Вы находитесь на странице: 1из 584

1

А.Ф. ЧЕРНЯЕВ

РУССКАЯ МЕХАНИКА
СИСТЕМА ВЗАИМОСВЯЗИ ПРИРОДНЫХ ПРОЦЕССОВ,
ОПИСЫВАЕМАЯ РУССКОЙ МЕХАНИКОЙ, ПОЗВОЛЯЕТ
ПРЕДСКАЗАТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ СОЗДАНИЯ ТЕХНОЛОГИЙ,
ПРИНЦИПИАЛЬНО ОТЛИЧАЮЩИХСЯ
ОТ СУЩЕСТВУЮЩИХ И ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ
ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ ЧЕЛОВЕКА,
НЕ НАРУШАЯ ГАРМОНИИ ПРИРОДЫ

ББК 530.1 Ч49


А.Ф. Черняев Ч49 Русская механика. — М.: 2001. — 592
с, ил.
В книге излагаются основы еще неизвестной механики и проводится ее сопос-
тавление с механикой Ньютона. Описывается система качественной взаимосвязи
свойств тел. Вводится понятие самодвижения («нулевое колебание») тела. Показано,
что перемещение тела в гравитационном поле сопровождается деформацией, обу-
словливающей появление инерции и различия в ускорении тел в падении. Предложено
иное понимание эфира, времени и механизма вращательного движения. Рассмотрено
построение механики, электродинамики и квантовой механики на одних и тех же
законах природы и доказано, что никакой разницы в формализации этих законов нет.
В точном соответствии с квантовыми законами проведено квантование Солнечной
системы и спутниковых систем Юпитера и Сатурна. На основе закона притяжения
Кулона построены модели этих же систем в терминах электродинамики. Анализиру-
ется движение тел в эфире и зависимость структуры и параметров тел от тех скоро-
стей, с которыми они движутся. Принципиальное изменение представления о законах
природы обусловливает возможность построения двигателей, базирующихся на
преобразованиях одного вида энергии в другой.
Для ученых, студентов вузов, исследователей, смело идущих в будущее.
ББК 530.1
ISBN 5-7619-0129-3 © Черняев А.Ф., 2001.
© «Белые альвы», 2001.
2

Моему отцу
Черняеву Федору Евдокимовичу
и
матери
Раевской Ксении Семеновне
посвящается

«У них великий аргумент, что наука


общечеловечна, а не национальна. Вздор,
наука везде и всегда была в высшей степени
национальна  можно сказать, науки
есть в высочайшей степени национальны».
Ф.М. Достоевский (т. 20, с. 177)

Преамбула

Автор разделяет мнение Ф. Достоевского и полагает,


что причины, по которым данная работа была названа "Рус-
ская механика", выяснятся в процессе ее познавания. Каждый
волен, прочитав книгу, получить собственное понимание ав-
торских идей и, следовательно, его терминологии и названия,
учитывая, что:
механика — строгое, постоянное, жесткое, однона-
правленное (швейцарские часы);
русское — собранное из разнородных материалов, распо-
ложенных неожиданным образом, скрепленных на живую
нитку, но живучее и подвижное (русская тройка).
Для пытливых читателей достаточно ссылки на историю
3

России с ее тенденциями разбивать вдребезги установившие-


ся каноны и возводить новое здание на новом месте и новым
(иным) способом.
Однако, однако, однако...
Физика, базирующаяся на классической механике, — гор-
дость современной науки. Ее достижения велики и много-
гранны. Она глобальная основа всякого мировоззрения и по
этой причине стала разновидностью священного писания,
которое усваивается, как непреложная истина, еще на
школьной скамье. Поэтому индивидуальное понимание приро-
ды человеком даже не возникает. Всех снабжают очками и
ставят на ходули для передвижения в этом мире. Как следст-
вие: природа видится сложным механизмом, работающим по
правилам причинно-следственной логики.
Понимание природы как гигантского механизма встраи-
вается в нас и сопровождает всю жизнь, пресекая попытки
собственного мышления (какая самостоятельность может
быть у элементов машины?) Результат — кризисное состоя-
ние как современной физики, так и всей нашей машинной ци-
вилизации, в которой человек становится излишним элемен-
том.
Русская механика — неизвестная механика. В основе ее
лежит личное восприятие окружающего мира, личный опыт
познания природы, субъективный взгляд на нее. Субъективизм
же в мире природных явлений обусловлен тем, что здесь каж-
дый и ученик, и участник, и наблюдатель, и все остальное.
Только в этом случае нет механических посредников (очков,
костылей, ходуль, и т.д.), как нет и явных учителей, которые
бы, указуя, рекли: "делай, как я".
Так обстояло дело и у автора — последовательно отбра-
сывались все посредники, авторитеты, учителя — все, что
мешало и всегда будет мешать процессу личного познания,
постижения природы на собственном опыте. Результатом
стало иное восприятие мира, восприятие, физическая часть
которого излагается в настоящей работе с использованием
4

понятийного аппарата в рамках привычных для всех пред-


ставлений о реальном мире как о некоем логическом механиз-
ме.
Эта книга не развлекательное чтение, не учебник, не на-
учная работа, не концепция, ... не... не... не....
Это иной взгляд, скорее другие глаза и потому — другой
мир.
Это попытка оставить свои глаза тем, кто захочет
смотреть.

P.S. Настоящая работа, доставляя автору большое удовлетворе-


ние, приносила неудобство его семье и родным. Я благодарен им, и
в первую очередь жене, за ту выдержку и поддержку, которую они
мне постоянно оказывали и без которой выполнить эту работу было
бы невозможно. Особая благодарность брату и сыну за помощь в
работе над книгой.
5

ВВЕДЕНИЕ

В современной теоретической физике сложилась доста-


точно необычная ситуация. В механике Ньютона рассматри-
вается гравивзаимодействие тел и их медленное движение.
Но уже для исследования того же тяготения при движении
тел со скоростями, приближающимися к скорости света,
предложено где-то около сотни релятивистских теорий (ги-
потез). Причем эти теории (гипотезы) отличаются в экспе-
риментах настолько незначительно (несмотря на существен-
ные различия в теории), что отличие это не улавливается
самыми точными физическими приборами. И что еще более
печально, эти теории не добавляют ни одного принципи-
ально нового гравитационного эксперимента к тем не-
скольким, которые предложила общая теория относи-
тельности.
Чем же вызван такой теоретический диссонанс в объяс-
нении одних и тех же явлений природы ?
Во-первых, тем, что до сих пор не предложена теория,
альтернативная механике Ньютона, она остается единст-
венной опорой любой релятивистской теории. Вся эта сотня
конкурирующих теорий (гипотез) имеет своим общим основа-
нием постулаты и гипотезы классической механики.
Во-вторых, потому, что не возникает даже малейших
сомнений в правильности понятийных представлений
классической механики, особенно в отношении медленных
движений.
В-третьих, присущий механике Ньютона матема-
тический аппарат удовлетворяет с достаточной полнотой
практически все потребности техники и небесной механи-
6

ки в расчетах.
В-четвертых, основополагающие гипотезы и по-
стулаты механики не подвергались системному гносеоло-
гическому анализу. Более того, философы уверены, что и
анализировать их нет необходимости.
В-пятых, частичный анализ механики, встречающийся в
отдельных работах, ограничивался положениями, связанны-
ми, например, с инерцией или относительностью движе-
ния, но не выходил за рамки механистической гносеологии.
Сами начала не анализировались.
В-шестых, единственная механика, способная кон-
курировать с классической,  механика Аристотеля, из-
ложенная в его «Физике» [1], после появления механики Нью-
тона [2] никем не развивается и, более того, постоянно и
необоснованно отвергается.
Механика Ньютона базируется на четырех незави-
симых основных понятиях: пространство, время, сила и
масса. Тело как объект исследования этой механикой не
рассматри-вается. Пространство и время вводятся посту-
лативно и являются внешним фоном всех событий. Масса
(как количество вещества) и сила (как причина движения)
вполне самостоятельны и независимы. Связь между ними
существует только в определенной последовательности
взаимодействий и в основном в аксиоматической форме. Но
как отображение взаимозависимости единой системы взаи-
модействий связь отсутствует. Аксиоматические зависимо-
сти в описании физических закономерностей заменяют сис-
темное описание связи природных явлений на их ко-
личественное отображение, обусловливают неодинаковый
качественный подход к различным физическим явлениям и, как
следствие, придают локальный характер физическим законам,
вычленяют их из системы взаимосвязи свойств, создают ус-
ловия несовместимости и лишают процесс взаимодействия
тел наглядности и понимания. Более того, аксиоматика при-
водит к разделению описания единой природы на ряд отдель-
7

ных, не связанных между, собой разделов, а вместе с ними вы-


зывает появление взаимно противоречивых теорий.
Сложившийся понятийный кризис современной физики
является естественным следствием развития классичес-
кой механики.
Сама классическая механика, будучи в течение трех веков
образцом теоретического мышления, далеко не во всем удов-
летворяла многих ученых. С одной стороны, она описывает
достаточно узкий круг явлений, ограниченный кинемати-
кой точки, с другой  стали обнаруживаться процессы,
которые классическая механика объяснить не может (напри-
мер, прецессия перигелия Меркурия). И, наконец начали прояв-
ляться некоторые противоречия и в самих «Началах». Так, Г.
Герц приводил следующие аргументы несостоятельности
класси-ческой механики (цитируется по [3]):
«... - потому, что невозможно дать хорошее определение си-
ле;
- потому, что она неполна;
- потому, что она вводит паразитические гипотезы, кото-
рые часто способны породить трудности совершенно искусст-
венные, но тем не менее настолько большие, что они могут ос-
тановить даже лучшие умы».
И все же Герц констатирует [4]: «... по мнению многих фи-
зиков просто немыслимо, что даже в самых отдаленных данных
опыта можно было обнаружить что либо такое, что было бы в
состоянии внести изменения в твердо установленные принципы
механики».
И хотя это утверждение Герца до сих пор не подвер-
гается никакому сомнению, оказалось, что не физические
опыты, а диалектическое мировоззрение приводит к измене-
нию понятийного аппарата классической механики.
В начале 1993 года небольшим тиражом вышла моя книга
«Диалектика механики», которая базируется на диалектиче-
ских началах Аристотеля и предлагает системный аппарат,
обеспечивающий построение неньютоновской механики.
8

Работа не имела целью последовательное изложение курса


механики или гносеологический анализ ее основ. В ней излага-
ется другая категория начал, новые понятийные и физические
представления о взаимодействиях свойств и тел в рамках
законов диалектики. Именно начала, обоснованные 2,5 тысячи
лет назад и незаслуженно забытые, более того, категориче-
ски отрицаемые современной наукой, несут в себе новые для
науки представления о законах механики и их физической ин-
терпретации.
Русская механика, как и механика Аристотеля, ба-
зируется на категориях диалектики, прямо противо-
положных механицизму, исходит из абсолютности реаль-
ного вещественного пространства, времени и движения
тел, качественной взаимозависимости и взаимообуслов-
ленности свойств, той самой качественной взаимосвязи и
взаимообусловленности, которая отсутствует как в клас-
сической механике, так и в современной физике. И в этом
основная особенность изложенного материала.
Вторая особенность заключается в том, что в работе не
применяется используемый в физике математический аппа-
рат и в первую очередь математический анализ, а предлага-
ется логико-диалектический метод описания взаимосвязи
свойств, обусловливающий количественную и качественную
зависимости их между собой. Этот алгебраический аппарат
в своей системной взаимосвязи является развитием аппарата
Ньютона и подтверждает некоторую тождественность
математического подхода к количественному описанию ме-
ханических взаимодействий.
Третья особенность заключается в использовании гео-
метрического аппарата базирующегося на золотых пропорци-
ях обусловливающих систему динамических взаимосвязей
свойств взаимодействующих тел.
Четвертая особенность состоит в том, что работа из-
лагается на основе авторского понимания диалектики Ари-
стотеля.
9

Новая совокупность понятийных представлений под-


кре- пляется предложением экспериментов, подтвер-
ждающих справедливость предлагаемой системы. Суще-
ствующая же эмпирическая база получает новое понятий-
ное обоснование. Более того, иная совокупность понятий и
методология описания физических явлений значительно
расширяет рамки механики, распространяя ее на электро-
динамику, квантовую физику, и, похоже, на термоди-
намику. То есть позволяет интегрировать все разделы фи-
зики в единую русскую (неизвестную) механику.
10

1. Физика понятий и понятия физики

1.1. Аристотель, Ньютон — две механики

Вклад Аристотеля и Ньютона в развитие механики как ос-


новы физики и как науки, охватывающей и объединяющей
системно «первопричины природы», не может быть переоце-
нен, хотя оба мыслителя и подошли к ее изложению с различ-
ных мировоззренческих позиций. Это различие определилось
выбором тех гносеологических и физических принципов, тех
начал, которые послужили постулатами и аксиомами, зало-
женными в основания механики. И именно они  принципы
привели в конечном итоге к несовместимости сосуществова-
ния механики Аристотеля и механики Ньютона.
Возникшая в глубокой древности и остававшаяся в те-
чение двух тысячелетий практически единственным учением о
природе, «Физика» Аристотеля в начале нового времени во-
шла в противоречие с нарождавшимся научным мышлением и
по постановке проблем, и по логике умозаключений, и по ис-
пользованию результатов научных экспериментов, и по при-
менению математических методов. Но не эти факторы опреде-
лили снижение влияния ставшего за длительный срок догма-
том веры учения Аристотеля. Главную роль сыграло коренное
противоречие используемого им диалектического метода по-
знания природы механистическому, или более обще — идеа-
листическому методу, порожденному гносеологическим миро-
воззрением ученых нового времени. Наиболее ярким предста-
вителем нарождающегося типа ученых и стал Ньютон.
Свое произведение «Физика» Аристотель начинает с во-
проса о началах. Он пишет [1]: «...для всех начал обще то, что
они суть первое, откуда то или иное есть или возникает или
познается; при этом одни начала содержатся в вещи, другие
11

находятся вне ее».


Сформулированные в виде определения «начала» стано-
вятся у него, с одной стороны, понятиями, а с другой  вы-
полняют функции природных законов (последняя формулиров-
ка в науке того периода не употреблялась). Следуя от общего к
частному, он выводит физические причины и принципы (нача-
ла) как следствие рассмотрения сущности вещей и явлений. А
в этом случае отпадает надобность в постулировании начал.
Основной особенностью изложения физики Аристотелем
является диалектическое рассмотрение самодвижения и са-
моразвития природы на базе качественного анализа природ-
ных явлений. Причем само изложение делится как бы на две
части: в первой исследуются принципы (начала) любых при-
родных сущностей, а во второй  общие проблемы движения.
Он считал, что физика как наука должна извлекать истину
из природы для физического объяснения явлений матери-
ального мира с помощью интуиции и абстрагирования. При
этом математика становилась инструментом количествен-
ного подтверждения качественных результатов.
К первым началам своей механики Аристотель относит
материю и ее свойства, место (понятие «пространство» им не
использовалось), время, наличие эфира и отсутствие пустоты,
движение и самодвижение тел, их качественное состояние и
т.д., а также причины, вызывающие те или иные явления. Это
практически те же самые гносеологические категории, кото-
рые входят в механику Ньютона и в современную механику.
Однако выбранное им значение категорий в своем большинст-
ве противоположно тем, на которых основывается механика
Ньютона и современная физика.
Так, понятие «природа» Аристотель относит к началам и
разъясняет, что: «...понятие природы имеет двоякий характер:
его можно определить как первую материю, лежащую в осно-
ве каждого из тел, имеющих в самом себе начало движения, и
как форму, поскольку именно форма есть результат и итог вся-
кого движения» [1].
12

В понятие «движение» Аристотель включает не только


вращение или пространственное перемещение, но и любое
возможное превращение или изменение, которые могут
происходить с телами. Причем всякое движение у него прив-
носится двигателем, а само перемещение имеет характер
естественных или насильственных движений. Отсутству-
ет даже намек на возможность движения по инерции.
Своеобразно трактуется им понятие «пространство» (за-
меняемое понятием «место») как некий наличествующий
вещественный объем, в котором тела находятся и относи-
тельно которого они перемещаются.
Так же своеобразно излагается понятие времени, вклю-
чающее прошлое, уже не существующее, будущее, еще не
существующее, и узкую переходную грань «теперь», не
имеющую длительности. Время не есть движение, хотя и не
существует без движения. Вывод — время следует определять
как число движения по отношению к предыдущему и после-
дующему.
Я не буду перечислять все начала и относящиеся к ним
рассуждения (часть из них приведена в табл. 1), отмечу только,
что многие рассуждения отражают ограниченность античной
науки, нам непривычны и понимаются с трудом, но большая
часть этой физики вызывает восхищение всесторонностью и
строгостью и сохранила смысл до наших дней. Несомненно
одно — аристотелева система образует стройную, доста-
точно завершенную качественную картину. Именно систем-
ное представление природы и позволяет нам реставрировать
определенную часть начал, установить их место и значение в
рамках современных представлений и понятий.
В отличие от Аристотеля Ньютон не был диалектиком. Его
мировоззрение формировалось под влиянием теологии и меха-
ницизма, отличаясь глубокой религиозностью и ясностью ма-
тематического мышления. Именно это сочетание позволило
ему переосмыслить накопленный экспериментальный и теоре-
тический материал и изложить его в виде теории механики,
13

преобладающая роль в которой отводилась математике. Сле-


дуя Галилею, Ньютон стремился к математическому описа-
нию природных явлений, а не к их физическому объяснению.
При этом физические принципы выводились на основе эм-
пирических данных и индуктивных умозаключений, а физиче-
ские гипотезы по возможности заменялись ма-
тематизированными аксиомами или постулатами. Это
обусловило исчезновение качественных зависимостей в опи-
сании явлений, отсутствие взаимосвязи свойств в телах,
противоречивость постулатов и появление различных пред-
ставлений о качественно одинаковых процессах.
Поскольку Ньютон полагал, что Земля, как и вся ок-
ружающая природа, сотворены Богом и в своем движении
подчиняются количественным законам, установленным Все-
вышним, задача науки заключалась в том, чтобы «...найти
такие начала, которые были бы совместимы с верой людей в
Бога...». И поэтому если какие-то явления или взаимодействия
не согласуются качественно (например, существование эфира
не влияет на движение тел в нем), то так оно и было задумано
Творцом, и это надо принимать как данность, хотя и стре-
миться понять механику этой данности. Гносеология механи-
цизма предполагала существование не связан-ных свойств и
явлений, их самостоятельность, возможность при некоторых
обстоятельствах возникать и исчезать.
В этих условиях взаимосвязь между основами или на-
чалами механики могла осуществляться только посредством
постулирования ее в самих началах. И что удивительно —
это постулирование на основах механицизма выглядело есте-
ственным, незаметным, не вызывало возражения и даже попы-
ток качественного обоснования. Более того, авторы, включая
Ньютона, совершенно не замечали, что выдвигаемые ими на-
чала являются постулатами и гипотезами, а потому требуют
качественного обоснования. Наоборот, поскольку построенная
на этих началах теория стала давать очень точные количест-
венные описания поведения реальных тел, они автоматически
14

становились обоснованными самым серьезным критиком —


экспериментом. И проблемой оказывалась уже не гносеологи-
ческая проверка основ, а наоборот — дальнейшее развитие
теории, обеспечивающей удивительно достоверные предсказа-
ния. И само содержание начал механики уже не вызывало ни
малейшего сомнения в своей истинности.
Так же, как и работа Аристотеля, основной труд Ньютона
«Математические начала натуральной философии» [2] откры-
вается установлением основных понятий и принципов, в каче-
стве которых выступают определения, аксиомы или законы
движения, разбавленные поучениями. Именно эта часть «На-
чал» обусловливает отличную от аристотелевской гносеологи-
ческую направленность всего произведения и именно здесь
сформулировано большинство понятий.
Не останавливаясь на рассмотрении всех понятий (начал)
механики Ньютона (поскольку они достаточно известны и
часть их приведена в табл. 1 и в следующем разделе), отмечу,
что почти все они противоречат законам диалектики, а в са-
мой механике отсутствует категория качества, обусловли-
вающая системную взаимосвязь свойств тел, участвую-
щих во взаимодействиях. Можно указать, например, на от-
сутствие этой категории в трактовании закона взаимного при-
тяжения тел. Этот закон предполагает, что при подъеме тела
над поверхностью Земли, сопровождаемом изменением на-
пряженности внешнего гравиполя, никаких перемен в струк-
туре и свойствах поднимаемого (опускаемого) тела не про-
исходит. В результате констатируется независимость свойств
тела от его состояния, разрывается система взаимосвязи при-
тягиваемых тел с внешним гравиполем, тела обосабливаются
от своих свойств и в первую очередь от массы. Вследствие
этого в описании изменяется физическое понимание взаимо-
действия, исчезает его наглядность.
Сопоставление начал Аристотеля и Ньютона приводится в
прилагаемой табл. 1, в которую, для сравнения, включены
понятия, составляющие основу современных физических
15

представлений и их соответствие диалектическим предста-


влениям. Таблица производит удивительное впечатление:
во-первых, начала Аристотеля и начала, не противо-
речащие принципам и законам диалектики, разделенные более
чем двумя тысячелетиями, оказываются практически со-
вместимыми;
во-вторых, ни одно из современных физических понятий,
составляющих основу физики, несовместимо с диалектикой;
в-третьих, начала Ньютона и современные начала физики
практически идентичны, а отсюда логично сделать вывод,
что в гносеологии современной физики заложены механисти-
ческие постулаты.
Поскольку физика претендует на роль научного на-
правления, адекватно отображающего природу, а природа, по
нашим представлениям, является основанием для выводов
законов диалектики, возникает дилемма:
• либо диалектические законы и категории неадекватно
отражают сущность природных явлений, и эти законы над-
лежит незамедлительно откорректировать;
• либо физика, имеющая своим основанием некорректно
постулированные начала Ньютона, должна изменить свой
понятийный аппарат с учетом диалектики.
Из вышеизложенного следует, что начала механики Нью-
тона базируются на взаимно компенсирующих диалектически
не связанных логических постулатах, образующих замкнутую
математизированную систему. Эта система обусловливает
описание отграниченной области физических

Таблица 1
№ Категории По Аристо- По Современная Согласно
телю Ньютону физика диалектике
1. Материя субстанция свойство свойство субстанция
2. Бесконечность — отсутствует отсутствует имеется
материи
3. Пространство — вместилище вместилище свойство
4. Время — субстанция субстанция свойство
16

5. Движение свойство свойство свойство свойство


6. Самодвижение имеется отсутствует отсутствует имеется
7. Прямолин. и отсутствует имеется имеется отсутствует
равном. движ.
8. Принцип отно- отсутствует имеется имеется отсутствует
сительности
9. Тожд. тел в отсутствует имеется имеется отсутствует
покое и движ.
10. Покой как со- имеется имеется имеется отсутствует
стояние тел
11. Принцип экви- — имеется имеется отсутствует
валент.
12. Масса свойство сущность сущность свойство
13. Эфир – вещесво имеется отсутствует отсутствует имеется
14. Св-ва фунда- отсутствуют имеются имеются отсутствуют
мент. и произ-
водные
15. Конечность — конечно конечно бесчисленно
количества
свойств
16. Качествен. имеются отсутствуют отсутствуют имеются
взаимосвязи
свойств
17. Центральное имеется имеется имеется отсутствует
притяжение
18. Гравитационая — отсутствует отсутствует имеется
деформация
19. Пустота, как отсутствует имеется имеется отсутстпует
отсутствие тел

явлений в рамках точечных моделей тел и ограничивает выход


мышления за пределы этих рамок. Именно такое постулирова-
ние привело к сужению области применения начал механики,
породило создание других механик (электродинамики, ОТО,
квантовой механики и т.д.) и вызвало распадение физики на
ряд практически самостоятельных разделов.
В механике Аристотеля постулаты отсутствуют. Она,
как системное отображение физических процессов, не замкну-
17

та и может оказаться диалектической основой предсказатель-


ного описания максимальной совокупности явлений, происхо-
дящих в природе. Однако в сложившемся догматизированном
виде она не соответствует принятым понятиям, не приспособ-
лена к математической формализации, к использованию эмпи-
рических фактов и со времен Аристотеля практически не раз-
вивалась. Но, тем не менее, именно его начала являются осно-
вой для выхода физики из того кризиса, к которому ее привела
механика И. Ньютона.
Естественно, что различие в основных категориях двух
механик должно отражаться и на структуре их построения.
Понятия, противоречащие диалектике, следовательно, отсут-
ствующие в природе, вводились в структуру механики явно
или неявно, с пониманием или волевым порядком — постула-
тивно или аксиоматически. А связи между этими понятиями и
свойствами формализовались математически — внесистемно с
допущением возможности возникновения или исчезновения
свойств, что не могло не отразиться на искажении понимания
природных процессов. Особенно заметно такое искажение в
описании природы квантовой механикой и общей теорией
относительности.
Отдельно отмечу то обстоятельство, что в работе практи-
чески отсутствует применение современного математического
аппарата и в первую очередь связанного с аксиоматическими и
статическими методами, с дифференцированием и интегриро-
ванием на базе постоянных величин. Это обусловлено тем, что
к настоящему времени в теории математика подменила физику
настолько, что в целых разделах науки (к примеру, в теории
гравитации или в квантовой механике) почти полностью от-
сутствует понимание физических процессов, описываемых
математическими методами. Более того, непонимание физики
обосновывается красотой и ясностью математических методов.
Но математическая красота становится ширмой, за кото-
рой не видны физические взаимосвязи. А это такое обстоятель-
ство, которое ставит под сомнение правильность всего поня-
18

тийного отображения природных процессов. И это сомнение


подтверждается потерей наглядности при описании природ-
ных явлений почти во всей физике. Данные соображения до-
полняются следующими принципами:
• механические явления природы, как материальные про-
цессы, независимо от их сложности должны иметь наглядное
обоснование;
• в русской механике принципиально отсутствуют не-
изменные свойства и фундаментальные (постулируемые)
параметры. Время, расстояние, масса, заряд и т.д. меняются
в любой области пространства от точки к точке и меняются
нелинейным образом. Они остаются относительно постоян-
ными в пределах очень узкой по высоте гравипотен-циальной
поверхности Земли, и математика, базирующаяся на их неиз-
менности, вне этой поверхности корректные результаты
выдавать не может;
• объемная степенная нелинейность взаимосвязей па-
раметров свойств на десятки порядков не охватывается
дифференциальным и интегральным исчислением. Отсут-
ствуют даже подходы к формализации таких уравнений;
• в русской механике отсутствуют статические со-
стояния и понятие покой всегда относительно.
Все тела-пространства непрерывно подвижны и при-
ложение к ним статической математики возможно только в
относительной форме при описании взаимодействия многих
частиц с учетом того, что получаемый результат может
также оказаться некорректным;
• математика базируется на аксиомах. Аксиомы, являют-
ся продуктом формальной логики. Положенные в основу той
или другой математики, они могут оказаться несовмести-
мыми между собой и привести к противоречивым следствиям
и даже к возникновению противоречивых математических
направлений. Именно это обстоятельство способствовало
появлению нескольких взаимно противоречивых геометрий.
Добавлю, что отсутствуют методы априорного выявления
19

логической истинности и непротиворечивости аксиом, поло-


женных в основу той или другой математики и по этой при-
чине аксиомы не применимы к физическим процессам;
• современный математический аппарат не имеет ка-
чественной взаимосвязи между своими элементами — ин-
дексами (числами) и обеспечивает только двучастное (веро-
ятностное) пропорционирование чисел-параметров, поэтому
его применение в физике должно быть тщательно обоснова-
но.
Для подтверждения высказываемых сомнений, сошлюсь
на аналитическую работу [5] в которой А.Н. Митрохин, прово-
дя качественное исследование математических понятий, при-
ходит к выводу:
"... математика является в настоящее время одной из
самых неточных наук. Не в том смысле, что с ее помощью
невозможно до какого угодно знака вычислить физическую
константу π, или определить любую степень числа, или ре-
шить другие, более сложные количественные задачи, а в том,
что она через свои понятия, определения и структуры объ-
ективно формирует в человеческом сознании искаженное
миросозерцание, касающееся сферы взаимоот-ношений
количественной и качественной категорий. Причиной та-
кого положения является то, что сама математика как наука
поставлена человеком на ложное основание, покоящееся на
догме, идущей из глубины веков и состоящей в том, что ко-
личественная категория (число) может быть отделена от
качественной и самостоятельно развиваться" (курсив мой —
А. Ч.).
Понимание русской механики без взаимосвязи коли-
чественных и качественных категорий, по-видимому, невоз-
можно. И потому наиболее подходящей математикой для этой
механики оказалась инвариантная система коэффициентов
физической размерности (КФР), обусловливающая многочаст-
ное количественное и качественное пропорционирование чи-
словых параметров и потому позволяющая получать простые
20

"школьные" формулы любого раздела физики. Именно они и


используются в настоящей работе. Автор исходит из того, что
нет необходимости усложнять работу мощным но "по-
дозрительным" математическим аппаратом там, где можно
воспользоваться простыми и надежными методами.
К тому же современная физика, описывающая события и
явления единой природы, методологически единой не является.
Аппарат ее категорий и принципов включает взаимно не свя-
занные постулаты, антидиалектические категории (как это
следует из табл.1), противоречивые аксиомы и понятия, мощ-
ный несистемный математический формализм, а потому со-
временная физика не может быть отнесена к системным
наукам.
Главное в физике — не в математике, не в обобщенных
понятиях, не в аксиомах и постулатах, и даже не в эксперимен-
тах и измерениях, а в методологических принципах и пер-
вичных полуинтуитивных понятиях (началах) отобра-
жающих в мышлении реалии внешних явлений и взаимосвя-
зей. А потому физика, как единая методология описания
природы, может сложиться в систему только в том слу-
чае, когда первичные принципы образуют общую для всех
уровней диалектически взаимосвязанную структуру описа-
ния законов природы.
Как это ни удивительно, но все, или почти все работы по-
следних десятилетий по физике, известные автору, претен-
дующие на принципиальную новизну и даже на отрицание
основ классической механики, теории относительности и
квантовой физики всегда базируются на принципах и постула-
тах, заложенных в основы этих наук, на принципах классиче-
ской механики. Это обусловлено тем, что мир классической
механики для человека известен и узнаваем. Человек хочет
жить только в узнаваемом мире. Не узнаваемый на ин-
туитивном уровне мир — непредсказуем, неуправляем хотя
бы в мышлении, а потому не воспринимаем.
Характерной особенностью человеческого мышления яв-
21

ляется способность оперировать взаимосвязанными классами


интуитивно усвоенных первичных понятий неосознанно и
само собой разумеющихся при описании внешней реальности.
Все воспринимаемые события и информация автоматически
трансформируются в сознании через эту понятийную базу,
создавая внутренний мираж внешнего мира. И потому доста-
точно немного повернуть систему первичных понятий в глу-
бине нашего мышления (а это ужасно трудно и для многих
людей, по-видимому, невозможно), как возникает иная связь
событий, формируется совершенно иной ум, а вместе с ним
— появляется другой мир. Мы обречены жить в условиях мира-
жа нашего мышления, если не будем постоянно менять себя
(качественно меняя систему и взаимосвязи первичных интуи-
тивных понятий) и представления об окружающем нас
мире.
Цель настоящей работы и заключается в том, чтобы по-
колебать и изменить некоторые интуитивные физические
понятия (например, понятия "тело", "пространство", "время",
"движение" и т.д.). На основе нового представления и принци-
пов попытаться соединить, хотя бы на качественном уровне,
в единую взаимосвязанную систему описание природных про-
цессов во всех разделах физики, опуская, при необходимости,
самые обоснованные понятия, выдвигая те, которые обуслов-
ливаются требованиями построения системы, и в первую
очередь четко отделяя свойства тел от самих тел.
Мне понятно, что такой подход связан с изменением сис-
темы мышления, неприемлем для ортодоксально мыслящих
читателей и отпугнет многих из них, поскольку образует
неузнаваемый физический мир. Но других способов описания
природных явлений в рамках единой системы понятий и прин-
ципов, похоже, не существует.

1.2. Постулаты механики Ньютона

Классическая механика, сформированная гением, И.


22

Ньютонa, представлялась современникам вершиной человече-


ского разума, произведением, из которого нельзя выкинуть и к
которому нельзя прибавить ни одного слова. Это представле-
ние остается неизменным и до настоящего времени. За триста
лет она в своем развитии достигла как бы совершенства, и на
сегодняшний день многими учеными определяется как полно-
стью законченная в развитии физическая теория, включающая
в себя несколько еще не решенных математических задач.
Никаких новых достижений, как и изменения понятийного
аппарата, в области механики уже не ожидается. Это един-
ственная физическая теория, которая в течение столь длитель-
ного времени не подвергалась не только ревизии, но даже
сколь-нибудь серьезной критике. Чуть ли не единственным
критиком, в основном понимания инерции в механике, высту-
пал Э. Мах.
Современная физика во всех своих представлениях ба-
зируется на понятийном аппарате классической механики
исходя из того, что ее ясные и четкие основания не носят
характера физических постулатов или гипотез и полностью
подтверждены эмпирически. Да и сам Ньютон категорически
утверждал, что гипотез не измышляет. Но так ли это? Ведь
остальные направления физики включают в себя до сотни
постулатов, а в механике они почему-то отсутствуют. Может
быть, существует некая неявная форма постулатов? Иными
словами, встречаются постулаты, существование которых
скрыто даже от авторов физических теорий, но которые
оказывают большое влияние на сами теории.
Поскольку постулаты, как и понятия, есть категории не
физические, а гносеологические, проанализирую некоторые
основные положения механики Ньютона с позиций диалекти-
ки. Насколько информирован я, такого анализа до сих пор не
проводилось.
Известно, что И. Ньютон был человеком глубоко ве-
рующим и всю свою жизнь занимался теологией. Известно
также, что теология опирается на реальность, объективность
23

данного Богом мира. И в этом понимании объективности


внешнего мира позиция теологии совпадает с материалистиче-
скими представле-ниями. В свою очередь, философское миро-
воззрение И. Ньютона базировалось на господствовавшем в
XVII-XVIII веках механицизме. Это совмещение в мировоз-
зрении одного ученого различных философских направлений в
значительной степени способствовало достаточно адекватному
описанию им механических явлений, происходящих в приро-
де.
В то же время, гносеологическая неопределенность миро-
воззрения не могла не отразиться на построении понятийного
аппарата механики: она привела, с одной стороны, к формули-
рованию определений, некорректно описывающих отдельные
свойства природы. С другой, к возникновению целой системы
скрытых или высказанных, но не услышанных, постулатов, до
настоящего времени не только влияющих на развитие механи-
ки, но и тормозящих развитие всей физики. Отмечу, что в со-
временной физике отсутствует понятие «скрытые постулаты»
и, более того, не предполагается наличие каких бы то ни было
постулатов в классической механике. Тем не менее, такие по-
стулаты в ней присутствуют.
Основная работа И. Ньютона «Математические начала на-
туральной философии» начинается с определений, аксиом или
законов движения. Именно эта часть «Начал...» обусловлива-
ет гносеологическую направленность всего произведения, и
именно в ней заложено большинство неявных постулатов
механики. Их достаточно много, и в настоящей работе упоми-
наются только некоторые, наиболее значительные, и прово-
дится их краткий анализ.
Прежде всего, отмечу, что для Ньютона физическое тело
не есть субстанция, обладающая бесконечным количеством
взаимосвязанных свойств, и не все свойства являются посто-
янными атрибутами тел любого вида. Наоборот, в его понима-
нии, как и в современной физике, свойства тел могут быть
фундаментальными или производными, могут присутствовать
24

у одних тел и отсутствовать у других, возникать и исчезать в


различных взаимодействиях, не иметь связи с иными свойст-
вами тела и т.д.
Наиболее фундаментальным свойством тел постулируется
неизменная масса — понятие, которое практически заменяет в
механике понятие «тело» и как бы переходит из категории
свойства в разряд субстанции. Иногда слово «масса» заменя-
ется словом «материя». Масса без достаточного обоснования
разделяется на инертную и гравитационную, и постулиру-
ется равенство этих «различных» масс.
Пространство провозглашается абсолютным само-
неподвижным эфирным вместилищем, не взаимодейст-
вующим с находящимися в нем телами и не передающим взаи-
модействия, т. е. эфир в нем инертен.
Время есть длительность, одинаковая для всей Вселенной,
неизменная и не связанная с пространством и телами сущ-
ность. Иными словами, время и абсолютно и относительно.
Тела и материя не обладают собственным движением
(самодвижением). Постулируется, что единственным спосо-
бом движения является перемещение (одного) одних тел от-
носительно (другого) других. Поэтому существует только
два вида движения: прямолинейное поступательное и враща-
тельное, остальное — их различные сочетания. Иначе говоря,
всякое движение по Ньютону есть смена положения движуще-
гося тела относительно других тел, принимаемых за не-
подвижные, а не относительно себя и окружающего простран-
ства. Постулируется, что всякое движение тел есть последст-
вие какого-то взаимодействия, происходит оно с некоторой
скоростью и при отсутствии внешних сил является постоян-
ным прямолинейным, иначе говоря — движением по инерции.
Представление о прямолинейном равномерном движении с
постоянной скоростью, которое является неявным постула-
том, стало основой для возникновения в классической меха-
нике постулата об относительности равномерного движе-
ния. Эта относительность предполагает равноправие со-
25

стояния покоя и равномерного прямолинейного движения,


т. е. одно и то же тело и в движении, и в состоянии покоя
тождественно само себе. Качественное различие между ни-
ми отсутствует, так же как и категория качества в механи-
ке.
Особенно заметно, как уже упоминалось, отсутствие кате-
гории качества при рассмотрении взаимного притяжения тел
— закона всемирного тяготения. В нем постулируется, что
подъем тела над поверхностью Земли, сопровождаемый изме-
нением внешнего гравитационного поля, не производит ника-
ких перемен в структуре и в количественных параметрах
свойств данного тела. В результате разрывается система
взаимосвязи притягиваемых тел, тела обосабливаются от
свойств, и в первую очередь от массы, которая остается
неизменной всегда; исчезает физический характер взаимодей-
ствия, а вместе с ним возникает необъяснимость пропорцио-
нального изменения потенциальной и кинетической энергии у
поднимаемого тела и непонимание физической сущности при-
тяжения.
Выше перечислена только часть постулатов И. Ньютона. К
ним можно добавить отсутствие гравиотталкивания и не-
возможность экранирования гравитационного поля, всемир-
ность тяготения (и, следовательно, одноранговая структура
Вселенной), провозглашение направленности сил притяже-
ния между центрами притягиваемых тел — так называемое
центральное притяжение, введение без обоснования методов
геометрии в механику и приравнивание физических и геомет-
рических размеров в любой области пространства, направ-
ленность центростремительных сил к центру вращения, про-
явление сил только в действии и только при взаимодействии
масс; неявно постулируется, что другие свойства тел с силой
не связаны и т.д.
Естественно, что все это обилие постулатов почти без из-
менения входит во все современные физические теории, и, в
первую очередь, в теорию гравитации, вызывая постоянное
26

возникновение новых постулатов, усложняя понимание сущ-


ности физических явлений и приводя, в конечном итоге, к
перманентному кризису всех разделов физики.
Наиболее сложными и наименее понятными вопросами
механики Ньютона, если исключить не менее сложное пред-
ставление об инерции, являются вопросы о возникновении
движения, о возможности движения с постоянной скоростью и
об относительности этого движения. И хотя большинство уче-
ных не сомневаются в полной разработанности этих вопросов
— ведь существует четкий и однозначный математический
механизм, описывающий (так же как и явление инерции) ко-
личественно все нюансы движения тел в пространстве — эта
уверенность еще не доказывает наличия прямолинейного от-
носительного движения тел в природе без взаимодействия с
окружающим пространством.
Постулирование же относительности движения может яв-
ляться не ответом, а только основой для подгонки ма-
тематического аппарата под определенные эмпирические дан-
ные. Гносеологические корни явления относительного движе-
ния остаются скрытыми и неясными для понимания, а, следо-
вательно, и для формализации. Это есть следствие того, что в
механике Ньютона нет онтологического ответа на вопрос:
откуда берется движение и что оно есть как физическое явле-
ние? Возможно ли в природе существование прямолинейного
движения с постоянной скоростью? И происходит ли в про-
цессе движения взаимодействие тела с окружающим про-
странством?
Ответ на эти «детские» вопросы дается простым ут-
верждением (т.е. тем же постулатом), что движение есть су-
ществующий всегда процесс, а поскольку пространство явля-
ется не имеющим свойств вместилищем, заполненным само-
неподвижным инертным эфиром, то его свойства допускают
возможность существования в пространстве, при отсутствии
гравитации, прямолинейного перемещения самонеподвижных
тел с постоянной относительно «истинно неподвижных» друг
27

к другу других тел скоростью. Причем объективный критерий


определения «истинно подвижных» и «истинно непод-
вижных» тел отсутствует.
При изучении «Начал...» с недоверием воспринимается эта
путаница в вопросах, связанных с относительным движением,
и создается впечатление, что Ньютон пишет об относительном
движении, а думает о его абсолютности, т.е. сам не верит в
такую относительность; провозглашает возможность сущест-
вования самонеподвижного эфира и одновременно заявляет о
его отсутствии; вводит пространство — вместилище эфира и
тел, а ищет элементы взаимодействия его с телами. И, наконец,
в последней фразе с чувством неудовлетворенности, по-
видимому, результатами исследования констатирует, что пи-
сать что-то конкретное об эфире — тонком дисперсном веще-
стве — рано: слишком мало накоплено эмпирических данных
(это не помешало Э. Маху в своей «Механике» заявить, что
Ньютон ни разу не упомянул в «Началах...» о существовании
эфира).
Чтобы найти ответы на эти вопросы, надо определиться в
сущности движения и его месте в системе физических явле-
ний.
Рассмотрим этот вопрос онтологически. Возьмем для при-
мера кусочек мела и часы. Поскольку эти два предмета есть
тела, то сначала рассмотрим: одинаковыми или разными свой-
ствами они обладают? И чем принципиально отличаются?
Чаще всего дается следующий ответ: данные тела имеют
различные свойства и этим принципиально отличаются. Есте-
ственно, что такой ответ неверен. В полном соответствии с
механикой он исходит из независимости свойств друг от друга
и из возможности существования у разных тел различных
свойств.
Диалектическое единство материальных тел предпо-
лагает наличие у всех тел бесконечного набора одних и тех
же рядовых взаимозависимых свойств, которые во взаимосвя-
зи и образуют тела. Различие же тел заключается в том, что
28

каждое из составляющих его свойств имеет свою количест-


венную величину, и инвариантная взаимосвязь одинаковых
свойств одного тела всегда количественно отличается от
аналогичной взаимосвязи свойств другого тела. И это от-
личие имеет принципиальный характер для понимания сущ-
ности физических явлений.
Теперь положим кусочек мела на стол и зададимся вопро-
сом: движется ли мел относительно стола? В ответ на этот
вопрос удивительное единство проявляют столь разнородные
направления науки, как классическая механика, идеалистиче-
ская и материалистическая философии. Они отвечают: нет.
Мел относительно стола неподвижен.
Если для классической механики и идеалистической фило-
софии этот ответ естествен, то для материалистической фило-
софии он просто нелеп. Ответив «нет» и загнав себя в угол
противоречием данного ответа основному положению диалек-
тики о движении как форме бытия материи (иначе — материя
без движения не существует), материалисты-философы, вы-
кручиваясь из неприятного положения, продолжают: Но!!
Ведь стол находится на Земле, а Земля вместе с ним и с мелом,
вращаясь, движется по орбите вокруг Солнца, а Солнце, в
свою очередь, движется и т.д.
Вот это «но» и фиксирует принципиальное отступление
материалистов от диалектики и непонимание этого отступле-
ния. Уже одно «но» подчеркивает, что в данном конкретном
случае происходит подмена материальной системы — «мел»
— другой системой «Земля». А в результате подмены мел, не
обладая свойством самодвижения, становится по определе-
нию невещественным, нематериаль-ным. Что само по себе
абсурд.
Это как раз тот случай, когда, не имея возможности обна-
ружить движение тела (в данном случае мела) относительно
стола и зная, что диалектика предписывает такое движение
всем телам, материалист может утверждать, что «да, я не ви-
жу, движется мел относительно стола или нет. Но согласно
29

законам диалектики он должен относительно него двигаться.


И придет время, когда способ, посредством которого происхо-
дит это движение, будет найден.
Это как раз тот случай, когда диалектика подсказывает
физике направление поиска определенного свойства, кото-
рым обладают все без исключения тела — свойства само-
движения. А конкретное выражение это самодвижение (как
подробнее будет показано ниже) находит в собственной
пульсации каждого вещественного тела в зависимости от
его фиксируемых свойств, структуры и размеров. И парамет-
ры пульсации определяются именно свойствами, структурой и
размерами тел.
Поэтому самопульсирующий мел, находящийся на по-
верхности пульсирующего стола, будет всегда двигаться
относительно самого стола и относительно пространства, в
котором он находится. Причем период пульсации мела отли-
чается от периода пульсации стола, и, следовательно, это дви-
жение будет непрерывным.
Вопрос о периоде и амплитуде пульсации, как и об изме-
нении количественной величины других свойств обоих тел, не
является принципиальным ни для физики, ни для философии.
Принципиальным является то, что все вещественные тела
как относительно самостоятельные физические системы
обладают свойством самодвижения — пульсацией, и игно-
рирование этого свойства в механике, как и в любой физиче-
ской теории, невозможно.
Самодвижение тел и есть то свойство, которое обу-
словливает все виды взаимодействия и движения тел,
включая перемещение их относительно пространства, других
тел и вращения. Вынужденное провозглашение Ньютоном
неявного постулата о самонеподвижности тел и инертного
вещественного эфирного пространства привело к тому, что
механическое движение тел, их перемещение в пространстве,
оказалось, невозможно привязать ни к эфиру, ни к пространст-
ву, поскольку движущиеся тела не взаимодействовали с ними
30

и оставались тождественными своему состоянию в покое.


