
городу необходим собственный план.
Идея определенной самости, отдельности Ленин­
града, сейчас Петербурга, в исторической судьбе Рос­
сии, для нас оказалась немножко преходящей. Мы
тогда не сконцентрировались на ней, не стали все
эупо доводить до ума, до конца, биться за это. Рос­
сия однозначно воспринималась как соборное, некое
коллективистское единое целое, и подавляющему боль­
шинству в голову не приходила вещь, которую дав­
ным-давно в тот момент обсуждала вся Европа.
Что будущая Европа - это Европа регионов. Что
размываются границы государств., а это сейчас про­
4
исходит. Ведь что такое информационное общество?
Это общество, в котором информация начинает
циркулировать вне государственных образований Раз­
мываются границы государств, зато усиливаются
регионы. Государства в целом ослабляют свои функ­
ции, а регион дополнительно приобретает права и
обязанггости.
Хотя я могу сказать, что я вот все это сейчас
говорю как бы «с холодным, носом», рационально, а
на самом деле - эмоционально и душевно, я по-пре­
жнему человек который живет в Советском Со­
юзе...
1990 год стал, для ленинградцев своего рода контрастным
душем, в котором горячие струи политических надежд сме­
нялись ледяными потоками нараставших хозяйственных труд­
ностей.
Главной проблемой, с которой горожане столкнулись в
тот год, стала проблема голых прилавков.
Не в силах ликвидировать тоталь­
ный дефицит на потребительском
рынке, городские власти с 1 февра­
карточки покупателя
Образец визитной

ля ввели «визитные карточки поку­


пателя», или попросту «визитки»,
предоставлявшие ленинградцам и
жителям области право на приоб­
ретение восемнадцати видов това­
ров, начиная с мяса и сигарет и кончая пудрой и мебелью.
Спустя несколько месяцев появились карточки, или, как
их тогда называли, талоны. Месячные нормы на одного
ленинградца были следующими:
- сахар - 2,0 кг;
- мясо и мясные полуфабрикаты - 1,2 кг;
- колбаса и макароны - по 1,0 кг;
- мясо птицы, масло животное и мука - по 0,5 кг;
- яйца - 10 шт.;
- масло растительное - 300 г;
- водка - 1,0 л;
- вино - 1,4 л;
- сигареты - 7 пачек.
19
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО РО Д А

Другой важнейшей проблемой горожане, отвечая на воп­


росы социологов, называли жилищную. Почти миллион
ленинградцев ожидали улучшения своих жилищных усло­
вий. Исполкомовские чиновники, ссылаясь на модную в
тот год программу Григория Явлинского «500 дней», обе­
щали расселить ленинградские коммуналки в течение двух
лет.
В 1990 году невиданными доселе темпами стали расти
цены. За бутылку водки на черном рынке платили 30 руб­
лей. Вход в метрополитен подскочил с 5 копеек до 15.
Из-за того, что закупочные цены резко выросли, а рознич­
ные оставались на прежнем уровне, с особой силой инфля­
ция ударила по городскому бюджету, увеличив его дефицит
к следующему, 1991-му, году в пятьдесят раз. Ситуация усу­
гублялась тем, что, как сейчас, при свободном рынке, так и
тогда, при плановой экономике, львиная доля доходов го­
рода уходила в Москву. В 1990 году из заработанных Ле­
нинградом 11 миллиардов рублей ему возвратили назад все­
го 2 миллиарда, то есть менее 20°/о.
В том же 90-м году социологи попросили горожан отве­
тить на вопрос: «Как переход к рынку отразится на вашем
благосостоянии в ближайшие 2-3 года?» Почти 70% респон­
дентов выразили уверенность в том, что их благосостояние
снизится, и только 6% - что повысится. Стоически готовясь
к худшему, ленинградцы продолжали не менее стоически
надеяться на лучшее.
На весну 90-го пришлись, пожалуй, самые шумные, самые
революционно-романтические и самые свободные городские

20
Очерки политической истории Санкт-Пстероуреа. 1989-2000

выборы перестроечной поры. В один и тот же весенний


день - 4 марта - выбирали депутатов Верховного Совета
РСФСР и Ленсовета. Как и год назад, ленинградцы практи­
чески единодушно проголосовали за демократов. В 1990
году представителем Ленинграда в российском парламенте
стала Галина Старовойтова - самая яркая женщина-политик
не только города, но и страны за истекшее десятилетие.
?

Г А Л И Н А СТАРО ВО Й ТО ВА, народный
депутат РСФСР, член Верховного Совета
РСФСР: «Крошечная группа парламентской
оппозиции - члены межрегиональной группы
- оппозиции, основанной Сахаровым, ведет
там тяжелейшую борьбу - это депутаты
Рябченко, Рыжов, Кольцов, Собчак».

В Верховном Совете ленинградская делегация, в большин­


стве состоявшая из демократов, однако, сразу же потонула
в консервативно настроенной депутатской массе.
На уровне города сложилась совершенно иная ситуация.
Из 400 вновь избранных депутатов Ленсовета 240 оказа­
лись сторонниками объединения «Демвыборы-90», актив­
ную роль в создании которого сыграл Ленинградский на­
родный фронт - самая мощная оппозиционная организа­
ция города.
ПЕТР ФИЛИППОВ
1990 год - народный депутат РСФСР, депутат Ленсовета.
2000 год - президент Фонда информационной поддержки социально-
экономических реформ, главный редактор справочника
«Социально-экономические реформы в России».

- Ленсовет - это прегсрасная юность нашей де­


мократии. Он состоял в огромном большинстве из
людей достаточно активных, самостоятельных,
имеющих собственную точку зрения. Иногда даже
две - по одной проблеме...
21
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

Деятельность обновленного Ленсовета приковала к себе


внимание огромного большинства горожан. 48% ленин­
градцев не пропускали ни одной прямой трансляции его
заседаний, а 45% выражали уверенность в том» что, благода­
ря его деятельности, жизнь города непременно улучшится.
Однако практически сразу же выяснилось, что не только
четкой программы действий, но даже просго конкретных
решений по конкретным проблемам, стоящим перед горо­
дом, вновь избранные депутаты во многих случаях предло­
жить не в состоянии.
Отсутствие ясного представления о перспективах и при­
оритетах городского развития дополнялось неспособностью
депутатов к элементарной парламентской самоорганизации.
Неуважение к регламенту, неспособность прийти к консен­
сусу по важнейшим вопросам, пренебрежение законными
правами меньшинства, стремление к захватному расшире­
нию своих полномочий - все это проявилось уже в ходе
первых заседаний демократического Ленсовета.
Поначалу казалось, что главная причина неурядиц кроется
в отсутствии подходящей кандидатуры на пост председате­
ля. На какой-то миг депутатам почудилось, что спасти поло­
жение может признанный демократический златоуст, народ­
ный депутат СССР Анатолий Собчак, в тот момент, соглас­
но опросам, самый популярный политик не только города,
но и страны.

А Н А Т О Л И И С О Б Ч А К , член Верховного
Совета СССР: «В общем движении к
лучшему будущему человечества, к
утверждению человека как высшей
ценности - высшей духовной, высшей
нравственной и высшей материальной
ценности на нашей земле!»

22
Очерки политической истории Самкт-Петербур/а. 1989-2000

ПЕТР Ф И Л И П П О В
- Я предложил Собчаку избираться народным депутатом Лен­
совета. Я ею уговаривал. В конце концов он дал согласие. Я лично
финансировал избирательную кампанию Собчака, потому что
я двадцать лет до этого был предпринимателем на сельскохозяй­
ственной пиве, и у меня были деньги. А активисты Народного
фронта ногами и рууками голосовали за Собчака. И через гиблый
округ, где было много общежитий и где было практически невоз­
можно собрате больше 50% голосов, активисты Ленинградского
народного фронта провели Собчака, как нож в масло».
В изданной незадолго до смерти книге политических мему­
аров «Из Ленинграда в Петербург: путешествие во времени и
пространстве» Анатолий Собчак так объясняет причины сво­
его конфликта с коллегами по депутатскому корпусу: «С пер­
вого же дня руководства Ленсоветом я попытался сделать его
работу более результативной... но неожиданно натолкнулся на
жесткую оппозицию со стороны группы депутатов, отличав­
шихся повышенной активностью... Еще вчера голосовавшие
за мое избрание председателем Совета, они буквально в пер­
вый же день, когда я занял место председательствующего...
устроили настоящую обструкцию, заявив более пятидесяти
протестов по порядку ведения и процедурным вопросам».

ПЕТР Ф И Л И П П О В
- У Собчака, к сожалению, был весьма авторитарный стиле
руководства. Он очень своеобразно понимал и принцип разделе­
ния властей, и свои функции. Он оупказывался от того, чтобы
66ime просто спикером Ленсовета, он хотел быть главой города...
И вновь - отрывок из воспоминаний Анатолия Собчака:
«Приступая к новым обязанностям, я предполагал, что в
основном буду выполнять функции спикера городского
Совета, но вскоре обнаружил, что ко мне все чаще обраща­
ются за решением различных... вопросов городской жиз­
ни... Я никому не отказывал и старался по каждому обра­
щению принять конкретное решение. В результате посте­
пенно и незаметно для меня произошло фактическое рас-
23
н о в е й ш а я и с т о р и я одного го ро д а

ширение круга моих обязанностей далеко за пределы функ­


ции спикера городского Совета. Произошло это само со­
бой и в немалой степени потому, что назначенный Ленсове­
том новый председатель Исполкома А. Щелканов фактичес­
ки устранился от принятия каких-либо конкретных реше­
ний и при всех обращениях к нему направлял в ту или
иную депутатскую комиссию или комитет, где решение
любого вопроса застревало на длительное время».
АЛЕКСАНДР ЩЕЛКАНОВ
1990 год - народный депутат СССР, председатель Лен горисполкома.
2000 год - депутат ЗакСа.

- Я скажу мягко: мне кажется, что Анатолий Алек­


сандрович лукавит., когда говорит о том, что был вы­
нужден постепенно принимать обязанности главы
исполнительной власти. Мне представляется, это
было очень серьезным стратегическим ходом. Форми­
рование исполкома сознательно затягивалось, в итоге
чего создавалась видимость его неработоспособности и
одновременно видимость важности председателя Со­
вета: «Они не сформированы! Этот комитет не
имеет права на подпись/» А ведь надо помнить, что
исполком был подчиненной структурой Ленсовета, в
отличие от ныне существующей городской админист­
рации, вполне независимой от ЗакСа Выходило, что
начальник, способный принимать решения, в городе
один - председатель Совета. И это происходило, по­
вторяю, потому, что исполкому не давалось форми­
роваться в том направлении, в котором я и люди,
которые были мне сверхпреданы, считали необходи­
мым. А то, что исполком якобы не работал, то это,
простите, наисерьезнейшая че-пу-ха!

Слабая эффективность работы демократического Ленсове­


та была обусловлена не только качеством депутатского кор­
пуса, особенностями характера Анатолия Собчака, а равно
и отсутствием четкости в вопросе о разграничении полно­
мочий исполнительной и представительной властей.
24
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

Не только Собчак, но и основная масса депутатов продол­


жали мыслить себя политиками общегосударственного уров­
ня. Так, например, депутаты Ленсовета прямо заявляли о
том, что важнейшей своей задачей считают политическое
давление на Кремль. А в программе Ленинградского народ­
ного фронта о самом городе говорилось всего несколько
общих фраз в последнем абзаце. Все остальные пункты ка­
сались решения проблем общесоюзного масштаба.
Город искренне и по-детски доверчиво полагал, что все
его сугубо внутренние проблемы - это одновременно про­
блемы страны в целом, и, наоборот, что проблемы боль­
шой страны вполне могут быть решены на уровне одного
города, тем более такого великого, как Ленинград.
Неудивительно, что при таком положении вещей думать
о стратегии городского развития не хватало ни времени, ни
желания. Работа городской власти исчерпывалась решением
текущих вопросов. Основная часть депутатских времени и
сил уходила на отчаянную борьбу с товарно-продовольствен­
ным кризисом. Впрочем, львиная доля славы спасителя го­
рода от новой блокады досталась в итоге не Ленсовету в
целом, а персонально Анатолию Собчаку, сумевшему на­
править в Ленинград из-за границы нескончаемые потоки
гуманитарной помощи.

А . В . Т И Х О Н О В , заместитель председателя
Ленгорисполкома: «Разве стыдно получать
лекарства? Это не стыдно. А мы можем
отправить в Гамбург тоже кое-что от
Ленинграда: во-первых, культурный десант
подготовлен и елочки новогодние, которые
очень ценятся».

Другим важным направлением работы Ленсовета явилось


отвоевание жизненного пространства у старой коммунисти­
ческой номенклатуры. Депутаты стремились к тотальному
25
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

повседневному контролю над исполкомовскими структура­


ми. В итоге работа многих из них оказалась серьезным
образом дезорганизована.
Ряд шагов, призванных поколебать традиционную систе­
му управления городом, носил «знаковый» характер. С боль­
шой помпой прошла ликвидация четвертого управления
системы здравоохранения, обслуживавшего городскую но­
менклатуру. Знаменитая «Свердловка» была превращена в
обычную городскую больницу № 31.
На всю страну прогремела история, связанная с попыткой
депутатов Ленсовета захватить контроль над городским те­
левидением. После того, как глава ленинградского телекана­
ла Борис Петров отказал в предоставлении эфира народно­
му депугату Николаю Иванову, Ленсовет решил снять Пет­
рова с должности. А группа особенно решительных депутатов,
придя на Чапыгина, 6, даже попыталась непосредственно
взять власть в свои руки. И хотя Борис Петров в должности
уцелел, депутатам удалось добиться того, что Николай Ива­
нов на целых три часа появился в «Пятом колесе» у Бэллы
Курковой.
Но как только речь заходила о том, чтобы не просто
потеснить партаппарат с той или иной командной высоты,
а о том, чтобы решить действительно сложный вопрос, ка­
сающийся городского развития, тут же выяснялось, что внят­
ных предложений по этому поводу у ленинградских демо­
кратов нет.
Самой жгучей, самой островос-
принимавшейся городской пробле­
1Ш И 1М
мой конца 80-х-начала 90-х была,
.Ш без сомнения, дамба. О на стала
своего рода идеальным символом
TtTitsr коммунистической плотины, став­
£V:V шей на пути бурного демократи­
ческого потока, стремящегося вы­
рваться на широкие балтийские просторы.
Отношение ленинградцев к дамбе можно было бы срав­
нить с отношением немцев к Берлинской стене, которая
26
Очерки политической истории СмнктПстсрйур/и. 1989-2000

рухнула в те же годы. Правда, в отличие от немцев, которые


1990
прекрасно знали, что они хотят сделать со своей Берлин­
ской стеной, ленинградцы на вопрос, что они хотят сделать
со своей дамбой, конкретного, вразумительного ответа сами
себе дать так и не сумели.
Депутаты Ленсовета, разумеется, не могли пройти мимо
вопроса о дамбе и в середине октября 1990 года прибыли
па объект вместе с представителями городской обществен­
ности. Для завершения стройки, в которую уже было вложе­
но около одного миллиарда рублей, требовалось еще пять­
сот миллионов.
Казалось немыслимым тратить такие огромные деньги
на строительство сооружения, признанного экологически
преступным и к тому же связанного с ненавистным име­
нем первого секретаря Ленинградского обкома КПСС эпо­
хи застоя, Григория Романова. Но и заводить всерьез речь
о сносе дамбы, в недостроенном виде представляющей
еще более серьезную экологическую угрозу, также никто
не решался, поскольку этот проект требовал еще боль­
ших средств.
Общее настроение выразил ака­
демик Дмитрий Сергеевич Лихачев,
задавший собравшимся риторичес­
кий вопрос: «Можем ли мы про­
должать строительство чего-то не­
известного, идея чего была нам на­
вязана сверху?» Ответ представлял­
ся однозначным; конечно, не мо­
жем! В дальнейшем строительство
дамбы было заморожено. Казалось,
что достаточно просто забыть об
этой дамбе, зажмуриться, и все эти груды железа, песка,
щебня растворятся сами собой в холодном воздухе Балти­
ки, рассосутся в туманных водах Финского залива. Прошло
десять с лишним лет: не рассосались...
Легкомысленность отношения ленинградцев и их полити­
ческих вождей к важнейшим вопросам городской жизни
27
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

наглядно проявилась в истории со


Свободной экономической зоной,
или, как она официально именова­
лась, Ленинградской зоной свобод­
ного предпринимательства.

ЮРИЙ БОЛДЫРЕВ
1990 год - народный депутат СССР.
2000 год - заместитель председателя Счетной палаты РФ.

- Я все/да категорически отрицательно относил­


ся к проблеме Свободной экономической зоны. Я ни­
когда не был сторонником создания отдельного рая
в Ленинграде гак Петербурге, в отличие от всей Рос­
сии. Я не считаю, что проблемы Петербурга явля­
ются сегодня наиболее вопиющими, по сравнению с
проблемами всей страны. Это совершенно однознач­
но! Надо просто проехать по стране, чтобы понять,
в какой ситуации она находится. Я считал и счи­
таю, что были проблемог куда более крупней и клю­
чевые, в том числе и организационные.
Крах концепции Свободной зоны был обусловлен отнюдь
не ее недостаточной продуманностью. Все обстояло куда проще
и безнадежнее. Никто - ни руководители города, ни рядовые
горожане, ни даже сами ее разработчики, либеральные эконо­
мисты Сергей Васильев, Андрей Илларионов, Анатолий Чу­
байс, - не относился к ней как к реальной программе город­
ского развития. Это была своего рода большая общегородс­
кая «фига в кармане», адресованная постылому коммунисти­
ческому центру. Как только власть КПСС рухнула, ленин­
градцы бросили мечту о Свободной зоне, как внезапно надо­
евшую погремушку, и тут же о ней забыли.
Стремительная и абсолютная утрата интереса к идее Свобод­
ной зоны свидетельствовала не о том, что город перерос эту
идею и остановился на чем-то лучшем, а лишь о том, что он
вообще не желал всерьез задумываться о собственном будущем.
28
Очерки политической истории СаиктПетербур/а. 1989-2000

СЕРГЕЙ ВАСИЛЬЕВ
1990 год - председатель комиссии по экономическим реформам
Ленсовета.
2000 год - президент Леонтьевского центра.

- Идея 3oK6t состояла в том, что вусловиях боль­


шой неразберихи па федеральном и общероссийском
уровнях предоставить ряду территорий\ продвину­
тых в политическом и социальном планах, особый,
более рыночный режим функционирования. Предпо­
лагалось, что за счет опережающего развития ры­
ночных отношений данные территории обеспечат
себе более благоприятные экономические у еловик.
В период кризиса основных градообразующих от­
раслей города - не только «оборонки», но также
транспорта и прочих, - собственная петербургская
валюта, которую предлагали ввести разработчики
концепции Зоны, была бы, конечно, очень слабой, к
сожалению. Однако что касается таможенного ре­
гулирования, то я по сей день сожалею, что не были
созданы свободные таможенные зоны. Мне кажет­
ся, с точки зрения развития экспорта производства
- это неиспользованный шанс города.
Что же касается ускоренной приватизации - а
это было одной из основных идей Зоны, - то в опре­
деленной степени это сработало, особенно в сфере
малой приватизации. Если мы сравним Петербург
и Москву образца 1993 года, то в Питере - огромное
количество приватизированных мелких предприя­
тий, магазинов, ателье, в Москве - нет.
Мне кажется также, что потерянный шанс свя­
зан не только с Зоной. Потерян шанс для консоли­
дации общественной в городе.
Когда проходила перестройка, социально-полити­
ческий потенциал города казался очень значитель­
ным. Казалось, что Питер будет лидирующим го­
родом, одним из лидирующих городов и во всех про­
цессах реформ в стране, и в социальной сфере, и во
многих других отношениях. Эти надежды, к сожа-
29
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

лению, не оправдались. И более того, как мне ка­


жется, период 90-х годов был периодом, больше 'дезин­
теграции в социально-политической жизни города,
чем интеграции.
Я думаю, что одной из причин, конечно, W0,
w»0 «г общей идеи., которая могла 6ei объеди­
нить всех горожан. Смогла бы такой идеей стать
идея Свободной зоньс? Я неуверен. //о, я принципе,
это очень существенный фактор.

На первый взгляд, в 1990 году у Ленинграда имелись пред­


посылки для появления такой идеи, которая смогла бы лечь
в основу развития невского мегаполиса.
Всеобщее внимание приковывала градостроительная тема.
В 1990 году, в частности, завершился конкурс на архитек­
турное решение Сенной площади, в ту пору официально
именовавшейся «Площадь Мира». Самой популярной ока­
залась идея восстановления церкви, снесенной в 1961 году.
Политически активные горожане продолжали сомоорга-
низовываться. В числе прочих в 1990 году возникли комите­
ты в защиту Ельцина и Литвы. Идея городского патриотиз­
ма тесно сплачивала представителей, казалось бы, неприми­
римых лагерей. Дальнейший ход событий, однако, показал,
что все эти благородные веяния были всего лишь милым
перестроечным куражом.
1990 год стал последним в истории Ленинграда. В следу­
ющем, 1991-м, году город с таким именем перестанет
существовать, оставив после себя светлую память о Вели­
кой ленинградской культуре. Культуре Хармса и Зощ ен­
ко, Ахматовой и Шостаковича. Культуре, которая сложи­
лась как Великий художественный протест против тотали­
тарной системы. И которая вместе с этой системой ушла
в небытие.
По грустному совпадению тогда же, в 90-м, умер один из
апостолов ленинградской культуры - писатель Сергей Дов­
латов, свои последние годы проживший в Соединенных
Штатах Америки.
30
Очерки политической шторки Санкт-lIcmcpbypm. 1989-2000

С Е Р Г Е И Д О В Л А ТО В , писатель: «Я не способен уже


вернуться, даже силой воображения возвратить себя
на тот уровень понимания жизни, знания жизни,
представления о жизни, на котором я пребывал
десять или десять с половиной лет назад. Если же
все-таки такое усилие сделать, довольно вздорное,
то, наверное, я бы принадлежал к тому большинству
советского общества, которое откликнулось на эти
идеи гласности с таким энтузиазмом, с такой
надеждой и, в общем, в таком эйфорическом порыве».

Подавляющее большинство ленинградцев, впрочем, совер­


шенно не задумывалось в тот год о том, что лебединая песня
Великого города, которую, затаив дыхание, слушала вся стра­
на, уже на исходе.
Градус всеобщей активности и взбудораженности продол­
жал неуклонно повышаться...
У жителей города Непреклонска,
в который был переименован Глу-
пов при градоначальнике Угрюм-
Бурчееве, было, как известно, два
праздника: весенний - праздник бед­
ствий грядущих, и осенний - празд­
ник бедствий уже испытанных.
Примерно такой же демисезонно­
праздничный календарь существовал в ту пору и в Ленингра­
де. Весенние митинги приурочивались, как правило, к оче­
редным выборам. Осенние - к Дню 7 ноября, который один
из лидеров ЛНФ Марина Салье как раз в 1990 году предло­
жила объявить Днем национальной трагедии.
Наряду с традиционным местом для многотысячных сбо­
рищ -Дворцовой площадью - особой популярностью пользо­
валось в те годы пространство у Спортивно-концертного ком­
плекса, в ту пору носившего имя В. И. Ленина. Именно здесь
в ноябре 1989 года приключился знаменитый «гидасповский»
31
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

митинг, на котором ленинградский обком КПСС во главе с


первым секретарем Борисом Гидасповым - на страх всем
столичным перестройщикам - попытался «дать бой» команде
Михаила Горбачева.

Б О Р И С Г И Д А С П О В , первый секретарь Ленинградского


обкома КПСС: «Страна, партия находятся в кризисной
ситуации, а мы молчим, окопались и ждем, что кто-то
придет и будет решать за нас наши проблемы. Нет такого
человека сейчас. Нет такого органа, который бы решал за
нас все наши дела. И мы их будем решать сами!»

Здесь же прошел и организованный АНФ контрмитинг»


после которого демократы в Москве вздохнули с облегчени­
ем. В 1990 году здесь же, у СКК, впервые был опробован
лозунг: «КПСС - в отставку!».
Спортивно-концертный комплекс вошел в историю Ле­
нинграда эпохи перестройки не только потому, что перед
его стенами кипели митинговые страсти и на глазах разва­
ливался нерушимый некогда блок коммунистов и беспар­
тийных. В то время через стены СКК гастрольным нон-
стопом успели пронестись те, на чьей музыке воспитыва­
лось целое поколение. Которое, впрочем, так и не сумело
стать «поколением рассерженных молодых людей», способ­
ных заставить своих отцов прекратить игру по насквозь
прогнивш им правилам.
В 1990 году здесь выступала группа Nazareth. Сцену укра­
шал шотландский флаг. Тогда, признаюсь, мне показалось
странным, что представители великой державы, именуемой
Великобританией, вдруг решили подчеркнуть свое, так ска­
зать, провинциальное происхождение.
Сегодня меня удивляет другое. Почему на фронтоне Ма­
риинского дворца по сей день отсутствует не только флаг,
но и герб города, который был официально утвержден тог­
да же, в 1990 году?
1991 год стал для Петербурга годом «великого перелома».
Или, лучше сказать, годом «множественных великих переломов».
В этот год наконец доиграла свою руководящую и на­
правляющую роль КПСС.
Горожане выбрали себе мэра, а вместе с ним и авторитар­
ную модель политического устройства.
Наконец, тогда же, в 91-м, наш город вернул себе славное
историческое имя - Санкт-Петербург.
Насыщенность 1991 года революционными свершениями
кажется тем более удивительной, что, на первый взгляд, у
горожан в тот момент просто не должно было остаться
времени и сил на политику. Буквально с каждым днем жизнь
становилась все труднее и напряженнее.
В январе союзный центр поднял цены на сырье и энерго­
носители. Стало ясно, что не сегодня-завтра подорожает и
все остальное. Ленинградцы в панике бросились скупать в
магазинах то немногое, что еще в них оставалось.
На грани краха оказались предприятия города, которые
вынуждены были теперь закупать дорогое сырье и в то же
время не получили права увеличить цену на продукцию.
Однако никто - ни союзные, ни российские, ни тем более
городские власти - не желал принять решение об увеличе­
нии розничных цен. Ведь это означало не только сконцент­
рировать на себе всеобщую ненависть, но и, кроме того,
взвалить на себя бремя выплаты компенсаций.
В конце концов сделавшее первый шаг союзное правитель­
ство вынуждено было решиться и на второй, выбрав для такого
«озорного» мероприятия вполне подходящий день - 1 апреля.
3 Зак. 606 33
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

Скачок цен получился весьма резким. Говядина с 2 рублей


за килограмм выросла в цене сразу до 7. Черный хлеб - с
12 копеек - до 48. Черно-белый телевизор «Рекорд» - с 240
рублей до 440. Товары для детей подорожали еще сильнее -
в 4-5 раз. Эталон застойного благополучия - «Докторская»
колбаса - также не удержалась на своих 2 рублях 30 копей­
ках и закатилась на отметку 8,50.
Вытащив из карманов горожан последние рубли, ценовой
скачок, однако, не решил проблемы товарного голода. Ос­
новные виды продовольствия по-прежнему отпускались по
карточкам.
Для того, чтобы ликвидировать
дефицит, необходима была либера­
лизация цен, а не их плановое по­
вышение. Отчасти понимая это,
ленинградские власти решили со 2
апреля 1991 года установить систе­
му «договорных», то есть свобод­
ных, цен на некоторые виды това­
ров и услуг. Однако дефицит по-прежнему продолжал сви­
репствовать, поскольку отказаться от фиксированных цен
на главные виды продуктов питания отцы города так и не
решились. Положение ухудшалось с каждым месяцем. На­
чались перебои с хлебом. Анатолий Собчак на первых по­
рах пытался было обвинить в «хлебном саботаже» коммуни­
стическую мафию, однако в конце концов вынужден был
принять всю полноту ответственности на себя.
Очерки политической истории Сии к т Пстсрйур/и. 1939-2000

Горожане выкручивались, как могли. Меняли водочные


талоны на продовольственные. Усиленно засевали картофе­
лем и овощами дачные участки. Ради получения празднич­
ного проднабора подавали фиктивные заявления на регист­
рацию брака. В 91-м году количество таких заявлений до­
стигло двадцати тысяч.
К осени продовольственные магазины стали попросту за­
крываться. Накануне гайдаровской реформы на прилавках
городских универсамов оставался один лишь тыквенный
напиток в огромных стеклянных банках.
Предотвратить в Петербурге го­
лод в ту зиму удалось только благо­
Раздача гуманитарной

даря массированной гуманитарной


помощ и стран ЕЭС и США. С
просьбой о ней Анатолий Собчак
лично обратился к Джорджу Бушу,
Франсуа Миттерану, Маргарет Тэт­
чер, Джону Мейджору и Гельмуту
Колю. Особенно активно помогали немцы. Только из горо­
да-побратима Гамбурга петербуржцы получили в тот пери­
од 800 тысяч продовольственных посылок.
И тем не менее, несмотря на продовольственный стресс, - а
может, как раз благодаря ему, - именно в 1991 году горожане
продемонстрировали максимум политической активности.
Ленинград одним из первых откликнулся на попытку со­
юзного центра использовать армию для борьбы с прибал­
тийскими сепаратистами. Сразу вслед за январской трагеди­
ей в Вильнюсе Ленсовет открыто обвинил Михаила Горбаче­
ва в тоталитаризме и имперских амбициях. В городе про­
шла двухчасовая политическая за­
бастовка в знак солидарности с при­
балтами под лозунгами: «За нашу
и вашу свободу!», «Горбачева - в
отставку!», «Свободу Литве!». Ленин­
градские волонтеры отправились в
Вильнюс для охраны здания литов­
ского парламента.
35
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО РО Д А ___________

Тогда же демократический Ленсовет одержал громкую по­


беду над российским Министерством внутренних дел, а заод­
но и над местным обкомом партии. Депутаты сумели заста­
вить Москву согласиться с тем, чтобы начальником ленин­
градского ГУВД вместо прежнего обкомовско-министерско­
го назначенца стал избранный Ленсоветом Аркадий Крама-
рев - первый в России беспартийный начальник милиции.

А Р К А Д И Й К Р А М А Р Е В , начальник ГУВД Ленинграда и Ленинградской


области, 1991 г.:
- Преступность - это очень опасная вещь, с которой нельзя
заигрывать, нельзя относиться легкомысленно. Сейчас легкомыс­
лие исчезло. Оно исчезло и из общества и, слава богу\ оно исчезло со
стороны органов.

С ам ы м популярны м сю жетом
первой половины 1991 года стала
борьба за возвращение городу его
исторического имени. Жаркие дис­
куссии на эту тему кипели повсе­
местно: на экранах телевизоров, на
страницах газет, на улицах, в транс­
порте.
Точку в дискуссии положил референдум 12 июня, про­
шедший одновременно с выборами м эра и президента.
54,2% горожан проголосовали за Санкт-Петербург. Вер­
ховный Совет РСФСР, однако, смирился с возрождением
города по имени Санкт-Петербург на политической карте
России лишь в начале сентября, под непосредственным
воздействием событий августовского путча...
Так же, как и все прочие советские граждане, петербур­
жцы встретили утро 19 августа под чарующие звуки «Ле­
бединого озера». В 10:00 по городскому телевидению вы­
ступил командую щ ий Ленинградским военны м округом
генерал-полковник С амсонов, который объявил об обра­
зовании в городе Комитета по чрезвычайному положе­
нию.

36
Очерки политической истории Санкт-ПетерКурш. J989-2000

Никакой информации о том, что реально происходит в


Москве, где находятся президент России Борис Ельцин и
мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак, горожане не име­
ли. Никто в городе не знал, что в те самые минуты Анато­
лий Собчак уже дожидался в Шереметьево ближайшего рей­
са на Ленинград и что российские лидеры уже находятся в
Белом доме, где подписывают свое антигэкачепистское об­
ращение «К гражданам России».
И тем не менее петербуржцы ни минуты не колебались. С
самого утра люди, протестующие против ГКЧП, стали соби­
раться у Казанского собора. Затем перешли к зданию Мари­
инского дворца.
В 10:30 утра начальник ГУВД Аркадий Крамарев заявил,
что не выполнит приказов по разгону демонстрантов.
АРКАДИЙ КРАМАРЕВ
1991 год - начальник ГУВД Ленинграда и Ленинградской области.
2000 год - депутат ЗакСа.

- У Казанскою собора собралось, наверное, полто­


ры сотни людей. Их число все время росло, и я полу­
чил указание разогнать их. Я собрал тогда своих
замов, и мы решили, что выполнять этот приказ
мы не будем. Ну, а за что разгонять? Ведь никаких
противоправных действий они не совершают. Да, они
выкрикивают, лозунги. Ну и что? У нас еще в той
конституции была записана свобода слова, поэто­
му здесь нарушения закона никакого не было. Хотя
я знаю, что до этого людей разгоняли вообще без
всяких оснований. Л мы это отказались делать. Вот
с этого и началось. А дальше уже надо было следо­
вать соответственно...
Настроение милиционеров, однако, было в тот момент до
конца не понятным, и собравшиеся перед Мариинским двор­
цом то и дело робко спрашивали у них, как, мол, те пове­
дут себя, «если что». Милиционеры, глядя куда-то внутрь
себя, так же еле слышно отвечали, что «против народа» не
пойдут.
37
НОВЕЙШ АЯ история одного город а

Меж тем каждые полчаса откуда-


то приносился слух о том, что на
площадь должны вот-вот нагрянуть
десантники с саперными лопатка­
Баррикады на подходах к Исаакиевской площади

м и. В памяти сразу воскресали


страшные картины тбилисских со­
бытий двухлетней давности. На
ближайших улицах стали возво­
ди ться б ар р и к ад ы , н о си в ш и е,
впрочем , чисто сим волический
характер.
Наконец, примерно в начале чет­
вертого, из окна М ариинского
дворца кто-то прокричал в мега­
ф он о том, что Анатолий Собчак
уже в городе и вот-вот приедет.
На смену тревожному ожиданию
пришла надежда, которая вскоре сменилась уверенностью
в победе.
Событием, в известном смысле переломившим ситуацию
как в городе, так и в стране, стало телевизионное выступле­
ние петербургского мэра вечером 19 августа. Собчак тогда
впервые назвал всех членов ГКЧП «бывшими». Эта фраза
произвела эффект разорвавшейся бомбы. Шеф КГБ Крюч­
ков попытался было заблокировать трансляцию ленинград­
ского ТВ на Москву, но тщетно.
АЛЕКСАНДР БЕЛЯЕВ
1991 год - председатель Ленинградского городского Совета народных
депутатов.
2000 год - директор страхового общества.

- Вечером 19 августа, в 20 часов, Анатолий Алек­


сандрович Собчак, вице-мэр Вячеслав Щербаков, ру­
ководителе области Юрий Яров и я вышли в эфир.
И это был первый прорыв, первое, так сказать, не­
доверие ГКЧП. Это транслировалось на большую
часть страны. Это показало всем гражданам Рос­
сии о том, что есть очаг сопротивления.
38
Очерки пол и пт ческой истории Синхт Петербург. J989-2000

БОРИС ПЕТРОВ
1991 год - председатель Комитета по телевидению и радиовещанию
Ленинградского областного и городского исполкомов.
2000 год - директор Санкт-Петербургского регионального центра
ИТАР-ТАСС.

- Никакой остановки, никаких «лебединых пред­


ставлений» на петербургском канале не бегло. Я очень
высоко оцениваю в этом смысле роле Анатолия Алек-
сандровича, его ярчайшейубежденности... Понимае­
теу он находился в таком состоянии внутреннего
революционного подъема, блестяще говорил, приводя
вполне определенные исторические аналогии, и очень
четко расставлял акцепты.
Подводя итог своей шестилетней деятельности на посту
главы города, Анатолий Собчак своим самым важным до­
стижением назвал то, что при нем в Петербурге на почве
политической борьбы не было пролито ни капли крови. И
это действительно так.
19 августа 1991 года в здании Главного штаба, в кабинете
командующего Ленинградским военным округом генерала
Самсонова, состоялась встреча Анатолия Собчака с членами
ленинградского Комитета по чрезвычайному положению.
Собчак потребовал от собравшихся немедленно разойтись,
напомнив им об уголовной ответственности за участие в
антиконституционном путче. Пораженные уверенным и
властным тоном мэра петербургские гэкачеписты вынужде­
ны были подчиниться.
После напряженных и длительных переговоров Собчаку
удалось убедить генерала Самсонова остановить части Псков­
ской воздушно-десантной дивизии, которые двигались по
направлению к Петербургу. До города им оставалось менее
часа ходу.
БОРИС ПЕТРОВ
- Они двигались в соответствии с той позицией которую зани­
мал конкретно один человек: командующий. По часам изменя­
лась ситуация, изменялась и позиция командующего. Собчак явил­
ся дополнительным мощным катализатором.
39
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО РОД А

И все же главными героями событий 19 августа были не


городские руководители, а рядовые граждане. Не испугав­
шись выйти на улицы, они смогли создать такой психологи­
ческий настрой, при котором их вожди обречены были дей­
ствовать так - и никак иначе.
Когда на следующий день, 20 августа, на Дворцовой пло­
щади несколько сотен тысяч людей собрались на митинг, а
всего на улицы города вышло около миллиона манифестан­
тов, стало ясно, что ни о какой победе путчистов нс может*
быть и речи.
22 августа над Мариинским дворцом был поднят россий­
ский триколор.
23 августа президиум Ленсовета постановил опечатать
Смольный.
Скорая и удивительно легкая победа над коммунизмом,
однако, не повлекла за собой в Петербурге ни создания по-
настоящему демократической модели политического устрой­
ства, ни радикальной экономической реформы, ни обнов­
ления политической и хозяйственной элиты города.

АЛЕКСАНДР ПОТЕХИН
1991 год - секретарь Ленинградского обкома ВЛКСМ.
2000 год - вице-губернатор Санкт-Петербурга, председатель Комитета
по печати и связям с общественностью администрации Санкт-
Петербурга, председатель совета директоров ОАО «ТРК
«Петербург».

- Я стоял в окаянной дни, как я их называю, 1991


года - с 19 по 23 августа - у окошка с одним ввгеоко-

40
Очерки политической шторки Санкт-Петербурга. 1989-2000

поставленным известным функционером. Он ска­


зал мне: «Саша, наш парод захотел капитализма.
Он ею получит. Только капиталистами будем мы».
Я капиталистом не стал. Л из него вполне полу­
чился. Ие дурно, правда?

Главной причиной, которая не позволила горожанам эф ­


фективно воспользоваться благами собственной победы,
явилось то, что в душе граждане Санкт-Петербурга продол­
жали оставаться вполне советскими людьми. Со всей оче­
видностью это проявилось еще за несколько месяцев до
августовского путча, в ходе подготовки к выборам мэра
города, которые состоялись 12 июня. Тогда горожане реши­
тельно отвергли предложенную Ленсоветом схему назначе­
ния главы городского правительства, которая предполагала,
что мэра должны избирать депутаты. Как нетрудно понять,
в этом случае глава города попадал в довольно жесткую
зависимость от городского парламента и оказывался не
‘‘монархически” полновластным.

ПОСШьЫШЬМ

Согласно опросу, проведенному накануне дня голосова­


ния, 85% респондентов высказывались в пользу выборов
мэра всем населением города. Ленинградцы однозначно дали
понять, что хотят видеть своего мэра единовластным распо­
рядителем, несущим за судьбу города всю меру ответствен­
ности и ни с кем эту ответственность не разделяющим.
Анатолий Собчак получил на выборах 12 июня 66% голосов.
41
Н О В Е Й Ш А Я И СТОРИЯ ОДНОГО ГО Р О Д А

ЛЕОНИД КЕСЕЛЬМАН
1991-2000 годы - руководитель Центра изучения и прогнозирования
соцальных процессов.

- Мы Собчака поставили не для того, чтобы он


организовал нашу экономическую акттноств или
политическую жизнб. Мы его поставили как нового
секретаря обкома. Просто был плохой секретаре -
Романов там, или Соловбев. А мы взяли и постави­
ли «хорошего секретаря обкома». Почему мы так
издевалисб над ним потом? Потому, что он ока­
зался плохим секретарем обкома,.

((Ладно. Володеть вами я желаю, - сказал князь... - А как не умели вы


жить на своей воле и сами, глупые, пожелали cede кабалы, то называться
вам впредь не головотяпами, а глуповцами...
((Были между ними, - говорит летописец, - старики седые, и пла­
кали горько... были и молодые, кои той воли едва отведали, но и те
тоже плакали. Тут только познали все, какова танова прекрасная воля
есть».
(М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»)

Первые же назначения, которые стад произ­


водить вновь избранный мэр, показали, что
он также смотрит на себя в значительной мере
Анатолий Собчак

как на продолжателя прежней административ­


ной традиции. Команда Собчака в подавляю­
щ ем большинстве оказалась составленной не
из представителей новой демократической вол­
ны, а из «старых кадров».
Самый энергичный представитель поколе­
ния ленинградских младореформаторов - Ана­
толий Чубайс - уже в июле 1991 года оказался
Анатолий Чубайс

фактически вытесненным на административ­


ную обочину и спустя несколько месяцев уехал
в столицу, где занял пост председателя Госко­
митета РФ по управлению госимуществом, по­
ложив начало процессу безвозвратного перетекания рефор­
маторских кадров из Петербурга в Москву.

42
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

Курировать вопросы Свободной экономичес­


кой зоны вместо Чубайса стал ректор Военме-
ха Юрий Савельев - человек, который, в силу
Юрий Савельев

своих радикальных антизападных взглядов, по


определению не мог успешно осуществить по­
ставленную задачу.
Во главе комитетов мэрии оказались люди,
не только успевшие сделать номенклатурную карьеру в пре­
жние времена, но имевшие - как, например, Георгий Хижа,
возглавивший Комитет экономики, - прочную репутацию
консерваторов.
С конца 1991 года вновь стали проводиться общие слеты
городского начальства, которые по привычке именовались
партхозактивами. Новая административная система отлича­
лась лишь тем, что на смену принципу обязательной пре­
данности «делу коммунистической партии» пришел столь
же обязательный принцип личной преданности первому лицу.
«Раньше была партия без личностей, теперь - личности без
партии», - язвил в октябре 91-го низвергнутый хозяин Смоль­
ного Борис Гидаспов.
Особенно пристальный интерес у демократической обще­
ственности вызвало назначение председателем Комитета по
внешним связям мэрии Санкт-Петербурга отставного пол­
ковника КГБ Владимира Путина, проработавшего до этого
семнадцать лет во внешней разведке. Говорили, что, придя
в Смольный, Владимир Пугин с самого начала стал играть
роль «серого кардинала», без которого Собчак якобы был
«как без рук».
Владимир Путин комментировал
свое назначение в интервью газете
«Час Пик» следующим образом:
«Мне позвонили мои друзья с юр­
фака и передали, что Анатолий Алек­
сандрович видел меня на одном ме­
роприятии, вспомнил - я был у него
учеником в университете - и, по­
скольку ему тогда нужен был советник по внешним вопро-
43
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО РОД А

сам, навел обо мне справки. На юрфаке меня хорошо реко­


мендовали, и я получил приглашение на работу, на которое
откликнулся с готовностью. Под всем, что делал и говорил
Собчак как депутат Союза, на тот период времени, я готов
подписаться полностью».

Несмотря на все эти, явно противоречившие ожиданиям


демократической общественности, назначения, на протяже­
нии всего 1991 года Петербург, казалось, активно двигался
по пути реформ.
Быстрее и успешнее, чем в других регионах, в городе осу­
ществлялась приватизация.
31 марта прошел первый телеаукцион недвижимости. На
торги было выставлено пять магазинов.
В июне состоялись первые торги на городской товарно­
фондовой бирже. С февраля по сентябрь было зарегистриро­
вано 430 предприятий с участием иностранного капитала.
В 1991 году открылись пятизвездный отель «Европа» и
представительство фирмы «Siemens».
Несмотря на эти бесспорные достижения, однако, именно
в 1991 году стало ясно, что ни горожане, ни городские
власти по большому счету не готовы к тому, чтобы реши­
тельно двинуться по современному пути экономического
развития, то есть по пути предоставления инвесторам режи­
ма максимального благоприятствования.
Чем масштабнее, чем инвестиционно привлекательнее ока­
зывался тот или иной проект, тем болезненнее и недовер­
чивее реагировало на него огромное большинство горо­
жан.
Классическая в этом смысле история еще в 1989 году при­
ключилась с попыткой строительства «Диснейленда» в Лись­
ем Носу. Тогда, напомню, среди горожан даже был прове­
ден специальный опрос по этому поводу. 90% ответивших
решили отказать иностранным капиталистам в удовольствии
инвестировать в экономику региона несколько сот милли­
онов долларов и предпочли остаться с «Лисьим Носом» в
его первозданной прелести.
44
Очерки политической истории Сегикт-Петербурга. 1989-2000

Почему? Вроде бы где-то поблизости находился запас пре­


сных вод, который, впрочем, не обязательно должен был
пострадать от строительства и совершенно неизвестно, по­
надобился ли бы когда-нибудь городу вообще или нет, но в
то же время - чисто теоретически -
мог пострадать, и мог понадобить­
ся. Когда-нибудь в будущем...
Во многом схожая история при­
ключилась два года спустя и с по­
пыткой создания Центра культуры,
общения и международного, сотруд­
ничества на территории “Новой Гол-

ВЕНИАМИН ФАБРИЦКИЙ
1991 год - автор проекта реконструкции "Новой Голландии".
2000 год - руководитель творческой мастерской.

- Я живу близко, на канале. Гуляю в том месте и


гулял раньше со своей покойной женой, известным
человеком, в городе - Галиной Ковалевой В то время
приходили мысли, мечты, что хорошо (Гы остров,
прекрасный остров, вернут6 городу. Хотелось создать
такой большой городской центр культуреt в едином
месте.
Первый заместитель председателя Ленгорисполкома Алек­
сей Большаков, а чуть позднее и глава города Анатолий
Собчак активно поддержали инициативу архитектора Фаб-
рицкого.
В корпусе Бенуа Русского музея
к о м п л е к с а « Н о в а я Го л л ан д и я »

была организована специальная вы­


ставка, началось широкое обсужде­
П роект реконструкц ии

ние проекта, возникло акционерное


общество «Новая Голландия», круп­
нейшим пайщиком которого вы­
ступил городской исполком.
29 марта 1991 года ГИОП выдала
разрешение на начало строительства.
45
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

И даже военные в тот момент вроде бы выражали готов­


ность удалиться с острова в кратчайшие сроки. Обществен­
ность ликовала.
Но, как только выяснилось, что французская фирма СВС
хочет не просто преподнести Великому городу очередной
гуманитарный презент, а получить от строительства куль­
турного центра вполне реальную выгоду, начались ожесто­
ченные дискуссии. Отдавать остров на целых девяносто де­
вять лет в аренду иностранцам? Да еще и делиться с ними
половиной прибыли? Да еще и принимать на себя бремя
финансовых рисков? Тут же была образована специальная
комиссия Ленсовета, которая пришла к выводу о крайней
невыгодности для города условий договора с французской
фирмой. Ко всему прочему добавилась и вполне банальная
чиновничья некомпетентность.
ВЕНИАМИН Ф АБРИЦКИЙ
- Поначалу все было действительно хорошо. Все активно взя­
лись за проект, его реализацию. Быстро был сделан фрагмент. А
потом как-то сразу наметился для меня поначалу непонятный
спад. Ну, если говорить прямо, я так думаю, что деньги, которые
выделялись на проектирование и на осуществление, попросту раз­
воровывались...

В итоге военные с острова так и не выехали, французы в


конце концов аннулировали контракт, а петербуржцы со
временем благополучно забыли о том, что в который уже раз
упустили шанс сделать свою жизнь более современной и ци­
вилизованной. Неудивительно, что при таком положении
вещей иностранные инвесторы, поначалу явно предпочитав­
шие Ленинград всем прочим российским регионам, доволь­
но быстро утратили к нему повышенный интерес и переори­
ентировались на Москву. Тем более что к концу 1991 года,
когда во главе российского правительства фактически встал
Егор Гайдар, стало ясно, что именно туда, в столицу, переме­
стился и центр всех экономических преобразований...
1991 год стал для Петербурга своего рода моментом исти­
ны. Оказалось, что град Петров конца двадцатого столетия
46
Очерки политической истории Санкт-Петербурш 1989-2000

гораздо больше походит не на Медного всадника - свой


официальный символ, - а на бронзовое изваяние своего
державного основателя, которое летом того же 91-го Петер­
бургу презентовал скульптор Михаил Шемякин.
Наш город оказался слишком оригинален, слишком пре­
тенциозен для того, чтобы покорно слиться с ландшаф­
том. И в то же время он оказался недостаточно велик,
недостаточно стилистически масштабен для того, чтобы
задать окружающему пространству собственный тон...
И все же этот Великий год обманутых надежд оставил в
памяти легкую добрую грусть по той .золотой поре, когда
все мы были слегка сумасшедшими, но, в сущности, вполне
безвредными романтиками, готовыми, как салют, встречать
гром разбушевавшейся стихии...
«1992 год оказался легче, чем мы ожидали», - подытожил
Анатолий Собчак в одном из интервью.
Сегодня, заново вглядываясь в реалии 1992 года, опти­
мизм петербургского мэра понять нелегко.
Главным экономическим событи­
ем постсоветской эпохи и одновре­
менно главным испытанием, кото­
рое обрушилось на петербуржцев
в первые же дни этого года стало
освобождение цен. Товары подоро­
жали в десять и более раз. Говяди­
на, стоившая 7 рублей, в государ­
ственных магазинах стала продавать­
ся по 80, а на рынках - по 150-300 рублей за килограмм.
Килограллм картофеля на рынке стал стоить 15-20 рублей,
сметана - 100-150 рублей. Водка взлетела до 180 рублей за
пол-литра и на некоторое время превратилась в деликатес.
В конце января в магазинах появились первые свободно
продающиеся конфеты. «Орешки в шоколаде» воскресли
по цене 288 рублей за килограмм, «Чародейка» - по 277,
«Раковые шейки» - по 135.
При этом доходы граждан оставались на прежнем уров­
не. Студенческая стипендия в тот момент равнялась 150
рублям в месяц, а средняя зарплата составляла 330 рублей.
Зарплата хирургов городской больницы, например, равня­
лась в январе 1992 года 270 рублям. У многих, правда,
48
Очерки политической истории Санкт- Поперйур/и. 1989-2000

имелись кое-какие накопления на сберкнижках, однако вос­


пользоваться ими, чтобы хоть как-то смягчить убойную
силу ценового удара, было нельзя. Основная часть сбере­
жений граждан оказалась заморожена на длительный срок,
что в условиях галопирующей инфляции означало их фак­
тическую конфискацию в пользу государства. В городских
сберкассах, куда хлынул поток обезумевших от горя вклад­
чиков, в те январские дни разыгрывались поистине траги­
ческие сцены.
По привычке, унаследованной с
перестроечной поры, петербуржцы
кинулись митинговать. С начала ян­
варя город захлестнула волна забас­
товок, манифестаций, пикетов. Ба­
стовали учителя, медики, водители
трамваев и такси, железнодорожни­
ки. Ближе к началу февраля в борь­
бу включились и государственные
профсоюзы. Требования раздавались противоречивые: уста­
новления твердых цен - и резкого повышения зарплат, по­
лучения бюджетных дотаций - и большей хозяйственной
самостоятельности. При этом никто не заводил речь об от­
ставке правительства Егора Гайдара. Умом петербуржцы про­
должали доверять кабинету реформ. Однако душой вопия­
ли отчаянно.
Согласно данным соцопросов, на рубеже января-февра­
ля 1992 года большинство петербуржцев выражало уверен­
ность в том, что России и дальше следует идти по пути
экономической либерализации. И
в то же время лишь 1/5 горожан
полагала, что деятельность прави­
тельства России, проводящего упо­
мянутую либерализацию, полезна
для страны. Остальные либо счи­
тали, что действия кабинета Гайда­
ра углубляют кризис, либо затруд­
нялись с ответом.
4 Зак 606 49
новейш ая история одного города

Е ГО Р Г А Й Д А Р , Первый заместитель
председателя правительства Российской
Федерации, министр экономики и финансов:
«Мы прекрасно знали, что наши политичес­
кие оппоненты с удовольствием уступят нам
дорогу, для того, чтобы разгрести лопатой
кучи грязи, которые остались. У нас была
одна возможность обеспечить базу непрек-
ращения этого процесса - это действительно
дать дорогу развитию капитализма на Руси».

Адресованные российскому правительству требования ф и­


нансовых компенсаций, в большинстве случаев оставались
без ответа. В этой ситуации «крайними» оказывались город­
ские власти, которые то и дело вынуждены были обещать
увеличить зарплату той или иной категории трудящихся.
Вскоре, однако, проблема роста зарплаты заслонилась еще
более жгучей - доселе невиданной - проблемой получения
от государства уже заработанных денег. Весной 92-го пе­
тербуржцы недополучали каждый второй честно зарабо­
танный рубль.
Острый дефицит наличности парадоксальным образом
уживался в тот год с бурно прогрессирующей инфляцией.
Доллар, стоивший в начале 1992 года около 100 рублей, к
концу года поднялся почти до 500. Основные продукты
питания подорожали за то же время в 5-10 раз. Бюджет в
1992 году приходилось верстать поквартально - из-за быст­
ро меняющегося масштаба цен.
Неудержимый рост инфляции объяснялся не только из­
бытком в экономике страны бумажных денег, но и - в не
меньшей степени - избытком в обществе ужаса перед нача­
той правительством финансовой шокотерапией. В начале
апреля было объявлено о грядущем повышении цен на
энергоносители. Цены на прочие товары тут же упреждаю-
ще поползли вверх. Энергоносители в тот раз, впрочем, так
50
Очерки политической истории Слпкт-Петерйур/а. 1989-2000

и не подорожали. Однако произвольно вздувшиеся цены в


исходное положение, разумеется, уже не вернулись.
Неудивительно, что при таком истерическом, неадекват­
ном возможностям рынка, росте цен неизбежным стано­
вился кризис сбыта готовой продукции и, как следствие,
спад производства. В тот год в руины обратилась даже та­
кая традиционно процветающая отрасль городского хозяй­
ства, как ликероводочная. (Возможно, именно поэтому в
1992 году Санкт-Петербург вышел на первое место в России
по потреблению вина на душу населения).
Экономические беды, как водится, органично дополня­
лись бедами социальными. В 1992 году, по сравнению с
1991-м, смертность выросла в Петербурге в 1,5 раза. Впро­
чем, и умереть петербуржцу в тот год было не так-то про­
сто. Это оказывалось в четыре раза накладнее, чем выжить:
месячный прожиточный минимум осенью 92-го составлял
порядка 2000 рублей, а расходы на похороны - 8870. Крема­
ция обходилась дешевле. Но ненамного.
В том же году город захлестнула волна беспризорниче-
ства. Росла детская смертность.
В ноябре 1992 года в Петербурге было зарегистрировано
пятьдесят пять ВИЧ-инфицированных.
Но самой жгучей социальной проблемой того года, без со­
мнения, стал резкий взлет преступности. Преступность, конеч­
но же, росла и раньше. В 1990 году, например, прирост тяжких
преступлений по Петербургу составил 10%, квартирных краж -
20%, вымогательств - почти 50%. Однако в 1992 году кримина­
лизация городской жизни вышла на новый уровень. И дело не
только в том, что количество убийств в этом году, по сравне­
нию с прошлым, увеличилось почти
вдвое. Важнее было то, что именно в
92-м году стало окончательно ясно,
что организованная преступность от­
четливо заявляет о своем желании кон­
тролировать город и что правоохра­
нительные органы эффективно сопро­
тивляться этому не в состоянии.
51
новейш ая история одного города

АРКАДИЙ КРАМАРЕВ
1992 год - начальник ГУВД Санкт-Петербурга и Ленобласти.
2000 год - депутат ЗакСа.

- А преступность-то действительно росла! Это


мне сейчас говорят: «Вот (шл Крамарев, не foeл о
роста преступности». Беи рост! Начался он, навер­
ное, еще в 1991 году. Кооперативу отпуск цен - все
это вызвало потрясающий рост преступности. И
все рассуждают примерно так: «Ах, у нас преступ­
ность выросла - надо замените начальника». Глу­
пее решения просто придумать невозможно! Как в
одном фильме Гыло: «Вот у нас с молочной продук­
цией плохо, это потому, что у нас нет героев соци­
алистического труда». Как будто герой молоко да­
вать будет...
В октябре 1992 года был арестован, пожалуй, самый вид­
ный на тот момент городской криминальный авторитет -
Александр Малышев. Начальник петербургского ГУВД Ар­
кадий Крамарев с гордостью заявлял о том, что операция
по задержанию Малышева и его соратников прошла без
единого выстрела и на высочайшем профессиональном уров­
не. Пребывание в СИЗО, впрочем, не помешало Александ­
ру Малышеву продолжать активно «решать вопросы» обще­
городского масштаба и даже, по слухам, посещать по вы­
ходным сауну в одной из известных городских гостиниц. В
следующем году ближайшие сподвижники Александра Ма­
лышева будут отпущены под подписку о невыезде. Сам он
в 1995 году окажется осужден на незначительный срок за
незаконное ношение оружия и будет освобожден судьей
Холодовым из-под стражи прямо в зале суда.
А борьба за передел сфер влияния в городе между различ­
ными авторитетными сообществами пойдет дальше своим
чередом...
И все же, несмотря на все эти мрачноватые аксессуары
«переходного периода», 1992 год и впрямь оказался более
легким, чем ожидалось. Просто потому, что пусть неста­
бильная, пусть половинчатая, но все же экономическая сво-

52
Очерки политической истории Сии ктПемербурм. 19S9-2000

бода оказалась на поверку куда


меньшим злом, чем стабильное
и полноценное экономическое
рабство.
Б конце января был издан пре­
зидентский указ, предписывав­
ший переход к свободной тор­
говле «в любом удобном месте».
В городе тут же закипела бурная
ларечно-лоточная жизнь. Свободная торговля и рыночная
конкуренция творили настоящие чудеса. Как только выяс­
нилось, что петербургская водка непомерно дорога, тут же
из Польши был завезен в огромном количестве спирт
«ROYAL» (называемый гражданами “Рояль”), покупать ко­
торый оказалось в два с лишним раза выгоднее, нежели
местную «Пшеничную».
В конце апреля Малый Совет - постоянный рабочий орган,
образованный Горсоветом в январе 1992 года, - принял
решение об отмене талонов и либерализации цен на соци­
ально базисные продукты: хлеб и водку. Правда, Анатолий
Собчак, используя финансовые ресурсы мэрии, поддержи­
вал низкие цены на хлеб вплоть до 1994 года.
И хотя перебои со снабжением то и дело случались - так,
например, в январе-феврале город вдруг вообще остался
без сахара, - рынок неуклонно продолжал заполняться. А
казавшиеся до той поры неистребимыми очереди и дефи­
цит постепенно уходили в прошлое.
В апреле 92-го официальный представитель Комиссии ЕС в
Санкт-Петербурге г-н Рейнеке заявил, что в июле поставки
продовольствия по линии ЕС в Петербург будут прекращены.
Было ясно: нужда в массированной продовольственной помо­
щи отпала и голодная смерть городу на Неве более не грозит.
Одним словом, в 92-м году жизнь петербуржцев во мно­
гих отношениях стала легче. Но вот - веселее ли?
На протяжении всех перестроечных лет главным народ­
ным развлечением была политика. К 1992 году этот увесели­
тельный жанр себя явно исчерпал и занимал воображение в
53
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

основном тех, кто сохранял глобальное недовольство всем


происходящим вокруг. Активный интерес к политике про­
являли в 1992 году всего 13%. Причем особо заметным
было падение интереса петербуржцев к собственно город­
ской политике.
В октябре 1992 года начальником
Санкт-Петербургского Управления
Виктор Черкесов

российского Министерства безопас­


ности - так в ту пору назывался
бывший КГБ - был назначен пол­
ковник Виктор Черкесов. В 70-80-е
годы он вел дела многих ленин­
градских диссидентов, в итоге оказавшихся в лагерях по
знаменитой 70-й статье, каравшей инакомыслие. Городская
правозащитная организация «Мемориал» и Городской Со­
вет направили письма протеста президенту, требуя отме­
нить данное назначение. А еженедельник «Час Пик» - рупор
либеральной петербургской интеллигенции - даже попытал­
ся начать целую кампанию протеста, предоставив свои стра­
ницы городским правозащитникам.
«Ссылки Черкесова на то, что он исполнял закон того
времени, несостоятельны потому, что принцип исполнения
преступного приказа, преступного закона не освобождает
от ответственности, и сформулирован он еще Международ­
ным нюрнбергским трибуналом», - негодовал известный
правозащитник Борис Пустынцев.
«Черкесов в течение целого ряда лет был одним из глав­
ных душителей демократического движения в нашем горо­
де. Имея такой опыт, он в этой должности очень опасен», -
вторил ему диссидент Вячеслав Долинин, прошедший через
кабинет Черкесова в качестве подследственного.
Однако президент своего назначения не отменил. А боль­
шинство горожан попросту прошло мимо этого сюжета как
недостаточно интересного и неактуального, с их точки зрения.
Впрочем, резкая деполитизация общественного сознания имела
и свои положительные стороны. По крайней мере, горожане
смогли убедиться в том, что, помимо бесконечного обсужде-
54
Очерки политической нат рии Слнкт-Иетербуреа. 1989-2000

ния информационнополитических сводок, в жизни общества


могут быть и другие, вполне беспартийные радости.
В 1992 году петербуржцы с огромным воодушевлением при­
няли участие в праздновании Дня города. В том же году с
большим успехом прошел фестиваль рок-музыки «Белые ночи»
и состоялась премьера фестиваля «Золотой Остап». В этом же
году баскетбольная команда «Спартак» Владимира Кондраши-
на добилась звания чемпиона СНГ. Начала работу ежегодная
сельскохозяйственная ярмарка «Российский фермер».
И все же полноценной, динамичной, радостной общего­
родской жизни не получилось. Дело в том, что утрата боль­
шинством петербуржцев интереса к политике лишила жизнь
города того стержня, без которого все, пусть даже самые
замечательные события превращались в хаотично-мимолет­
ные прекрасные мгновения, погруженные в тягучую скуку
провинциальной повседневности.
А политическая жизнь, в свою очередь, вместо грандиоз­
ной драмы, идущей при неизменном аншлаге, обернулась
скучнейшей коммунальной склокой, интересной разве что
ее непосредственным участникам.
Главной политической интригой 1992 года явилось проти­
востояние двух «вторых лиц»: вице-мэра Вячеслава Щерба­
кова и первого заместителя мэра Георгия Хижи.
Привыкшие за годы перестройки к тому, что за любым
начальничьим конфликтом скрывается идеологическое рас­
хождение, продвинутая городская общественность и на этот
раз попыталась было углядеть в происходящем битву желез­
ных принципов.
Одни говорили о том, что «умеренный рыночник Хижа»
борется против «неумеренного антирыночника Щербако­
ва». Другие настаивали на том, что «демократ Щербаков»
пытается сражаться против «смольнинских бюрократов», на
откуп которым Анатолий Собчак «отдал город».
В действительности вице-мэр Щербаков и заместитель мэра
Хижа меньше всего дискутировали о судьбах рынка и де­
мократии. Спор шел о том, кому из них должен достаться
реальный контроль над городским хозяйством.
55
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

СЕРГЕЙ БЕЛЯЕВ
1992 год - председатель КУГИ мэрии Санкт-Петербурга.
2000 год - председатель м е ж д ун ар о д н о го ф онда «Р егиональн ы е
программы», председатель совета директоров финансово-
промышленной группы «Инфогрупп».

- Хижа б'ыл проводником определенной линии -


линии укрепления исполнительной власти именно в
хозяйственном направлении. Мне кажется, вице-мэр
Щербаков Вячеслав Николаевич, избранный в паре с
мэром, планировал себя на должность председате­
ля правительства, как это, например, сделано в Со­
единенных Штатах Америки. Вице-президент фак­
тически руководит правителбством. Мне казалось,
там шло соперничество как раз за управление юрод­
ским хозяйством.

В конце концов Хижа победил. «Люди Щербакова» из ад­


министрации были изгнаны, а право вице-мэра вмешиваться
в решение хозяйственных вопросов и издавать собственные
распоряжения - сведено к минимуму. «Люди Хижы», напро­
тив, заняли ключевые посты, а сам Георгий Степанович фак­
тически превратился в главного городского хозяйственника.
Причины, по которым Собчак отдал предпочтение Хиже,
понятны. Во-первых, как президент Ассоциации промышлен­
ных предприятий, Хижа пользовался авторитетом среди ди­
ректоров и, кроме того, неплохо разбирался в делах городско­
го хозяйства. Во-вторых, в отличие от вице-мэра Щербакова,
Хижа не стремился политически конкурировать с мэром. На­
конец, в третьих, умеренный консерватор Хижа не был похож
на тех столичных младореформаторов, к которым Анатолий
Собчак относился в ту пору весьма критически.
Впрочем, справедливости ради, следует признать, что, не­
смотря на свою изрядную хозяйственную консервативность,
и Собчак, и Хижа сумели привлечь к работе в мэрии ряд
молодых, талантливых, рыночно мыслящих руководителей,
благодаря чему, в частности, Петербург смог занять лидиру­
ющее место среди российских регионов в деле приватиза­
ции.
56
Очерки политической истории Санкт-Петерйурга. 1989-2000

СЕРГЕЙ БЕЛЯЕВ
- У пас очень неплохо получилось начало. Пстербург был един­
ственным субъектом федерации, который утвердил программу
приватизации в городском Совете. И это было большим дости­
жением, потому что в дальнейшем Государственной Думе неуда­
лось утвердить ни одной государственной программы приватиза­
ции. Петербург служил примером того, как взаимодействие ис­
полнительной и законодательной власти реализовано на прак­
тике. Это, конечно, безусловное достижение в плане организации
постановки вопроса. Что касается результатов, то, безусловно,
правильной и своевременной была приватизация сферы торговли,
системы бытового обслуживания и общественного питания. Здесь
мы сразу достигли результатов.

В течение первой половины 1992 года в городе прошли три


аукциона и четыре тендера, на которых было продано не­
сколько десятков предприятий торговли, общепита и сферы
услуг. Самым дорогим из тех, что были приватизированы в
Петербурге к середине 1992 года, оказался магазин «Мело­
дия». Он располагался в доме № 34 по Невскому проспекту.
Новые хозяева заплатили за него изящную сумму в 60 мил­
лионов 60 тысяч 60 рублей. На рубеже 80-90-х этот магазин
был очень популярен. Он первым начал продавать пластин­
ки с записями западной рок-музыки, которые до того можно
было достать только на черном рынке. Какое-то время после
приватизации маленький отдельчик с пластинками сохранял­
ся - таковы были условия сделки. Потом закрылся. А потом
пластинки вообще исчезли под натиском компакт-дисков. Да
и музыка стала совсем другой...
К концу 1992 года в частные руки было продано 399
городских объектов. В том же году началась приватизация
жилья. Первыми объектами купли-продажи становились
квартиры граждан, отъезжавших за границу на постоянное
место жительства.
1 сентября началась выдача приватизационных чеков, или
ваучеров, всем россиянам, родившимся до 2 сентября 1992
года. Ваучер формально оценивался в 10 тысяч рублей и
57
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

был действителен с 1 декабря 1992 года по 31 декабря 1993


года. Несмотря на явное возбуждение, с которым петербур­
жцы откликнулись на организованную государством игру
во всенародный капитализм, с первых же дней можно было
понять, что для основной массы играющих главным удо­
вольствием окажется не победа, а участие.
Осенью 1992 года более 70% петербуржцев либо не имели
никакого представления о том, что им следует делать со сво­
им приватизационным чеком, либо полагали, что имеющая­
ся у них информация недостаточна для принятия решения.
Пользуясь всеобщей растерянностью, помноженной на
стремление разбогатеть в одночасье, особо сообразительные
граждане приступили к строительству ваучерных пирамид -
прообразу будущих АО «МММ». Когда спустя год в Петер­
бурге начнут стремительно множиться ряды обманутых вклад­
чиков, городская власть поначалу будет пытаться им по­
мочь. Так, в помощ ь жертвам аферистов из фирмы «Ама-
рис» финансовый комитет мэрии в 1993 году выделит 200
миллионов рублей и партию резервных ваучеров. Однако
эта помощь окажется пресной каплей в солено-горьком море
алчности и легковерия.
Несмотря на то, что в 1992 году заря ваучерной эры еще
только разгоралась, по ряду признаков можно было понять,
что экономический бум городу на Неве в обозримом буду­
щем не грозит. По одной простой причине: город к нему
оказался психологически не готов. И дело было не только в
отсутствии у граждан необходимого количества знаний, на­
выков и опыта. Гораздо более важным было наличие у ог­
ромного большинства петербуржцев заскорузлых патриар­
хальных комплексов, несовместимых с принципами откры­
того общества и свободной экономики.
Летом 1992 года Малый Совет решил допустить к участию
в аукционах иностранных граждан. Петербуржцев тут же
охватил ужас перед мифической угрозой «засилья кавказ­
цев», которые-де «все скупят», потому что у них «много
денег». Депутатам пришлось убеждать граждан Великого го­
рода, что жители Кавказа, скорее всего, поедут тратить день-
58
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

г и к себе домой, а в 11етер6ург приедут совсем другие, так


сказать, настоящие иностранцы.
От рядовых петербуржцев ненамного отличались и руко­
водители. Довольно быстро выяснилось, что директора круп­
нейших предприятий города, 75% которых относилось к
ВПК, совершенно не готовы ни к усвоению новых форм
менеджмента, ни к радикальной структурной перестройке
своих производств. Большинство руководителей предприя­
тий нашло для себя на будущее экономически убогую и
совершенно бесперспективную модель выживания, существу­
ющую по сей день и заключающуюся в сдаче индустриаль­
ных мощностей под склады.
Немногим просвещеннее «красных директоров» оказыва­
лись и городские власти. Постоянными были милицейские
гонения то на уличных, то на рыночных торговцев, кото­
рых иначе как «спекулянтами» или «преступниками» пред­
ставители власти не называли.

1
■ ■
г* щ f НИКОЛАЙ ГОРБАЧЕВСКИЙ, начальник
отдела по борьбе с организованной
преступностью; «Я могу заявить, что 95%
лиц, которые здесь были задержаны,
никакого отношения не имели к производ­
ству товара своими руками».
•Я
1
1 . .

У Петербурга - репутация места, неудобного для предпри­


нимательства, - таков был вердикт, вынесенный деятельнос­
ти петербургских властей либеральной прессой.
Все шло к тому, что в ближайшее время крупнейший в
Северной Европе мегаполис с населением 4,5 миллиона че­
ловек так и не сумеет занять достойного места в междуна­
родной системе разделения труда и, подобно городу Глупо-
ву, будет тихо прозябать, «производя обширную торговлю
квасом, печенкой и вареными яйцами».
59
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

Экономические успехи Санкт-Петербурга в 1992 году мог­


ли быть более значительными, если бы сложилась эффектив­
ная система управления городом. Однако этого не случи­
лось.
В Петербурге так и не появилось полноценного прави­
тельства. То есть коллегиального органа власти, утверждае­
мого городским парламентом, возглавляемого премьер-ми­
нистром и состоящего из персонально ответственных ми­
нистров. Петербургская м эри я продолжала оставаться
собранием политически бесправных и безответственных чи­
новников, к тому же разобщенных и перманентно грызу­
щихся между собой.
СЕРГЕЙ БЕЛЯЕВ
- Тому две причины. Первая - Анатолию Собчаку хотелось «ру­
лить» самому, потому что до этого он не «рулил» никогда. Вто­
рая - то, что просто до конца, наверное, не доверял. Опасался,
что появится еще какой-то орган, который будет что-то де­
лать. И, наверное, до конца не понимал свою роль политического
по преимуществу лидера города, хотя к этому времени он был
именно таким.
Политический стиль Анатолия Собчака был внутренне про­
тиворечивым. С чертами явно антирыночными, бюрокра-
тически-авторитарными, в нем уживались вполне прогрес­
сивные, европейские по духу начала.
Проявлялась эта противоречивость не только в вопросах
экономики или организации городской власти, но также в
отношениях с общественностью. Как всякий политик рево­
люционной эпохи, Анатолий Собчак был весьма чувствите­
лен к настроениям народных масс и до известной степени
зависим от них.
После того как романтическая пелена антикоммунисти­
ческой борьбы рассеялась, стало ясно, что мэру достался
город, населенный в большинстве социально пассивными,
иждивенчески настроенными, консервативными и весьма
провинциальными - хотя и прекраснодушными - людьми.
Которые готовы горячо рассуждать о свободе и европей-
60
Очерки политической истории Сии кт-Пemppfypia. 1989-2000

ской системе ценностей, но лишь до тех пор, пока не воз­


1992
никает необходимость от слов перейти к делу.
На смену так толком и недооформившейся балтийской
мечте - мечте о Петербурге как о Вольном европейском
городе - пришла привычная имперская идея. Идея Петер­
бурга как города, «исполняющего обязанности» бывшей
столицы Российской империи, то есть хранящего и преум­
ножающего российские великодержавные традиции.
В апреле 1992 года сотрудниками НИИ комплексных со­
циальных исследований был проведен опрос, согласно кото­
рому 83,3% горожан высказали убеждение в том, что Рос­
сия должна быть единой и неделимой, и лишь 22% заявили
о том, что отдельные республики имеют право провести
референдум и выйти из состава РФ.
Санкт-Петербург добровольно устремился в ту до боли
знакомую систему координат, где есть всемогущий центр -
и есть бесправные провинции. Систему, для которой сосед­
няя Финляндия - это «дальнее зарубежье», «чужбина», а на­
ходящийся на другом конце земли Владивосток, наоборот,
- «город нашенский».
Перестав быть Ленинградом - городом-героем и городом-
оппозиционером, невский мегаполис не стал и прежним
Санкт-Петербургом - городом-властелином, вершившим
судьбы мировой истории. Современный Петербург так и не
сумел найти себя.
И чем дальше уходит он в будущее, тем больше превра­
щается в странную, непонятную вещь в себе. Которую не­
возможно постичь и с которой совершенно неясно, что
делать...
1993

Давным-давно превратясь по факту в бесправных и ни­


щих российских провинциалов, петербуржцы по сей день
продолжают забавлять свое воображение праздной игрой в
мнимую столичность.
Популярной эта игра была и в начале девяностых. В 1992
году, например, горожане на время увлеклись идеей прида­
ния Санкт-Петербургу официального статуса столицы СНГ.
А в 93-м году решили немного помечтать о превращении
города на Неве в банковскую столицу - не то России, не то
всей Европы.
Поначалу казалось, что разговоры о Петербурге как ф и­
нансовой столице - отнюдь не беспочвенны. Приводились
веские аргументы. Выгодное географическое положение. Своя,
имеющая глубокие исторические корни, банковская школа.
Мощные научно-образовательные центры: Государственный
университет, Институт экономики и финансов, Междуна­
родный банковский институт...
Да и дела петербургских банкиров в 1993 году, на первый
взгляд, шли не так уж и плохо. В городе работало 36 соб­
ственно городских плюс 22 филиала иногородних коммер­
ческих банков. О своем намерении в ближайшее время на­
чать работу на петербургском рынке заявляли «Дрезднер
банк» и «Креди Лионэ».
Петербургские банки активно создавали сети филиалов в
других регионах РФ. «Петербург реально становится круп­
нейшим банковским, финансовым центром страны», - спе­
шил отрапортовать сменивший Георгия Хижу на посту пред-
62
Очерки политической истории Сликт-Пmepfypta. 1989-2000

седателя Комитета по экономическому развитию мэрии


Санкт-Петербурга Дмитрий Сергеев.
Итог всем этим упованиям и заверениям подвело время.
В 1997 году, то есть в период паи высшего развития банков­
ской системы страны, среди 300 крупнейших по размеру
собственного капитала банков России петербургских было
всего 7. При этом впереди оказывались не только Москва, в
которой таких банков насчитывалось более 160, но даже
Екатеринбург с его 9-ю банками-гигантами. По размеру
чистых активов три крупнейших петербургских банка -
«Промстройбанк», «Санкт-Петербург» и «Балтийский» - за­
нимали соответственно 19, 35 и 52 места в общероссийском
списке.
Для того чтобы Петербург реально смог реализовать свои
объективные преимущества и попытаться стать банковской
столицей, необходимо было сломать имперскую модель го­
сударственного устройства России. Модель, при которой
всесильный центр живет за счет ограбления политически
бесправных регионов и при которой 80% всех денег страны
крутятся в пределах Садового кольца.
Чтобы добиться реальной финансовой свободы, Петер­
бург должен был стать таким же политически и экономичес­
ки свободным, как города и земли в тех странах, которые
по праву считают себя цивилизованными и в которых ф и­
нансовые столицы далеко не всегда совпадают с админист­
ративными. Однако, вместо того чтобы попытаться добить­
ся большей региональной свободы, Петербург принялся с
энтузиазмом возрождать традиционный российско-имперс­
кий дух, в миазмах которого в конце концов сам же и
задохнулся.
Парадокс в том, что именно тогда, в 1993 году, у города
на мгновение появился шанс обрести большую политичес­
кую самостоятельность. 25 апреля, в ходе прошедшего в тот
день референдума, более половины горожан высказались за
предоставление Санкт-Петербургу статуса республики. Вы­
сказались - чтобы тут же об этом своем волеизъявлении за­
быть.
63
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

ВИКТОР ВОРОНКОВ
1993-2000 годы - директор Центра независимых социологических
исследований.