Именно эта самотождественность самонеподвижных тел в
состоянии покоя и в движении привели Ньютона к необходи-
мости искусственным путем, иначе волевым порядком, опре-
делять, указывая пальцем, какие тела в пространстве являются
истинно покоящимися, а какие — движущимися относительно
истинно покоящихся. Естественно, что другой указующий
перст может превратить движущиеся тела в неподвижные, а
«истинно неподвижные» в движущиеся. Это очень наглядно
продемонстрировал А. Эйнштейн в теории относительности
введением равнозначности движущихся и неподвижных сис-
тем отсчета. Отсутствие в классической механике представ-
ления о возможности фиксации неподвижности или движе-
ния тел в пространстве и является основой принципа отно-
сительности, принципа, отсутствующего в природе, но, тем
не менее, занимающего положение станового хребта в совре-
менных физических теориях, формализующих процессы взаи-
модействия и движения тел.
Признание самодвижения тел, а, следовательно, и ве-
щественности пространства, в котором эти тела на-
ходятся, несовместимо с принципом относительности уже
потому, что предполагает взаимосвязь и взаимодействие
любого самоподвижного тела с окружающим его простран-
ством. Поэтому всякое изменение положения этого тела в
пространстве, движение его относительно пространства
будет сопровождаться изменением форм взаимодействия с
пространством, а вместе с ним и собственного самодвиже-
ния тела. Период собственной пульсации тела в движении
будет отличаться от того периода пульсации, которое оно
имеет, когда находится в относительном покое (отно-
сительный покой — отсутствие пространственного пе-
ремещения тела или перемещения тела относительно других
тел, принимаемых за истинно покоящиеся по Ньютону). И
говорить о какой бы то ни было самотождественности пульси-
рующих тел в состоянии покоя и в состоянии движения не
31

приходится. Тело покоящееся всегда качественно отличается


от тела движущегося. Поэтому всякое движение тела в
пространстве является абсолютным движением взаимо-
действия движущегося тела с окружающим вещественным
пространством.
Таким образом, сущностью движения является свойст-
во постоянного самопульсирования всех тел. Именно оно
становится основой всякого перемещения и вращения, а по-
скольку, как уже говорилось, в процессе перемещения тела в
пространстве период его самопульсации изменяется, то из-
меняются и его взаимодействие с пространством, что обу-
словливает невозможность равномерного прямолинейного
движения с постоянной скоростью, так же как и движение
по инерции. И отсюда тоже следует вывод об отсутствии в
природе относительного движения.
Механика Ньютона в неявной форме постулирует изо-
тропность пространства. А это значит, что переход из одной
области (точки) пространства в другую область (точку) не
сопровождается никакими изменениями в структуре, свойст-
вах и скорости тела, осуществляющего этот переход, и, в част-
ности, тело, как и измерительные инструменты в нем, не изме-
няют своих геометрических размеров. Само собой разумеется,
что такое понимание движения есть чистая абстракция, осно-
вывающаяся на принципе относительности и не вписываю-
щаяся в законы диалектики.
За триста лет существования механики ее основные поло-
жения, неявные постулаты и гипотезы стали для всех ученых
истиной в последней инстанции, не подлежащей переосмыс-
ливанию, а сама механика — классической, образцом теорети-
ческого описания физических процессов.
Однако ее гипотезы, аксиомы и постулаты, с одной сто-
роны обусловили механике в рамках мегамира системное по-
нятийное описание природы, а с другой — оставались посто-
янным тормозом диалектического развития физики. Именно
они привели в конечном итоге к кризисному состоянию совре-
32

менной физики. И ее дальнейшее развитие полностью опреде-


ляется тем, как быстро неявные гипотезы и постулаты бу-
дут исключены из физических теорий.

1.3. Тело, его свойства и самодвижение

Механика — раздел физики, изучающий законы движения


и взаимодействие тел.
«Тело» — важнейшее понятие механики, да и всех ес-
тественных наук. И, тем не менее, его понятийное значение
оказывается наименее отработанным среди других основных
понятий. Автору, например, не встречалась ни одна энцикло-
педия, ни один политехнический словарь, в котором бы фигу-
рировало и тем более физически четко формулировалось поня-
тие «тело». Отсутствует аналогичная формулировка и в «На-
чалах...» Ньютона [2], поскольку последний, по-видимому,
исходил из того, что это понятие общеупотребительно и пото-
му всем знакомо без определения.
Отсутствие однозначного толкования понятия «тело» и
характеристики его качеств, приводит к тому, что тело в есте-
ствознании постоянно отождествляют с понятием «материя»,
«вещество», «энергия», «масса» и т.д. То есть и с субстанция-
ми и со свойствами. Последнее, т.е. свойство «масса», в физи-
ке повсеместно подменяет субстанцию «тело». Но если «тело»
есть совокупность взаимосвязанных свойств, образующих в
данной количественной пропорции определенный природный
объект, то «масса» — рядовое свойство любого тела. И под-
мена в количественных расчетах субстанции «тело» на свойст-
во «масса», с одной стороны, создает иллюзию естественного
описания физических явлений, с другой, образует предпосыл-
ки некорректного понимания природных процессов. Поэтому
основным для понимания данных процессов становится опре-
деление признака, отграничивающего субстанцию «тело» от
свойств, его образующих. И такой признак существует — это
размеренность.
33

Отсюда тело — природный объект, проявляющий свое


существование через определенные качества — свойства. К
тому же тело — совокупность свойств, не имеющая разме-
ренности. Единственное «самостоятельное» (в смысле от-
граниченное от других) природное образование, тождествен-
ные аналоги которого в природе отсутствуют. Для самого
тела свойства отсутствуют. Они проявляются через опреде-
ленные отношения с другими телами.Система, взаимодейст-
вующая своими свойствами со всеми окружающими телами.
Безразмеренностъ и обусловливает телу свойства субстан-
ции.
Отмечу — в физике используется термин «размерность».
В соответствии с русским языком понятие «размер» и «раз-
мерность» есть величина какого-то измерения, т.е. результат
сопоставления с эталоном и отображает неподвижность, ста-
тичность какой-то величины (параметра). Свойства же стати-
ческими величинами не являются. Термин «размеренность»
отображает прежде всего взаимосвязи свойств и движение, т.е.
динамику. И не просто движение, а ритмическое движение,
несущее в себе гармонию, движение. То обстоятельство, кото-
рое определяет взаимосвязи свойств [6].
Подчеркну еще раз. Размеренность есть главное отличие
свойства от субстанции. А потому все физические парамет-
ры, имеющие размеренность, являются свойствами и не
обладают «самостоятельностью». Они — взаимосвязанные
составляющие определенного тела, которое зачастую мы даже
не фиксируем как тело. Например, пространство окружающего
нас космоса — свойство нашей Галактики, образованное че-
тырьмя не равнозначными имеющими размеренность состав-
ляющими: «длиной», «шириной», «высотой» и «глубиной».
Иначе говоря: Галактика — тело, такое же как Вселенная,
звезда, любой камень, молекула или элементарная частица.
Она, как и Солнечная система, размеренности не имеет и по
своему естественному положению в природе равнозначна
всем природным телам (включая элементарные) и Вселенной в
34

целом. Таким образом, и пространство, которое образует Сол-


нечная система, тоже есть ее свойство. А свойство  "про-
странство" быть безразмерност-ным не может, следова-
тельно, не существует пространства как самостоятельной
субстанции, как некоего отдельного вместилища для ма-
терии.
Свойство  категория, характеризующая определенную,
отдельную качественную сторону тела (объем, масса, сила,
скорость... и т.д.), взаимосвязанная с другими свойствами того
же тела, взаимодействующая с аналогичными свойствами
других тел и имеющая размеренность. Размеренность может
обозначаться отдельными элементами (г, с, см... и т.д.) или
соотношениями элементов размеренности (г/см, см/с...).
Свойство, обладающее количественной величиной, может
называться параметром.
Подчеркнем еще раз, — свойство это то, что само-
стоятельно не существует в природе. То, что невозможно
отделить от тела, и, следовательно, то, что физически не
может быть отдельным. То, что входит только в поня-
тийный аппарат мыслящего существа, но отсутствует в
природе как отдельность, являясь для природы ничем. Это
полное ничто. В природе бесчисленное количество свойств
(ничего). И это бесчисленное количество ничего (свойств)
— «образует» тела. То есть «образует» то, что является
всем, то, что является целым. Ничто не отделимо от все-
го. Гносеологически — ничто является всем. Без представ-
ления о свойствах как о понятиях, не существующих в ре-
альном мире, но отражающих качественную составляю-
щую тел, мыслящим существам понимать природу невоз-
можно.
Все тела  целое, поскольку все они образуются одними
и теми же бесчисленными свойствами. Каждое из них — от-
дельное целое. Их совокупность  единое многоуровневое
целое. Как целое они равнозначны и, в совокупности, состав-
35

ляют единый абсолютный мир. Мир Господа, бесконечный как


внутрь, так и наружу. Мир, состоящий из духовных (изна-
чально и вечно живых) и материальных (неживых) тел. Отсю-
да: Жизнь есть способ существования духовных тел в ма-
териальном мире. И хотя свойства всех тел одни и те же, но
количественные величины этих свойств (их числовые отобра-
жения) различны, что обусловливает качественную несопоста-
вимость духовных и материальных тел, их принципиальное
различие.
Все свойства тел являются имманентными, равно-
значными, и мыслимое отсутствие любого из них у тела экви-
валентно отсутствию тела, а потому в физических уравнени-
ях, описывающих взаимосвязи свойств, не может быть пара-
метров равных 0 или ∞. Таким образом, можно сформулиро-
вать абстрактное определение понятия «тело». Тело — сово-
купность бесчисленного количества взаимосвязанных
свойств. Поэтому с позиций физического мира в природе нет
ничего, кроме тел, состоящих из совокупности свойств.
Способность тела и вещественного пространства ото-
бражать количественное изменение одного параметра сис-
темы соответствующим изменением остальных называется
связью.
Одновременно тело есть система и как таковая имеет
свое пространство и входит в систему других тел вещест-
венного пространства, образуя с ними взаимосвязанную и
взаимодействующую суперсистему. Всякое изменение поло-
жения тела сопровождается изменением количественных па-
раметров всех его свойств, так же как и всех внешних связей в
этой суперсистеме.
Из взаимосвязи параметров (свойств) следует, что ко-
личественное изменение одного параметра системы неиз-
бежно вызывает линейные и нелинейные изменения всех ос-
тальных параметров данной системы.
Физическая система — материальное образование, внут-
ренние и внешние параметры которого взаимосвязаны и взаи-
36

моуравновешены. Эти взаимосвязи при формализации отобра-


жаются уравнениями.
Все окружающие нас тела — системы.
Все они обладают одними и теми же свойствами, кото-
рые имеют одни и те же связи, но количественная величина
каждого свойства индивидуальна, и это приводит к качест-
венному различию тел.
Поскольку понятие «тело» является первичным и ос-
новным для понимания физических процессов, его следует
определять, ориентируясь на реально существующий предмет,
обобщая определение на все предметы.
За эталон тела может быть принят стальной шарик ра-
диусом 1 см, обладающий бесчисленным количеством свойств,
к которым относятся масса, объем, время, духовность, сила,
скорость, ускорение, энергия, движение, отражение, «посто-
янная» тяготения... и т.д. [7].
Все свойства абсолютны, анизотропны, качественно
взаимосвязаны, для системы равнозначимы, количественно
изменяемы, имеют определенную размеренность и всегда
принадлежат телу вне зависимости от того, обнаружили
мы их или нет.
Сами по себе тела-субстанции размеренности и размеров
не имеют и соотносятся между собой сообразно взаимосвя-
зям и количественной величине своих свойств.
Одинаковые (тождественные) тела (включая элементар-
ные частицы) в природе отсутствуют. Их существование
отрицается диалектическим принципом бесконечности мате-
рии.
Другие тела имеют то же бесчисленное количество
свойств, отличающихся от свойств стального шарика только
количественными величинами. Совокупность количествен-
ного отличия свойств и обусловливает качественное различие
тел. Качественные зависимости и взаимосвязи свойств оди-
наковы у всех тел. Они-то и могут быть формализованы в
виде физических законов, описывающих инвариантную взаи-
37

мосогла-сованность между всеми свойствами.


Не может быть свойств, которые присутствовали бы
у одних тел и отсутствовали у других, оставались всегда
постоянными (например, «постоянная» тяготения, заряд и
масса электрона и т.д.) или существовали самостоятельно
(время, пространство...). Нет также отдельных, не связан-
ных с другими конечных свойств (энергия, одон, хронон...),
как и первичных неразложимых частиц (монады, ноль-
частицы, кварки, глюоны, фридмоны...). Не существует оди-
наковых свойств одной размеренности (например, нет двух
масс, массы инертной и гравитационной) или различной раз-
меренности, как, например, постулируется в работе [8]: "масса
т и энергия Е, по существу, одно и тоже; они представляют собой ни что
иное, как две различные формы существования материи". Здесь утвер-
ждается адекватность двух различных свойств, с разной раз-
меренностью, и оба свойства объявляются субстанцией.
Количественная величина свойств по объему тела меня-
ется (следствие анизотропности), а с ними меняется само
тело. Однако система взаимосвязи свойств остается инва-
риантной. Нарушение системы взаимосвязи внутренними или
внешними силами приводит к изменению количественной ве-
личины свойств, к перераспределению связей между ними - до
разрушения одних тел и образования других с тем же набором
свойств, но с иной количественной величиной каждого свой-
ства. Свойства — атрибут тела, и к ним неприменим
«принцип дополнительности».
Тело — конечная по объему, отграниченная эквипо-
тенциальной поверхностью часть природы, обладающая
бесчисленной совокупностью качественных свойств, обра-
зующих систему.
Аналогом понятия «тело» являются вещь, предмет, иногда
(в физике) объект, корпускула, частица. Каждое тело единст-
венно и уникально (вселенная, галактика, планета, человек,
дерево, камень, молекула, элементарная частица и т.д.).
Понятие, абстрагированное от отдельных тел и обу-
38

словливающее представление о совокупности тел и их


свойств, носит название вещество (среда), и изучается физи-
кой.
Вся окружающая нас природа (включая космическое про-
странство, являющееся подвижным эфиром)  вещественна.
И можно сказать, что вещество образует пространство или,
гносеологически, материя образует пространство.
Вещество, а следовательно, и всякое тело, имеет струк-
турную иерархию и бесконечно вглубь и наружу.
Под бесконечностью вглубь понимается возможность
бесконечного дробления (деления на части) тела, которое,
хотя и будет вызывать количественное изменение свойств
получаемых тел (частиц), сопровождаемое качественными
изменениями самих тел, никогда не приведет к получению
неделимых далее остатков и никогда не закончится. Отсю-
да возникает парадоксальное на первый взгляд следствие: ко-
нечные по объему тела образуются частицами с бесконечны-
ми радиусами (например, физический радиус Земли R = ∞).
Под бесконечностью наружу понимается беско-
нечность движения из любой области пространства в лю-
бую сторону, которое всегда будет происходить в вещест-
ве, меняющем свою структуру и количественную величину
свойств (т.е. качество), но никогда не кончится и не выйдет
за пределы вещества в так называемую «полную» пустоту А.
Эйнштейна (знаменитая древнегреческая аналогия — «полет
копья»).
Очень похожую аналогию, хотя и демонстрирующую, по
мнению автора, геометрию, "в значительной степени отлич-
ную от нашей", можно привести из работы А. Пуанкаре [9]:
«Вообразим, например, мир, заключенный внутри большой
сферы и подчиненный следующим законам. Температура здесь
неравномерна; она имеет наибольшее значение в центре и понижа-
ется по мере удаления от него, делаясь равной абсолютному нулю
на шаровой поверхности, которая является границей этого мира.
Я определяю в точности даже закон, по которому изменяется
39

эта температура. Пусть R будет радиус граничной поверхности, z —


расстояние от центра сферы. Абсолютная температура пусть будет
пропорциональна R2 + z2.
Я предположу далее, что в этом мире все тела имеют один и тот
же коэффициент расширения, именно такой, что длина какой-нибудь
линейки пропорциональна абсолютной температуре.
Наконец я предположу, что предмет, принесенный из одной
точки в другую, где температура иная, тотчас же приходит в
состояние равновесия с новой средой. В этих допущениях нет ниче-
го ни противоречивого, ни немыслимого.
В таком случае движущийся предмет будет уменьшаться по
мере приближения к граничной сфере. Теперь заметим, что хотя
этот мир ограничен с точки зрения нашей обычной геометрии, тем не
менее, он будет казаться бесконечным для его обитателей (рис. 1а).
В самом деле, когда они пожелали бы приблизиться к граничной
сфере, они охлаждались бы и становились все меньше и меньше.
Поэтому шаги их постоянно укорачивались бы, и они никогда не
смогли бы достигнуть граничной сферы.
Если для нас геометрия есть не что иное, как изучение законов,
по которым движутся неизменные твердые тела (курсив мой —
А.Ч.), то для этих воображаемых существ она была бы изучением
законов, по которым движутся твердые тела, изменяющиеся вслед-
ствие тех различий в температуре (курсив А. Пуанкаре —
А.Ч.), о которых я только что говорил».

Рис. 1, а и б.

Пример великолепен тем, что если бы эти обитатели жили


40

на поверхности сферы (как люди на земном шаре) и вместо


температурного изменения твердых тел имели бы аналогич-
ные изменения как следствие изменения, например, напря-
женности гравитационного поля, то их движение к центру
сферы-шара сопровождалось бы их уменьшением и никогда
бы не кончилось (рис. 1,б), — т.е. было бы бесконечным
внутрь, а такое же движение от центра наружу со-
провождалось бы увеличением линейных размеров и тоже
никогда бы не кончилось — было бы бесконечным наружу,
т.е. оставалось полностью в рамках диалектики. Но что еще
важнее, в этом примере наличествует подсказка механизма
гравитацион-ного взаимодействия тел, и в соответствующем
месте я воспользуюсь этой подсказкой.
Наиболее широкое гносеологическое понятие, включающее
все виды вещества, все движения и все свойства, полностью
абстрагированное от вещественных объектов и отобра-
жающее объективную природу как таковую, как данную нам в
ощущениях, как сущность, есть понятие «материя».
Это понятие единственно, всеобще и его атрибуты изу-
чаются философией. Разновидностей материи нет. Вид ма-
терии всегда вещество.
Попытки подвести под понятие вида материи различные
физические поля, предпринимаемые в физической и философ-
ской литературе, бессодержательны, поскольку одновременно
отрицается вещественность полей. За материей, кроме веще-
ственности, ничего нет. Поскольку физические поля — это
состояния вещества и отображают они свойства движения —
в частности, эфира, то абстрагирование от свойств к фик-
тивной сущности, не являющейся материей, логически некор-
ректно.
Вернемся к движению как к свойству тела. В соответствии
с гносеологическим определением материи, формой ее бытия
является движение. Материи, а значит и вещества, без дви-
жения не существует и наоборот. Отходя от абстракции (ма-
терия) к объективной реальности (тело), следует предполо-
41

жить, что каждое тело, а с ним и вещество, имеет свойство


постоянного движения. И это движение происходит отно-
сительно самого тела, т.е. является абсолютным само-
движением, не зависящим от движения других, тесно связан-
ных с ними.
При таком подходе к самодвижению каждого тела задачей
становится отыскать движение, описываемое диалектическими
законами. Им оказывается наиболее распространенное коле-
бательное движение  пульсация.
Пульсация единственное в природе движение тел от-
носительно самих себя, пространства и других тел, их
прирожденное свойство. Это третий и определяющий вид
движения.
Известно, что в механике Ньютона утверждается су-
ществование лишь двух видов движения: линейного пе-
ремещения и поворота. Третье, обусловливающее суще-
ствование двух первых на всех уровнях материи, не восприни-
мается как основное свойство самодвижения материи, вызы-
вающее взаимодействие всех тел и все виды их перемещений,
не рассматривается.
Отмечу, что явление «самопульсация» (самодвижение) —
важнейшее понятие для представления сущности движе-
ния тела. Оно наблюдается у всех тел (галактик, звезд, моле-
кул, атомов, элементарных частиц и т.д.). Тем не менее, в
классической механике отрицается возможность существова-
ния этого явления у таких тел, как планеты, их спутники, не-
бесные камни (кометы, астероиды, метеориты и т.д.), да и у
тел на поверхности Земли. Отрицается по той простой причи-
не, что люди никогда ни визуально, ни эмпирически не фикси-
ровали аналогичного процесса на поверхности Земли. К тому
же постоянный процесс самопульсация требует для своего
поддержания систематической подпитки энергией. Поскольку
подпитка не фиксируется современными методами и не отме-
чается даже намека на ее существовании (уже потому, что не
предполагается), то в соответствии с физической логикой не
42

может быть и речи ни о какой самопульсации на макроуровне.


Тем более что самопульсацию звезд можно объяснить термо-
ядерными процессами, как бы происходящими в них. Да и в
существовании самопульсации элементарных частиц до сих
пор физические науки не определились. Господствует мнение
об их самонеподвижности, хотя и квантовая физика, и все
теории элементарных частиц базируются на волновых процес-
сах. Это привычно, а потому как бы понятно, хотя ответ на
вопрос, откуда берется (и немалая по отношению к частицам)
энергия для поддержания волновых процессов в микромире,
тоже отсутствует.
Традиционно считается, что все тела обладают свой-
ствами. Сколько их  нам неизвестно, но предполагаем, что
очень много. Какие они? Как физически проявляются? Как
между собою связаны?  знаем достаточно неопределенно. И,
естественно, что только малая часть из них нам известна и
более или менее изучена (таких свойств около 200, и многие из
них еще не удается связать друг с другом). И потому не спра-
шиваем о том, существуют ли, например, масса или объем у
тела. Мы уверены, что существуют, мы с ними сталкиваемся
постоянно, имея дело с тяжестью или набивая о внешние тела
шишки. Но вот о пульсации шишки не набьешь и в соответст-
вии с такой логикой она должна отсутствовать. Само по себе
понятие «пульсация» — тоже до некоторой степени абстрак-
ция, включающая множество так называемых волновых
свойств: частота, длина волны, волновой вектор, период коле-
бания, амплитуда и др.
Взаимодействие всех тел происходит одинаково — либо
путем прямого контакта, либо передачей колебания вещест-
венным пространством — эфиром (практически, тоже контак-
том, но на другом уровне). Последнее и воспринимается нами
как различного рода полевые взаимодействия.
Пульсирующее тело всегда расходует энергию на под-
держание пульсации и соответственно совершает работу, из-
меняющую его состояние и определяющую его положение в
43

пульсирующем пространстве. Поэтому рассмотрение тел, об-


ладающих волновыми свойствами, как самонеподвижных то-
чечных образований, будет всегда некорректным, поскольку
тела взаимодействуют с вещественным пространством волно-
выми свойствами и принимают их от пространства пульси-
рующими объемами. Именно это обусловливает появление
линейной скорости движения и собственного момента враще-
ния тел, в том числе и переменного по поверхности небесных
тел (например, таково вращение Солнца, Юпитера и верхних
слоев атмосферы Венеры). Точки же не имеют поверхности и
потому не могут ни с чем взаимодействовать.
Отмечу еще раз, что всякое линейное движение (вклю-
чая движение элементарных частиц), как и вращение, вы-
зывается взаимодействием пульсирующего тела с пульси-
рующим пространством, более того, сама пульсация сопро-
вождается вращением гравитационного поля каждого те-
ла.
Сила, передаваемая контактом или колебанием, воз-
действует на тело асимметрично, деформируя и изменяя
собственный период его пульсации, нарушает синхронность
взаимодействия с пространством и вызывает однонаправлен-
ную вынужденную пульсацию. Эта вынужденная пульсация
посредством эфира обусловливает появление линейной скоро-
сти и вращения такой величины, которая обеспечивает со-
хранение взаимосвязи свойств и совпадение нового периода
пульсации с пульсацией пространства. Сохранение телом
энергии насильственной пульсации вызывает движение по
«инерции».
Свойство пульсирующего самодвижения тел явным обра-
зом входит в математический аппарат механики, и только ав-
торитетом Ньютона, приписавшего всем телам и простран-
ству самонеподвижность, можно объяснить то, что на этот
факт до сих пор не обратили внимания. Вот каким образом,
ориентируясь на волновые характеристики квантовой механи-
ки, было показано существование свойства пульсации в мак-
44

ромире [10]:
В соответствии с квантовой физикой к «основным» волно-
вым свойствам относятся [11]: «... частота v (или угловая частота
ω = 2πv), длина волны λ и волновой фактор k, причем абсолютная
величина его равна:
k = 2π/λ = 2πv/c = ω/c». (1.1)
Проведя формальные преобразования, покажем наличие
волновых свойств в уравнениях классической механики и
справедливость уравнения (1.1) для «макромира» (естественно,
что вместо скорости света с должна фигурировать скорость v).
Используем для вывода волновых уравнений уравнение физи-
ческого маятника [11]:
T = 2π√l/g (1.2)
и уравнение по определению напряженности гравиполя g
[11] (называемого ускорением свободного падения):
g = v2/R, (1.3)
где Т  период колебания маятника; l  длина нити подве-
са; g  напряженность гравитационного поля (ускорение сво-
бодного падения); v  первая космическая скорость; R  радиус
Земли.
Известно, что из решения уравнения (1.2) невозможно по-
лучить точное значение периода колебания маятника. Однако
если в (1.2) заменить l на R, то в результате решения получим
точную величину периода обращения Т спутника на околозем-
ной орбите. Этот результат не «интересное совпадение» [11], а
закономерное следствие математического описания свойств
пульсирующей Земли. Такие же «совпадения» получаются при
подстановке в (1.2) параметров орбит спутников, Луны или
планет Солнечной системы.
В уравнении (1.2) подкоренное выражение представляет
собой период пульсации Земли. Обозначим его через τ и выве-
дем другие зависимости для периода пульсации:
τ = √R/g, (1.4)
отсюда находим g:
g = R/τ2. (1.5)
45

Заменяем в (1.5) g на его значение из (1.3), после пре-


образований получаем:
τ = R/v (1.6)
Из классической механики имеем [12]:
τ =1/ω, (1.7)
а также:
ω = 2π/τ = 2πυ. (1.8)
Из (1.7) и (1.8) следует, что ω имеет одинаковые значения
(обозначает одно и то же свойство) в классической и кванто-
вой механике. Подставляя из (1.7) и (1.8) значения τ и ω (1.6),
имеем:
R = τv = v/ω = Tv/2πυ. (1.9)
Уравнения (1.9) показывает, что радиус любого тела есть
не элементарный параметр (свойство), а составной, включаю-
щий как и в квантовой механике [13] волновые свойства. При
этом длина волны λ любой частицы равна:
λ= 2πR = Tv = 2πv/ω. (1.10)
Таким образом, микрочастицы, как и частицы микромира,
обладают волновыми свойствами. Вернемся к уравнению (1.1)
и запишем его применительно к классической механике:
k = 2π/λ = 2πv/υ = ω/v. (1.11)
Заменяя правую часть значением из (1.9), получаем:
k = 1/R, (1.12),
что «волновой фактор» квантовой механики обратно
пропорци-онален радиусу орбиты микротел.
Используя формулы (1.5) и (1.9) и проведя преобразо-
вания, находим еще одну волновую зависимость для ус-
корения свободного падения g (напряженности гравита-
ционного поля):
g = a = v/τ (1.13)
Из уравнения (1.13) следует, что напряженность гра-
витационного поля g включает в себя произведение волновых
параметров τ или ω на линейную скорость гравиволны v той
области пространства, для которого оно определяется. А по-
скольку а входит во второй закон И. Ньютона, то следует
46

предположить, что не масса определяет механизм притяже-


ния (в частности  гравитационного), а количественные
параметры их волновых свойств.
Еще раз подчеркну, что наличие волновых свойств само-
пульсации у всех тел вне зависимости от их принадлежно-
сти к макро — или микромиру является одним из основных
отличий русской механики от всех остальных механик. Дру-
гим таким отличием является вещественность пространст-
ва, образуемого телесным эфиром.

1.4. Телесная субстанция — эфир

Ранее отмечалось, что в классической механике про-


странство есть абсолютное, неподвижное, однокачествен-
ное, независимое, самотождественное вместилище всего
сущего, не взаимодействующее само с собой и с телами, в нее
помещенными.
В русской механике анизотропное, эфирное вещественное
пространство есть интегральная сумма различных подвиж-
ных индивидуальных мест-тел (почти по Аристотелю), обла-
дающих бесчисленным многообразием взаимообусловленных и
взаимосвязанных качеств, взаимодействующее со всеми ок-
ружающими телами, входящими в данное пространство и
равнозначными пространству.
Эфир как телесное пространство присутствовал в ги-
потезах о природе со времен Древней Греции. Однако с появ-
лением специальной теории относительности (СТО) наука
постулативно отказалась от эфира как от вещественной
среды, превратив пространство в пустую, емкость не имею-
щую свойств. В пятидесятых годах эксперименты начали фик-
сировать наличие у пустоты свойств среды. И вместо призна-
ния эфира было принято соломоново решение ввести понятие
«пустой физический вакуум», нечто, имеющее некоторые
свойства, но не являющееся вещественной средой. И хотя это
понятие, сохраняя честь физического мундира, до сих пор
47

остается, все больше и больше исследователей уходят от него


к различным вариантам вещественного эфира [14-20]. Автор
согласен с ними и предлагает свою версию эфирного про-
странства (рис.2).
Эфир — естественное состояние любой материи, са-
модвижущаяся анизотропная дисперсная среда, обладаю-
щая свойствами веществ, переносчик всех физических
взаимодействий, включая гравитационные. В пределах по-
верхности Земли и в ее окрестностях эфир включает само-
движущиеся частицы, превышающие по размеру атомы и
состоящие из амеров.???
Собственные колебания атомов эфира  его само-
движение — и составляют нулевые колебания так на-
зываемого вакуума (последние сейчас отвергаются как колеба-
ния вещественные). Атомы эфира имеют, как и обычные те-
ла, бесконечный набор взаимосвязанных свойств, т.е. одинако-
вую качественную зависимость свойств, но количественная
величина каждого свойства у эфира отличается от всех ве-
ществ.
Отличие самого эфира от весомого вещества состоит в
том, что атом вещества имеет центральное ядро, со-
размерное с ним в пределах пяти-восьми порядков и реаги-
рующие на электромагнитные излучения, а атом эфира 
центральное сгущение и ядро на много порядков меньшее по
размеру, чем ядра атомов, что и обусловливает его прозрач-
ность для всех видов известных науке излучений.
Притяжение между частицами и их взаимодействия друг
с другом передаются как пульсирующее вещественное (эфир-
ное) проталкивание от нейтральных зон каждого структур-
ного уровня (подробнее о нейтральных зонах далее) внецен-
тренно к сгущениям и фиксируются физически как виды по-
лей, различные для каждой структуры.
48

Рис.2
Структура вещественного эфира, образующего все про-
странство, включая космическое, представляет собой иерар-
хию взаимопульсирующих материальных образований ячеи-
стого типа различного уровня. Каждый структурный уровень
состоит из аналогичных по физическим параметрам ячеек и
различается в такой последовательности: ...вселенная, ...группа
галактик, ... галактика, ...созвездие, ...звездные (солнечные)
системы,… небесные тела, молекулы, атомы, ..., амеры, ... и
т.д. с бесконечностью в обе стороны и с нейтральными слоями
между ними (рис. 2).
Отмечу, что структурные уровни являются ранговыми со-
ставляющими вещественного пространства. Ячейки одного
ранга взамодействуя между собой почти не ощущают воздей-
ствия ячеек более высокого или более низкого ранга, посколь-
ку это воздействие оказывается практически одновремен-ным
на всю образуемую ими область. Но в каждом ранге действуют
одни и те же законы. Например, закон «всемирного притяже-
ния» действует только в пределах Солнечной системы между
телами, образуемыми молекулами. На молекулярном уровне
действует аналогичный закон электромагнитных взаимодейст-
вий Кулона. Повышается или понижается только ранг ячеек
образуемых телами. Законы же взаимодействий остаются оди-
наковыми для каждого ранга. Именно это позволяет расчиты-
49

вать взаимодействие звезд и галактик по закону Ньютона.


Совокупность ячеек одного структурного уровня на боль-
шом, несопоставимом с их размерами расстоянии создает впе-
чатление изотропности образуемого ими пространства. Это
особенно заметно по расположению галактик и групп галак-
тик, где каждая из них по отношению друг к другу представля-
ет как бы ячейку.
Представление об изотропности пространства, полученное
только на основе геометрического — достаточно относитель-
ного и условного — равенства размеров близлежащих, а от-
части и отдаленных ячеек пространства, достаточно поверхно-
стное и действительности не соответствующее.
Некоторая относительная геометрическая соизме-
римость элементов пространства может проявляться толь-
ко в геометрической форме и только в нейтральной зоне. Вся-
кое движение из нейтральной зоны внутрь ячейки или наружу
деформирует геометрическую соизмеримость соседних ячеек,
и сам измерительный инструмент (рис.3).
Рис. 3.

Поскольку небесные тела-звезды мы отчетливо наблюдаем


в основном в пределах нашей галактики, создается впечатле-
ние, что структура расположения этих звезд не соответствует
структуре расположения галактик, во-первых, потому, что
расстояния между звездами, как и их размеры, отличаются
большим разнообразием, а во-вторых, якобы из-за отсутствия
отграниченности звезд друг от друга. Это отсутствие отгра-
ниченности кажущееся, оно обусловлено только нашим субъ-
ективным восприятием межзвездных взаимодействий. Мы не
видим в ближайшем окружении Солнца никаких границ между
ним и планетами, и потому нам представляется, что переход в
пространстве от одной звезды к другой или от звезды к плане-
те не имеет никаких границ и происходит в невещест-венном
пространстве.
На самом деле все небесные тела «обволакиваются»
50

эфирным уплотнением  эфирной «шубой», пропорцио-


нальной вещественной плотности окружающего про-
странства и напряженности электрических и гравита-
ционных полей. И между любыми небесными телами сущест-
вует пограничная нейтральная зона из одинаковой плотности
и напряженности смежных гравитационных полей. Это чет-
ко выраженная граница между небесными телами, которая
определяет возможность гравитационного (волнового) воз-
действия поля одного тела на другое.
Размеры нейтральной зоны формируются параметрами
каждого из тел и также обусловливают относительную неиз-
менность и пропорциональность расстояния между телами.
Если количественные величины параметров каждого пригра-
ничного тела сопоставимы физически, то для изменения рас-
стояния между такими телами необходимо приложить внеш-
нюю силу. Под действием собственной энергии они этого сде-
лать не могут. Не позволяет нейтральная зона.
Следует особо подчеркнуть, что вещественность косми-
чес-кого пространства предполагает существование обще-
го для всех тел и в то же время индивидуального по количе-
ственной величине в любом месте свойства  удельной
объемной плотности вещества  эфира, образующего дан-
ный объем. Изучать небесные тела, их параметры, движение
или излучение без представления об эфирной плотности про-
странства, в котором они находятся, и без учета взаимодейст-
вия с этим пространством просто невозможно. Все полученные
результаты окажутся некорректными (подробнее об удельной
плотности эфира далее).
Эфир как разновидность материи обладает тем же беско-
нечным набором свойств, которым обладают все вещественные
тела. Различие между ними состоит в том, что у атомов эфира
количественные величины свойств значительно отличаются от
аналогичных величин тел еще и тем, что они представляют по
отношению к «осязаемой» нами и нашими приборами телам (ма-
терии) сплошную среду других рангов. Такую среду, в которой,
51

например, практически плавают молекулы воздуха, почти не


прикасаясь друг с другом у поверхности Земли и испытывая вза-
имное прижатие только вследствие давления вышележащих мо-
лекул того же воздуха (атмосферное давление). Да и молекулы
воды находятся достаточно близко друг к другу.
Именно признак «сплошности» относительно молекулярного
уровня и обусловливает эфиру, с одной стороны жесткое «обра-
зование» околоземного пространства, а с другой, необычайные
свойства упругости, способствующие передаче поперечных ко-
лебаний в пространстве. К тому же атомы эфира, находящиеся в
космосе над поверхностью Земли и обладающие объемными
размерами, значительно отличающимися от молекул воздуха,
имеют, как уже упоминалось, от ядра на расстоянии около 10-13
см только сгущение своей плотности, «прозрачное» для проникно-
вения всех известных нам излучений, а в центре — псевдоядро
диаметром 1018-1020 см, которое и образует молекулу эфира (да-
лее называемую псевдомолекулой). Такое псевдоядро никак не
фиксируется всеми известными нам излучениями, оставаясь в то
же время структурной основой эфирного атома.
Сами атомы эфира в своем большинстве практически «непод-
вижны» (в классическом смысле, т.е. не меняют положение отно-
сительно пространства), создавая, в своей «общности», почти
монолитную для себя структуру, отличающуюся тем, что элемен-
ты ее являются одновременно и элементами вещественной моле-
кулярной структуры, образуя на ней (на электронах, протонах,
фотонах, фононах и других элементарных частицах) «утолщения»
— «шубы». Именно границы шубы оказываются тем «смазоч-
ным» материалом, который «ликвидирует» трение между физи-
ческими телами и обеспечивает им возможность «свободного»
перемещения в эфире, так же как и эфиру «свободно» проникать
в эти тела.
Другим важнейшим свойством эфира, как и всех ве-
щественных тел, является его постоянная самопульсация, спо-
собность передавать на полевом уровне и практически без потерь
множество колебательных (вибрационных) воздействий, вос-
52

принимаемых от самых разных осцилляторов. Самопульсация


«монолитной» эфирной среды — основа передачи всех гравита-
ционных и электромагнитных взаимодействий и одновременно
та структура, которая обусловливает существование всех полей
и возможность движения любых тел, от элементарных частиц до
групп галактик и Вселенной. Самопульсация — и ее следствие —
волновое распространение взаимодействий в эфирной среде —
основа давления и приталкивания тел, основа всех видов притя-
жения. И следует отметить необычайно глубокую интуицию И.
Ньютона, который в конце своей жизни пришел к выводу о том,
что силы тяготения могут оказаться следствием эфирного давле-
ния на материальные тела. В «Оптике» он констатирует [21]:
«Так градиент плотности эфира при переходе от тела в пространст-
во применяется для объяснения тяготения, при этом эфир подразу-
мевается состоящим из отдельных частиц... такое возрастание плот-
ности, — пишет Ньютон, — на больших расстояниях может быть чрез-
вычайно медленным; однако если упругая сила этой среды чрезвы-
чайно велика, то этого возрастания может быть достаточно для того,
чтобы устремлять тела от более плотных частей среды к более разря-
женным со всей той силой, которую мы называем тяготением».
Ньютон вновь ставит вопрос об атомистическом строении
эфира:
«Если кто-нибудь предположит, что эфир (подобно нашему воз-
духу), может быть, содержит частицы, которые стремятся от-
талкиваться одна от другой (я не знаю, что такое этот эфир),
что его частицы крайне малы сравнительно с частицами воздуха
и даже света, то чрезвычайная малость этих частиц может
способствовать величине силы, благодаря которой частицы от-
талкиваются друг от друга, делая среду необычайно разряженной
и упругой в сравнении с воздухом и, следовательно, в ничтожной
степени способной к сопротивлению движениям брошенных тел и
чрезвычайно способной вследствие стремления к расширению
давить на большие тела».
Таким образом, Ньютон сам указал возможность обойти
затруднение, возникающее вследствие сопротивления эфира
движению небесных тел.
53

«Если этот эфир предположить в 700 000 раз более упругим,


чем наш воздух, и более чем в 700 000 раз разреженным, то сопро-
тивление его будет в 600 000 000 раз меньшим, чем у воды. Столь
малое сопротивление едва ли произведет заметное изменение дви-
жения планет за десять тысяч лет».
Удивительно, но его расчеты по порядку величин сов-
падают с аналогичными расчетами свойств предлагаемого
эфира.
Существует убеждение, что атомы эфира, являясь час-
тицами атомов, своими свойствами и в первую очередь спо-
собностью притяжения, совершенно отличаются от весомых
тел. Если атомам присуща тяжесть, то амеры полностью ли-
шены этого свойства. Данное убеждение — следствие распро-
странения на эфир представления о том, что силы сопротивле-
ния тел внешнему сжатию, фиксируемые на поверхности Зем-
ли и других небесных тел как их вес, не фиксируются со сто-
роны эфира. Эфирные атомы, как и все вещественные тела,
сжимаются внешним давлением и оказывают силовое сопро-
тивление этому давлению. Но поскольку для эфира весомые
тела «прозрачны» и воспринимают воздействие объемно, то
силы сопротивления их внешнему давлению приборно не фик-
сируются. И потому эфир как бы не имеет веса.
Все свойства атомов эфира, физические параметры, место
в пространстве, форму взаимодействия с окружающими тела-
ми определяет структура их собственной пульсации и разме-
ры относительно окружающих молекул. Место нахождения
данных атомов у определенного тела обусловливает частоту
пульсации, строго синхронизованную с частотой пульсации
тела (когда тело, пульсируя, возрастает, атомы эфира, его ок-
ружающие, в размерах уменьшаются, образуя в приграничном
пространстве гравита-ционную или электромагнитную волну).
Одновременно они пульсируют со своей частотой и с частотой
передаваемых (внешних) вибрационных колебаний, синхрони-
зованной относи-тельно своих нейтральных зон, и потому
являются передающей средой для всех видов полевых взаимо-
54

действий.
Более того, самопульсация атомов эфира приводит к высо-
кой изотропности областей, образуемых этими эфирными час-
тицами. Местонахождение частицы обусловливается совпа-
дением (или пропорциональностью) ее периода пульсации с
периодом пульсации окружающего пространства. Постоянное
пульсирую-щее приталкивание атомов эфира, выполняющее
функции прижатия, приводит к тому, что пространственное
положение и геометрические размеры каждой частицы эфира
определяются ее собственными энергетическими воз-
можностями.
Если какие-то внешние или внутренние причины приведут
к возрастанию периода колебания данной частицы, то она
покинет область своего пребывания и передвинется туда, где
напряженность гравиполя меньше. Замедление периода ее
собственного колебания переместит ее в зону большей напря-
женности гравиполя. Изменение собственной пульсации со-
провождается перемещением ее в ту область пространства,
частота пульсации которой резонирует с ее самопульсацией
(следует отметить, что аналогичный процесс — диффузия,
отмечается в газах, жидкостях, твердых телах. Наблюдается он
и в движении небесных тел: планет, звезд, галактик...). Естест-
венно, что изменение периода колебания частицы сопровожда-
ется пропорциональным изменением всех остальных ее
свойств. Именно этот механизм настройки пространственной
пульсации эфира обеспечивает фоновому (реликтовому) излу-
чению высокую степень изотропности.
Процесс прямой зависимости положения тела в про-
странстве от частоты его собственного колебания наблюдается
на всех структурных уровнях эфирной среды, со всеми телами
 от молекул до галактик. Он определяет саму структуру
пространства, отсутствие в пространстве хаоса и наличие са-
модвижения. Все тела занимают то положение в простран-
стве, которое соответствует их энергетическим возможно-
стям. И эти энергетические возможности самопуль-сирующих
55

тел и сред, включая эфирное пространство, обусловливают


некорректность приложения к ним понятия энтропии как не-
изменного состояния термодинамической системы, при кото-
ром переход упорядоченного движения тела как целого в хао-
тическое движение его частиц является необратимым процес-
сом.
В свою очередь электромагнитные колебания вызываются
двумя видами воздействия на эфирный «монолит» и тела, на-
ходящиеся в нем:
• Волновым воздействием, когда вся масса эфира по-
лучает вибрацию от некоторого тела (например, от радиоан-
тенны) и вибрации эти распространяются эфирной массой как
волны (в полной аналогии с волнами на поверхности воды от
упавшего в воду тела), практически без затухания.
• Волновым взаимодействием с движущимися в эфире
элементарными частицами: электронами, фотонами, протона-
ми и т.д. Движение этих частиц определяется скоростью их
самопульсации, а также плотностью и частотой колебания той
области пространства, через которую они проходят (как отда-
ленную аналогию можно привести пример с возникновением
волн на поверхности воды и добавить, что одновременно с
волнами частички воды — капли отделяются от поверхности и
продолжают самостоятельный полет. Вот эти частички на
очень коротком промежутке времени и являются в некотором
роде аналогами электронов, фотонов и т.д. Можно представить
и более объемную картину волнения и образования летящих
водяных капель — шторм на море).
А поскольку эфирное пространство для данных частиц
анизотропно, то все волны и частицы (включая световые
фотоны) движутся в нем с различными скоростями. И только
физические условия прохождения элементарными частицами-
фотонами пространства молекул эфира «вынуждает» разно-
скоростные элементарные частицы «придерживаться» одной
скорости (образуя как бы природные ограничения скорости),
которую в физике постулируют абсолютной по величине. Ме-
56

жду тем уже давно эмпирически доказано, что скорость света


зависит не только от анизотропности материала, через кото-
рый он следует, но и от частоты собственного колебания фо-
тонов, что само по себе свидетельствует о принудительном
самодвижении фотонов через прозрачные тела.
Приведу табл. 2 из [22] констатирующую, что «скорость
света в вакууме (вакуум в современной физике по О. Митро-
фанову  «стыдливое название эфира» - А.Ч.) не является
универсальной постоянной, не зависящей ни от каких факто-
ров, а монотонно убывает с ростом частоты электромагнитных
волн:
Таблица 2
Частоты 1010, 1015, види- 1019, 1022,
электромаг- радио мый свет γ – лучи Еγ – лучи
нитных волн волны
Скорость света
Км/сек. 299792 299773 298300 297400

Конечно, можно игнорировать эмпирические данные, под-


тверждающие различную скорость световых лучей разной
частоты в вакууме, и основываться на постулате об абсолют-
ности скорости света (что и наблюдается в современной физи-
ке), но именно это различие обусловливает, как будет показано
далее, возможность разложения световых лучей призмой на све-
товые составляющие и их дифракцию.

1.5. Структура пространства


и движение тел в нем

Вещественность эфирного пространства предполагает, как


уже говорилось, в первую очередь подобие этого пространства
любому вещественному телу. Ибо только подобие свойств
эфирного пространства свойствам вещественных тел обу-
словливает возможность взаимодействия их друг с другом. В
57

то же время количественная величина свойств эфирного про-


странства отличается от аналогичных свойств тел на такое количе-
ство порядков, которое приводит к невидимости (прозрачности)
молекул «невесомого» эфира и видимости молекул весомых ве-
ществ. И эта невидимость  следствие того обстоятельства, что
ядра молекул эфира на 5-8 порядков меньше ядер весомых ве-
ществ. Оно-то и определяет основные особенности эфирного про-
странства и движение в нем весомых тел.
Другое обстоятельство, способствующее прозрачности
эфирных молекул, заключается в том, что нейтральные зоны на-
пряженности эфирных межмолекулярных полей не влияют суще-
ственно на деформацию элементарных частиц (электронов, фо-
тонов, протонов и т.д.) при прохождении ими нейтральных меж-
молекулярных зон. И прежде чем знакомиться с механикой дви-
жения в эфирном пространстве этих частиц, рассмотрим в самой
общей форме структуру и назначение нейтральной зоны на при-
мере гравитационной нейтральной зоны между Землей и Солн-
цем, исходя из того, что количественные величины параметров,
которыми обладают эти тела, действительно соответствуют ныне
принятым величинам.
Прежде всего, отметим, что все околосолнечное про-
странство формируется удельной плотностью каждого элемен-
тарного объема (тела) и гравитационным полем Солнца, а все
тела, двигаясь в этом пространстве, взаимодействуют с данным
гравиполем. Напряженность гравиполя Солнца на его поверхно-
сти равна g = 27400 см/с2 и изменяется к периферии по закону
gR2 – const, где R – расстояние от центра Солнца до той области
пространства, в которой определяется g. При определении на-
пряженности на поверхности вместо R подставляется радиус
Солнца. (Отмечу, что принятая величина радиуса Солнца –
695990±10 км [23] весьма сомнительна. Известно из классиче-
ской механики и ОТО, что траектория луча света от звезд, про-
ходящая у поверхности Солнца, будет под действием его грави-
тационного поля искривляться на 1-2". Если это так, то лучи
света, идущие от края солнечного диска к Земле, тоже искрив-
58

ляются на те же ~ 2". И результатом этой гравитационной реф-


ракции становится уменьшение реального радиуса на ~1,5-2
тыс. км. Следовательно, истинный радиус Солнца оказывает-
ся на те же 1,5-2 тыс. км больше, находясь в пределах 697-698
тыс. км. Отсюда и остальные параметры Солнца соответственно
изменятся.)
Отмечу, что индивидуальные параметры имеют все небес-
ные тела. И хотя величина поверхностной напряженности этих
тел не совпадает с аналогичной напряженностью Солнца, должна
существовать такая граница, где напряженность гравиполя
тела, в частности планеты Земли и гравиполя Солнца, совпада-
ют. Это совпадение напряженностей, на некотором удалении от
поверхности, вокруг всего меньшего тела образует нейтральную
зону между телом и Солнцем, а объем эфира от поверхности
планеты до ее нейтральной зоны составляет «макропланету»,
своего рода макромолекулу, в которой планета является «солнеч-
ным электроном» или по аналогии для уровня элементарных
частиц - эфирную «шубу» электрона.
Рассмотрим в качестве примера геометрические параметры
нейтральной зоны между Солнцем и Землей [24]. В разделе 3
будет показано, что с изменением напряженности гравитаци-
онного поля находящиеся в нем тела деформируются, и коли-
чественные величины их свойств меняются пропорционально
этой деформации.
Подобный процесс сопровождает движение фотона в гра-
витационном поле, который изменяет не только свои размеры,
но и частоту. Например, фотон или волна имеет на поверхно-
сти Земли длину λ (рис. 4). При перемещении на высоту h дли-
на волны изменится и станет равной λ1. Это изменение длины
волны на величину ∆λ (∆λ = λ – λ1) и фиксируется на высоте h
как гравитационное красное смещение. Аналогично фотон или
волна, идущая из космоса к Земле, имеет на высоте h длину
волны λ1, и к поверхности она уменьшается по линейной зави-
симости до величины λ. Спектроскоп же зафиксирует у этой
волны фиолетовый сдвиг.
59

Рис. 4.
Получается примерно следующая
качественная картина: световая волна,
сжимаясь, как бы немного сжимает
гравиполе эфирных молекул, обуслов-
ливая суперпозицию с ним, что вызы-
вает изменение энергии волны и
внешне проявляется как ее преломле-
ние. Суперпозиция обеспе-чивает про-
никновение волны через поле. Пара-
метры движения волны зависят от
плотности окружающего пространства.
Используя линейную зависимость
длины волны от напряженности грави-
тационного поля, рассмотрим движение светового луча с дли-
ной волны А = 4000 А° от Солнца к поверхности Земли. По-
скольку излучение движется в пространстве с изменяемой
напряженностью гравитационного поля, то длина волны воз-
растает до той нейтральной зоны АВ (рис.5.) в которой напря-
женность гравиполя, Солнца – gо сравнивается с напряженно-
стью гравиполя Земли – g;
go = g.

Рис.5 Нейтральная зона образует вокруг Земли некую сферу


единой напряженности, строго пропорциональную радиусам Земли
60

и Солнца.
В районе АВ длина волны λ1, а следовательно, и красное
смещение, достигают максимальной на расстоянии между
Солнцем и Землей величины, и при дальнейшем движении,
под воздействием возрастающей напряженности гравиполя
Земли, волна начинает сжиматься таким образом, что ее длина
на поверхности Земли становится равной λ' = 4,000003∙10-5 см
[25]. Зная длину исходящей λ и получаемой λ′ волны, находим
расстояние от Земли X и Солнца Y до нейтральной зоны АВ:
λ′/r = λ1/X; λ/R = λl/Y; (1.14)
Х + Y = R1. (1.15)
Где: r – радиус Земли; R – радиус Солнца; R1 – расстояние
от Земли до Солнца.
Решая уравнения (1.14) и подставляя результат в (1.15),
определяем расстояние от Земли до нейтральной зоны:
X = 1,3567∙1011 см и Y = 1,4824∙1013 см.
Так, на расстоянии X откладывается ~213 радиусов Земли,
а на расстоянии Y ~ 213 радиусов Солнца. Со стороны, проти-
воположной Солнцу, расстояние от Земли до нейтральной
зоны А'В', Z = 1,382∙1013 см и на нем укладывается ~217 радиу-
сов Земли, а на суммарном расстоянии Z + R, = 1,5098∙1013 см
укладывается также ~217 радиусов Солнца. Если же рассчи-
тать расстояние до нейтральной зоны вдоль орбиты по движе-
нию планеты и против него, то оно в обоих направлениях со-
ставит около 1,37∙1013 см.
Нейтральная зона образует на значительном расстоянии
от Земли своего рода большую несколько деформированную
сферу — супермолекулу, центр которой, находясь в постоянном
движении, располагается в среднем на 200-300 км под поверх-
ностью Земли с противоположной от Солнца стороны. Земная
супермолекула плотно «сидит» в сфере притяжения Солнца, а
внешнее воздействие поля Солнца (приталкивание), «сплачива-
ет» ее молекулы, образуя для каждого элемента Земли свою
твердость и прочность. Эфир, образующий су-
пермолекулу,«сопровожда-ет» в движении по орбите свое
61

ядро — Землю.
Таким образом, нейтральная зона тела в каждом
структурном эфирном образовании (от амера до вселенной)
обусловливает его существование как отграниченной взаи-
мосвязанной системы того пространства в котором оно
находится.
Супермолекула — очень характерное образование. Эту
структуру повторяют молекулы всех без исключения тел все-
ленной (как макромира, начиная с галактик, так и микромира).
В нейтральной зоне, где удельная плотность единицы про-
странства от планеты и Солнца одинакова, напряженность
гравиполя Солнца «плавно» переходит в напряженность гра-
виполя Земли, обеспечивая последней, как и всем остальным
планетам и телам, жесткое закрепление в данной области сол-
нечного пространства. И, следовательно, как и в квантовой
механике, отпадает вопрос об устойчивости, как Солнечной
системы, так и планетарных образований в ней.
Само же расстояние от центрального тела до нейтральной
зоны обусловливается его энергетическими возможностями. И
потому изменение расстояния от Солнца до Земли возможно
только при изменении собственной энергии одной из них (на-
пример, Земли) или обоих. Изменение напряженности грави-
поля Земли будет сопровождаться «расширением» или «суже-
нием» расстояние от центра тела до его нейтральной зоны. И,
как будет показано далее, такие изменения наблюдаются в
действительности.
Нейтральная зона — основной конструктивный элемент
любого тела. Именно она образует молекулы конкретного
индивидуального вещества — тела. Именно она «выстраива-
ет» структуру и определяет свойства и область нахождения
молекул в теле, планет, звезд, галактик и т.д. Именно она
противодействует возможности "схлопывания" вещества и
«запрещает» существование так называемых «черных» дыр.
Именно от ее плотности зависят химические и физические
свойства всех веществ. И повторюсь — структура элементов
62

этих веществ, например молекул тел, или галактик, аналогична


структуре супермолекулы планеты Земля. Тогда как основой
сплошных весомых тел на поверхностях планет становится
именно отсутствие за границами тел собственных нейтраль-
ных зон.
Самопульсация ядра (например, Земли) передается моле-
кулам эфира, образующим пространство в форме эфирных
волн от ее поверхности к сферической нейтральной зоне, в том
числе и в направлении Солнца. С другой стороны, от пульси-
рующего Солнца к той же нейтральной зоне приходят анало-
гичные волны. Позже мы познакомимся с механизмом их
взаимодействия.
Самопульсация и другие движения тел обусловлены также
вращением относительно объемов их гравитационных полей и
собственной гравитационной деформации от внешних грави-
полей. Вращающееся поле тела поляризует его объем и «укла-
дывает» все насыщающие его тела в свой объем в соответст-
вии со сложившейся поляризацией. Похоже, что поляризация
достаточно заметна и на Земле, например, по структуре она —
поляризованный кристалл.
Чем ближе такая супермолекула к нейтральной зоне между
Солнцем и, окружающими звездами, тем неопределеннее ее дви-
жение, тем более она подвержена воздействию различных сил,
тем больше она напоминает молекулу.
Весомые тела, находящиеся, например, на поверхности Зем-
ли, образуются молекулами, имеющими ту же структуру, что и
супермолекула. Но в отличие от нее такие молекулы не вращают-
ся по орбите, а соприкасаются своими нейтральными зонами (как,
например, и «молекулы» образующие околозвездное простран-
ство), что и обусловливает существование твердого тела. Молеку-
лы газообразных тел в естественных условиях не соприкасаются
нейтральными зонами, а жидкие, как, например, вода имеют под-
вижное соприкосновение — эфирную прослойку в нейтральной
зоне. Соприкосновение молекул нейтральными зонами лишает их
возможности достаточно быстрого пространственного переме-
63

щения относительно друг друга и оставляет им одну форму


внутреннего движения — самопульсацию. Все молекулы объема
тела пульсируют синхронно, обусловливая синтезирующим
взаимодействием определенную ритмику пульсации всему телу,
которое вследствие этого тоже пульсирует, но на другом уров-
не. И потому нейтральная зона не есть жесткое неподвижное обра-
зование, а своего рода подвижная сферическая мембрана, отгра-
ничивающая, но не отторгающая молекулы друг от друга.
Между обособленными телами на поверхности Земли ней-
тральная зона отсутствует, поскольку их собственная энергия
так мала, что силовое воздействие гравиполя Земли «загоняет»
нейтральную гравитационную зону вглубь объема самого тела,
тем самым ослабляя его структуру и позволяя различным телам
соединяться своими поверхностями. И только значительная объ-
емная гравидеформация, вызванная, например, движением тела
над поверхностью Земли с первой орбитальной скоростью или
опусканием его вглубь Земли, приводит к возрастанию энергии
тела, к перемещению нейтральной зоны к его поверхности и,
наконец, к «отрыву» от поверхности и образованию общей ней-
тральной зоны с Землей. Именно образование общей нейтраль-
ной зоны приводит к «всплыванию» тела над поверхностью Зем-
ли. Тело обретает новое качество — становится спутником или,
если их много на орбите, образует кольцо (например, кольца
Сатурна).
Соприкасаясь своими нейтральными зонами, молекулы на
границе создают электромагнитные эквипотенциальные поверх-
ности, те самые, которые «обволакивают» граничные молекулы
тела, образуя эквипотенциальную зону, сжимающую, за счет
внешнего приталкивания, внутренние поверхности молекул, не
позволяя им «оторваться» от тела. Твердость тела всегда обу-
словлена внешним приталкиванием его молекул друг к другу. Та-
ким образом, тело из молекул получает над внешней нейтраль-
ной поверхностью пульсирующую эквипотенциальную сферу
стоячих волн, в узлах которой и могут вращаться электроны,
«выдавленные» из тела.
64

Если взять, например, металлический провод и перерезать


его, то разрез на молекулярном уровне будет иметь вид, изо-
браженный на рис. 6, где А – толщина эквипотенциального слоя
общей грави- или электромагнитной напряженности. Подчеркну
еще раз, что структура атома, молекулы, да и всего тела
определяется не количеством электронов или электронных
орбит в них, а именно плотностью нейтральных зон между
атомами и молекулами. И расстояние между ядрами, количест-
во электронов в каждой молекуле (атоме), ее размеры и масса
индивидуально могут значительно различаться даже в соседних
атомах, но вот строение и удельная плотность нейтральных зон
значительно различаться не могут. Ибо они определяют тожде-
ственность тела себе самому. Но в случае определенного воздей-
ствия (например, электромагнитного) на тело, вызывающего его
деформацию, «свободные» электроны, чаще всего находящиеся
вблизи нейтральной зоны, «выдавливаются» в эквипотенциальный
слой и движутся в нем. обусловливая существование тока или
электрического поля вокруг всего тела. И чем сильнее воздейст-
вие, тем больше «выдавливается» электронов, тем больший ток
течет над молекулами в эквипотенциальном слое. В этом случае
(при электромагнитном воздействии) в самом теле образуется
гравитационное поле, сжимающее тело со скоростью, равной
скорости света в той области, где находится тело (например, на
поверхности Земли). Другие электромагнитные образования
(электроны, протоны, фотоны и т.д.) движутся в той области
65

Рис. 6
молекул, которая обусловлена взаимодействием их соб-
ственной пульсации с пульсацией каждой молекулы, через кото-
рую они проходят. И движутся, поэтому с различной скоростью,
проходя различные области пространства молекул и взаимодей-
ствуя при этом как с молекулами, так и между собой (рис. 7.).
Чем большую частоту самопульсации имеет частица, тем с
большей скоростью она движется, тем «положе» траектория ее
движения в молекуле.
Необходимо ясно представлять, что ни одна элементарная
частица, ни в одной области пространства не может дви-
гаться прямолинейно и по инерции. В своем движении по
эфиру (как и по весомому веществу) эти частицы, проходя по
синусоиде через его атомы, взаимодействуют с их внутренним
веществом и на таком расстоянии от ядра, которое обеспечи-
вается скоростью движения частицы. При движении в молеку-
лах вещества наблюдается аналогичная картина. Переход из
одной среды в другую вызывает изменение параметров элемен-
тарной частицы (скорости ее движения, наклон угла синусои-
ды), но не приводит к прямолинейному движению. Прямоли-
нейное движение в природе отсутствует, поскольку вещест-
венное пространство обусловливает перемещение тел только
за счет взаимодействия с ним и в зонах соответствующих
66

энергетике движущихся тел. Оно представимо только теоре-


тически и может использоваться при описании многих физиче-
ских явлений с четким пониманием обстоятельств, обусловли-
вающих возможность такого описания. (Например, движении
фотона от Солнца к Земле можно смело считать прямолиней-
ным. Но движение того же фотона на расстояниях, сопостави-
мых с длиной его волны ни при каких условиях считать пря-
молинейным нельзя. Оно всегда криволинейно).
На рис. 7. справа показано, как в настоящее время изобра-
жается переход элементарной частицы из одной среды в дру-
гую (преломление на границе двух сред), Например из воздуха
в стекло, а из него в воздух. Слева показано как этот же переход
происходит физически. И слева и справа от границы стекла
находятся атомы эфира и воздуха, взаимодействуя с объема-
ми которых и отталкиваясь от которых движется элемен-
тарная частица. На рис.7, очень важно именно то, что за гра-
ницами тела, за ее эквипотенциальной поверхностью струк-
тура пространства остается принципиально такой же, как и
у тела, и это обстоятельство полностью определяет как
условия движения элементарных частиц, так и их скорости.
Известно, что электроны движутся в пространстве с раз-
личными скоростями, и уже один этот факт свидетельству-
ет о том, что они не тождественны друг другу. Выше упоми-
налось (таб. 2.), что и фотоны в пространстве имеют различную
скорость движения, хотя эмпирически доказать этот факт доста-
точно сложно. В большинстве экспериментов фиксируется оди-
наковая скорость движения у всех фотонов. Но, зная механику
взаимодействия фотонов в молекуле и между собой, можно
объяснить и этот факт.
Известно, что светящееся тело практически одновременно
излучает в пространство множество фотонов различной частоты
пульсации. Каждый фотон движется сквозь молекулы прозрач-
ных тел, воздуха или эфира, сжимаясь к ее центру и расширяясь
к нейтральной зоне со своей, только ему присущей скоростью,
имея определенное поперечное «сечение» своей эфирной шубы.
67

Создаваемая им область напряженности электромагнитного поля


«тормозит» следующий за ним с большей скоростью и ближе к
ядру фотон, который, в свою очередь, «притормаживает» еще

Рис.7.
более быстрый и т.д., что приводит к образованию «греб-
ня» фотонов, движущихся в эфире или твердом теле с одной
скоростью (здесь не фазовая, а, по-видимому, групповая ско-
рость), становящейся одинаковой для всех фотонов. (Если смо-
делировать такое движение, например на планетную систему, то
могут существовать небольшие спутники, находящиеся на своей
орбите ближе к орбите «больших» спутников, но между ними и
планетой. Двигаясь с ними в плоскости эклиптики и имея не-
сколько большую скорость, они, тем не менее, не обгоняют
«больших» соседей, «притормаживая» свое движение. Данное
«притормаживание» не объясняется классической механикой.)
Это «приторможенное» движение несколько напоминает
движение, например, спортсменов-бегунов, разного возраста,
стартующих широким фронтом к сужающемуся тоннелю, остав-
ляющему для прохода узкую щель, по которой может бежать
только один человек. И какие бы скоростники-спринтеры не нахо-
дились среди спортсменов, — если в эту щель одним из первых
попал, например, десятилетний мальчик, стартовавший с ближней
68

позиции, все они, возмущаясь, будут бежать с той скоростью,


которую развивает он. И, только очутившись в расширении за
туннелем, скоростники могут вырваться вперед.
То же самое происходит с фотонами света. До тех пор, пока
условия входа фотонов в молекулы тел и их параллельное дви-
жение в них остается постоянным, они движутся «встык» друг
другу с одной и той же скоростью. Если же условия выхода от-
личаются от условий входа (движение распараллеливается, на-
пример, призмой), фотоны приобретают ту скорость, которая
соответствует их частоте, и раскладываются в спектр.
Остановимся еще на одном моменте, связанном с ве-
щественным пространством. Если вырезать кусочек объема
пространства (допустим такую мыслимую возможность), напри-
мер, в районе орбиты Меркурия, и переместить его в район ор-
биты Плутона, то объем этот, как и образующие его атомы, воз-
растет более чем в 300 раз и изменится качественно, а вместе с
ним на ту же величину возрастет мерная линейка, которой мы
замеряли объем в районе Меркурия. В классической же механи-
ке пространство (в любой области Солнечной системы, как и
космоса) изотропно и соразмерно одной и той же неизменной
метрической единице. Оно, по определению, остается неизмен-
ным и в любой области космоса, и в открытом объеме на Земле,
и в любом закрытом помещении вне зависимости от того, есть в
нем вещественные частицы или ничего нет. (Одно из основных
понятий современной физики — абсолютная пустота, что тоже
самое — физический вакуум. Пустой объем, заполненный элек-
тромагнитными флуктуациями. Причем понятие электромагнит-
ная флуктуация не имеет четкого определения, поскольку неиз-
вестно, что же там флуктуирует. А потому объем везде независи-
мая от вещества и не связанная с ним самостоятельная суб-
станция.).
Поэтому, если объем пространства на Земле замкнут, напри-
мер полостью синхрофазотрона, то физические условия в нем
уже отличаются от условий вне замкнутого пространства. Если же
в этой полости возбудить электрическое или магнитное поле, то
69

физические условия в этом пространстве еще больше изменятся,


приближаясь к условиям околоядерной области атома, а вместе
с ними изменится и локальное время, и форма движения элемен-
тарных частиц, и сами эти элементарные частицы. На сегодняш-
ний день все эти факторы, связанные с полевыми воздействиями
в замкнутой системе, просто игнорируются.
Переход через нейтральную зону одной молекулы и попада-
ние в область другой молекулы для электронов и других элемен-
тарных частиц сопровождается изменением их плотности и энер-
гии. Следствие различной плотности внутреннего пространства
каждой молекулы. Поэтому каждая структура вещественного
космического пространства обладает как система следующими
особенностями:
• вещественное пространство анизотропно во всех направ-
ле- ниях;
• пространство образуется частицами эфира (или другими
телами определенной структуры), отграниченными нейтраль-
ными зонами и обладающими самодвижением — пульсацией;
• основным структурообразующим фактором простран-
ства является плотность, самопульсация тел и вращение их
гравиполя;
• пульсация частиц передается до нейтральной зоны и либ-
ра-ционных точек на орбите, где происходит ее фазовая ком-
пенсация. Нейтральные зоны отграничивают элементы про-
странства, квантуя его на ячейки;
• структурные свойства данной области пространства со-
хра-няются либо за счет самоотталкивания тех из ее тел,
которые имеют параметры колебания, не совпадающие по
фазе, либо притяжением при совпадении фазы с пульсацией
пространства;
• плотность каждой области пространства определяется
пуль-сацией ее центрального тела и другими окрестными те-
лами, пульсирующими в унисон с центральным;
• способность физически больших элементов эфира сжи-
мать гравиполе относительно меньших элементов, «заталки-
70

вая» их на свою поверхность, осуществляя как бы «самонасы-


щение»;
• «самонасыщение» в определенных физических условиях
приводит к образованию новых элементов и к изменению гео-
метрических размеров, структуры и свойств эфира как и всех
тел при насыщении;
• «самонасыщение» — основной процесс возобновления
энергии тел, расходуемой на самопульсацию;
• перестройка структуры при «самонасыщении» сопро-
вож-дается возрастанием или перераспределением энергии в
телах, поддерживая практически неизменными их энергетиче-
ский уровень и частоту пульсации.

1.6. Физическая сущность времени

Время — одно из самых сложных явлений для исследования


и для понимания физических представлений. Настолько слож-
ное, что на сегодняшний день еще не выработано общеприня-
тое определение физического времени, хотя различных опреде-
лений предложено немало. Под временем понимаются и форма
существования материи, и бытие материи, и абсолютная, не зави-
сящая от материи и пространства, сущность, и порядок последо-
вательности всех явлений, и общая мера всего сущего и т.д.
Почти для всех этих определений характерно представление
о времени в пространстве как о некоем самостоятельном, цикли-
чески непрерывном процессе причинно-следственной длитель-
ности, реализуемом от прошлого в будущее, и одинаковом для
всех находящихся в нем тел.
Естественно, что существует множество различных вариа-
ций такого понимания времени, два из которых получили наи-
большее распространение и ведут свою родословную, как и поч-
ти вся физика, из Древней Греции. Одно из них связано с пред-
ставлением о времени как об особой сущности (субстанции), т.е.
как об абсолютном, и обсуждалось еще Демокритом и Аристо-
71

телем. Другое рассматривает время как последовательность


событий, т.е. как относительное, (реляционное) и присутствует у
Платона и Эпикура как особое случайное свойство.
Первое стало субстанциональной моделью времени, второе
— реляционной. В средние века субстанциональную модель
поддержал Ньютон. В «Началах...» приводится следующее, отве-
чающее этой модели определение времени: «Абсолютное, ис-
тинное, математическое время само по себе и по самой своей
сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему проте-
кает равномерно».
Он полагал, что возможно существование циклично одно-
родной скорости времени, при которой отдельные моменты
абсолютного времени, как и точки на геометрической прямой,
образуют непрерывную, независимую от тел и процессов после-
довательность своего течения из прошлого в будущее. Иначе
говоря, время представляет собой независимую от пространства
и материи сущность — субстанцию. Какой процесс создает
равномерную длительность этой субстанции, и как она взаимо-
действует с другой субстанцией — с телами — не рассматрива-
ется.
Противоположной точки зрения придерживался Лейбниц.
Он подчеркивал, что время, как и пространство, не является
субстанцией, что это категории относительные и не сущест-
вуют сами по себе. Время же представляет некий класс следую-
щих друг за другом событий, обусловленных понятием одновре-
менности и определяемых как порядок последовательности этих
событий. Время для него не самостоятельная субстанция, а не-
кое производное, определяющее отношение, т.е. реляционность
тел и явлений.
Основной недостаток и того и другого понимания времени
заключается в том, что оба они придают времени особый ста-
тус независимой от явлений длительности, не обусловленной
никакими физическими процессами. Время, таким образом, ока-
зывается особой размерной субстанцией, равной по значимости
материи, но не зависящей от нее и не подобной ей. На вопросы,
72

что же порождает время и определяет периодичность его тече-


ния, как оно взаимодействует с телами, не подобными времени,
или воздействует на них, ответа не дается. И не случайно.
Со времен Ньютона распространилось представление о
физических процессах не как о взаимодействии тел, а как о
силовом воздействии друг на друга оторванных от тел
свойств. Произошло разделение свойств на фундаментальные и
производные, а сами свойства считаются независимыми от тел
и друг от друга. Вещественные тела заменены так называемыми
материальными геометрическими точками. Отсутствует систем-
ное представление о самих физических явлениях, время пред-
ставляется внешней по отношению к телам и не зависящей от
них длительностью. Измеряется она, эта длительность, внеш-
ними, как бы независимыми приборами — часами.
Эти представления затрудняли рассмотрение времени как со-
ставной части природы, ее атрибута. Более того, условное под-
чинение всех тел и процессов течению времени, упорядочен-
ная во времени последовательность причинно-следственных
связей и абсолютность одномерной направлен-ности от про-
шлого к будущему — все это однозначно указывало на внеш-
нюю причину существования времени, на зависимость от него
всех природных явлений. Да и сам процесс субъективного
восприятия человеком последовательности своего саморазви-
тия и прохождения определенных стадий чередования природ-
ных явлений сопровождающих процесс саморазвития, свиде-
тельство-вал о том же.
Представление о том, что время как самостоятельный,
всеобщий, независимый от тел процесс длительности может
существовать в природе, что время есть субъективное ощуще-
ние человеком определенного физического процесса, общего и
присущего самим телам, а не внешнего для тел, почти не
встречается при рассмотрении вопроса о времени.
Но, как уже говорилось, природа состоит только из тел, и
тела образуются только свойствами. При таком подходе время
не может быть ни самостоятельной сущностью, не дли-
73

тельностью, ни порядком последовательности, ни, наконец,


мерой всего сущего, ни любой иной абстракцией. Оно может
быть только рядовым свойством тела, и как рядовое свой-
ство входит в совокупность свойств образующих тело.
Таким рядовым свойством, обладающим временной раз-
мерен-ностью, принадлежащим всем телам, является период
их собственных колебания. Именно период собственного коле-
бания каждого тела в совокупности всей природы осуществ-
ляет процесс, которому человек приписывает функцию все-
общей длительности — времени. Период колебания каждого
тела, включая элементарные частицы, локальный по своему
характеру, выполняет функции его собственного времени.
Следовательно, единого для всего пространства Вселен-
ной, как и для каждого тела, времени в природе не сущест-
вует ни в виде сущности, ни в виде отношений, ни как дли-
тельности, ни как порядка последовательности, ни, наконец,
как какого-то особого всеобщего явления. Более того, бази-
рующаяся на субстанции «длительность» оценка возраста Все-
ленной порядка 15-20 млрд. лет не имеет под собой ни физиче-
ского, ни теоретического обоснования и ведет свой отсчет от
постулатов общей теории относительности.
Известно, что на Земле иногда попадаются образцы пород,
возраст которых определяется в 15-29 и даже 25 и более млрд.
лет. А это почти в половину больше, чем возраст Вселенной по
космологии ОТО. И надо полагать, что будут попадаться об-
разцы и с большим возрастом, поскольку существование пла-
нет — сотни млрд. лет, звездных систем — тысячи млрд. лет и
т.д. (естественно, по принятому способу отсчета времени).
В природе же существует только самодвижение — пуль-
сация тел, своя для каждого тела, от эфира до пульсирующих
звездных тел-галактик. Каждое отграниченное своей поверх-
ностью и нейтральной зоной тело имеет собственную частоту
пульсации, создаваемую комплексом своих свойств и самим
телом как системой. Каждая система (тело) по иерархии взаи-
модействий имеет собственный период колебания. Но сама
74

частота пульсации организуется в определенном режиме как


индивидуальное колебание в границах поверхности самого
тела и передается вовне либо местами соприкосновения своего
объема с другими телами (например, когда эти тела насыпаны
в кучу), либо своей эфирной шубой к нейтральной зоне, а че-
рез нее другим нейтральным зонам.
В свою очередь нейтральные зоны всех тел, например, мо-
лекулы в теле или звезды в галактике, являются проводниками
общего, суммарного колебания всех частичек. Любые измене-
ния каждого свойства тел — будь то молекула или звезда —
сопровождаются пропорциональным изменением других
свойств, и в частности периода пульсации.
Тело, находящееся в некоторой эфирной среде, не яв-
ляется самотождественным. Движение окружающей среды,
как и самодвижение, обусловливает постоянное насыщение
больших тел частичками меньших, т.е. в каждое тело постоян-
но из эфирного пространства залетают множества мелких час-
тиц, которые, совмещаясь с данным телом в одну систему,
вызывают изменение и его самопульсации, и принудительной
пульсации прилегающей шубы до собственной нейтральной
зоны.
Количество попадающих на тело частичек определяется
естественной физической величиной тела и его местом в сис-
теме тел данного пространства. Возрастает количество частиц
у тела — возрастает его собственная энергетика. А эта воз-
росшая энергетика, отодвигая границы нейтральной зоны,
вызывает изменение структуры окружающего пространства и
периода пульсации от центрального тела до этой зоны. Напри-
мер, для Солнечной системы таким телом является Солнце, а
для атома — ядро и т.д.
Насыщение и центрального тела, и других тел, например
планет, происходит за счет окружающего эфира, имеющего
не соизмеримый с этими телами период колебания. Он своими
нейтральными зонами в наименьшей степени может сопротив-
ляться гравитационному сжатию плотных тел, обладающих
75

более сильным гравиполем. В то же время молекулы эфира


шубы, имеющие совпадающий с колебаниями плотных тел пе-
риод своего колебания, не сжимаются и не всасываются ими.
Поэтому процесс всасывания представляет собой как бы про-
никновение с определенной устанавливающейся, в зависимо-
сти от свойств каждого плотного тела, скоростью инородных
эфирных частиц через заслон молекул эфира, образующих
шубу. Попадая достаточно равномерно на тело и накапливаясь,
эфирные молекулы пропорционально изменяют свойства, а,
следовательно, размеры, энергию и собственную пульсацию
как основного тела, так и других, входящих в систему тел.
Изменение размеров, структуры энергии и пульсации обуслов-
ливает, с одной стороны, рассогласование периода колебания
части эфиринок шубы, а с другой — перемещение тел относи-
тельно друг друга в соответствии с новой пульсацией каждого.
Самонасыщение тел играет громадную роль в их су-
ществовании. Оно изменяет период их пульсации, коли-
чественную величину всех свойств, плотность тела, его взаи-
модействие с другими телами. У космических тел, как и в ато-
мах, способствует медленному "отодвиганию" планет и элек-
тронов от Солнца и ядер. Происходит постоянное, спирале-
видное "самораскручивание" орбит. Иногда они сменяются
«самозакручиванием орбит. Процессы эти однонап-равленные.
Для них не существует обратимость во времени. Однонаправ-
ленность времени как периода пульсации определяется сис-
темой самонасыщения каждого тела эфиром.
Само по себе течение физического времени Земли (т.е. пе-
риод одного обращения вокруг Солнца) полностью определя-
ется физическими условиями существования Солнца и Сол-
нечной системы и в первую очередь процессами насыщения их
космическим эфиром, с одной стороны, и плотностью вещест-
венного пространства той области Галактики, в которой оно
движется, с другой.
Процесс насыщения, в свою очередь, обусловливает изме-
нение периода пульсации Солнца и придает ему характер не-
76

обратимого явления, т.е. то, что мы считаем необратимостью


течения времени. Отмечу, что существует процесс насыще-
ния, единый для всех тел (в частности, светимость Солнца и
космологическое красное смещение тоже объясняются насы-
щением [24,25]), но пока не просматривается, а, возможно,
имеет иную форму проявления процесса разнасыщения. Ис-
пускание электромагнитного излучения, а также плазма и сол-
нечный ветер уносят только часть преобразованной энергии
тел эфира, поступающих извне на Солнце. Другая ее часть
идет на возрастание объема и массы светила и на изменение
периода его пульсации.
Самонасыщение — процесс очень медленный и дли-
тельный, но непрерывный. Он обусловливает монотонное (со-
вершенно независимое от человека и абсолютно незаметное для
него) изменение параметров каждого тела и в первую очередь его
энергетических характеристик  напряженности и самопульса-
ции. Можно сказать, что насыщение определяет энергетические
возможности тел. Их постоянное, индивидуальное изменение
принципиально исключает возможность идентичного повторения
одного и того же события, не говоря уже об обратимости той
отсутствующей в природе категории, которую мы привычно на-
зываем временем. А потому корректные уравнения механики не
могут содержать в своей структуре элементы обратимости време-
ни, поскольку это противоречит процессу самопульсации тел.
Можно эмпирически показать, что именно самопульсация
определяет время жизни физических тел. Более того, стан-
дартные методы нахождения этого времени досконально отрабо-
таны строителями и являются показателем долговечности того
или иного строительного материала. Испытание долговечности
тела проводится в следующей последовательности.
Берут несколько образцов материала стандартного качества,
например, мраморные кубики, проверяют их на прочность и
подвергают попеременному замораживанию и оттаиванию в
строго оговоренных температурных условиях. В зависимости от
цели эксперимента назначается количество циклов заморажива-
77

ния и оттаивания, после чего определяется остаточная прочность


образцов и по этой прочности устанавливается долговечность
данного материала. Эти циклы можно продолжать до полного
разрушения образца. И может оказаться так, что материал,
например мрамор, способный сохранять свою форму в природ-
ных условиях в течение нескольких сотен лет, в условиях цик-
личного воздействия полностью разрушится за несколько меся-
цев. Почему же сокращается срок его существования?
Тело как данность, как сочетание жестко взаимосвязанных
свойств определенной количественной величины пульсирует с
определенным периодом — в меру совокупности своих
свойств. Попеременное замораживание и оттаивание тела со-
провождается изменениями его свойств, объемных параметров и
периода собственной пульсации. Процесс этот не линеен, вызы-
вает ослабление связей между свойствами и их попеременную
деформацию.
Насильственная цикличность «складывается» с собственным
колебанием элементарных частиц системы тела и как бы запус-
кает внутренний механизм самоотторжения свойств, расстраива-
ет их взаимосвязи с последующим изменением фазового коле-
бания нейтральной зоны.
Это в свою очередь вызывает перемещение границ ней-
тральных зон между составляющими тело элементарными части-
цами. Нейтральные зоны становятся «неспособными» суммиро-
вать и передавать колебания единому телу. Множественность
таких перемещений и колебаний, накапливаясь, вызывает обра-
зование трещин, появление разрывов в нейтральных зонах, ска-
лывание по ним и, наконец, полное разрушение образца.
Аналогичное, но резкое изменение колебания отдельных
частей тела вызывается мгновенным ударом, импульс от ко-
торого приводит к частичному или полному разрушению тела.
До тех пор пока период собственной пульсации под-
держивается относительно неизменным или эволюционирует
совместно с внешней системой, пока он пропорционален осталь-
ным свойствам, тело, медленно изменяясь, сохраняет свое со-
78

стояние и, следовательно, продолжительность времени своего


существования.
Человек как субъект или существо, способное воспринимать
и переосмысливать реальные взаимосвязи явлений вещественной
природы, обратил внимание на цикличность событий в окру-
жающем мире потому, что его жизнь в значительной степени
определялась этой цикличностью. Более того, преходящая цик-
личность зарождения, развития и угасания, как самого человека,
так и всей органической и неорганической природы, становилось
для него первичной, определяющей все его поведение категори-
ей.
Всеобщие и постоянные изменения внешнего мира, ощу-
щаемые как протекание, как фундаментальный процесс объек-
тивного воздействия некоей сущности, проявляющейся в дли-
тельности, далеко выходит за пределы отдельных тел и вещей,
охватывая все пространство и определяя последовательность
свершения событий этого пространства. Он требовал для вы-
ражения ощущаемой субъектом всеобщности внесения в чело-
веческие отношения такого же всеобщего, всеохватывающего
понятия, единого для всех жизненных ситуаций. И роль все-
общего понятия была передана искусственному образованию,
воображаемой фиктивной субстанции — времени как сущно-
сти, как категории, равной или почти равной по значимости
материи.
Но, будучи искусственным, вымышленным понятием,
продуктом исторического развития человеческого общества,
неким психологическим феноменом, фиктивное время как
циклический процесс и длительность в конечном итоге стало
базироваться на вполне физическом колебательном процессе
— на продолжительности орбитального движения Земли
вокруг Солнца. Период годового обращения Земли вокруг
Солнца принят сегодня за основу вычисления скорости тече-
ния времени на Земле и во всей Вселенной. Это означает, что
собственные периоды колебания всех окружающих тел и про-
странства соотносятся с периодом орбитального движения
79

Земли как безразмерные коэффициенты. Поэтому процесс


колебательного существования всех тел измеряется объек-
тивным, единым и тоже колебательным процессом.
Тем самым затушевывается существование реальной
пульсации каждого тела. Возникает видимость единого те-
чения времени, достаточно точно отображаемого годовым
вращением Земли, и все тела существуют в рамках этого еди-
ного течения времени.
А само течение времени как процесс, вызывающий изме-
нение периода пульсации Солнца, становится без-
размерностным коэффициентом, характеризующим разницу
между предыдущим и последующим циклами пульсации. Ес-
тественно, что длительность каждого цикла необходимо сни-
мать, ориентируясь на другой (другие) источники пульсации.
Так же естественно, что найденный коэффициент будет вклю-
чать в себя ошибку, вызванную изменением периода пульса-
ции этого источника. Если обозначим предыдущий цикл пуль-
сации через τ, а последующий через τ' то коэффициент, харак-
теризующий скорость изменения периода колебания тел или
его локальное течение времени k, определяется следующим
уравнением: k = (τ' — τ)/τ.
И потому для нас течение собственного времени всех тел
коррелируется с коэффициентом k. А это позволяет в первом
приближении считать время абсолютным, единым, однона-
правленным процессом последовательного совершения раз-
личных событий для каждого тела, т.е. приписывать природе,
как это сделал И. Ньютон, единое математическое время.
Собственно для Земли временем является период враще-
ния ее гравиполя (период пульсации). Период может опреде-
ляться несколькими способами из параметров орбитального
движения пробного тела у поверхности, линейной скорости v,
угловой частоты  и длины волны Земли λ. Эти параметры
связаны уравнением:
v = λ,
но Т- величина, обратная периоду пульсации :
80

 = 1/Т,
Отсюда период пульсации Земли τ равняется:
τ = λ/v = 5024 с.. (1.16)
Период пульсации τ и есть собственное локальное время
Земли. Из формулы (1.16) и из инварианта:
R3/τ2 = const.
следует, что период собственной пульсации не остается
неизменным для пространства с удалением от поверхности
Земли (это следствие анизотропности пространства).
Жизнь на планете Земля определяется частотой пульсации
планеты. Любое другое небесное тело, как и открытый космос,
имеют свою частоту пульсации, отличную от пульсации Земли.
Биосфера Земли в целом или ее составляющие отдельно в своем
естественном виде не могут прижиться на других небесных те-
лах.
Именно дисбаланс колебаний внешнего пространства и тел
космонавтов обусловливают их состояние при длительных орби-
тальных полетах. Поэтому для сохранения нормального здоровья
при передвижении в космосе они должны поддерживать и у
себя, и на аппаратах, на которых двигаются, ритм пульсации
планеты Земля, т.е. время Земли.
Поскольку время есть период собственного колебания каж-
дого тела, определяемый как свойствами самого тела, так и взаи-
модействием его с внешними телами и пространством, то дви-
жение тела в пространстве с любой скоростью и в любом на-
правлении сопровождается изменением периода его собственной
пульсации, вызываемого взаимодействием с этим пространст-
вом. Именно это взаимодействие создает реальный, а не ка-
жущийся эффект замедления течения локального времени дви-
жущегося тела. Это замедление существует реально при дви-
жении с любой скоростью и может быть проверено эмпири-
чески.
Таким образом, физическое время есть свойство соб-
ственной пульсации каждого тела. Оно связано со всеми его
свойствами в единую систему, описываемую коэффициентами
81

физической размерности (КФР, рассматривается далее) и отобра-


жаемую через период годового движения Земли.
Несколько слов о влиянии процесса насыщения и пульсации
на существование живых существ.
Все тела, включая живые существа, насыщаются эфиром в
различной степени. Живые существа насыщаются на амерном
уровне и, по-видимому, в процессе передачи наследственности
закрепляют достигнутый период пульсации и получают в заро-
дышевом состоянии возможность самопульсации, имеющей
период, больший, чем период пульсации Земли в этот момент. В
процессе роста и развития период их пульсации возрастает мед-
леннее, чем период пульсации Земли, и где-то к середине жизни
организма период его пульсации сравнивается с периодом пуль-
сации Земли, а затем начинает отставать. Так начинается старе-
ние.
Естественно, что все составляющие живое существо органы
пульсируют в унисон с другими органами и с телом в целом.
Изменение собственной пульсации любого органа вызывает его
заболевание и приводит либо к его отторжению, либо к заболе-
ванию всего тела. Последнее характеризуется нарушениями не
только ритма пульсаций, но эфирного обмена, что может иметь
печальный исход. Каждое живое тело имеет собственный,
строго индивидуальный период пульсации, который и определя-
ет время его жизни.

1.7. Плотностная мерность пространства


Вероятно, первым, кто связал мерность пространства с взаи-
модействием, был один из величайших немецких философов
Эммануил Кант. В своей студенческой работе с длинным назва-
нием «Мысли об истинной оценке живых сил и разбор доказательств,
которыми пользовались г-н Лейбниц и другие знатоки механики в этом
спорном вопросе, а также некоторые предварительные соображения,
касающиеся сил вообще», он изложил свои соображения об ис-
тинной мере движения на 180 страницах, и только на трех из них
82

касается трехмерного пространства [27]. Но именно на этих


страницах появляется мысль, отражающая суть трехмерности
пространства: «Трехмерность происходит, по-видимому, оттого,
что субстанции в существующем мире действуют друг на друга
таким образом, что сила действия обратно пропорциональна квад-
рату расстояния».
Это высказывание И. Канта пытаются, сам он об этом не
упоминал, связать с представлением об относительной природе
пространства (лейбницево пространство — отношение тел в
отличие от концепции ньютоновского абсолютного простран-
ства, не зависящего от тел и явлений), но можно понимать его
и по-другому и тоже в абсолютной форме. Пространство —
вещественное абсолютное образование-субстанция (как абсо-
лютны все без исключения тела), включающая другие тела-
пространства (почему-то часто забывается, что каждое тело
само образует свое пространство), взаимодействующая с
ними и передающая взаимодействие пропорционально квад-
рату расстояния между ними.
Такое понимание высказывания И. Канта придает про-
странству все свойства тел, делает его подобным телам и по-
тому взаимодействующим с ними. В то же время оно своими
размерами превосходит все включаемые тела, создавая вместе
с ними телесное вместилище, некий симбиоз, обладающий но-
вым качеством — «пространство».
Следует отметить, что понятие «расстояние», которое вхо-
дит основным элементом в представление о пространстве, к
которому мы буквально «прикипели», в природе как некий
размер отсутствует. Расстояние, как определенная количест-
венная величина длины, соизмеренная с эталонным отрезком,
независимым от природных процессов, ощущается только на-
блюдателем. Природа ими не излишествует. То, что мы изме-
ряем метрами, в природе обусловлено движением и некоторым
взаимодействием, связанным с пульсацией измеряемого тела.
И эта пульсация, характер которой еще достаточно непонятен,
имеет некоторый центр R, относительно которого что-то, по-
83

хоже, гравитационное поле, имеет линейную скорость v и уг-


ловую частоту ω. Т.е. тело и его поле пульсирует, колеблется
или вращается, но не остается неподвижным. Уравнение же,
связывающие эти параметры, в механике хорошо известно:
R = v/ω,
или с использованием периода τ:
R = vτ.
Из этих уравнений следует, что расстояние в природе, обо-
значаемое длиной отрезка R, не есть неподвижная элементар-
ная длительность или дистанция, а характеризуется количе-
ственной величиной некоторого волнового движения — произ-
ведением скорости на период.
Однако понимание того, что расстояние не есть отрезок
чего-то и не определяется жестким эталоном длины, а является
произведение подвижных волновых параметров и потому име-
ет, прямо или косвенно, динамический характер, еще не устоя-
лось в науке. Следовательно, и отношение к характеристике
мерности не учитывает эти особенности природы расстояний.
А поскольку самопульсация тел и пространства является опре-
деляющим фактором их самодостаточности, если всякое рас-
стояние есть следствие взаимосвязанного процесса скорости и
частоты объемной пульсации тел в любой области пространст-
ва, то ответ на вопрос о том, какую мерность имеет наблюдае-
мое пространство, достаточно очевиден — пространство трех-
мерно. Оно трехмерно потому, что при количестве принятой
пространственной мерности >3<, как доказано математиче-
ски, волновые процессы происходить не могут, орбиты пла-
нетные и электронные оказываются незамкнутыми, струк-
тура светового спектра будет отличаться от наблюдаемого.
Математически можно оперировать бесчисленным множе-
ством пространств, если исходить из того, что расстояние есть
самонеподвижная данность, получаемая посредством измере-
ния промежутков между самонеподвижными телами или их
частями неким стандартным измерительным инструментом. И,
пользуясь таким инструментом и постулатом о самонепод-
84

вижности тел, можно получить множество механик с велико-


лепным математическим аппаратом, начиная с механики И.
Ньютона, способных рассчитывать множество факторов, и не
имеющих никакого отношения к природным явлениям.
Однако для понимания структуры пространства того фак-
та, что оно имеет три измерения, недостаточно. Трехмерность
пространства подтверждает и то, что в каждой его области име-
ется множество выделенных пульсирующих точек — центров
ячеек, структурирующих вещественное пространство вокруг
себя, и отгораживая его от соседнего пространства, непреодо-
лимой для них нейтральной зоной. И то, что к центру каждой
ячейки вещественная плотность пространства возрастает. И то
обстоятельство, что с возрастанием этой плотности количест-
венные величины всех параметров пространства и тел, находя-
щихся в нем, изменяются. И изменяются таким образом, что мыс-
лящие существа, например, на планетах некоторой звездной сис-
темы считают эти параметры одинаковыми для всех планет (в
частности аналогичного мнения придерживаются земляне).
Следует отметить, что наличие множества точек-центров
пространства и неоднородная плотность вещества в объеме обу-
словливают прохождение по нему множества различных коле-
баний и как следствие изменение по объему всех физических
размеров и в том числе постоянной π. И это изменение плотно-
сти, вызывающее изменение постоянной π, можно принять за
количественное отображение плотностной пространственной
мерности. То есть принятая в физике трехмерность отобра-
жает не многомерность пространства n, а его равновеликую
(приблизительно) мерность по координатным осям. Естествен-
но, что изменение плотности пространства и тел (деформация)
происходит в различных областях с неодинаковой скоростью и
на различные величины. Но оно не меняет физической сущно-
сти пространства и во всех направлениях от центра имеет
характер приращения ±∆. И, потому относительно координат
становятся безразмерными коэффициентами различной по
объему гравитационной деформации. Именно по этой причине
85

оси трёх направлений пространства имеют одинаковую мер-


ность в пространстве объема, но по направлениям каждой из
осей х, у, z, начиная от нулевой точки,  не на равную ве-
личину. Однако это неравенство на эквипотенциальной поверх-
ности сопровождается настолько незначительным изменением
мерного инструмента, что в практике нами не регистрируется, но
наличествует и имеет, например, существенное значение для оси
z.
Другое дело в мировом космическом пространстве или
пространстве микромира. Поскольку структура этих пространств
одинакова и отличается только количественной величиной дина-
мической плотности пространственных областей, и в космосе и в
молекулах переход из одной плотности пространства (одной
мерности) в другую плотность (другую мерность) должен сопро-
вождаться качественным скачком с явной или неявной границей,
отграничивающей одно пространство от другого. Наличие та-
кой границы фиксируется и в космосе (например, центральная
прозрачная область Галактики, как известно, плотное вещество),
и на поверхности Земли (переход от качественно отличающегося
по плотности космического пространства к пространству глубин
Земли имеет своей границей поверхность последней), и в микро-
мире. Так, постоянная тонкой структуры α = 137, вероятно, сиг-
нализирует о такой границе в структуре атома, так же как и вели-
чина 1836, которую мы принимаем за отношение массы протона
к массе электрона.