- Я вообще скептически отношусь к результатам


разных опросов, поскольку опыт показывает: люди
плохо понимают, о чем их спрашивают, а мы пло­
хо понимаем, что они отвечают. Что такое «ста­
тус республики», петербуржцы плохо понимали. Я
и сейчас сам плохо понимаю, поскольку республики
имеют разные права. В общем, это был такой про­
ходной вопрос, на который «что-то» ответили. Вот
если им подробно разъяснить: хотели бы вы быть
независимбши от Москвы, хотите л и сами решать
то-то и то-то,, - они бы более осмысленно отвеча­
ли, А поскольку плохо понимали, то соответствен­
но и относились к собственным ответам.
Думать о судьбе родного города петербуржцам в тот год
было явно недосуг. Их внимание полностью поглощали
события в Москве, где российские президент и парламент
готовились к последней решительной схватке за власть.
Начало 93-го прошло в напряженном ожидании апрель­
ского референдума, которым открылось фронтальное на­
ступление Кремлл на Белый дом.
Петербург тогда проявил себя как один из самых предан­
ных президенту-реформатору российских регионов. Граж­
дан, одобрявших политику Бориса Ельцина, в Петербурге
было на треть больше, нежели в Москве. В ходе референду­
ма доверие президенту выразили 73°/о петербуржцев. Горо­
жане вполне искренне и вполне бескорыстно сочувствовали
начатым в стране демократическим, рыночным преобразо­
ваниям, которые в сознании большинства людей в ту пору
прочно связывались с личностью Бориса Ельцина.
И в дальнейшем петербуржцы продолжали оставаться едва
ли нс самыми стойкими приверженцами первого российс­
кого президента. Хотя многих горожан шокировали тот пра­
вовой беспредел и та неразборчивость в средствах, которые
продемонстрировала президентская сторона в ходе октябрь-
64
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

ских событий 1993 года, в целом петербуржцы признали за


Ельциным право на окончательное разрешение любой по­
литической коллизии.

С А М У И Л Л У Р Ь Е , литератор: «Здесь не
будет победителей, конечно. Но это после­
дний и очень слабый шанс - хотя я, честно
говоря, в него не верю, - последний шанс у
нашей страны превратиться в нормальную»

На декабрьском референдуме по вопросу о новой российс­


кой конституции более 70% петербуржцев поддержали прези­
дентский проект. Многомесячные увещевания депутатов Пет-
росовета, убеждавших горожан в том, что предложенный Ель­
циным вариант Основного закона фактически вводит в стра­
не режим «президентской монархии», были проигнорирова­
ны. Петербуржцам очень хотелось, чтобы реформы, начатые в
1992 году, были доведены президентом до успешного конца.
Прошедшие 12 декабря 1993 года выборы в Государствен­
ную Думу показали, что в этом своем похвальном стремле­
нии петербуржцы пребывали в абсолютном меньшинстве.

Санкт-Петербург Россия В 11С.10Ч РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ ПО ВЫБОРАМ В


ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ В 1993 ГОДУ:
1) Санкт-Петербург: «Выбор России» -26,6%;
«Яблоко» - 20,62%; РДДР - 8,8%; ЛДПР - 18,2%;
КПРФ - 7,7%; Аграрная партия - менее 3%.
2) Россия в целом: «Выбор России» - 15,1%;
«Яблоко» - 7,68%; РДДР - 4,08%; ЛДПР - 22,92%
КПРФ - 12,4%; Аграрная партия - 7,9%.

5 Зак 606 65
Н О В ЕЙ Ш А Я И С ТО Р И Я ОД НОГО ГО РО Д А

В то время как в Санкт-Петербурге за партии демократи­


ческой ориентации проголосовало около двух третей изби­
рателей, а на первое место вышел гайдаровский «Выбор
России», по стране в целом за демократов было отдано
ровно вдвое меньше голосов, а чемпионом избирательной
кампании оказалась ЛДПР Владимира Жириновского.
Жители Великого города в очередной раз доказали, что в
чем-то очень существенном отличаются от большинства
россиян. И в то же время в очередной раз выяснилось, что
говорить о Санкт-Петербурге как о городе по-настоящему
политически индивидуальном - не приходится.

ВИКТОР ВОРОНКОВ
- Мы продемонстрировали нашу демократичность в целом, хотя
у меня такое представление, что к реальной жизни она никакого
отношения не имела. Людей нужно довольно долго воспитывать,
для того чтобы они осознали особость своего города, своей личной
жизни. И думали o f этом чаще и чаще с этим сталкивались.
Вот когда эта идеология достигнет нашей повседневности и мы
в повседневности будем вести себя в соответствии с тем, что
такая идеология нам предписывает и демонстрирует, - тогда
можно будет говорить, что мы действительно стали такими
особенными «демократическими петербуржцами». А не только
демонстрировать этот «культ собственной личности» - Москве.

На первый взгляд, превращение Петербурга в обычную


российскую провинцию, каких десятки, не только не меша­
ло, но даже помогало ему сосредоточиться на решении сво­
их сугубо местных проблем, которых в тот год, как и во все
предыдущие, было немало.
Основной тяжестью, обрушившейся на плечи подавляю­
щего большинства горожан, стала инфляция. Торги, опре­
делявшие курс доллара, проходили пять раз в неделю. Цена
потребительской корзины на протяжении 1993 года вырос­
ла в Санкт-Петербурге в шесть с лишним раз.
Быстрыми темпами шел спад производства. Более полови­
ны предприятий города в 93-м году не имели не только
66
Очерки колитической истории Сапкт-Пгтербурел. 1989-2000

прибыли, но даже оборотных средств, и тонули в омуте


неплатежей. Особенно тяжело переживали кризис 150 пред­
приятий оборонного комплекса, на которых были заняты
700 тысяч человек. Военные заказы сократились в три раза,
и компенсировать их выпуском продукции гражданского
назначения никак не удавалось. Министерство обороны в
1993 году было должно петербургскому ВПК 15 млрд руб­
лей. Предприятия гибли на глазах.
Тем не менее Петербург по-прежнему продолжал демонст­
рировать неплохие адаптационно-реформаторские возмож­
ности. К концу 1993 года 69% всех предприятий города уже
находились в частной собственности. В городе функциони­
ровало 50 тысяч ф ирм и 350 тысяч индивидуальных пред­
принимателей. По настоянию Анатолия Чубайса и вопреки
первоначальному желанию Анатолия Собчака кресло пред­
седателя КУГИ после ухода Сергея Беляева на работу в Москву
занял Михаил Маневич. Это назначение позволило сохра­
нить преемственность в области приватизационной полити­
ки.
В 1993 году в Петербурге проводилась сравнительно эф­
фективная финансовая политика. Последовательно сокра­
щались бюджетные дотации на продовольствие. В свою
очередь, увеличивались расходы на образование и здраво­
охранение.
И все же превращение Санкт-Петербурга из города, спо­
собного «сметь свое суждение иметь», в «умеренную и акку­
ратную» провинциальную единицу сказывалось на его даль­
нейшем развитии негативно. В 1993 году Санкт-Петербург в
полтора раза отставал от Москвы по удельному весу совме­
стных предприятий в общей массе городской экономики.
Экономика Петербурга оказывалась заложницей разного рода
сиюминутных столичных веяний. Инструкция Центробан­
ка, например, создавала практически непреодолимые пре­
грады для участия зарубежных инвесторов в инвестицион­
ных торгах и чековых аукционах. А знаменитое заявление
только что назначенного премьер-министром Виктора Чер­
номырдина о том, что он «за рынок, а не за базар», имело
67
Н О В ЕЙ Ш А Я И С ТО Р И Я ОД НОГО ГО РО Д А

своим следствием то, что в городе едва не был приостанов­


лен процесс приватизации предприятий ВПК.
Историческая правда требует признать, что в тот действи­
тельно трудный для Петербурга год Москва согласилась вдвое
снизить долю налогов, отчисляемых городом в федераль­
ный центр. Кроме того, Анатолию Собчаку время от време­
ни удавалось выхлопотать для города из федеральной казны
то кредит в несколько десятков миллиардов рублей, то кво­
ты на продажу нефти и металла для закупок продоволь­
ствия по бартеру.
Однако именно в 1993 году городу на Неве было дано
понять, что никогда и ни при каких условиях федеральный
центр не согласится на то, чтобы Санкт-Петербург в эконо­
мическом отношении поднялся с колен и перестал ежесе­
кундно трепетать перед Кремлём.
Знаковой в этом плане стала история гибели Балтийского
морского пароходства.
ВИКТОР ХАРЧЕНКО
1993 год - президент АО «Балтийское морское пароходство».
2000 год - заместитель генерального директора АО «Парнас-М».

- У нас был м о щ н ы й флот. У нас была отлажен­


ная структура. Пароходство работало достаточ­
но уверенно и четко. Чистая валю т ная выручка в
год составляла более 500 миллионов долларов. Это
само за себя говорит. Это примерно 1 /3 -1 /4 бюдже­
та города. Вот что такое было Балтийское паро­
ходство. В то время Балтийское пароходство нуж­
но было защищать. А наша система не справилась с
эт им.

В ночь с 23 на 24 февраля 1993 года генеральный дирек­


тор АО «Балтийское морское пароходство» Виктор Харчен­
ко был арестован в купе «Красной стрелы» на пути из Пе­
тербурга в Москву. После ночного допроса в интерьерах
Большого дома Харченко отпустили, а на следующий день
вновь арестовали, на сей раз прямо на рабочем месте, с
ОМ ОНом и в присутствии подчиненных. Кроме Харченко,
68
Очерки политической истории Санкт-П'етерЬур/а. 1989-2000

в СИЗО по тому же делу угодили еще полтора десятка


человек.
Спустя полгода Виктор Харченко был отпущен под под­
писку о невыезде. За него поручились Союз ассоциаций
предприятий промышленности, транспорта и связи, предсе­
дателем которого Харченко являлся, а также Мстислав Рост­
ропович и Анатолий Собчак. Чтобы вызволить из СИЗО
«подельника» Виктора Харченко - астронома Финкельштей-
на, в сообществе с которым глава БМП, по версии след­
ствия, совершал преступления, пришлось хлопотать акаде­
микам Евгению Велихову, Жоресу Алферову и Дмитрию
Лихачеву.
Натянутость обвинений, предъявленных фигурантам «дела
БМП», и множественность уголовно-процессуальных нару­
шений, допущенных правоохранительными органами при
его фабрикации, бросались в глаза уже тогда, в 93-м. Одна­
ко следствие будет продолжаться еще несколько лег. В 1998
году дело БМП благополучно развалится в суде.
К этому времени развалится и само Балтийское морское
пароходство.

ВИКТОР ХАРЧЕНКО, президент АО «Балтийское морское пароходство»,


1993 г.:
- Они обезглавили фактически пароходство и усугубили ситу­
ацию экономическую, усугубили те убытки, которвге несет па­
роходство. Ведь пошли обвальные предъявления счетов. Иеко-
торш иностранного компании отказались платить и выпол­
нять свои обязательства по контрактам. Тут, под шумок, у
БМ П из-под ног выбили контракт на строительство портов.
Сейчас продолжается растаскивание пароходства. Ару?ие ино­
странные компании, в частности шведская компания «Ве/1»,
пытаются склонить временное руководство, пока меня не было,
забрать пассажирский флот. Под видом создания совместной
компании забрать его, в конечном счете, к себе. А потом, са­
мое главное, забрать весь туристический рынок, который, я
глубоко убежден, через несколько лет станет ощутимым рын­
ком для получения валютных средств для Санкт-Петербурга.
69
Н О В ЕЙ Ш А Я И С ТО Р И Я ОД НОГО ГО РО Д А

Драма Виктора Харченко в чем-то напоминает приклю­


чившуюся чуть позже драму Анатолия Собчака. Так же, как
и Собчак, Харченко на какой-то момент возомнил себя рав­
ным столичным начальникам и позволил себе разговари-
вать с ними, недостаточно глубоко прогибая спину. Он
перестал платить дань абсолютно паразитической структуре
- Министерству морского флота. Он начал процесс изгна­
ния из недр БМП сотрудников госбезопасности, традици­
онно воспринимавших отечественный торговый флот как
свою штатную кормушку. Вопреки воле московских чинов­
ников, Харченко начал приватизацию пароходства.
Подливало масла в огонь и то, что Виктор Харченко де­
монстративно делал ставку на политический союз с Анато­
лием Собчаком, который большинством федеральных чи­
новников, особенно из числа правоохранителей, восприни­
мался не только как региональный выскочка, но и как «про­
клятый демократ», разваливший великую державу.
Виктор Харченко стал первым и, судя по всему, послед­
ним петербургским олигархом, который по масштабу был
сопоставим с олигархами первопрестольной.

Как тут не вспомнить пункт 9 Устава о свойственном


градоправителю добросердечии, сочиненного градоначаль­
ником Беневоленским:
«Буде который обыватель не приносит даров, то всемерно исследо­
вать, какая тому непринесению причина, и если явится оскудение, то
простить, а явится нерадение или упорство, напоминать и вразумлять,
доколе не будет исправен».
(М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»)

Виктор Харченко явил перед лицом столичного началь­


ства «нерадение и упорство». За что и был показательно
вразумлен. При полном, заметим, равнодушии со стороны
большинства горожан.
«Что всех нас объединяет и может вывести - так это петер­
бургский патриотизм, - вдохновенно заклинал в тот год
глава городского финансового комитета Алексей Кудрин в
70
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 19S9-2000

интервью газете «Час Пик». - Это чувство, которое требует­


ся нации, когда она переживает трудные времена. Оно рож­
дает сплоченность, - а это фактор реформ. Он работает в
Эстонии. Дай Бог, чтобы этого чувства хватило и нам». Не
знаю, Божья ли здесь вина, но чувства петербургского пат­
риотизма петербуржцам в тот год явно не хватило.
Так же легко и спокойно горожа­
не отнеслись к еще одной город­
Ю. А. Рыбаков на трибуне

ской катастрофе - исчезновению в


Петербурге представительной ветви
власти. Конфликт мэра и Город­
Петросовета

ского Собрания развивался на про­


тяжении всего 1993 года. Свалить
Петросовет Анатолию Собчаку по­
могло то, что в ходе октябрьского
кризиса петербургские депутаты заняли недостаточно про­
президентскую позицию.
По слухам, именно с подачи Ана­

Зал заседаний Петросовета


толия Собчака Борис Ельцин 21 де­
кабря подписал указ о реформе ор­
ганов госвласти в Санкт-Петербур­
ге, предусматривавший роспуск Пет­
росовета. Дружно подписавшись под
обращением в Конституционный
суд, петербургские депутаты тихо
разошлись.
АЛЕКСЕЙ КОВАЛЕВ
1993 год - депутат Санкт-Петербургского городского Совета народных
депутатов.
2000 год - депутат ЗакСа.

- Ии Государственкия /\ума, ни Совет Федерации


тем более, в подметки Нс годятся Ленсовету по своему
составу!Ленсовет до сих пор остается образчиком нор­
мального демократического органа - с нормальным
составом, структурированным, политически актив­
ным, занимавшим очень правильную позицию по очень
многим вопросам в то непростое время.
71
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

АЛЕКСАНДР БЕЛЯЕВ
1993 год - председатель Санкт-Петербургского городского Совета
народных депутатов.
2000 год - директор страхового общества.

- Д конечно\ испытывал больше симпатии к Ленсове­


ту, потому что я в нем работал. Я в меньшей степени
знаю работу Законодательною Собрания, я ее наблю­
даю со стороны. Но одно могу сказать: Ленсовет быст­
рее принимал решения, несмотря на значительно боль­
шее количество депутатов. Второй момент, который
мне хотелось бы отметить, это то, что Ленсовет в
меньшей степени ориентировался при принятии реше­
ний на какие-то частные интересы. В меньшей степе­
ни был подвержен сгово/у, в том числе и не бескорыст­
ному - по принципу: «ты - мне, я - тебе», характер­
ному для нынешнего Законодательного Собрания.

Угасание городской политической жизни сопровождалось


дальнейшим усилением авторитарных тенденций в действи­
ях исполнительной власти.
В подражание своему московскому коллеге Юрию Лужко­
ву петербургский мэр Анатолий Собчак издал распоряже­
ние «О порядке регистрационного учета граждан в Санкт-
Петербурге», нарушавшее права человека и предполагавшее,
в частности, возможность депортации людей, не имеющих
петербургской прописки, за пределы города.
Мэр добивался также того, чтобы свести к минимуму
депутатский контроль за расходованием бюджетных средств.
Образовавшийся политический вакуум тут же стали за­
полнять антисистемные силы всех оттенков в цветовом
диапазоне между красным и ко­
ричневым.
Объявил о своем создании «Ле­
нинградский обком в защиту со­
ветского конституционного строя»,
куда вошли «Наши», «Коммунисты
за права граждан», «Союз офице­
ров» и другие.
72
Очерки политической истории Санхт-Пстербур/а. 1989-2000

9 мая 1993 года петербургские нацисты предприняли по­


пытку организации факельного шествия по Невскому про­
спекту, однако были остановлены милицией.
Внимание общественности приковало «Дело Виктора Без­
верхого» - председателя кооператива «Волхв», издавшего
гитлеровский «Майн кампф» с откровенно нацистским пре­
дисловием. Городской суд, однако, Безверхого оправдал.
В феврале того же года Генеральная прокуратура вынесла
резолюцию о расформировании «Русского национального
легиона», созданного в Петербурге Национально-республикан­
ской партией России для вербовки добровольцев в Южную
Осетию и Приднестровье. Данное обстоятельство, впрочем,
не помешало лидеру другой ультраправой группировки -
Народно-социальной партии - Юрию Беляеву создать центр
для вербовки российских добровольцев в Югославию.
На этом агрессивно-жутковатом фоне демократические
инициативы, с которыми время от времени выступали го­
родские власти, выглядели благодушным перестроечным ана­
хронизмом.
В январе 1993 года Петросовет утвердил положение о
Комиссии при администрации Санкт-Петербурга по восста­
новлению прав жертв политических репрессий.
В том же году стадион имени Ленина был переименован в
«Петровский».
В свою очередь, бюст Ленина на Московском вокзале был
заменен бюстом Петра, а группа сопротивлявшихся этому
граждан оштрафована судом на 38 тысяч рублей.
Несмотря на вес эти видимые признаки общественно-по­
литического бурления, главным итогом 1993 года для Санкт-
Петербурга явилось окончательное
погружение в толщу беспробудной
провинциальной спячки.
Своеобразным символом полосы
Фонтанка, д. 68

застоя, в которую вступил Петер­


бург в том году, до недавних пор
мог служить дом на углу Фонтанки
и улицы Ломоносова, долгие годы
73
н о в е й ш а я и с то ри я одного г о р о д а

простоявший в виде перманентно осыпающейся руины (ныне


площадка расчищена, и дом воссоздается заново). В какой-
то момент даже могло показаться, что этот дом пребывал в
таком романтическом виде всегда. Однако в действительно­
сти он рухнул в начале июня 1993 года. Не только общ е­
ственность, но и городские власти были тогда в шоке. Газе­
ты публиковали алармистские передовицы, делались оф ици­
альные заявления о том, что в ближайшее время проблема
рухнувшего здания будет решена. Было закрыто движение
по мосту Ломоносова и по набережной Фонтанки. Прошло
время. Движение восстановили. А горожане со временем
привыкли к тому, что дома потихоньку рушатся, а уездная
жизнь - потихоньку продолжается.
Но в 1993 году город еще этого не сознавал и продолжал
мечтать:
о том, что в скором времени французскими инвесторами
будет построена высокоскоростная магистраль от Петербур­
га до Москвы;
о том, что вокруг города возникнет сеть подземных атом­
ных электростанций и проблема с дешевым электричеством
будет решена раз и навсегда;
о том, что созданные местными умельцами петербургеры
одолеют в конкурентной борьбе напичканные холестери­
ном гамбургеры и биг-маки;
и о многом другом...
1994 год оказался на удивление безликим. О н так и не
сумел обрести своих героев. Отвечая на вопрос социологов:
«Кого из петербуржцев можно назвать человеком 1994 года?» -
подавляющее большинство горожан затруднилось с ответом.
Если исходить из того, что историю делают герои, то получа­
ется, что петербургской истории в 1994 году не было вовсе.
Однако в действительности это не так. Потому что историю
делают не герои. Ее делает начальство.
Петербургскому градоначальству в
тот год жилось исключительно при­
вольно. То и дело путавшийся под
ногами у мэра городской парламент,
ликвидированный в конце 1993 года,
сумел воскреснуть лишь в самом кон­
це 1994-го. На протяжении целого
года Анатолий Собчак оставался в
блестящем политическом одиночестве, самостоятельно прини­
мая все решения и определяя приоритеты городского разви­
тия. Главным делом петербургской администрации в 1994
году стало проведение Игр доброй воли.
ВАЛЕРИЙ МАЛЫШЕВ
1994 год - в и ц е -м э р С ан кт-П е тер б ур га, р у ко в о д и те л ь аппарата
администрации города.
2000 год - вице-губернатор Санкт-Петербурга.

- Если бог не Шло Игр доброй воли, то я сомнева­


юсь, что был бы чемпионат мира по хоккею 2000
года и Петербург смог бы в свое время заявите об
75
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО РОД А

участ ии в Олимпиаде 2004 года. Я просто убежден в


том, что, когда было принят о решение о проведе­
нии И гр доброй воли в Санкт-Петербурге, в то вре­
м я это позволило показать еще раз значимость го­
рода, доказать, что город способен проводить та­
кие спортивней соревнования с привлег1ением гостей
и участ ников соревнования из м ногих стран мира.
Ну, и, наверное, м еркант ильная цель преследовалась:
привлечение туристов, информирование м ировой об­
щественности о том, что Санкт-Петербург суще­
ствует и готов к т аким крупном асш т абны м со­
бытиям. А что касается недочетов - они, естествен­
но были. М огли бы м ы их избежать? Наверное, м ог­
ли бы. Это тот сам ы й случай, когда не ошибается
тот, кт о ничего не делает.

Работа мэрии по подготовке и проведению Игр доброй


воли и впрямь была значительной. Произошла реконструк­
ция стадионов им. Кирова и «Петровского», СКК, Дворца
спорта «Юбилейный», Центрального яхт-клуба и бассейна
СКА. Инженерная, Миллионная, Бассейная улицы, Литей­
ный проспект, проспект Космонавтов и многие другие ма­
гистрали города были полностью отремонтированы. Десят­
ки улиц подверглись частичному ремонту.
Мэрия не жалела средств на то, чтобы придать празднику
максимум представительности. Штаб-квартира Игр доброй
воли разместилась в отеле «Европа». Одна только церемо­
ния открытия праздника обошлась городу в 6 миллиардов
рублей.
На первый взгляд, все эти колос­
сальные траты оправдались. Игры
доброй воли в целом прошли ус­
пешно. На открытие приехал пре­
зидент России Борис Ельцин, кото­
рый торжественно назвал Санкт-
Петербург Северной столицей. По­
года все шестнадцать дней стояла
76
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

столь отменная, что горожане даже


заподозрили своего мэра в метео­
рологических фокусах с искусствен­
ным разгоном туч.
Более 2,5 тысяч атлетов из 78 стран
провели 191 сосгязание по 24 ви­
дам программы. Было установлено
шесть мировых рекордов. Команда
России заняла первое место, завоевав 171 медаль, в том числе
68 золотых. Показатели США, занявших второе место, были
куда скромнее: 119 и 31 медаль соответственно.
Однако вся эта триумфальная бухгалтерия не могла скрыть
главного: Игры доброй воли ока­
зались дорогостоящей забавой, не
принесшей городу обещанной
пользы. Вопреки заверениям ру­
ководителей адм инистрации,
Игры так и не смогли придать
«мощного толчка экономическо­
му развитию города». Вместо этого они легли на Пегербург
тяжким финансовым бременем.
Город отказался от получения на­
лога на добавленную стоимость,
если эти средства предприятия пе­
речисляли напрямую в фонд Игр.
Из-за нехватки средств работни­
ки бюджетной сферы отправлялись
в вынужденные неоплачиваемые от­
пуска.
Было урезано финансирование
других городских праздников, в том числе Дня города.
Но, пожалуй, самой большой жертвой, которую городс­
кие власти принесли на алтарь большого спорта, стал пе­
тербургский метрополитен. Весной следующего, 1995-го,
года депутат Государственной Думы Оксана Дмитриева
заявит о том, что мэрия истратила на Игры доброй воли
150 миллиардов рублей, выделенных из федеральной каз­
77
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОД НОГО ГОРОД А

ны на нужды петербургской под­


земки. Возражая ей, председатель
ф инансового комитета Алексей
Кудрин пояснит, что в действитель­
ности город потратил на Игры не
L
150, а всего 44 «подземных» мил­
лиарда, притом не по собственно­
му произвольному усмотрению, а
по рекомендации правительства, отказавшегося финанси­
ровать спортивный праздник.
История с проведением Игр доброй воли за счет петербург­
ского метро, впрочем, так и останется до конца не выяснен­
ной...
ВАЛЕРИЙ МАЛЫШЕВ
- Я суважением отношусь к Оксане Генриховне Дмитриевой, но
она (Тыла некорректна в оценке этой цифры. Я еще раз повто­
ряю: все средства, которые были отпущены на строительство мет­
рополитена, были реализованы адресно.
Сконцентрировав основные усилия на проведении Игр доб­
рой воли, городская власть, разумеется, действовала из лучших
побуждений. Анатолий Собчак в ту пору, вероятно, вполне
искренне полагал, что в самом недалеком будущем Петербург
превратится в столицу мирового туризма, а также в «главный
город Балтики» - крупнейший на севере Европы центр между­
народной деловой активности. Игры доброй воли должны были
стать важнейшим этапом на пути реализации Санкт-Петербур­
гом его колоссального международного потенциала.
«За год Прагу посещают 20 миллионов туристов, а Санкт-
Петербург - всего 2,5 миллиона, - сокрушался Анатолий Соб­
чак весной 1994 года. - Ни в одном нашем пригороде и
гостиницы-то нет! <...> Недавно я видел с вертолета, как
убого и печально южное побережье залива вплоть до Пет-
родворца. Запустение, грязь, а ведь когда-то здесь были пре­
красные дачные места. Мы приняли решение создать агент­
ство по освоению этого берега. Построим жилье, отели,
места для отдыха и развлечения, пляжи, автодороги вдоль
78
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

залива. Да и северный наш берег до Финляндии может стать


курортной зоной высшего класса!»
В свою очередь, центр города призван был покрыться
плотной сетью фешенебельных отелей, ресторанов и бизнес­
центров. Уже в 1995 году, по замыслу Анатолия Собчака, на
Невском проспекте должен был открыться бизнес-центр с
отелем, несколькими ресторанами и музыкальным салоном.
Территорию вдоль Обводного канала предполагалось в крат­
чайшие сроки превратить в район офисов, а вместо пром­
зоны за Балтийским вокзалом должен был возникнуть тор­
говый и деловой центры.
На небольшом островке, что в устье реки Смоленки, в
1994 году Анатолий Собчак решил построить самое высо­
кое в городе здание - 130-метровый небоскреб под названи­
ем «Петр Великий», представляющий собой гигантский биз­
нес-центр, гордо возвышающийся над побережьем наподо­
бие Александрийского маяка: «Сколько споров идет вокруг
башни Петра Великого! Мне эта идея нравится. Я даже на
Петропавловский собор поднимался, чтобы убедиться, что
не испортит этот небоскреб городского пейзажа».
Виртуальный небоскреб и вправду городского пейзажа не
испортил. Зато попортил - и притом изрядно - городской
бюджет. Взявшаяся за возведение башни «Корпорация «Двад­
цатый трест» получила на нужды строительства из петербург­
ской казны 2,5 млрд рублей в долларовом эквиваленте. В
этом же эквиваленте они и затерялись в анналах истории
одного города...

СЕРГЕЙ НИКЕШИН
1994 год - депутат ЗакСа, президент АО «Корпорация «Двадцатый трест».
2000 год - депутат ЗакСа.

- Идея этого проекта, естественно, родилась в


коридорах сласти, это не наша идея. 1993-1994 годы,
я напоминаю, были периодом такою, я 6к сказал,
инвестиционною романтизма. Естественно, адми­
нистрация могла выделить деньги только в форме
кредита, причем кредит был дан не на безвозмезд-
79
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО РОД А

н о й основе.; а (ш ли заложены имущество , ценны е бу­


маги. Так была построена финансовая схема. Э т и
деньги (были выделенвс, и па эт и деньги была освоена
площадка. Сегодня она есть. Если говорить, почему
проект не состоялся, то потому, что инвестици­
о н н а я стратегия была ошибочно сделана на привле­
чение западны х ресурсов.

История петербургской башни, которая призвана была


достигнуть неба, а в итоге не поднялась над землей даже на
дюйм, явилась аллегорической эпитафией всем прекрасным
порывам, которые захватывали воображение городской ад­
министрации в тот год.
Ни «главным городом Балтики», ни столицей мирового
туризма Санкт-Петербург не стал ни в 1994 году, ни позже.
Приток туристов в Петербург в последующие годы продол­
жал сокращаться. На рубеже XX и XXI веков, согласно офи­
циальным данным, доля туристического бизнеса в эконо­
мике города составляла ничтожную величину в 3-4%. И это
при том, что Петербург включен в список Всемирного на­
следия Ю НЕСКО и по своей туристической привлекатель­
ности находится на восьмом месте, впереди Берлина, Праги
и Вены!
Для того чтобы Санкт-Петербург действительно смог стать
мировой столицей туризма, спорта и бизнеса, усилий одно­
го начальства было явно недостаточно. Привлекать в город
десятки миллионов гостей в год (в 2000 году Париж, напри­
мер, посетило 26 млн туристов) можно было лишь в том
случае, если бы на берегах Невы существовал принципиаль­
но иной хозяйственный климат. Если бы сотни тысяч горо­
жан имели возможность проявить свою предприниматель­
скую активность, не опасаясь оказаться между молотом чи­
новничьего произвола и наковальней бандитского беспреде­
ла. Если бы в городе заработали, наряду с дорогостоящими
и экономически неповоротливыми гранд-отелями, десятки
маленьких и средних гостиниц, сотни кафе, ресторанов, су­
венирных лавок и экскурсионных бюро.
80
Очерки политической истории Симкт-Памр&ур/а. 1989-2000

Нельзя сказать, чтобы городская


1994
власть вообще не понимала необ­
ходимости реформ такого рода. В
конце июня 1994 года в Петербур­
ге торжественно прошла Междуна­
родная конференция по малому
бизнесу, на которой выступил Ана­
толий Собчак. Однако радикальных
изменений в жизнь города это событие, конечно же, не
привнесло. Да и не могло привнести.
Дело в том, что, согласно известному закону Паркинсона,
бюрократия сама по себе способна работать исключительно
в собственных интересах. Единственная сила, которая мо­
жет заставить ее действовать в интересах общего дела, - это
постоянный контроль со стороны граждан.
Однако с гражданским обществом в 1994 году, как, впро­
чем, и во все остальные, дела в Петербурге обстояли неваж­
но. Попытки отдельных энтузиастов-романтиков побудить
петербуржцев любить свой город нс только на словах, но и
в действии, тонули в болоте всеобщего равнодушия.

ВЛАДИМИР РЕКШАН
1994-2001 годы - писатель, лидер рок-группы «Санкт-Петербург».

- Это бегло зимой 1994 года. Я шел на Пушкин­


скую, 10, к директору Фонда свободной культуры иг­
рать в шахматвг. Перед этим я случайно по телеви­
дению увидел сюжет о почетных гражданах Петер­
бурга. Показывали, кажется, академика Лихачева и
композитора Петрова. И вдруг очевидное стало оче­
видным. Если в городе существует институт почет­
ного гражданства, то должен быте институт и обыч­
ного гражданства, которого до сих пор почему-то нет.
Придя на Пушкинскую, я поделился своими печаль­
ными соображениями с Николаем Медведевым -
директором этого Фонда. И мы решили: почему бог
нам, живя в демократическом, хотя, может быть,
еще и не гражданском обществе, не учредить это
6 Зак. 606 81
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОД НОГО ГО РОД А

самое простое - петербургское гражданство? Зачем


я хочу быть гражданином Санкт-Петербурга? Свой­
ство человеческой натуры - идснтифицироватся. То
есть я - человек\ который придерживается опреде­
ленных принципов потому, что я вырос, живу здесь,
я говорю на русском язсяке; я ощущаю себя частью
некой новой абстрактной России, но этого недоста­
точно. Мне этого мало. Мне хочется, для начала,
почувствовать себя частью чего-то. Вот это что-
то - это и есть город Петербург. Как говорили в
средние века - воздух города делает человека свобод­
ным. Можно считать, что история петербургско­
го гражданства закончилась неудачно. Можно счи­
тать, как я считаю, что она закогьчилась или, по
крайней мере, продолжается с большим успехом...
Стало общим местом говорить о Петербурге -
как о некоем городе-мифе. Но это не город-миф, ско­
рее город-обман. Обманом был построенный Пет­
ром триста лет назад «город-корабль». Кажется,
он вот-вот рванет в свободное море. Па/уса полны
ветра. Матросы забираются на корабль. Но пара­
докс в том, что он никогда никуда не уплывет.

Безразличие большинства петербуржцев к судьбе родного


города наглядно проявилось в ходе состоявшихся - а точнее,
чуть было не сорвавшихся - выборов в городской парламент.
Из-за крайне низкой избирательской явки весной 1994 года
горсовету удалось укомплектоваться лишь наполовину. Недо­
стающих депутатов пришлось довыбирать осенью.

ЛЕОНИД РОМАНКОВ
1994 год - депутат ЗакСа.
2001 год - депутат ЗакСа.

- М н е кажется, что существовало две причины,


по которым избиратели так неохотно приняли
участие в этих выборах. Первая: сначала была ка­
кая-то эйфория, связанная с надеждой на то, что
82
Очерки политической шторыи Санкт -Петербурга, 1989-2000

новая демократическая власть быстро все изме­


нит. Этою не случилось, и в результате произо­
шло некоторое разочарование. Вторая причина:
очень резкая атака исполнительной власти и
средств массовой информации па Ленсовет. То/да
почти в каждой передаче ругали депутатов. И это
не могло не вызвать определенного рода реакции у
избирателей.

Еще одной важной причиной резкого снижения активно­


сти петербургских избирателей стала элементарная проф­
непригодность городской политической элиты. За прошед­
шие с начала перестройки годы она так и не смогла сфор­
мировать в городе полноценную систему политических
партий, которая явилась бы основой для деятельности де­
мократически х институтов власти.
Созданный незадолго до выборов
блок «Демократическое единство
Петербурга», возглавляемый экс-
спикером Петросовета Александ­
ром Беляевым, с треском прова­
лился.
В городское собрание в итоге су­
мели в большом количестве про­
никнуть прямые ставленники администрации, а также биз­
несмены, шедшие во власть прежде всего ради решения
своих частных вопросов.

С Е Р Г Е Й НИКЕШИН
- Что касается того, что люди из бизнеса шли во власть для
того, чтобы решать какие-то свои узкие проблемы - не только
проблемы бизнеса в целом, 7to и свои проблемы и проблемы своего
бизнеса, - это имело место. Это факт. И а мой взгляд, это
нормально: возможность воспользоваться тем, что дает рабо­
та в Законодательном Собрании для решения каких-то своих
проблем. А/угое дело, что еще не каждый может уметь правиль­
но этим воспользоваться. Это тоже не каждому дано.
83
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОД НОГО ГО РО Д А

В первый же день работы вновь избранный городской


парламент озаботился проблемой собственного имени и
решил гордо назваться «Законодательным Собранием», тут
же получив от прессы ироничное прозвище «ЗакС», кото­
рое в дальнейшем прочно за ним закрепилось в качестве
почти официального названия.
Чем более вялыми и апатичными оказывались петербург­
ские граждане, тем более непринужденно ощущала себя го­
родская администрация.
Выборы 1994 года ознаменовались изданием целой серии
распоряжений мэра, вопиющим образом противоречащих
действующему законодательству и фактически направлен­
ных против политических оппонентов главы города.
Стремясь не допустить участия в выборах Александра Бе­
ляева, Анатолий Собчак, например, попытался самоуправ­
но запретить баллотироваться в городской парламент чле­
нам Совета Федерации.
А узнав, что его главный внутригородской оппонент Вя­
чеслав Щербаков победил в первом туре с рекордным ре­
зультатом в 65% голосов, Анатолий Собчак волевым реше­
нием отстранил избранного вице-мэра от должности, вдоба­
вок предписав отправить его «в распоряжение командую­
щего ВМФ».

«В то время существовало мнение, что градоначальник есть хозяин


города, обыватели же суть как бы его гости. Разница между «хозяи­
ном» в общепринятом значении этого слова и «хозяином города» пола­
галась лишь в том, что последний имел право сечь своих гостей, что
относительно хозяина обыкновенного приличиями не допускалось».
(М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»)

Фактически абсолютная власть над городом, впрочем, по­


зволяла Анатолию Собчаку не только сводить счеты с оппо­
нентами, но также осуществлять вполне конкретную заботу
о петербуржцах.
В мае 1994 года вышло распоряжение мэра о ежемесячной
выплате половины МРОТ инвалидам, сиротам и малоимущим.
84
Очерки политическом истории Саккт-Пстервуptа, 1989-2000

Б следующем месяце Собчак подписал распоряжение о


льготном налогообложении предприятий хлебопекарной и
молочной отраслей, а также производителей детского пита­
ния. Это привело к быстрому улучшению продовольствен­
ного обеспечения горожан.
В том же году при активном содействии петербургской
администрации в Аахте был открыт первый в России хоспис.
Активная социальная политика, которую пыталась прово­
дить петербургская мэрия, в условиях экономического спа­
да, однако, не могла кардинальным образом улучшить жизнь
подавляющего большинства горожан, которые продолжали
в 1994 году все туже затягивать и без того перетянутые
пояса.
Согласно данным социологов, почти у половины петер­
буржцев в 1994 году материальное положение ухудшилось.
Треть горожан заявила о том, что вынуждена экономить на
всем, еще треть призналась, что существует лишь благодаря
дополнительным заработкам. Остальные жили за счет помо­
щи родственников, активного использования садовых учас­
тков, продажи старых вещей и регулярного получения гума­
нитарной помощи. И лишь менее 15% петербуржцев сооб­
щили, что получают доход от ценных бумаг и банковских
вкладов. Впрочем, как вскоре выяснилось, этот источник
доходов оказался весьма сомнительным.
К началу 1994 года на Санкт-Петербургской фондовой
бирже котировались акции фирм, в абсолютном большин­
стве являвшихся финансовыми пирамидами. Эти компа­
нии сулили вкладчикам до 1600% годовых, при том что
ставка рефинансирования Центробанка в январе 1994 года
составляла всего 215%, а к августу понизилась до 150%.
В ту пору процветали такие фирмы, как «Олби-дипломат»,
«AWA», «Дсжа-хлеб», Концерн «Гермес», «Русский дом Се­
ленга», «Телемаркет», Концерн «Тибет».
Абсолютным чемпионом на петербургском фондовом
рынке стало в тот год АО «МММ», каждая акция которого
планово еженедельно дорожала на 800 рублей. На долю АО
«МММ» в середине лета 1994 года приходилось 62% от об­
85
Н О В ЕЙ Ш А Я И С ТО РИЯ ОД НОГО ГО РО Д А

щего объема ценных бумаг, реали­


зованных на Санкт-Петербургской
фондовой бирже.
Воздействие героя рекламного ро­
лика АО “МММ” Лёни Голубкова
со товарищи на петербургских ран­
тье оказалось поистине чарующим.
Даже когда в конце июля в Москве
началось резкое падение цен на акции АО «МММ» и стало
ясно, что не сегодня-завтра выстроенная Сергеем Мавроди
пирамида рухнет, в Петербурге на
протяжении еще нескольких дней

Герои рекламного ролика


акции АО «МММ» продолжали
пользоваться устойчивым спросом.

АО "МММ" _____
Когда до петербургских акционеров
компании Мавроди наконец дошло,
что Леня Голубков и вправду халяв­
щик, было, разумеется, уже поздно.
Возле единственного пункта, продолжавшего принимать
акции АО «МММ», - он располагался в доме № 7 на Фур-
штатской улице, - выстроилась очередь в 5 тысяч человек.
Простояв весь день в предчувствии неизбежного, горе-мил­
лионеры разошлось по домам ни с чем. Вскоре, правда,
пункты АО «МММ» вновь заработали по всему городу.
Однако за одну акцию вместо обещанных 130000 рублей
теперь давали ровно в 100 раз меньше - 1300.
В то время как на городском финансовом ландшафте
появлялись и исчезали пирамидальные миражи, экономика
Петербурга продолжала пребывать в состоянии «вялотеку­
щей депрессии».
Чиновники мэрии обещали, что к середине лета спад про­
мышленного производства удастся остановить. Однако в
действительности его темпы в 1994 году ускорились в 1,5
раза, по сравнению с показателями 1993 года.
Самым неблагополучным сектором городской экономи­
ки, как и раньше, оставались предприятия военно-промыш­
ленного комплекса.
86
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

Бее конверсионные программы к этому времени благопо­


лучно отправились в мусорную корзину. Еще в 1993 году
федеральный центр перестал выделять на них даже симво­
лические средства.
Петербургскую экономику по-прежнему сковывала цепь не­
платежей. Общая задолженность всех перед всеми на 1 июня
1994 года в Санкт-Петербурге составила около 3 триллионов
рублей.
Петербургская мэрия была в тот год полна решимости
вывести наконец городскую экономику на живую воду.
В начале мая председатель Комитета экономики и финан­
сов Алексей Кудрин встал во главе Межведомственной ко­
миссии по промышленной политике, призванной осуще­
ствить поддержку приоритетных отраслей городской эконо­
мики. Таковыми были признаны энергомашиностроение,
судостроение и электронные отрасли оборонки.
Промышленная политика мэрии в 1994 году оставалась
внутренне противоречивой и оттого малоэффективной. Вполне
прогрессивные заявления и декларации то и дело приходили
в столкновение с архаичными по духу решениями. С одной
стороны, городское руководство заявляло о твердом намере­
нии «не поддерживать предприятия или отдельные отрасли, а
создать экономические условия для их нормальной деятель­
ности». Однако, с другой стороны, мэрия продолжала по
старинке тратить бюджетные средства на перманентную под­
кормку убыточных предприятий. В 1994 году на эти цели
было выделено 55 миллиардов рублей.
Экономическое положение города на общероссийском
фоне продолжало быстро ухудшаться. Ехце весной Санкт-
Петербург был вторым по величине центром общероссий­
ского фондового рынка. Однако уже осенью он стал усту­
пать другим регионам. Доля петербургских компаний, чьи
акции котировались на российских биржах, неуклонно сни­
жалась, а ликвидность падала. Средняя величина собствен­
ного капитала петербургской фирмы составляла 100-250
тысяч долларов, в то время как московской - более 1 мил­
лиона.
87
Н О В Е Й Ш А Я И С ТО Р И Я ОД НОГО ГО Р О Д А

В Санкт-Петербурге было сосредоточено в шестнадцать


раз меньше финансовых ресурсов, чем в Москве. При этом
наш город в 1994 году входил, наряду с Москвой и Тю­
менской областью, в тройку крупнейших perионов-доно-
ров, отдавая в федеральную казну 70% всех налогов и по­
лучая назад лишь 15% - на метро и экологию. Парадокс
российского финансового федерализма заключался в том,
что, собрав в 1994 году больше налогов, чем в 1993-м,
Петербург получил в итоге в собственный бюджет гораздо
меньше денег.
Председатель Комитета экономики и финансов Алек­
сей Кудрин пытался было добиться, чтобы Петербург,
так же как и Москва, получал из российского бюджета
субвенции. Из этой затеи ничего не вышло. Д еф ицит
петербургского бюджета в 1994 году составил около 40%.
А сам бюджет городская администрация объявила чрез­
вычайным. В целях преодоления бюджетного кризиса
была увеличена арендная плата, что повлекло за собой
дополнительный рост цен. Город стал активно брать в
долг: у коммерческих банков под высокие проценты, у
Министерства финансов. Возникла идея муниципально­
го займа - грядущей общ егородской финансовой пира­
миды.
Все эти меры, разумеется, могли дать лишь временный
эффект.
Администрация города не сумела добиться радикального
улучшения и на антикриминальном фронте, хотя и здесь
проявляла в 1994 году видимую активность. Вызывавший
постоянное недовольство мэра начальник ГУВД Аркадий
Крамарев в середине года был заменен Ю рием Лоскуто­
вым, до этого являвшимся начальником Высшей пожарно­
технической школы М ВД Эта кадровая перестановка, впро­
чем, не произвела особого впечатления на криминальный
Петербург, жизнь которого продолжала оставаться в 1994
году весьма насыщенной.
1 июня «мерседес» одного из главных городских авто­
ритетов - лидера так называемых тамбовцев Владимира
88
Очерки политической историк Санкт-Петербурга. 1989-2000

Кумарина - был обстрелян на Пражской


1994
улице. Тяжело раненный автоматной оче­
Владимир Кумарин

редью Владимир Кумарин, потеряв три


литра крови, был доставлен в больницу
на ул. Костюшко, где ему была ампутиро­
вана рука. Для охраны босса туда стек­
лись несколько десятков боевиков.
11 декабря город потрясло известие о дерзком ограбле­
нии Публичной библиотеки. П охищ енными оказались
древние западноевропейские и индийские рукописи, Ко­
ран VII века на пергаменте, Псалтирь XIII века. Общая
сумма ущерба оценивалась в сот­
ни миллионов долларов. 20 декаб­
Публичной библиотеки
Книги, похищенные из

ря по этому делу в Москве был


арестован председатель Межрес­
публиканской коллегии адвокатов
Дмитрий Якубовский. История с
ограблением Публички явилась
редким примером громкого уго­
ловного дела, раскрытого петер­
бургской милицией по горячим
Дмитрий Якубовский

следам.
по дороге в зал суда

Финал 1994 года утонул в раска­


тах начавшейся войны в Чечне. Не­
смотря на отсутствие особых сим­
патий к генералу Дудаеву, большин­
ство петербуржцев в тот момент
единодушно осудило агрессию Кремля. А либеральная пе­
тербургская пресса открыто высказывалась в пользу предо­
ставления Чечне политической не­
зависимости.
Анатолий Собчак занимал более
сдержанную позицию, однако и он
публично назвал безумием войну,
затеянную Россией на собственной
территории. Пожалуй, это был
один из последних случаев, когда
89
н о в ей ш а я и сто ри я одного го ро д а

настроения мэра города и большинства его сограждан со­


впали...
Выступая в самом конце 1994 года перед только что из­
бранными депутатами ЗакСа, Анатолий Собчак подверг рез­
кой критике идею создания в Петербурге системы органов
местного самоуправления. Петербургский мэр, вероятно, был
искренне убежден в том, что лучше, чем он сам, никто о
городе позаботиться не сумеет. Санкт-Петербург мог бы отве­
тить своему повелителю известным двустишьем:

Минуй нас пуще всех печалей


И барский гнев, и барская любовь.
Основав эксцентрическую столи­
цу своей громадной евразийской
державы на балтийском взморье,
Петр Первый, по преданию, тогда
Дуб Петра Великого

же посадил дуб, который со вре­


менем стал своего рода живым та­
л и см ан о м С анкт-П етербурга. В
1995 году на императорском дубе
зачахла последняя ветка.
Несмотря на то, что разговоры о неизбежности «петербург­
ского возрождения» являлись в ту пору едва ли не общ им
местом, в действительности было ясно: прежнего блиста­
тельного Санкт-Петербурга воссоздать уже не удастся. Как
не удастся возродить к жизни этот давно истлевший - хотя
по-своему и величественный - пень.
Окончание семидесятилетнего большевистского плена да­
вало надежду городу стать великим лишь в том случае, если
он оказывался способным найти для своего величия прин­
ципиально новую форму. Такую, которая была бы востре­
бована жизнью, а не романтическими грезами об утрачен­
ном столично-имперском рае.
Н а первый взгляд, 1995 год давал Петербургу реальный
шанс вновь, как в 1991-м, сыграть - а возможно, и закре­
пить на будущее - роль демократической столицы Рос­
сии. Сама жизнь, казалось, вела к тому, чтобы Санкт-
Петербург встал во главе всех оппозиционны х сил стра­
ны, выступающих против развязанной Кремлем войны в
91
Н О В ЕЙ Ш А Я И С ТО РИ Я ОД НОГО ГОРОД А

Чечне. Антивоенные настроения были в тот год сильны в


Петербурге, пожалуй, как ни в одном другом российском
регионе.
Партия «Яблоко», атаковавшая пре­
зидента Ельцина с демократическо-
пацифистских позиций, приобрела
на берегах Невы небывалую попу­
лярность, на время превратив Пе­
тербург в своеобразный «яблочный»
заповедник. Петербургский рейтинг
Григория Явлинского был в 1995
году почти вдвое выше, чем рейтинг
Бориса Ельцина. На думских выборах 1995 года «Яблоко»
уверенно заняло в Петербурге первое место, а из восьми
депутате в-одн ома ндатн и ко в шестеро оказались соратниками
Явлинского. Двое других - ветераны «ДемРоссии» Галина
Старовойтова и Юлий Рыбаков - также выступали как ради­
кально-демократические оппоненты Кремля и безусловные
противники войны на Кавказе.
Помимо общей антивоенной настроенности, у Петербур­
га имелся богатый опыт ведения диалога с представителями
народов, которые считали себя обиженными Москвой.
Несколькими годами ранее, в период резкого охлажде­
ния отношений между Татарстаном и Россией, когда офи­
циальная Казань демонстративно уклонилась от обсужде­
ния новой российской Конституции, Петербург продол­
жал развивать с Татарстаном ровные двусторонние отно­
шения.
Именно Петербург оказался первым среди прочих рос­
сийских регионов, установивших прямые - по сути дипло­
матические - отношения с Чечней: полномочный предста­
витель президента республики Ичкерия Джохара Дудаева
прибыл в Петербург и приступил к исполнению обязанно­
стей еще в 1993 году. Тогда же первым среди прочих горо­
дов России Петербург наладил авиарейсы с Грозным. Пре­
подаватели СПбГУ отправились в столицу Чечни читать лек­
ции студентам грозненского университета.
92
Очерки политической истории Слнкт-Петербур/в. 1989-2000

Несмотря на все это, Санкт-Петербург так и не решился


сыграть завещанную ему судьбой роль города-миротворца.
В Петербурге не возникло мощного антивоенного движе­
ния. Не было проведено ни одной по-настоящему массо­
вой акции протеста.
Образовавшийся в январе 1995 года общественный коми­
тет «Руки прочь от Чечни!» поклялся было каждое воскресе­
нье устраивать митинги протесга у Казанского собора - до
тех пор, пока кровопролитие не будет остановлено. Однако
вскоре вынужден был прекратить свою деятельность за пол­
ным отсутствием к ней интереса со стороны горожан.
В доме № 8 по Измайловскому
проспекту в тот год размещалась
общественная правозащитная орга­
н и зац и я «С олдатские м атери
Санкт-Петербурга». 5 января 1995
года ее активистки вышли на Двор­
цовую площадь и молча встали с
зажженными свечами перед окна­
ми Штаба Ленинградского военного округа. Этот немой
вопль отчаяния так и остался гласом вопиющего в пусты­
не. На расстоянии всего двух домов от штаб-квартиры «Сол­
датских матерей», на Измайловском, 2, полным ходом шла
подготовка новобранцев. Затем все они переправлялись в
войсковую часть 67616 близ поселка Каменка, откуда эше­
лонами отбывали в Моздок.
К середине января в Чечне находилось около двух ты­
сяч петербургских призывников. И нформация с фронта
просачивалась с трудом. Солдатские письма не доходили.
Ж урналистские телерепортаж и
подвергались правительственному
цензурованию. Чудом добравшее­
ся до Петербурга и опубликован­
ное в газете письмо рядового 1-го
батальона 129 полка из Моздока
рассказывало о том, что в атаку
российских пехотинцев гонят впе-
93
Н О В ЕЙ Ш А Я ИС ТО РИ Я ОД НОГО ГО РОД А

реди танков, что отдан приказ


стрелять в ж енщ ин и детей, если
М. Шабалин, Ф. Титов они приближаются к месту рас­
положения части. П о официаль­
ным данным, на 8 января 1995
года тридцать девять петербург­
ских призывников были ранены.
В феврале на территории Чечни
без вести пропали корреспонденты газеты «Невское вре­
мя» М аксим Шабалин и Феликс Титов. Их поиски в даль­
нейшем так и останутся безуспешными.
Все эти разрозненные факты, разумеется, нс могли передать
истинного масштаба трагедии, который не осознан по ссй
день. Справедливости ради стоит сказать, что руководители
города в этих сложных условиях все же пытались - насколько
это было в их силах - повлиять на ситуацию. По настоянию
депутатов Законодательного Собрания чиновники мэрии со­
здали комиссию для контроля за отправкой призывников в
Чечню, а также для оперативной связи с населением.
В конце мая 1995 года в Санкт-Петербурге прошла встре­
ча дудаевского полпреда Хож-Ахмеда Яриханова с председа­
телем ЗакСа Ю рием Кравцовым и мэром города Анатоли­
ем Собчаком. По инициативе чеченской стороны петербург­
ские лидеры согласились выступить посредниками на пере­
говорах чеченцев с федеральным центром.

ЮРИЙ КРАВЦОВ
1995 год - председатель ЗакСа.
2001 год - директор юридической фирмы «Конвент».

- Под эгидой Федерального Собрания проходила


большая конференция. Там горячо, остро и впервые
так. открыто, прямо, с противостоянием различ­
ных сторон - они были приглашены - обсуждалась
чеченская проблема. Уже тогда Собчак сказал мне:
«Юрий Анатольевич, попробуйте там провести пе­
реговоры, может быть, нам удастся». Такая рабо­
та была проведена.
94
Очерки политической истории С ан кт-Пет cpdyp/a. 1989-2000

ВАТАНЯР ЯГЬЯ
1995
1995 год - главный советник мэра Санкт-Петербурга, депутат ЗакСа.
2001 год - депутат ЗакСа.

- В начале 90-х годов Петербург пытался вернутв


себе былую славу, былой авторитет как ведущего пер­
вого города России, оттеснив, так или иначе, Моск­
ву на второй план. Обращение чеченцев к Петербур­
гу было обусловлено также той новой ролею, кото­
рую играл Петербург в России. И поэтому нет ниче­
го удивительного в том, что чеченцы обратились к
Петербургу за посреднической ролью, и то, что Пе­
тербург взялся выполнять эту роль.
Не удалось это сделать по целому ряду причин.
Как по причине противодействия Москвы, которая
взяла четкий и ясный курс на одержание военной
победы и тем самым возрождение военной славы
российского оружия: это звучало в речах государствен-
H 6 tx мужей Москвы. Москва также не хотела, что­
бы Петербург, добившись успеха в мирном посредни­
честве, доказал бы морально-политическое превосход­
ство над Москвой А что касается отсутствия внут­
ренних ресурсов, то в 1995-1996 годах здесь уже шло
расслоение политической элиты на сторонников и
противников Анатолия Александровича Собчака.
И это все ограничивало внутренние возможности
[уководства Санкт-Петербурга.
Однако главной причиной, не позволившей Петербургу в
1995 году сыграть столь же яркую и значительную роль в
истории России, какую он сыграл в 1991-м, явились все же
не московские козни и не начальничья грызня. Главным
оказалось то, что за истекшие годы между городской влас­
тью и массой рядовых горожан выросла непреодолимая
стена отчуждения, исключавшая возможность успешных
солидарных действий по защите общегородских интересов.
Жизнь начальства и жизнь обывателей уже давно протекали
в совершенно разных, фактически не пересекающихся друг
с другом плоскостях.
95
Н О В ЕЙ Ш А Я И С ТО Р И Я ОД НОГО ГО РО Д А

Главным делом городской администрации стала подготов­


ка к намеченным на следующий год выборам нового градо­
начальника. Основным претендентом на победу считался в
ту пору действующий мэр Анатолий Собчак.
Одной из основных задач, которую он стремился решить в
этой связи, являлось скорейшее обретение прочного контро­
ля над только что избранным Законодательным Собранием.
Во-первых, это было необходимо для того, чтобы не допус­
тить избрания спикером ЗакСа главного оппонента Анато­
лия Собчака - экс-вице-мэра Вячеслава Щербакова - и обес­
печить прохождение на этот пост кандидатуры, подобран­
ной Смольным. Во-вторых, послушный ЗакС был необхо­
дим мэру для того, чтобы администрация города и впредь
могла фактически произвольно распоряжаться средствами
городского бюджета, что было особенно актуально в свете
грядущей избирательной кампании.
Первую из упомянутых задач городской администрации
вроде бы удалось решить успешно. Председателем ЗакСа
оказался избран Юрий Кравцов, кандидатура которого была
открыто поддержана Смольным. Однако эта тактическая
победа во многом оказалась для мэра города пирровой.
Дело в том, что далеко не все депутаты, даже из числа лояль­
ных администрации, хотели голосовать за Кравцова. Очень
многие мечтали быть спикерами сами. Смольному пришлось
оказать грубое давление на тех заксовцев, которые зависели
от него прямо либо косвенно - то есть на депутатов-чинов-
ников и на депутатов-бизнесменов. Некоторых парламента­
риев вынудили показать заполненные бюллетени друг другу,
а также специальному эмиссару Анатолия Собчака - вице-
мэру Валерию Малышеву. В благородном начальничьем се­
мействе разразился довольно громкий скандал.

ВАТАНЯР ЯГЬЯ
- Действительно, Юрий Анатольевич Кравцов бкл ставленни­
ком администрации,, точнее, я fret сказал, двух руководителей ад­
м инист рации Санкт-Петербурга: Д м и т р и я Н иколаевича Коза­

96
Очерки политической истории Санкт-Пстсрбуреа. 1989-2000

ка и Владимира Владимировича Путина, которые склонили А на­


толия Александровича Собчака,
Что касается процедуры голосования, то она действительно
прошла с очень большими нарушениями тех норм закона и регла­
мента. Иначе бы Кравцов не победил - это совершенно точно. И
ш и нарушения всегда вызывали большие сомнения в легитимнос­
ти Кравцова.

ЮРИЙ КРАВЦОВ
- Основными кандидатами были тогда Щербаков и, если я не
ошибаюсьр большую активность проявлял тогда Ягья. Он создал
фракцию даже; но, несмотря на то, что тот же Ватаняр Саидо­
вич Ягья беи советником Собчака, как я понимаю, Собчак нс ис­
пытывал к нему особого доверия. А что касается Щербакова, то
исполнительная власть, конечно, относилась отрицательно к его
кандидатуре. Однако эти соображения, хотя и известные мне, не
были для меня причиной для выдвижения. Я не выдвигал свою кан­
дидатуру, а поддерживал кандидатуру, которую первоначально
выдвинул «Любимый город» - тогда бегла такая группа, - то есть,
кандидатуру Вячеслава Щербакова. Босли дважды предпринятое
усилия избрать его. И каждыйраз, несмотря на то, что меня при
этом еьце выдвигали, я снимал свою кандидатуру. Однако Щерба­
ков не набирал необходимое количество голосов. Это был тупик,
который нужно было срочно преодолевать. Эту проблему взялась
решать не исполнительная власть, а сами депутаты».

Скандальная история избрания


спикера ЗакСа наглядно подтверж­
дала тот факт, что позиции Анато­
лия Собчака среди местной поли­
тической элиты далеко не так проч­
ны, как могло показаться на пер­
вый взгляд. Очередным сигналом,
призванным напомнить Собчаку о
том, что в городе, помимо него,
есть и другие политические силы, с которыми мэр попросту
обречен считаться, стала бюджетная эпопея 1995 года.
7 Зак. 606 97
НОВ ЕЙШ АЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

Несмотря на то, что в целом ЗакС, по сравнению с Петро-


советом, оказался куда более покладистым и управляемым,
он с первых же недель обнаружил весьма устойчивый аппе­
тит и довольно быстро потребовал у городской админист­
рации свою долю бюджетного пирога.
Судя по всему, для Смольного этот факт оказался сюрп­
ризом, притом весьма неприятным. Дело в том, что одна
из самых жгучих проблем, с которой петербургская мэрия
вступила в 1995-й финансовый год, стала проблема городс­
кого долга. Его причиной, напомню, явились непомерные
налоговые отчисления в Москву, а также расточительные
Игры доброй воли.
Так и не сумев выхлопотать у фе­
деральной казны для Петербурга 1,5
триллиона рублей на представитель­
ские расходы, председатель Комите­
Алексей Кудрин

та финансов Алексей Кудрин пред­


ложил тогда резко сократить расхо­
ды на чрезвычайно прожорливое и
малоэффективное городское хозяй­
ство. Однако ответственный за него
первый вице-мэр Владимир Яковлев сумел убедить Анатолия
Собчака в недопустимости такого шага. Смольному пришлось
срочно набирать кредиты у коммерческих банков под высо­
кие проценты. В итоге возникла городская задолженность в
585 миллиардов рублей.
Поначалу м эрия собиралась в
1995 году по-тихому погасить долг
за счет не учтенных в бюджете до­
ходов от инфляции. Однако де­
путаты с такой постановкой воп­
роса не согласились. Бюджетные
препирательства между Смольным
и М ариинским продолжались пол­
года.
В конце концов был принят ряд соломоновых решений.
Инфляционный навар мэрия и ЗакС с грехом пополам
98
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

поделили по-братски. То есть так, что недовольными в ито­


ге остались обе стороны. В то же время администрация
города для покрытия дефицита бюджета стала выпускать
городские казначейские обязательства. Иными словами, по­
лучила официальное право и в дальнейшем жить в долг.
Предполагалось, правда, что позаимствованные деньги бу­
дут направлены на развитие городской экономики, в ре­
зультате чего количество поступающих налогов в городской
бюджет возрастет, а это, в свою очередь, позволит Петер­
бургу рассчитаться со своими кредиторами. Расчет этот, впро­
чем, не произведен до сих пор.
«Уподобив себя вечным должникам, находящимся во власти вечных
кредиторов, они рассудили, что на свете бывают всякие кредиторы: и
разумные, и неразумные. Разумный кредитор помогает должнику выйти
из стесненных обстоятельств и в вознаграждение за свою разумность
получает свой долг. Неразумный кредитор сажает должника в острог
или непрерывно сечет его и в вознаграждение не получает ничего. Рас­
судив таким образом, глуповцы стали ждать, не сделаются ли все кре­
диторы разумными? И ждут до сего дня.
(М. Е* Салтыков-Щедрин, «История одного города»)

Депутаты ЗакСа также в тот год решили вопрос с финан­


совым самообеспечением к полному собственному удоволь­
ствию. Каждый из них получил возможность единолично
распоряжаться так называемым резервным фондом разме­
ром в $ 1 000 000.

МИХАИЛ АМОСОВ
1995 год - депутат ЗакСа.
2001 год - депутат ЗакСа, координатор фракции «Яблоко».

- Мое отношение к резервно!м фондам всада было


отрицательным. Я считал и считаю, что система
должна предполагать коллегиалбноств обсуждения.
Администрации города нужны были определенной
и очень быстрые решения со стороны депутатского
корпуса. В частности, решения, которые касались
выборов мэра: в каком формате они проводятся,

99
Н О В ЕЙ Ш АЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

когда они проводятся и так далее. И, как мне пред­


ставляется, в значительной степени из-за этого ад­
министрация Собчака тогда согласилась на идею
резервная фондов. Смольному показалось, что с по-
мощью резервных фондов легче будет договариваться
с депутатами,управлять Законодательноем Собра­
нием.

Бюджетный компромисс, который был достигнут между


Смольным и Мариинским за счет рядовых налогоплатель­
щиков, однако, не привел к упрочению позиций Анатолия
Собчака среди городской политической элиты. Более того,
политическое брожение проникло даже в недра самой ад­
министрации.
Два первых вице-мэра - Алексей
Кудрин и Владимир Яковлев, почти
открыто конфронтировали друг с
другом. При этом Яковлев опирал­
Владимир Яковлев

ся на союз с оппозиционными по
отношению к Смольному «яблочны­
ми» депутатами ЗакСа и Госдумы,
регулярно подвергавшими финансо­
вую политику мэрии острой крити­
ке. Уже в начале лета в прессе стали высказываться предполо­
жения о возможности выдвижения Владимиром Яковлевым
своей кандидатуры на градоначальничьих выборах 1996 года.
Среди возможных преемников действующего мэра называл
себя и Алексей Кудрин.
Паучье-баночные страсти, которыми до краев была напол­
нена жизнь петербургской политической элиты в 1995 году,
оставались абсолютно чужды и неинтересны подавляющему
большинству горожан. Петербуржцы в тот год жили в це­
лом не хуже, однако и не лучше, среднестатистических рос­
сиян. По официальным данным мэрии, 80% петербургских
семей в 1995 году относилось к разряду малоимущих.
Несмотря на то, что доллар на протяжении 1995 года
вырос в цене всего на треть, изнурительный инфляцион-
100
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

ный марафон не прекращался ни на секунду. В мае подоро­


жали газ и телефон, в июне в 2,5 раза выросла квартплата.
Стремительно рушилась система городского транспорта: толь­
ко в июне были упразднены сразу тринадцать автобусных
маршрутов.
Работники народного образования, измученные многоме­
сячным неполучением зарплаты, пикетировали Смольный
под лозунгом: «Пусть лучше в Петербурге не будет метро,
милиции, света, чем школ». Этой же весной 60 тысяч работ­
ников заводов и НИИ, относящихся к оборонному комп­
лексу, а также представителей фундаментальной науки выш­
ли на Дворцовую площадь в сопровождении местных ком­
мунистов и национал-патриотов и потребовали коренного
изменения бюджетной политики в свою пользу.
Было бы, впрочем, неверно утверждать, что петербуржцев в
тот год волновали исключительно цены и зарплата. С огром­
ным воодушевлением была воспринята весть о том, что фут­
больная команда «Зенит», замкнув тройку лидеров первой
лиги, сумела наконец вернутт,ся в высший дивизион.
В том же году внимание горожан приковало сразу не­
сколько волнующих криминальных сюжетов. Из Русского
музея были похищены и переправлены за границу несколь­
ко рисунков Павла Филонова* При загадочных обстоятель­
ствах был убит основатель центра боевых искусств Вячеслав
Цой. Высшую меру наказания получил «тюремный роман­
тик» Мадуев, история побега которого послужила сюжет­
ной основой известного кинофильма «Тюремный романс».
Для того, чтобы накануне приближающихся выборов по­
пытаться вернуть внимание петербуржцев к насущным про­
блемам городского развития, Анатолий Собчак обнародо­
вал в ноябре беспрецедентную по своей грандиозности про­
грамму под названием «90 задач, которые намерен решить
хмэр». Отдельные ее части закреплялись за различными чле­
нами правительства.
Владимиру Яковлеву, например, досталось строительство
высокоскоростной магистрали Петербург-Москва, петербург­
ского метрополитена, а также реконструкция Дома писате­
101
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

лей, сгоревшего дотла годом ранее. Алексею Кудрину поруча­


лось создание скоростной автодороги Москва-Петербург-
Выборг, реконструкция Сенной площади, строительство башни
Петра Великого. Владимир Путин, в свою очередь, призван
был всемерно развивать гостиничный бизнес, строить фи­
нансово-торговый комплекс «Оккервиль», а также энергично
налаживать паромный маршрут Германия-Санкт-Петербург.
В этом же году город заявил о своем намерении участво­
вать в Олимпиаде-2004. Поддержать Петербург в этом сме­
лом начинании из Парижа прибыл сам Пьер Карден. Тогда
же, в 95-м, решено было создать акционерное общество для
строительства вокруг Санкт-Петербурга кольцевой автодо­
роги. К 2000 году предполагалось ликвидировать 1000 об­
щежитий, превратив их в жилые дома квартирного типа.
Пожалуй, ни одно из сладких обещаний того года не захва­
тило так сильно воображение горожан, как высказанное ад­
министрацией твердое намерение реконструировать «хрущев­
ки», по сей день составляющие 1/6 всего жилого фонда горо­
да. Поначалу эти блочные пятиэтажные коробки, строивши­
еся в первой половине 60-х годов и рассчитанные максимум
на 25-30 лет, предполагалось превратить в благоустроенные -
то есть укрепленные, утепленные и расширенные - десяти­
этажки. Затем отцы города остановились на более скромном
варианте с двумя пристроенными этажами. Так же, как и
большинство великих начинаний 1995 года, программа ре­
конструкции пятиэтажек по сей день пребывает в состоянии
бесконечного организационного зачатья.
Если 1994 год был годом, лишенным героев, то 1995-й
стал годом, лишенным событий,
Пожалуй, единственным масштабным происшествием яви­
лась авария на 1-й линии петербургского метрополитена. Пре­
дотвратить эту катастрофу, вероятно, было невозможно. Она
явилась закономерным итогом строительного аврала 1974 года,
когда было принято историческое решение - прокладывать
тоннель сквозь подмороженное подземное озеро.
В марте 1995 года чугунные тюбинги, а также бетонные и
стальные рубашки на перегоне «Лесная»-«Площадь Муже-
102
Очерки политической истории ('.ии к т I Icmepitypta. 1989-2000

ства» дали течь. В июле весь отрезок от «Площади Ленина»


до станции «Девяткино» стал закрываться в 22:00 для прове­
дения ночных ремонтных работ. Однако до последнего
момента городские власти продолжали сохранять видимый
подземный оптимизм.
10 ноября Анатолий Собчак в сопровождении первого вице-
мэра Владимира Яковлева и начальника мегрополитена Вла­
димира Гарюгина проехал в кабине машиниста от станции
«Чернышевская» до станции «Технологический институт». Здесь
он поднялся в помещение управления метрополитена и, вы­
ступая перед работниками петербургской подземки, заверил,
что все насущные финансовые и социальные проблемы ра­
ботников метро будут успешно решены.
Через три с половиной недели движение на отрезке «Пло­
щадь Ленина»-«Академическая» было в срочном порядке оста­
новлено. А еще через пять дней в верхний тоннель между
станциями «Лесная» и «Площадь мужества» ворвался плывун.
Оба тоннеля на этом перегоне пришлось затопить. Полмилли­
она петербуржцев оказались отрезанными от центра города.
Катастрофа на 1-й линии метро явилась одновременно
символом и знамением. Символом провала идеологии пе­
тербургского ренессанса, великим архитектором которого
являлся мэр города Анатолий Собчак. И знамением не­
отвратимо грядущих перемен.
1995 год подвел финальную черту под эпохой прекрасных
перестроечных порывов. Идеи и ценности, которые еще
вчера казались непреложными и актуальными, более не ос­
танавливали на себе даже беглого взгляда.

103
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

Показательной в этой связи стала история возникновения


и исчезновения на берегах Невы института уполномоченно­
го по правам человека.

ВАДИМ КОСАРЕВ
1995 год - и. о. регионального уполномоченного по правам человека,
член правительства СПб.
2001 год - ген. директор гостиницы «Прибалтийская».

- Может (Рыть, не совсем сегодня уместно ска­


зать об"этом, но, вообще говоря, у истоков создания
такой региональной структуры в Петербурге был
Владимир Владимирович Путин.
Забуксовало это дело на самом главном моменте
- па моменте принятия регионального закона в
нашем ЗакСе. Естественно, что когда идет речь о
создании еще одной властной структуры, то все орга­
ны власти пытаются перетянуть это одеяло на
себя. Пинались сложности с тем, а кто, собственно,
будет этой структурой руководить.

И начальство, и рядовые горожане оказались столь равно­


душ ными и легкомысленными в делах общегородского обу­
стройства, разумеется, не по причине злого умысла или
ф атальн о й д уш евн ой черствости. П р о сто к середине
девяностых годов город окончательно утратил веру в себя, а
вместе с ней и вкус к свободе - те самые качества, без
которых одержимые идеей граждане превращаются в зануд­
ных и эгоистичных обывателей.
Бесславно завершив свой героический этап, новейшая ис­
тория одного города вступила в 1995 году в фазу безликого
повседневного копошения.
1996 год Смольный встретил в со­
стоянии обостренного предчувствия
гражданской войны. К предвыбор­
ному походу друг на друга готови­
лись глава города мэр Анатолий
Собчак и его «правая рука» - глав­
ный хозяйственник и первый вице-
мэр Владимир Яковлев. В этой ис­
торической схватке двух частей единого административного
тела города рука оказалась сильнее головы.
Несмотря на то, что с тех пор прошло семь с лишним лет,
тема губернаторских выборов 1996 года по сей день кажет­
ся актуальной. Почему проиграл Анатолий Собчак? Потому
ли, что был недостаточно хорош - или, напротив, потому
что оказался слишком хорош для
губернского города СПб? И чем
явилась для Петербурга смена Соб­
чака Яковлевым: роковой потерей
или, наоборот, счастливым приоб­
ретением? Единодушия по всем
этим вопросам нет среди петербур­
жцев до сих пор.
Конкретных причин поражения Анатолия Собчака мно­
жество. И каждая из них вполне может претендовать на
статус роковой, если учесть, что исход второго тура губерна­
торских выборов решили менее 2% избирательских голо­
сов. Однако есть все же главная причина, от которой берут
105
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОД Н О ГО Г О Р О Д А

начало все прочие. Анатолий Собчак продолжал в 1996 году


полагать себя Великим мэром Великого города, не замечая,
что ни великого города по имени Санкт-Петербург, ни его
великого мэра давно уже нет. Что в стране под названием
Россия есть лишь один великий город - Москва, и одно
великое начальство - московское.
В своей последней книге «Дюжина ножей в спину» Анато­
лий Собчак вспоминает, как летом 1995 года в разговоре с
ним Борис Ельцин, пожаловавшись на здоровье, спросил,
стоит ли ему, по мнению Собчака, участвовать в президент­
ских выборах 1996 года. Собчак сказал, что, по его мнению,
не стоит. Петербургский мэр, во многом продолжавший
мысленно существовать в реалиях эпохи перестройки, ис­
кренне полагал, что с ним советуются как с авторитетным
политиком федерального уровня. Однако это была обыкно­
венная проверка излишне строптивого боярина на верность
самодержцу. Петербургский мэр обнаружил недостаточную
лояльность, а потому, в глазах Кремля, утрачивал право на
дальнейшее владение государевым уделом.
Вскоре после памятного разговора по указанию Ельцина
его ближайшим фаворитом, начальником президентской
охраны Александром Коржаковым, и главой ФСБ Михаи­
лом Барсуковым была создана специальная следственная
бригада по подготовке дела о петербургской коррупции и
по сбору компромата на первых лиц города на Неве.
В начале января 1996 года Борис Ельцин издал указ, разре­
шающий Москве провести выборы мэра вместе с президент­
скими, то есть 16 июня. О Петербурге в указе не говорилось
ни слова, и хотя Конституция в принципе позволяла субъек­
там РФ самим решать вопрос о выборах своих глав, было
ясно: Анатолию Собчаку, полномочия которого истекали
12 июня, демонстративно послана высочайшая «черная мет­
ка».
Анатолий Собчак сделал вид, что смело принял вызов. В
начале марта, не дожидаясь президентской отмашки, Зако­
нодательное Собрание Санкт-Петербурга приняло, а мэр
подписал закон, назначающий выборы главы исполнитель-
106
Очерки политической истории Синкт [JemepOjp/u. 1989-2000

ной власти в Санкт-Петербурге так же, как и в Москве, на


16 июня.
Однако спустя несколько дней Борис Ельцин издал указ,
предписывающий провести губернаторские выборы в Пе­
тербурге не 16 июня, а 19 мая 1996 года. Мэр тут же заявил
о своем согласии с этим президентским решением и попы­
тался заставить депутатов в срочном порядке принять соот­
ветствующие поправки к городскому законодательству, не­
взирая на отчаянные протесты меньшинства, на протяже­
нии нескольких заседаний подряд срывавшего по этому
поводу кворум.