2. Введение в основы
русской геометрии
2.1. Динамика аксиомы о параллельных

Прежде чем очень кратко познакомиться с основами рус-


86

ской (динамической) геометрии вспомним весьма важное для


ее понимания понятие «бесконечность». Она качественно
мыслится в пространстве как бесконечность наружу или
«вширь» (в смысле отсутствия внешних границ) и как беско-
нечность вглубь (в смысле бесконечной делимости). В свою
очередь качественная бесконечность имеет две градации: одна
— как движение, нескончаемый процесс, постоянное станов-
ление (потенциальная бесконечность), другая — как нечто
данное, имеющееся, наличное бытие (актуальная не кантов-
ская бесконечность).
Именно использование понятия "бесконечность" в ос-
нованиях геометрии определяет ее структуру [28]. Так, опора
на актуальную бесконечность предполагает существование
трехмерного не качественного метрического пространства,
заполненного неподвижной (статической) изотропной матери-
ей, структурированной по иерархии равнозначных бесконеч-
ностей, при полном отсутствии движения и, следовательно,
времени. Все геометрии, и в первую очередь геометрия Евкли-
да, построены с использованием свойств актуальной беско-
нечности и потому являются геометриями статическими.
Потенциальная бесконечность предполагает матери-
альность (телесность) безграничного пространства и его все-
общее бесконечное самодвижение (динамику). Поэтому пер-
вичные понятия геометрии, построенной на свойствах потен-
циальной анизотропной бесконечности, отличаются от пер-
вичных понятий актуальной геометрии не только движением,
но и структурой. Геометрии, отражающей потенциальную
бесконечность, еще не построено, но можно отметить, что она
будет качественно отличаться от статических геометрий, на-
гляднее отображать явления природы, а, следовательно, и точ-
нее описывать их. К тому же «замораживание» движения эле-
ментов динамической геометрии в определенном порядке обу-
словливает возможность построения любой статической гео-
метрии, и, следовательно, все они оказываются произ-водными
от нее. А теперь обратимся к аксиоме о параллельных Евклида.
87

В Евклидовой геометрии, созданной в III в. до н.э., на ос-


нове незначительного количества априорных аксиом выводят-
ся все ее теоремы. Однако пятая аксиома  аксиома о парал-
лельных — по содержанию больше напоминает теорему. Но
многочисленные попытки представить ее в виде теоремы ока-
зались неудачными. До нашего времени она дошла в следую-
щей формулировке:
«Через точку, лежащую на плоскости вне прямой, можно
провести одну и только одну прямую, параллельную данной».
В этой формулировке постулируется несколько поло-
жений, нарушающих условия статичности:
• геометрия Евклида статична, а в формулировку за-
ложено движение (динамика), к тому же в неявной форме 
на бесконечности;
• условия движения на бесконечности не определены, а
потому возможно движение без взаимодействия с про-
странством или во взаимодействии с ним. В последнем случае
взаимодействие будет проявляться в искривлении линии;
• постулируется, и тоже неявно, возможность дли-
тельного движения прямой, которое возможно только во вре-
мени. Статическая же геометрия времени не содержит.
Таким образом, аксиома о параллельных сформулирована
неопределенно и потому может иметь несколько дефиниций. И
действительно в XIX в. сначала Лобачевский, а затем Риман
предложили еще две формулировки аксиомы о параллельных.
Лобачевский предположил, что:
« Через точку на плоскости, лежащую вне прямой, можно
провести бесконечное множество прямых, параллельных пер-
вой».
И построил на этой основе логически непротиворечивую
геометрию отрицательной кривизны. Геометрия положи-
тельной кривизны сформулирована Риманом как отрицание
постулата Лобачевского:
«Через точку на плоскости, лежащую вне прямой, невоз-
можно провести ни одной прямой, параллельной первой».
88

И на этой основе была построена логически непроти-


воречивая сферическая (? – А.Ф.) геометрия.
Итак, мы имеем три двойственных формулировки аксиомы
о параллельных: Евклида, Лобачевского и Римана. Все они
базируются на использовании как свойств актуальной, так и
потенциальной бесконечности [28]. Возникает вопрос: можно
ли сформулировать аксиому о параллельных на основе только
свойств потенциальной бесконечности?
Отметим еще раз, что основное свойство потенциальной
бесконечности  движение, которое остается не-
завершенным на бесконечности. Воспользовавшись этим
свойством, сформулируем аксиому о параллельных:
Следы-прямые, образованные движущимися к единому
центру из разных областей пространства точками и не
достигающими этого центра за бесконечный промежуток
времени,  параллельны.
В этой аксиоме предполагается, что следы  прямые, об-
разуемые движущимися точками, совместно стремятся к еди-
ному центру, который может находиться в любой точке про-
странства, но оставаться недостижимым, поскольку свойства
напряженности пространства изменяются и своим изменением
замедляют их движение (вспомните температурную сферу А.
Пуанкаре). Каждый последующий шаг для них оказывается
меньше предыдущего, и поэтому расстояние до центра О не
может быть пройдено даже за бесконечный промежуток вре-
мени. То есть эти движущиеся прямые никогда не пересекут-
ся и, следовательно, они параллельны. Геометрия, основанная
на данной аксиоме, является динамической или физической
геометрией.
Следует отметить, что для этой геометрии становится не-
применимым евклидово понятие "прямая линия", поскольку
последняя не проходит через две существующие точки. Веро-
ятно, более подходит следующее определение: Прямая линия
— след точки движущейся к другой точке по кратчайшему
пути. Евклидово определение понятия "точка" можно времен-
89

но сохранить.
Рассмотрим, к каким последствиям приводит эта аксиома
(рис. 8).
Предположим, что из точки А к точке О движется тело-
точка и за прошедшее время она прошла расстояние АА, след-
траектория которого есть прямая линия. Будем называть ее
прямой. Одновременно из точки А' к тому же центру О дви-
жется другое тело-точка. И эта точка прошла расстояние А'А'.
Ее след-траектория тоже прямая линия или просто прямая,
Рис. 8

как и след всех после-


дующих точек. Прямые
АА и А'А', оставленные
движущимися точками, по
геометрии Евклида не яв-
ляются параллельными.
Но в динамической
геометрии они параллельны, поскольку никогда не в состоянии
достичь центра О и, следовательно, пересечься в одной точ-
ке. К тому же, в отличие от «прямых» Лобачевского и Римана,
они действительно прямые. Определим, какие зависимости
возникают между движением этих прямых и элементами фи-
гур, образуемых ими. Продолжим построение (рис. 9). Прове-
дем дополнительные прямые АА', А"А" , ... АnАn так, чтобы по
длине они оставались равными между собой, а расстояние
между ними определялось отрезком, выходящим из некоторой
точки k прямой АА до точки k', лежащей на прямой А'А' под
углом Akk' к прямой А′А' и равным ему углом А'kk' прямой АА.
След следующей прямой проводим по тем же правилам из
точки k' прямой А'А' к точке k" прямой А"А". И так до тех пор,
пока отрезок, выходящий из точки kn прямой АпАn, не замкнет
построение ломаной на прямой АА. Поскольку расстояние ме-
жду прямыми одинаково, а углы на пересечении каждого от-
резка с прямой равны, замыкающий отрезок попадет в ту же
90

точку k прямой АА, из которой вышел отрезок kkn. Замкнутая


ломаная kk'k" ...кn образует равносторонний многоугольник. В
результате получаем на плоскости «частокол» прямых, имею-
щих своим стремлением недостижимый в бесконечности, а по-
тому фиктивный, центр О. Все прямые в своем движении к не-
достижимому центру параллельны и по определению и по
структуре напряженности на поверхности плоскости. А основ-
ная особенность образовавшегося правильного многоугольника
 дихотомия конечного и бесконечного в том, что конечный
периметр замыкает в себя площадь бесконечной величины. Ес-
ли теперь через центры отрезков, образующих стороны много-
угольника kk′ k'k", k"k"',…, knk, провести новые прямые и соеди-
нить их отрезками по правилам, изложенным выше, то полу-
чим многоугольник с количеством сторон, превышающем ко-
личество первого в два раза. При продолжении этой операции
бесчисленное число раз длина отрезков kk', k'k",..., k"k будет
стремиться к минимуму, а углы Аkk', А'k'k′′ А′'k′'k′",... устре-
мятся к π/2, и в пределе многоугольник kk′k′′ …kn должен пре-
вратится в окружность на плоскости. Плоскость окружности од-
новременно будет обладать свойствами евклидовой статической
геометрии, и содержать в своих границах площадь конечной
величины, и свойствами неевклидовой геометрии и содержать в
тех же границах площадь величины бесконечной. Две несо-
вместимые площади как бы налагаются друг на друга.
91

В полном соответствии с
геометрией Евклида длина ок-
ружности S будет равна 2π ра-
диан, а радиус, напротив, будет
стремиться к бесконечности, ни-
когда не достигая центра О. По-
следний в данном случае, от-
сутствует. Прямая может исхо-
дить из какой-то точки окруж-
ности или входить в нее, но ни-
когда не может пройти беско-
нечность. В то же время, по
геометрии Евклида, центр у
данной окружности S имеется,
длина радиуса R конечна и оп-
ределяется уравнением R = S/2π.
Получается, что одни и те
же геометрические элементы
можно одновременно мерить и жесткими стержнями (геометрия
Евклида) и динамическими. А это означает, что между геометри-
ей статической и динамической имеется определенная взаимо-
связь. Попробуем ее отыскать.
Отложим от точки k вправо и влево (см. рис.9) по отрезку
kk1 и kk2 одинаковой длины в евклидовой мерности и, используя
предыдущее правило построения, проведем через них еще две
окружности k1'k1"k1′"... k1n и k2′k2′′k2′′′… k2n. Естественно, что
окружности k1 и k2 по отношению к окружности k будут описан-
ной и вписанной. И это единственное, что общее, как для евкли-
довой, так и для неевклидовой геометрии.
Отличие же их начинается уже с того, что наружу от окруж-
ности обе геометрии допускают проведение бессчетного числа
окружностей на одинаковом расстоянии друг от друга, а внутри
окружности k, по геометрии Евклида, число таких окружностей
ограничено, для динамичёской же геометрии — снова не ограни-
чено. Каждая окружность — эквипотенциальная линия относи-
92

тельно точки О. И длина ее (или окружность) равна бес-


конечности одного ранга, т.е. они равны между собой. Это есть
следствие аксиомы о динамических параллельных. Оно может
быть сформулировано следующим образом:
Дуги-хорды kk', k1k1′, пересекающие прямые АА и А'А' под
одним углом и на некотором расстоянии друг от друга, имеют
одинаковую длину.
Это следствие — теорема требующее доказательства. В на-
стоящей работе она предлагается как аксиома. И на ее основе
получается, что:
• В геометрии Евклида длина всех окружностей различна, а в
неевклидовой одинакова. Линия же окружности является пря-
мой.
• В геометрии Евклида линия окружности непрерывна, а в
неевклидовой дискретна и состоит из бесчисленного множества
одинаковых отрезков бесконечной длины.
• В статической геометрии радиус окружности конечен, в
динамической бесконечен.
• В статической геометрии взаимодействие между радиусом и
окружностью отсутствует, в динамической наличествует.
• Статическая геометрия радиусы и окружности не связыва-
ет со временем, в динамической такая связь имеется и т.д.
Таким образом, отсутствие одинаковых качеств у ок-
ружностей двух геометрий лишает нас возможности определения
взаимосвязи между ними по качественным признакам и вынуж-
дает использовать свойства несоизмеримых чисел (что вполне
понятно, поскольку конечное и бесконечное несоизмеримы по
определению). Возьмем, например, два евклидовых круга одина-
кового радиуса r и площадью S. Сложим площади вместе так,
чтобы образовался новый круг в два раза большей площадью S' и
определим, насколько радиус R нового круга больше радиуса r
маленького круга. Площадь большого круга S'= πR2 , малого S =
πr2:
πR2 = 2r2π R = r√2= 1,41421... r.
Число √2, по Дедекинду, и есть несоизмеримое ирра-
93

циональное число, символ особого способа распределения соиз-


меримых чисел [9]. В динамической геометрии, однако, это сим-
вол связности, а в данном случае — качественный коэффициент,
обусловливающий изменение пространства при движении в нем
двух линий к отдаленному центру. При коэффициенте связно-
сти, равном √2, две линии, движущиеся на плоскости к одному
центру, всегда параллельны, или, что то же самое, никогда не
пересекаются на бесконечности. При устремлений √2 → 1 со-
измеримость бесконечности меняется, и при достижении 1 дина-
мическая геометрия переходит в статическую геометрию Евкли-
да на плоскости.
Определим, чему равно несоизмеримое число, описывающее
пространство. Используем метод построения окружности при
образовании сферы. Для этого проведем множество одинаковых
прямых АА, параллельных А′А′, направленных к единому центру,
но не в плоскости, а в объеме, и получим «ежик» прямых, уст-
ремленных в одну точку, на бесконечности. Пересечем их пря-
мыми, исходящими из точки k1, по ранее описанному методу. В
результате построения получаем сферический многогранник,
Сходящийся при бесчисленном увеличении граней в правильную
сферу, имеющую конечную площадь поверхности, но бесконеч-
ную длину радиуса.
Имеется и более простой способ построения сферы путем
вращения образовавшегося круга вокруг прямой, например, АА
(Рис. 9.), становящейся осью вращения, а при повороте на мини-
мальные градусы «втыкаются» прямые, направленные к центру. Но
при этом создается иллюзия, что образовавшаяся сфера имеет
выделенную ось вращения, и ось эта — прямая, проходящая
через центр сферы. В данной же сфере ни одна прямая, входящая в
сферу и идущая к центру, до него не доходит и тем более его не
проходит.
Любым из этих способов можно построить бесчисленное
количество сфер как внутренних, так и внешних по отношению к
базисной сфере k, объем каждой из которых будет конечен в евк-
лидовой геометрии и бесконечен в динамической. И если объем
94

всех евклидовых сфер геометрически различен, то объем неевк-


лидовых сфер физически равен друг другу, т.е. обладает тем же
соотношением качеств, что и окружности.
Теперь, исходя из метричности евклидовых объемов сфер,
определим величину коэффициента объемной связности (объем-
ное число Дедекинда). Мысленно вычленим внутри одной сфе-
ры V другую таким образом, чтобы объем вычлененной сферы
Vо и объем сферы V1 между поверхностями двух сфер были рав-
ны: V = Vо, тогда суммарный объем V равен:
V = 4/3πR3 = V1 + V = 2V = 8/3πR3.
Определим, насколько радиус внешней сферы R превышает
радиус внутренней r, R3 = 2r3.
Отсюда: R = 3√2r = 1,259921 ... r. k = 1,259921.
Таким образом, коэффициент связности объема k (не-
соизмеримое число Дедекинда) равно: k = 3√2 = 1 259921... .
Это число, как и коэффициент связности окружности, является
иррациональным и обусловливает бесконечное движение парал-
лельных к центру сферы.
Хотя коэффициент связности и является безразмерностной
величиной, он качественно индивидуален для каждого парамет-
ра. Говоря словами Дедекинда, каждый коэффициент принадле-
жит своему и только своему рангу параметров, а потому для каж-
дого из них необходима собственная индексация.

2.2. Структурирование динамического


пространства

Известно, что проблема бесконечного включает дихотомию


взаимосвязи двух пар категорий, с одной стороны, различие
конечного и бесконечного, с другой — покоя и движения. По-
парное существование противоположных форм категорий обу-
словливает различие в подходе к описательному отобра-жению
космических тел и структур. Это различие прежде всего отно-
сится к первичным понятиям: тело-точка, прямая-луч, плос-
кость, движение и т.д.
95

Выше было показано, что тело в динамической геометрии


представляет материальную сферу, бесконечную внутрь и отгра-
ниченную собственной поверхностью от окружающего простран-
ства. Тело, как вещественное образование, формирует структуру
и влияет на внешнее пространство в соответствии с энергети-
ческой напряженностью, создаваемой количественной величиной
всех своих свойств.
Тело можно представить точкой только тогда, когда ее
параметры и собственная напряженность несопоставимы по
рангу с параметрами и напряженностью окружающего про-
странства и тел, образующих структуру данного простран-
ства.
Линия или прямая есть условный след от движения точки
(тела) в пространстве. И начало и конец линии входят в поверх-
ность некоторых точек. Линии на участке от поверхности
одной точки-сферы до другой имеют конечную длину изменяе-
мой метричности, отождествляемую с некоторой метрической
цифрой.
Если эту же прямую продолжить за пределы поверхности
конечных точек-сфер, внутрь их, то прямая станет иметь
бесконечную длину, не отождествимую ни с какими действи-
тельными числами.
Линия (условная), соединяющая две движущиеся оп-
ределенным образом точки, называется образующим лучом или
образующим. Образующий луч индексируется начальной буквой
слова — Л. Так, если одна из точек неподвижна на плоскости, а
другая, не меняя расстояния до первой, описывает в движении
правильный круг, то образующий луч с такими свойствами в
геометрии называется радиусом.
В пространственных системах образующий луч Л всегда
подвижен, и каждая его точка в процессе движения описывает
геометрическую фигуру, соответствующую уравнению движе-
ния и коэффициенту связности. Естественно, что в уравнении
движения зашифрована и напряженность области концевых точек
луча и пространства, в котором луч движется. (Везде предполага-
96

ется, что след движения остается только от перемещения конце-


вых точек.)
Основной способ движения луча в динамической геометрии
— собственное удлинение или сокращение (пульсация) с

определенным перио-
дом, сочетающийся с враще-
нием и некоторым про-
странственным переме-
щением, например в про-
странстве декартовых коор-
динат. Поэтому кривые
Рис. 10. (следы), плоскости и про-
странства всех геометрий, включая евклидову, Лобачевского и
Римана, описываются образующим лучом, один конец которого
может двигаться по линии или оставаться неподвижным, а
другой, в движении, удлиняться или сокращаться. На рис. 10
показано, как, двигаясь на плоскости, образующий АО от точки
А до точки А', остается неизменным по длине и описывает дугу
окружности полностью в соответствии с геометрией Евклида. В
точке А' он в движении начинает укорачиваться и до точки А"
движется по сферической кривой, описывая линию положитель-
ной кривизны в соответствии с геометрией Римана. В точке А"
происходит следующий перелом и образующий на участке А" А"'
начинает описывать линию отрицательной кривизны по геомет-
рии Лобачевского до точки А'", после которой линия движения
снова меняет «свою» геометрию и т.д. Переломные точки А', А",
А'", А"" имеют статическую для этой области величину луча, и
потому луч может быть отнесен к геометрии Евклида. Перелом
есть изменение качества, процесс перехода от одной кривизны к
другой.
Оба конца луча могут совершать любые движения, описы-
вать самые различные фигуры, кроме тех, которые могут при-
вести к их пересечению между собой. Так, например, если ко-
нец луча, описывающий кривую АА'А"А'"... (рис. 10), замкнется
97

при одновременном движении другого конца-точки О по пря-


мой, то выписывается объемная фигура — профилирован-
ный цилиндр. Если же точка О будет двигаться по окружности,
то вместо цилиндра получается тор того же профиля. Таким
образом, возникновение искривления как положительного, так
и отрицательного, связано с изменением длины луча, создаю-
щего это «искривление». Длина луча, в свою очередь, зависит
от напряженности пространства в различных направлениях от
точки, из которой он исходит. Изменение напряженности не
есть искривление поверхности и не приводит к нему, а
вызывает изменение метричности. И, следовательно, длины
луча. Покажем это на примере (рис.11).
Пусть луч АО, исходящий из условной точки О, двигаясь
по отрезку окружности АВО, начал удлиняться и в точке А' пере-
сек прямую А"О. Продолжая дальнейшее движение, он пересек
также прямую ОВ" — окончание дуги АВ.
Дуга АВ разделена прямыми на четыре равных отрезка к, l, т,
п. Прямые, разделившие дугу, продолжены до пересечения экви-
потенциальной линии А" В" и также делят эту дугу на четыре
равных отрезка к", l", т", п". В пространстве отрезки k" = k = l′′ =
l = т" = т = п" = п, как следствие пропорционального изменения
напряженности от точки О к периферии поверхности. Поскольку
пропорциональность напряженности сохраняется на всей по-
верхности, то отрезок А'В' делится на четыре части к', l′, т', п′ так
что: к' = l' = т' = п′ хотя по евклидовой и римановой геометрии
к' ≠ п′.
Естественно также, что к = к' = к"; l = l' = l"; т = т' = т";
п = п' = п".
То есть все отрезки равны между собой так, что отношение
каждого из отрезков к длине соответствующего луча между
эквипотенциальными дугами будет величиной постоянной.
Именно это свойство напряженности пространства обусловли-
вает образование пространственных ячеек — основных элемен-
тов динамической геометрии. Напряженность и изменение мет-
ричности (кривизна относительно статичности) — это те факто-
98

ры, которые не учитывались в теории кривизны ни Гауссом, ни


Риманом. Отмечу, что кривизны поверхностей, а тем более
кривизны объемов в пространстве не существует. А поскольку
пространство отображает динамическую структуру реального
мира, то эмпирическое подтверждение ее адекватности этому
миру можно получить прямо на поверхности Земли.

Рис. 11
Приведу описание нескольких экспериментов, под-
тверждающих такую возможность. В долине вблизи гор можно
построить горизонтальную мерную милю из идеального материа-
ла длиной в 3 км (с точностью до 1 см). Произвести геодезиче-
скую съемку этой мили и перенести ее размеры по отвесу на
горное плато на высоту одного, а лучше 2 км, и там построить
другую горизонтальную мерную милю той же длины. Современ-
ные геодезические приборы позволяют провести операцию пе-
реноса на несколько десятков километров с точностью до 2-3
см. В соответствии с геометрией Евклида мили и в долине и на
плато должны быть разной длины. Миля на плато на высоте 1 км
будет на 47 см длиннее мили в долине, а на высоте 2 км – на 94
см.
Следует замерить милю в долине несколькими мерными ли-
нейками, проведя ими же в аналогичных условиях измерение
мили на плато, убедиться, что она в точности, до ошибок измере-
99

ния, равна миле в долине, а, следовательно, мерные линейки


изменили свою длину.
Другой эксперимент: на горе с горизонтальным плато на вы-
соте 2 км выложить горизонтально из 40-50 стальных стержней
длиной по 20-25 м (± 0,1 мм) единый стержень километровой
длины. Отметки его концов перенести по отвесу в долину под
горой, потом разобрать конструкцию, перебросить ее в долину и
вновь собрать. Согласно геометрии Евклида собранная конст-
рукция будет короче отметок на 32 см. Однако стержни при из-
мерении метром окажутся в рамках отметок ± ошибка измере-
ния.
Наконец можно просто провести геодезическими приборами
измерение отрезка относительно горизонтальной поверхности в
долине на длине 10 км и, замерив такую же длину, перенесен-
ную по отвесу на плато на высоту 2 км, убедиться с достаточно
грубым приближением (± 25-30 см) в исчезновении при измере-
нии отрезка почти трехметровой длины. (Можно предположить,
что аналогичные нестыковки уже встречались картографам и
геодезистам и не получали теоретического объяснения.)
Рассмотрим в общих чертах структуру пространственной
ячейки отграниченной нейтральными зонами. Пространственные
первичные ячейки образуются ядрами по периметру своей ней-
тральной зоны, соизмеримые по напряженности с напряженно-
стью окружающего пространства. Они могут включать одно
ядро (редко), два ядра (большинство), несколько ядер (редко). В
настоящей работе напряженность схематически обозначается
условной линией, как бы оставляемой ядром тела, взаимодейст-
вующего с пространством. Эти линии по наглядности являются
некоторым подобием фарадеевых силовых линий, а в геометрии
это геодезические линии. Прямые напряженности выходят из
пространства одного ядра 1 (рис 12) с фиктивным центром О и
входят в пространство другого ядра 2 с фиктивным центром О2.
Линии напряженности О1АО2, О1ВО2, О1СО2..., соединяющие
фиктивные центры, в пространстве параллельны. В точках А, В,
С, D, ... они испытывают кажущееся преломление, обусловленное
100

зоной единой минимальной напряженности — нейтральной или


эквипотенциальной зоной.
Ячейка образуется только тогда, когда оба ядра имеют про-
странственную линию общей эквипотенциальной зоны (ней-
тральные зоны), как бы выделяющую их из окружающего про-
странства. Эти зоны образует из них единую систему и не позво-
ляет ядрам покинуть ее. Именно она обусловливает дискрет-
ность пространства одного ранга.
Первичные ячейки через нейтральные зоны взаимодействуют
с окружающими ячейками и входят в состав ячеек несоизмеримо-
го

Рис. 12
ранга. Общая структура пространства  иерархия равен-
ства. В пространстве ячейки между ядром и нейтральной зоной
могут существовать спутники ядра 3 с центром О3. Между спут-
ником и ядром также существует нейтральная зона А'В'С ...
А"В"С", охватывающая спутник эллиптической сферой. Выходя-
щие из центра О1 линии входят в центр О3 или замыкаются в
нейтральной зоне. Радиус (статический) спутника определяется
граничными условиями. Пространство ячейки, ядра и спутника
всегда находятся в движении.
101

Ядро как элемент ячейки и самостоятельная система единой


внутренней напряженности имеет сложную структуру, обу-
словленную материальностью самого образования. Оно
включает несколько «скорлуп»-сателлитов 1 (рис. 13), у ко-
торых нейтральная зона 2 каждой скорлупы находится либо
внутри этой поверхности,
либо у самой поверхности,
что и удерживает их в единой
системе. Поэтому сферы са-
теллитов, взаимодействуя
нейтральными зонами, обра-
зуют на своей внешней по-
верхности равновеликую на-
пряженность, интегрирован-
ную уже как напряженность
самого ядра. Пространство
внутри скорлуп Рис. 13.
(рис. 13) материально и имеет
напряженность более высокого ранга, чем снаружи. В этом
про-странстве может находиться внутреннее вещественное
ядро-керн 3. Его напряженность несоизмерима по рангу ни с
напряженностью пространства ячейки, ни с напряженностью
сателлитов. Она есть плотность другого ранга.

Геометрия свойств здесь о свойствах как эле-


ментах геометрии
2.3. Свойства пространственных систем

Рассмотрим, что неявно происходит с пространством при


возникновении в нем тел, отображаемых элементами динамиче-
102

ской геометрии [28]. Возьмем чистый лист бумаги и предполо-


жим, что этот лист есть некоторая плоскость, однородная и изо-
тропная в четырех направлениях, а, следовательно, на простран-
стве листа мы не замечаем никакой структуры и внутренней
напряженности. Эта поверхность может быть названа бес-
форменной, хаотичной, или поверхностью одного ранга. Структу-
ра этого ранга и его ячейки нами не фиксируются.
Поставим в любом месте листа точку. Точка на листе ника-
кой роли не играет, структуры не создает, и как бы не возникает
напряженности различной плотности на всей поверхности. Но
хаос уже исчез, точка изменяет качество всего пространства и
становится центром образования нового пространства, цен-
тром структуризации и изменения его качеств, центром дру-
гого ранга. И не существенно, пространство ли это листа или
пространство космоса, в котором имеется тело. Существенно в
подходе к явлению, к его формализации  другое. Образует ли
точка пространство актуальной бесконечности или бесконечно-
сти потенциальной? Именно одна из сторон двойственности
обусловливает процесс понимания формализации элементов раз-
личных пространств по мере их воссоздания на листе.
Точка, как и другие элементы в пространстве потенциальной
бесконечности (или в объеме), не равнозначна другим не види-
мым на листе точкам и уже создает (даже если это не отражают
условия задачи) в окружающем пространстве некоторую на-
пряженность, определяемую изменением метрического про-
странства. Именно метричность есть агент, отображающий
распространение плотности напряженности от точки в простран-
стве. При этом на бесконечности одного ранга плотность убывает
от точки до нуля. (Нулевая плотность напряженности равна
напряженности, создаваемой телами нижнего ранга и потому не
равна 0.) Поскольку значимость точки определяется ее рангом и
рангом пространства, то ранги определяют также изменение мет-
ричности.
Если на плоскости (в пространстве) имеется две или не-
сколько точек, то напряженность между ними определяется ран-
103

гом точек. Поскольку в задачах чаще всего задается одинаковый


ранг, то плотность напряженности между точками становится
неоднозначной. Но между ними всегда имеется зона одинаковой
плотности напряженности — нейтральная зона. Структура
всех напря-женностей между точками определяется именно
характером и местом нейтральных зон. В плоскости (как и в
объеме) актуальной бесконечности напряженность отсутствует, а
следовательно, может отсутствовать и метричность (что и наблю-
дается в проективной геометрии). Если же она присутствует, то
неизменна величиной по всей плоскости (по всему объему), и
точка, как и другие фигуры в этом пространстве, на пространство
никакого влияния не оказывает.
Поставим еще одну точку. Структуризация возросла и сно-
ва изменилось качество всего пространства. Между точками
по различным критериям может быть найдена активная об-
ласть или нейтральная зона, разделяющая как их, так и плос-
кость листа. Или они могут быть соединены одной линией,
которая делит лист уже на две иные, чем нейтральная линия,
части, создавая иные пространства по обе ее стороны.
Соединим точки линией, и в одном из образовавшихся про-
странств в стороне от линии поставим точку, создав тем самым
все необходимые предпосылки для формулирования или пятой
аксиомы Евклида или основной аксиомы динамики пространст-
ва. Все имеющиеся на плоскости элементы равнозначны или, по
современной артикуляции, равноправны, и только движение
определяет их принадлежность к динамике. Если теперь со сто-
роны прямой, восстановив до точки М образующий луч, двигать
его неизменным по длине вдоль прямой, то точка, в которую он
вошел, будет оставлять след евклидовой прямой, параллельной
базовой. И это будет продолжаться бесконечно, если... если мы
не последуем за Дезаргом. Дезарг, исходя из кажущегося пересе-
чения в перспективе параллельных в одной точке, предложил
считать пересечения проекциями «бесконечно удаленных» точек,
равноправными со всеми остальными элементами. Так, в проек-
тивную геометрию вошли «несобственные (бесконечно удален-
104

ные) точки» и «несобственные плоскости» — плоскости, на ко-


торых лежат эти точки.
Введение «несобственных» точек и плоскостей нарушило
равнозначность элементов геометрии, было первым качествен-
ным отображением на плоскости факторов напряженности
пространства и свидетельствовало о другом ранге несобствен-
ных точек. Однако нарушения равнозначности элементов обна-
ружено не было, и не потому, что оно отсутствует, а потому,
что и обычным, и несобственным точкам и площадям постули-
ровали равноправие. Это постулирование равноправия обуслови-
ло полную статичность проективной геометрии, нивелировало
напряжен-ности, привело к тому, что все прямые одной плос-
кости Дезарга всегда пересекаются на бесконечности. Таким
образом, вопрос о различной напряженности у точек и линий на
плоскости даже не возник. Развитие получили аксиомы статиче-
ской геометрии.
Если теперь, для примера, представить движение колес паро-
воза по рельсам в пространстве обычном и несобственном (по-
тенциальной бесконечности), то мы увидим, как бы следуя за
ним неизменными, что рельсы сначала будут параллельными
(расстояние между ними — образующий луч, остается неизмен-
ным). Затем под воздействием возрастающей напряженности
несобственного пространства начнут сходиться (образующий луч
будет уменьшаться и, соответственно, паровоз тоже), и, подойдя
к несобственной точке, луч станет по «длине» меньше ее. Прой-
дя поверхность сферы-точки, т.е. проникнув в объем другого
ранга, луч продолжает уменьшаться и, миновав центр (но не
через него), начинает возрастать до противоположной поверх-
ности сферы.
Поскольку напряженность поверхности вокруг точки сфери-
чески симметрична (в предположении, что точка находится вда-
ли от других точек), по выходу из несобственной точки луч нач-
нет расширяться, а рельсы, следовательно, расходиться под тем
же самым углом, под которым они сходились. В результате воз-
никнет полная иллюзия того, что в несобственной точке произош-
105

ло пересечение рельсов. На самом деле, на всем протяжении


движения к точке, сквозь нее и за ней рельсы оставались парал-
лельными. Менялась же напряженность несобственного про-
странства и несобственной точки в полном соответствии с дина-
микой пространства, что и создавало иллюзию схождения и рас-
хождения рельсов. (Иллюзию их пересечения в одной точке.)
Вторично неявная напряженность геометрической по-
верхности проявила себя в геометриях Лобачевского и Римана.
Это станет особенно заметно, если луч Л, входящий в точку М
из прямой а, начинает двигаться вместе с точкой М на бесконеч-
ность, например в правую сторону (рис. 14). Причем граничные
условия аксиомы запрещают
точке приближение к пря-
мой а, а лучу — со-
кращаться по длине, но не
запрещают точке М удалять-
ся, а лучу Рис. 14.
Л удлиняться (своего рода пространственное отталкивание).
Поэтому по мере движения точка начинает отклоняться от пря-
мой — ветвь в'. Если же луч Л вместе с точкой будет двигаться
в левую сторону, то получим аналогичное откло-нение от пря-
мой а — ветвь в. Фигура, образуемая обеими ветвями как
бы единой прямой в, окажется не эквидис-тантой, а некоторой
седловиной образуемой двусторонним движением.
В этом построении начинает проявляться физический смысл
движения, и получается, что точка М замыкает на себя две само-
стоятельные ветви прямой в, разрывая ее и имея статус несобст-
венной точки (точки одного ранга с прямой). Отсюда также сле-
дует, что пространство, в котором двигаются прямые, анизо-
тропно. А потому луч Л, двигаясь от точки в любую из сторон,
будет изменять свою длину пропорционально изменению на-
пряженности пространства и движущейся точки. И также про-
порционально этой напряженности будет меняться метричность
отрезков по длине прямой вМв'.
Если же граничные условия (формулировка Римана) препят-
106

ствуют отклонению ветвей в и в' от прямой а при движении в обе


стороны от точки М, то ветви, перемещаясь на бесконечность,
будут приближаться к прямой а (рис. 15). Таким образом, гра-
ничные условия не позволяют образующему лучу в движении
удлиняться, оставляя ему возможность сокращения. И в этих ус-
ловиях луч Л выписывает подобие эллиптической кривой (своего
рода пространственное притяжение). Однако конечные точки
ветвей в, в' имеющие ранг прямой а, никогда не пересекут ее. И
кривая вМв' никогда не будет иметь общей точки с прямой а.
Она не замкнута.
Подобие линии вМв' эл-
липтической кривой послу-
жило основанием для нарече-
ния римановой геомет-рии
«сферической» и завуали-
ровало как существование
Рис. 15. напряженности пространства,
так и разрыв кривой в точке М. Поэтому образованная данной
кривой, при вращении ее вокруг а, сферическая поверхность не
может считаться истинной сферой и потому, что след точки М
несет в себе момент нестыковки ветвей в и в', и потому, что эта
"сфера" оказывается незамкнутой с линией а, и потому, что
внутри "сферы" остается элемент образующей ее структуры —
прямая а.
Напряженность, выражаемая элементами геометрии в виде
неравноправных, несобственных точек и линий, по-видимому,
снимается введением в геометрию понятия абсолюта — такой
геометрической фигуры, которая остается неизменной при лю-
бых преобразованиях данной подгруппы. Следовательно, абсо-
лютом считается элемент, ранг собственной напряженности
которого выше остальных элементов данной плоскости. И все
преобразования, изменяющие форму остальных элементов (и их
напряженность), не в состоянии изменить напряженность абсо-
люта.
Таким образом, понятие абсолюта окончательно закрыло в
107

геометрии все направления возможного описания реального мира


в терминах напряженности, движения, взаимодействия. Геомет-
рия стала чисто статическим описанием только одной актуаль-
ной бесконечности.
Попробуем в самой эскизной форме резюмировать не-
которые первичные понятия и свойства элементов ди-
намического пространства. Прежде всего, отметим важнейшую
роль познания потенциальной бесконечности. Бесконечность как
понятие высшая форма абстрагирования. Представление об
осуществимости абстрактного движения в бесконечность
приводит к противоречию с проявлением неопределенности и
недостижимости в отдалении от нашего сознания. Движение в
бесконечность оказывается абстракцией, связанной с возмож-
ностями качественного изменения дискретного пространства с
переходом от пространства одного ранга к пространству дру-
гого ранга. Именно ранжирование бесконечностей по уровням
определяет соизмеримость или несоизмеримость пространствен-
ных образований или отрезков прямых.
Иерархическая равнозначность ранговых структур по их по-
ложению и естественное взаимодействие при движении опреде-
ляет дискретность и непрерывность образуемого ячейками про-
странства плоскости или объема. Ячеистое поле пространства
само для себя и для своего ранга дискретно, а для верхнего ранга
непрерывно и носит полевой характер. Динамическое простран-
ство всегда не пусто.
Естественный смысл бесконечности заключается в ее количе-
ственной и качественной незавершенности. Это выражается, в
частности, через изменение метричности в сопоставлении с
метричностью статической геометрии. Каждый последующий
шаг всегда отличен от предыдущего качественно и количест-
венно.
Как только вводится понятие бесконечного пространства,
т.е пространства имеющего другое качество, и элементы геомет-
рических фигур устремляются в бесконечность (например, пятая
аксиома в формулировке Евклида), тем самым в статическую
108

геометрию неявно вводятся новые, не присущие ей качества


(движение, недостижимость бесконечности, неопределенность,
время, взаимодействие и т.д.). И эти качества коренным обра-
зом изменяют поведение геометрических элементов и про-
странства, которое описывается ими. Эти качества приводят
к взаимосвязи всех элементов движения и геометрическая
статическая общность точек, отрезков, плоскостей, объемов
сразу наполняется физическим содержанием и становится
разделом физики; системной общностью. Общностью, в кото-
рой ни одна точка, ни одна фигура ни в одном месте простран-
ства не обладает истинной самостоятельностью, оставаясь в
то же время равновеликой по значимости и взаимодействию со
всеми фигурами и пространством. И всякое ее движение в
любом направление этого пространства будет сопровож-
даться изменением ее геометрических (статических) пара-
метров пропорционально напряженности самого пространст-
ва. Однако динамические (физические) параметры этой общно-
сти останутся неизменными. И эти качественные проти-
воречия изменяемости и неизменности параметров в стати-
ческом и динамическом состояниях тоже неявно заложены в
пятую аксиому Евклида.
Имеются неоднозначности и в соизмеримости расстояния в
пространстве между двумя произвольными точками А и В. Хотя
оно и в одном и в противоположном направлении количествен-
но равно (понятие расстояния применено здесь по аналогии с
Евклидом), но не эквивалентно и потому не отвечает требовани-
ям рефлективности, симметрии и транзитивности (следствие
неоднородности и анизотропности пространства), оно не может
быть взято безотносительно времени и плотности, которые в
неявном виде присутствует в каждой области пространства.
Перенос отрезков или фигур параллельно своему по-
ложению вдоль замкнутого контура вызывает их постоянное
самотождественное изменение, но в результате обхода контура
конечная фигура совпадет с первичной. В пространстве отсутст-
вуют малые поверхности и объемы (относительно измерителя), и
109

перенос фигуры или мерного инструмента из одного простран-


ства в другое вызывает изменение длины мерных инструментов
(относительно статики) пропорционально напряженности внеш-
него поля данного пространства. Сумма же углов треугольника и
на поверхности сферы, и в объеме всегда равна 2π. Эта особен-
ность исключает возможность определения разницы в геометри-
ях. Отличительная особенность динамического пространства и
образованного им пространства — детерминизм. Именно кау-
зальность порядка причина-следствие определяется коэффициен-
том связности и золотым многообразием.
Рассмотрим основные фигуры пространства. Все ма-
териальные образования одного ранга, кроме продуктов катаст-
роф, стремятся приобрести форму сферы. Сферы одного про-
странства обладают следующими качествами:
• все, сферы построенные вокруг отсутствующего единого
центра, равны. Их эквипотенциальная поверхность состоит из
бесчисленного количества ячеек, а радиус имеет бесконечную
длину;
• каждый отрезок исходит из точки и входит в другую точку.
Однако их можно продолжить по прямолинейной поверхности
сферы до исходящего отрезка и считать непрерывными;
• сферы всегда ядра и на плоскости и в пространстве разли-
чаются по рангу. Сферы более «низкого» ранга могут считаться
точками. Точка — это всегда материальная сфера, не имеющая
центра.
Точка — ядро, структура которого несоизмерима по рангу с
пространством, в котором она находится, и влияющая на это
пространство. Внешняя поверхность отграничивает ее от про-
странства. Точка всегда бесконечна вглубь. Точка на прямой или
в пространстве и луч из нее — это отделение соизмеримой об-
ласти пространства (внешняя часть образующегося луча) от не-
соизмеримой (части, устремленной к центру точки).
Все точки одного ранга неравнозначны по количественным
величинам всех качеств и в первую очередь по напряженности.
Поэтому метрика координатных осей с центром в любой окре-
110

стности точки, кроме ядра, будет различной (относительно ста-


тического эталонного метра).
Ячейка (две или более) — взаимосвязанные напряжен-
ностью собственного поля сферические структуры (ядра), несо-
измеримые по размерам с расстояниями между ними, входящие в
единую внешнюю эквипотенциальную нейтральную зону. Все
пространство — «пена» взаимосвязанных первичных ячеек.
Линия (прямая) — абстракция — последовательность распо-
ложенных в одном направлении несоизмеримых с пространством
ячеек. Линия всегда дискретна. Дискретность обусловлена нали-
чием бесконечных (вглубь) точек на ней. Непрерывной она мо-
жет быть только мысленно.
Поверхность (плоскость) — многообразие распростра-
няющихся в двух направлениях дискретных ячеек.
Объем — область, образованная состоянием взаимо-
связанных ячеек, отграниченная от других областей своей ней-
тральной зоной. Существование нейтральных зон определенной
напряженности обусловливает свойства каждого из тел

2.4. Геометрия золотых пропорций


Откуда пришли представления о делении отрезков в крайнем
и среднем отношении, позволяющем получать золотое число Ф и
образующие пропорцию, названную Леонардо да Винчи «золо-
тым сечением», неизвестно. Ho в Древней Греции на основе
золотого числа Ф = 1,618 получали ряд из 11 чисел посредством
последовательного умножения базисной 1 на Ф (восходящая
ветвь ряда) и делением базисной 1 на Ф (нисходящая ветвь ря-
да), имеющий название золотого ряда и бесконечный, при про-
должении, в обе стороны: ...; 0,034; 0,056; 0,090; 0,146; 0,236;
0,382; 0,618; 1,000; 1,618; 2,618; 4,236; ... и т.д. (египетский ряд
[28]). Каждое число этого ряда представляет собой иррациональ-
ную (бесконечную) последовательность цифр, округленных до 4
знаков. Каково собственное значение этих чисел, и к какой гео-
метрии они относятся — неизвестно тоже, а потому числа эти
111

стоят на обочине и геометрии и физики.


Золотое число Ф = 1,618... получается несколькими спосо-
бами, оно из которых — деление отрезка в крайнем и среднем
отношении. Отметим, что в постановке задачи говорится о деле-
нии одного отрезка на две неравные части а и с так (рис. 16),
чтобы весь отрезок (а + с) относился к большей части с, как с к
меньшей части а. Запишем это отношение:
(а + с)/с = с/а (2.1)
Пропорция (2.1) носит название золотой. В данном случае
подразумевается конечная в рациональных числах длина отрезка
(а + с), кратная некоторому из-
мерительному инструменту. В
условии задачи нигде не гово-
рится о невозможности его це-
Рис. 16
лочисленного или дробного рацио-
нального деления и о нерациональности двух (?) образующихся
при делении отрезков.
Это очень важная оговорка. Она подтверждает непреднаме-
ренный, а как бы вероятностный или даже случайный характер
деления. Проверим эту случайность. Проведем решение (2.1),
заменив отношение с∕а нa b:
b = c/a, (2.2)
и, подставив (2.2) в (2.1), получаем квадратное уравнение
b2 – b – 1 = 0, (2.3)
решая которое, находим величину b:
b1 = (1+ √5)/2 = Ф = 1,6180339, (2.4)
b2 = (l – √5)/2 = – 1/Ф = – 0,6180339. (2.4)
Золотое число Ф – является числом иррациональным. То
есть таким числом, бесконечная последо-
вательность которого не может быть вычислена до конца,
сколько бы времени его ни вычисляли.
Отмечу, что любое иррациональное число — не коли-
чественное число. Оно индивидуально, не имеет однозначного
количественного выражения и отображает своего рода ма-
тематическое качество. Оно отражает неограниченную коли-
112

чественную величину и не может точно складываться как с


рациональными, так и с иррациональными числами (качества
не складываются). Оно квантованный (выделенный из число-
вого ряда) элемент числового ряда, обособленный от него и не
примыкающий ни к одному большему или меньшему числу.
Все операции с ним проводятся с приблизительной точностью.
Повторяю — это качественная индивидуальность, и, следова-
тельно, бесконечный ряд иррациональных чисел не является
дурной бесконечностью. С нахождением иррационального
числа в математику входит представление о математиче-
ском качестве и квантовании чисел, вне зависимости от того,
осознали это математики или нет. Квантованное иррациональ-
ное число — основа и предтеча квантованной геометрии. Но
вернемся к Ф.
Получив Ф и ее обратную величину, т.е. два числа, мы ус-
покаиваемся, так и не определив, а чему же равны числа а и с в
формуле (2.1) и какое отношение они имеют к b, тем более,
что подстановка b в (2.2) с последующим выходом на (2.1) не
приводит к определению величин а и с, а следовательно, и не
решает поставленную задачу.
Тогда зачем же мы находим b? Ответ — только для того,
чтобы получить точную величину Ф, поскольку знаем, что это
число — основа золотой пропорции. Но что скрывает это чис-
ло? В чем суть золотой пропорции?
Попробуем решить (2.1) другим путем. Умножим чис-
литель и знаменатель левой части отношения (2.1) на а, правой
на с и, сократив знаменатели, получаем следующее уравнение:
а2 + ас = с2. (2.5)
Уравнение (2.5) по количественной величине а и с оказы-
вается полностью неопределенным. Ее члены, хотя и зависимы
друг от друга, могут составлять пропорции при любых число-
вых значениях одного из них. Если же в (2.5) вместо ас под-
ставить
b2 = ас, (2.6)
то уравнение (2.5) из простой пропорции превратится в
113

теорему Пифагора:
а2 + b2 = с2. (2.7)
2
Поскольку операция замены ас на b при данных ог-
раничениях возможна только в единственном случае, когда а =
√Ф, то в исполнении (2.7) числа а, b, с оказываются однознач-
но связанными с золотым числом Ф. И, как следствие, члены
уравнения (2.7) становятся геометрически квантованными
относительно золотого числа. Какую бы количественную
величину они не имели они всегда остаются степенью числа
Ф. Появление квантованной по золотому числу Ф геометриче-
ской зависимости свидетельствует о возможности построе-
ния геометрии на квантованных числах или, иначе говоря, о
возможности построения квантованной геометрии. Но вер-
немся к уравнению (2.7), которое описывает равенство суммы
квадратов катетов прямоугольного треугольника квадрату
гипотенузы. В нем индекс b численно отображает большой
катет прямоугольного треугольника. И, следовательно, деление
в крайнем и среднем отношении есть деление не на два отрез-
ка, а на три, в пропорциях прямоугольного треугольника, в
котором число b = Ф неявно занимает место одного из катетов.
И вместо двух отрезков мы как бы получаем три, образующих
новое геометрическое качество — прямоугольный треугольник.
Наличие отношений (2.2) и (2.6) свидетельствует о существова-
нии еще одного числа i, кратного а, b, с. Для получения i возведем
в квадрат (2.2) и, подставляя в него значение b2 из (2.6), имеем:
а2 ·ас = с2, (2.8)
3
с=а .
Подставляя величину с из (2.8) в (2.2), получаем:
b = а2.
И окончательно:
a6 = b3 = c2.
Поскольку b имеет два значения b1 = 1,618, и b2 = 0,618, то
по ним находим i1, i2:
i1 = b31 = (1,618)3 = 4,2358,
i2 = b32 = (0,618)3 = 0,236.
114

Извлекая из i1 и i2 корень шестой степени, получаем коли-


чественную величину а 1 ,а 2 :
а1 = 6√i1= 6√4,236 = 1,272,
а2 = 6√i2 = 6√0,236 = 0,786.
Проведя извлечение квадратного корня из чисел i, находим
значения с:
с1 = √i1 = 2,058,
с2 = √i2 = 0,4858.
Выясним, какой модуль по длине, рациональный или ирра-
циональный, имеет отрезок, делимый в крайнем и среднем от-
ношении:
с1 + а1 = 3,33019... = а15.
Таким образом, в среднем и крайнем отношении делятся
только иррациональные отрезки. А это может обозначать одно —
все естественные отрезки сами по себе и сами для себя имеют
свою иррациональную метрику, несоизмеримую со стандартной
(декретной) метрикой.
Следует обратить особое внимание на то, что способ деления
отрезков в крайнем и среднем отношении с использованием тео-
ремы Пифагора, по-видимому, единственный, обусловливающий
нахождение восьми взаимосвязанных и пропорциональных Ф
золотых чисел, образующих новый ряд, отличающийся от египет-
ского пропорциональностью каждого числа «коэффициенту»
1,272...:
... 0,183; 0,236; 0,300; 0,382; 0,486; 0,618; 0,786; 1,000; 1,272;
1,618; 2,058; 2,618; 3,330; 4,236; 5,388;...
Этот удивительный бесконечный ряд иррациональных чисел,
названный русским рядом, образующий набор подобных прямо-
угольных треугольников при придании любой последовательно-
сти троек чисел (например, 2,058; 2,618; 3,330; или 0,185; 0,236;
0,300) значимости отрезков. Треугольники образуются и при
последовательном сдвиге чисел на одну или две цифры (напри-
мер, 2,058; 2,618; 3,330  один треугольник; 2,618; 3,330; 4,236
 другой; 3,330; 4,236; 5,388  третий и т.д.) Создается впечатле-
ние, что они как бы нанизываются друг на друга, образуя неви-
115

димую цепочку.
Существование в золотом ряду чисел-отрезков, способных
образовывать прямоугольные треугольники, не может быть
случайностью. Похоже, что они выполняют какую-то неиз-
вестную нам функцию, определяемую степенями и последова-
тельностью чисел ряда.
Но можно представить и другую картину. Имеется два орто-
гональных бесконечных катета, пересекаемых на пропорциональ-
ном иррациональном расстоянии параллельными линиями, от-
резки которых превращаются в гипотенузы. А это уже не цепоч-
ка, а плоскость. И сразу же возникает предположение, что пря-
моугольные треугольники есть элементы прямоугольников, а их
катеты — стороны прямоугольников. Продолжение катетов —
оси координат х и у на плоскости, а гипотенузы — диагонали
образовавшихся прямоугольников. И прорисовывающаяся есте-
ственным образом координатная сетка начинает походить на
истоки некоей новой геометрии. Посмотрим, что еще скрывается
в этом ряду.
Вернемся к теореме Пифагора об образующей плоскости и по-
строим ее объемный аналог в трехмерном евклидовом простран-
стве. Проиндексируем любую последовательность из четырех
чисел русского ряда исходя из того, что каждые три числа после-
довательности образуют прямоугольник с двумя сторонами и
диагональю: х, у, l, п, где l и n диагонали прямоугольников х, у, l
и е, l, п. Они образуют следующие пропорции:
x2 + y2 = l2,
yо2 + l2 = п2.
Здесь у по количественной величине равно уо, но ортоганально
ему и х, а потому не складывается с у. Но будучи ортогональной
плоскости ху, уо приобретает качество третьей координаты – z, и
потому, приравняв z = уо, получаем плоскостной аналог теоремы
Пифагора для «трехмерного» пространства:
х2 + y2 + z2 = п2. (2.9)
Перед нами достаточно странное уравнение (2.9). Числа
одного математического ряда своей взаимосвязью демонстрируют
116

изменяемую по длине пространственную (объемную?) структуру


(струну?), у которой поперечное сечение тоже изменяемая, но
равная по высоте и ширине, скрытая за индексацией величина.
В отличие от общепринятой системы координат, индексация
которой может содержать произвольный набор чисел, уравнение
(2.9) составляется только из четырех иррациональных взаимосвя-
занных последовательных чисел русского ряда и по своему ха-
рактеру является квантованной системой, т.е. качественно новым
математическим образованием. Возникает вопрос: Случайно ли
получается квантованная координатная система? Или она мо-
жет послужить основанием для построения квантованной геомет-
рии? Для ответа на этот вопрос продолжим преобразования
уравнения (2.9). Перенесем все ее индексы в правую часть и по-
лучим запись одинаковую по форме как для динамической, так и
для статической геометрии:
0 = п2 – х2 – у2 – z2. (2.10)
Рассматривая уравнение статической геометрии (2.10) Гиль-
берт и Клейн предположили, что если приравнять п2=1, то мо-
жет существовать геометрия, в которой (2.10) имеет следую-
щий вид:
0 ≠ 12 – х2 – у2 – z2. (2.10′)
Поскольку правая часть уравнения не равна 0, то вместо 0
можно поставить s2, и уравнение принимает вид:
s2 = l2 – x2 – y2 – z2. (2.11)
Геометрия с таким основанием была названа псевдо-
евклидовой геометрией. Именно ее использовал Минковский для
введения «четвертого» измерения — времени t посредством
приравнивания l2= с г :
s2 = с2t2 – х2 – у2 – z2. (2.12)
И это уравнение (2.12), отображающее не четырехмерный
объем, а «рассечение» трехмерного пространства пятью плос-
костями утвердилось в науке под названием «четырехмерный
мир Минковского». Однако ни уравнение (2.11) ни (2.12) не явля-
ются аналогами уравнений динамической геометрии (2.9) и
(2.10), поскольку в них за координатной индексацией могут
117

скрываться любые комбинации не связанных между собой


чисел как рациональных, так и иррациональных (Например,
квадрат произведения времени на скорость никак не связан с
квадратами координатных осей.) А уравнения (2.9) и (2.10) обра-
зуются только иррациональными числами любых трех последо-
вательных чисел русского ряда. Ни s ни п в данное уравнение,
по-видимому, ввести невозможно, поскольку другие члены ряда
не образуют соответствующих пропорций. И чтобы осуществить
подстановку п в (2.10) так, чтобы получилось равенство вида п2
= 12 – s2 , необходимо «выйти» за пределы русского ряда во вне,
отыскать матрицу, содержащую поле взаимосвязанных ирра-
циональных чисел и включающую в свою структуру русский
ряд. И такая матрица была найдена еще до рассмотрения данного
ряда. Это русская матрица [28,30].

2.5. Структура русской матрицы


С русской матрицей мне пришлось познакомиться при изуче-
нии секретов старинных измерительных инструментов — древ-
нерусских саженей. Необъяснимой особенностью этих инстру-
ментов являлось то, что их было много (десятки), они были не-
соизмеримы между собой, и при разметке объекта не допуска-
лось разбиение осевых (координатных) размеров одной саженью.
Разметка обязательно проводилась, начиная с высоты (координа-
та – z) одной саженью, далее ширины (координата – х) — дру-
гой саженью и, наконец, длины (координата – у) — третьей саже-
нью. Все оси разбивались только четным числом саженей. Было
непонятно: зачем и как пользоваться десятками саженей, ослож-
няя работу? Почему саженей много, разве нельзя обойтись одним
измерительным инструментом? Почему они несоизмеримы
между собой? Как могла сложиться такая архаичная система
измерения? Почему она оставалась в употреблении в течение
многих тысячелетий? И т. д. На эти многочисленные вопросы
десятилетиями не находились ответы.
Однако А.А. Пилецкий [30] сумел свести все многообразие
118

не пропорционированных друг другу древнерусских саженей к


15 типоразмерам, показать, что все они пропорциональны золо-
тому числу Ф и подойти к построению матрицы, отражающей их
взаимосвязи, используя для этого применяемый только на Руси
метод раздвоения-удвоения для получения из саженей более
мелких измерительных инструментов. (По методу сажень дели-
лась надвое, получалось полсажени, полсажени надвое — локоть
и так далее до вершка. На вершке деление заканчивалось.) Имен-
но метод раздвоения удвоения привел к воссозданию русской
матрицы (подробнее [30, 31]). Приведу фрагмент русской матри-
цы (матрица 1).
Матрица 1.
9,609 8,643 7,774, 6.992 6,289 5,567 5,088 4,576 4,116 3,702 3,330
6,795 6,111 5,49" 4,944 4,447 4,000 3,598 3,236 2,911 2,618 2,355
4,804 4,321 3,88" 3,496 3,145 2,828 2,544 2,288 2,058 1,851 1,665
3,397 3,056 2,748 2,472 2,224 2,000 1,799 1,618 1,455 1,309 1,177
2,402 2,161 1,942 1,748 1,572 1,414 1,272 1,144 1,029 0,9256 0,8325
1,699 1,528 1,374 1,2361 1,112 1,000 0,8994 0,8090 0,72770,6545 0,5887
1,201 1,080 0,97170,87400,7861 0,7071 0,6360 0,5721 0,51450,4628 0,4163
0,8493 0,7693 0,6871 0,61800,5359 0,500 0,4497 0,4045 0,36380,3272 0,2943
0,6006 0,5402 0,4869 0,43700,3990 0,3536 0,3180 0,2860 0,25730,2314 0,2081
0,4247 0,3820 0,34360,30900,2779 0,2500 0,2249 0,2022 0,18190,1636 0,1472
0,3003 0,2701 0,24290,21850,1965 0,1768 0,1590 0,1430 0,12860,1157 0,1041

Основу структуры русской матрицы 1 составляет двойная


крестовая последовательность записи чисел, при которой центр
матрицы образует базисная 1 (единица), и в одной с ней строке
находятся цифры горизонтального ряда, а перпендикулярно ей
вертикальный (базисный) ряд, формирующий числовое поле
матрицы, начинающийся с рационального или иррационального
числа. По диагонали через 1 снизу вверх слева направо — диа-
гональный ряд, начинающийся либо с золотого числа Ф, либо
Ф в степени, либо степень от него. Числовое поле матрицы рас-
пространяется в бесконечность во все направления. Таким обра-
зом, матрицу формируют три числа:
• базисная 1, находящаяся в центре матрицы и на-
119

личествующая во всех матрицах, иногда в виртуальном виде;


• золотое число, следующее по диагонали от 1, как в виде
Ф, так и Ф в степени или степень от него;
• рациональное или иррациональное число над 1 (кроме
Ф).
Плоскость числового поля матрицы образуется как бы неви-
димыми квадратиками-клетками, в которые вписываются числа.
Матрица 1, как и другие русские матрицы, имеет объемную
слоистую структуру. Так, числа 1,414..., 1,272..., 1,144... и т.д.,
образуют ряд чисел, называемый также слоем, и заполняют
слоями не только клетки вертикальной, видимой нами плоскости, но
и те, которые существуют за ними и за данной плоскостью не наблюдае-
мы. В
створ им и за ними находятся пропорциональные им числа другого
слоя-плоскости, еще дальше третьего и так далее в бесконечность.
Перед ними, т.е. в нашу сторону, виртуально, продолжается такое
же бесконечное поле взаимосвязанных и связанных с числами плоско-
сти матрицы 1 числовых плоскостей. Их можно представить и по-
другому, проведя через базисную 1 и другие числа горизонтального
ряда горизонтальную плоскость-слой. Эта плоскость будет разграф-
лена такими же клетками, как и вертикальная плоскость и в каждой
клетке будут находиться числа, пропорциональные числам вертикаль-
ного слоя и тоже пропорциональные Ф. То же произойдет и с гори-
зонтальной плоскостью проведенной через числа 1,414; 1,272; 1,144
и т.д.
В результате клетки каждого слоя образуют единичные кубиче-
ские объемы-ячейки, содержащие по одному иррациональному числу. И
все числа бесконечного, объема матрицы оказываются связанными
между собой определенной числовой зависимостью. Далее речь пой-
дет в основном о вертикальных слоях матриц. Отмечу основные осо-
бенности структуры русских матриц:
• плоскость матрицы имеет двойную крестовую структуру рас-
положения чисел с центром в базисной 1;
• числовое поле матрицы объемно и бесконечно во все сторо-
ны;
120

• все члены любой части числового поля матрицы иррацио-


нальны, взаимосвязаны, но каждое число не равно никакому другому
числу и по другую сторону базисной 1, оно имеет свой обратный аналог
• числовое поле плоской матрицы формируется тройкой чисел,
а объемной матрицы — четверкой чисел. Количественные величины
этих четырёх чисел позволяет образовывать бесчисленное количество
матриц со свойствами золотых пропорций;
• базисная диагональ с числом пропорциональным Ф образует-
ся по структуре аналогичной русскому или египетскому ряду;
• крестовая форма между столбцом и строкой матрицы обу-
словливает возможность использования их как координатные системы
для нахождения места любого числа ее множеств по показателю степе-
ни строки иди столбца;
• базисный ряд может начинаться с любого числа как рацио-
нального, так и иррационального, но не может начинаться с Ф или ее
элементов.
Структура русских матриц обладает множеством интересных
свойств. Вот некоторые из них:
• Все последовательные тройки диагональных чисел матрицы 1
повторяют свойство русского ряда «плести гирлянду» подобных
прямоугольников.
• Если в матрице 1 все числа каждой клетки возвести в квадрат, то
получим матрицу 2, главная диагональ которой будет структурирована
египетским рядом.
• Тот же результат достигается и в том случае, если, начиная от
базисной 1, и по горизонтали и по вертикали вычеркиваем через один
столбец слои, начиная с числа 1,272..., и через строку, начиная с
1,414..., и оставшееся поле матрицы «сплачиваем», сдвигая слои к 1
(матрица 2). Если же вычеркивать слои и столбцы через строку, начи-
ная с крестовины базисной 1, и сплотить оставшееся поле матрицы, то
получим матрицу, обладающую теми же свойствами, но с вирту-
альной 1.
• Последовательность диагональных чисел матрицы 2 после
сплочения из матрицы 1, «теряют» способность образовывать «гир-
лянды» треугольников, но у них ярко проявляется достаточно скры-
121

тая в других формах матриц качество матричной «вязи», заключаю-


щееся в возмож- ности получения методом сложения или вычитания
из одних чисел других, находящихся в том же поле.
Приведу несколько примеров матричной вязи, опираясь на
известное правило сложения и вычитания Фибоначчи. Напомню
его и покажу еще некоторые из них на примере числового поля,
окружающего базисную 1, отметив, что в примерах она базис-
ной не принимается, поскольку по той же конфигурации могут
складываться любые числа поля [30].
Получаем базисную 1, соблюдая правило Фибоначчи, когда
сумма двух последовательных нижних чисел по диагонали слева
направо снизу вверх равна верхнему числу. Те же числа нахо-
дятся при диагональном вычитании из верхнего любого из двух
нижних чисел:
Матрица 2
283.3 229,2 184,7 149,4 120,9 98,78 79,11 60,0 51,77 41,89 33,89
141,8 114,4 92,33 74,70 60,43 48,89 39,55 32,0 25,89 20,94 16,94
70,85 57,31 46,17 37,35 30,22 24,44 19,78 16,0 12,94 10,47 8,472
35,42 28,66 23,08 18,67 15,11 12,22 9,888 8,00 6,472 5,236 4,236
17,71 14,33 11,54 9,337 7,554 6,114 4,944 4,00 3,326 2,618 2,118
8,854 7,164 5,771 4,668 3,777 3,058 2,472 2,00 1,618 1,309 1,059
4,427 3,582 2,885 2,334 1,888 1,528 1,236 1,00 0,809 0,65450,5295
2,214 1,791 1,449 1,167 0,944 0,764 0,618 0,50 0,4045 0,32720,2643
1,107 0,8955 0,72140,5836 0,472 0,382 0,309 0,25 0,2023 0,16360,1324
0,5534 0,4477 0,36070,2920 0,236 0,191 0,1545 0,125 0,1011 0,08180,0662
0,2767 0,2239 0,18030,1460 0,118 0,0955 0,0772 0,0625 0,0506 0,04090,0331
0,1383 0,1119 0,09020,0730 0,059 0,0478 0,0386 0,0313 0,0253 0,02040,0165
0,0692 0,0560 0,04510,03650,02950,0239 0,0193 0,0156 0,0126 0,01020,0083
0,0340 0,0280 0,02250,01820,01480,0119 0,0096 0,0073 0,0063 0,00510,0041

0,382 + 0,618 =1.


Складывая по диагонали вверх три числа подряд, получаем
в результате число, стоящее в таблице над последним слагае-
мым:
0,382 + 0,618 +1 = 2.
122

Берем число 0,191, стоящее в таблице под 0,382. И склады-


ваем его методом единицы (движение по полю матрицы как бы
выписывает единицу) с числом 0,809, находящимся от него
через два числа вверх вправо по диагонали. Результат сложения
находится слева от числа 0,809:
0,191 + 0,809 =1.
Используем метод двойного хода "шахматного коня": с поля
0,236 "переступаем" через число 0,472, а от числа 0,944 движемся
направо к 0,764 и складываем его с первым:
0,236 + 0,764 =1.
"Шаги" через числа могут быть и более длинными. Напри-
мер, возьмем число 0,056 на главной диагонали. Через пять чи-
сел вверх на числе 1,783 повернем вправо и через два числа най-
дем, 0,944. Сложим их, сделав один шаг наверх и два вправо,
находим 1:
0,056 + 0,944 =1.
Или, по тем же правилам, от числа 0,118 пройдем к числу 2
и, сделав ход вверх и два вправо, имеем:
0,118 + 2 = 2,118.
Или по главной диагонали:
0,0213 + 0,0344 + 0,0902 + 0,236 + 0,618 =1.
Количество слагаемых может возрастать. Например, сумми-
руя числа главной диагонали 0,146; 0,382, с числом 1, получить
результат 1,528 находящийся через число влево от 1:
0,146 + 0,382 +1 = 1,528,
оставаться последовательным:
0,146 + 0,382 + 0,472 =1,
становиться фрактальным:
0,1803 + 0,236 + 0,5836 = 1,
или образовывать различные комбинации из них:
0,08514 + 0,1114 + 0,146 + 0,2755 + 0,382 = 1. И т.д.
Количество примеров можно множить и множить. Правила
их использования относятся ко всем числам поля и в совокуп-
ности со степенными числовыми рядами образуют матричную
«вязь», охватывающую все числовое поле как матрицы 1, так и
123

матрицы 2. Именно матричная «вязь» обеспечивает корректность


операций между золотыми числами полей этих матриц.
Приведу еще один вариант матрицы, связанный как с древне-
русскими саженями, так и с размерностью физических уравне-
ний. Начну с саженей. Оказалось, что длины древних саженей
были извлечены из числового поля матрицы, в которой число,
задающее шаг базисного столбца, является малой темперирован-
ной секундой музыкального ряда, равной 1,05945... и получается
извлечением корня двенадцатой степени из 2, главная диагональ
кратна Ф, а сама матрица имеет гармоническую структуру, от-
носящуюся не только к музыке, но и самым непосредственным
образом к физике. Числа базисного ряда гармонической матри-
цы 3 являются качественными коэффициентами физической
размерен-ности (КФР) свойств тел, основой теории размеренно-
сти. КФР позволяет принципиально по-иному подходить к этой
теории и к формализации физических уравнений (ниже метод КФР
будет разобран подробнее). Приведу фрагмент матрицы 3.
Матрица 3
0,1670 0,2550 0,3895 0,59490,90851,387 2,119 3,236 4,942
0,1576 0,2407 0,3676 0,56150,85751,309 2,000 3,054 4,665
0,1488 0,2272 0,3470 0,53000,80941,236 1,888 2,883 4,403
0,1404 0,2146 0,3275 0,50020,76391,167 1,782 2,721 4,156
0,1325 0,2024 0,3091 0,47210,72111,101 1,682 2,568 3,923
0,1251 0,1911 0,2918 0,44560,68061,039 1,587 2,424 3,703
0,1181 0,1804 0,2754 0,42960,63240,981 1,498 .2,288 3,496
0,1114 0,1702 0,2599 0,39700,6063.0,9261,414 2,160 3,296
0,1052 0,1607 0,2464 0,37470,57230,874 1,335 2,039 3,113
0,0993 0,1516 0,2316 0,35370,54020,825 1,260 1,924 2,939
0,0937 0,1431 0,2186 0,33390,50990,779 1,189 1.816 2,774
0,0885 0,1361 0,2063 0,31510,48120,736 1,122 1,714 2,618
0,0835 0,1275 0,1948 0,29740,45420,694 1,059 1,618 2,471
0,0788 0,1204 0,1838 0,28070,42820,655 1,000 1,527 2,332
0,0744 0,1136 0,1735 0,26500,40470,618 0,944 1,441 2,201
Матрице 3 древнерусские сажени располагаются, начиная
с 354-й строки, под базисной 1 и заканчиваются 418 строкой. А по
124

столбцам начиная с 60-й и заканчивая 70-м столбцом [28]. Отме-


чу, что величина саженей подобрана таким образом, что получа-
ется ступенчатая последовательность расположения значащих
чисел (их длин с точностью до четвертого знака), которая обес-
печивает, посредством 12 последовательных умножений на
1,05946, удвоение каждого числа. Это очень удивительная струк-
тура, определяющая некую «иерархически соподчиненную»
взаимосвязь чисел матрицы 3. В ней величина длин саженей
оказывалась «выше» по значимости, чем расположенные под
ними 10 «промежуточных» чисел. Эти промежуточные числа в
столбцах можно «убрать», проведя операцию «свертывания»
промежуточных чисел и подтягивания в одну строку остав-
шихся значащих чисел, что, не меняя структуру матрицы, уве-
личивает шаг базисного столбца и изменяет ее числовое поле,
а следовательно, и ранг чисел, переводя их из «соподчинен-
ных» в смежные, убирая физическую гармонику базисного
ряда, а с ним укрывая и качественную обусловленность взаи-
мосвязи всех физических свойств.
К тому же квадрат величины темперированной секунды
музыкального ряда (1,05945...) = 1,22464... дает коэффициент,
определяющий, как будет показано в 6-й главе, длину попе-
речной волны сжатия и разряжения эфира в пространствах
атомных, планетарных, звездных и других систем.
Еще об одной «случайности» (?!) выбора размеров древне-
русских саженей. Если, начиная с 1 сосчитать количество
строк до наименьшей из саженей — 356 и, возведя основание
1,05946... в степень 356, умножить полученное число на длину
меньшей сажени — 1,3446..., то получим, с точностью до 0,5%
модуль радиуса земного шара — 6338 км. Эта интересная слу-
чайность обусловливает объектам, возводимым по древней
методике получение объемов сооружений квантованных про-
порционально структуре Земли (подробнее [32]).
Теперь, имея представление о русских матрицах и опира-
ясь на их числовые поля, попробуем рассмотреть возможность
построения квантованной геометрии на основе числовых по-
125

лей матриц 2 и 3 и той пространственной зависимости, которая


скрывается за ними.
Еще раз вернемся к уравнению (2.12) и отметим странное
заблуждение, охватившую ученых после введения Минков-
ским времени и скорости света в уравнение системы взаимо-
пересекаю-щихся плоскостей евклидовой геометрии. Полу-
чившемуся квадратичному уравнению
0 = c2t2 – х2 – у2 – z2, (2.13)
качественно не изменившему евклидовости пространства,
поскольку в квадратичном уравнении Евклида один размерный
индекс был заменен на другой и только, Минковский без каких
либо оснований постулировал ранг четвертого измерения. То
есть нового качественного состояния — четырехмерной объ-
емности, а, следовательно, и неевклидовости.
И, как не удивительно, сначала физики, а затем и ма-
тематики поверили в «четырехмерность» полученного квадра-
тичного уравнения и, более того, стали получать аналогичные
«пятимерные» (Калуца), «шестимерные»..., «одинадцатимер-
ные»..., «двадцатипяти...» и т.д. [33] мерные квадратичные
уравнения. Как то забылось, что х2 — есть плоскость (не объ-
ем), разделяющая (а не образующая) пространство на две час-
ти, а координата х — след-линия пересечения этой плоскости с
другой ортогональной ей, у2 — тоже плоскость, но в ином
ортогональном направлении. И наконец, z2 — такая же плос-
кость, ортогональная двум другим. И объем не образуется
этими тремя взаимонезависимыми, не связанными между
собой плоскостями, а заключается между ними. И в этом
объеме с2 — еще одна плоскость, проходящая ортогонально
одной из них в стык двух других.
Введение в уравнение (2.9) неравенства и дополнительной
координаты s не меняет качества уравнения поскольку s2 —
тоже плоскость неопределимой ортогональности. С появлени-
ем этой индексации в евклидовой геометрии не изменилось
ничего, кроме названия. Модель решения уравнения (2.12)
получена Ф. Канаревым [34] и показана на рис. 17, на котором
126

путь от О к М отмечен и по уравнению (2.11) и по уравнению


(2.13). Разница понятна и без пояснения.
Что касается с2t2, то его появление в уравнении (2.12) на-
рушило пространственную соразмерность параметров х, у, z и
потому превратило однозначность решения уравнения Пифа-
гора в многозначность даже без учета того, что время как есте-
ственная категория в природе отсутствует, к тому же плот-
ность евклидова пространства изотропна, а матричного
пространства -анизотропна. Именно «выпрямляя» анизо-
тропность, искривляют пространство члены уравнения (2.12) в
знаменитой теории ОТО. И из решения уравнения (2.12) могут
быть получены как корректные (случайно), так и полностью
некорректные (регулярно) результаты.

Рис. 17.
Но элементы псевдоевклидовой геометрии на русском ря-
де золотой пропорции (2.9) совершенно иначе «реагирует» на
введение других членов. Они не могут содержать «лишних»
членов и форма неравенства (2.10') для них невозможна. Нера-
венство предполагает расширение количества членов, а ряд
такого расширения не допускает. Поэтому неравенство (2.10')
«выводит» взаимосвязи между членами (2.10) за рамки от-
дельного ряда в плоскость матрицы, когда уо оказывается не
равной z:
yо ≠ z,
допуская введения в (2.10) новых членов, первым из кото-
рых и становится s2.
Таким образом, заменив равенство в (2.10) на неравенство
и введя равноправный член s в уравнение (2.12), математики
127

не в евклидовой, а в квантованной геометрии произвели не


одно действие, а два (так же как и при делении в крайнем и
среднем отношении), превратив «самостоятельный» ряд в
диагональ матрицы 1 и переведя русский ряд в плоскость мат-
рицы. То есть качественно изменили форму связи членов урав-
нения (2.9) с линейной, между членами одного ряда, на плоско-
стную — между числами поля всей матрицы, не изменив
квантованного характера их зависимости.
Построим, базируясь на поле матрицы 2, численное кван-
тованное уравнение типа (2.11). Для этого, методом матричной
«вязи» найдем такую комбинацию чисел, которая соответство-
вала бы равенству п2 = 12 – s2. Естественно, что 1 может в дан-
ном примере оставаться за базисной 1:
0,618 = 1,618 – 0,472 – 0,382 – 0,146. (2.14)
Если числа уравнения (2.14) записать в степенной форме,
то оно станет некоторым подобием уравнения (2.12):
(0,786)2 = (1,272)2 – (0,687)2 – (0,618)2 (0,382)2.
В индексах уравнения (2.14) и (2.12) — полные аналоги и
представляют собой трехмерное пространство, поделенное
плоскостями. Но уравнение (2.12) отображает непрерывное,
изотропное евклидово пространство, рассеченное плоско-
стями и не имеющее выделенных точек, а (2.14) отобража-
ет квантованное пространство, состоящее из выделенных
точек, — анизотропное пространство, точки которого
хотя и связаны с другими точками своими свойствами, но
индивидуальны по количественной величине этих свойств.
Уравнение (2.12) наличием с2t2 не изменяет качеств статиче-
ского изотропного евклидова пространства.
• Из (2.9) и (2.14) следует, что оба уравнения отображают
строго определенные точки числовой матрицы, но (2.9) —
линейное построение точек, а (2.14) — пространственное.
• И в том и в другом случае имеет место принад-
лежность как минимум трех числовых точек х, у, z линейной
структуре, что позволяет видеть за ними трехчастное чле-
нение числового поля матрицы.
128

• Поскольку переход от линейного — квантованного


уравнения (2.9) к плоскостному (2.14) сопровождается каче-
ственным скачком, то следует ожидать аналогичного скачка
и при переходе от плоскости к объему.
• Переход от статической к квантованной дина-
мической геометрии характеризуется появлением в мате-
матической формализации категории качества, что свиде-
тельствует о единстве динамической геометрии и физики.
Уравнение (2.14) характерно для динамического про-
странства, пространства изменяемой метричности и време-
ни, т.е. по смыслу противоположное евклидову и потому за
ним можно сохранить название псевдоевклидово пространст-
во.
Таким образом, введение неравенства (2.10) не приводит к
получению четырехмерного пространства, а только изменяет
форму вычисления точек в евклидовом трехмерном простран-
стве. Да и не может изотропное пространство, по опреде-
лению, иметь измерений больше трех, поскольку увеличе-
ние мерности автоматически предполагает нарушение
изотропности хотя бы в одной точке пространства. Евк-
лидова геометрия этого просто не допускает. Но динамическая
псевдоевклидова геометрия, квантованная индивидуальными
точками, такой возможности не исключает.
Приведу некоторые соображения, связанные с золотыми
пропорциями:
По-видимому, золотое сечение — пропорция иррацио-
нальных чисел, разделяющих объемные параметры фигур со-
ответственно изменению пространственной мерности. Они
отражают природную соразмерность соответствующих струк-
тур, взаимосвязей и взаимодействий реального мира. Они обу-
словливают гармоническую последовательность деформации
материи при образовании кристаллических структур и струк-
турирование тканей при росте и развитии живых организмов.
Конструкции, нарушающие золотые пропорции, не со-
вместимы с природными процессами, вносят возмущение в их
129

течение, а потому обладают предрасположением к ускоренно-


му разрушению.
Любой ряд золотого многообразия устремляется к ба-
зисной границе, переход через которую меняет числовое каче-
ство. Абстрактная единица в золотом многообразии отсутству-
ет. Но ее условный символ — базис, воспринимается нами как
абстракция. Ряд иррациональных многомерностей бесконечен
и внутрь и наружу. Он охватывает иррациональную Вселен-
ную, но не затрагивает рациональный мир (мир рациональных
чисел), причем, похоже, иррациональными являются и про-
стые числа, и их произведения. Важно не сколько чисел со-
ставляют золотой ряд, а какова их темперация, такт и лад.
Числа золотого многообразия — безразмерностные коэф-
фициенты, отображающие пространственное изменение каче-
ства. Они работают, по-видимому, только тогда, когда имеется
«эталонный» модуль, определяющий процесс восхождения
или нисхождения ряда. Модуль — как бы коэффициент «при-
ращения» мерности пространства, ее родственности этому
пространству. Числа золотого сечения — «стержни» этого
движения, придающие стабильность происходящим процессам
и удерживающие их от разрушения.
Условная базисная единица символизирует постоянный
переход, постоянное движение пространства в своей окрестно-
сти, и поэтому она никогда не может быть абстрактной. Пред-
ставление ее как абстракции переводит математику иррацио-
нальную в математику рациональную. Именно на абстрактной
единице построена вся современная математика, которая по-
этому не может адекватно описывать природные процессы.
Отбросив условности и превратив единицу в абстракцию,
люди тем самым отбросили незаконченные переходные про-
цессы, которые относятся как к развитию человека, так и к
развитию любой области природы.
Отбросив переходные процессы, человечество ввергло се-
бя в хаос технократии, включило механизм регрессивного
движения к изначальному состоянию (буквально — в пещеры),
130

к состоянию, определяемому выражением «конец света».


Существование чисел золотого многообразия, их связь с
параметром k, а, следовательно, со строением реального мира,
обусловливает иное понимание структуры окружающего про-
странства и его мерности. Об этом же свидетельствует и
структура квантованной динамической геометрии, базирую-
щейся на золотых пропорциях и анизотропность окружающего
пространства.
Три координаты евклидова пространства, проходящие че-
рез О, есть «свернутая» аналогия деления объема плоско-
стями. Они «закрывают» евклидову ортогональность, закрывают
одно качественное состояние «равноуплотненного» пространства.
Наращивание координат, наращивание количества плоскостей —
не изменяет пространственной плотности и не открывает новой
мерности, поскольку оставляет ей квадратичную (плоскостную)
структуру. Только изменение объемности и координатности
(количество координат равно степени при них) изменяет плот-
ность математического пространства как переход к новому
качественному состоянию, как отображение условий существо-
вания реального пространства. Некоторое представление о воз-
можности такого наращивания, возможности построения n-
мерного пространства рассматривается в следующем разделе.

2.6. Введение в плотностную ρn-мерности

Пространственное расположение фигур и расстояния между


ними описываются в современной геометрии в основном метода-
ми координат, и в частности декартовых. Три взаимноортога-
нальные координатные оси обусловливают возможность привяз-
ки к их пересечению всех точек пространства. Метод базируется
на постулировании независимости и равнозначности каждой
координатной оси, а их общее количество как бы отображает
трехмерность реального пространства. И остается под вопро-
сом возможность существования большего количества мерно-
стей. Однако, как уже упоминалось, это не мешает математикам
131

оперировать с любым количеством мерностей. Основа этих п-


мерных операций заложена в постулате Римана о многократно
протяженных величинах. Им, вслед за Декартом, по-
стулируется, что все координатные оси равнозначны и каж-
дое сверхтрехмерное измерение является самостоятельной
мерностью, не связанной ни со свойствами пространства, ни
со свойствами тел.
Но природа едина, не излишествует свойствами, обла-
дающими «свободной волей», и поэтому надо искать в отобра-
жениях ее образований подсказку того, как и в чем проявляет
себя пространственная n-мерность. За геометрической подсказкой
снова обратимся к евклидовой геометрии.
Одной из наиболее известных теорем этой геометрии, как не-
однократно подчеркивалось, является теорема Пифагора. В ней
утверждается, что квадрат гипотенузы прямоугольного тре-
угольника равен сумме квадратов его катетов. Это знали еще
древние египтяне, а прямоугольный треугольник со сторонами 3,
4, 5 служил основой построения прямого угла на плоскости и
носит название священного египетского треугольника.
Теорема проста, и ее изучение в школе сопровождается ил-
люстративным доказательством справедливости посредством
построения на каждой стороне треугольника квадрата. Если те-
перь площади квадратов сложить, то они оказываются равными
площади квадрата гипотенузы:
а2 + b2 = с2. (2.15)
В аналитической геометрии уравнение (2.15) путем деления
левой части на правую превращается в уравнение окружности на
плоскости:
а2/с2 + b2/с2 = 1. (2.16)
Особенность уравнения (2.15) в том, что подстановка в его
левую часть вместо индексов а и b квадратов по-
следовательности чисел 3 и 4 приводит к получению квадрата
следующего числа ряда 5. Существует еще одно аналогичное
(2.15) суммирование, но уже не квадратов сторон, а их кубов:
а3 + b3 + с3 = d3. (2.17)
132

И в этом уравнении сумма кубов, построенных на длинах


последовательного числового ряда египетского треугольника а =
3; b = 4; с = 5, равна кубу длины следующего числа ряда  6.
Поскольку кубы образуются на базе метрического числового
ряда, то сумма их, равная кубу последующего числа, смотрит-
ся как некоторая случайность. Но два уравнения, подчиняю-
щиеся одинаковой последовательности (2.15) и (2.17), образо-
ваться случайно уже не могут. Они — следствие непознанной
закономерности.
Логика геометрических построений подсказывает, что на
этом ряд степенного суммирования не заканчивается и следует
ожидать его продолжения добавлением к уравнению (2.17)
очередной цифры числового ряда, а к показателю степени —
очередной единицы.
а4 + b4+с4 + d4 = е4. (2.18)
Но, увы, левая сумма неравенства (2.18) не равна чет-
вертой степени очередного числа. И на этом ряд уравнений как
бы прерывается. Однако остается вопрос: почему он прерыва-
ется? Вопрос важен и потому, что со временем уравнение
(2.15) стало геометрическим аналогом двумерного пространст-
ва, а подобное ему по структуре уравнение (2.17) аналогом
трехмерного пространства. И не может ли неравенство (2.18)
оказаться некоторым аналогом пространства четырехмерного?
Рассмотрим этот проблематичный ряд несколько с иной
позиции. Уравнение (2.16) подсказывает, что в египетском
треугольнике может быть зашифрована не сумма квадратов
катетов, а сумма площадей некоторых окружностей, имеющих
радиусом модуль чисел египетского треугольника. И это дос-
таточно просто показать, превратив уравнение (2.15) из суммы
квадратов в сумму площадей окружностей, добавив в качестве
сомножителя каждого члена π:
πa2 + πb2 = πc2. (2.19)
Из (2.19) следует, что мы действительно складываем пло-
щади двумерных окружностей. И сумма двух площадей, обра-
зуемых радиусами числовой последовательности 3, 4, состав-
133

ляет площадь окружности с радиусом 5. Если считать, что


стороны египетского треугольника являются радиусами неко-
торых окружностей, то на их базе можно построить три взаим-
но пересекающиеся окружности. На рис.18 приведен один из
вариантов такого построения. Взаимное расположение окруж-
ностей по координатным осям как бы показывает, что метрич-
ность двумерного пространства не меняется при любом поло-
жении плоскости окружностей в нем. Эту неизменность и де-
монстрирует равенство суммы площадей двух меньших ок-
ружностей — большей.
Переходя теперь к
уравнению (2.17), можно
отметить, что и его доста-
точно просто можно пре-
вратить в сумму, но уже не
площадей окружностей, а
объемов сфер на базе ра-
диусов того же последо-
вательного ряда чисел
умножением каждого члена
Рис. 18 уравнения на коэффици-
ент 4/3π:
4/3πа3 + 4/3πb3 + 4/3πс3 = 4/3πd3. (2.20)
Уравнение (2.20), хотя и аналогично уравнению (2.17) и
следует из него, являет совершенно иной физический смысл.
Оно показывает, что в трехмерном пространстве три радиуса
любой области одной числовой последовательности а, b, с
образуют сферы-шары, суммарный объем которых равен объ-
ему четвертой сферы-шара с радиусом d из той же числовой
последовательности.
Таким образом, последовательность уравнений (2.19) и
(2.20) демонстрирует однородность и изотропность двумерной
и трехмерной части пространства. И эта однородность преры-
вается на неравенстве (2.18) либо потому, что мир трехме-
рен, либо потому, что переход в более высокие измерения со-
134

провождается изменением плотностной метричности про-


странства, а, следовательно, и изменением количественной
величины коэффициента π. В этом случае уравнение последо-
вательности (2.20) запишется следующим образом:
4/3πа4 + 4/3πb4 + 4/3πс4 + 4/3πd4 = 4/3πее4. (2.21)
Если считать, что каждое слагаемое имеет собственное чи-
словое значение, соответствующее n-мерности, то логика после-
дователь-ности может быть показана построением пространст-
венного мерного ряда уравнений (табл. 3).
Предположим, что:
а  индекс какого-то числа натурального ряда или аб-
страктное числовое обозначение длины, не связанной с плотно-
стной мерностью;
а1  длина одномерного луча;
аn, bn, сn,...,kn  длины лучей, у которых показатель степени
соответствует мерности пространства.
Таблица 3
Мерность пространства Уравнения
Безмерное (абстракция) а
Одномерное а1 = b1
Двумерное а2 + b2 = с2
Трехмерное а3 + b3 + с3 = d3 (2.22)
4 4 4 4 4
Четырехмерное а +b +с +d =е
Пятимерное а5 + b5 + с5 + d5 + е5 = f 5
… … … … … … … … … … …
n – мерное а + bn + сn + dn + еn + ...= kn
n

Этот ряд:
• логически последователен;
• свидетельствует о том, что пространство многомерно, а
количество членов левой части уравнений и числовое значение
степени при них соответствует номеру мерности;
• показывает, что координатные оси равнозначны. Каждая
ось многомерного пространства связана со всеми остальными;
• что существуют ортогональные и неортогональные ко-
135

ординатные оси;
• двух- и трехмерная ортогональность обусловливает не-
которую стабильность метричности, которая следует из
уравнений (2.19) и (2.20).
Отметим еще раз, что левая часть уравнений (2.22), —
суммируемое количество степенных осей-лучей, как и показа-
тель степени при них, соответствует мерности рассматриваемого
пространства, и потому переход от кубичности длин к n-
мерности суммируемых сфер-шаров происходит умножением
трехмерных длин на коэффициент 4/3π2, а всех последующих на
4/3πn-2. И в модифицированных уравнениях сумма мерных вели-
чин будет приводиться к следующему виду:
4/3πаn + 4/3πbn + 4/3πсn + … + 4/3πkn = 4/3πn-2ln. (2.23)
Из уравнения (2.23) следует, что его левая часть есть Опре-
деленная числовая последовательность объемного, для данной
мерности, типа. И, в первом приближении, постулируется, что
коэффициенты 4/3 и π остаются неизменными в трех мерностях.
А каждый прибавленный член последующей мерности находится
из решения предыдущего уравнения. Он-то и определяет степень
плотностной деформации пространства в данной мерности и в
систему суммирования левой части входит в недеформирован-
ном виде как натуральный член числового ряда.
Однако в современной геометрии недеформированное π по-
стулируется неизменным коэффициентом, который количест-
венно равен числу 3,14159... остается, как полагают, неизменным
не только в трехмерном евклидовом пространстве и при описа-
нии плоскостей этого пространства, но и при описании объем-
ных пространственных мерностей.
Думается, что здесь мы имеем дело с другими факторами.
Обратим внимание на то, что одномерное пространство —
линия  не имеет никакого пространственного коэффициента.
Это и понятно — она ничего не образует и потому для нее π1 =
1. Но вот круг — плоская фигура, качественно отличающаяся
от линии, и образование круга на плоскости сопровождается
появлением иррационального коэффициента π2 = 3,14159.... еди-
136

ного для окружностей любых недеформированных плоскостей.