А Н А Т О Л И И С О Б Ч А К , мэр Санкт-Петер­
бурга: «Я бы назвал положение сегодня
чрезвычайным. Впервые применили такую
тактику коммунисты в Госдуме в конце
прошлого года, тем самым чуть не доведя
дело до роспуска Думы. Теперь примерно
такая же ситуация возникает в нашем
ЗакСе. Если выборы 19 мая не состоятся,
то в городе вообще не будет легитимной
власти».

В самый последний момент, хотя и с большим скандалом,


вызванным вероломными действиями председательствующего
Сергея Миронова, пересчитавшего депутатов «по головам»
и объявившего о наличии кворума в зале, ЗакС все же при­
нял решение, угодное мэру.
Анатолий Собчак явно исходил из того, что главное -
успеть провести выборы до середины июня, чтобы не дать
Президенту в дальнейшем формального повода отстранить
петербургского мэра от должности простым росчерком пера.
В том, что при любом стечении обстоятельств эти выборы
принесут ему успех, Собчак не сомневался. Вероятно, имен­
но поэтому он не настоял - хотя вполне мог - на принятии
депутатами ЗакСа решения об однотуровой системе выбо­
107
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОД Н О ГО Г О Р О Д А

ров губернатора, что явилось бы стопроцентной гарантией


успешного переизбрания действующего мэра.
В одном из интервью, незадолго до вынужденного отъезда
в Париж, Анатолий Собчак скажет: «Признаюсь: я абсолют­
но исключал возможность своего поражения. Я переоценил
собственную популярность». В действительности Собчак
неверно оценил не собственную популярность, а психоло­
гию сограждан. Он продолжал верить в волшебную силу
своих традиционных фраз и жестов, не замечая перемен,
произошедших в общественных настроениях.
Петербург середины 90-х годов переживал нечто вроде
пароксизма тоски по утраченной ленинградской идиллии.
Отчаянно прорываясь в перестроечную эпоху к свободе,
петербуржцы, как и большинство постсоветских людей, по­
лагали, что свобода - это просто новый хороший хозяин, а
вовсе не отсутствие хозяина как такового. Что злую и жад­
ную компартию, обеспечивавшую оборонные предприятия
Ленинграда госзаказом, а также содержавшую всю ленин­
градскую интеллигенцию, обязательно должен заменить кто-
то другой - столь же всемогущий, однако более добрый и
щедрый.
Поначалу казалось, что этим добрым гением станет Запад,
который - в той или иной форме - примет на себя бремя
решения всех основных проблем, стоящих перед Великим
городом. Гуманитарная эйфория начала 90-х, однако, до­
вольно быстро закончилась. Стало ясно, что бесплатная за­
падная помощь - это, конечно же, очень хорошо, но все же
очень мало.
Пример Москвы, которой традиционно привык завидо­
вать город над вольной Невой, вроде бы наглядно доказы­
вал: есть другой, куда более надежный путь достижения
муниципального благополучия. А именно - путь любви и
дружбы с вышестоящим начальством. И здесь не надо при­
думывать ничего нового. Надо просто восстановить ту мо­
дель, которая уже реально существовала. При которой Ле­
нинград был абсолютно послушен Москве и получал за это
усиленный федеральный паек. В этой связи фигура излиш­
108
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

не строптивого петербургского мэра очень многих горожан


начинала все сильнее раздражать.
Не замечая этого или же не придавая этому особого зна­
чения, Анатолий Собчак сохранял стопроцентную уверен­
ность в своем грядущем триумфе, который не желал делить
ни с кем, отвергнув, в частности, последовавшее из недр
штаба другого кандидата - губернатора Ленобласти Алек­
сандра Белякова - предложение публично заявить о взаим­
ной политической поддержке в обмен на снятие Беляковым
своей кандидатуры в пользу Собчака.
Мэр так и не счел нужным попытаться накануне выборов
нормализовать отношения с городской политической эли­
той, наиболее авторитетные представители которой - Юрий
Болдырев, Вячеслав Щербаков, Александр Беляев - находи­
лись в состоянии глобального конфликта с Анатолием Соб­
чаком. Мэр не пожелал наладить серьезное сотрудничество
ни с одной из городских партий, включая самую популяр­
ную и влиятельную на тот момент в городе политическую
организацию - «Яблоко».

ИГОРЬ АРТЕМЬЕВ
1996 го д -д е п у т а т ЗакСа, первый вице-губернатор, председатель
Комитета финансов администрации Санкт-Петербурга.
2001 год - депутат Госдумы РФ.

- Мы неоднократно приходили к Собчаку и пред-


ла/али работать. Mot приходили, а он топтал но­
гами все это. Он топтал ногами! Он обзывал лю­
дей последними словами! Он находил себе врагов там,
где их в принципе не было. Два года подряд мы пред­
принимали отчаянные усилия хоте в чем-то Ана­
толия Александровича убедить, попытаться хоть
каким-то образом повлиять, объясните ему какие-
то разум ноге вещи - ведь им зачастую предлагались
авантюристические проекты, которые так и оста­
лись нереализованными. Мы же это видели. Или
когда деньги разбазаривались в качестве ссуд. Ну что
ж нам было делать?Мы стучались, стучались в эту

109
НОВЕЙШАЯ история одного города

Звере. Гэворили: «Анатолии Александрович,, мы хо­


тим с вами,, потому что идеологически мог с вами
абсолютно близки. Зачем же вы так топчете нога­
ми парламент?»

Одним словом, в 1996 году в Петербурге сложились прак­


тически идеальные условия для создания широкой антисоб-
чаковской коалиции, возглавляемой стилистическим и фра­
зеологическим антиподом действующего мэра. Главный го­
родской хозяйственник Владимир Анатольевич Яковлев под­
ходил на эту роль как никто другой.
История конфликта Владимира Яковлева и Анатолия Соб­
чака - это вполне типичная история придворной интриги,
закончившейся дворцовым переворотом. На протяжении дли­
тельного времени председатель Комитета по управлению го­
родским хозяйством был мэрским любимцем и непременно
ставился в пример прочим замам. И вроде бы Яковлеву было
даже в какой-то момент обещано «полцарства», а именно -
пост городского премьер-министра, который Собчак соби­
рался учредить после своего переизбрания в 1996 году.
Однако к концу 1995 года фаворит был заподозрен в
тайном намерении выставить свою кандидатуру на гряду­
щих выборах главы города - и сразу же впал в немилость.
ЛЮДМИЛА НАРУСОВА
1996 год - депутат Госдумы РФ.
2001 год - председатель фонда Анатолия Собчака.

- Рене о том, что завхозом города будет один че­


ловек, а политическим руководителем - другой, была.
Резко отрицательные результаты работы Яковле­
ва в качестве заместителя по хозяйству не оставля­
ли надежду на то, что именно он может занять
такой пост.

На одном из февральских заседаний правительства, про­


ходивших в присутствии прессы, Анатолий Собчак неожи­
данно обратился к своему первому заместителю Владимиру
Яковлеву: «А вы что здесь делаете? На улице полно снега!
110
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1)89-2000

Берите лопату и идите его убирать!» Владимир Анатольевич


побагровел и, ни слова не говоря, вышел из зала.
27 марта Яковлев зашел в кабинет к Собчаку, чтобы вру­
чить ему официальное письмо с уведомлением о намере­
нии баллотироваться в губернаторы и изложением основ­
ных административно-хозяйственных разногласий с мэром.
ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ
1996 год - первый заместитель мэра, председатель Комитета по
управлению городским хозяйством администрации Санкт-
Петербурга.
2001 год - губернатор Санкт-Петербурга.

- Я говорил Анатолию Александровичу: «Нам с


вами детей не крестить, поэтому, если есть ко мне
претензии, их нужно высказывать». Я не первый раз
говорил Анатолию Александровичу и не первый раз
выступал вот с такими делами на правительстве.
Говорил о том, что просто так город нам не под­
нять и просто так бюджет нам не наполнить,
если мы активно нс будем заниматься вопросами
развития промышленности. Турист сюда просто
так не пойдет, это нонсенс! Люди, извините, на
одном месте с заплатками ходят. Не получают
своевременно свою заработную плату или мизерную
пенсию. Выстраиваются в очередь для того, чтобы
приобрести сигареты, а мы говорим о городе туриз­
ма, о городе финансов. Это невозможно просто!

ЛЮДМИЛА НАРУСОВА
- Разлад явился следствием резкого ухудшения городского хозяй­
ства. Повторяю, Яковлев делал все, для того чтобы результаты
были негативными, прекрасно по?и<мая, что чем хуже люди ви­
дят состояние города, тем легче свалить это все на мэра и на
этом создать себе какие-то политические очки. Именно это и
послужило основной причиной для ухудшения отношений Более
того, я хорошо помню, как еще в марте 1996 года, едучи в одной
машине с Яковлевым, Собчак прямо - у него были сведения о том,
что с Яковлевым ведутся сепаратные переговоры у него за спиной,
- спросил: «Владимир Анатольевич, вы что, чем-то недовольны и
111
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

хотите идти па выборы против меня?» Яковлев выдавил из себя


слезу и сказал: «Да что вся, Анатолий Александрович,, никогда в
жизни, да как я посмею/»

Владимир Яковлев, конечно же, рисковал, учитывая, что до


выборов оставалось менее двух месяцев, а готовность отдать
свой голос за первого вице-мэра в тот момент выражало
всего чуть более полупроцента горожан - против почти 49%,
поддерживающих мэра. Чтобы победить, Яковлеву необхо­
димо было получить поддержку со стороны всех антисобча-
ковских сил - как внутри города, так и за его пределами.
Главным покровителем Владимира Яковлева стал московс­
кий мэр Юрий Лужков, за которым угадывались фигуры
всемогущих Александра Коржакова, руководителя службы
безопасности президента РФ, и Олега Сосковца, первого
зампреда правительства РФ.
Мощная политическая поддержка позволяла привлечь к
выборной кампании серьезный финансовый ресурс, сопо­
ставимый по масштабам с тем колоссальным администра­
тивным ресурсом, которым де-факто обладал мэр.

ИГОРЬ АРТЕМЬЕВ
- Мне и тогда (шло понятно, и сейчас мне совершенно понятно,
что если государство не финансирует выборные кампании, - а сегод­
ня этого нет, - то во всех случаях все кандидаты идут в частный
сектор или идут к каким-то предприятиям, которые финансиру­
ют их кампании. Мне кажется всегда очень странным, когда люди,
которые занимаются политикой, потом стыдливо этого «не за­
мечают». Хотя сами проводят эти кампании именно за эти
деньги. Мне тогда, в 1996 году, (было понятно, что Яковлев дей­
ствует таким же образом, равно как и Собчак. Все кандидаты до
сих пор в нашей стране действуют именно таким образом.
Я не интересовался источниками финансирования кампании
Яковлева во многом еще и по той причине, что не хотел нести
никакой ответственности за все это. И не принято у тех людей,
которые договариваются друг с другом, делиться информацией о
своих финансовых источниках.
112
Очерки политической истории

Среди структур, поддержавших


Владимира Яковлева на выборах
1996 года, особо выделялись «Балт-
онэксимбанк» и «Союзконтракт» -
фирмы, имевшие московские кор­
ни и представлявшие в тот момент
единое финансово-коммерческое
целое.
ВЛАДИМ ИР ЯКОВЛЕВ
- Вы все время ведете раз тор вокру? одною из бан­
киров. И не он один принимал участие - моральное и
в том числ е материальное - в рамках существующего
законодательства, но также «Промстройбанк», ряд
других банков. Это выглядело на том фоне как нор-
малвное понимание происходящего процесса.
На протяжении прошлой выборной кампании и в
эту выборную кампанию никаких соглашений ни с
какими структурами финансовыми не заключалось,
и мало того: никогда разговоров дюке на эту тему
не было.
Однако имеющимися у них ресурсами кандидаты долж­
ны были еще суметь грамотно распорядиться, наладив эф ­
фективную работу своих предвыборных штабов. Анатолий
Собчак отнесся к этой стороне дела как к второстепенной.
«Я продолжал работать, полагая, что это - лучшая реклама в
глазах петербуржцев. Я допустил серьезную ошибку», - при­
знается позднее экс-мэр.
АЛЕКСАНДР ПРОХОРЕНКО
1996 год - депутат ЗакСа, доверенное лицо Анатолия Собчака.
2001 год - представитель губернатора Санкт-Петербурга в ЗакСе.

- Что же касается штаба, ответственность за


деятельность которого на меня возложила обще­
ственность, такого штаба практически не было.
Ш таб не был структурирован. Те большие заседа­
ния, которые время от времени проводились и на
К Зак. 606 113
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я О Д Н О ГО Г О Р О Д А

которых иногда присутствовал кандидату как пра­


вило, проходили под руководством Людмилы Бори­
совны Нарусовой\ которая раздавала поручения, оп­
ределяла, кому выс.тупатв на телевидении, кому что
снимать.

ЛЮДМИЛА НАРУСОВА
- Я являюсь профессионально плохим организатором предвыбор­
ных кампаний, поэтому включилась в истай и работу штаба
исключительно для того, чтобы отмести лазутчиков и заслан­
ных казачков, - когда я узнала, что Александр Прохоренко, М070-
ров, Большаков и многие другие люди сутра были в штабе Собча­
ка, а по вечерам собирались в штабе Яковлева, и то, что было
наработано в штабе Собчака, и ту информацию, которой они
располагали, несли туда. То есть встали на путь явного преда­
тельства, Я понимала, что Анатолий Александрович, по сути
дела, продолжал еще и руководить городом, и заниматься всеми
текущими проблемами. И я действительно взяла на себя неко­
торые функции в штабе.

АЛЕКСАНДР ПРОХОРЕНКО
- Ничего ценного, я думаю, те, кто уходили с заседаний того,
что называлось «штабом Собчака» на заседание штаба Яковле­
ва (я, правда, ни разу не был на том заседании в штабе Яковле­
ва), ничего ценного привнести отсюда, по-моему, не могли, Ско­
рее, те, кто туда переходили, могли докладывать только об од­
ном: что там как не делалось ничего, так и не делается, не вол­
нуйтесь!
И нф орм ационной раскруткой
Владимира Яковлева занималась ко­
манда профессиональных имидж­
Алексей Кошмаров

мейкеров, возглавляемая энергич­


ным политтехнологом Алексеем
Кошмаровым, специально выписан­
ным из Москвы.
Смиренно объявив себя «вторым
Лужковым», Яковлев с самого на-
114
Очерки политической иопории Си и к т-1 /еипрпур/п. 1989-2000

чала выступил как отрицание самой идеи великого петер­


бургского градоначальства. На разные лады варьировалась в
сущности одна и та же мысль: о том, что обдуманное под­
ражание куда надежней необдуманного творчества; что доб­
ротная вторичность - лучше необоснованных претензий на
самобытность; что настоящий второй сорт - вернее липо­
вой первосортности.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ
- В какой-то степени и мне, может быть, хотелось походите
на «лира в кепке» - я имею а виду Юрия Михайловича Лужкова, -
потому что т о действительно очень сильный хозяйствен ник и
очень сильный мэр. Но сравниваться в бюджетно-финансовых от­
ношениях, ну, т о было все равно, что муравью и слону.

Конкретное содержание предвыборных программ Анато­


лия Собчака и Владимира Яковлева во многом совпадало.
Оба кандидата рассуждали о проведении в Санкт-Петербур­
ге Олимпиады-2004, о строительстве кольцевой автодороги,
о реконструкции исторического центра города, об актив­
ном привлечении иностранного капитала. Оба грозились
отчислять в Москву налоги лишь после того, как федераль­
ной казной будут выполнены все финансовые обязательства
перед горожанами.
Доходило до курьезов. И Собчак, и Яковлев ставили себе
лично в заслугу одни и те же городские достижения, напри­
мер строительство жилья или экстренную закупку для горо­
да пятисот автобусов ЛИАЗ.
Борьба мэра и его мятежного зама оказалась, в первую
очередь, борьбой не политических программ, а политичес­
ких образов. Анатолий Собчак по-прежнему делал упор на
идею глобального прорыва города в светлое и великое буду­
щее международного класса, обещая «сделать Петербург го­
родом, который не только по своей красоте, но и по своим
условиям жизни tie уступит лучшим городам мира». Влади­
мир Яковлев, напротив, на первое место ставил решение
текущих хозяйственных проблем и предлагал петербуржцам
115
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

в этой связи на время забыть о политике и осуществить


«поворот лицом к экономике».
В отличие от Собчака, который рассуждал о городской
промышленности в таких новомодных категориях, как «мо­
дернизация», «переподготовка кадров» и «экологическая бе­
зопасность», Яковлев декларировал слегка завуалированный
возврат к прежней затратно-патриархальной системе: «Го­
род должен помогать промышленности прямыми инвести­
циями, предоставлять предприятиям льготы по местному
налогообложению, поддерживать гарантиями города займы
на развитие предприятий, предоставлять льготы по аренд­
ным, коммунальным и другим платежам. Главное - воля к
поддержке промышленности».
При этом ни программа Анатолия Собчака, ни про­
грамма Владимира Яковлева не давали вразумительного
ответа на главный вопрос, без решения которого любые
громкие обещания заведомо превращались в пустой звук.
Вопрос о судьбе городского долга, к 1996 году достигше­
го астрономической величины почти в 3 триллиона руб­
лей.
Анатолий Собчак на этот вопрос отвечал в том духе,
что, мол, да, долг есть. Но, во-первых, не такой уж и
большой, как кажется. Во-вторых, ответственность за него
несут депутаты ЗакСа. А в-третьих, скоро в районе Пулко­
ва появятся десятки иностранных предприятий, подоб­
ных уже построенной «Кока-Коле», что позволит напол­
нить городской бюджет деньгами и рассчитаться со все­
ми кредиторами.
Владимир Яковлев решал проблему оздоровления город­
ских финансов еще более эвристично: «Транспортный узел
сегодня дает городу 1 триллион рублей. А может дать 2
триллиона. Отчисления от торговли дают 3 триллиона. А
могут - 7 триллионов. Доходы от аренды нежилого фонда
дают 2 триллиона. А могут - 6 триллионов. Значит, вместо
долга в 2,7 триллиона город может дополнительно получить
на развитие 6,3 триллиона. Значит, не мы должны просить
в долг. Пусть у нас просят!»
116
Очерки политический истории Саикт-ПетерОурш. 1989-2000

Выбранный Владимиром Яковлевым образ приземлен­


ного губернатора-хозяйственника, внешним видом напо­
минаю щ его последнего главу Ленинградского обкома
КПСС Бориса Гидаспова, разумеется, мог быть востребо­
ван далеко не всеми петербургскими избирателями, даже
из числа тех, кого категорически не устраивал действую­
щий мэр.
В этой ситуации определенное преимущество перед Вла­
димиром Яковлевым получал Юрий Болдырев, в ту пору
устраивавший едва ли не все группы оппозиционно настро­
енных избирателей. Обойти Болды­
рева в первом туре Яковлев сумел
благодаря тому, что заключил союз
с двумя другими участниками из­
бирательной кампании - Вячесла­
вом Щербаковым и Игорем Арте­
мьевым, снявшими свои кандида­
туры в пользу единого кандидата
Владимира Яковлева.

ИГОРЬ А Р Т Е М Ь Е В
- Мы очень рассчитывали, что наше коалиционное соглашение с
Яковлевым, которое он подписал и которое именно в политичес­
ком аспекте ставило четкие «красные флажки»3 будет той га­
рантией, которая позволит и в хозяйственном секторе - там,
где он, несомненно, был сильнее других, - проводить либеральные
реформы. Там говорилось и о свободе средств массовой информа­
ции9 и о демонополизации экономики, и о защите прав граждан,
и о дебюрократизации той системыуправления, которая к тому
времени сложилась. Поэтому мог считали, что на основании этого
публично заключенного соглашения мы обеспечим все это. И} соб­
ственно, первые месяцы и годы показали\ что мы двигались в этом
либеральном направлении в хозяйственной сфере.

Поддержка со стороны «Яблока», и лично Григория Яв­


линского, была для Владимира Яковлева особенно важна,
поскольку снимала мучивший многих петербуржцев воп­
117
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

рос о возможности голосования за никому не ведомого и


неизвестно кем профинансированного кандидата, кажуще­
гося к тому же не особо прогрессивным и демократич­
ным.
В свою очередь, Анатолий Собчак вправе был рассчиты­
вать на голоса тех избирателей, кому по-прежнему казалась
актуальной идея Великого демократического Санкт-Петер­
бурга и кто был всерьез обеспокоен угрозой ползучего ком­
мунистического реванша, а также московской экспансии на
берегах Невы.
Победа должна была, таким об­
разом, достаться тому, за кем пой­
дут колеблющиеся, или так называ­
емое болото. В этой связи важней­
шую роль в исходе губернаторских
выборов 1996 года сыграла война
компроматов.

В Л А Д И М И Р Я К О В Л Е В , первый вице-
мэр СПб: «Я ведь работал все время на
производстве и не старался вообще
заниматься компроматами какими-то.
Если компроматы на кого-то есть, так они
и так появляются, без участия кандидата».

Кульминационная фаза интриги наступила в последнюю


неделю перед днем голосования.
14 мая руководство профкома Кировского завода обрати­
лось с официальным запросом к президенту Ельцину и к
генпрокурору: «В последние дни в средствах массовой ин­
формации публикуются сведения о разгуле коррупции в
высших эшелонах власти Санкт-Петербурга. Было бы край­
не нежелательно избрать на пост губернатора человека, про­
тив которого в ближайшее время будет возбуждено уголов-
118
Очерки политической истории Санкт-1lemeptiypm. ! 1)НЧ-20(Ю

ное дело. В связи с этим просим разъяснить ситуацию и


подтвердить или опровергнуть до 17.05.96 г. причастность к
этим неблаговидным делам мэра города, кандидата в губер­
наторы А. А. Собчака».
Расторопность генпрокуратуры оказалась потрясающей.
Уже 16 мая был получен ответ, из которого следовало,
что факты незаконной приватизации дома № 3 по улице
Рылеева, а также расселения и приватизации квартиры
№ 17 в доме Nq 31 по набережной Мойки, смежной с
квартирой мэра, нашли свое подтверждение в ходе рас­
следования.
В дальнейшем, как известно, все эти дела протянутся не­
сколько лет, чтобы в итоге бесславно заглохнуть.
Но тогда, накануне первого тура
губернаторских выборов, данная ин­
формация возымела широкий ре­
зонанс. В ходе голосования 19 мая-
Анатолий Собчак получил всего
29% голосов. На второе место вы­
шел Владимир Яковлев, за которо­
го проголосовали 21,6%. Третьим
оказался Юрий Болдырев, набравший чуть более 17%.
Не сумев предотвратить выход Владимира Яковлева во
второй тур, Анатолий Собчак попытался было перейти в
контрнаступление, используя мощности подконтрольной ему
городской прессы. Попытки публично уличить Владимира
Яковлева в неправомерном использовании служебного «Воль­
во», а его супругу в излишнем увлечении бизнесом, а также
найти на них обоих «дачный компромат», решающего по­
литического успеха, впрочем, не имели.
Оставшиеся до второго тура две недели Владимир Яков­
лев потратил на то, чтобы максимально расширить число
своих сторонников. В его поддержку высказались сошед­
шие с дистанции кандидаты Александр Беляев и Александр
Беляков.
Несмотря на многочисленные заявления о своей абсолют­
ной нейтральности, Владимира Яковлева фактически под­
119
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

держал Юрий Болдырев, позиция которого в ходе второго


тура сыграла такую же решающую роль, какую сыграла по­
зиция «Яблока» в ходе первого тура.
ЮРИЙ БОЛДЫРЕВ
1996-2001 год - заместитель председателя Счетной палаты РФ.

- Два раза по телевидению транслировалась моя


позиция. Б ш о сказано следующее: я не поддержи­
ваю персонально ни одного, ни другого кандидата.
При прочих равных мне в'ы казалось, что лучше,
чтобЫ власть сменилась. После того как эту пози­
циюупорно стали интерпретировать как мою под­
держку Яковлева, мне пришлось еще раз пояснить,
что я не поддерживаю персонально ни одного, ни
другого.
Анатолий Собчак так же накану­
не второго тура вел себя довольно
активно. Появилось большое чис­
ло листовок, в которых Владимир
Яковлев объявлялся «рукой Моск­
вы», посредством которой коварные
москвичи рассчитывают похоро­
нить надежды Санкт-Петербурга на мировое величие.
Накануне 2 июня шансы обоих кандидатов выглядели как
равные. Ключевую роль сыграли полуторачасовые теледеба­
ты, выиграть которые Анатолий Собчак не сумел - ни так­
тически, ни содержательно, ни психологически.
В решающий момент - когда речь зашла о городском
хозяйстве - мэр продемонстрировал явно поверхностное
знание предмета обсуждения. После этого любые разгово­
ры на тему о недостаточной культурности и нравственной
полноценности его конкурента теряли всякий смысл, по­
скольку выглядели как попытки уйти от разговора по су­
ществу.
На этом фоне особенно неуместно смотрелось настойчи­
вое стремление Анатолия Собчака взять в разговоре с Вла­
димиром Яковлевым покровительственный тон.
120
Очерки политической истории Синкт-Петербурга. 1989-2000
1996
А Н А Т О Л И Й СОБЧАК,
В Л А Д И М И Р Я К О В Л Е В , кандидаты в
губернаторы Санкт-Петербурга:
С О Б Ч А К . Владимир Анатольевич, какие
принципиальные разногласия между нами
мешали выполнять самые элементарные
обязанности, которые определены ваши­
ми должностными инструкциями и поло­
жениями? Ну вот, скажем, 15 января 1996
года я даю вам распоряжение: прошу
срочно подготовить решение о запрещении ставить автомашины попе­
рек улиц, о порядке установления и взимания платы за стоянки автома­
шин, о перечне платных стоянок и публикации для всеобщего сведения
об этом и т. д. Вот это указание мое не выполнено до сих пор. Что же
вам мешало нормально работать и выполнять свои обязанности?

Я К О В Л Е В . Это получается уже как


студент на экзаменах. Поэтому это не
серьезный, наверное, подход. Все реше­
ния, какие необходимы были, я выполнял.
И я готов отчитаться за все решения, за
все дела в городе.
С. Вот как так могло случиться, что в
1995 году в вашем Комитете вместе с
районными структурами работало 34 888
человек, а уже за прошедшие месяцы 96-го года - 37 464 человека?
Я . Складывается впечатление, что вас в городе вообще не бывает и
что вы вообще ни за что не отвечаете и вы ни о чем не знаете. Какой вот
такой хороший человек, а! Город наш растет. Дома строятся. В прошлом
году ввели миллион квадратных метров.
С. Даже миллион сто тридцать тысяч.
Я . Миллион тридцать тысяч квадратных метров. Больше не приписы­
ваем, потому что это ввели. Это как раз заслуга не только одного мэра, а
это заслуга того, кто занимался этим вопросом, - первое. Второе:
площадь-то города увеличилась на миллион. Вы что, будете убирать теми
же, кто в центре находится? Людей же нужно принимать на работу. Это
естественный, это вполне естественный процесс. Поэтому, я еще раз
говорю, вам кто-то подбрасывает такие документы, о которых вы совер­
шенно не имеете представления. И второе: вы знаете, сколько получает
вообще дворник в городе?
С. Сколько получает дворник в городе, я знаю, но я знаю, сколько
получает и начальник ПРЭУ.

121
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

Я. Назовите! Дворник в городе при полуторной ставке получает 699


тысяч. Если вы один раз хотя бы у своего гаража зимой почистили снег,
часа хватает здоровому мужику, чтобы он уже находился в невменяемом
состоянии. Знаете, что 25 тысяч дворников требуется в городе, а работа­
ет 8 тысяч. Вам это надо знать, а вы все порхаете по таким бумажкам.

С. Вот вы в своей программе постоян­


но говорите о том, что вы заботитесь о
промышленности, а вот мэр об этом не
думает. Но странным образом в вашем
Комитете был департамент топливной
энергетики, который вы почему-то
ликвидировали. А вы знаете прекрасно,
что для промышленности сегодня цены
на топливно-энергетические ресурсы -
это главный бич, который останавливает
развитие промышленности.
Я. Прекрасный ход мыслей, Анатолий Александрович! Вы же прекрас­
но понимаете, что департамент, который был создан для одного, а начал
заниматься другими делами, поэтому я вынужден был ликвидировать. Я
из тридцати человек оставил пять человек, которые работают отделом в
Комитете по управлению городским хозяйством. И намного спокойнее, и
намного лучше. И вы это прекрасно знаете. И вы это одобрили, как раз в
тот период, что нельзя раздувать такие штаты. И я это сделал... Вы
начали употреблять терминологию - прораб, узкий там и т. д. Я ведь не
зря назвал, что великие люди наши сегодня, те, которые достигли самых
больших высот, они тоже были прорабами. Кстати, вы действительно в
своих роликах уж очень оскорбили людей. Таких, как Артемьев, как
Щербаков, что «эта стая»... вы оскорбили тех людей, которые не пришли
или проголосовали за меня, вы назвали папуасами! Так зачем вы вешае­
те все эти ярлыки?!
Вы запретили... цензуру установили в городе на всю прессу. Вы
изломали радио и телевидение! Посмотрите, как сюда прибегают
испуганные люди, которые возглавляют телевидение! Испуганные: как
бы не то слово сказал, либо не о том проговорил ведущий, либо еще кто-
то. Для чего вы это делаете?..
С. Вы не сумели ответить ни на один конкретный вопрос, касающийся
лично тех сфер, за которые вы отвечаете, и который я перед вами
ставил. Вы не сумели объяснить, почему у нас в городе плохие дороги
сегодня, почему плохо ремонтируется и эксплуатируется жилой фонд.
Это как раз связано с тем, что вы не знаете стратегии развития города,
не имеете представления, как город должен развиваться. А когда вы
начинаете говорить о культуре, то это просто поразительно и смешно.

122
Очерки политической истории Cciккт-Петервуриг. 1989-2000

Я, Анатолий Александрович, не ведите себя профессорским тоном!


С. Я хочу сказать...
Я. Скажите, о какой принципности вы вообще говорите и повторяете
мне несколько раз? Зачем еще раз нужно говорить о каких то принцип-
ных и беспринципных делах? Мы сегодня говорим о городских делах,
про городские проблемы. Их нужно решать. И вы начинаете говорить о
команде. Да вы всегда как одиночка!
С. Я вам могу сказать только одно, что я очень сожалею о том, что
именно в нашем городе предвыборная кампания этого года стала ареной
совершенно недопустимых политических действий, совершенно недопу­
стимого обливания грязью оппонентов. И дай бог нам, чтобы наша
политическая жизнь... нашего общества, не воспроизводили бы больше
ничего подобного.

Итогом теледебатов явилось то, что немалая часть сторон­


ников мэра, раздосадованная его неудачным выступлением,
предпочла вообще не идти на второй тур выборов. Тем
более, что успех Собчака, несмотря ни на что, казался пред­
определенным.
В то же время сторонники Владимира Яковлева, возму­
щенные откровенным пренебрежением, которое Анатолий
Собчак продемонстрировал по отношению к их фавориту,
явились на избирательные участки едва ли не в полном
составе.
2 июня 1996 года Анатолий Собчак получил 45,8% голо­
сов. Владимир Яковлев - 47,5%. Около 6% проголосовали
против всех.
Чашу весов на сторону первого вице-мэра перетянули
всего 1,7% от общего числа проголосовавших - или 28 168
человек.

123
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

ЛЮДМИЛА НАРУСОВА
- Город-то проголосовал за Собчака! Против него
и за его конкурента голосовали окраины города., во­
инские части, воинские училища. Более того, даже
при этом на два часа ночи лидировал Собчак. По­
том был объявлен технический перерыв, после кото-
рого цифры изменились и приобрели другой харатстер.

Видимая случайность победы Вла­


димира Яковлева, впрочем, при бли­
жайшем рассмотрении оказывалась
закономерностью.

ЛЮДМИЛА НАРУСОВА
- В городе было достаточное число людей, для которых образ
крепкого хозяйственника оказался более привлекательным, чем
образ блестящего политика. Почему? Ну, очень просто: потому
что свойство человеческой памяти - забывать все то, что было и
что стало. А ликвидация талонов,, очередей, пустых полок - это
все очень быстро забылось. Забылось, как и то, что город был на
грани голода в 1990-91 годах А кроме того, Собчак был настоль­
ко яркой и масштабной фигурой' символом демократии, что
именно с ним связывали люди ухудшение своего положения.
И Анатолий Собчак, и Владимир Яковлев одинаково стра­
стно жаждали власти. Однако, в отличие от Собчака, Яков­
лев исходил из того, что сама по себе жажда власти - ничто,
в то время как политический имидж - все. Собчак надеялся
на то, что избиратели будут любить его таким, каким он
нравится себе сам.
Яковлев выстраивал свой образ, ориентируясь не на соб­
ственный вкус, а на массовый стереотип. И именно поэто­
му, несмотря на свою кажущуюся политическую допотоп­
ность и словесную неуклюжесть, Владимир Яковлев оказал­
ся в действительности более успешным городским полити­
ком, нежели Анатолий Собчак, лучше понимающим психо­
124
Очерки политической истории Си и к т-Петcpfypta. 1989-2000

логию большинства обитателей губернского города СПб.


И, самое главное, умеющим более профессионально влиять
на их умонастроения.
Первые же шаги нового градоначальника были направлены
на дальнейшее укрепление его политического имиджа.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ, 1996 г.


«Притеснений по отношению к журнаяис
там, подчеркиваю еще раз, никаких не
будет. По отношению к ряду редакций
газет, в том числе телеканалов, нужно
ввести соответствующие поправки».

Перед ведомством губернаторской пропаганды с самого на­


чала была поставлена основная стратегическая задача: подгото­
вить успешные перевыборы Владимира Яковлева в 2000 году.
АНДРЕЙ МОКРОВ
1996 год - председатель Комитета по печати и связям с общественностью
администрации Санкт-Петербурга.
2001 год - генеральный директор ООО «"Русское видео" - 11 канал».

- В 1996 году стал и говорите о том, кто необходи­


мо готовиться к выборам 2000 года. Дело в том, что
имидж политика - это неотъемлемая часть власти,
И для того, чтобы первое лицо города могло решать
задачи по обеспечению жителей этого города всем не­
обходимым, ему необходима власть., ему необходимо
добиться, чтоб команды eetполнились, чтобы люди
работали, чтобы администрация кипела. А имидж
- это неотъемлемая чаете власти. Если у политика
не будет имиджа, ничего не будет происходить в горо­
де. Грань между пропагандой и созданием имиджа,
безусловно, очень тонка... И, безусловно, должны суще­
ствовать официальные институты, которые будут
эту грань отслеживать и возвращать политика и его
окружение обратно в нормалвнос русло.
125
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОД Н О ГО Г О Р О Д А

Львиная доля активности, прояв­


ленной Владимиром Яковлевым в
первые месяцы после избрания, но­
сила чисто имиджевый характер и
имела весьма условный хозяйствен­
ный смысл.
Так, первым делом Владимир Ана­
тольевич решил подробно ознако­
миться с городскими рынками и овощебазами. Намерение
это выглядело тем более курьезным, что до этого на протя­
жении нескольких лет Яковлев непосредственно руководил
всем городским хозяйством и вряд ли мог почерпнуть из
этих поездок что-то для себя по-настоящему новое. Базар­
ные странствия губернатора продолжались в течение несколь­
ких недель при неизменном информационном аншлаге.
Градоначальник Фердыщенко «вздумал путешествовать.
Это намерение было очень странное, ибо в заведывании Фердыщенна
находился только городской выгон, который не заключал в себе ника­
ких сокровищ ни на поверхности земли, ни в недрах оной...
Выехал он в самый Николин день, сейчас после ранних обеден... С ним
был денщик... да два инвалидных солдата. Шагом направился этот по­
езд в правый угол выгона... Ожидавшие тут глуповцы, в числе четырех
человек, ударили в тазы, а один потрясал бубном...
- Ну, теперь показывайте мне, старички, - сказал он ласково, - како­
вы у вас есть достопримечательности?
Стали ходить взад и вперед по выгону, но ничего достопримечатель­
ного не нашли, кроме одной навозной кучи».
(М. Е. Салтыков-Щедрин. «История дного города»)

Другой важной вехой на пути ими­


джевого подъема вновь испеченного
губернатора явилась кампания по ис­
коренению ларьков, преподносивша­
яся как важный вклад в дело наведе­
ния порядка на улицах города. Ос­
новным результатом этой кампании
стало уменьшение объема налогов, поступающих в и без того
весьма худую городскую казну. Кроме того, резко сократилось
126
Очерки политической истории Сянкт-Петероурм. 1989-2000

число дешевых ларечных товаров. Горожане, однако, в своей


массе восприняли административную атаку на ларьки с замет­
ным удовлетворением.
Стремление Владимира Яковлева как можно скорее пред­
стать в облике покровителя городской экономики также не
осталось безнаказанным.
Созданный губернатором Комитет экономики и промыш­
ленной политики во главе с возвращенным из собчаковской
опалы Дмитрием Сергеевым с жаром принялся за работу и
уже к июлю 1996 года подготовил документ под названием
«О неотложных мерах по стабилизации положения в горо­
де». В этом по-своему замечательном образчике идейной па­
леонтологии всерьез шла речь о таких диковинных вещах,
как «частичный переход на систему натурального налогооб­
ложения», установление административного контроля над ком­
мерческими банками и продовольственными потоками, пе­
ресмотр итогов приватизации и т. д. Неудивительно, что этот
обстоятельный меморандум, подобно солнечным планам Мора
и Кампанеллы, так и остался нереализованным.
Заявленный в период избирательной кампании имидж Вла­
димира Яковлева как лучшего друга всех московских на­
чальников призвана была подтвер­
дить серия дипломатических пред­
ставлений.
За три дня до президентских вы­
боров в Петербург прибыл Борис
Ельцин.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ, губернатор


Санкт-Петербурга: «Наш путь сегодня -
продолжение реформ, свобода, демокра
тия, согласие! Ельцин - наш президент!
Ура!»

127
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

БОРИС ЕЛЬЦИН, президент РФ: «Доро­


гие петербуржцы, друзья, очень рад новой
встрече с вами, встрече с Санкт-Петербур­
гом - Северной столицей России! В самые
тяжелые моменты я знал, что питерцы не
подведут! Вы всегда поддерживали меня,
я чувствовал это. Спасибо вам!»