Переход от плоскости к пространству сопровождается новым
изменением коэффициента связанного с окружностью. Безраз-
мерный коэффициент π2 умножается на такой же безразмерный,
но уже иррациональный коэффициент 4/3 = 1,333333... и в этой
связке употребляется во всех расчетах. Но правильно ли такое
понимание объемности? Не имеем ли мы дело с другим без-
размерностным, иррациональным объемным коэффициентом,
равном 4/3π2 = π3 = 4,18879... . И не свидетельствует ли этот
объемный коэффициент 4,18879... о том, что существует опре-
деленное изменение качества при переходе от плоскостных
фигур к объемным. То есть каждое изменение пространствен-
ной мерности сопровождается изменением безраз-
мерностного пространственного коэффици-ента π, к тому же
образующиеся в точечных местах координатные оси не рав-
нозначны (метрически), скорее они отражают изменение
плотности пространства ρ, а не возникновение новых коор-
динатных осей (мерностей) [35]. Отметим такую возможность
и проведем расчеты па выявлению плотностной мерности про-
странства учитывая, что степень деформации определяется
числом πn-2 и индивидуальна для каждого π при п > 2.
Проведем, используя в качестве примера, параметры чисел
египетского треугольника, расчет для четырех- и пятимерного
пространства:
4/3π(а4 + b4 + с4 + d4) = 4/3π4е44. (2.24)
где; е4 – количественная величина радиуса четырехмерного
объемного образования, равного сумме объемов левой части
уравнения; π4 – коэффициент отношения окружности к диамет-
ру в четырехмерном пространстве. Имеем:
а4 + b4 + с4 + d4 = π4е44/π, (2.25)
Поскольку очередной член числового ряда е = 7, то
е4 = πе4/π3. (2.26)
4
Подставляя значение е из (2.26) в (2.24), имеем:
a4 + b4 + c4 + d4 = e4: (2.27)
Перейдем к числовой записи:
137

34 + 44 + 54 + 64 = е4.
Решая уравнение (2.27), получаем, что е = 6,8933604..., и на-
ходим значение π4:
π4 = е4π/е41 = 3,3405509,
где π4 – коэффициент четырехмерности. Для нахождения
коэффициента пятимерности π5 продублируем уравнение (2.24)
для пяти членов в левой части:
4/3π (а5 + b5 + с5 + d5 + е5) = 4/3π5f5.
Приравнивая правую часть
f5 = πf5/π5,
имеем следующее числовое уравнение:
35 + 45 + 55 + 65 + 75 = f55.
Определяем величину пятимерного радиуса f5 = 7,8055712
и по нему находим π5:
π5 = f5π/f51 = 3,55284.
Аналогичным образом можно получить πn любой плотност-
ной мерности.
Уравнение плотностной пространственной размерности
(2.22), начинающееся в числовом отображений с цифры 3, мо-
жет начинаться и с базисной 1 (что одно и то же). В этом случае
оно имеет следующую ρn – мерную числовую последователь-
ность:
1 = 1,
12 + 1,3332... = 1,6662..., (2.22')
3 3 3 3
1 + 1,333 + 1,666 = 2 ...и т.д.
Где 1,333... и 2 – коэффициенты трехмерности, такие же, как
π для двухмерности. И, следовательно, встречающиеся во многих
уравнениях цифра 2, рассматриваемая как удвоение, может в
отдельных конкретных случаях играть роль неявного индекса
трехмерности, так же как и 4/3 = 1,333... . И, возможно, коэф-
фициенты многомерности образуются именно набором чисел,
входящих в уравнения (2.22), (2.22').
Таким образом, обращение к основам геометрии Евклида по-
зволило нам перейти от трехмерной плотности пространства к
плотности многомерной. Но в данном случае многомерность не
138

является дополнительными размерностями к трем существую-


щим. Числа, члены матричных уравнений, отображая различную
плотностную мерность, остаются взаимосвязанными объе-
мами одного пространства, различные точки которого имеют
неодинаковую пространственную плотность. Последние и
сравниваются с плотностью точек, входящих в квантованные
уравнения посредством пространственных коэффициентов πп.
Они, похоже, отличают плотностную деформированность раз-
личных областей пространства, приводя ее к некоей одной де-
формиро-ванности при использования пространственных коэф-
фициентов, своих для каждой его точки.
Как следствие того, что изменение пространственной мерно-
сти сопровождается не увеличением количества координатных
осей, а изменением плотности той области, которая рассматрива-
ется и может служить как различная количественная величина π,
отображающая плотностную деформацию соответствующего п –
мерного пространства. Поскольку на сегодняшний день и физики
и математики исходят из неизменности π, то поколебать эту убеж-
денность может только конкретные доказательства истинности
новых значений π, например, посредством образования с новыми
π количественной величины некоторых известных в физике без-
размерных коэффициентов. Именно такую операцию еще чет-
верть века тому назад предлагал П. Дирак [36] для вычисления
самой фундаментальной константы квантовой механики — по-
стоянной тонкой структуры α. Приведу дословно его высказы-
вание:
«Одна из них — величина, обратная знаменитой постоянной тонкой
структуры hс/2πе2. Она является фундаментальной константой в атом-
ной физике и приблизительно равна 137. Другая безразмерная посто-
янная определяется отношением массы протона к массе электрона
тр/те составляет около 1840, Удовлетворительного объяснения этих
чисел пока нет, но физики надеяться, что в конце концов оно будет
найдено. Тогда приведенные постоянные вычислялись бы с помощью
основных математических уравнений; вполне вероятно, что подоб-
ные постоянные составлены из простых величин типа 4» (курсив
139

мой. — А.Ч.).
Это предположение было высказано П. Дираком четверть
века назад. Но и до сих пор многочисленные попытки вычисле-
ния этих констант с использованием трехмерного π не привели к
желаемому результату. Применение плотностных n-мерных π,
похоже, позволяет приблизиться к решению проблемы. Прежде
чем приступать к качественному расчету, попробуем предста-
вить, какими величинами «оперирует» природа при построении
плоскостей и объемов. Расстояния, плоскости и объемы в при-
роде отсутствуют. Все эти понятия придуманы человеком для
облегчения восприятия и описания окружающего мира. В при-
роде имеются только волновые взаимодействия и вещественная
среда тел, обусловливающая данные взаимодействия. И эти
целостные взаимодействия мы, для получения необходимых
результатов, вынуждены расчленять и интегрировать самы-
ми разными способами, не имея даже представления о том,
корректно ли производятся эти операции. Не исключено, что длину
окружности, как и объем шара «правильнее» получать не как про-
изведение 2π на квадрат или куб радиуса; а как некое rή где ή =
√π. То есть пространственный коэффициент π в природе не воз-
растает (и, соответственно, не уменьшается), а изменяется в
степенной пропорции. В этом случае нахождение постоянной
тонкой структуры α формализовать достаточно просто исходя из
того, что трехмерность равна плоскому π, умноженному на про-
странственный коэффициент трехмерности Λ = 1,33333...: π3 =
Λπ
Тогда один из вариантов получения α:
α = 42(√πΛ)= 137,168
Можно полагать, что а = 137,168 – есть некая грань-сфера
между трехмерной и четырехмерной плотностью пространства.
Причем количественная величина α является «плавающей» ха-
рактери-стикой, зависящей и от свойств атома, и от свойств эле-
ментарной частицы, преодолевающей эту сферу (например, для
электрона водорода граница близка к 137, а урана к 137,16). Для
пространств различных атомов она, вероятно, варьируется от
140

137,000 до 137,168 и непреодолима для элементарных частиц без


изменения их качества. Она свидетельствует, например, о том, что
электрон является трехмерной частицей и, «преодолевая» грань-
сферу трехмерность-четырехмерность, «разваливается» на два
четырехмерных кванта, а фотон, в свою очередь, частица четы-
рехмерная и потому практически не реагирует на воздействие
электромагнитных полей трехмерного мира. Преодолевая сфе-
рический барьер четырехмерность-трехмерность, он тоже «разва-
ливается» на трехмерные электрон и позитрон.
Основываясь на разделении пространства по плотностям,
можно показать, что размер, известный как классический радиус
электрона l; l = е2/mс2, есть, по-видимому, расстояние от центра
ядра атома до границы перехода из третьего измерения в четвер-
тое, т.е. в область, в которой электрон достигает световой ско-
рости и стоит на «пороге» перехода в четвертое измерение (фо-
тон, находящийся за этой границей, движется всегда со свето-
вой скоростью). Определим инвариант скорости электрона на
боровской орбите:
аv2 = 2,53∙108, (2.27')
и посмотрим, на каком расстоянии l от центра ядра скорость
электрона будет равна скорости света. Подставим в инвариант
(2.27') вместо v скорость с и получим l:
l = 2,53∙108/с2 = 2,814∙10-13 см,
именно это расстояние и принимается за классический ра-
диус электрона.
По современным представлениям размеры ядер атомов на-
ходятся в пределах 10-13 см. Но из данного расчёта следует, что l –
не классический радиус электрона и не размер ядра, а граничная
сфера между четвертой и пятой плотностной мерностью про-
странства атома и, следовательно, границу поверхности ядра надо
отодвинуть как минимум на два-пять порядков. (В.К. Словенских
теоретически показал [37], что радиус ядер элементов таблицы
Менделеева находится в пределах 8,510-14 ÷ 2,310-14, однако более
вероятно, что радиусы ядер находятся в пределах 2∙10-15 см.)
Перейдем к рассмотрению другого коэффициента – 1840,
141

не имеющего индексации. Обозначим его в данной работе через


α', и, рассуждая аналогично предыдущему случаю, приходим к
выводу, что по своей величине он должен отражать плотность,
находящуюся ближе к поверхности ядра, чем α (не исключено,
что к поверхности ядра эфирного атома — псевдоатома, или
плотность самого ядра). Скорее всего, эта сферическая по-
верхность является гранью между четвертым и пятым плотност-
ным измерением. Если предположить, что коэффициент трех-
мерности 1,3333... содержат все объемные πn, то плотностные
расчеты можно производить без коэффициента трехмерности.
Находим α' как границу четвертого измерения при π4 =
3,34055.... Формула очень проста и потому несколько сомни-
тельна, хотя результат достаточно правдоподобен:
α' = 4α'π4 = 1831,11.
Сразу получаем величину, очень близкую к искомой. Но
есть, по-видимому, более корректный результат по π5:
α' = 4αΛ2√π5 = 1838.
Можно ли довериться тому обстоятельству, что в обеих
формулах присутствует постоянная тонкой структуры α и коэф-
фициент 4, как это и предполагал П. Дирак. К тому же если α
есть переход из третьего плотностного измерения в четвертое, то
α' – из четвертого в пятое, и таким образом в полученных фор-
мулах оказываются задействованы коэффициенты всех переход-
ных пространств. Граница α' между плотностью четвертой и пя-
той мерностей, вероятно, тоже «плавает» в атомах различных
элементов в пределах 1830 - 1840 и непреодолима для световых
фотонов. Именно невозможность ее преодоления фотонами и
обусловливает существование преломления и отражения света. И
надо полагать, что коэффициент ' есть не отношение масс
протона к массе электрона, а еще неизвестное отношение
плотности пятимерного пространства к плотности четы-
рехмерного. Нельзя исключить и того, что высокая плотность
пятимерного пространства оказывается основным фактором су-
ществования сильного взаимодействия, поскольку это взаимодей-
ствие проявляется именно на таком расстоянии от центра ядра.
142

Тогда слабое взаимодействие может оказаться связанным с пе-


реходом из трехмерного пространства в некое промежуточное с
двумерным (а это означает, что и пространственная мерность
может оказаться нецелочисленной как вглубь, так и наружу).
Таким образом вероятность представления об плотностной ρл-
мерности пространства как об изменении пространственной плот-
ности можно считать достаточно убедительным и отметить сле-
дующую градацию плотностной мерности: коэффициент трех-
мерности равен 4/3π2 = π3 = 4,18879..., четырехмерности π4 =
4,45407..., пятимерности π5 = 4,73713..., шестимерности π6 =
4,9812035..., семимерности π7 = 5,1839564..., восьмимерности π8 =
5,3532381... и т.д. Естественно также, что они должны быть ка-
ким-то образом взаимосвязаны. И эта взаимосвязь прослежива-
ется методом трехчастных делений — методом вурфов. Позна-
комимся в общих чертах с этим методом.

2.7. Вурфные отношения

Начнем с того, что важное место в понимании природных


явлений и, особенно в описании физических процессов принад-
лежит методике измерений. Такие методики хорошо отработаны
во всех разделах физики и включают в основном операции по
сравнению элементов тел и процессов с эталонным базисным
образцом, т.е. отображают двойное членение. Причем соизме-
римость различных пространственных предметов определяется
путем сопоставления их со стандартным измерительным инст-
рументом, т.е. в статике. При этом для каждого фактора сущест-
вует определенный эталон. Таким эталоном для измерения
длины служит, например, признанный всем миром метр или
кратная ему часть — 1 см. А система его применения — евклидо-
ва геометрия. В результате таких измерений, как отмечал еще
Пилецкий [30], мы получаем двучастное членение измеряемого
тела. Такое членение, которое органически не связывает между
собой элементы делимого тела.
Следует подчеркнуть, что именно такое членение и произ-
143

водится практически во всех случаях современных способов из-


мерения. Однако в древности на Руси, и в основном в строитель-
стве, существовала более действенная трехчленная система
соизмерения элементов зданий, которая в своей сути может
быть перенесена и на операции измерения в физику. Ознако-
мимся с ее основами [32].
Почленные части трехчастного деления образуют систему
взаимного пропорционирования и потому становятся неразде-
лимой общностью образующего единства тела. Надо отметить,
что в живой природе, в биологических телах, например в строе-
нии тела человека, трехчастное деление наблюдается постоянно.
Приведу в подтверждение несколько отрывков из [30]:
"Пальцы рук и ног имеют трехфаланговое строение, руки — трех-
членистое (плечо-предплечье-кисть), такое же ноги (бедро-голень-
стопа); в масштабе размеров тела также трехчленность (в антрополо-
гии различают: верхний отрезок — от макушки головы до основания
шеи; средний отрезок или туловище — от основания шеи до тазобед-
ренного сочленения; нижний отрезок от тазобедренного сочленения до
конца пальцев ног).
Весьма показателен следующий факт: трехчленное устройство
конечностей по данным эволюционной биологии появилось в живых
организмах вместе с появлением самих скелетов, причем без каких-
либо переходных форм (двучленной конечности, например, не сущест-
вовало). Почленные части образуют системы пропорций".
"Пропорция характеризует отношение длин двух элементов, а
биологические тела, включая человека, и произведения архитектуры,
особенно древнерусской, построены на трехчленных иерархиях. В
итоге общая картина предстает в виде множества разнохарактер-
ных и случайных отношений ".
В. Петухов [38] исследовал изменение пропорциональных
структур тела человека в процессе его роста по трехчастным
блокам с использованием трехчленных "вурфных" пропорций
(называемых двойным или ангармоническим отношением четы-
рех точек) проективной и конформной геометрии.
"Для блока, состоящего из трех элементов с длинами а, b, с
(можно эти три отрезка обозначить упомянутыми четырьмя точками),
144

вурфное отношение W (а, b, с) вычисляется по формуле:


W(a,b,c)=(a+b)(b+c)/b(a+b+c). (2.28)
При этом другой блок — с другими размерами и другими соотно-
шениями элементов — а', b', с', будет ему конформно симметричен,
если величины их вурфов будут равны:
W(a,b,c)=W(a', b', с').
Путем преобразований такие блоки могут быть совмещены один с
другим с полным совпадением всех их точек... В процессе роста раз-
меры частей тела человека и их соотношения все время меняются.
Эти изменения следуют принципам конформно-симметричных преоб-
разований. Например, если взять соотношение стопы, голени и бедра в
возрасте 1 года, 10 и 20 лет, то изменения выглядят так: 1:1,27: 1,40 —
1: 1,34: 1,55 — 1 : 1,39: 1,68.
Рост различных частей тела не протекает равномерно. Голень и
бедро увеличиваются значительно больше, нежели стопа, в результате
чего пропорции тела человека все время меняются. Вурфные же про-
порции для любого возраста вычисляются с одним и тем же значени-
ем:
W(l; 1,27; 1,40) = 1,30; W(l; 1,34; 1,55) = 1,30; W(l; 1,39; 1,68) = 1,30.
Постоянная и неизменная величина вурфа свидетельствует о
преобразовании форм нашего тела по принципам конформной сим-
метрии. Такая же картина открывается и для других блоков: плеча-
предплечья-кисти; фаланг пальцев. Туловища, верхней и нижней ко-
нечностей тела и т.д».
Значения вурфов немного варьируются, составляя в среднем
величину W = 1 , 3 1 . В идеальном случае В. Петухов указывает
W = 1,309, что при выражении через величину золотого сечения
равно Ф/2 (второе вправо число в строке от 2 русской матрицы 2
— А. Ч.). Он называет его "золотым вурфом"...
«Вурфные пропорции позволяют, следовательно, выявить кон-
формно симметричные группы, иными словами, группы родственных
отношений с единым исходным началом. Обычные двучленные про-
порции показывают лишь различия, вурфные — общность некоторо-
го множества трехчленных соотношений".
Это основная особенность трехчленного вурфного деления.
Именно она превалирует в уравнении (2.28). И может оказаться
145

особенно важным при рассмотрении физических явлений. Сле-


дует отметить, что древнерусские зодчие были не просто знако-
мы с существованием вурфов, но и в своей повседневной работе
постоянно использовали их. Так, на единственном измеритель-
ном инструменте XIII века, обнаруженном при археологических
раскопках в Новгороде, на трех гранях нанесены деления, рав-
ные а = 5,919 см; b = 7,317 см; с = 8,358 см.
Соотношения деления таковы: 2а/b = 1,618 = Ф, 4а/3b = 0,944
(третье число влево в строке 0,5 матрицы 2  А.Ч.).
"Суть инструмента состояла в том, чтобы целыми числами его
деления строить не только эстетически совершенные виды архитектур-
ных пропорций (невозможные по причине их иррациональности), но и
широкий класс трехчастных вурфных пропорций. Если взять по одно-
му делению в возрастающем порядке, то вычисляется вурф W(5,919;
7,318; 8,358), или в буквенном обозначении W(a,b,c) = 1,31; 1,309 =
Ф/2.
Таким образом, наиболее простое соотношение деления сразу же
дает золотой вурф".
Что же дает в архитектуре пропорционирование кон-
струкции в соответствии с золотым вурфом? Ведь в отличие от
изменяющегося со временем организма, она остается всегда
неизменной.
Однако неизменность конструкции на самом деле оказывается
кажущейся. Наблюдатель всегда перемещается относительно
конструкции и рассматривает ее под самыми различными углами
зрения. И если конструкция имеет вурфное отношение трех-
членного деления, то, как бы ни перемещался наблюдатель от-
носительно ее, угол зрения всегда будет иметь одно и то же зна-
чение вурфа, сохраняя для него гармоничную структуру рас-
сматриваемого сооружения.
Именно гармоничность архитектурных сооружений, как не-
которых аналогов природных образований, вписывается в про-
странственные и энергетические взаимодействия природы и обу-
словливает благотворное влияние Среды на психическое и соци-
альное состояние человеческого общества.
146

Мы остановились довольно подробно на примере примене-


ния вурфов в биологии и архитектуре, во-первых, потому, что
они очень наглядны и отображают процесс взаимосвязи явлений
во времени и в движении, а во-вторых, потому, что применение
системы вурфов находится в стадии становления, и не вышло,
по-видимому, за пределы этих научных направлений.
Нахождение золотого вурфа W = 1,309 и вурфа W = 1,250 на
основе золотых пропорций следует отнести к числу выдающихся
научных достижений В. Петухова [38]. Но природа не ограни-
чивается только этими вурфами и только золотой пропорцией.
Все числовые структуры диагоналей русской матрицы — числа
базисных вертикали и горизонтали при любых знаменателях
также образуют свои вурфы и по пропорции (2.28) и по бесчис-
ленному количеству других диагональных пропорций.
Значение вурфа и возможность его применения в биологии
показана в работе [37], в архитектуре  в работах [30,32], одна-
ко это весьма скромное начало. Вурф — понятие общенаучное и
обусловливает гармоничное пропорционирование всех процес-
сов и структур природы. Приведу пример наличия вурфных
отношений в сугубо физической сфере, в пропорциях спектраль-
ных линий водорода. Наиболее известными спектральными ли-
ниями водорода являются серии Лаймана, Бальмера, Пашена.
Запишем их в таблицу.
Таблица
Серия Лай- Серия Бальмера Серия Паш
1215,67
1025,70 6562,80
972,54 4861,30 18751
949,74 4340,65 12818
937,80 4101,70 10938
930,75 3970,00 10049
926,23 3889,10 9546
923,15 3835,40 9229
920,96 3797,90 9014,9
Просчитав величину вурфов по (2.28) последовательно сни-
зу вверх по каждому столбцу, находим, что величина эта для
147

каждого результата своя. В целом для всех линий она варьируется


от 1,33355 до 1,3764, т.е. в пределах 3%. Варьирование можно
объяснить несколькими способами, но наиболее вероятное объ-
яснение в том, что водородный атом испускает много фотонов,
как бы не входящих в эти серии, но их отсутствие изменяет ве-
личину вурфа. Кроме того, на "расплывание" вурфа оказывает
влияние и особенности испускания фотонов в различных физи-
ческих процессах.
Теперь, имея вурф водородных линий, определим, какой ко-
эффициент матрицы 3 образует, с точностью до четвертого зна-
ка, аналогичный величины вурф. Величина этого коэффициента
равна 1,0192975..., квадрат ее 1,038967... (обратная величина
числа 1/1,019...= 0,98107.. выделена на матрице 3). Определим
теоретический вурф W спектральных линий:
W(1;1,01929...;1,0389...) =
= (1+1,019...)(1,019...+1,0389...)/1,019...(1+1,019+1,0389) = 1,33343.
А это означает, что все три серии спектральных линий водо-
рода изменяются пропорционально некоторому коэффициенту к и
числу 1,01929... Найдем этот коэффициент, для чего разделим
предпоследние числа серий на последние:
кх = 923,15/920,96 = 1,002378... к2 = = 1,009874, к3= 1,02375...
и получаем, что:
к1 8 = к2; к110 = к3; к18 = 1,01918.
Следовательно, системы спектральных линий водорода, в
пределах принятой точности измерения, кратны к. И можно
полагать, что указанные выше серии не охватывают всего разно-
образия испускаемых водородом спектральных линий.
Вурф позволяет не только проследить принадлежность не-
которого параметра тому или иному процессу, характер его из-
менения, но и определить, что очень важно для физических
исследований, "полноту" ряда показателей, относящихся к нему.
Воспользуемся этим обстоятельством и проверим плотностную
полноту ρп-мерного ряда, полученного в предыдущем разделе.
Повторим его: коэффициент трехмерности π3 – 4,18879; четы-
рехмерное π4 – 4,45407; пятимерности π5 – 4,73719; шестимерно-
148

сти π6 – 4,98120; семимерности π7 – 5,18395; восьмимерности π8 –


5,35324. Подставляем эти числа в уравнение (2,28) и определяем
величину вурфов:
W(345) = 1,332955; W(456) = 1,33058; W(567) = 1,34794;
W(678)= 1,33144;
Резкий скачок вурфа W(567) с последующим опусканием по-
казывает, что количественная величина плотностной мерности
четвертого и пятого пространств либо недостаточно пропорцио-
нальны, либо в этой области плотности имеется еще одна сфера-
граница. Во всяком случае, следует искать причину, вызываю-
щую скачок или методы выравнивания плотностные величины
вурфов.
Не только отдельные процессы и явления природы описыва-
ются в рамках русской матрицы, но и, по-видимому, все науч-
ные направления, как, например, физика, изучающая свойства
тел, полностью базируются на коэффициентных зависимостях.
Оказывается, например, что все физические свойства тел качест-
венно связаны степенными величинами малой секунды музы-
кального гармонического ряда 1,05946...[29]. И именно эта каче-
ственная взаимосвязь является основой метода размерностей.
Таким образом, русская матрица является математической
структурой, отображающей гармонию внутренних взаимосвя-
зей всех свойств тел, материальных процессов или явлений. Сис-
тема вурфов, в свою очередь, соединяет, казалось бы, случайные,
произвольные числа в пропорции, определяющие принадлежность
этих чисел к некоторым процессам и коэффициентам матрицы.
Поэтому знание русской матрицы позволяет, по-видимому,
в принципе, не только отслеживать развитие любого материаль-
ного процесса или структуры, но и возможности отклонения их
от параметров матрицы и, корректировать течение этих процес-
сов.

2.8. Качественные взаимосвязи свойств

Системный характер механики Ньютона подтверждается ба-


149

зирующимся на ее постулатах методом физической размеренно-


сти. (Я уже отмечал ранее, что понятие «размерность» не оп-
ределяет истинное значение характеристик тел, физическим
представлениям более соответствует понятие «размерен-
ность», которое и заменит далее слово «размерность».). Осно-
ву метода составляют различные взаимосвязанные свойства
тел, количественные величины которых и становятся единица-
ми измерений. Свойства в классической механике делятся на
основные, или фундаментальные, и производные. За основные
принимаются масса, длина и время. В системе СГС, которая ис-
пользуется в настоящей работе, эти величины измеряются в
граммах, сантиметрах и секундах. Описание произвольного физи-
ческого параметра в единицах измерения основных величин и
определяет его размерен-ность. Поэтому в методе размеренно-
сти:
• размеренность произвольного параметра есть произведение
степеней основных величин размеренностей;
• размеренность обеих частей физического уравнения всегда
остается одинаковой.
Для получения физических взаимосвязей параметров доста-
точно выписать с размеренностью группу физических величин
N, между которыми требуется установить взаимосвязь, обуслов-
ленную соотношением К < N размеренностей основных величин,
и составить из них безразмерностное произведение. Если N  К =
1, будет получено единственное произведение, приравняв кото-
рое безразмерностной константе, находим закономерные зави-
симости между исходными параметрами.
Не останавливаясь на рассмотрении способов применения
методов размеренности, поскольку имеется достаточное количе-
ство первоисточников, отмечу, что метод позволяет быстро нахо-
дить оценочные зависимости между физическими параметрами в
различных разделах физики. Однако нет ясности в том, какие
закономерности обусловливают существование метода размерен-
ности. А потому возникает множество безответных вопросов:
• Какие физические или математические закономерности со-
150

ставляют основы метода размеренности?


• Может ли существовать не степенная зависимость в уравне-
ниях физических параметров?
• Как использовать метод, когда К >> N?
• Только ли безразмерностная константа может получаться
при рассмотрении физических взаимосвязей?
• Какие закономерности обусловливают существование в
одной системе постоянных и переменных свойств? И т.д.
Все эти вопросы остаются без ответа только потому, что ме-
тод размеренности не выводится из классической механики, а
только базируется на ней. По сути дела его основы остаются
скрытыми.
Количественное описание физических взаимодействий воз-
можно только потому, что все функциональные свойства в сово-
купности связаны между собой и образуют единую систему —
тело. В этой природной системе, как уже говорилось, все свой-
ства имманентны по характеру взаимодействий, подобны,
присущи всем телам, равнозначны и не разделяются на фунда-
ментальные и производные. Они абсолютны, являются атрибу-
тами всех тел, качественно взаимосвязаны, количественно
изменяемы, но только в определенной пропорции с другими
свойствами, при индексном описании всегда имеют размерен-
ность и не могут отсутствовать в теле. Ни одно свойство
принципиально никогда не может, по своей количественной
величине, быть равной 0. Равенство свойства 0 равнозначно от-
сутствию тела, которому это свойство "принадлежит".
Все бесчисленные свойства, образующие тела, имеют свою
количественную величину, выражаемую числом с размеренно-
стью. И каждая величина — свойство — связана качественно и
количественно со всеми остальными свойствами тел. Но ко-
личественные величины свойств каждого тела всегда различны.
Поэтому тождественные тела на всех уровнях в природе отсут-
ствуют. Качественные же взаимосвязи свойств остаются одина-
ковыми. Именно эти взаимосвязи формализуются в виде физиче-
ских законов, функций и уравнений, описывающих инвариант-
151

ные соотношения природных систем.


Особо подчеркну, что связи, обусловливающие взаимозави-
симость свойств (качеств тел) являются неизменными эле-
ментами физических объектов. Неизменными они были созда-
ны изначально и потому являются сакральными. И чтобы свойства
тел взаимодействовали посредством связей, они должны иметь как
изменяемую часть (размерностную количественную величину) так
и неизменяемую часть (безразмерностную числовую величину)
своего качества.
Поскольку тело есть система взаимосвязанных свойств, а
взаимодействие тел осуществляется только посредством
свойств, то связь между свойствами может послужить осно-
вой для определения качественной зависимости между их пара-
метрами.
И если мы достаточно хорошо умеем находить коли-
чественные величины некоторых свойств, понимать их взаимо-
действие и поведение при изменении воздействий на тела, то
качественные связи и законы нам понятны далеко не достаточно.
Мы даже не знаем, заключают ли в себе качественные связи ка-
кие-либо количественные величины. И хотя в физике существует
анализ размеренностей, призванный способствовать определе-
нию функциональных связей посредством сравнения размерен-
ностей, он не является универсальным методом, позволяющим
автоматически определять зависимости между физическими ве-
личинами. Более того, его применение требует учета размерно-
стных постоянных, выбора подходящей системы единиц, зачас-
тую интуитивного нахождения различных дополнительных
предположений. А главное — остается неизвестным, какие же
закономерности предопределяют качественные взаимосвязи
свойств.
Изучая эти взаимосвязи, автор предположил, что может су-
ществовать система коэффициентов — неизменных чисел, обу-
словливающая качественную взаимосвязь свойств. Необходимо
было найти хотя бы один из них, чтобы, ориентируясь на него,
постараться выявить всю систему.
152

Исходя из всеобщей взаимосвязи свойств тел можно пред-


положить, что всякое изменение любого их параметра должно
вызывать пропорциональное линейное или нелинейное измене-
ние всех остальных его свойств. Какова количественная величи-
на этой пропорциональности, неизвестно, но хотя бы один пара-
метр изменения мы можем выявить, например, посредством со-
единения вместе двух одинаковых твердых тел. Опишу такую
операцию.
Возьмем для примера два глиняных шара радиусом r, сле-
пим из них один шар радиусом R. Можно полагать, что с возрас-
танием величины одного параметра — объема шара произойдет
пропорциональное (линейное или нелинейное) количественное
изменение и всех остальных свойств нового шара. Другое дело,
что не все эти изменения можно зафиксировать. Наиболее замет-
ную величину при этом имеет изменение радиуса с r до R.
Зная соотношение объемов V и V1 шаров, определим коэф-
фициент изменения радиуса:
4/3πR3 = 2∙4/3πr3.
Сокращая одинаковые члены левой и правой части уравне-
ния, получаем:
R3 = 2r3,
откуда находим коэффициент изменения радиуса:
R = r 3√2 = 1,259921... r.
Число 1,259921 ранее уже встречалось, как коэффициент объ-
емной связности. Здесь оно определяет количественное измене-
ние радиуса r при возрастании объема шара в 2 раза, и, по-
видимому, отображает качественную зависимость между
параметром объема и радиуса. Если считать, что коэффициент
к = 1,2599 ... — количественная величина качественной харак-
теристики радиуса — связность, определяющая его участие во
взаимосвязях с другими свойствами тела, то можно предполо-
жить, что и остальные свойства тел обладают такими ко-
эффициентами, и, зная к, попытаться по известным уравнениям
определить их величину и для каждого из других свойств.
Наличие одного коэффициента связанности, для которого
153

подходит также название значимости свойства, требует такого


подбора уравнений, в которых задействовано минимальное ко-
личество параметров, входит параметр R и новые параметры до-
бавляются, с прибавлением уравнений. Лучше всего отвечают
этим условиям инвариантные уравнения. В этих уравнениях все
параметры связаны так, что изменение одного из них вызывает
пропорциональное изменение другого (других) таким образом,
что количественная величина произведения остается const.
Подходит, например, следующая система инвариантов:
Rv2 = const, (2.29)
2
R g = const, (2.30)
3 2
R /τ = const, (2.31)
mvR = const', (2.32)
где v – скорость (например, орбитальная); g – напряженность
гравитационного поля (ускорение свободного падения); τ –
приведенный период колебания (τ = 1/ω); m – масса.
Инвариантность уравнений (2.29)-(2.32) не изменится, ес-
ли их правую часть приравнять базисной 1, (const =1). Тогда,
зная к, можно определить модуль значимости остальных пара-
метров. Будем обозначать значимость звездочкой справа ввер-
ху индекса параметра. Например, R* = 1,259921.
Из уравнения (2.29) находим безразмерностную величину
значимости v*, ее числовое качество;
R*v*2= 1,
v* = 1/√R* = 1/1,12246 = 0,890898... .
Находим по (2.30) значимость напряженности g*:
R*2 g* = 1,
g* = 1/R*2 = 1/1,5874... = 0,62996... .
Из инварианта (2.31) определяем приведенный период ко-
лебания τ*:
R*3/τ*2 = 1,
τ* = √R*3 = 1,41421... .
А по инварианту (2.32) значимость массы m*:
m*v*R* = 1,
m*= 1/v*R* = 1/1,12246 = 0,890898....
154

Последующие значимости получим, используя многие от-


работанные уравнения различных разделов физики. Для полу-
чения значимости времени – t*, силы – F*, «постоянной» тяго-
тения –G*, энергии – W* используем формулы:
t* = R*/v*,
F* = m*g*
m*G* = const,
W* = m*v*2.
Подставляя в них найденные ранее значимости, находим
их для времени t* = 1,41421... , силы F* = 0,56123..., «постоян-
ной» тяготения G* = 1,12246 ..., энергии W* = 0,707106... Этим
же методом можно получить значимости всех известных на
сегодня физических параметров и тем самым обеспечить ко-
личественное обоснование качественных взаимосвязей функ-
циональных свойств. Количественные величины качественных
взаимосвязей названы коэффициентами физической размерно-
сти (КФР).
Поскольку каждое физическое уравнение в статике опи-
сывает некоторую качественную зависимость входящих в нее
параметров, то по своей структуре оно является инва-
риантом. Так, уравнение гравитационного притяжения тел:
F = GMm/R2, (2.33)
может быть следующим образом записано в инвариантной
форме:
GMm/FR2 = 1. (2.34)
Качественная инвариантная взаимосвязь свойств по-
средством базисной 1 обусловливает равенство всех уравнений
одного тела. Она не ограничивается, например, механикой, а
пронизывает все разделы физики, объединяя их в единую
взаимозависимую систему. А сами значимости являются, как
показывают найденные числовые величины, некоторой степе-
нью от 2. Добавляя несколько новых параметров, занесем их в
таблицу и определим способ формирования физических урав-
нений на основе качественных значимостей.
В таб. 4 приводятся коэффициенты физической раз-
155

меренности
Таблица 4.
Восходящая ветвь
Физические свойства Индекс Величина Основание
значимости в степени
Объем V* 2,00 212
Коэффиц. взаимной ин- μ* 1,587401 28
дук.
Период колебания Т* 1,414213 26
Время t* 1,414213 26
Магнитная «постоянная» μ'* 1,259921 24
Радиус R* 1,2559921 24
«Постоянная» тяготения G* 1,122462 22
Удельный заряд частицы f* 1,059463 21

Базисная единица 1 20

Нисходящая ветвь
Заряд электрона е* 0,9438743 2-1
Масса m* 0,8908987 2-2
Скорость (включая свето- v* 0,8908987 2-2
вую)
«Постоянная» Ридберга R'* 0,7937005 2-4
Потенциал электрическо- φ* 0,7491535 2-5
го поля
Энергия W* 0,7071067 2-6
Частота колебаний ω* 0,7071067 2-6
Приведенная частота ө* 0,7071067 2-6
Сила тока J* 0,6674199 2-7
Напр. гравиполя (ускорен. g* 0,6299605 2-8
свободного падения)
Напряженность электри- Е* 0,5946035 2-9
ческого поля
Сила F* 0,5612310 2-10
Мощность N* 0,5000000 2-12
Плотность ρ* 0,445449 2-14
156

некоторых свойств (столбец 1), индекс свойств (столбец 2),


количественная величина качественной значимости (столбец
3) и степенная зависимость условного знаменателя 2 этих
свойств (столбец 4). Таблица может быть расширена посредст-
вом включения в нее всех тех свойств, которыми оперируют
физические науки.
Рассматривая таблицу, отметим, что она, включая вос-
ходящую и нисходящую ветви значимостей, повторяя базис-
ный столбец русской матрицы [32] не только по структуре, но
и по своей численной величине. А это свидетельствует о том,
что функциональные свойства физических тел в своей число-
вой форме качественных зависимостей являются структур-
ной частью поля золотых чисел и связаны с каждым числом
данной матрицы.
Из табл. 4 следует:
• иррациональное число 1,05944... — малая секунда темпе-
рированной музыкальной гаммы — исходное восходящей ветви
значимости свойство, ее обратная величина — 0,943890... ис-
ходное нисходящей ветви;
• все числа восходящей и нисходящей ветвей в полном соот-
ветствии с матрицей 3 [31] кратны целым степеням исходных
чисел;
• встречаются группы свойств, обладающие одинаковой ка-
чественной значимостью;
• степенная взаимосвязь функциональных свойств дает уни-
кальную возможность формализации их некоторой системой
инвариантных уравнений;
• по-видимому, качественная степенная взаимосвязь
свойств и обеспечивает существование законов квантования.
Опишу способ получения уравнений с использованием каче-
ственной значимости золотого числа 1,059463... Воспользуюсь
для этого свойством инвариантности физических уравнений
(2.34). Это свойство позволяет образовать взаимосвязь парамет-
157

ров одной системы в виде формул и инвариантов по правилу:


произведение значимостей, вводимых в уравнение параметров,
должно равняться единице.
Отмечу, что значимости, как числовые величины, ис-
пользуются только при построении уравнений и никакого от-
ношения к количественным величинам своих параметров не
имеют. Параметры эти могут как угодно меняться. Значимо-
сти остаются всегда неизменными. Они — изначально постоян-
ные качественные коэффициенты, отображающие взаимозави-
симости свойств. А потому произведение значимостей, равное
1, даже без применения размерности выявляет только индекс-
ную структуру уравнения. Форму же данного уравнения можно
определить только тогда, когда индексация будет дополнена
размеренностью. При этом:
• безразмерностное произведение значимостей, равное 1,
— инвариант;
• размерностное произведение значимостей, равное без-
размерностной 1, — формула;
• размерное произведение значимостей, равное раз-
мерностной 1, — инвариант.
Рассмотрим для примера нахождение инвариантов с исполь-
зованием качественных значимостей следующих параметров: W*
= 0,7071; М* = 0,8908...; G* = 1,1224...; R* =1,2599...; v*= 0,8908...
Инвариант − произведение; Инвариант − уравнение значимо-
стей
1 = 0,8908∙1,1224 = 3-2∙32; MG = const,
2 4 -2 2
1 = l,2599∙(0,8909) = 3 (3 ) ; Rv2 = const,
1 = 0,7071∙l,1224/(0,8908)2 = 3-6∙32/(3-2)2; WG/v = const, и т.д.
Можно составить бесчисленное количество таких ин-
вариантов, которые отображают качественное и количественное
многообразие свойств веществ и их взаимосвязей.
Для получения формулы из инвариантов выбирают два из
них, имеющих одинаковую размеренность или количественную
величину произведения параметров. Они приравниваются и ре-
шаются относительно нужного параметра. Например:
158

mG = Rv2: m = Rv2/G,
mG = WG/v2; W = mv2. И т.д.
В структуру уравнений и инвариантов могут входить пара-
метры только тех свойств, которые подобны друг другу коэффи-
циентом значимости. Коэффициент значимости для элемен-
тарного (единичного) свойства никогда не равен 1. Этой ве-
личине равны только произведения значимостей, образующие
инвариант. Именно инварианты, т.е. уравнения, произведения
параметров которых остаются неизменными при пропор-
циональном изменении их количественной величины, и могут
быть в физике постоянными величинами.

2.9. «Фундаментальные постоянные»

Примером такого инварианта, истинной физической посто-


янной, может служить постоянная Планка h. Наиболее распро-
страненная ее формула, записанная как произведение значимо-
стей, дает величину, равную 1, что и свидетельствует о том, что
она есть инвариант — постоянная величина:
h = mvR − const (2.35)
или 0,8908∙0,8908∙1,2599 = 1.
Можно привести множество уравнений получения h с самы-
ми различными параметрами е, m, те, f, с, G, и т.д. Где е − элек-
трический заряд, m  масса, mе − масса электрона, f – удельный
заряд, с – скорость света, G − «гравитационная постоянная». Од-
нако эти физические свойства е, т, mе, f, с, G постулируются в
физике фундаментальными постоянными, т.е. с фиктивной
качественной значимостью, равной 1. А поскольку их качествен-
ная по КФР значимость не равна 1, то скорость света  с, масса
– m, заряд электрона − е, его масса − те, удельный заряд − f,
постоянная тяготения − G и т.д., имеющие качественные
значимости, не равные единице (см. табл. 4), фундаменталь-
ными постоянными быть не могут. Следовательно, их коли-
чественная величина меняется от взаимодействия к взаимо-
действию, и необходимо найти причины, которые скрывают
159

эти изменения.
Повторюсь, что уравнение основного параметра квантовой
механики — постоянной Планка h = 1,0546∙10-27 эрг сек-2 [10]
можно получить из табл. 4 по правилу: произведение качествен-
ных значимостей параметров, равное размерной или безразмер-
ной единице, является инвариантом.
Применяя это правило, находим несколько инвариантов, по-
добных h:
0,7072∙l,2599/0,8908 = 2-6∙24/2-2 = 1,
h = Wnan/vn = const, (2,36)
где а  радиус орбиты электрона в атоме, v и W – его ско-
рость и энергия на этой орбите.
(0,9439)2/0,8908 = (2-1)2/22 = 1,
h = e2n/vn = const, (2.37)
l,0594∙0,9439∙0,8908/08908 = 1,
h = fnenmn/vn = const, (2.38)
2
(0,8908) ∙1,1224/0,8908 = 1,
h = mn2Gn/vn = const, (2.39)
0,7072/0,7072 = 1,
h = Wn/ωn = const, (2.40)
и т.д.
Эти уравнения достаточно необычны для квантовой механики
и потому в ней не встречаются, например, G. Физическая закон-
ность их обеспечивается коэффициентами физической размерно-
сти (КФР) и будет показана далее. Каждое уравнение (а методика
не ограничивает их количество) (2.35)−(2.40) описывает посто-
янную h в чем легко убедиться, подставив в них вместо индек-
сов их количественную величину на боровской орбите. Дос-
таточно просто вводится в состав параметров, определяющих h и
скорость света, и "постоянная" Ридберга R∞. Выпишем из [23]
уравнение "постоянной" Ридберга:
R∞ = 2π2me4/ch3.
Где с – скорость света. После преобразований получаем:
R∞ = ωn/4πсn,
или в качественных значимостях:
160

R∞* = 0,7072/0,8908 = 2-6/2-2 = 2-4 ≠ 1.


Поскольку значимость «постоянной» Ридберга не равна 1, то
она не может иметь статуса постоянной величины.
Перенеся знаменатель правой части последнего уравнения в
левую и заменив в (2.40) ω на полученную величину, имеем:
h = Wn/4πсnR∞n. (2 .41)
Уравнение (2.41) позволяет вычислять h с использованием
«постоянной» Ридберга и скорости света. Из него следует также,
что и "постоянная" Ридберга и скорость света постоянными не
являются. Их численная величина определяется номером той
орбиты, для которой определяется h. В целом же уравнение
(2.35)−(2.41), полученные на основе качественной значимости
чисел золотого множества, остаются неизвестными и не востре-
бованными современной физикой, так же как не востребованы
классической механикой множество инвариантов, получаемых с
использованием золотых чисел. Приведу несколько примеров:
0,7072∙l,1224/(0,8908)2 = 1,
WnGn/v2n = const, (2.42)
2 2 3
(0,7072) ∙(l,2599) /(0,8908) ∙l,1224 = 1,
W nR n/m3nGn = const,
2 2
(2.43)
4
0,8908∙(0,8908) ∙l,2599/0,7072 = 1,
4
mnv nRn/Wn = const, (2,44)
0,7072∙l,2599/0,8908 = 1,
WnRn/mn = const, (2,45)
и т.д.
Уравнения (2.42)-(2.45) являются инвариантами клас-
сической механики. Количество таких инвариантов бесчисленно.
Они — следствие качественного и количественного многообра-
зия взаимосвязей свойств природы, отображаемых системой
качественных взаимосвязей физических свойств. Эта система не
допускает существования отдельных фундаментальных пара-
метров — const, не зависящих от внешних и внутренних воздей-
ствий и не связанных с другими переменными свойствами. По-
стоянными величинами в ней являются только инварианты, к
которым, например, относится постоянная Планка и геоцентри-
161

ческая постоянная классической механики.


Качественная взаимосвязь физических свойств обу-
словливает возможность нахождения и объяснения не только
известных, но и неизвестных закономерностей природы и может
применяться во всех разделах физики.

2.10. Постоянство гравитационной


«постоянной»

А теперь более подробно рассмотрим гравитационную «по-


стоянную» G. Поскольку этот коэффициент, оставаясь как бы
постоянной при формализации всех гравитационных взаимодей-
ствий выступает в инварианте с неизменной массой MG и не
находится способа его отдельного экспериментального опреде-
ления, то последователи Ньютона приписали ему неизменность.
Гравитационную «постоянную» G сам И. Ньютон не считал
величиной постоянной. Эта величина была введена им в качестве
коэффициента, физическую сущность которого еще необходимо
было выяснить. Однако после эмпирического получения Кавен-
дишем количественной величины G = 6,67-10-8 см3/гсек2 ее посту-
лировали фундаментальной постоянной, поскольку другие спосо-
бы определения G отсутствовали [40].
Удивительно, но и в наше время один из важнейших «фун-
даментальных» параметров физики — гравитационная «постоян-
ная» — измерена с сомнительной точностью всего до второго
знака, а неизменность остальных трех знаков постулируется
специальным международным постановлением, т.е. постулатом.
Хотя не исключено, что непостоянство гравитационной «посто-
янной», одной из фундаментальных (т.е. основополагающих)
const астрономии, сродни «переменной» Хабла, известной с точ-
ностью до порядка.
К тому же все многодесятилетние попытки уточнения этой
162

величины оказываются неудачными, что само по себе является


эмпирическим доказательством переменности данного парамет-
ра. Более того, систематическое ежедневное наблюдение G на
отрезке более десяти лет, проводимое на стационарной установ-
ке с крутильными весами, например группой О.В. Карагиоза,
фиксирует у данной «постоянной» ежедневно повторяющиеся
изменения величины четвертого знака, по несколько раз в месяц
— третьего, а с периодом в несколько лет — второго знака, и
только изменение первого знака еще не было зафиксировано
[41]. И это «вызывающее» поведение "постоянной" не находит
никакого физического объяснения.
Однако мало кто из физиков готов допустить, а тем более
согласиться с вероятностью того, что постулируемая неизмен-
ность G в природе отсутствует, а количественная величина само-
го свойства является обыкновенной переменной физической
величиной, зависящей как от условий воздействующих на тело
для которого оно определено, так и от собственной пульсации
самого тела. Более того, наблюдаемая переменность гравита-
ционной постоянной обусловлена сложившемся непонимани-
ем свойств гравитации и массы.
Предположим, игнорируя предубежденность физиков, что
гравитационная "постоянная" является величиной переменной,
количественное значение которой зависит от многих физических
параметров Солнечной системы: и от положения тела у поверх-
ности, и от его состояния (подвижное или неподвижное), и от
пульсации Земли и ее платформ, и от движения Луны, Земли и
других небесных тел, и от состояния Солнца и т.п. А вот произве-
дение массы Земли М на гравитационную "постоянную" G в ок-
рестностях Земли всегда и везде const, т.е. это произведение —
инвариант. Тогда может оказаться так, что и масса, и гравитаци-
онная «постоянная» при взаимодействиях изменяются в одина-
ковой пропорции, которая и приводит к неизменности их произ-
ведения.
Теперь, имея аппарат качественного анализа размеренности
КФР, попробуем определить, какие свойства формируют «посто-
163

янную» G. Ее размеренность в системе СГС см3/г. с2 свидетель-


ствует о составном характере этой величины, включающей как
минимум два свойства:
первое — обратная величина удельной плотности 1/ρ,
второе — либо период τ либо частота ω некоего вра-
щательного, или колебательного процесса.
Зная величину G = 6,67∙10-8 см /гсек2, удельную плотность
Земли ρ = 5,52 г/см3 и то, что произведение G*ρ*τ*2 по КФР
есть инвариант:
G*ρ*τ*2 = 222-14∙(26)2 = l, (2.46)
попробуем определить, чему равен период τ, учитывая, что в
уравнение (2.46) на месте 1 может оказаться некоторый безраз-
мерный коэффициент к.
τ = √l/Gρ = 1648 сек.
Период такой величины τ = 1648 сек у параметров Земли,
похоже, не встречается. Ближайший к нему период τ′ почти в
два раза меньше:
τ' = 1/ω = R/v = 806,3 cек,
где v = 7,91 км/сек − первая орбитальная скорость (она же −
линейная скорость вращения гравиполя ее у поверхности), R =
6371 км − радиус Земли, ω угловая (круговая) частота вращения
гравиполя Земли.
Имея эти параметры, определяем величину безразмерного
коэффициента к.
к = Gρτ2 = 0,239.
Зная коэффициент к, восстанавливаем уравнение:
G = кω2/ρ = 3ω2/4πρ. (2.47)
Поскольку в структуре «постоянной» гравитации появилась
угловая частота ω, отображающая вращение гравиполя Земли, то
можно предположить, что непостоянство гравитационной «по-
стоянной» обусловлено воздействием гравиполей ближайших к
Земле небесных тел Луны, Солнца и планет на тот параметр,
который описывает частота ω.
Значение величины гравитационной «постоянной» G, на-
пример в астрономии, исключительно велико. Все теоретические
164

расчеты по определению масс небесных тел, гравитационных


взаимодействий, и параметров, связанных с гравитацией, «про-
ходят» только с использованием гравитационной «постоянной».
И, кажется, что нет в астрономии другого параметра, способного
«конкурировать» с G, а тем более ее заменить. Поэтому из-
менение представления о ней и о подвижности ее коли-
чественного показателя ставит под сомнение достоверность
большинства астрономических гравитационных величин и тре-
бует их подтверждения другими количественными методами.
Проверим эмпирически корректность формулы (2.47). Для
этого можно предложить соответствующие эксперименты (что
будет сделано далее), либо использовать имеющиеся в наличии
физические данные. Воспользуемся тем, что в (2.47) входит
удельная плотность вещества ρ, которая к настоящему времени
известна для всех планет (кроме Плутона), Луны и Солнца, к
тому же получена она без применения уравнения (2.47).
Попробуем определить эту плотность для каждой планеты по
данному уравнению и сравнить со справочными величинами ис-
ходя из предположения, что G в (2.47) величина постоянная [42].
Преобразуем (2.47) относительно ρ:
ρ = 3ω2/4πG = 0,239ω2/G, проведем расчеты и результаты
выпишем в табл. 5:
Таблица 5
R см g v ω ρ ρ1 G1 10-8
Солнце 6,96∙101 2740 4,37∙107 6,27∙10-4 1,4 1,4 6,67
0

Меркурий 2,42∙108 363 2,96∙106 1,22∙10--4 5,3 5,4 6,59


Венера 6,07∙108 860 7,22∙105 1,19∙10--4 5,0 5,2 6,51
Земля 6,38∙108 982 7,91∙105 1,24∙10--3 5,5 5,5 6,67
Марс 3,40∙108 374 3,57∙105 1,05∙10-3 3,9 3,9 6,67
Юпитер 7,13∙109 2590 4,30∙105 6,03∙10--4 1,3 1,3 6,48
Сатурн 6,01∙109 1130 2,61∙105 4,34∙10-4 0,6 0,7 6,43
Уран 2,45∙109 1040 1,60∙105 6,51∙10-4 1,5 1,5 6,41
Нептун 2,51∙109 1400 1,87∙105 7,47∙10-4 2,0 2,3 5,80
Луна 1,74∙108 162 1,68∙105 9,65∙10-4 3,3 3,3 6,67
165

Из табл. 5 следует, что расчетная удельная плотность ρ не-


бесных тел с достаточной точностью соответствует справочной
удельной плотности ρ1. Но имеющиеся расхождения все же вы-
зывают сомнения в том, что гравитационная «постоянная» G
имеет одинаковую величину для каждой из планет. Проведем на
основе (2.47) вычисление ее величины G1 и, записав результаты
в последний столбец табл. 5, сравним расчет со справочными
данными.
Итоги вычисления достаточно противоречивы. Если для
первых трех планет земной группы, Луны и Солнца величина
гравитационной «постоянной» близка к постулируемой (кстати,
их поверхность хорошо наблюдается в телескопы), то для планет-
гигантов и скрытой облаками Венеры такая близость отсутству-
ет. А это, с одной стороны, по-видимому, означает, что радиус
этих планет выявлен недостаточно корректно, а с другой, увели-
чивает сомнение в постоянстве гравитационной «постоянной».
Для окончательного выяснения вопроса проведем на осно-
ве(2.47)расчет гравитационной «постоянной» для тел, притяги-
ваемых Землей на ее поверхности. В этом случае форма записи
(2.33) изменится:
F = P = 3mωω1m1/4πR2ρ. (2.48)
В этой формуле:
F = Р − вес тела, т и т1 − масса тела и Земли, ρ − плотность
пространства, ω − круговая частота пульсации гравитационного
поля тела, ω1 − частота пульсации гравиполя Земли равная: ω =
v/R, R − радиус Земли.
В уравнении (2.48) неизвестна только собственная частота
пульсации ω гравиполя рассматриваемого тела. Преобразуем
(2.48) относительно ω и упростив его, запишем:
ω = к, (2.48')
ρ − плотность тела, к − коэффициент равный 2,253∙10-4 г-1с-1.
Возьмем несколько тел у поверхности Земли радиусом 25
см, выпишем из [43] их удельный вес, вычислим частоту пульса-
ции гравитационного поля и соответствующую ей гравитацион-
166

ную «постоянную». Занесем полученные результаты в табл. 6.