В тот же день президент России


торжественно заключил с губерна­
тором Санкт-Петербурга «Договор
о разграничении полномочий и
предметов ведения».

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ
- До?овор с Россией на первом этапе себя полити­
чески оправдал, но тол око политически. Когда от
рамочного договора с президентом Ельциным мы
перешли к отдельным пунктам, а эти пункты было
предложено прописывать и подписывать с соответ­
ствующими министерствами, то министерства
стали выдумывать все; что надо и не надо. После
этого я принял решение - никаких договоров больше
не заключать.
На следующий день после приез­
да в Петербург Бориса Ельцина Вла­
димир Яковлев официально заявил
о поддержке Юрия Лужкова на вы­
борах московского мэра 16 июня.
А спустя две недели, 27 июня, Юрий
Михайлович прибыл с дружествен­
ным визитом на берега Невы. По
128
Очерки политический истории Си и кт-ПаперЬурш. 1989-2000

тому, как встречали Юрия Лужкова, и по тому, как он


подавал себя сам, было ясно: приехал начальник. С Моск­
вой Санкт-Петербург также заключил весьма помпезный,
однако никого ни к чему не обязывающий договор.
Энергично укрепляя свой авторитет среди своего электо­
рата, Владимир Яковлев гораздо меньше заботился о завое­
вании сердец тех петербуржцев, которые считались настро­
енными прособчаковски.
Летом 1996 года было прекращено финансирование из
городской казны всех реставрационных работ. В начале
октября по Петербургу прокатился тревожный слух о под­
готовленном в недрах Смольного решении ликвидиро­
вать городские симфонические оркестры. С письмом
протеста к Владимиру Яковлеву вынужден был лично
обратиться художественный руководитель Государствен­
ной филармонии имени Л. Д. Шостаковича Юрий Те­
мирканов.
ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ
- Комитет культуры во /лаве с моим однофамильцел (, рассматри­
вая бюджетные строчки, принял такое решение. Но мы дальше-то
веде не пошли! Мало того, мы приостановили реконструкцию и рес­
таврацию бессмысленную, без конечных результатов и без конечной
цели. То есть, еслиреставрировать иремонтировать, так надо знать,
что делать и в каком объеме. Так, чтоб был виден результат.

Но, пожалуй, самым громким в череде событий такого


рода стал приключившийся в начале сентября газетный кри­
зис, который многими в городе был воспринят как прояв­
ление намерения Смольного одним махом покончить со
всей независимой городской прессой.
АНДРЕЙ МОКРОВ
- На самом деле, вто был не газетный кризис - это был кризис
типографий. Газетный комплекс не мог больше печатать газе­
ты. У него не было денег. Ведь в ту пору основные газеты, избало­
ванные льготными и тепличными условиями, считали нормаль­
ным не платить за печать и за бумагу.
4 9 Зак 606 129
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

Предпринятая Смольным доволь­


но неуклюжая попытка помочь не­
зависимой прессе «спокойно уме­
реть», однако, успехом не увенча­
лась. Разразился скандал, в резуль­
тате которого было заключено со­
глашение о поэтапном погашении
задолженности, и выход газет возобновился.
Довольно скоро стало ясно, что запас политической проч­
ности, с которым Владимир Яковлев вступил во власть,
быстро истощается, и что в обозримом будущем петербург­
ского губернатора ждут весьма трудные времена.
Владимир Яковлев застал город на грани финансового
краха. Долговая пирамида муниципальных казначейских
обязательств продолжала неумолимо рваться вверх. При
этом весь лимит городских облигаций на 1996 год был
израсходован Анатолием Собчаком и председателем Ко­
митета финансов Алексеем Кудриным еще в течение пер­
вого полугодия. Чтобы предотвратить надвигающееся го­
родское банкротство, новая администрация вынуждена была
прибегнуть к внеочередным заимствованиям. Сумма го­
родского долга в итоге выросла еще на несколько трилли­
онов рублей.
Вместо того чтобы в соответствии со своими предвыбор­
ными обещаниями направлять бюджетные деньги в про­
мышленность, а также «строить, строить и строить», губер­
натор вынужден был перейти к единственно возможным в
тот момент так называемым непопулярным мерам.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ
- Мы с nepeotx дней стали формировать бюджетную доходную
насте и сразу искали пути сокращения расходной части. И по­
этому появилосб очень много инноваций и очень много предложе­
ний С nepeotx же дней я поставил задачу делать не дефицитный
бюджет, а сделать его, если и не бездефицитным формально, то,
по крайней мере, сбалансированнош - чтоб доходы были равны
расходам.
130
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

Осенью стало известно, что городское правительство пла­


нирует в будущем году вдвое повысить плату за жилье и
коммунальные услуги. Популярность Владимира Яковлева
среди значительной части его электората растаяла в одноча­
сье. Выступление губернатора перед демонстрантами 7 но­
ября утонуло в возмущенном гуле многотысячной толпы.
Гак все-таки: хорошо или плохо то, что Анатолия Собчака
в 1996 году на посту главы Санкт-Петербурга сменил Влади­
мир Яковлев?
В анналах 1996 года исчерпывающего ответа на этот вопрос
найти нельзя. Тогда успело проясниться лишь то, за какого
губернатора, а точнее, за какой образ губернатора проголосова­
ли петербуржцы. Но вот кого они в реальности выбрали, ста­
нет ясно чуть позднее. Можно поэтому лишь попытаться отве­
чать на вопрос о том, голосование за какой из предложенных
образов, и в чем именно, было более стратегически верным.
ВЛАДИМИР ГЕЛЬМАН
1996-2001 годы - доцент факультета политологии Европейского
университета в Санкт-Петербурге.

- Демократия - система,, при которой власть


имущие теряют власть в результате выборов. Вы­
боры 1996 /оба были очень значительным шагом в
развитии демократии в Петербурге. Петербург всей
стране показал, что такое возможно, что популяр­
ный политический деятель может потерять власть
в результате выборов, и мир не рухнет.

ИГОРЬ АРТЕМЬЕВ
- Петербург и Россия должны развиваться в общем русле европей­
ской цивилизации. В этом смысле Собчак был очень подходящим
человеком. Яковлеву несомненно, гораздо более сильный менеджер,
причем на порядок и на два порядка более сильный менеджер хозяй­
ственного управления. Очумеет решать многие задачи.
Я корю себя за то, что, поддержав Яковлева, Met решили боль­
шое количество хозяйственных вопросов, но мы способствовали
тому, что город потерял свою перспективу европейской столицы
на несколько лет.
131
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

Отвергнув Собчака, Санкт-Петербург упразднил сам ин­


ститут’ Великой городской мечты. Собчаковская утопия по­
терпела фиаско не потому, что была утопией, а лишь пото­
му, что в ней не значилась центральным пунктом подготов­
ка города к отопительному сезону.
Исход губернаторских выборов 1996 года был по-своему
закономерным, а значит - исторически справедливым. Толь­
ко вот почему-то сознание этой исторической закономерно­
сти рождает в душе рационально непостижимый вопль про­
теста...
Велик был год и страшен - для обитателей Смольного -
год по Рождеству Христову 1996-й. Но 1997-й был его страш­
ней...
В этот год в Санкт-Петербурге чуть было не приключилась
самая настоящая коммунальная революция. Начатая прави­
тельством города жилищно-коммунальная реформа, кото­
рая выразилась в двукратном повышении квартплаты, фак­
тически поставила под вопрос дальнейшее пребывание у
власти вновь избранного губернатора Владимира Яковлева.
С тою же легкостью, с которой в 1996 году избиратели
проголосовали за насквозь популистскую электоральную
модель приятного во всех отношениях губернатора-хозяй-
ственника, эти же самые горожане спустя полгода перестали
дарить любовью своего избранника, как только от предвы­
борной словесной эквилибристики он вынужден был перей­
ти к решению реальных хозяйственных проблем.

ТАТЬЯНА ПРОТАСЕНКО
1996-2001 годы - старший научный сотрудник Института социологии РАН.

- 1997 год является эхом 1996 года. У людей, ко­


торые проголосовали за Яковлева, были определенные
надеждой В ту пору люди еще зачастую верили, что
желанней изменения могут произойти быстро.
Кто был основной электорат Яковлева? Электо­
рат, который разбирался в том, что в бюджете
(был дефицит, что были какие-то проблемы и вооб­
ще электорат, более-менее экономически подкован-
133
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

ный и с более-менее приличными доходами, - это


был не ею электорат. Это был электорат Собча­
ка. Либо электорат, которв(й вообще не пошел на
выборы. А электорат Яковлева был достаточно тра­
диционный,\ тот электорату который откликался
на популистские предложения.
9 апреля 1997 года Горизбирком
выдал разрешение инициативной
группе на сбор подписей в поддер­
жку проведения общегородского
референдума, в рамках которого пе­
тербуржцам предлагалось ответить
на два вопроса:
1. Считаете ли Вы, что проводи­
мая губернатором Яковлевым социально-экономическая
политика снизила Ваш жизненный уровень?
2. Считаете ли Вы, что губернатор Яковлев должен уйти в
отставку?
Предугадать результат опроса было несложно. Согласно
данным социологов, около 2/3 петербуржцев в тот момент
полагали, что за время правления Владимира Яковлева их
жизненный уровень резко снизился, а поддержку действую­
щему губернатору выражало менее 20% избирателей.
Инициатором проведения референдума явилась Российс­
кая коммунистическая рабочая партия.

ЮРИЙ ТЕРЕНТЬЕВ
1997 год - Первый секретарь Л ен и н гр ад ско го комитета РКРП,
координатор фракции «Коммунисты Ленинграда» в ЗакСе.'
2001 год - Первый секретарь ЛК РКРП.

Решению РКРП об организации референдума о


доверии губернатору Владимиру Яковлеву предшество­
вала серия мероприятий. Беи крупный митинг -
примерно 50 тысяч - на Дворцовой площади. Я при­
нимал участие в митинге профсоюзов, который
около 100 тысяч человек собрал. 14 там я поставил
вопрос о доверии губернаторуу прямо на стотысяч-
134
Онерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

ном митинге, и митинг меня поддержал, что воп­


рос этот важен и нужен. И, наконец мы провели у
Смольного такой десятитысячный митинг в фор'
ме городского суда над губернатором, вследствие того,
что он о/пказосеался явиться на наши митинги и
вступить в диалог с гражданами по поводу концеп­
ции жилищно-коммунальной реформой Этот у д
постановил, что мы должны оказать максималь­
ное давление на губернатора, с тем чтобы он отка­
зался от планов проведения в жизнь жилищно-ком­
мунальной реформы в той концепции, которая на
тот момент существовала.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ
1997-2001 годы - губернатор Санкт-Петербурга.

- Цель была одна - заострить внимание всех,


кто имеет отношение к власти, что жилищно-
коммунальное хозяйство - это огромнейшая по­
мойка. Все привыкли, что там все бесплатно. Все
не хотят платить. И. если бы мы этот вопрос
не подняли, сегодня бы у нас был бы сплошной
Приморский край по всей территории России.
Никто не хочет платить ни за воду, ни за газ,
ни за тепло. Это надо было решать. Кому это
решатьf Это не популистская форма. В основ­
ном решение скрывалось только в одном - нужно
повышать тарифы.

Сам по себе общегородской опрос повлечь за собой не­


медленную отставку губернатора не мог. Однако в случае,
если бы большинство петербуржцев выразило Владимиру
Яковлеву недоверие, весьма вероятным становилось прове­
дение досрочных губернаторских выборов, исход которых
для действующего главы города оказывался более чем про­
блематичным.
В конце концов, с огромным трудом, Смольному удалось
добиться от Городского суда решения об отмене антигубер-

135
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОД А

наторского референдума. Лидеры РКРП тут же обратились


с жалобой в Верховный суд, и не было никаких оснований
надеяться, что явно спорное решение петербургского суда
останется в силе...
Стремясь вернуть доверие горожан, губернатор попытал­
ся использовать те же приемы сказочно-словесного преоб­
разования действительности, какими он пользовался, ког­
да шел к власти. Так, Владимир Яковлев какое-то время
пытался убедить петербуржцев в том, что повышение та­
рифов коснется только богатых. А в одном из выпусков
телепрограммы «Событие» поведал о том, что в Санкт-
Петербурге свершилось настоящее социально-психологичес­
кое чудо: люди тем охотнее платят за квартиру, чем выше
оказывается квартплата! В январе, по версии губернатора,
с городом рассчиталось 84% квартиросъемщиков, а в мар­
те - уже 87%. Комичность этого заявления была тем более
явной, что в те же самые недели Комитет по содержанию
жилищного фонда администрации Санкт-Петербурга об­
народовал официальные цифры, согласно которым в ян­
варе за квартиру заплатили 97% квартиросъемщиков, в
марте - 85%.
Сходным образом Владимир Яковлев вел себя и в прочих
случаях, когда речь заходила о проводимых им непопуляр­
ных мерах. Губернатор заверял петербуржцев, что появле­
ние на улицах города автобусов с литерой «Т», в которых не
действовали транспортные льготы, не повлекло за собой со­
кращения парка обычных автобусов, хотя обратное было
очевидным.
Поняв, что начатая администрацией кампания по упразд­
нению трамвайных маршрутов вызывает у многих горожан
явное раздражение, Владимир Яковлев стал утверждать, что
в реальности количество трамвайных линий в городе возра­
стает. Хотя и здесь противоречие между словом и делом
было кричащим.
Все это беспомощное в своей откровенности лукавство
своим следствием имело лишь дальнейший рост числа пе­
тербуржцев, не доверяющих городской власти.
136
Очерки ши им и ческой истории Санкт-Петербурга. 1939-2000

ТАТЬЯНА ПРОТАСЕНКО
- Как позиционируют кандидата во власть и как позициони­
руют уже избранного - губернатора, начальника - это разные
технологии. Мало того, этим занимаются очень часто разные
политтехнологи.

Неспособность своевременно перестроить работу своих


имиджмейкеров и - как следствие - утрата Владимиром
Яковлевым в начале 1997 года доверия со стороны боль­
шинства рядовых горожан сопровождались нарастанием кон­
фликта с влиятельными группировками городской элиты.
Что, в свою очередь, резко сужало простор для администра­
тивного маневра.
По сути, весной 1997 года городская администрация очу­
тилась в порочном кольце фронтов, которое сжималось тем
ощутимее, чем отчаяннее Владимир Яковлев стремился его
разорвать.
Фиаско потерпела попытка Яковлева заставить городских
депутатов помочь ему сорвать проведение антигубернатор-
ского референдума путем принятия соответствующей зако­
нодательной поправки. Посланные с этой целью в ЗакС
смольнинские эмиссары - председатель Комитета по печати
и связям с общественностью Мокров, советник губернато­
ра Кошмаров и начальник канцелярии губернатора Яцуба -
действовали столь прямолинейно и неумело, что этот архи-
важный для Яковлева вопрос не был в итоге даже включен
депутатами в повестку дня.
Еще более ярким примером неумения вновь испеченного
губернатора успешно взаимодействовать с представителями
петербургской элиты стал приключившийся в марте 1997
года банковский скандал. Его причиной стало распоряже­
ние главы города об открытии казначейского счета Комите­
та финансов в «Балтонэксимбанке». Смысл данного распо­
ряжения заключался в том, что один из коммерческих бан­
ков получал эксклюзивное право на обслуживание всех го­
родских счетов и тем самым обретал неслыханные финан­
совые преференции.

137
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

ОЛЕГ КОЛОМИЙЧЕНКО
1997 год - начальник Санкт-П етербургского территориального
управления Госкомитета по антимонопольной политике РФ.
2001 год - руковод итель террито риальн о го управлен ия Санкт-
Петербурга и Ленобласти Министерства по антимонопольной
политике РФ.

- Не секрет, что любые выборы стоят больших де­


нег и, соответственно, эти деньги надо отрабаты­
вать. Некоторые решения администрации, может
быть, и неприятны, но объяснимы, - почему так
или иначе ведет себя губернатор\ Mot должны пони­
мать, что в любом случае в политике всёрешает эко­
номика. Если губернатор принимает то или иное
решение, он, наверное, взвешивает интересы.

Мартовское распоряжение губернатора вызвало в среде


петербургских банкиров такой же мощный взрыв негодова­
ния, какой в среде рядовых горожан вызвало решение о
повышении коммунальных тарифов.

Д М И Т Р И И Ф И Л И П П О В , председатель
петербургского Совета банкиров и про­
мышленников: «Я считаю, что заявление
абсолютно бестактное и оно не только не
помогает взаимодействию между нашими
структурами и администрацией города, а
мешает».

Фактически банковское сообщество предъявило Владимиру


Яковлеву ультиматум, потребовав, во-первых, отменить пре­
словутое распоряжение, а во-вторых, снять с должности замес­
тителя председателя Комитета финансов Виктора Кротова, ко­
торого подозревали в непосредственном лоббировании инте­
ресов «Балтонэксимбанка». В противном случае, банкиры гро­
зились прекратить покупку облигаций городского займа, что
означало наступление немедленного городского банкротства.
138
Очерки политической историк Сапкт-ПетерЬурш. 1989-2000

ВЛАДИМ ИР ЯКОВЛЕВ
- Это б’ыл действительно период так называемой попытки
банковской войны, это (были попытки поставите губернатора в
зависимость от банковской деятельности. Я просто сказал, что
ни у кого никогда этого не получится!
Банковский скандал проделал первую - пока еще скры­
тую от чужих глаз - трещину в отношениях между Влади­
м иром Яковлевым и его главным политическим партне­
ром - председателем Комитета финансов «яблочником»
Игорем Артемьевым, на долю которого в данном случае
выпала весьма щекотливая миссия по спасению ситуации
и поиску компромисса.

ИГОРЬ АРТЕМЬЕВ

- Сама идея создания казначейства - абсолютно правильная


идеяу но тот подход к ее реализации - в отсутствие конкурса, -
который беи осуществлен, неправомерен. В той ситуации, в ко­
торой оказался Комитет финансов в то время, я считаю, что
мы очень достойно вышли из сложного положения. Нам удалось,
несмотря на возникший кризис, очень быстро разоб'раться па
этом поле. Убедить банки, что нам можно доверять. И, несмот­
ря на такое политическое решение, которое не было правильным,
они очень скоро стали снова с нами работать.

Спустя некоторое, время противоречия между губернато­


ром и «Яблоком» из кулуарно-подковерной перешли в пуб­
личную плоскость.
Яблоком раздора стала муниципальная реформа.

МИХАИЛ ГОРНЫЙ
1997 год - советник губернатора Санкт-Петербурга по вопросам
местного самоуправления.
2001 год - исполнительный директор центра «Стратегия».

- Встречаясь со мной\ губернатор признавал необ­


ходимость и возможность осуществления местного
самоуправления на районной основе. Но, по-видимо­
му, ему советовал не только я и не столько я. И, по
139
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО Р О Д А

нашему мнению - моему и моих товарищей по «Яб­


локу», - эта инициатива исходила из Комитета по
управлению городским имуществом,, которой, на­
помню,, возглавлял Михаил Маневич. Эта инициа­
тива заключалась в том,, чтобы создать такую си­
стему местного самоуправления в городе, которая,
eo-nepeeix, существовала бы из выборных органов и
тем самым формально удовлетворяла бег требова­
ниям федерального закона. И, во-вторых, которой
можно было бы не передавать никаких существен­
ных функций.

Затеянная Владимиром Яковлевым муниципальная ре­


ф орма оказалась одним из его самых непопулярных на­
чинаний 1997 года. В ходе предварительного опроса про­
тив нее высказалось более 70% петербуржцев. А когда
осенью местные выборы все же были проведены, оказа­
лось, что избиратели в подавляющем большинстве окру­
гов попросту не явились к урнам для голосования. На
глазах у возмущенной общественности 10 миллиардов
бюджетных рублей оказались планово выброшенными на
ветер.
Ситуация для нового хозяина Смольного резко осложня­
лась тем, что экс-мэр Анатолий Собчак, не смирившийся со
своим прошлогодним поражением, явно готовился к поли­
тической реконкисте Санкт-Петербурга.
На первый взгляд, планы экс-мэра выглядели не такими
уж абсурдными. По всем опросам, Собчак уверенно опере­
жал Яковлева. Среди горожан, которые в случае выборов
твердо намеревались участвовать в голосовании, сторонни­
ков экс-мэра было весной 1997 года более 30%, сторонни­
ков губернатора - менее 23%. И дело было не только в тех
или иных непопулярных действиях новой городской адми­
нистрации. На идею политической реставрации в Санкт-
Петербурге, казалось, работала сама жизнь.
Когда в начале года на отборочном конкурсе в Лозанне
Петербург был сходу исключен из списка претендентов на
140
Очерки политической истории Санкт-Иешериурш. 1989-2000

проведение Олимпиады 2004 года, массой горожан это


было расценено как прямое следствие ухода с поста главы
города такого авторитетного на международном уровне
политика, как Анатолий Собчак. Примерно так же была
воспринята и приключившаяся летом 1997 года драма,
связанная с потерей телекомпанией «Петербург - 5 канал»
права на общероссийское вещание. Хотя, разумеется, - так
же как и с олимпийской темой, - в данном случае, поми­
мо субъективных, сыграли роль вполне объективные фак­
торы.

БО РИ С ПЕТРОВ
1997 год - председатель ГТРК «Петербург - 5 канал».
2001 год - директор Санкт-Петербургского регионального центра ИТАР ТАСС.

- Когда закапчиваются средства для существования, для произ­


водства программ., когда наиболее пассионарные личности, кото­
рые. были на канале, чувствуют, что нет экономических возмож­
ностей для творчества, они начинают искать другие вариантеi.
Стала образовываться Российская телерадиокомпания, кудаушла
большая команда. Стали бурнейшим образом развиваться другие
каналы. Они впитывали в себя именно эту, наиболее пассионар­
ную, насте Пятого канала. И Пятвхй канал начинал объектив­
но в творческом плане хиреть.

В истории с ликвидацией Пятого канала Москва постави­


ла Санкт-Петербургу классический мат в три хода.
Первый ход был осуществлен 6 июня 1997 года, когда
на берега Невы прибыл президент России Борис Ельцин,
чтобы объявить Санкт-Петербург «культурной столицей
России» и поставить вопрос о не­
обходимости «создать канал, пол­
ностью посвященный культуре».
Казалось самоочевидным, что речь
идет о судьбе Пятого канала, ве­
щ аю щ его из Санкт-Петербурга.
Тем более что куратором канала
«Культура» тогда же был назначен
академик Д. С. Лихачев.
141
новейшая история одного города

Б О Р И С Е Л Ь Ц И Н , президент РФ (гово­
рит Дмитрию Лихачеву): «Первое большое
совещание, которое я сегодня провожу в
совете по культуре при президенте в
Санкт-Петербурге - совет по культуре, а не
по каким-то другим вопросам. Так и
Россия - будем вот отсюда двигаться,
будем, отсюда, отсюда».

Вторым ходом стало сообщение о


том, что федеральный канал «Куль­
тура» будет все же базироваться не в
Петербурге, а в Москве. Это был
пробный шар, призванный прове­
рить способность города-героя к орга­
низованной борьбе за свое телевизи­
онное достоинство. В Санкт-Петер­
бурге и впрямь поднялся шум. И поначалу могло почудиться,
что грядут’ энергичные и солидарные протестные действия.

И Р И Н А Т А Й М А Н О В А , режиссер-постановщик, музыкальный обозрева­


тель петербургского телевидения, 1997 г.:
- Мы, наш коллективу наверное\ готовы были бы выслушать
мнение правительства о том, как нам реорганизоваться, но от­
носиться к сердцевине того художественного вещания России как
к томуу т о нужно санировать, т о, как минимум, заказать
заказное убийство.
Героической борьбы за общегородские телевизионные ин­
тересы, впрочем, не получилось,
Наконец, 25 августа 1997 года, президент России Борис
Ельцин издал Указ «О совершенствовании государственно­
го телевещания в РФ», согласно которому с 1 ноября 1997
года ГТРК «Петербург - 5 канал» преобразовывалась в ОАО
«ТРК «Петербург», а ее федеральные сети передавались сто­
личному каналу «Культура».
М2
Очерки политической истории Санкт-Пстсрбурса. 1989-2000

Несмотря на очевидную фатальность случившегося, в со­


знании как рядовых петербуржцев, так и городских VIPob,
главную ответственность за то, что Санкт-Петербург лишился
общефедерального голоса, несла действующая городская власть.

БОРИС ПЕТРОВ
- Мне кажется, что в Петербурге тогда не било проявлено дол­
жной политической воли. Я считаю, что такой город\ как Пе­
тербург, мог бы найти деньг.и, и должен был найти деньги, для
существования той старой сети. Луж если так получилось, что
ее взяли, - то и для создания повой сети.

Неумение городской власти отстоять петербургские инте­


ресы перед лицом столичного начальства выглядело особен­
но ущербно на фоне резкого падения ее авторитета внутри
городских стен.
Впервые за несколько последних лет петербуржцы стали
считать, что самой влиятельной внутригородской силой яв­
ляются не официальные отцы города, а коммерческие струк­
туры и организованная преступность. Каждый четвертый
затруднялся с ответом на вопрос, кто в городе хозяин.
Сама жизнь, казалось, подтверждала крайне неблагоприят­
ные для городской власти изменения в общественном со­
знании.
18 августа 1997 года в 8:50 утра на углу Невского и
Рубинштейна выстрелами из автомата Калашникова был
убит вице-губернатор, председатель Комитета по управле­
нию городским имуществом Санкт-Петербурга Михаил Ма­
невич.

143
Н О В ЕЙ Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО РОД А

Киллер обстрелял служебный авто­


мобиль вице-губернатора с чердака
дома на противоположной стороне
Невского. Жена Маневича, находив­
шаяся в тот момент вместе с ним,
получила касательное ранение в го­
лову, водитель не пострадал. Михаил
Маневич скончался в реанимации.
На церемонии прощания с Ма­
невичем прибывшие из Москвы
Анатолий Чубайс, Владимир Пугин,
а также некоторые другие из числа
московских петербуржцев, сделали
ряд резких и пафосных заявлений,
приобретавших особое звучание в
свете того, что все эти политики вос­
принимались как некогда входив­
шие в «единую команду Собчака».
А Н А Т О Л И Й Ч У Б А Й С , первый заместитель Председателя Правительства
РФ, 1997 г.:
- Я хочу сказать тем, кто нажимал курок, и тем., кто платил
свои вонючие грязней воровские деньги: мы. достанем, M e t доста­
нем всех и каждого, сейчас или позже, немедленно или со временем,
но Met достанем каждого из них Met не оставляем всчбора - или
Met, или они.
На этом фоне особо заметной становилась растерянность,
которую продемонстрировала в связи с произошедшей тра­
гедией городская власть.

В Л А Д И М И Р Я К О В Л Е В , губернатор Санкт-Петербурга, 1997 г.:


- То, что произошло, вот буквально как 6et дюке никаких слов вот
сейчас не найти, потому что никаких версий нет к случившемуся.
К началу осени 1997 года рейтинг Владимира Яковлева
достиг, пожалуй, низшего за все время его правления уров­
ня в 12-15%. Политическая атмосфера в городе наэлектри­
зовалась до предела.
144
Очерки политической истории Санкт-Петервурш. 1989-2000

2 октября Анатолий Собчак и


Людмила Нарусова провели пресс-
конференцию, на которой подвер­
гли резкой критике деятельность го­
родской администрации, после чего
сообщили о намерении создать ши­
рокий ф р о н т демократических
партий и организаций. Фактически
это означало официальное объявление о начале активной
фазы борьбы Собчака за политический реванш.
3 октября 1997 года Анатолий Собчак вышел из дома
№ 28 по улице Чайковского. В ту пору здесь находился
региональный центр ЮНЕСКО, в котором располагался
офис петербургского экс-мэра. В следующий момент к Соб­
чаку приблизились несколько сотрудников МВД, и в кри­
минально-политической истории современного Петербурга
разыгралась одна из самых сенсационных - и одновремен­
но мрачных - сцен.
Сопровождаемые бойцами СОБРа следственные чины
фактически насильно отвезли экс-мэра в здание прокурату­
ры, откуда, доведенный до сердечного приступа, он был
госпитализирован.
Спустя несколько недель Анатолий Собчак вынужден был
уехать за границу и вернулся в Санкт-Петербург лишь через
два года.
Исчезновение Собчака с городского политического гори­
зонта стало одной из причин перелома в отношениях губер­
натора Яковлева как с представителями элиты, так и с массой
рядовых горожан.
В сентябре 1997 года председатель Комитета по печати и
связям с общественностью Андрей Мокров, не сумевший
обеспечить взаимопонимание губернатора с городской эли­
той, был заменен на Александра Потехина - в прошлом
профессионального комсомольца, обладавшего широкими
связями в среде городской номенклатуры.
Утраченный контакт с рядовыми избирателями призвана
была восстановить серия целенаправленных информацион­
145
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГО РОД А

но-массовых мероприятий. К концу 1997 года случилось


настоящее социологическое чудо. Рейтинг Владимира Яков­
лева вырос в несколько раз и приблизился к 40°/о-й отметке.

Т А Т Ь Я Н А П РОТАСЕН КО
- В ту пору был применен, я считаю,, очень эффективный при­
ем, когда регулярно обсуждалось, что губернатор делает. Посто­
янно. Что он ремонтирует, дороги. Не отремонтировал дороги, а
именно ре-мон-ти-ру-ет... Акцент делался на процессе, а не на
результате. Горожанам рассказывалось о том, что губернатор
постоянно что-то делает, работает.

«Несмотря на непреоборимую твердость, гяуповцы - народ изнежен­


ный и до крайности набалованный. Они любят, чтоб у начальника на лице
играла приветливая улыбка, чтобы из уст его по временам исходили лю­
безные прибаутки, и недоумевают, когда уста эти только фыркают или
издают загадочные звуки. Начальник может совершать всякие мероприя­
тия, он может даже никаких мероприятий не совершать, но ежели он не
будет при этом калякать, то имя его никогда не сделается популярным».
(М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»)

Парадокс заключался в том, что к концу 1997 года у Вла­


димира Яковлева имелся целый арсенал вполне реальных
достижений.
Наконец остановилось падение производства и вроде
бы даже обозначился рост в его гражданском секторе.
Это означало, что некогда живший исключительно за счет
оборонного заказа регион приблизился к формированию
современной модели экономики.
Впервые за все последние годы
проект городского бюджета на 1998
год был подготовлен в срок. При
этом петербургский бюджет оказал­
ся самым подробным и прозрач­
ным - или, как с гордостью любил
повторять председатель Комитета
финансов Игорь Артемьев, - «са­
мым толстым» в России.
146
Очерки политической истории Сии км-Петербурга. 1989-2000

Городской долг был реструктурирован, а петербургские ев­


робонды стали размещаться на мировом фондовом рынке.
Доля налогов, уходивших из Санкт-Петербурга в Москву,
- также впервые за несколько лет - сократилась.
Был введен трехлетний мораторий на рост городских на­
логов, что стало мощ ным стимулом для развития петербург­
ской экономики.
Помимо всего этого, именно в 1997 году у петербуржцев,
казалось, появился отличный шанс обрести цельную концеп­
цию городского развития. По инициативе Мирового банка,
собиравшегося профинансировать реконструкцию историчес­
кого центра города, в Санкт-Петербурге был разработан и
1 декабря 1997 года подписан 143-мя представителями город­
ской элиты «Стратегический план для Санкт-Петербурга».
С самого начала было, однако, ясно, что «Стратегический
план» обречен остаться изящно оформленной официозной
абстракцией. Непонятной, да по
l.u<no>lM.< дпиюсп.
сути и неинтересной, подавляюще­

Схема «Стратегического
му большинству горожан. И сохра­
K X C ItK M I *' Ч *— »— I
няющей значение лишь для огра­ «■* Л \ мго^илтЛ
о *1 и » »ГмТ. Г<М

ниченного числа начальников, заин­


»1»Т.
тересованных в том, чтобы выгля­ 41 0 0 А* « u(IM
о»оас4».
:L(HJU Я•с'
Ы М Я ..О С 1 .

с.
плана»
деть чуть более просвещенными, чем г 4
они есть на самом деле.

ЛЕОНИД ЛИМОНОВ
1997 год - руководитель проекта «Стратегический план для Санкт-
Петербурга».
2001 год - директор-координатор научно-исследовательских программ
Леонтьевского центра.

- Перед создателями «Стратегического плана» не


стояла цел6, чтобы каждый горожанин знал его
наизусть. Он имеет значение, когда мы говорим,
что руководители подписались под ним. И не пото­
му, что они хотели поддержать губернатора, - там
подписались очень разные люди, с очень разными
политическими взглядами, - а потому, что среди
мер этого плана есть те меры, в которых они уча-
147
НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

ствуют. Их, ка к правило, интересовало им енно это.


А на все остальное они смотрели в том смысле, что
ничего вредного т ам нет.

Интерес к реальным проблемам городского развития -


так же, как интерес к реальным достижениям или, напро­
тив, недоработкам городской власти, - требовал хотя бы
минимальных интеллектуальных усилий, на которые боль­
шинство обитателей Великого города подписываться не
желало.
Как нетрудно понять, именно поэтому городская власть и
не стала концентрировать усилия ни на пропаганде своих
реальных успехов, ни на серьезном обсуждении с петербур­
жцами перспектив развития города. И, как показала даль­
нейшая жизнь, поступила вполне прагматично.
Петербуржцы по-прежнему оставались бесконечно далеки
от того, чтобы пытаться вести с отцами города диалог на
языке зрелого гражданского разума, а не инфантильных обы­
вательских эмоций.
В 1997 году - в который уже раз - Санкт-Петербург сумел
показать себя строптивцем, укрощение которого требует от
дрессировщика ума, терпения и таланта. Однако - в кото­
рый раз - город доказал свою неспособность к тому, чтобы
от патриархально-зависимой перейти к современной, парт­
нерской модели отношений с властью.
1997 год успешно доиграл ту мятежную музыку, которую
вызывал к жизни предыдущий 1996 год. Городская револю­
ция благополучно завершилась - очередной победой петер­
буржцев над самими собой.
«...в истории действительно встречаются по местам словно провалы,
перед которыми мысль человеческая останавливается не без недоуме­
ния. Поток жизни как бы прекращает свое естественное течение и обра­
зует водоворот, который кружится на одном месте...
Одну из таких тяжких исторических эпох, вероятно, переживал Глупов
в описываемое летописцем время. Собственная внутренняя жизнь горо­
да спряталась на дно, на поверхность же выступили какие-то злостные
эманации, которые и завладели всецело ареной истории».
(М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»)

При ближайшем рассмотрении эманации эти, однако, ока­


зывались не чем иным, как симптомами общегородского
пробуждения.
Конец эпохи Собчака снял с умственного взора петербур­
жцев многолетнюю пелену романтического самоочарования
и поставил перед необходимостью узреть истинное лицо
свое, которое на поверку оказалось весьма далеким от идеа­
лов муниципальной красоты.
Но именно в 1998 году Санкт-Петербург сумел доказать
две важные вещи. Во-первых, то, что по своему духовному
складу он существенно отличается
от прочих российских территорий.
И, во-вторых, то, что он живет и
Зал заседаний ЗакСа

развивается не столько благодаря,


сколько вопреки остальной России.
14 января 1998 года Законода­
тельное Собрание Санкт-Петербур­
га утвердило документ под назы-
149
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОД НОГО Г О Р О Д А

ванисм Устав города. На первый взгляд, речь шла о при­


нятии рутинного, сугубо технического документа, обсуж­
дение которого способно усыпить даже самого докладчи­
ка на трибуне.
ЮРИЙ КРАВЦОВ
1998 год - председатель ЗакСа.
2001 год - директор юридической фирмы «Конвент».

- Так же, как Конституция нужна государству,


так и Устав нужен субъекту федерации - городу
Санкт-Петербургу. По Уставу следовало скрепите
те фун домен тал вnote вещи, которые в дальнейшем
должны были раскрываться законодательством Пе­
тербурга. Это первая задача Устава. Вторая его
задача -утвердить конкретную модель устройства
государственной власти в Петербурге, модель взаи­
моотношения властей и другие, весьма существен­
ные вещи, связанные, в частности, с гарантией обес­
печения прав жителей нашего города.

Несмотря на то, что в остальных субъектах Российской


Федерации процедура принятия аналогичных актов прохо­
дила гладко и практически незаметно, в Петербурге сразу
же «запахло керосином».
ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ, 1998-2001 годы - губернатор Санкт-Петербурга.
- Работала рабочая комиссия - определенное количество человек
со стороны администрации и со стороны ЗакСа. Мы говорили,
что законодательные и исполнительные ветви должны быть урав­
новешены. Никто не должен перетягивать всю власть на себя. В
принципе, вопросы все проговорили. Когда посмотрели заключи­
тельную стадию подготовки Устава, оказалось, что по многим
вопросам принятие решения просто перетягивается на законода­
тельную власть. Видимо, это связано бб1Ло с тем, что губернато­
ром является Яковлев. А не подумали о том, что, ну, будет губер­
натор Иванов, Петров, там, Гинзбург либо еще кто-то, - тогда
как? Вот если б подумали на перспективу, тогда не было бы де­
сятка тех положений Устава, которые следовало бы переделать...
150
Очерки политическом истории Самкт-Петербурш. 1989-2000

16 января Юрий Кравцов направил текст городского Ус­


1998
тава Владимиру Яковлеву.
20 января губернатор прибыл в ЗакС, однако вместо того,
чтобы в торжественной обстановке подписать Устав, попы­
тался убедить депутатов внести в его текст ряд поправок.
Но тщетно.
Спустя два дня Владимир Яков­
лев повторно обратился к депута­
там и вновь получил отказ. Обста­
новка накалялась не по дням, а по
часам.
Появился иск некоего граждани­
на Ахназарова, просивш его суд
признать действия ЗакСа по при­
нятию Устава города неправомочными. 22 января, в обес­
печение упомянутого иска, городской суд спешно приос­
тановил процедуру подписания Устава города.
Однако, как выяснилось, Юрий Кравцов еще 20 января
сам подписал городской Устав и, сославшись на то, что
Конституция РФ нс ставит принятие Основного городского
закона в зависимость от губернаторской подписи, в ночь с
22 на 23 января 1998 года опубликовал его в Вестнике Зако­
нодательного Собрания Санкт-Петербурга. Это было боль­
ше, нежели традиционные парламентские фига в кармане и
бунт на коленях. Это было объявление Смольному самой
настоящей конституционной войны.
Владимир Яковлев принял вызов. В Мариинский дворец
срочно отправились начальник губернаторской канцелярии
Яцуба, советник губернатора Кошмаров и начальник юри­
дического комитета Козак с целью заставить депутатов не­
медленно снять проштрафившегося спикера с должности и
внести в Устав требуемые поправки.

ЮРИЙ КРАВЦОВ
- Когда губернатор решил» что его права очень существенно
нарушены самим фактом принятия этого Устава, он начал
полувоенные действия. Воздействие на депутатов оказывалось очень
151
н о в е й ш а я и с т о р и я одного г о р о д а

сервезное. И поэтому чаете тех, кто голосовал за Устав, впослед­


ствии с таким же пылом, и даже с большим пылом и энтузиаз­
мом, занимались ею опровержением.

ВИКТОР НОВОСЕЛОВ, депутат ЗакСа:


«Мнение есть такое, что здесь несколько
функций ЗакСа в Уставе подняты выше,
чем функции исполнительной власти...
Я еще раз хочу сказать, что далеко не все
депутаты разделяют то, что написано в
Уставе, - это исключительно здорово и
хорошо - надо этот документ дорабаты­
вать».
i

Несмотря на то, что Смольному


удалось поставить под свои знаме­
на большую часть депутатов, для
победы в конституционной войне
этого оказалось недостаточно. Что­
бы отбить смольнинскую атаку на
Устав, оппозиционное меньшин­
ство ЗакСа использовало тактику
срыва кворума.
СЕРГЕЙ МИРОНОВ
1998 год - первый заместитель председателя ЗакСа.
2001 год - заместитель председателя ЗакСа.

- Участие в такого рода мероприятии, как срыв


кворума, показало эффективность этого метода в
рамках парламентских возможностей. Тогда мы
понимали, что снятие Кравцова - это наказание
за принятие Устава. И до некоторого момента мы
максимально этому сопротивлялись доступными
нам парламентскими способами. В том числе; к
сожалению, с помощью такого не очень популярно­
го метода, как срыв кворума.
152
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

«Итальянская забастовка» городского парламента продол­


жалась два месяца. В конце концов был достигнут неглас­
ный компромисс: Юрий Кравцов отправился в отставку, а
Владимир Яковлев подписал Устав без всяких поправок.
Губернаторское лобби, в свою оче­
редь, пообещало до конца работы
ЗакСа, то есть до декабря 1998 года,
не пытан,ся спять с должности пер­
вого вице-спикера Сергея Миронова.
Это было своего рода гарантией того,
что на пересмотр содержания Устава
объявляется бессрочный мораторий.
Причиной конфликта, который продлился столь долго, яви­
лось, разумеется, не конкрепюе содержание тех или иных пун­
ктов Устава. Дело было в самом стремлении петербургских
парламентариев утвердить за собой право на то, чтобы быть
чем-то большим, нежели «греческий хор» при губернаторе.
Почему так вышло, что именно в Петербурге, и ни в каком
другом российском городе или регионе, местная конституция
из глянцево-бумажной декорации превратилась в реально су­
ществующее разделение властей, баланс между которыми уста­
новился в результате длительной и напряженной борьбы?
В Смольном были убеждены, что причиной всему - мос­
ковский фактор. А точнее, инсинуации тех московских пе­
тербуржцев, которые никак не могли простить Владимиру
Яковлеву его победы в 1996 году и которые всячески под­
стрекали депутатов к антигубернаторскому бунту.
Действительно, занимавшие в тот момент в столице раз­
ного рода высокие посты Сергей Васильев, Алексей Кудрин
и Владимир Путин по мере возможности пытались высту­
пить в ходе «битвы за Устав» своеобразными «Deus ex
machina», однако безуспешно.

ЮРИЙ КРАВЦОВ
- Действительно, вдруг раздались звонки из Москвы, - тоже для
меня достаточно неожиданно: «Юрии Анатольевич, что там
происходит?» Я говорю: «Ну, вот, видимо, я решил сложите пол­
10 Зак 606 153
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОДНОГО ГО Р О Д А

номочия». «Вы сума сошли, вех не понимаете, с кем вех имеете


дело». В разгар конфликта сюда из Mociceet бьхл направлен пред­
ставителе, для того чтобы этот вопрос урегулировать, - тепе­
решний президент Российской Федерации Владимир Владимиро­
вич Путин. И мех с ним много по этому поводу говорили, дей­
ствовали, собирали депутатов. Но, видимо, механизмьх, которые
были включенвх губернатором и его помощниками из различных
казино, были столе существенны, что в конце концов депутаты,
на мой взгляд, незаконно, - но это уже сейчас, видимо, вторично,
- приняли решение об'освобождении председателя от его должнос­
ти, то есть меня от моей прежней должности».
1998 год показал, что московский фактор, при всей его
бесспорной важности, в новейшей истории Санкт-Петер­
бурга обречен играть второстепенную роль. Прежде всего,
по той причине, что гражданско-политическое развитие Пе­
тербурга имеет свою внутреннюю логику и протекает по
вполне самостоятельному руслу, во многом отличному от
общероссийского.

СЕРГЕЙ МИРОНОВ
- Я с полнойуверенностью могу сказать, что Законодательное
Собрание Санкт-Петербурга - абсолютно самостоятельный вид
власти в нашем городе, в субъекте Федерации. Не будем скрывать:
в отличие от многих других субъектов Федерации, где очень часто
областные /\умы - ну просто чуть ли не совещательнвхй орган
при губернаторе, просто выполняющий волю губернатора того
или иного региона. В Петербурге никогда так не было, и, я уверен,
не будет. Все-таки Петербург - особый город, с особой историей, в
том числе и историей политической культуры.

Под непосредственным влиянием


«битвы за Устав» в Петербурге на­
чали бурно множиться ряды демо­
кратической оппозиции Смольно­
му. Что, в свою очередь, создавало
условия, при которых назначенные
на декабрь 1998 года выборы в ЗакС
154
Очерки политической истории Санкт-Петервуреа. 1989-2000

оказывались для петербургского губернатора серьезным ис­


1998
пытанием на прочность.
Одним из первых о себе заявил блок «Северная столица»,
созданный депутатами Госдумы Галиной Старовойтовой и
Юлием Рыбаковым> а также высокопоставленным прави­
тельственным чиновником Сергеем Васильевым.
Наиболее активная часть антигубернаторского меньшин­
ства в ЗакСе объединилась вокруг фигуры еще одного сто­
личного петербуржца - зампреда Счетной палаты РФ Юрия
Болдырева, создавшего блок собственного имени.
В оппозиционный лагерь неумолимо скатывалось и «Яб­
локо».
Теснимая со всех сторон демократами, городская админи­
страция стала активно готовиться к обороне, решив скон­
центрировать максимум усилий на использовании новых
предвыборных технологий.
Против всех зачинщиков и активистов «битвы за Устав» -
депутатов ЗакСа Кравцова, Миронова, Андреева, Пирогова
и Сергеева - были выставлены кандидаты-однофамильцы,
зачастую по несколько человек сразу. Тем, у кого фамилии
оказывались слишком редкими, - Аиверовскому и Кривен-
ченко, шедшим под знаменами «Блока Юрия Болдырева», -
достались конкуренты по фамилии Болдырев. Буквально за
несколько дней до первого тура голосования была зарегист­
рирована даже целая партия-двойник: «Яблоко - Санкт-Пе­
тербург».
Цель всех этих клонификаторских ухищрений была по­
нятна: максимально запутать избирателей и отобрать таким
образом у оппонентов губернатора хотя бы несколько про­
центов голосов.
Исход первого тура выборов, од­
нако, предопределило событие со­
всем иного рода. Вечером 20 но­
ября 1998 года Санкт-Петербург по­
трясла весть об убийстве Галины
Старовойтовой. В 22:40 Старовой­
това вместе с помощ ником Русла-
155
Н О В Е Й Ш А Я И С ТОР ИЯ ОДНОГО ГОРОД А

ном Линьковым вошла в подъезд своего дома на канале


Грибоедова, 91. Около 23:00 Линьков позвонил в «Интер­
факс» и сообщил о покушении. В Галину Старовойтову
было выпущено три пули из автомата системы «Агран» и
сделано два контрольных выстрела в голову из пистолета.
Линьков получил тяжелые ранения в затылок и шею.
Убийство Старовойтовой стало
своего рода кульминацией кривой
громких заказных убийств, круто
рвавшейся вверх на протяжении
всего 1998 года. В марте был убит
адвокат Игорь Дубовик - советник
губернатора Яковлева по юриди­
ческим вопросам. В сентябре по­
гиб заместитель председателя Комитета по потребительско­
му рынку Евгений Агарев. За месяц до убийства Галины
Старовойтовой жертвой киллера стал влиятельнейший го­
родской бизнесмен Дмитрий Филиппов.
Как только разнеслась весть о гибели Галины Старовойто­
вой, практически сразу в столичных и местных СМИ о
Санкт-Петербурге заговорили как о «криминальной столице
России».

МИХАИЛ АМОСОВ, 1998-2001 годы - координатор фракции «Яблоко» в ЗакСе;

- В Петербурге еств городская политика. У нас даже ва ворог -


и выборы 1998 года в том числе - это показали. У нас выборы
проходят со значительнойролею политического фактора. В це­
лом по России это часто совсем не так. В этом смысле Петер­
бург - город, я не скажу - европейской культуре^ - в политичес­
ком плане нам еще далеко до нужных стандартов, - но это уже
город особой культуры, здесь ситуация отлична от обычной си­
туации в России. Поэтому и политики здесв приобретают час­
то более значимую роле, чем где-нибудь в другом месте. Поэто­
му, скажем, для криминального мира или для каких-то иных
людей с большими возможностями они представляют большую
опасность.
156
Очерки политической истории Саккт-Петербургл. 1989-2000

Ощущение того, что Санкт-Петербург неумолимо скаты­


вается в криминально-политическую бездну, многократно
усиливалось из-за того, что городская власть обнаруживала
пассивность и видимую безучастность по отношению к
происходящему.

АЛЕКСАНДР ПОТЕХИН, и. о. вице-губернатора Санкт-Петербурга, пред­


седатель Комитета по печати и связям с общественностью, 1997 г.:

- Я сразу хону подчеркнуте, что губернатора Яковлева сейчас


нет в городе. Он получил достаточно серьезную травму спины.
Буквалвно на несколько дней он был вынужден покинуто город:
проходит кратковременный курс интенсивного лечения. Он смо­
жет оказаться в городе, как только ему разрешат это сделать
врачи. Он, конечно, потрясен, он возмущен, он подключится к
работе по раскрытию этого преступления немедленно, как ока­
жется в Петербурге. Он сейчас в курсе всего того, что происходит,
он постоянно на связи с членами правительства, с руководством
силовых органов.

Еще большим шоком, нежели отсутствие личной реакции


губернатора на случившееся, явилось то, что он не счел
нужным принять участие в церемонии прощания с погиб­
шей.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ
- После возвращения я сразу же побывал на кладби­
ще, возложил ьрветы и съездил к родителям Галины
Старовойтовой. А самое главное - я все-таки не вос­
принимаю вот этой... проще-то как сказать бы,
может быть, не проще, а чтобы никого не обижать...
Я помню похороны Миши Маневича... И когда у гро­
ба все клялись, что «мы сделаем все возможное», «эти
гады не пройдут», «этот вопрос мы доведем до кон-
и,а, до логического...» Состоялись похороны. И до сих
пор сегодня не раскрыто преступление, и никто ни­
каких мер не принимает. Поэтомуучаствовать вот
в таких мероприятиях я не хотел бы.
157
Н О В Е Й Ш А Я И С ТОР ИЯ ОДНОГО ГО Р О Д А

Под впечатлением от произошедшего оппозиционные


Смольному демократы 2 декабря объединились в Граждан­
ский антикриминальный фронт.
ёг Накануне первого тура выборов
Щ ШЯ т депутатов ЗакСа в Петербург при-
'• был Владимир Путин, к тому вре­
мени уже глава российской ФСБ,
чтобы открыто одобрить идею со­
здания Фронта, а также лично под­
держать одного из активистов ан-
тигубернаторской фронды - Сер­
гея Миронова.
В атмосфере всеобщего антикриминального возбуждения кан­
дидаты от демократических объединений прошли во второй
тур в подавляющем большинстве избирательных округов.
Проиграв первый тур выборов, Смольный быстро и ради­
кально перестроил предвыборную тактику, решив сосредо­
точить все силы на уловлении сердец наиболее консерватив­
но настроенной части избирателей.
Незадолго до второго тура выборов появился так называе­
мый «Петербургский список», в который в основном вошли
кандидаты, известные либо своими симпатиями к действую­
щей администрации, либо яростной
нелюбовью к демократам. Среди них
попадались персонажи с неоднознач­
ной репутацией - например, Юрий
Шутов. Петербургский список был
официально поддержан губернато­
ром Санкт-Петербурга Владимиром
Яковлевым.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ
- Список появился абсолютно случайно. Я в это время находил­
ся в Москве. Мне позвонили, что вот есть список достаточно
авторитетных людей\ которые могут поработать и которые
действительно представляют интерес для города. Не оговаривали
принципиально, кто в этом списке будет. Я поддержал идею спис-
158
Очерки политической истории Саикт-Петербурш. 1989-2000

ка. Я поступил так, как следовало поступите. Те, кто, может


tтть,, готовили список, может быть, поступили немного легко­
мысленно.
Скандальным апофеозом той избирательной кампании стал
двухсерийный фильм «Заговор», показанный на экране ТРК
«Петербург» дважды, причем второй раз - непосредственно
накануне второго тура голосования. Очень многими этот
фильм был воспринят как инспирированный Смольным
«наезд на демократов», к тому же осуществленный с явны­
ми нарушениями закона.

Л с ш -и 'Hi п а

АЛЕКСЕЙ ХОХЛОВ
1998 год - шеф-редактор информационно-политических программ ТРК
«Петербург», руководитель программы «Телевизионная
служба безопасности».
2001 год - редактор отдела художественно-публицистических программ
ТРК «Петербург».

- На самом деле Петербург никогда не Тыл «яб­


лочным» городом. Поэтому такие, ну, в общем,
достаточно агрессивные, - насколько я помню кам­
панию «яблочников», - действия с их стороны вы­
звали, в общем, честно говоря, не совсем приятную
реакцию. Хотелось немножко «дать по шапке».
Могу совершенно официально заявить, что, допус­
тим, со С м о л ь н ы м никаких вообще переговоров не
было. Я даже телефонов в Смольном нс знал и не
знаю, и не общался ни с кем. Того же Потехина я
159
Н О В Е Й Ш А Я И С ТОР ИЯ ОД НОГО ГО Р О Д А

узнал через месяц или через два после всей этой ис­
тории. Met вообще не были знакомы далее... Ока­
зал ли показ фильма влияние на избирателей? По
моему мнению, думаю, да, но не думаю, что на­
столько сильное.

Но, пожалуй, самой большой уда­


чей городской администрации на
выборах в ЗакС 1998 года стал
Юрий Болдырев. Решив во что бы
то ни стало взять исторический ре­
ванш у «Яблока», которое он с не­
которых пор почитал за явное сре­
доточие мирового зла, Болдырев
стал включать в состав своего блока тех, кто во втором туре
противостоял яблочникам, особо не задумываясь о полити­
ческом лице своих новоиспеченных товарищей.
ЮРИЙ БОЛДЫРЕВ
1998 год - заместитель председателя Счетной палаты РФ.
2001 год - свободный политик.

- Действительно, есть огромная ответственность моя за то,


что я попытался выстроить схему, которая в нашем обществе
не действует. Мы пытались реализовать механизм публичных
письменных обязательств, далее не передо мной, а перед избира­
телями. Честно скажу, я был абсолютноубехеден, что публичное
письменное обязательство для политика - это то, что заста­
вит политика, какие бы искушения, в том числе и финансовые,
перед ним ни были, свои обязательства, сжав зубы, все-таки вы­
полнять. Я, видимо, глубоко ошибся и подвел избирателей.

Так же, как и «битва за Устав», схватка за городской пар­


ламент закончилась вничью. Ни губернаторское лобби, ни
демократы не получили в новом составе Законодательного
Собрания уверенного большинства. А это означало, что в
будущем политическая жизнь города продолжит течь по
извилистому руслу перманентных интриг, скандалов и вы­
нужденных компромиссов.
160
Очерки политической истории Самкт-ПепгерОур/а. 1989-2000

На фоне бурно развивавшейся на протяжении всего 1998


года и вполне самостоятельной городской политической жиз­
ни резко выделялось стремление официальной Москвы пре­
вратить Санкт-Петербург в пропахший нафталином исто­
рико-культурный чулан, изредка навещаемый столичным
начальством по случаю отправления им разного рода риту­
ально-церемониальных нужд.
17 июля 1998 года в великокняжеской усыпальнице Пет­
ропавловского собора состоялась церемония перезахороне­
ния останков семьи последнего рос­
сийского императора.
История с царскими останками на
короткое время превратила Санкт-
Петербург в центр всероссийской по­
литической суеты, после чего Вели­
кий город вновь надолго выпал из
поля зрения столичного бомонда.
Спустя месяц жизнь дала еще
один, на сей раз куда более серьезный повод задуматься о
пользе для Санкт-Петербурга того положения, которое он
занимает в составе России. Грянул финансовый кризис.
ОЛЬГА ПОКРОВСКАЯ
1998 год - советник председателя Комитета финансов администрации
Санкт-Петербурга.
2001 год - руководитель аппарата фракции «Яблоко» в ЗакСе.

- Когда наступило 17 августа 1998 года, казалось


бы, случилось непоправимое. Однако, если говорить о
городе в целом, а не об отдельных гражданах, то
город в целом пережил этот кризис безусловно луч­
ше, чем вся Россия. Петербург своевременно заменил
свой внутренний долг - рублевый - на валютный. В
результате не произошло катастрофического увели­
чения городского долга - во столько же раз, во сколь­
ко выросла ставка кредита. Состояние бюджета в
Российской Федерации - бюджета как документа -
безусловно хуже, чем в Петербурге. Российский бюд­
жет менее подробный. Доходы бюджета растут
161
н о вей ш ая история одного города

м ед лен н о и недост ат очно, не в соответствии с эко­


н о м и ч е с к и м п о т е н ц и а л о м ст раны . Р уководст во
Российской Федерации допускает очень м н о го бюд­
ж ет ны х злоупот реблений\ о кот оры х ст ановит ся
известно инвест орам. А это, в свою очередь, от ра­
ж ается и н а к р ед и т н о м р ей т и н ге П ет ербурга, -
кот орый, в п р о т и вн о м случае, м о г бы быте з н а ч и ­
т ельно выше, - и н а его ф инансовы х возм ож ност ях

Финансовый кризис 1998 года наглядно доказал ту истину,


что пребывание в составе Великой России для Петербурга -
весьма дорогое удовольствие, и что в финансовом плане город
мог бы жить куда лучше, если бы не находился в столь жест­
кой хозяйственно-политической зависимости от Москвы.
Несмотря на все скандалы, разочарования и довольно
мрачноватую событийную фактуру, 1998 год все же не стал
эпохой безвременья. Пусть не такая же изящная и велико­
лепная, как петербургская архитектура, пусть временами
нелепая или даже жестокая, но в городе проявила себя впол­
не самостоятельная муниципальная жизнь.
Иными словами, Санкт-Петербург смог доказать, что яв­
ляется самым европейским городом России не только по
внешнему виду или по стилистике отвлеченных мечтаний,
но и по реальной, повседневной внутренней сути.
1998 год не оставил сомнений в том, что на планете по
имени Санкт-Петербург есть вполне самобытная и полно­
кровная общественно-политическая жизнь. 1999 год внес
досадное уточнение: к категории разумной упомянутая жизнь
не относится.
Пожалуй, самым ярким и наглядным доказательством ин­
теллектуальной немощи городской жизни стал абсурдистский
водевиль с элементами триллера и боевика, именуемый пар­
ламентским кризисом. На протяжении всего 1999 года петер­
бургские депутаты, подобно сказочным пошехонцам, зачаро­
ванно блуждали в трех организационных соснах, безуспешно
пытаясь выбрать себе председателя и двух его замов.

СЕРГЕЙ МИРОНОВ
1999 год - депутат ЗакСа,
2001 год - вице-спикер ЗакСа.

- Если мне не изменяет память, девятнадцать раз в течение


1999 года Собрание приступало к голосованию. Единственный
помню положительный итогу если это можно считать положи­
тельным: однажды б'ыла попытка сделать пакет из двух замес­
тителей,\ не избирая спикера. В пакет входили покойный Виктор
Семенович Новоселов и ваш покорный слуга. Мы набрали 26 голо­
сов, но нужно б'ыло, чтобы 34 человека взяли бюллетени, а взял
31 депутат. И поэтому выборы тогда не состоялись.

На первый взгляд, порочно-круговая эпопея с выборами


парламентского президиума казалась следствием целой вере­
ницы фатально сложившихся обстоятельств.
163
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОДНОГО Г О Р О Д А

Во-первых: отсутствие в ЗакСе


прочного большинства.
Во-вторых: наличие множества
фракций, каждая из которых меч­
тала заполучить место в президи­
уме.
В-третьих: личные амбиции та­
ких лидеров, как Анатолий Кри-
венченко, Сергей М иронов и Виктор Новоселов, каждый
из которых был убежден в том, что именно он - и никто
другой - призван возглавить де­
путатский корпус.
Наконец, в-четвертых: деструктив­
ную роль играла позиция губерна­
тора Яковлева, стремившегося во
что бы то ни стало продавить на
пост председателя ЗакСа своего став­
ленника - Сергея Тарасова.

АНАТОЛИЙ КРИ ВЕН ЧЕН КО


1999-2001 годы - депутат ЗакСа.

- Конечно, позиция губернатора оказывала


сильное воздействие. Причем в разном временном
промежутке - разное. Бывало сильнее, бывало сла­
бее. Губернатор в то время, я даже думаю, был
озабочен не столько выборами первою лица пред­
ставительного органа власти, сколько грядущи­
м и выборами губернатора. И исходил из этой
позиции.

Однако в действительности все вышеупомянутые при­


чины носили вторичный характер. Первопричиной явля­
лось то, что ни у одной из тех фракций, которые сложи­
лись внутри ЗакСа, не было ясной, продуманной, а глав­
ное, близкой и понятной избирателям программы город­
ского развития, на основании которой можно было бы
164
Оигрк и политической истории Ссшкт-Петербурш. 1989-2000

эффективно выстраивать парла­


ментскую тактику и вести меж­
фракционные переговоры.
За все прошедшие с начала пере­
стройки годы в Санкт-Петербурге
так и не сложилось ни одного по-
настоящему жизнеспособного вари­
анта городской идеологии и не воз­
никло системы городских политических партий - всего того,
без чего разумной общественно-политической жизни не
бывает по определению. А бывает лишь тараканья суета
вокруг бюджетной кормушки.

АНАТОЛИЙ КРИВЕНЧЕНКО
- Само общество каше еще политически не структурировано.
Конечно, если были бел партии, (ныло бы просто и шбирать
лидера. Ббио бы проще договариваться не между отдельными
лидерами, а между блоками, фракциями, представителями
партий. У нас были попытки создать региональные партии -
городские и даже северо-западного региона,, но все они окончились
неудачей,, Я, раздумывая над этим процессам, пришел к выводу,
что до сих пор сильно в России, в принципе, влияние личности, и
во многом даже трудно назвать наши политические блоки и
движения партиями. Они создаются под влиянием каких-то
сиюминутных процессов. Поэтому они недолго и живут.

СЕРГЕЙ МИРОНОВ
- Существующие до последнего времени партии или обществен­
ные движения в городе, как правило, представляли из себя регио­
нальные отделения федеральных движений либо партий. Ориен­
тированы они были на некие федеральные задачи и очень мало
были ориентированы на городские задачи. Отсюда, скажем, сла­
босильность этих партий и движений, в том числе; по результа­
там выборов в ЗакС.

Неудивительно, что в сложившихся условиях работа пе­


тербургских парламентариев обречена была являть собой
165
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я О Д НО Г О Г О Р О Д А

бесконечное и совершенно бессистемное производство «за­


конодательной вермишели», в которой вязли отдельные, время
от времени появляющиеся на свет, по-настоящему важные
законопроекты.
За первую половину 1999 года петербургские депутаты,
например, так и не удосужились решить проблему законо­
дательной поддержки малого бизнеса. Зато успели принять
специальный закон о ежемесячной доплате к пенсии быв­
шему первому секретарю ленинградского обкома КПСС
Льву Зайкову. Едва ли не единственным вопросом, по кото­
рому у заксовцев всегда обнаруживалась продуманная и
ясная позиция, являлся вопрос о судьбе пресловутого депу­
татского резервного фонда.
В ситуации, когда городские политики оказывались не­
способными профессионально думать о городе, естествен­
ным монополистом в этой сфере оказывалась действую­
щая администрация, любое, пусть даже самое рутинное и
локальное начинание которой - вроде дорожного строи­
тельства или дворового благоустройства, - автоматически
приобретало вид воплощения некоего глобального общ е­
городского плана. О котором, впрочем, никто ничего
толком не знал, но который - за неимением ничего луч­
шего - считался оптимальным, так сказать, по умолча­
нию.
Какой бы аргументированной при этом ни оказывалась
критика со стороны политических противников, какими бы,
в свою очередь, ни были поверхностными и противоречи­
выми контраргументы Смольного, - величественный адми­
нистративно-хозяйственный караван сохранял в глазах очень
многих горожан неоспоримое пре- «г.«
имущество перед теми, кто силил
ся напрячь против него свои тон
кий оппозиционный голос.
Центральным пунктом оппози
ц и он н ой атаки на губернаторе
Яковлева в 1999 году стало строи
тельство Ледового дворца.
166
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

ИГОРЬ АРТЕМЬЕВ
1999 год - председатель политсовета Региональной партии центра -
Санкт-Петербургского отделения «Яблока», руководитель
фонда «Эпицентр Санкт-Петербурга».
2001 год - депутат Госдумы РФ.

- Уже с самого начала, как толвко мы стали


разбирать проект, forл о попятно, что Ледовый
дворец, в принципе, не нужен. Было совершенно ясно,
что у города существует только определенное ко­
личество денег для внутренних инвестиций. Ска­
жем, у юрода достаточно денег Рыло, что ft# уже к
концу 1999 года решить проблему Кировско-Выборг­
ской линии, я имею в виду аварию между станция­
ми «Лесная»-«Площадв Мужества». Губернатор
сказал: «Нет! Мы построим еще Ледовый дворец,
потому что это важно для престижа» и так да­
лее. Были взяты займы, за которые уже сейчас рас­
плачивается городской бюджет и будет и дальше
расплачиваться. И вся эта сумма строительства
Ледового дворца уже легла па государственный бюд­
жет Санкт-Петербурга. А Яковлев, конечно же,
лукавил, когда говорил: «Это не из бюджета, это
же поручительство. Вот в этом году у нас на рас­
ходы таких строчек нет». На расходы-то нет, а
на долги-то есть! Этот проект, несомненно, неоку-
паем. Несомненно, такого спроса на эту продук­
цию сейчас еще нет. И потом, мы говорили: нуж­
но строить Ледовый дворец, но примерно в 2003-
2005 году.

АЛЕКСАНДР АФАНАСЬЕВ
1999-2001 годы - руководитель пресс-службы губернатора Санкт-
Петербурга.

- Сразу было понятно, что строится сооруже­


ние, которое окупит себя. Осенью прошлого года
Счетная палата дала па этот счет заключение,
подтвердившее, что Ледовый дворец окупится за
167
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОДНО ГО Г О Р О Д А

пять лет. Город стал столицей чемпионата. Это


важно. К сожалению, не губернатор Яковлев тре­
нировал нашу сборную и не он составлял эту ко­
манду. Я думаю, если бы бегло иначе, наверное,
бегло бег лучше. Яковлев не проигрегвает!

ИГОРЬ АРТЕМ ЬЕВ


- В тот момент, действительно, приближалось первенство
мира по хоккею. Яковлев получил определеннеге авансег от феде­
ральных властей. И, в отличие от губернатора Лисицына, ко­
торый отказался от такого же проекта в Ярославле, посколь­
ку он бегл совершенно разорительным для ярославского бюдже­
та, Яковлев хотел продемонстрировать на фоне Ярославля, что
он сильный хозяйственник, и уж если он чего сказал, то будет
обязательно!
Критика, которой подвергались в тот год действия Смоль­
ного, была довольно энергичной. Однако в условиях, когда
у оппозиции отсутствовала альтернативная программа кон­
кретных позитивных действий, эта критика давала обрат­
ный эффект: избиратели в своей массе становились все бо­
лее снисходительными и терпимыми по отношению к гу­
бернатору Яковлеву, фактически закрывая глаза на вполне
очевидные его промахи и ляпы.
Когда в связи с подготовкой к хоккейному чемпионату
город внезапно покрылся тысячами постеров, изображаю­
щих карикатурно нелепого лося на коньках, - к тому же
официально «подконтрольного губернатору», - оппозиция
ликовала.

168
Очерки ты юн и ческой истории Санкт-Петербурга. 1939-2000

АЛЕКСАНДР ПОТЕХИН
1999-2001 годы - и. о. вице-губернатора Санкт-Петербурга, председатель
Комитета по печати и связям с общественностью
администрации Санкт-Петербурга.

- Тактическая - не стратегическая, а тактичес­


кая, - ошибка на первых порах организаторов этой
рекламной кампании заключалась в том,, что они
немножко пересолили. У нас появились целые улицы
«имени Хоккоиш». Нельзя (шло в таком количестве
давать в общем-то неплохой талисман. Он оказал­
ся удачным, с моей точки зрения. /Гансе то, что
сначала потихонечку, а потом погромче стали под­
трунивать над нашим градоначальником, намекая
на сходство образов, по-моему, это, с точки зрения
пиара, просто в кайф! А ось - доброе, большое, вынос­
ливое животное.

В конце концов стадо ясно, что


тонны публицистического яда оказа­
лись пролитыми на лося Хоккошу
впустую. Подавляющее большинство
петербуржцев к лосино-хоккейному
засилью на улицах города отнеслось
так же благосклонно, как и к про­
чим стилистическим экспромтам сво­
его губернатора.

В Л А Д И М И Р Я КО В Л Е В, губернатор Санкт-Петербур
га, во дворе музея А. С. Пушкина: «Давайте вспомним
его пророческие слова стихи: «Я памятник воздвиг
' себе нерукотворный, к нему не зарастет народная
толпа... тропа». И даже в эти морозные дни мы
видим, сколько пришло сюда людей, на самое Пушкин
ское место. И я хочу вам выразить огромные слова
| благодарности за любовь к поэту, за то, что действи­
тельно тропа не дает и не даст никому зарасти».

И Зак.606 169
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОДНОГО Г О Р О Д А

7 мая 1999 года, накануне очеред­


ного празднования Дня Победы,
Владимир Яковлев издал распоря­
жение об официальном использо­
вании пять раз в году, в дни па­
мятных военных дат, наряду с на­
именованием «Санкт-Петербург» -
словосочетания «город-герой Ленин­
град». Скандальная курьезность этого распоряжения заклю­
чалась не только в том, что тем самым петербургский губер­
натор осуществлял прямое административное вторжение в
законодательную сферу, но также в том, что две из пяти
упомянутых им дат - День начала блокады и День ее про­
рыва - были указаны неверно.
АЛЕКСАНДР АФАНАСЬЕВ
- У Ильфа и Петрова уже все это прокомментировано: долго­
долго издавали научную книгу, держали двадцать корректур, вышла
с названием «Энциклопудия». Это, конечно, полное безобразие,
что в таком документе произошла такая ошиб'ка, безусловно!
Но я только лишь хочу сказать, что это всего-навсего дефект
исполнителя.
Однако и в этом случае приключившийся конфуз не на­
нес харизме петербургского губернатора сколь бы то ни
было заметного урона.
Авторитет Яковлева в глазах подавляющего большинства
петербуржцев не могли поколебать и куда более щекотли­
вые инциденты.
22 мая 1999 года в Таврическом дворце прошел Учре­
дительный съезд движения «Вся Россия», одним из созда­
телей и лидером которого стал петербургский губерна­
тор. М ероприятие было организовано в лучших традици­
ях чиновного хлебосольства. Его проведение непосред­
ственно курировали два вице-губернатора - Валерий Ма­
лышев и Александр Потехин, по совместительству являв­
шийся членом политсовета регионального отделения «Всей
России».
170
Спустя некоторое время в печать просочилась информа­
ция о том, что финансирование съезда осуществлялось через
некую фирму «ВМЦ», при ближайшем рассмотрении оказав­
шуюся подставной. Тогда же стало известно, что через «ВМЦ»
на нужды съезда было потрачено порядка 70 миллионов руб­
лей или более 2,5 миллионов долларов.
Позднее - ближе к думским и губернаторским выборам -
этим инцидентом заинтересуется Кремль. Будет возбуждено
уголовное дело, в Петербург нагрянет замминистра внут­
ренних дел России Петр Латышев, чтобы сделать ряд гроз­
ных заявлений о причастности к истории с «ВМЦ» «высше­
го руководства Смольного». Однако на массу рядовых пе­
тербургских избирателей инцидент с «ВМЦ» особого впе­
чатления не произведет.
В ходе думских выборов 19 декабря 1999 года блок «Оте­
чество - Вся Россия», одним из лидеров которого, наряду с
Юрием Лужковым и Евгением Примаковым, выступит Вла­
димир Яковлев, получит в Петербурге 16% голосов - в пол­
тора раза больше, нежели традиционно популярное в горо­
де «Яблоко» и вдвое больше, чем получило в 1995 году
возглавляемое тогдашним мэром города Анатолием Собча­
ком Движение демократических реформ.

А Л Е К С А Н Д Р ПОТЕХИН
- Тогда наметился совершенно очевидный рост, ну, скажем так,
харизмы Яковлева, и он неразрывно связывался с тем, что обще­
ственным сознанием наших горожан губернатор воспринимался
как лидер общероссийского движения. К этому примешивалось и
171
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я О Д НО Г О Г О Р О Д А

естественное чувство гордости: «Наги, гляди-ка ., н а уровне всей


России вьгсоко котируется к а к политик!»

Владимир Яковлев оставался бесспорным лидером городско­


го политического забега еще и потому, что по многим своим
проявлениям оказывался и внешне, и внутренне на удивление
созвучен Санкт-Петербургу в новейшей фазе его истории...
10 июня, в 19:40, перед входом на станцию метро «Сенная
площадь» рухнул бетонный козырек площадью порядка 50
квадратных метров. Под обломками погибли пять человек.

Еще двое пострадавших скончались в больнице в ближай­


шие сутки. Шесть человек в тяжелом состоянии с диагноза­
ми «черепно-мозговая травма» и «синдром сдавливания» были
доставлены в различные больницы города. Губернатор Санкт-
Петербурга прибыл на место трагедии, сообщил о том, что
премьер-министр Сергей Степашин проинформирован о
случившемся и выражает петербуржцам соболезнование. Спа­
сательные работы были завершены в пятницу ночью, а на­
утро в субботу открылся Третий пивной фестиваль.

172
Очерки политической истории С.инкт-Петербурга. 1989-2000

В отличие от представителей дореволюционной обществен­


1999
ности, единодушно осудивших Николая II за то, что он
отказался прервать коронационные торжества в связи с хо-
дынской катастрофой, петербуржцы в аналогичной ситуа­
ции повели себя куда благодушнее. На улицы вышло более
миллиона ликующих граждан. От участия в двухдневном
алкогольном празднестве не уклонились не только петербург­
ские пивоварни, но и крупнейшие городские СМИ, вклю­
чая оппозиционные Смольному.
Согласно соцопросам, проводившимся в конце лета, Вла­
димира Яковлева стабильно поддерживали около половины
горожан, в то время как экс-мэра Анатолия Собчака, в июле
вернувшегося из парижской эмиграции, - менее 10%, а сверх­
популярного в тот год в Петербурге Сергея Степашина -
всего 20%.
Упорно отказываясь воспринимать негативную информа­
цию, которая была связана с именем губернатора, петербур­
жцы в то же время поддерживали стремление Владимира
Яковлева предстать в роли символа всех петербургских по­
бед. Даже тех, к которым - как, например, к победе «Зенита»
в кубке России - петербургский губернатор имел косвенное
отношение.
Чем более прочной и бесспорной оказывалась популяр­
ность Яковлева внутри городских стен, тем активнее петер­
бургские демократы сгремились заручиться в своей борьбе
со Смольным поддержкой со стороны влиятельных столич­
ных сил. Особую бодрость городской оппозиции внушало
то, что именно в 1999 году началось стремительное восхож-

173
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОДНО ГО Г О Р О Д А

дение некогда конфронтировавших с Владимиром Яковле­


вым экс-петербургских чиновников к вершинам федераль­
ной власти.
Парадоксальным образом петербургская и демократичес­
кая идеи оказались противопоставленными друг другу.
28 августа по телеканалу ОРТ был
показан подготовленный петербург­
ским тележурналистом Александ­
ром Невзоровым сюжет, посвящен­
ный проведению в Санкт-Петербур­
ге предвыборной акции «Правого
дела». Сюжет сопровождался ком­
ментариями откровенно хамского
свойства. Спустя два дня министр
печати Михаил Лесин вынес ОРТ официальное предуп­
реждение.
В тот же день на подконтрольном Смольному телеканале
«ТРК “Петербург”» скандальный сюжет - на сей раз в рас­
ширенном варианте - был показан в рамках курируемой
Невзоровым телепрограммы «Петербургский стиль». Спус­
тя два дня Лесин издал приказ о приостановке вещания
«ТРК “Петербург”» - «за злоупотребление свободой СМИ»,
тем самым во внесудебном порядке лишив город права на
собственное телевидение.
Демократическая оппозиция встретила решение Лесина
хотя и без видимых восторгов, однако в целом удовле­
творенно.

/7<0/7ИТИК*\

/ I . /7 £ Л Е Р Б У Р Г С К Ш Щ
А
Здание телецентра
на \/л. Чапыгина, 6

tm а ъ
174
Очерки политической истории Санкт-Петербурш. 1989-2000

С Е Р Г Е И С Т Е П А Ш И Н , экс-премьер-министр РФ,
член партии «Яблоко»: «Вообще, я считаю, что
открывать и закрывать, это не форма и методы
борьбы с масс-медиа, если на то пошло. Другое
дело - особенно, когда из Москвы смотришь, - ну
какой это петербургский стиль? Не надо Питер
позорить. Я ленинградец, мне неудобно просто».