Отметим, что период незатухающей самопульсации для тел
одного радиуса, но разной плотности оказывается достаточно
продолжительным и уменьшается примерно с 74 минут для
воды и натрия до 3 минут для золота и иридия.
Очень важным становится то обстоятельство, что не масса
или радиус определяют период самопульсации тел, а именно
период пульсации (естественный или искусственный) опреде-
ляет его массу. Монотонное возрастание (замедление) перио-
да пульсации без изменения радиуса обусловливает монотон-
ное и пропорциональное изменение веса тел (табл. 6.). Но
отношение плотности ρ к частоте собственной пульсации ω:
ρ/ω для всех тел одного радиуса, находящихся на одном гори-
зонте эквипотенциальной поверхности (например, гравиполя
Земли), остается неизменным.
Следовательно, величина массы тела в естественных ус-
ловиях пропорциональна его самопульсации и эта не отра-
женная в формуле (2.23) пропорциональность создавала впе-
чатление того, что именно посредством массы тела притя-
гиваются друг к другу, скрывая истинный механизм этого
притяжения — пульсирующее взаимодействие взаимно
гравитирующих тел.
По формуле (2.47) определим, какова величина гравитаци-
онной «постоянной», присущей каждому телу и выпишем в
таблицу 6. Выясняется, что при одинаковом радиусе всех тел
гравитационная «постоянная» тоже монотонно возрастает с
возрастанием массы каждого тела. Это так же свидетельствует
о том, что гравитационная «постоянная» как фундаментальная
физическая величина в природе отсутствует. Вместо нее нали-
чествует размеренный гравитационный коэффициент, имею-
щий индивидуальную количественную величину для каждого
тела, изменяющийся с изменением его радиуса.
Можно отметить, что и отношение возрастающей удель-
ной массы тела к соответственно возрастающему коэффициен-
ту G остается неизменным (табл. 6 последний столбец). К
167

тому же параметры ρ, ω, G оказываются взаимно-


пропорциональными и, зная, например, удельную плотность ρ′
и частоту ω одного из тел можно, не обращаясь к другим па-
раметрам, получить по формуле (2.47) его гравитационный
коэффициент G, а по пропорциям:
ω = ρω′/ρ′; G = G′ρ/ρ′,
величину параметров ω и G других тел, для которых из-
вестна их плотность. Например, зная что для бериллия ρ′ =
1,84, а ω′ = 4,145∙10-4 (табл. 6) определяем ω Земли:
ω′ = ω′ρ/ρ′= 4,145∙10-4∙5,52/1,84 = 1,24∙10-2 сек-2.
А это свидетельствует о том, что изменение любого из пара-
метров произведения MG (например, G) одного тела сопровож-
дается аналогичным пропорциональным изменением другого
параметра (М), что и придает данному произведению свойства
инварианта.
Таблица 6.
Тела ρ ω 10-4 τ мин ρ/ω 103 G 10-8 ρ/G 107 Ρ 104
Вода 1,00 2,253 74 4438 1,21 8,26 6,5450
Натрий 1,01 2,275 73,3 4439 1,23 8,21 6,6104
Бериллий 1,84 4,145 40,2 4439 2,23 8,25 12,043
Алюминий 2,70 6,083 26,9 4438 3,27 8,26 17,671
Ванадий 5,96 13,43 12,4 4438 7,22 8,25 39,008
Железо 7,87 17,73 9,40 4439 9,53 8,26 51,509
Медь 8,93 20,12 8,28 4438 10,8 8,27 58,447
Свинец 11,3 25,46 6,55 4438 13,7 8,25 73,958
Ртуть 13,6 30,64 5,44 4439 16,5 8,24 89,012
Золото 19,3 43,48 3,83 4439 23,4 8,25 126,31
Иридий 22,8 51,37 3,24 4438 27,6 8,26 149,23

К этому выводу можно прийти и другим путем, определяя


пропорциональное изменение параметров М и G по высоте над
поверхностью Земли [10,44]. В качестве примера рассмотрим как
изменяется с высотой гравитационный коэффициент Земли G =
6,67∙10-8 см3/гс2 и ее масса М = 5,98∙1027 г. Их произведение MG
широко используется в астрономии и имеет, как уже говорилось,
168

собственное название «геоцентрическая постоянная». В соответ-


ствии с методом коэффициентов физической размерности пара-
метры М и G при измерении их величины в космосе над поверх-
ностью Земли описывается инвариантами:
G2/R = 6,97∙10-24 − const, (2.49)
2 62
RM = 2,28∙10 − const', (2.50)
где R  расстояние от центра Земли до той области косми-
ческого пространства, в которой определяется количественную
величину М или G. Предположим, что нам надо определить,
чему равны М, G и MG на расстоянии трех R' = 19,1 тыс. км и
пяти радиусов Земли R" = 31,9 тыс. км. По (2.49) находим вели-
чину G на этих расстояниях:
G1 = √(6,97∙10-24∙1,91∙109) = 1,15∙10-7,
G2 = √(6,97∙10-24∙3,19∙109) = 1,49∙10-7.
Вычисляем по (2.50) величину М на тех же расстояниях:
М1 = √(2,28∙1062/19,1∙108) = 3,45∙1027,
М2 = √(2,28∙10б2/31,9∙108) = 2,671027.
Перемножаем полученные величины и получаем гео-
центрическую постоянную, одинаковую для обоих расстояний:
GМ1 = 1,15∙107∙3,45∙1027 = 3,99∙1020,
G2M2 = 1,49 ∙10-7 ∙2,67 ∙1027 = 3,98∙1020.
Следовательно, произведение MG действительно с расстоя-
нием остается неизменным и справедливо носит название гео-
центрической постоянной.
В то же время коэффициент G для каждого тела ока-
зывается величиной индивидуальной, пропорциональный плот-
ности (а следовательно, пропорциональный и массе) и вычис-
ляется для всех тел по формуле (2,47), в частности для Земли
он оказывается равным G = 6,6510-8.
Таким образом, при взаимодействии тел количественные ве-
личины вещественных свойств одной системы — тела изменя-
ются пропорционально изменению величины любого из ее свойств,
включая и те из них, которые, как M И G, различным соображени-
ям были постулированы неизменными.
Приведу из [10] описание эксперимента, способного пока-
169

зать возможность эмпирического нахождения самопульсации на


примере любого из указанных в таблице 6 тел радиусом в те же
25 см (например, железного). Необходимо иметь в виду, что
пульсирующее тело совершает сложное колебательное движе-
ние, складывающееся из нескольких волновых движений различ-
ной амплитуды и в различных направлениях по поверхности
ядра и потому замеры пульсации надо производить в различных
точках поверхности шара. Опишем примерную схему экспери-
мента: «Возьмем стальное ядро-шар 1 радиусом R = 25 см и
положим на упоры 2 (рис. 19). Закрепим на нем вертикально
два штыря 3, 4. Длина штыря 3 равна ~ 10 см, а штыря 4 на
порядок больше. На свободных концах штырей укрепим под-
вижные зеркала 5, 6. Недалеко от ядра расположим источник
света 7, лучи от которого могут падать на зеркало 6 и отра-
жаться снова к источнику.

Рис. 19 а, б
Между источником 7 и зеркалом 6, под углом 45о к пря-
мой, соединяющей их, закрепим полупрозрачное зеркало 8,
разделяющее луч света на два луча, один из которых идет к
зеркалу 6, а другой к зеркалу 5. Отражаясь от этих зеркал, они
через полупрозрачное зеркало 8 попадают в интерферометр
Майкельсона 9. Эксперимент по схеме практически аналоги-
чен известному опыту Майкельсона-Морли по определению
движения Земли относительно эфира.
Как уже говорилось, все тела пульсируют и а потому диа-
метр металлического шара систематически меняется с опреде-
ленной частотой. С тем же периодом будет изменяться расстоя-
ние между зеркалами 5 и 6. Это изменение и будет зафиксиро-
вано интерферометром 9. Согласно таблице 6, период пульсации
стального шара R = 25 см составит около 9,4 минут, что и будет
подтверждено экспериментом. Сам эксперимент достаточно
прост и не требует для проведения больших средств и времени.
Таким образом, наличие угловой скорости в структуре па-
раметра G закона притяжения свидетельствует о том, что
170

данный параметр не является фундаментальной постоянной, а


отображает пропорциональную зависимость частоты собст-
венной пульсации притягиваемого тела от его плотности.

2.11. Экспериментальное нахождение


гравитационной «постоянной»

Вопрос об экспериментальном нахождении гравитацион-


ной «постоянной» G возник сразу же после того, как И. Нью-
тон нашел закон всемирного тяготения:
F = GMm/R2, (2.51)
где F – сила притяжения между телами, G – гравитаци-
онная «постоянная», M и m – массы тел, а R – расстояние меж-
ду центрами масс.
Отметим, что сам И. Ньютон не считал параметр G вели-
чиной постоянной [2]. Параметр G вводился им в качестве
гравитационного коэффициента, физическую сущность кото-
рого еще необходимо было выяснить. И в этом особенно про-
явился гений И. Ньютона.
Первым, кому удалось эмпирически получить в 1798 году
количественную величину G, был английский ученый Г. Ка-
вендиш. Опираясь на закон тяготения, все параметры которого
постулируются неизменными, ему предстояло найти способ
экспериментального выделения свойства G из них, таким об-
разом, чтобы на тело, подвергаемое эксперименту, не действо-
вала сила притяжения к Земле. Т.е. сделать так, чтобы пара-
метру G обеспечивалась независимость (?? - А.Ч.) внешнего
гравитационного поля. И Кавендиш нашел решение задачи,
сконструировав крутильные весы, на которых взаимодейство-
вали между собой два груза, находясь под одинаковым воздей-
ствием гравиполя Земли, и тем самым воздействие гравиполя
для них как бы исключалось. После получения количествен-
ной величины G = 6,67∙10-8 см3/гс2, последователи И. Ньютона,
постулировали ее постоянной величиной.
171

Понятие «гравитационная постоянная»  логически не


однозначное понятие. За этой формулировкой могут скрывать-
ся как минимум три различных подхода к ее количественной
значимости:
1. — это одинаковая по количественной величине G для
всех тел.
2. — это различная количественная величина G для всех
тел, не изменяющаяся во времени (абсолютная во времени) и
зависящая от их размеров. Такое возможно в том случае, если
сила притяжения тел к Земле постоянна во времени.
3. — это различная для всех тел по количественной вели-
чине еще неизвестная гравитационная характеристика (степень
удельного гравитационного заряда, например), изменяющаяся
во времени и зависящая от их размеров.
Третий подход ставит под сомнение корректность форма-
лизации закона притяжения (2.51), поскольку в нем появляется
скрытый параметр  неизвестная гравитационная характери-
стика (удельные гравитационные заряды) взаимодействующих
тел.
Из различного определении понятия «гравитационная по-
стоянная» следовало, что для нахождения количественной
величины G можно использовать различные эксперименталь-
ные методы. Поскольку, как уже говорилось, классическая
механика предполагает неизменность во времени напряженно-
сти гравитационного поля планеты, а, следовательно, и силы
притяжения тел ею, то была выбрана одна формулировка
(одинаковая количественная величина коэффициента G для
всех тел). А потому единственным способом эксперименталь-
ного определения количественной величины G становился
способ, предложенный Кавендишем.
Однако многочисленные, тщательно выполненные экспе-
рименты, проведенные со времен Кавендиша до настоящего
времени по нахождению количественной величины гравитаци-
онной «постоянной», практически не улучшили результатов
им полученных. И на сегодня она известна с точностью до
172

трех знаков G = (6,672±0,004)∙10-11 Н∙м2/кг2 [2]. Низкая точ-


ность нахождения важнейшего физического параметра требует
анализа порождающих ее физических причин.
Неоднозначность понятия G в свое время не проверялась
экспериментально, и может, по мнению авторов, оказаться
причиной низкой точности результатов экспериментов. Другая
причина  возможное изменение напряженности гравиполя
планеты во времени, тоже не прошедшее экспериментальной
проверки. Остановимся на них подробнее.
Предположим, основываясь на третьем подходе, что каж-
дое тело, включая небесные тела, имеет собственный удель-
ный гравитационный заряд (еще неизвестная гравитационная
характеристика). Тогда гравитационный коэффициент G (при-
меним, вслед за И. Ньютоном, это название) оказывается про-
изведением различных по величине удельных гравитационных
зарядов взаимодействующих тел. И как произведение не оди-
наковых зарядов взаимодействующих тел может в каждом
случае иметь различную величину. Введем этот коэффициент
как удельный гравитационный заряд, обозначив индексом з
(заряд), тогда уравнение (2.51) приобретет следующий вид:
F = Mзmз1/R2, (2.52)
где:
з·з1 = G, (2.53)
и уравнение (2.52) становится полным аналогом закона Куло-
на. Но закон Кулона описывает взаимодействие равновеликих
электронов е1 и е2; е1 = е2, каждый из которых есть произведе-
ние удельного электрического заряда j на его массу mе:
j·mе = е,
и по аналогии должно иметь место:
з1m = Э1, (2.54)
где Э1 – обозначает тело, как гравитационный электрон.
Но в уравнении (2.53) произведения:
зМ ≠ з1m, (2.55)
не равны между собой, и при таком раскладе уравнение (2.52)
становится бессмысленным, поскольку массы Земли и тела в
173

нем несопоставимы и электрическая двойственность в притя-


жение тел как бы отсутствует. Но не будем спешить и отме-
тим, что неоднозначность понятия G, в классическом понима-
нии, обусловливает возможность достаточно простой экспе-
римен-тальной проверки правильности и (2.53), и (2.54), и
(2.55) по меньшей мере, двумя способами. Опишем их:
• Первый эксперимент: возьмем несколько различных тел
и ежедневно, примерно в одно и тоже время, будем взвешивать
их на весах с точностью пять — шесть знаков в продолжении
как минимум полугодия. Если вес тел за это время остается
неизменным, то напряженность гравиполя планеты не меняет-
ся и вместе с ней не меняется и G. Если вес тел меняется в
одинаковой пропорции, то меняется напряженность гравиполя
Земли, но величина G остается неизменной. Если же вес тел
меняется в различной пропорции (пусть даже в пятом — шес-
том знаке), это является следствием изменения и напряженно-
сти гравиполя Земли, и различной величины зарядов у каждого
тела, и коэффициента G.
• Второй эксперимент практически повторяет первый:
взять несколько пар различных тел в такой пропорции, чтобы
тела из одного материала различались по весу на полтора-два
порядка, и взвешивать их в течение того же времени. Если
величина гравитационного заряда каждого тела зависит и от
его свойств (например, от объема), то величина заряда у тел из
одного материала неодинакового объема тоже будет меняться
на разную величину (где-то в седьмом, восьмом знаке) что и
обусловит изменение G.
Поскольку эмпирическая суть идеи достаточно проста, то
для ее выяснения в НПО «Квант-Элемет» был поставлен экс-
перимент по длительному ежедневному (кроме выходных
дней) наблюдению за изменением веса четырех твердых тел из
не намагничивающихся материалов во времени (т.е. по треть-
ему варианту) на лабораторных весах марки ВЛ-500, обеспе-
чи-вающих точность взвешивания в пять знаков (два знака
после запятой). Естественно, что до проведения эксперимента
174

отсутствовало представление о том, будет ли изменяться вес


тел, каков характер этого изменения, его порядок, продолжи-
тель-ность, корреляция по отношению к возможному измене-
нию гравиполя планеты и т.д. На начало эксперимента, образ-
цы имели следующие параметры (таблица 7):
Таблица 7.
№ п⁄п Материалы Размер мм Р, гр.
1 2 3 4
1 Дубовый брусок 95х50х23 103,02
2 Брусок из полимера 95х50х23 128,51
3 Брусок дюралевый 74х48х21 195,79
4 Свинцовый цилиндр 70; ø20 202,73
Достижение высокой точности измерения не предполага-
лось. Целью эксперимента было: в течение годового периода
времени определить экспериментально на качественном
уровне: изменяется ли вес указанных тел, тенденцию и при-
мерный порядок этого изменения, если оно имеется.
Эксперимент продолжался в течение двух лет, и результа-
ты оказались в полном соответствии с предположениями, вы-
сказан-ными в варианте третьего подхода. Количественные
величины изменения веса отображены в таблице 8.
Таблица 8
№ Размер Макс. Миним.
п⁄п Материалы мм Р, гр. Р, гр. ∆Р,
гр.
1 2 3 4 5 7
1 Дубовый брусок 95х50х23 104,89 98,26 6,63
2 Брусок из полимера 95х50х23 128,79 127,78 1,01
3 Брусок дюралевый 74х48х21 196,07 19501 1,06
4 Свинцовый цилиндр 70; ø20 203,1 202,07 1,03
Вес всех тел (а, следовательно и их масс) изменялся во
времени в различных пропорциях, что с одной стороны свиде-
тельствует об изменении напряженности гравиполя Земли, а
с другой о том, что каждое тело имеет изменяемый по вели-
175

чине и во времени удельный гравитационный заряд, и, следо-


вательно, величина G не является постоянной величиной (что
она систематически и демонстрирует).
Следует отметить не мгновенную реакцию тел на измене-
ние внешнего гравиполя. Наблюдается неодновременное нача-
ло изменения веса различных тел. Создается впечатление, что
неодновременность, в какой то мере связана с плотностью тел.
Бывают моменты, когда вес, например, свинца или дюраля еще
возрастает, а дерева или оргстекла уже уменьшается. И только
через день или два плотность их тоже начинает изменяться.
Случается и наоборот.
Выяснилось еще одно очень важное обстоятельство: диа-
грамма изменения веса как бы дрейфовала на графике, ото-
бражая место нахождения Земли на орбите (т.е. по изменению
веса тел в течение года еще во времена И. Ньютона можно
было приблизительно отслеживать орбитальное движение
планеты, не заглядывая при этом на небо). А, следовательно,
изменение напряженности гравиполя Земли напрямую связано
с изменением гравиполя той области Солнечной системы, в
которой находится планета.
Таким образом, результаты экспериментов по определе-
нию изменения веса тел во времени показали нестабильность
гравиполя Земли, и ее влияние на изменяемость веса тел, как
во времени, так и в пропорциональном отношении. А это сви-
детельствует о том, что величина G не является гравитацион-
ной постоянной, и более того — она является «составной», как
это показано в (2.53), и включает в себя удельные гравитаци-
онные заряды Земли и притягиваемого тела. И, следовательно,
уравнения (2.52)-(2.55) имеют право на существование.
Метод прямого взвешивания тел во времени позволяет не-
посредственно определять величину гравитационного коэф-
фициента G и проводить наблюдения его дрейфа, обусловлен-
ного изменением веса тел. На графиках 1 и 2 отображено из-
менение коэффициента G по каждому телу в течение трех ме-
сяцев, приведенное на 01.02. 2006 к величине 6,67323∙10-11
176

Н∙м2/кг2. График 1 отображает изменение коэффициента дере-


вянного бруска – Gдер., бруска из оргстекла – Gорг., график 2
– бруска из дюраля – Gдюр., и свинцового цилиндра – Gсвин.
Диаграммы изменения гравитационного коэффициента пока-
зывают, что каждое тело, гравитационно взаимодействующее с
планетой
6,85

6,8

6,75

6,7

6,65

6,6 Gдер.

6,55
Gорг.
6,5

ев ев ев ев ев ев ар ар ар ар ар ар апр пр апр апр апр апр


.ф .ф .ф .ф .ф .ф .м .м .м .м .м .м 2. .а . . . .
01 06 11 16 21 26 03 08 13 18 23 28 0 07 12 17 22 27

График 1.
обусловливает свою количественную величину G, дрей-
фующую во времени. Ежедневное изменение G практически
не выходит за пределы четвертого знака и не хаотично. G
дрейфует у дерева и оргстекла в более широких пределах, чем
у дюраля и свинца. Траектория дрейфа отображает траекторию
движение планеты по орбите и возмущения, от действия дру-
гих тел Солнечной системы, достигая экстремального значе-
ния в районах афелия и перигелия.
6,705
6,7
6,695
6,69
6,685
6,68
6,675
6,67 Gдюр.
6,665
6,66
Gсвин
6,655
.
6,65
06 ев

11 ев

26 в
16 в
21 ев

03 ев

07 р

22 р

27 р
12 р
17 р

пр
13 р

02 р
18 р
08 р

23 р
28 р
е
е

п
п

п
а

а
а

а






01
177

График 2.
Использования метода изменения веса во времени позво-
ляет получать более точные значения G для тела из любого
материала, что невозможно методом Кавендиша. Эта невоз-
можность — следствие конструктивных особенностей кру-
тильных весов.
Поскольку напряженность гравиполя Земли во времени
меняется, то происходит неодновременное изменение масс
взаимодействующих тел, сопровождаемое изменением силы
их взаимного притяжения. Перемещение эталонных тел на
крутильных весах (при использование рычажных весов с регу-
лируемым плечом) может резко и значительно изменять
результаты замеров гравитационной «постоянной» и потому
последствия исследований гравитационного коэффициента с
применением крутильных весов не однозначны. Похоже это
основная причина низкой точности экспериментального на-
хождения коэффициента G.
Чтобы разобраться с этим явлением рассмотрим схема-
тично конструкцию крутильных весов и что происходит с
пробными телами, когда напряженность внешнего гравиполя
меняется или меняется расстояние между ними?
Простые крутильные весы представляют собой коромыс-
ло, подвешенное на упругой нити за центр. К концам коро-
мысла закрепляются или подвешиваются, два пробных тела (в
виде шариков), из одного и того же материала. Напротив их на
определенном расстоянии (иногда изменяемом) располагают
два эталонных массивных шара, которые притягивают проб-
ные шарики, закручивая нить. Когда пробные шарики стабили-
зи-руются, эталонные шары убираются, нить раскручивается
и по углу раскручивания определяется сила, с которой откло-
нилось коромысло. А дальше производится расчет по закону
И. Ньютона
Отметим главный недостаток этого способа: Это опосред-
ственный способ нахождения G. Он скрывает воздействие на
эталонные и пробные тела изменяющейся напряженности
178

гравитационного поля. И поэтому крутильные весы слабо от-


слеживают изменения внешней напряженности, а удаление
эталонного тел или их перемещение обусловливают возмож-
ность последующего случайного и не пропорционального из-
менения взаимодействия, поскольку эффект взаимодействия
исчезает не сразу. А поскольку масса эталонных тел во многие
сотни раз превышает массу пробных и плотность пробных тел,
под воздействием гравиполя планеты, изменяется быстрее
плотности эталонных, то итогом таких исследований может
стать соответствующее (практически ежедневное) изменение
величины гравитационного коэффициента в четвертом или
даже в третьем знаке.
Значительное влияние на показания весов оказывает и пе-
ремещение масс вблизи весов, и в первую очередь экспери-
ментатора. Его масса, более чем на порядок превышающая
эталонные массы, оказывает влияние на показание весов даже
тогда, когда экспериментатор находится от них на расстоянии
нескольких метров.
Когда же, для ускорения эксперимента, начинают не-
сколько раз в день передвигать эталонные тела то, приближая
то, удаляя их от тел пробных, гравитационный коэффициент
начинает меняться чуть ли не каждое передвижение и подчас-
тую в третьем знаке. Естественно, что свойства Земли в таком
режиме меняться не могут и поэтому исследованиям, в кото-
рых почти ежедневно у гравитационной переменной меняется
четвертый, а то и третий знак доверять сложно.
Похоже, единственным способом измерения гравитацион-
ного коэффициента, пожалуй, правильнее сказать гравитаци-
онного свойства, является метод прямого взвешивания во вре-
мени. Когда тело взаимодействует только с Землей, изменение
его веса (масы) отслеживает аналогичное изменение притяже-
ния Земли и на этот процесс не могут оказывать влияния ника-
кие посторонние массы. Именно этим способом производи-
лись взвешивание четырех пробных тел.
Рассмотрим, к примеру, «результаты измерения гравита-
179

ционной постоянной на установке с крутильными весами»,


полученные группой О. Карагиоза за период с 4 декабря 1990
года по 23 декабря 1991 года [41]. В исследование, как следует
из описания, использовался опыт ранее проведенных экспери-
ментов по определению гравитационной «постоянной». Опи-
сание исследования содержит результаты измерений, которые
можно сопоставить с результатами, полученными при взвеши-
вании четырех тел. Других же подробных аналогичных иссле-
дований, проведенных в последнее время, обнаружить не уда-
лось. Но это не существенно, поскольку ошибки в предшест-
вующих наблюдениях с использованием крутильных весов
достаточно стандартны. Для уменьшения объема работ ис-
пользуем материалы исследования за февраль-апрель 1991
года, поскольку последующие данные (до сентября) не очень
отличаются от результатов этого месяца. Приведем описание
постановки эксперимента из работы [41]:
«Эксперименты по определению гравитационной постоянной G
в настоящее время достигли высокого совершенства. Не смотря на
это за последние несколько десятилетий не удалось достичь суще-
ственного прогресса в повышении точности. В наиболее тщательно
выполненных за последние годы экспериментах погрешность опре-
деления G составляет примерно величину 1·10-4. Столь низкая точ-
ность определений важнейшей физической константы не может
удовлетворять потребности современной физической науки.
Отсутствие прогресса в повышении точности измерения при
техническом совершенствовании экспериментальных установок
ставит вопрос о наличии какого-то внешнего, ускользающего от
внимания экспериментаторов фактора, влияющего на результаты
измерений (здесь авторы исследовании совершенно правы – Авт.).
Выяснение природы этого фактора может способствовать просле-
живанию величины флуктуаций результатов измерений величины G
на длительных отрезках времени с целью выявления ритмов или
каких-либо других закономерностей.
Такие исследования проведены на установке с крутильными ве-
сами. …
Определение G осуществляется по величине периода колеба-
180

ния коромысла с закрепленными на его концах пробными массами


(около 1,5 г), подвешенного на тонкой нити в вакуумной камере. Вне
этой камеры располагаются эталонные массы – шары весом около 4
кг. (Итого вес эталонных тел превышают вес пробных почти в три тысячи
раз – А.Ч.) Период колебания коромысла – около получаса.
В настоящем отчете анализируются результаты, полученные с
декабря 1990 г. по декабрь 1991 г. в ходе практически непрерывных
измерений. С 4.12.90 по 27.12.91 установка работала в режиме
попеременного измерения G при трех положениях эталонных масс,
когда минимальное расстояние R между центрами эталонных и
пробных масс составляли 6,64, 9,43, 19,33 см (курсив наш – Авт.).
Величина G определялась в результате обработки методом наи-
меньших квадратов данных, полученных на этих трех расстояниях».
Описание крутильных весов, используемых исследовате-
лями, показывает, что они выполнены по стандартной методи-
ке. Т.е. изложенные выше нюансы изменения напряженности
гравитационного поля Земли не принимаются во внимание.
Поэтому следует ожидать, что результаты экспериментов бу-
дут достаточно хаотичны. Построим график 3 отображающий
изменение гравитационной переменной полученный на кру-
тильных весах за февраль 1991 года (диаграмма G) и на обыч-
ных за февраль 2006 г. (диаграмма G1).
Диаграмма G графика 3 фиксирует почти ежедневное
хаотичное изменение четвертого знака (1∙10-4). А диапазон
изменений лежит в пределах третьего знака. Естественно, что
при усреднении диапазон изменений передвинется на четвер-
тый, а возможно и на пятый знак. Никакого изменения напря-
жения гравиполя планеты не отслеживается. Его забивает хаос
случайных взаимодействий вызванных вариациями пробных
масс и передвижений экспериментаторов.
181

6,69
6,685
6,68
6,675
6,67
6,665
6,66
6,655
G
6,65
G1
6,645

ев ев ев ев ев ев ев ев ев ев ев ев ев ев
1.ф 3.ф 5 .ф 7 .ф 9.ф 1.ф 3.ф 5 .ф 7 .ф 9.ф 1.ф 3.ф 5.ф 7.ф
0 0 0 0 0 1 1 1 1 1 2 2 2 2

График 3.
Структура диаграммы G1, полученная по результатам за-
вешивания свинцового цилиндра в феврале 2006, совершенно
другая. Расчет величины G1 производился аналогично методу
использованному О. Карагиозом. Никакого усреднения ре-
зультатов не производилось. Коэффициент G1 хотя и включа-
ет две величины, зз и зт здесь рассматривается в классическом
понимании:
G1= зз∙зт,
где зз – гравитационный коэффициент Земли, а зт – грави-
тационный коэффициент тела.
На диаграмме G1 графика 3 хаотичность исчезла, появи-
лось достаточно медленное, последовательное изменение гра-
витационного коэффициента  дрейф, несколько напоми-
нающей синусоиду. Диапазон изменений G1, продолжающий-
ся до конца месяца, изо дня в день не выходит за пределы чет-
вертого знака. И только в конце месяца начинаются дрейфовые
отклонения в четвертом знаке.
Но вот с сентября группа О. Карагиоза стала проводить
эксперименты при неизменном положении эталонной массы, и
картина взаимодействий значительно изменилась (октябрь,
график 4). По первым замерам появился дрейф диаграммы G,
но не уменьшения, как на весах (диаграмма G2), а возрастания
гравитационного коэффициента. Динамику последующих за-
меров частично
182

6,85

6,8
6,75

6,7

6,65
6,6

6,55

6,5 G

6,45 G1
G2
6,4
01.окт

03.окт

05.окт

07.окт

09.окт

11.окт

13.окт

15.окт

17.окт

19.окт

21.окт

23.окт

25.окт

27.окт

29.окт

31.окт
График 4.
отображает диаграмма G1 (тоже хаотичная). Вырежем из
графика 9 диаграммы G и G2 и сопоставим их на графике 10.
6,675

6,67

6,665

6,66

6,655

6,65 G
G2
6,645

кт окт окт окт окт окт окт окт окт окт окт окт окт окт окт окт
.о . . . . . . . . . . . . . . .
01 03 05 07 09 11 13 15 17 19 21 23 25 27 29 31

График 5.
Дрейф диаграмм G и G2 , как следует из графика 5, про-
исходил в противоположных направлениях и отклонения за
месяц составили примерно одну и ту же величину. А, следова-
тельно, и на крутильных весах можно отслеживать изменение
веса тел во времени.
Вывод: Гравитационная «постоянная» имеет различную
количественную величину для всех тел и изменяется с измене-
нием гравитационного поля Земли.
183

3. Механика пульсирующего
взаимодействия
3.1. Законы механики
Выше уже упоминалось, что теоретический аппарат клас-
сическая механика считается окончательно разработанным, и
никаких оснований для сомнения в этом не существует, посколь-
ку отсутствуют серьезные механические эксперименты, противо-
речащие теории. Но есть повод усомниться в столь категориче-
ском утверждении. О слабости и неотработанности, этого аппа-
рата свидетельствует, например, очень простенькая игрушка —
китайский волчок, называемый иногда волчком Томпсона. Пред-
полагается, что впервые его запустил английский физик Томпсон.
Волчок состоит из пластмассового пустотелого шарика, одна
сторона которого срезана почти на пятую часть диаметра и на ее
месте находится "ножка", за который волчок приводится во
184

вращение (рис 20 а,б).

Рис. 20 а, б
Эта детская игрушка весьма и весьма любопытна и знаме-
нита. Ее движение изучали самые именитые физики XX века,
включая Н. Бора и В. Паули и ... так и не смогли объяснить. А
вращение волчка действительно оригинально. Если его закру-
тить за ножку, то первое время он крутится как обыкновенная
юла. Затем понемногу заваливается на бок, упирается ножкой в
поверхность и, переворачиваясь, встает на нее, продолжая свое
вращение. Причем самое существенное, что момент вращения
остается тем же, который был получен при его закручивании.
А механически это означает, что в какой-то промежуток времени
имеет место как бы останов волчка и начинается его вращение
в противоположном направлении, что, по классической механи-
ке, невозможно. Для примера возьмите карандаш, начните вра-
щать его в вертикальном положении, допустим по часовой
стрелке. Не прекращая вращения, переверните его так, чтобы
нижний конец оказался наверху, и убедитесь, что верхний конец
вращается в этом положении против часовой стрелки. Момент
вращения изменился. А волчок при перевороте его сохраняет. И
непонятно, как и почему у волчка сохраняется это вращение? И
еще: Откуда берется сила, поднимающая волчок? Ведь для подъ-
ема на ножку надо преодолеть силу веса, или, что одно и тоже,
заменить силу притяжения на силу отталкивания. Возможность
же существования силы гравитационного отталкивания не при-
185

знается классической механикой. Да и волчок уж очень простой


прибор, чтобы считать антигравитацию причиной его переворо-
та.
Где-то в конце 60-х годов движение волчка, как полагают,
удалось математически описать Я. Смородинскому. (Не объяс-
нить, а выразить системой взаимосвязанных уравнений, что
далеко не одно и то же. Поведение, например, вращающегося
гироскопа до сих пор не может объяснить ни один физик, а ма-
тематически описать во всех подробностях — пожалуйста.)
Позже аналогичные описания повторяли и другие исследователи
(Карапетян А.В., Маркеев А.П. ...) Вот как Я. Смородинский
объясняет поведение китайского волчка на страницах популяр-
ного журнала "Наука и жизнь" (№7,1969.)
"На обычный волчок действуют две силы: сила тяжести, прило-
женная к центру тяжести волчка, и реакция опоры. Пара сил, как это
полагается по законам механики, поворачивает ось волчка, и он, как
говорят, прецессирует — ось волчка все время изменяет свое поло-
жение в пространстве.
Мы можем доказать следующее утверждение: если каким-либо об-
разом увеличить скорость прецессии, то центр тяжести волчка под-
нимается.
Доказать это утверждение можно от обратного, Предположим, что
мы увеличим скорость прецессии, а центр тяжести в результате опус-
тится. Тогда, как это видно из рисунка 20 а увеличится момент сил
действующих на волчок (момент сил равен произведению силы F на
длину перпендикуляра, опущенного из центра тяжести О на вектор силы,
в данном случае на вертикаль — плечо силы). Но тогда скорость пре-
цессии должна еще больше возрасти. А если скорость возрастет, то,
согласно сделанному предположению, центр тяжести волчка еще
больше понизится, и скорость прецессии возрастет еще больше. Ясно,
что конец истории будет печальным: волчок упадет. Отсюда вывод:
наше предположение неверно, и при увеличении скорости прецессии
центр тяжести волчка не опускается, а поднимается (курсив везде
мой — А. Ч.).
Теперь можно вернуться к волчку Томпсона. Когда мы запускаем та-
кой волчок, то в отличие от детской юлы он касается пола не одной и той
186

же точкой своего сферического донышка, а перекатывается так, что


точка касания волчка с полом "вычерчивает" на волчке кусочек спирали.
Посмотрим, как ведет себя другой конец волчка — его ножка. Если
бы волчок Томсона вращался, как обычная юла, касаясь стола все
время одной и той же точкой, то ножка описывала бы окружность с
постоянной скоростью — волчок прецессировал бы. Из-за того, что
волчок Томсона перекатывается па столу, ножка волчка повторяет
движение точки касания донышка и скорость прецессии возрастает. А
тогда центр тяжести волчка должен подняться. Посмотрев на рисунок
20 б, можно понять, что центр тяжести волчка лежит немного ниже
центра шарика: у шарика срезана верхушка. Поэтому, когда волчок
переворачивается на бок, центр тяжести его оказывается выше. Про-
должая вращаться вокруг горизонтальной оси, волчок переворачива-
ется на ножку, центр тяжести занимает самое высокое положение, и
волчок спокойно продолжает вращаться.
Значит единственное условие, которому должна удовлетворять
форма волчка состоит в том, что при его переворачивании центр
тяжести должен все время подниматься.
В заключение проделайте с волчком поучительный опыт (мне о
нем рассказал Oгe Бор, сын Нильса Бора) Насыпьте на пол или на стол
тонкий слой пудры (мела или муки) и запустите волчок. После того, как
волчок перевернулся, осмотрите его. Вы увидите нарисованную пудрой
линию, по которой двигалась точка касания волчка с полом или сто-
лом. Линия эта закручивается спиралью, но в одном месте она начина-
ет раскручиваться в обратную сторону. Попробуем объяснить и
это явление.
Закон сохранения количества движения требует, чтобы волчок
вращался в одну и ту же сторону, как в исходном положении, так и в
перевернутом. Пусть, например, он начал вращаться по часовой
стрелке (если смотреть на него сверху) — так он будет вращаться если
вы его запустили правой рукой. Если бы, не переставая вращаться
вокруг своей оси, волчок перевернулся, то в перевернутом состоянии он
уже вращался бы против часовой стрелки. Значит, для того, чтобы все
было по законам физики, волчок ,в какой-то момент должен пре-
кратить вращаться вокруг оси, проходящей вдоль "ножки", а затем
завращаться в обратную сторону. Это произойдет тогда, когда вол-
чок будет лежать на боку и вращаться вокруг оси, проходящей через его
187

бока".
Имеются большие сомнения в корректности полученного Я.
Смородинским математического описания и объяснения меха-
низма вращения китайского волчка, поскольку в процессе его
движения включается останов вращения и продолжение враще-
ния волчка после останова в противоположном направлении.
Можно считать, что теоретическое объяснение механизма пере-
ворота волчка Томпсона отсутствует. И это не единственный
необъяснимый эксперимент в классической механике. Экспери-
менты Ю.И. Крюкова, В.И. Чичерина, Р.И. Романова, В.П. Се-
лезнева, А.И. Вейника, Ю.Г. Белостоцкого, С. Маринова и мно-
гих, многих других авторов (некоторые из них будут описаны
ниже) не находят объяснения. Инерцоиды В.Н. Толчина и его
последователей до сих пор отвергаются, поскольку тоже остают-
ся необъяснимыми, что само по себе свидетельствует о не-
благополучии в классической механике с теорией. Но обо всем
по порядку. Сейчас же вернемся к законам классической меха-
ники и рассмотрим возможность их расширенного понимания.
Кстати, о неполноте этих законов неоднократно упоминала в
своих работах Е. Блаватская.
В основу современной физики положены четыре закона ме-
ханики Ньютона: закон инерции, закон импульса, закон взаимо-
действия тел и закон всемирного тяготения. Особенность их
заключается в том, что описания процессов единой природы
производится по законам, между которыми отсутствует
какая бы то ни было связь. Они полностью самостоятель-
ны и независимы. И хотя имеются рассуждения о том, что пер-
вый закон, в общем-то, можно вывести из второго, вывод этот
сопровождается постулированием потери "удерживаемым в со-
стоянии покоя" телом как минимум двух своих свойств F и g
(что возможно в математике, но невозможно в природе). А, как
уже говорилось, постулирование отсутствия какого либо свойства
у тела равнозначно отсутствию самого тела. То есть тело превра-
щается в математическую фикцию. Закон, в котором формулиру-
ется поведение тела-фикции, не может быть корректным, а от-
188

сутствие связи его с другими законами свидетельствует о


формальном соединении их в одну систему. Приведем форму-
лировку этих законов в той записи, в которой они изложены в
«Математических началах натуральной философии» [2], и коротко
проанализируем их:
Первый закон (аксиома): «Всякое тело продолжает удер-
живаться в своем состоянии покоя или равномерного и прямо-
линейного движения, пока и поскольку оно не понуждается при-
ложенными силами изменить это состояние».
Математическая запись закона (отметим, что математическая
формализация закона произведена не самим Ньютоном, но явля-
ется на сегодня общепризнанной.) [11]:
а = 0 если Fрез. = 0, (3.1)
где Fpез. – векторная сумма всех сил, действующих на тело, а –
ускорение тела. (Полагаю, что обозначение а, как и название,
некорректны. Мы в законе имеем дело не с ускорением, а с на-
пряженностью гравиполя g, которая имеет ту же размерность и
наблюдается нами как ускорение а.)
К тому же математическая формализация (3.1) не со-
ответствует содержанию закона. В ней отсутствуют какие бы то
ни было признаки тела, находящегося в некотором состоянии и
естественно, что свойства этого "ничего" можно приравнивать
0. Но тогда записанные равенства есть безадресная, ничего не
отображающая математическая абстракция. Кроме того, как
отмечает И. Горячко [45]:
«Несмотря на простоту формулировки, первый закон неявно вво-
дит в обращение большое количество объективных и субъективных
принципов построения классической механики как теории взаимодейст-
вий:
• принцип существования материи как вещества (наличие тела и
окружающей среды), (добавлю — вещественной – А.Ч.);
• принцип инерции (свойство тела находиться в состоянии покоя
или равномерного прямолинейного движения в отсутствии действия на
него внешних сил);
• принцип относительности [связанный с возможностью определе-
189

ния состояния тела по отношению к другому телу, к самому себе или к


системе отсчета в зависимости от скорости движения (эти два прин-
ципа, инерции и относительности, в природе отсутствуют. Они следст-
вие постулатов классической механики.— А.Ч.)];
• принцип причинности (связанный с возможностью определения
состояния тела в каждый последующий момент времени);
• принцип равномерно текущего времени и изотропности окру-
жающей среды (за равные промежутки времени тело при равномерном
движении проходит равные расстояния);
• принцип взаимодействия (изменения состояния тела возникают
не из ничего, а только в результате его взаимодействия с другими
телами или окружающей средой);
• принцип сохранения телом постоянной массы в состоянии покоя
или равномерного движения.
Нетрудно заметить, что первый закон не предусматривает каких-
либо ограничений по скорости движения тела (и не оговаривает неиз-
менности массы тела – А. Ч.).
И все-таки нельзя считать, что формулировка этого закона явля-
ется исчерпывающей. Действительно, достаточно лишь указать на
возможность движения тел по идеальной окружности, чтобы это
утверждение стало вполне очевидным».
И хотя абстрагирования в законе достаточно для ото-
бражения состояния тоже абстрактного тела-точки, закон все же
оперирует не с фантомными образованиями. Когда же приходит
время, использовать его по отношению к реальному телу, допус-
тим при воздействии на это тело с некоторой силой, в математи-
ческой формализации данного тела должны быть подставлены
именно те параметры, которые отображают скомпенсированные
внутренние взаимосвязи (инварианты) именно данного тела. Как
показано методом КФР, скомпенсированность определенных
свойств тел отображается либо инвариантами, либо формулами.
Поскольку определяется сила в момент воздействия на тело, а,
следовательно, и сила сопротивления тела этому воздействию,
необходимо знать, какой силой «обладало» это тело до воздей-
ствия на него. Точнее, с какой силой тело взаимодействовало с
окружающим веществен-ным пространством. Знание уравнения
190

взаимодействия тела с эфирным пространством становится тем


основанием, которое составляет структуру I закона механики.
Естественно, что в это уравнение должны входить те пара-
метры, которые включает в себя I закон механики: масса и на-
пряженность гравитационного поля самого тела. Определяем их,
опираясь на параметры железного шарообразного тела радиусом
25 см из таблицы 6: т = 525 г., G = 9,53∙10-8 см1сек-2, ω =
1,773∙10-3 сек-1. Определяем напряженность гравиполя тела:
g = Rω2 = 7,858∙10-5 см/сек-2.
Находим силу Fв, с которой шар взаимодействует с гра-
витационным полем Земли:
Fв = mvω =mg = 0,041 см.г.сек-2. (3.10)
Это очень важный физический параметр Fв. Он свидетель-
ствует о том, что тело притягивает Землю с силой Fв, Земля же
притягивает тело с силой равной его весу, т.е. для железного
тела радиусом R = 25 см с силой F = Р = 5,15105 см.г.сек-2 или
в 12560000 раз сильнее. И утверждения в классической меха-
нике о том, что Земля притягивает тело с той же силой, с
которой тело притягивает Землю, некорректны.
Естественно, что это очень незначительная величина Fв =
0,041 см.г.сек-2, и ее без всякого ущерба для расчета можно игно-
рировать. Но наличие данной величины как физического фак-
тора отбросить принципиально невозможно. Ее наличие в урав-
нении есть свидетельство реальности того тела, которое
участвует в природном процессе и не позволяет производить
приравнивания ни силы взаимодействия с пространством, ни
напряженности его гравиполя к 0. Малая величина Fв = 0,041
см.г.сек-2 параметров тела, находящегося в покое, при мате-
матической формализации входит в уравнение II закона
механики в виде основы и определяет его постоянную часть,
возрастающую при внешнем воздействии.
Таким образом, пульсирующий (обладающий, как и все те-
ла на поверхности Земли, так называемым «нулевым колебани-
ем») железный шар, находящийся в относительном покое (отно-
сительный покой — отсутствие перемещения относительно ок-
191

ружающего вещественного пространства, а по И. Ньютону —


относительно окружающих вещественных тел), действует на
пространство с силой Fв = 0,041см.г.сек , и это воздействие будет
оставаться неизменным в течение достаточно неопределенного
времени. Аналогичное силовое воздействие, образуемое каждым
телом, должно входить в I закон механики, сформулированный
следующим образом:
g = vω − const ≠ 0,
Fв = mg − const' ≠ 0, (3.2)
где g − напряженность гравиполя тела. Параметры Fв и g неиз-
менны не потому, что не могут меняться, а потому, что для
этого изменения необходимо приложение внешней силы. И пер-
вый закон механики может быть сформулирован, придерживаясь
И. Ньютона, следующим образом:
Всякое тело, взаимодействуя, с вещественным про-
странством, продолжает удерживаться в состоянии отно-
сительного покоя или абсолютного движения пока и посколь-
ку оно не понуждается приложенными усилиями изменить
это состояние.
Слова "абсолютное движение" констатируют в законе не-
возможность относительного перемещения в вещественном
пространстве (невозможность относительного движения).
Все перемещения в эфире абсолютны.
Формулировка второго закона механики, закона импульса
(?? — А.Ч.), накрепко усваивается еще при прохождении школь-
ного курса физики и становится азбучной истиной для каждого
образованного человека. Приведу ее:
Второй закон (аксиома): «Изменение количества движения
пропорционально приложенной движущей силе и происходит
по направлению той прямой, по которой эта сила действует».
Уравнение, описывающее этот закон, тоже было предложено
не И. Ньютоном, а его последователи остановились на следующей
математической формализации закона:
Fрез = dP/dt или F = та, (3.3)
где P = mv − импульс тела, m − масса тела, v − скорость движе-
192