Кризис продлился недолго. 3 сентября 1999 года вещание


ТРК «Петербург» возобновилось.

АЛЕКСАНДР ПОТЕХИН
- То, что отключение было надуманным, это совершенно по­
нятно. И это было связано ни в косм случае не с политикой
самого канала. Это отключение не было связано с ситуацией
внутри города, по большому счету, - скажем, с проблемой отно­
шений Яковлева с коммунистами или с «Союзом правых сил».
Это была обкатка на очень важном, стратегически важном,
полигоне определенной модели поведения федералов. Эта обкатка
была успешно осуществлена.

Еще более драматично петербургская и демократическая


идеи столкнулись в ходе начатой Смольным тогда же, в
начале сентября, борьбы за перенос губернаторских выбо­
ров с апреля 2000 года на декабрь 1999-го.
Стремление губернатора обеспечить себе льготные усло­
вия для переизбрания встретило вполне закономерный от­
пор со стороны оппозиционно настроенной части депута­
тов ЗакСа, которые наотрез отказались даже включать дан­
ный вопрос в повестку дня. И поскольку они пребывали в
относительном меньшинстве, вновь, как уже не раз, приня­
лись целенаправленно срывать кворум.
В последние три дня, когда еще можно было, согласно
закону, принять решение о переносе губернаторских выбо­

175
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОД НОГО Г О Р О Д А

ров на 19 декабря 1999 года и совместить их, таким обра­


зом, с думскими* страсти накалились до предела.
Координатор фракции «Яблоко» Михаил Амосов за лац­
каны пиджака устранил старейшего заксовца Владимира
Гольмана из председательского кресла, которое тот попытал­
ся самовольно захватить. В свою очередь, товарищ Гольма­
на депутат Шевченко попытался выдавить из того же само­
го кресла депутата Амосова, которого в итоге спасли при­
шедшие на помощь болдыревцы Кривенченко и Рсдько.
Апофеозом законодательного кикбоксинга стала группо­
вая драка, приключившаяся 7 октября возле пульта управле­
ния системой электронного голосования. В ходе этой стыч­
ки представитель губернаторского лобби депутат Сергей
Никешин повалил на землю и дважды ударил ногой оппо­
зиционного демократа Анатолия Кривенченко.
СЕРГЕЙ НИКЕШИН
- Анатолий Николаевич решил нас - ил и меня, но крайней м ере;
- немножко успокоите. Может fame, ему не понравились те ме­
тоды, которые я использовал, ко/da успокаивал или отодвигал
Михаила Ивановича Амосова. И в результате - нормальное выяс­
нение отношений. Ну, выяснили все[ и все разошлись.

АНАТОЛИЙ КРИВЕНЧЕНКО
- Когда депутат Никешин налетел на Амосова,
мне в стороне неудобно было оставаться. Я попы­
тался его защитить. Ну , чуть-чуть не увернулся, ну
что поделаешь! Есл и говорить о юридической стороне,
то депутат Никешин полностью признал свою вину.

« Б ились <глуповцы> крепко всю ночь, бились не глядя, а как попа­


ло. Много тут было раненых, много и убиенных. Только когда уж совсем
рассвело, увидели, что бьются свои с своими же... Положили: убиенных
похоронив, заложить на месте битвы монумент, а самый день, в кото­
рый она происходила, почтить наименованием «слепорода» и в воспо­
минание об нем учредить ежегодное празднество с свистопляскою».
(М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»)

176
Очерки политическом истории Си н к т-Пстербур/а. 1989-2000

В конце концов представителям губернаторского лоб­


би, руководимым координатором фракции «Петербургс­
кие районы» Виктором Новоселовым, удалось - букваль­
но силой - протащить через ЗакС принятие закона о
совмещении губернаторских выборов с думскими. По слу­
хам, в обмен на это Новоселов получил от Смольного
заверение в грядущей поддержке на выборах спикера, а
также обещание предоставить пост председателя КУГИ
одному из тех, кого назовет сам Новоселов. В ходе голо­
сования представители прогубернаторского большинства
использовали дубликаты ключей депутатов, не присутство­
вавших в зале, что являлось грубейшим нарушением за­
кона.
Весьма колоритной оказалась история депутата Валерия
Селиванова, который, согласно документальному подтверж­
дению, 8 октября в 14:30 находился в Москве, в здании
Государственной Лумы, а уже в 15:00 того же дня, то есть
спустя всего полчаса, если верить данным электронной ре­
гистрации депутатов, лично участвовал в принятии закона о
переносе губернаторских выборов.
Не удивительно, что, как только принятый таким образом
закон был подписан Владимиром Яковлевым - а это про­
изошло ровно пятнадцать минут спустя - и опубликован, в
городской суд было подано сразу четыре жалобы, требую­
щие признать данное решение ЗакСа недействительным. 11е-
тербургский городской суд, однако, с доводами жалобщи­
ков нс согласился.

ТАТЬЯНА ГУНЬКО
1999-2001 годы - судья Санкт-Петербургского городского суда.

- При вбтесении решения суд руководствовался


теми документами и материалами, которые были
представлены суду. Во-первых; результатами голо­
сования. А во-вторых, в материалах дела имеется
заявление самого депутата, который якобы отсут­
ствовал, но тем нс менее он написал о том, что on
отдал свой голос «за». Если (ш суду Ныли предъявле-
177
Н О В Е Й Ш А Я И СТ ОР ИЯ ОДНОГО Г О Р О Д А

ны иные документы - ну, например, командоровоч-


ное удостоверение с московской отметкой и желез­
нодорожные билеты на это лицо, - то, возможно,
суд бы по-другому отреагировал на этот момент.

Криминальный привкус исгории


с переносом губернаторских выбо­
ров стал еще более резким в связи с
совершением очередного громкого
заказного убийства. Утром 20 октяб­
ря 1999 года на углу Московского
проспекта и улицы Фрунзе, непода­
леку от собственного дома, был убит
депутат Законодательного Собрания Виктор Новоселов. На
крышу притормозившего у светофора автомобиля, в кото­
ром Новоселов ехал на работу, киллер положил взрывное
устройство направленного действия. Смерть была мгновен­
ной.
Обстановка стала еще более мрачной спустя две недели
после убийства Новоселова: город облетела весть о том, что
в больнице после операции на сердце скончался один из
наиболее ярких представителей антигубернаторской фрон­
ды - депутат Михаил Пирогов.
Проиграв схватку с губернатором на городских полити­
ческих просторах, демократы вынуждены были обратиться
за помощью к Москве. 11 декабря Верховный суд, рас­
смотрев соответствующую жалобу в рекордно сжатые сро­
ки, признал процедуру принятия закона о переносе выбо­
ров губернатора Санкт-Петербурга неправомочной и отме­
нил решение Санкт-Петербургско­
го городского суда.
Владимир Яковлев попытался
было взбунтоваться. По городу про­
катилась волна оперативно органи­
зованных антимосковских митин­
гов под почти что сепаратистски­
ми лозунгами: «Кремль, руки прочь
178
Очерки политической истории Слмст-Пстсрбуреа. 1989-2000

от Петербурга!», «Выборам петербургского губернатора -


быть!» и т. гт. В конце концов, однако, Смольному при­
шлось смириться и признать вопрос о досрочных выборах
снятым с повестки дня окончательно.
Демократическая оппозиция шумно праздновала триумф.
Внимательный глаз, однако, уже тогда мог заметить, что эта
победа петербургских демократов является мнимой, посколь­
ку означает не что иное, как фактическое признание соб­
ственного бессилия в стенах родного города.
ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ, 1999-2001 годы - губернатор Санкт-Петербурга.

- Я считаю, что поступил абсолютно правил оно, и жизнь все


расставила на свои места. Люди начали понимать и стали раз­
бираться, кто есть кто. Определили сразу, кто такие некоторые
из депутатов. Определились политические представители,участву­
ющие на этой театральной щепе большой политической жизни
нашего города.
1999 год сыграл с петербургскими демократами злую па­
радоксальную шутку. С одной стороны, появление в 1998
году в городе мощной демократической оппозиции Смоль­
ному резко повысило политическую активность петербурж­
цев и пробудило в них задремавшее было чувство городско­
го патриотизма.
С другой стороны, воспользоваться плодами петербург­
ского пробуждения городские демократы не сумели.
В итоге весь муниципально-патриотический урожай уме­
лой рукой присвоил себе Владимир Яковлев, который, та­
ким образом, несмотря на все бесчисленные эксцессы свое­
го четырехлетнего правления, оказывался единственным кан­
дидатом, способным в следующем, 2000-м, году успешно
претендовать на звание «губернатора всех петербуржцев».
2000

2000 год стал для Санкт-Петербурга зеркалом, на которое,


согласно известному идиоматическому правилу, пенять не
приходится. Более чем десятилетнее плавание города по
волнам свободной жизни закончилось тем же, чем и нача­
лось: смятением умов. С той лишь поправкой, что тогда, на
излете перестройки, муниципальные умы метались в пред­
чувствии революции. Теперь же на первый план выступило
предощущение реставрации.
За несколько часов до наступления нового, 2000-го, года
президент России Борис Ельцин неожиданно подал в от­
ставку.

БОРИС ЕЛЬЦИН, экс-президент Россий­


ской Федерации: «Я мно^о раз слышал:
«Ельцин любыми путями будет держаться
•за власть, он Дикому ее не отдаст». Это '
вранье!»

Исполняющ им обязанности главы государства стал пре­


мьер-министр Владимир Путин. Это означало, что вопрос о
соотношении горизонтальных и вертикальных тенденций в

180
Очерки политической истории Слнкт-Петербур/а. J989-2000

дальнейшем развитии Российской Федерации безоговороч­


но решен в пользу последних.
О дним из главных средств восстановления Кремлем аб­
солютной власти над страной стал крестовый поход про­
тив губернаторов. Санкт-Петербург, губернаторские вы­
боры в котором должны были состояться весной 2000
года, призван был в этой связи сыграть роль полигона по
отработке успешной модели «голосования сердцем» на
уровне регионов. То есть голосования за тех кандидатов
в губернаторы, которые угодны Владимиру Путину. Пе­
тербургский губернатор к их числу, как известно, не от­
носился.
О том, что Владимира Яковлева на выборах 2000 года
ждут серьезные испытания, стали говорить сразу после того,
как в августе 1999 года Пугин был назначен главой россий­
ского правительства. После того, как петербургский экс-вице-
мэр окончательно утвердился в качестве хозяина земли рус­
ской, многим стало казаться, что дни Владимира Яковлева в
качестве градоправителя сочтены.
Да и сам Владимир Анатольевич явно нервничал. В пер­
вых же числах января он поспешил покинуть товарищей
по лидерству в блоке «Отечество - Вся Россия» Юрия
Лужкова и Евгения Примакова и заявил, что на гряду­
щих президентских выборах поддержит кандидатуру не
Примакова, а Путина.
Примерно в эти же дни по городу поползли упорные
слухи о том, что Кремль активно ищет кандидатуру на заме­
ну Яковлеву. Назывались самые разные фамилии: от срав­
нительно популярных политиков Сергея Степашина и Иго­
ря Артемьева до практически безвестных чиновников Дмит­
рия Козака и Петра Родионова.
С самого начала, однако, можно было понять, что затея с
организацией в Санкт-Петербурге антияковлевского «голо­
сования сердцем» успехом, скорее всего, не увенчается. По
той простой причине, что петербургское сердце на тот мо­
мент было прочно занято личностью Владимира Анатолье­
вича Яковлева.
181
НОВ ЕЙШ АЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

РОМАН МОГИЛЕВСКИЙ
2000-2001 го д ы -н а у ч н ы й руководитель исследовательского центра
«Gallup» (Санкт-Петербург).

- У нас существует легенда насчет политической


невзрачности Яковлева. Иа самом деле Яковлев -
довольно нетривиальная фигура. Он проводил поли­
тику, которая имела целью восстановить работу
заводов, снизить уровень безработицы, тем самым
создать более высокийуровеньудовлетворенности бы­
товыми условиями, по крайней мере, в каких-то ча­
стях,; например, в той чисти, которая касается
обустройства дорог. А ведь в городе очень много ав-
томобил истов, очень быстро растет парк. Эта
политика не могла не привести к тому, что доволь­
но значительная часть населения решила поддер­
жать того, кто проводил эту политику.

Стойкая приверженность основной массы петербуржцев


своему губернатору объяснялась, впрочем, не столько уни­
кальностью его хозяйственно-политических дарований, сколь­
ко элементарным отсутствием альтернативы. Лишний раз
городской общественности пришлось в этом убедиться в
связи с попыткой создания Либерального клуба, целью ко­
торого являлось выдвижение оппозиционными политичес­
кими партиями на губернаторских выборах единого демо­
кратического кандидата.
ЛЕВ ЛУРЬЕ
2000 год - обозреватель газеты «Карьера-Капитал».
2001 год - обозреватель газеты «Коммерсантъ».

- Исполнительная власть в лице губернатора Яков­


лева не вызывала особого восторга у части журнали­
стской общественности. Решили инициировать не­
что вроде мозговых штурмов, а также встреч поли­
тиков и журналистов, для того чтобы попытать­
ся найти некоего кандидата, который мог бы про­
тивостоять Яковлеву и олицетворять либеральное
начало.
182
Очерки политической истории Си и кги-Петербурга. 1989-2000

Выяснилось, что три основные оппозиционные


силы, три группы политиков, противостоявших
Яковлеву - это Рыли «яблочники», представители
«Союза правых сил» и сторонники Юрия Болды­
рева\ - никак не могут договориться. У них не
было того, что на Западе называют agenda, то
есть повестки. У них не (ныло точки зрения ни на
какой конкретный вопрос, то есть, реальной про­
граммы. Грубо говоря, им всем не нравился Яков­
лев на довольно эмоциональном уровне. Было та­
кое впечатление,, что они не готовились и не го­
товятся к тому, чтобы прийти к власти в горо­
де. Второе заключается в том, что, как мне ка­
жется, они в значительной степени уже встрое­
ноi в структуры существующих, как говорят,
элит. И поэтому для них приказ или указ из
Москвы значительно важнее, чем даже успех на
выборах.

Лишенный реальных конкурентов внутри города и пользу­


ющийся со стороны избирателей прочной поддержкой, ко­
торая, помимо всего прочего, являлась надежной защитой
против возможного натиска из Кремля, Владимир Яковлев
оказывался практически неуязвим.
В этой ситуации Владимиру Путину, дабы не поставить
под угрозу собственную популярность среди земляков, не
оставалось ничего другого, как сохранять в отношениях с
Владимиром Яковлевым подчеркнутую любезность и даже
временами публично заявлять о поддержке его кандидату­
ры на грядущих выборах. Вполне
возможно, что в конце концов
Кремль вообще отказался бы от
заведомо сомнительной попытки
навязать Санкт-Петербургу «пра­
вильного» губернатора взамен «не­
правильного», если бы не поисти­
не роковое стечение обстоятельств.
183
Н О В Е Й Ш А Я ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

20 февраля 2000 года в город


приш ло известие о том , что в
Светлогорске на шестьдесят тре­
тьем году жизни скончался Ана­
толий Собчак, незадолго до того
проигравш ий в одном из петер­
бургских избирательных округов
кампанию по выборам в Госду­
му. Несмотря на то, что день 24 февраля, на который
была назначена церемония прощ ания, выдался морозны м,
у дверей Таврического дворца выстроилась нескончаемая
очередь петербуржцев, пришедших отдать долг памяти
своему первому мэру.
Положение, в котором в результате оказался главный по­
литический противник Собчака - губернатор Яковлев, в тот
момент стало казаться едва ли не безнадежным. Заявление
вдовы Анатолия Собчака Людмилы Нарусовой о нежела­
нии видеть Владимира Яковлева на церемонии похорон
было передано всеми центральными телеканалами.

ЛЮДМИЛА НАРУСОВА, вдова Анатолия Собчака, 2000 г.:


- Верхом цинизма я считаю сейчас слезливые слова руководителя
Смоленого, который в период предвыборной кампании не давал Сод1
чаку права выступите и обратиться к жител ям его города.

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ, губернатор Санкт-Петербурга, 2000 г.:


- Я сделал все необходимое в соответствии со своим гражданским
долгом и долгом губернатора Санкт-Петербурга, чтобы достойно
прошли похороны. В то же время я посчитал возможным не при­
нимать участия, учитывая те обстоятельства, о которых сегод­
ня уже много говорят, их, в общем-то, все знают. Похороны - это
не место, где производятся какие-то счеты. Это просто не по-
христиански, это просто не по-людски. О б этом я уведомил испол­
няющего обязанности президента Владимира Владимировича П у
тина. Он с этим согласился и подтвердил, что он бы на моем
месте принял бы такое же решение. Поэтому я считаю, что по­
ступил абсолютно правильно.
184
Очерки политической истории

Выступивший на панихиде в Тав­


рическом дворце Сергей Степашин
фактически объявил о намерении
баллотироваться на пост губернато­
ра Санкт-Петербурга. Заявление это
выглядело тем более грозным, что
прозвучало в присутствии исполня­
ющего обязанности президента Рос­
сии. Сам Путин в тот же день в одном из интервью заявил
о том, что Анатолий Собчак пал «жертвой организованной
травли». Впрочем, в перерыве между громкими заявления­
ми и участием в траурной церемонии Владимир Путин
успел встретиться с Владимиром Яковлевым, с которым
обсудил проблемы приближающегося хоккейного чемпио­
ната, а также ремонта петербургского метрополитена.
6 марта, так и не дождавшись одобрения со стороны ис­
полняющего обязанности президента, Сергей Степашин офи­
циально объявил об отказе баллотироваться на пост губерна­
тора Санкт-Петербурга. 10 марта кандидат Кремля наконец
определился. О своем намерении вступить в борьбу за Смоль­
ный заявила вице-премьер России по социальным вопросам
Валентина Матвиенко. В этот же день стало известно, что
Владимир Путин одобряет эту смелую инициативу своей не­
посредственной подчиненной. На берега Невы тут же прибы­
ли дорогостоящие столичные имиджмейкеры, которые энер­
гично взялись за организацию пиара для Валентины Иванов­
ны. Петербург в одночасье украсился огромными цветными
плакатами, настойчиво убеждавшими избирателей в том, что
их родной город «устал» и «достоин лучшего».

12 Зак 606 185


Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОДНО ГО Г О Р О Д А

Буквально из ниоткуда возникла Молодежная антияков-


левская коалиция - МАЯК. Стала выходить широкоформат­
ная газета «Моя столица», помещавшая сомнительные, с
точки зрения приличий, антияковлевские карикатуры.
Вся эта титаническая работа столичных пиарщиков, длив­
шаяся на протяжении целого месяца, однако, ощутимого
эффекта не дала. Рейтинг Валентины Ивановны не превы­
сил 15%, в то время как рейтинг Владимира Анатольевича
по-прежнему зашкаливал за 60%.
В конце концов Владимир Путин официально протрубил
отбой. 28 марта, спустя день после собственной победы на
президентских выборах, Путин встретился с Яковлевым, в
результате чего последний, по его словам, «почувствовал под­
держку Путина еще сильнее».
Еще через день президент вызвал к себе Валентину Матви­
енко.

ВАЛЕНТИНА МАТВИЕНКО, вице-премьер РФ по


социальным вопросам: «Глава государства отозвал
меня из планового отпуска для продолжения работы
в. кабинете министров и для участия в формирова­
нии структуры и состава нового правительства. И в
этой связи попросил меня не регистрироваться
кандидатом в губернаторы Санкт-Петербурга».

5 апреля Валентина Матвиенко сообщила прессе о том, что


с тяжелым сердцем приняла решение не выставлять свою
кандидатуру на выборах губернатора Санкт-Петербурга.
Окончательно лишенные надежд на явное или хотя бы
тайное высочайшее покровительство, городские демократы
оказались в довольно грустном положении. В оставшиеся
до выборов пять недель им предстояло изобразить из себя
самостоятельных муниципальных политиков, способных ус­
пешно сразиться со смольнинским Голиафом.
Основная часть времени ушла на то, чтобы определить
личность единого демократического кандидата. Дважды про-
186
Очерк'а политической истории Санкт-Пепнрбурга. 1989-2000

водились праймериз - соцопросы в форме голосования.


Основными соперниками в ходе праймериз выступили ли­
дер петербургского «Яблока» Игорь Артемьев и представи­
тель СПС Юлий Рыбаков.
Наконец, 5 мая, было торжественно объявлено, что единым
демократическим кандидатом избран Игорь Артемьев. 25%
горожан на тот момент даже не подозревали о существовании
этого политика. До выборов оставалось восемь дней.

ИГОРЬ АРТЕМЬЕВ
2000-2001 годы - депутат Госдумы РФ.

- У меня выло впечатление, что мы идем в бой с


заведомо превосходящими силами противника. Но я и
моя «яблочная» команда - мы считали своим долгом
держат6 этот флаг. У линя тогда сложил осе впечат­
ление - я, может быте, переспи раз скажу такую рез­
кость, - что все люди, которые представляли либераль­
нееи правый фланг, в момент приближения выборов
просто разбёжалисб. И я остался один. Я очень много
сделал для себя важных открытии, в том числе в про­
цессе избирательной кампании. В целом мы провели сс
плохо. Она была сделана неэффективно. И кроме того,
целыйряд вещей, которые я неуспел вовремя проконт­
ролировать - какие-то большие плакаты гг все осталь­
ное; - у меня самого вызывали простоужас

Последней надеждой городской оппозиции стал чемпионат


мира по хоккею, заключительный день которого совпадал с
выборами губернатора. Однако, несмотря на то, что российс­
187
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОДНО ГО Г О Р О Д А

кая сборная провалилась с оглушительным треском, заняв один­


надцатое место, на популярности крестного отца лося Хокко-
ши - губернатора Петербурга - это никак не отразилось.
В ходе голосования 13 мая Владимир Яковлев получил по­
чти 73% голосов. Единый демократический кандидат Игорь
Артемьев собрал менее 15%, а занявший третье место Юрий
Болдырев - менее 4%.

Инаугурация В. А. Яковлева
Стремление петербуржцев голосовать исключительно за тех
политиков, которых они считали «своими», не позволило
Владимиру Путину поставить над родным городом плано­
вый политтехнологический эксперимент. Однако это же
стремление петербургских избирателей оказало самому Пу­
тину огромную услугу как кандидату на выборах президен­
та России.
Рекордный урожай голосов - 62% (на 10% больше, чем
в среднем по стране) - Путин собрал в Петербурге, в пер­
вую очередь потому, что сумел вписаться в тот самый
стиль, который подавляющ им большинством городских
избирателей воспринимался как истинно петербургский
и который в их сознании связывался с образом губерна­
тора Яковлева.
Этот стиль представлял собой про­
хладный северный коктейль из ев­
ропейской чиновной сдержаннос­
ти и прагматичности, евразийско­
го дипломатического коварства и
концептуальной невзрачности.

188
Очерки политической истории Санкт-Петербурга. 1989-2000

РОМАН МОГИЛЕВСКИЙ
- То, что сейчас делает Путин, - это то, что Яковлев уже
сделал. Некоторое ограничение свобода слова, точнее говоря, средств
массовой информации. Склонность не становиться гы чью-то
позицию. Нахождение несколько выше - над политическими сила­
ми. Роль такого «отг^а нации». Здесь - это роль «отца города».
Питер стал пилотным проектом для Путина. С этой точки
зрения, на мой взгляд\ учителем Путина являлся именно Яков­
лев, а вовсе не Собчак.

Санкт-Петербург по праву мог гордиться тем, что через


вновь избранного президента России сумел утвердить свой
политический стиль, свою городскую ментальность в самой
что ни на есть сердцевине государства российского, взяв
наконец тем самым у Москвы своего рода морально-психо-
логический реванш.
Однако, отстояв свое право быть самим собой и частично
реализовав один из наиболее жгучих и застарелых своих
комплексов, Санкт-Петербург напрочь утратил желание стре­
миться к чему бы то ни было еще. Подобно сказочному
щедринскому Иванушке-богатырю, он удовлетворился тем,
что, перешибив пополам пару-другую толстенных деревьев,
забрался в огромное дупло и - захрапел... Дальнейшая го­
родская жизнь продолжилась при полном безучастии по­
давляющего большинства горожан.
19 мая полномочным представителем президента России
в Северо-Западном федеральном
округе был назначен Виктор Чер­
>5VBki Я к SA IN кесов, до этого работавший пер­
вым заместителем Владимира Пу­
тина в бытность того директором
il

' IP российской ФСБ.


Непосредственно перед своим но­
вым назначением Черкесов высту­
пил в качестве одного из главных
организаторов предвыборной кам­
пании будущего президента.
189
Н ОВЕЙШ АЯ ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА

« - Кто хочет доказать, что любит меня, - глашал он <ревнивый на­


чальнику - тот пусть отрубит указательный палец правой руки своей!...
- Я хочу доказать! <возопил Угрюм-Бурчеев>.
С этим словом, положив палец на перекладину, он тупым тесаком раз­
дробил его...
При виде раздробленного пальца, упавшего к ногам его, начальник
сначала изумился, но потом пришел в умиление.
- Ты меня возлюбил, - воскликнул он, - а я тебя возлюблю сторицею!
И послал его в Глупов».
(М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»)

Командирование генерала Черкесо­


ва в Санкт-Петербург, к тому же на
столь высокую должность, выглядело
довольно скандально. И не только
потому, что под резиденцию вновь
испеченному полпреду - по курьез­
ному стечению обстоятельств - было
выделено роскошное здание Дворца бракосочетаний. Гораздо
важнее было то, что Виктор Черкесов вернулся в свой город,
продолжая высказывать открытую приверженность той систе­
ме, в условиях которой протекало его, знакомое многим петер­
буржцам до слез, профессиональное становление.

Ш Ц В М Э В Я Ш ВИКТОР ЧЕРКЕСОВ, полномочный представитель прези-


' Ш J} дента РФ в Северо-Западном федеральном округе, интер-
I вью газете «ДЕЛО»: «Я убежден, что менталитет КГБ не та-
i кая уж сомнительная вещь и уж тем более не опасная для
Щ П * *« страны. Никогда офицеры КГБ - и я, как один из них, - не
Д д Щ преследовали никого и не отправляли в суд уголовных дел,
W ^ например, за чтение книг Солженицына. В 70-80-е за чте-
W 1 ние не сажали. Среди людей, живущих в Петербурге и име-
I., ющих причины на меня обижаться, гораздо больше тех, кого
SL к я аРестовал 33 контрабанду, за дачу или получение взятки,
9 F b . . f за хищение в особо крупных размерах, за разглашение го­
сударственной тайны, за государственную измену. Что ка­
сается тех, кто по 70-й статье попал тогда к нам в оборот, то я с пониманием отно­
шусь к тем чувствам, которые они, вероятно, испытывают. Но не один из них не
может сказать, что я его напугал, обманул, задавил как человека».

190
Очерки политической истории Спи к >н П с/исроурhi. 1989-2000

ЛЕВ ЛУРЬЕ
- Я хорошо знаю, что в 70-80-е годы он возглавлял следствен­
ное управление КГБ но Ленинграду к Ленинградской области. Л
так как большая паств дел, которые но)?адал и в ведение след­
ственного комитета и которые доходили до суда,, относил асе не
к шпионажу против нашей горячо любимой Родины, а к чте­
нию и распространению книг и мыслей, то, соответственно,,
мои многие знакомые были допрошены господином Черкесовым.
И деятеленоете его, естественно, никакого восторга у меня не
вызывала, а, скорее,, вызывала отвращение.

ЮРИЙ ВДОВИН
2000-2001 годы - заместитель председателя правозащитной организации
«Гражданский контроль».

- В период, когда Черкесов был руководителем пи­


терской ФСК’ бегло сфабриковано дело Никитина,
которое с треском провалилось. Для л^’яя й»гло
видно, например, vwo человек с опытом Черкесова,
находясь на должности, - необходимость которой
для меня, л' сло^у, до сих пор сомнительна, - не по­
святит свою деятельность тому, чему должка быть
посвящена государственная служба, согласно Консти­
туции; где наконец-то сказано, vwzo яо
стоит человек, его гг[шва и интересы. А он (гудет
опять отстаивать мифические государственные, гео­
политические и там еще какие-то интересы.

Назначение Виктора Черкесова президентским полпредом


по Северо-Западу, однако, не пробудило в массе петербург­
ских граждан ровным счетом никаких переживаний.

ЛЕВ ЛУРЬЕ
- Подавляющему большинству горожан и в 70-е годы было на­
плевать на Комитет государственной безопасности, наплевать
в том смысле, что они жили вне сферы его интересов, но они
могли рассказывать какие-то анекдоты про Брежнева. Но это
не было делом КГБ. И поэтому для них, для большинства петер­
191
Н О В Е Й Ш А Я И С Т О Р И Я ОДНОГО Г О Р О Д А

буржцев, - что представитель комитета ГБ, что (Бывший дирек­


тор комиссионного магазина, что профессор хозяйственного права
- это одно и то же. Для них это прошлое тех или u h o i x полити­
ков не имеет большого значения. Оно значит только для тех,
кто в этом что-то понимает.

Летом 2000 года приключилось событие из разряда тех,


с которых на Западе обычно начинались антикоролевс-
кие революции. В результате проведенной Кремлем нало­
гово-бюджетной реформы городская казна Санкт-Петер­
бурга в одночасье похудела на несколько миллиардов руб­
лей.

ОКСАНА ДМИТРИЕВА
2 0 0 0 -2 0 0 1 годы - депутат Госдумы РФ, заместитель председателя
Комитета по бюджету и налогам администрации
Санкт-Петербурга.

- В Бюджете на 2001 год Было сделано резкое пере­


распределение налогов в полезу федерального центра.
По первоначально представленному проекту Бюдже­
та предполагалось, что город должен Был потерять
около 8 миллиардов руБлей, но довольно жесткая по­
зиция ряда депутатов - в том числе моя и ряда
фракций, - которые не голосовали в первом чтении
за так называемый антипитерский Бюджет (ко­
торый Был направлен против Большинства регио-
нов-доноров), - заставила правительство все-таки пой
ти навстречу регионам. Окончательно город всерав­
но потерял, но не 8 миллиардов, а где-то 2-3 милли­
арда. Но все равно это ощутимо, если учесть, что у
нас вся зарплата юродских Бюджетников составля­
ет 3,5 миллиарда.

История с конфискацией в пользу Кремля у Санкт-Петер­


бурга нескольких честно заработанных миллиардов не толь­
ко не привела к всенародному возмущению вольных нев­
ских бюргеров, но не вызвала внятной реакции даже со
стороны тех, в чьи профессиональные обязанности это вхо-
192
Очгрхи политической истории Сапкт Петербурга. 1989-2000
2000
дидо - городского парламента и городских политических
партий.
В череде событий 2000 года было все же одно, мимо кото­
рого пройти оказалось попросту невозможно.
12 августа, во время учений в Баренцевом море, потерпела
аварию атомная подводная лодка «Курск». Связь с лодкой
была потеряна, по разным источникам, то ли между 15 и 18
часами, то ли в 23:30.
На следующий день в 7 утра о катастрофе узнал президент
России и главком ее вооруженных сил Владимир Путин.
Санкт-Петербург трагедия «Курс­
внутреннем дворе ЦКБ «Рубин

ка» затронула более, чем какой-либо


Памятник, находящийся во

другой российский город. Не толь­


ко потому, что среди погибшего
экипажа были петербуржцы, а боль­
шинство офицеров проходило обу­
чение в петербургских училищах
имени Ленинского комсомола и
имени Дзержинского. Затонувшая лодка была спроектиро­
вана в Петербурге - Центральным конструкторским бюро
«Рубин». Руководство именно этого ЦКБ 14 августа заверя­
ло общественность, что проблем со спасением экипажа лод­
ки «возникнуть не должно».
Во главе правительственной комиссии по расследованию
причин аварии оказался петербуржец Илья Клебанов, зани­
мавший в тот момент пост зампреда Правительства РФ.
Именно он 16 августа, то есть уже тогда, когда российские
спасательные работы провалились, утверждал, что «лучших
технических средств для спасения экипажа, чем у России,
больше ни у кого нет».
Наконец, петербуржец Владимир Путин, вместо того, что­
бы немедленно вылететь в Североморск, лично разобраться
в масштабе трагедии и экстренно запросить иностранную
помощь, - все дни, пока длилась агония экипажа, оставался
в своей сочинской резиденции.
Несмотря на то, что петербургский фактор в трагедии
«Курска» играл, таким образом, совершенно исключитель-
193
Н О В Е Й Ш А Я ИС Т ОР ИЯ ОДНОГО Г О Р О Д А

ную роль, реакция горожан на события в целом мало чем


отличалась от общероссийской.
На несколько дней все прильнули к телевизорам, затем
еще несколько дней обсуждали и возмущались. Рейтинг
президента слегка понизился - процентов на 10-15, не боль­
ше. А потом - вновь взметнулся вверх, чтобы достигнуть
рекордного по стране уровня в 75%...

РОМАН МОГИЛЕВСКИЙ
- Естб целый ряд социальных, политических и экономических
факторов, которые Петербург сделали уже совсем не Петербур­
гом. И нечего даже ставить задачу делать его Петербургом, по­
тому что город - это не тот организм, который можно за счет
«лоботомии» сделать совершенно другим. Сам по себе Петербург
уже ничего не изменит - ни в России, ни внутри себя.

ЮРИЙ ВДОВИН
- Наш город - уже давно не Петербург. Вернуться в Петербург
Ленинграду еще не скоро удастся, потому что населения коренно­
го Петербурга сейчас не больше 10-15 процентов. Основное населе­
ние Петербурга благополучно было уничтожено в советское вре­
мя. Так что сейчас - это средний российский город со средними
российскими традициями, с утраченными традициями Петер­
бурга как передового города России. Это обычный средний город
России, просто большой. И всё.

Неудивительно было и то, что в условиях, когда жители


города над вольной Невой в гражданском плане факти­
чески самоликвидировались, а контролируемые федераль­
ным центром полицейские структуры, напротив, вполне
конкретно нарисовались, губернатор Санкт-Петербурга стал
постепенно превращаться из гордого регионального пред­
водителя в расторопного президентского порученца, ко­
торый то сопровождает кремлевского повелителя в дале­
кое путешествие на Карибские острова, то срочно отыс­
кивает по его приказу старую мелодию для нового гим­
на.
194
Очерки политической истории СямктПтсрвурт. 1989-2000

ВЛАДИМИР ЯКОВЛЕВ
- Гимн, символика государственная - это пря­
мое поручение президента мне как члену президи­
ум а Госсовета. Я считаю, что я свою чаете раба
тег выполнил. Я предлагал несколско гимнов и го­
ворил об этом в свою: выступлениях на различных
пресс-конференциях Но когда все решили, что все-
таки наиболее подходит для нас гимн Александ­
рова, все согласились. А я скажу, что гимн, честно
говоря, впечатляет!

2000 год стал годом блеска и нищеты новейшей петербург­


ской ментальности. Город смог воочию продемонстриро­
вать, что он существует, так и не сумев доказать, что он при
этом еще и мыслит.
Вместо гражданского разума Санкт-Петербург обнаружил
набор муниципальных рефлексов, подобных импульсивным
порывам футбольных фанатов, вполне бескорыстно болею­
щих за свою команду - и в то же время совершенно не
умеющих играть в футбол.

«Изнуренные, обруганные и уничтоженные, глуповцы... взглянули друг


на друга - и вдруг устыдились. Они не понимали, что именно произошло
вонруг них, но чувствовали, что воздух наполнен снвернословием и что
дышать в этом воздухе невозможно. Была ли у них история, были ли в
этой истории моменты, когда они имели возможность проявить свою са­
мостоятельность? - ничего они не помнили. Помнили только, что у них
были Урус-Кугуш-Кильдибаевы, Негодяевы, Бородавкины... И все это
глушило, грызло, рвало зубами - во имя чего?..»
<М. Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города»)
Содержание

1989 го д ..................................................................7
1990 го д ................................................................19
1991 го д ............................................................... 33
1992 го д ....................... 48
1993 год ............................................................... 62
1994 го д ............................................................... 75
1995 год ............................................................... 91
1996 го д ..............................................................105
1997 го д ..............................................................133
1998 год ..............................................................149
1999 год ..............................................................163
2000 го д ............................................................ 180
Даниил К оцю бинский
НОВЕЙШ АЯ И СТО РИ Я
О Д Н О Г О ГО РО Д А
Редактор С. Князев. Художественный
редактор А. Веселов. Корректор Е. Дру­
жинина. Верстка О. Леоновой. Ком­
пьютерное обеспечение М. Макушина.

Лицензия И Д N“ 05808 от 10.09.01.


Общероссийский классификатор про­
дукции OK-OU5-93, том 2; 953900 - ху­
дожественная литература.

Подписано в печать 12.02.04. Формат


60 х 84 У,(. Бумага офсетная. Гарниту­
ра Гарамонд. Печать офсетная. Уел. псч.
л. 12,5. Тираж 5000 экз. l -й завод -
2000 экз. Заказ 606.

О О О “Издательство “Лимбус Пресс”.


190005, Санкт-Петербург, Измайловс­
кий пр., 14. Тел. 112-6706. Отдел м ар­
кетинга: тел. 164-4933, факс 315-2081.
Тел./факс в Москве: (095) 291-9605.

Отпечатано с готовых диапозитивов


в ФГУП ордена Трудового Красного
Знамени “Техническая книга М ини­
стерства Российской Федерации по
делам печати, телерадиовещания и
средств массовы х к о м м ун и кац и й .
190005, Санкт-Петербург, Измайловс­
кий пр., 29.
На фоне разливанного моря пристрастных, безответственных, бли­
зоруких сочинений, пытающихся истолковать смысл пережитого нами
политического катаклизма, книга Даниила Коцюбинского высится со­
вершенно особняком, образчиком исторического анализа...
Перед читателем проходит как бы парад обстоятельств, сказавших­
ся на биографии каждого из нас: сдвиги цен, чередование полити­
ческих лозунгов и фигур, перемены морального климата, — короче,
само содержание исторического времени. Мы прожили его так, как
прожили, — поэтому сегодня живем так, как живем...
Даниил Коцюбинский — профессиональный историк: перед нами
исследование в духе школы «Анналов».
Недаром книга возникла из цикла телепередач: ее темп способен
захватить любого читателя, ее слог общ едоступен. В ней слышны
музыкальные лейтмотивы, и крупный план подчас выявляет удиви­
тельные выражения лиц...
Самуил Лурье

lim b u s p re s s .ru

Вам также может понравиться