ния тела, t − время, а − ускорение (здесь тоже должно быть g, но


поскольку привычно а, оставим его).
И эта формализация безадресна. Никакие свойства конкрет-
ного тела в ней отражены быть не могут. Сила в классической
механике возникает как следствие математической операции с
некоторой массой математической точки, не имеющей никако-
го отношения ни к одному телу.
В формулировке закона очень важно понятие «количество
движения». Оно как бы предполагает наличие этого движения
до воздействия силы. А вот уравнение (3.3) не отражает никакого
движения до появления силы. И по нему, только появившаяся
приложенная сила вызывает движение. Широкое понятие «коли-
чество движения», предполагающее все виды движения тела и не
исключающее возможности взаимодействия с окружающим
пространством, прямолинейные потомки ограничили частностью,
исправив «количество движения» на «импульс материальной
точки». Последняя (точка), кроме абстракции, из себя ничего не
представляет и ни с чем не взаимодействует, поскольку не имеет
размеров. Более того, ее взаимодействия с чем бы то ни было про-
сто невозможно. И потому формулировка закона включает толь-
ко один вид движения — поступательное и является отображени-
ем закона сохранения импульса (абстракция) движущейся пря-
молинейно (абстракция) по инерции (абстракция) материальной
точки (абстракция). Можно сказать — включает закон абстракт-
ной мнимости.
И хотя в этой формулировке закон в течение почти трех
столетий не вызывал никакой озабоченности у ученого мира,
чрезмерная заабстрагированность сама свидетельствует о его
недостаточной общности и расплывчатости (ненадежности). И,
видимо, поэтому за прошедший период так и не состоялся в
законе переход от движущейся в пространстве абстракции —
точки к движению реального физического тела в том же про-
странстве. А потому нет надежных способов описания движения
тела по второму закону механики [46]. Более того, в существую-
щей редакции закон включает в себя только прямолинейное дви-
193

жение точки без вращения и без взаимодействия с окружающим


пространством. Оно и понятно — мнимость — точка не имеет
свойств и ни с чем не взаимодействует, и потому не может опи-
сывать как процесс движения тел, так и их различные взаимодей-
ствия.
Несколько шире учитывается взаимодействие с про-
странством, закон сформулирован в [47], но тоже ограничен
поступательным движением. И только, по-видимому, работа
И.Е. Пехотина [45] позволяет наконец подойти к проблеме полно-
го понимания поступательного и вращательного движения не
точки, а тела в пространстве, и к новой формулировке II закона
механики. Рассмотрим взаимодействия и формы движения тела,
которые содержатся в структуре II закона механики и изменяют-
ся под воздействием внешней силы:
• самопульсация и пульсация тел;
• наличие взаимодействия с вещественным пространством;
• поступательное движение;
• криволинейное, вращательное движение.
Данные формы охватывают весь диапазон движения телес-
ных образований. А поскольку II закон относится к категории
наиболее общих законов механики, все они в той или иной мере
должны получить отображение в этом законе. Достаточно узкое
понятие «импульс тела», как произведение его скорости на мас-
су, которого не было у И. Ньютона, получило в современной
физике широкое распространение как фактор энергетической
потенции тела. Но, как это ни удивительно, до сих пор считает-
ся, что вращающееся тело не обладает импульсом, а потому
полное количество движения, как оно записано во II законе, ог-
раничивается импульсом его поступательного движения. То, что
тело при поступательном движении в пространстве обладает
еще и вращательным движением, не принимается во внимание.
Поскольку точка не тело и потому не может взаимодействовать
с пространством и вращаться, не возникало и вопроса о необхо-
димости распространения действия II закона механики на описа-
ние вращательного движения. Похоже, что впервые на это обра-
194

тил внимание и решил задачу одновременного описания посту-


пательно-вращательного движения И.Е. Пехотин. Кратко, ориен-
тируясь на [45], изложу это описание.
II закон механики в формулировке Ньютона предполагает,
что на движущееся поступательно тело действует внешняя сила,
приложенная в центре масс и не образующая вращательного
момента, само же тело не взаимодействует с пространством, в
котором оно движется. А потому тело можно рассматривать как
точку, в которой сосредоточена вся его масса. Однако в естест-
венных условиях всякое тело, как это отмечал еще Декарт, «име-
ет протяженность в длину, ширину и глубину». Линия же действия
приложенной силы (как вариант равнодействующей нескольких
внешних сил) очень редко бывает приложена строго в точке цен-
тра масс тела, а значительно чаще — на некотором расстоянии от
него или в геометрическом центре тела.
(Другая, но более слабая для макромира, причина воз-
никновения вращения в основном в космосе — вращение собст-
венного гравиполя тела.) В результате такого воздействия меж-
ду центром масс и точкой приложения силы образуется плечо h
и возникший момент, как произведение силы на плечо, стремит-
ся повернуть тело (рис. 21). По этой причине большинство не-
бесных тел (можно смело сказать что все) вращаются при свобод-
ном поступательном движении.
Это, по-видимому, привело Пехотина к выводу об од-
носторонности формулировки II закона механики из-за отсутст-
вия корректного описания вращательных взаимодействий тел и
к необходимости уточнения этого взаимодействия [45]. Свои
выводы Пехотин делал на основе проводимых им эксперимен-
тов с телами (шарами) массой т (На рис. 21а изображено такое
тело — шар радиусом r и с пазом, на который навивается шнур.
На изображении: а − вид спереди, б − вид с боку, с − вид сверху.)
Шар подвергался воздействию аналогичного тела, соединенного с
ним прочным шнуром и движущегося со скоростью v относи-
тельно пространства. Линия действия силы F проходит на рас-
стояний h от центра масс шара.
195

Рис. 21 а-г
Рисунок 21г отображает схему одного из экспериментов по
проверке закона сохранения момента импульса. В этом экспери-
менте стальной шар (рис. 21а) массой 1 кг выбрасывался пус-
ковым устройством с начальной скоростью v = 20 м/с под уг-
лом 45° к горизонту и приземлялся на расстоянии S = 41 м от
пускового устройства. Начальная скорость шара определялась
формулой:
v = √gS = 20 м/c. (3.4)
После достижения устойчивой начальной скорости шара 20
м/с к нему капроновым шнуром прикреплялся другой стальной
шар такой же массы с канавкой, в которой размещалось два
витка шнура. В начале эксперимента шар 1 находился в пуско-
вом устройстве, а шар 2 лежал рядом с устройством.
После выбрасывания устройством шара 1 последний взаи-
модействовал через шнур с шаром 2 и, совершив совместный
полет, центр масс их падал на расстоянии S1 или S2 от пускового
устройства в зависимости от того, изменялась ли скорость вра-
щательного движения шара 2 или не изменялась. Иначе говоря,
196

дальность полета связки двух шаров определялась тем, в каком


состоянии летел второй шар, вращаясь или нет. Превращалась
кинетическая энергия поступательного движения шара 1 в ки-
нетическую энергию вращательного движения шара 2 или не
превращалась.
Если в начальный момент шнур не был навит на шар 2, т.е.
при взаимодействии кинетическая энергия поступательного дви-
жения шара 1 не превращалась в энергию вращения шара 2, то
центр масс системы шар 1 плюс шар 2 падал на расстоянии 9,2-
9,4 м от пускового устройства. Если же в начальный момент
шнур был навит на шар 2, и при взаимодействии шар 2 начинал
вращаться, то после взаимодействия центр масс системы шары
падал на расстоянии 6,0-6,2 м от пускового устройства.
По формуле (3.4) определяем среднюю скорость движения
центра масс системы шар 1 плюс шар 2 по дальности 9,3 м. и 6,1
м. Она для первого случая оказывается равной 9,55 м/с, а для
второго — 7,75 м/с. Имея эти данные, по формуле
pr = (m1 + m2)v1,
находим, что при движении без вращения импульс системы шар
1 плюс шар 2 равен 1,91∙106 гсм/с, а при движении с вращением
1,55∙106 гсм/с. Во втором случае импульс на 20% меньше, чем
при взаимодействии в первом случае, что прямо противоречит
закону сохранения импульса и свидетельствует о его неполноте в
применении к телу, имеющему «протяженность в длину ширину и
глубину». Следовательно, необходимо, объединить в законе посту-
пательное и вращательное движение тела под воздействием
внешней силы. Рассмотрим такую возможность на примере того
же шара. Под действием силы F тело (стальной шар) движется
поступательно с ускорением а1 (а' − g'):
а1 = F/m,
и с одновременным вращением под действием той же силы F с
угловым ускорением ε:
ε = Fh/mr2, (3.5)
Где r – радиус инерции тела относительно оси, проходящей
через центр масс тела (рис. 21), и линия действия силы F [44]
197

далее формализуется как тангенциальное ускорение а° = g°:


ао = Fh2/mr2. (3.6)
И полное, по Пехотину, ускорение а от приложения силы F
равно:
а = а1 + ао = F/m +Fh2/mr2 =F(1 + h2/r2) (3.7)
Однако в уравнение (3.7) не входит вызываемая само-
пульсацией сила взаимодействия тела с пространством Fв, и
потому его нельзя считать полным. Приложение внешней силы
вызывает деформацию тела по направлению действия силы и
соответствующее деформации энергетическое воздействие
обусловливает изменение пульсации тела. Следствием последней
и становится его перемещение с одновременным вращением. И
потому полным (3.7) будет только с учетом самопульсации тела
ω, следующей из I-го закона (3.2) и для нашего случая равной g'
= hω2, а, следовательно, сила от самопульсации равна Fв =
mhω2. Тогда (3.7) будет иметь вид:
а = ах + а° + g'= F/m + Fh2/mr2+ F'/m,
a = F(1+h2/r2 +l)/m, (3.7')
где l = Fв/Р.
Таким образом, в уравнение (3.7') входит постоянный член I-
го закона механики, свидетельствующий о наличии именно того
тела, воздействие на которое силой F вызывает изменение его
количества движения:
F = am/(1 +h2/r2 +l) (3.8)
Это (3.8) и есть математическая формализация II закона
механики.
Он, как и первый закон, действует во всей физике, вклю-
чая электродинамику и квантовую физику. Поскольку у тел,
находящихся на поверхности Земли величина Fв незначительна и
отображает вращения их гравиполей, то она, будучи Fв << F,
при наведенном движении и вращении складывается с членом
уравнения (3.7) и не оказывает (в отличие от квантовой механи-
ки, в которой наблюдаются экспериментально именно следст-
вия этой силы) существенного воздействия на движение тела.
Исходя из этого уравнение (3.8) можно переписать в виде:
198

F = mar2/(r2+ h2) (3.8')


При h = r получаем:
F = та/2. (3.9)
Напомню, что а есть собственная напряженность гравиполя
тела.
Уравнение (3.9) в классической механике отображает нали-
чие дополнительного сопротивления силе, воздействующей на
тело, и равного половине силы воздействия. Оно представляет
собой обобщенную формализацию II закона механики, вклю-
чающую в неявном виде взаимодействие тела с окружающим
вещественным пространством. Причем половина силы прихо-
дится именно на это взаимодействие. В частном случае, если
считать тело самонеподвижным, способным только к поступа-
тельному перемещению без взаимодействия с пространством (т.е.
по инерции), а действие силы F приложенным в центре масс
такого тела, т.е. при h = 0, получаем:
F = ma(r2/r2 + 0) = та. (3.10)
Наличествует как бы возвращение (3.10) к математической
формализации II закона Ньютона, но уже как частного случая
уравнения (3.8). Случая, обусловленного только постулированием
самонеподвижности тел, т.е. такого их состояния, которое в при-
роде отсутствует, поскольку всегда сохраняется собственное
движение тел — самопульсация, описываемая уравнениями
(3.2). Его можно получить и из самого уравнения (3.8) обобщен-
ного закона количества движения приравниванием а = g = rω2.
Как следует из (3.9), при взаимодействии тел по II закону
механики суммарная энергия взаимодействующих тел равняется
половине той энергии, которая «расходуется» на изменения их
системы движения. Той энергии, которая в современной механике
носит название кинетической.
Таким образом, второй закон механики не является зако-
ном сохранения импульса, а отображает изменение количе-
ства движения тела не как движения по инерции, а как
взаимодействия тела с окружающим пространством [10],
которое и обеспечивает это изменение. Именно взаимодействие с
199

пространством обусловливает, по словам Пехотина, «возмож-


ность превращения (преобразования) кинетической энергии поступа-
тельного движения изолированной, замкнутой (?? – А.Ч.) механической
системы в кинетическую энергию вращательного движения этой же
системы, и наоборот».
И хотя Пехотин опирается на инерциальное понимание по-
ступательного и вращательного движения, и свою же формули-
ровку понимает как движение без взаимодействия, уравнения
(3.7)-(3.9) свидетельствуют, что изменение количества движения
тела под воздействием силы равно ее половинной величине.
Вторая половина приходится на взаимодействие с окружающим
вещественным пространством, которое продолжается и тогда,
когда отсутствует видимое поступательное и вращательное
движение [17]. Это очень существенно для понимания взаимо-
действия вращающихся космических тел и элементарных час-
тиц.
Надо отметить, что Пехотин считает возможным сохранение
в механике второго закона в формулировке Ньютона. А свою
разработку относит к открытию нового, более общего пятого
закона механики, в который, как частный случай и как сущест-
венное дополнение, входит II закон. Но частное всегда является
компонентом общего, вытекает из него и потому не может состав-
лять общего закона. Тем более что в природе все движения нераз-
рывны и могут быть взаимосвязанными только обобщенным зако-
ном. Эти обстоятельства и определяют место закона Ньютона-
Пехотина как второго закона механики. Поскольку и поступа-
тельное и вращательное движения входят в уравнения (3.8), мож-
но предложить следующую предварительную редакцию обоб-
щенного закона Ньютона-Пехотина — II-го закона механики:
Изменение количества движения, вызывающее изменение
взаимодействия тела с пространством, пропорционально
приложенной движущей силе и происходит по направлению,
обусловленному перераспределением деформаций взаимодей-
ствующих тел.
Отдельного рассмотрения заслуживает третий закон — закон
200

действия и противодействия тел. По своему характеру он диалек-


тичен и в некоторой степени отображает философский закон
единства противоположностей.
Третий закон Ньютона (аксиома): «Действие всегда есть
равное и противоположное противодействие, иначе — взаи-
модействие двух тел друг на друга между собой равны и на-
правлены в противоположные стороны»:
Fa→в = Fв→a, (3.11)
где Fa = maga, a Fв = mвgв, и, следовательно, в формализации (3.11)
тоже тел нет, но предполагается, что свойство сила каждого
взаимодействующего тела возникает только после начала взаимо-
действия и до этого у тел отсутствует. Однако, как следует из I
закона механики, эта сила наличествует у тел всегда и равен-
ство (3.11), отображая это постоянное наличие сил по I зако-
ну справедливо всегда и для движущихся и для неподвижных тел.
И, тем не менее, в своей правильной формулировке закон
недостаточен. Механика Ньютона предполагает взаимодействие
двух тел в момент удара или иного воздействия, когда тела отно-
сительно друг друга не движутся. Это уникальная и в общем пра-
вильная, но только мыслимая абстракция. Именно в этот единст-
венный миг можно как бы абстрагироваться от пространства, счи-
тая его отсутствующим, что и следует из классической механики.
В этот момент происходит взаимодействие как бы только двух
тел, которые и относительно друг друга, и относительно про-
странства именно в данный момент неподвижны. В такой ситуа-
ции мыслимое действие одного тела равно противодействию
другого.
Данное представление взаимодействия двух тел нельзя счи-
тать адекватным действительности. Оно исходит из существова-
ния и взаимодействия двух тел (так же как формулировка первого
закона классической механики определяет существование одного
объекта, а второго — тоже двух). Но в природе никогда не бывает
одного объекта. Один объект — вымышленная, чисто умозри-
тельная ситуация, предполагающая невещественность, пустоту
простран-ства. За кадром (телом) всегда стоит вещественное
201

пространство, и оно-то вносит свой вклад во все взаимодействия.


Каждое тело в ускоренном движении сопровождает некоторая
деформация и соответствующая его динамическим свойствам
эфирная шуба. В момент взаимодействия происходит перерас-
пределение их гравитационных деформаций, плотностей и кон-
фигурации эфирных шуб. Именно этот процесс характеризует
действие и противодействие, а в нем по классической механике
не участвует вещественное эфирное пространство.
Когда миг взаимодействия или соударения пройдет и закон-
чится процесс передеформации тел, картина действия и противо-
действия изменится. Тела либо разбегаются, и тогда третий закон
механики не применим именно к этим телам, и в этом случае
остается действие тел на пространство и противодействие по-
следнего по тому же третьему закону, либо тела начинают дви-
гаться совместно и с ускорением так, что одно  движущее тол-
кает другое  движимое. Вот теперь в совместном движении и
взаимодействии участвуют не менее трех тел. С одной стороны,
два взаимодействующих тела — движущее и движимое со свои-
ми эфирными шубами, представляющими третье действующее
тело, и четвертое тело  движительное, т.е. то, от которого от-
талкивается тело движущее. Без наличия движительного тела
всякое движение  перемещение, кроме движения по инерции
(т.е. мыслимого движения в отсутствии вещественного про-
странства), невозможно. Так паровоз (или, например, сопло,
толкающее ракету), толкающий с ускорением вагон по горизон-
тальным рельсам, является движущим телом, вагон - движимым
телом, а рельсы  движительные тела. Процесс отталкивания от
них и есть условие движения системы паровоз-вагон относитель-
но третьей системы — эфирного гравиполя.
И вот при таком сложном движении третий закон механики
абстрагируется от третьего и четвертого тел и рассматривает
только взаимодействие между движущим и движимым телами,
т.е. как бы образует из них самостоятельную систему. Такое
абстрагирование и приводит якобы к нарушению третьего зако-
на. Однако корректное описание взаимодействия тел допускает
202

абстрагирование только от четвертого тела, которое заменяется


некоторой силой, действующей в направлении движения и обес-
печивающей процесс ускоренного передвижения системы трех
тел. Тогда взаимодействующие тела образуют как бы самостоя-
тельную, не зависящую от внешних факторов систему. Но эта
«независимая» система никак не может быть независимой от
гравитационных полей и от деформации в них при взаимодейст-
виях (в частности в движении). Последнее, т.е. взаимодействие,
будет происходить всегда при наличии третьего тела — эфира. И
в этом взаимодействии между движущим и движимым телами
будет оставаться равенство между действием и противодействи-
ем, и внешняя сила, приложенная телом, движущимся к телу
движимому Fв = mвgв (сила сопротивления эфира), будет в точ-
ности равна силе сопротивления, обусловливающего деформа-
цию тела движимого телу движущемуся, т.е. силе «инерции».
Данное сопротивление пропорционально степенным свойствам
тел и создается вещественным эфиром, относительно которого
система взаимодействующих тел движется. Отсюда третий
закон:
Взаимодействие тел в эфирном пространстве обусловливает
им равное и противоположное противодействие.
Эфир — тот самый объект, который обеспечивает всеобщ-
ность третьего закона при всех взаимодействиях.

3.2. Волновое гравитационное притяжение

Закон всемирного тяготения (в свободной интерпретации):


Два тела действуют друг на друга с силой пропорциональной их
массам и обратно пропорционально квадрату расстояния ме-
жду ними (центрами их масс).
Повторим математическую запись закона [11]:
F = GMM1/R2. (3.12)
Здесь: G – гравитационная постоянная, М, М1 – массы
взаимодействующих тел, R – растояние между центрами грави-
тирующих тел.
203

Уравнение (3.12) можно записать в форме первого закона


механики (3.2):
F = mg, (3.12')
где g – напряженность гравиполя Земли, равная:
g = GM/R2.
Уравнение (3.12) только по форме свидетельствует о том,
что между некоторыми телами возникают силовые взаимодей-
ствия. Из него совершенно не ясно, притяжение или отталкива-
ние описывается данной формулой (как, например, и по закону
Кулона). Одинаково возможно и то и другое. И только основы-
ваясь на бесчисленном количестве экспериментов, постоянно
констатирующих наличие притяжения и отсутствие отталкива-
ния, с которыми люди сталкиваются на каждом шагу, классиче-
ская механика постулирует, что уравнение (3.12) описывает
взаимное притяжение тел, но так, что ничего нельзя сказать ни о
знаке силы, ни о механизме притяжения, ни о форме передачи
взаимодействия.
Это обстоятельство сформировало всеобщее убеждение в
том, что гравитация — однонаправленное взаимодействие, обу-
словли-вающее телам только притяжение, и в соответствие с
законом (3.12) никакого гравитационного отталкивания быть не
может. Такие утверждения до сих пор встречаются в справоч-
никах и учебниках. Приведу пример из [48]:
«Силы гравитации не могут быть отталкиванием. Кроме то-
го, гравитационные взаимодействия нельзя ослабить или устра-
нить с помощью какого либо экрана».
А поскольку точно такую же формализацию имеет закон
Кулона в электродинамике, допускающий существование как
притяжения, так и отталкивания, то дается разъяснение:
«Не следует смешивать взаимное притяжение масс с силами
магнитного или электрического притяжения. Это силы совершен-
но различной природы» (курсив мой – А.Ч.).
По закону притяжения классической механики (3.12) масса
тела (шаровой формы), если его радиус много меньше расстоя-
ния между телами может считаться сосредоточенным в центре
204

тела, а само тело можно полагать точкой, имеющей массу. Сила


притяжения направлена по линии соединяющей центры тел, и
обеспечивается их массами пропорционально гравитационной
«постоянной», о физической функции, которой есть только
предположения. Появление в структуре G угловой скорости
(2.47) показывает, что не массы вызывают взаимное притяже-
ние тел, а волновое взаимодействие между телами, передаю-
щееся через вещественный эфир. Подстановка в (3.12) вместо G
ее значение из (2.47) совершенно меняет физическое понятие
гравитацинного притяжения:
F = 3m2ω2/4πρR2. (3.13)
Для двух взаимно гравитирующих тел:
F = 3Мω·mω1/4πρR2. (3.14)
В структуре уравнений (3.13)-(3.14) появилось свойство
пульсации — угловая скорость ω, указывающая на волновой или
вращательный характер гравитационного притяжения, а, следо-
вательно, и на возможность существования антиграви-тации
и некоторой среды, которая передает незатухающее пульса-
ционное сгущение и разряжение в пространстве от точки к
точке.
Рассмотрим уравнение (3.14). Оно определяет силу взаимного
притяжения двух самопульсирующих тел. Естественно, что вол-
ны без среды не передаются. И можно полагать, что среда, пере-
дающая пульсацию, по своим свойствам подобна пульсирующим
телам, поскольку иначе их взаимодействие со средой невозмож-
но. Не останавливаясь на ее свойствах, (коротко они упомина-
лись выше), отметим, что само наличие в (2.47) и в (3.14) круго-
вой частоты ω равнозначно доказательству наличия среды —
эфира. К тому же самопульсация находящихся на некотором
расстоянии тел создает в среде волны разряжения и сжатия,
движущиеся объемно, в том числе и к пульсирующим телам.
Если тело только одно и в отдалении отсутствуют другие тела,
то его пульсация сопровождается выделением энергии в виде
силы, образующей объемные волны. Иначе говоря, тело своим
силовым воздействием создает попеременное сжатие и разря-
205

жение среды — ее волнение. Сила, создающая это волнение


описывается формулой (3.13). Расход энергии W на поддержа-
ние пульсации определяется формулой:
W = FR = 3m2ω2/4πρR,
где R — радиус пульсирующего тела.
Если другое тело отсутствует, то энергия самопульсации рас-
ходуется на взаимодействие с окружающим эфирным простран-
ством. Если тело имеется, то на взаимодействие с ним будет
расходоваться только часть энергии самопульсации. Другая
часть передается эфиру и с расстоянием затухает.
Волнение в эфирной среде, создаваемое пульсацией двух
тел, при движении навстречу друг к другу при сложении образу-
ет стоячие волны с узлами и пучностями. Предполагается, что
волны имеют одинаковую амплитуду и частоту. И в зависимо-
сти от длин волн и их фаз обусловливают либо притяжение,
либо отталкивание тел. Если это так, то в уравнении (3.14) от-
сутствуют параметры фаз ε, отображающих возникновение стоя-
чих волн и обусловливающих силовое взаимодействие тел. Под-
ставляем их в (3.14) и получаем:
F = 3ωМω1mсos(ε – ε1) /4πρR2, (3.15)
где ε – фаза волны от первого тела, ε1 – фаза волны от второго
тела.
Уравнение (3.15) — волновая интерпретация закона гра-
витационного притяжения И. Ньютона. В нем гравитацион-
ная «постоянная» заменена пропорциональной зависимостью
между квадратом угловой частоты пульсирующего гравиполя
Земли и удельной плотностью эфира. Притяжение или отталки-
вание обусловлено встречным движением волн сжатия и разре-
жения эфира с образованием стоячих волн. Возможность оттал-
кивания или притяжения тел будет определяться соразмерно-
стью фаз. Если фазы по величине совпадают:
сos(ε – ε1) = cos(0) = 1,
будет иметь место притяжение между телами, то есть дей-
ствует формула (3.12), и одноименно пульсирующие тела при-
тягиваются с силой, обратно-пропорциональной квадрату рас-
206

стояния между ними. И закон всемирного тяготения с волновой


составляющей формализуется в виде:
F = GMM1 ·соs(ε – ε1)/R2. (3.12')
Если же
cos(ε – ε1) = π/2 = –l,
т.е. тела пульсируют с противоположными фазами, то по
тому же закону и с той же силой тела будут отталкиваться
друг от друга, что и будет свидетельствовать о возникновении
силы антигравитации. Закон формализуется в том же виде
(3.12'), но противофаза волны приводит к отталкиванию тел.
Отмечу, что аналогично уравнению волнового грави-
тационного взаимодействия (3.15) можно записать и закон элек-
тромагнитного притяжения Кулона. В работе [49] этот закон
сформулирован следующим образом:
F = fmеfmе'/R2, где f = √G'. (3.16)
Здесь f – удельный электрический заряд, те – масса элек-
трона, G – электромагнитный аналог гравитационного коэффи-
циента.
В уравнении (3.16) угловая частота ω самопульсации элек-
тронов в явной форме тоже отсутствует. И чтобы получить элек-
тромагнитный аналог гравитационному притяжению (3.15), дос-
таточно в (3.16) добавить разницу фаз:
F = fmfm'cos(ε – ε1)/R2 = e·e'cos(ε – ε1')/R2. (3.16')
Неявное наличие разницы фаз в законе Кулона обеспечивает
ему совмещение в одном уравнении свойств притяжения и от-
тал-кивания. Повторюсь, эта неявная разница и обусловливает
притяжение и отталкивание, то самое отталкивание, которое на
сегодня не обнаруживается в законе гравитационного притяже-
ния. Становится понятным, что закон гравитационного при-
тяжения и закон электромагнитного взаимодействия явля-
ется одним и тем же законом, действующим на разных ран-
гах (уровнях) материи. И, следовательно, в природе существу-
ет и гравитационное притяжение, и гравитационное оттал-
кивание.
К тому же на основе (3.16') появляется недоверие к сути со-
207

временного понимания электромагнитного притяжения и оттал-


кивания. Последнее объясняется в настоящее время су-
ществованием положительных и отрицательных зарядов (электро-
нов и позитронов). Уравнение (3.16') ставит под сомнение кор-
ректность такого разделения зарядов. Разделение может оказаться
некорректным и, по-видимому, как это и предполагает А.Т. Сер-
ков [50], в природе отсутствует деление зарядов на положи-
тельные и отрицательные.
Можно показать также, что закон гравитационного притяже-
ния содержится в первом законе механики. Элементы пульсации
притягивающих тел — скорость гравиполя Земли v3 и частота
пульсации тела ωт вместе с отношениями плотностей обоих тел
ρз, и ρт входят в уравнение напряженности гравитационного поля
Земли g – составную часть закона тяготения (3.12'):
g = ρзvзωm/ρm.
Наличие в уравнении гравитационного притяжения (3.15)
параметра круговой частоты ω, свидетельствующей о пульсаци-
онном характере гравитационных взаимодействий, обусловлива-
ет возможность изменения веса некоторого тела при экранирова-
нии его от гравиполя Земли объемным вращающимся телом, на-
пример полым диском. Локальная напряженность гравиполя g в
таком диске изменяется в зависимости от скорости его вращения
по формуле:
g = (Rω)2/R ± (rω1)2/R = (v2 ± v21)R, (3.17)
где v – линейная скорость гравиполя у поверхности Земли
(первая космическая скорость), v1 – линейная скорость враще-
ния обода диска, R – радиус Земли.
Внутри зоны вращающегося диска происходит локальное
изменение величины напряженности, отличающееся от величины
напряженности внешнего гравиполя. А это означает, что во вра-
щающемся полом диске тела будут изменять свой вес. Поскольку
эксперимент осуществить было достаточно просто, автор провел
его в конце 70-х годов [10,44,47]. Опишу схему эксперимента
(рис. 22):
На ось электромотора 11 насажен пустотелый диск 1, перед-
208

няя стенка которого съемная и имеет отверстие для втулки 3.


Внутри диска помещалась текстолитовая коробка 2, удерживае-
мая металлической втулкой 3, через которую в коробку вводит-
ся коромысло весов 6. Втулка жестко крепится стойкой 4. Внут-
ри коробки к рычагу весов 6 алюминиевой подвеской 7 прикре-
пляется груз 5 так, чтобы он не касался обода коробки 2. На вто-
рое плечо закрепляется противовес 9, уравновешивающий груз
5, а напротив – шкала 10, фиксирующая состояние коромысел
весов.
Когда пустотелый
диск 2 начинает вра-
щаться, структура эфира,
образующего внутреннее
пространст-во дисков 1 и
2, перестраивается, соз-
да-вая в их объеме ло-
кальное гравиполе, ко-
торое, воздействуя на
Рис. 22.
на 0,01 г, свидетельствуя о возникновении локальной напря-
женности гравиполя. При использовании диска того же размера
со стандартной частотой вращения 50 об/сек. будет получено
изменение веса в пятом знаке.
Отмечу, что локализация гравиполя во вращающемся полом
диске в вакууме была получена в 1913 году Саньяком, в 1962 г.,
Хей и Кандагом, и в 1969 г. Чампни, Иссааком и Каном, однако
как локализация не рассматривалась (подробнее об этих экспе-
риментах далее).
А теперь, зная механику гравитационного взаимодействия,
вернемся и посмотрим, что же происходит с китайским волч-
ком, почему и как он переворачивается?
Прежде всего, отмечу, что Я. Смородинский переносит на по-
ведение китайского волчка процесс вращения астатического ги-
роскопа, математическая теория движения которого хорошо раз-
работана. В основу теории положен закон гравитационного
209

взаимодействия масс и потому Я. Смородинский сводит все


движение волчка к поведению его центра масс.
Это предположение оправдано для круглых и овальных тел
со смещенным центром масс, поскольку большая масса имеет
и большую частоту самопульсации. Последняя при вращении
вызывает нарастающую прецессию тела, с подъемом его центра
пульсации и сохранением моментов вращения. Это особенно
заметно в эксперименте Ю. Вагоса, который взял полупрозрач-
ную разъемную сферу, приклеил внутри нее стальной шарик и
получил систему из двух тел разной плотности. Эта система при
закручивании полностью копировала движение китайского
волчка, только не поднималась на ножку над своей поверхно-
стью. Предполагаю, что переворот игрушки определяется не
только поведением ее центра масс. Тогда чем же еще?
Ранее показано, что в законе Ньютона наряду с массами и
пропорционально им наличествует период вращения τ или час-
тота ω (табл. 6). Поэтому можно полагать, что характер гра-
вивзаимодейстаия вращающейся фигуры может определяться и
ее конфигурацией.
На рис. 20 видно, что юла и волчок имеют различную кон-
фигурацию, и ножка волчка не выходит за пределы его сферы.
Поверхность юлы (кроме ножки) симметрична относительно
горизонтальной оси проведенной через центр масс, а поверх-
ность волчка симметрична только на участке АВ тогда как от
точки соприкосновения С ее с полом до В она меняется и сред-
ний радиус этой поверхности в несколько раз больше радиуса
ножки. Следовательно, при одинаковой угловой скорости, ли-
нейная скорость вращения ножки будет меньше скорости по-
верхности ВС. Поверхность АВ симметрична относительно цен-
тра масс волчка и поэтому не будет оказывать влияние на его
поведение. А на ножку и поверхность ВС будет действовать
возникшая при вращении пара сил, определяемая из уравнения:
Fn = mnvn2/rn,
где v – линейная скорость вращения каждой поверхности, r
– средний радиус этой поверхности.
210

Пара сил будет наклонять ножку волчка. Если вращение оп-


ределяется его массой, то согласно теории, применяемой Я. Смо-
родинским, ножка должна занять горизонтальное положение и
вращаться, не наклоняясь до останова, а вращение вокруг оси
прекратится. Если же на нее действует пара сил, то наклонение
волчка с одновременным вращением вокруг оси будет продол-
жаться до тех пор, пока ножка не коснется пола и волчок приобре-
тет две опоры.
Это новое качественное состояние в движении волчка. Движе-
ние волчка с двумя точками опоры, похоже, не теорией рассмат-
ривалось. Но для нас главное не в этом. Главное здесь в том, что в
момент касания пола ножкой волчка произошел переход от
движения гироскопа-юлы к движению гироскопа Лагранжа.
Теория движения этого гироскопа разработана намного слабее и
потому встречаются даже утверждения специалистов (например,
у Е.Л Николаи, Л.Д. Ландау, К. Магнуса [148-150]) ?? о том,
что движение астатического гироскопа и гироскопа Лагранжа
однотипны для описания.
Однако вращение астатического гироскопа и гироскопа Ла-
гранжа по своему характеру различны. Астатический гироскоп
вращается вокруг своего центра масс, гироскоп Лагранжа вра-
щается вокруг точки закрепления, вынесенной за центр масс и,
поэтому, мы имеем дело с различными системами, и с различ-
ными взаимодействиями. Не вдаваясь в математические под-
робности движения гироскопа Лагранжа (которые опубликованы
в [сб3]) отмечу, что в мгновение касания ножкой волчка пола
возникает вертикальная сила, поднимающая волчок на ножку с
сохранением направления вращения оси. Вот и все объяснение.
Теория волнового притяжения, на примере пульсирующих в
несжимаемом эфире шаров была впервые разработана в ХIХ веке
норвежским математиком Бьеркнесом и изложена в частности в
работах Г.А. Лоренца и А. Тимирязева [51]. Следует отметить,
что Бьеркнес рассматривал простую пульсацию — периодиче-
ское изменение шара по радиусу на величину AR и, в частности,
получил следующее уравнение для взаимодействующих шаров:
211

X = –2πρcc'n2cos(ε – ε')/l2, (3.18)


где п = 2πω.
Даже поверхностное сопоставление показывает, что уравне-
ние (3.15) по своей структуре весьма напоминает уравнение (3.18).
Однако ясно, что пульсация гравиполя вещественных тел значи-
тельно сложнее тех пульсаций, которые рассматривал Бьеркнес.
Похоже, оно включает кроме переменного изменения радиуса и
вращение как гравитационного, так и электромагнитного по-
лей тел и всех элементарных частиц, являясь основой вращения
тел в космосе и спиновых эффектов в микромире.
Бьеркнес не ограничивался теоретическим рассмотрением
пульсирующего взаимодействия шаров, но и пытался, в силу
своих возможностей, проводить эксперименты по их взаимному
притяжению за счет пульсации в жидкости. А. Тимирязев так
описывает его попытки [51]:
«Эти гидродинамические силы притяжения и отталкивания были
теоретически изучены Бьеркнесом-старшим, и, как указывается в его
биографии, он долго пытался найти способ проверить эти результаты
на опыте, но вследствие полного отсутствия соответствующей лабо-
раторной обстановки, вынужден был прибегнуть к следующему любо-
пытному приему. Он бросал два деревянных крокетных шара в боль-
шой сосуд с водой. Если шары падали одновременно и с одной и той
же высоты, то они начинали колебаться на поверхности воды, под-
нимаясь и погружаясь в воду в одной и той же фазе, - при этом оба
шара плыли друг к другу навстречу вследствие возникших, благодаря
движению жидкости сил притяжения. Если же бросить с высот одно-
временно оба шара и добиться колебаний на поверхности жидкости
с противоположной фазой, то получается отталкивание: шары
расходятся в разные стороны (курсив мой – А. Ч.).
Это были первые опыты, подтвердившие замечательную теорию
Бьеркнеса-старшего. Бьеркнес младший подверг теорию широкой экс-
периментальной проверке, подтвердив все ее выводы, и, кроме того,
внес в теорию существенные добавления. Так он изучал взаимодейст-
вие вращающихся в жидкости твердых цилиндров и показал, что для
них имеют место те же законы, которые были открыты для электриче-
ского тока Ампером и Био-Саваром».
212

Следует отметить, что гипотеза волнового характера притя-


жения между телами, распространяемая Бьеркнесом и на грави-
тацию, не получила признания у физической общественности. И
не потому, что она неверна. И не потому, что эксперименты не
подтвердили ее. Как раз с эмпирическим доказательством было
все в порядке. А потому, что и тогда и сейчас существует укоре-
нившееся еще со времен Галилея и Ньютона представление о са-
монеподвижности «мертвых» тел. Для истинного физика ка-
мень, кусок металла или любое тело (кроме живого) самонепод-
вижны. Они не могут, не имеют права пульсировать. По совре-
менным представлениям непрерывная самопульсация тел просто
невозможна. Для этого необхо-димо постоянное возобновление
энергии. А потому, и снова и снова, тело в принципе не должно
пульсировать.
То, что самопульсация, как и масса, объем, энергия, сила и
т.д., изначально присущи всем телам от электронов и атомов
до звезд и галактик, не может являться аргументом для физиков
до тех пор, пока не будет найден механизм возобновления энер-
гии. Но для нахождения этого механизма его надо искать, а не
отрицать наличие самопульсации у всех тел. А чтобы искать, не-
обходимо изучать природные явления, связанные с «беспричин-
ным» образованием волн и волновых процессов, как в микроми-
ре, так и в космосе. Ведь не случайно открытие в начале 70-х
годов самопульсации Солнца с периодом 160 мин (которое так и
не признали самопульсацией) повергло в такой шок всю физиче-
скую науку, от которого она еще не оправилась. Объяснение этой
пульсации, похоже, отсутствует до сих пор. (Логика проста.
Если Солнце пульсирует с данной частотой, то в его недрах не
может протекать термоядерная реакция, а, следовательно, не
должно быть и светового излучения. Но Солнце светит — значит,
не пульсирует.)
А между тем, величину, близкую указанному периоду Т, по-
лучить достаточно просто, зная круговую частоту ω = 6,27∙10-4
(табл. 5). Отсюда приведенный период τ = 1595 сек. Период же Т
= 2πτ = 10021 сек или 167 мин. И это без учета собственного вра-
213

щения Земли и Солнца. (Аналогичные периоды вычислил В.А.


Марков для Солнца и Земли в [52].)
Похоже, впервые на существование постоянной «бес-
причинной» незатухающей самопульсации ω электрона буквально
наткнулся П. Дирак, работая с релятивистскими уравнениями:
ω = 4πmс2/h.
Он назвал появление ω независимым дрожанием свободного
неподвижного электрона (т.е. по П. Дираку электрон обладает
свойством самодрожания, что аналогично самопульсации или
самодвижению) И, по-видимому, не поверив в возможность
самодрожания, скромно упомянул об этом в работе [53]. Физики
же, не допуская бесконечной траты энергии на дрожание без ее
возобновления и учитывая отсутствие вещества для передачи
дрожания (эфир был уже запрещен ОТО), предпочли не заметить
фундаментального открытия П. Дирака. Тем более что экспери-
ментального подтверждения именно этого явления не последова-
ло, а постоянно фиксируемое самодрожание электронов и «физи-
ческого вакуума» до сих пор остается «незаконным» в рамках
квантовой физики.
Нахождение зависимости (2.47) становится веским ар-
гументом для проведения и объяснения экспериментов, подтвер-
ждающих самопульсацию тел, как описанных в данной работе,
так и многих других, до сих пор не имеющих однозначного
объяснения (например, Этвиша, Стокса, Адельбергера, Стейси,
Тибергера и др.). Резюмируем:
Наличие в структуре гравитационной «постоянной» G уг-
лового ускорения ω свидетельствует о том, что гравитационно
взаимодействующие тела обладают собственным движением
— незатухающей самопульсацией, которая и обусловливает
механизм притяжения. Волновая форма взаимодействия переда-
ется от точки к точке и по характеру передачи отрицает вся-
кую возможность дальнодействия гравитационных сил. Про-
порци-ональность угловой частоты массе тела и отсутствие в
явном виде ω в формуле (3.12) способствовало представлению о
том, что именно масса гравитирующих тел обусловливает их
214

взаимное притяжение.
1. Передача волнового сжатия и разрежения может проис-
ходить в пространстве только в том случае, если пространство
образуется эфиром — средой, подобной пульсирующим телам.
2. Волнение, порождаемое гравитирующими телами при
своем встречном движении, складываясь, образует стоячие вол-
ны, которые в зависимости от фазы волн вызывают либо при-
тяжение, либо отталкивание тел:
- при совпадении фаз по величине имеет место при-
тяжение,
- при взаимодействии с противоположными фазами возни-
кает отталкивание тел (антигравитация).
4. Механизмы притяжения и отталкивания как на уровне
макромира — закон притяжения Нъютона-Пехотина, так и на
уровне микромира — закон притяжения Кулона — являются
аналогами для различных уровней природы, а, следовательно,
взаимодействие тел на обоих уровнях может описываться как в
терминах гравитационных, так и электромагнитных взаимо-
действий.
5. Наличие пульсирующего взаимодействия между телами
ставит под сомнение возможность существования зарядов с
противоположными знаками, так же как и существование
вещества и антивещества.

3.2. Фиксация локального гравиполя


электрическими приборами

Ни одна современная теория или гипотеза, из известных ав-


тору, и в первую очередь ОТО, не предполагает не только грави-
тационного отталкивания, но даже возможности локализации
гравитационного поля и потому не может предложить ни одного
эксперимента по созданию условий локализации. Так по общей
теории относительности А. Эйнштейна, являющейся до настоя-
щего времени общепризнанной теорией тяготения [152], невоз-
можно определить, находясь, например, в каюте Галилея (рис. 7),
215

движется корабль с постоянной скоростью по воде или стоит на


месте. Либо ответить на вопрос: Можно ли приборами внутри
вращающегося в вакууме (рис. 22) диска определить, находится
он в покое или вращается?
(Вакуум, слово весьма неудачное, однако очень привычное физи-
кам. Оно не означает вещества, образующего пространства, а только
пустой объем абстрактного самостоятельного пространства, в
котором отсутствует весомое вещество. Пустоту, не меняющуюся
даже с прибавлением приставки «физический». Последнее означает
пространство-субстанцию, из которого выкачан «весь» воздух. По
постулату, в нем «флуктуируют» независимо друг от друга, и не по-
добные веществу, бесчисленные физические поля. Пустота не объем,
а то, не существующее в природе, равнозначное материи понятийное
нечто, в котором ничего нет и быть не может по определению. По-
явление в этом нечто каких-то предметов, физических полей и т.д.
логически означает отсутствие пустоты. Фикцию, мыслительную
мнимость, удобную для математических манипуляций. Если пустота
 субстанция, такая же, как и материя, она должна иметь множест-
во размерностных свойств, подобных свойствам тел. Мнимость
размерностных свойств не имеет, и, следовательно, пустота, даже в
виде физического вакуума, в природе отсутствует.)
Однако возможность определения состояния диска (враще-
ние или покой) была доказана Саньяком экспериментально еще
до появления ОТО в 1913 г. [116,117]. Он показал, что луч света
внутри вращающегося полого диска в условиях вакуума, имеет
различную скорость по и против направления вращения, что
позволяет обнаружить состояние покоя или вращения диска
приборами, находящимися внутри него (рис 74). Этот экспери-
мент, как и последующие, были проанализированы в работе
[43]. Процитирую отрывок из этой работы, сохраняя весь дра-
матизм «невозможных», по классической механике, открытий, с
которыми столкнулись ученые при рассмотрении вращения
полого диска:
«Полупрозрачная, посеребренная пластинка G расщепляет луч света от ис-
точника 1 на два. Один из них движется (отражаясь от зеркал S1, S2, S3, – А.
Ч.) в направлении вращения, а другой  в противоположном направлении.
216

Оба луча света затем сходятся и интерферируют в К. В противоположность


опыту Майкельсона-Морли скорость лучей, относительно вращающегося при-
бора, оказывается разной (курсив — Д. Сиама). Свет, движущийся против на-
правления вращения, идет быстрее и ему требуется меньше времени, чтобы
пройти по замкнутому кругу. Значит, можно ожидать, что интерференционная
картина зависит от угловой скорости вращения, что и было обнаружено Санья-
ком».
Рис. 74
Это, по-видимому, первый экспе-
римент, который четко и
однозначно показал, что скорость све-
тового луча в одном и
том же пространстве в движущейся
системе может быть раз-
личной в различных направлениях. А
это не только противоречит
принципу относительности (первый постулат специальной тео-
рии относительности), но и принципу постоянства скорости
света (второй постулат СТО).
Правда, противоречие первому постулату, из-за особенностей
проведения эксперимента, замечено не было. Но не заметить
противоречие второму постулату было просто невозможно. К
тому же эксперимент был проведен Саньяком в период актив-
ной разработки ОТО. И был как бы первым звонком, предупре-
ждающим о ее некорректности. Звонок предпочли не услышать и
не потому, что он неверно отражал реальность, а потому, что не
вписывался в господствующую в науке идеологию.
Какие выводы можно сделать из эксперимента Саньяка? Что
приводит к различию в движении светового луча по и против
направления вращения? Можно ли объяснить эти результаты с
помощью теории относительности?
К сожалению, мне не приходилось встречаться с серьезным
анализом результатов экспериментов Саньяка. Нельзя исключить,
что такого анализа у нас не проводилось:
во-первых, потому, что информация об эксперименте не по-
217

лучила широкого распространения;


во-вторых, ОТО еще не отложилась в качестве основной
теории тяготения, и было неясно, с каких мировоззренческих
позиций рассматривать эти результаты;
в-третьих, сам эффект ускорения светового луча, движу-
щегося навстречу вращающемуся диску, и замедления движуще-
гося по направлению вращения однозначному объяснению не
поддавался.
В настоящее время (1989 г. – А.Ч.) этому явлению можно
дать объяснение и с позиций релятивистской механики А. Эйн-
штейна и с позиций также релятивистской механики Г. Лоренца. В
советской физической литературе утвердилось мнение, что эти
две теории, в общем, однотипны, построены на одном и том же
теоретическом и математическом основании и предсказывают од-
ни и те же явления. Различие между ними очень незначительно и
заключается в том, что А. Эйнштейн не признает существова-
ния эфира, а теория Г. Лоренца не может существовать без
эфира. Это основная причина, почему эта теория не получила
дальнейшего развития.
Это «маленькое», почти формальное, различие приводит к
принципиально разному подходу к вне нас существующей дей-
ствительности, к различию в описании физических эксперимен-
тов и к различию предсказуемости результатов новых экспери-
ментов. С объективностью эфира у Г. Лоренца связаны следую-
щие явления:
• существование телесного эфира  переносчика всех видов
взаимодействия, включая электромагнитное и гравитационное;
• релятивистские эффекты (возрастание массы с уве-
личением скорости, замедление времени, сокращение размеров
по направлению движения и т.д.) признаются реальными и вы-
зываются взаимодействием тела с эфиром (например, эфирные
явления при движении Земли).
В теории относительности А. Эйнштейна существование ве-
щественного эфира, так же как и реальность релятивистских эф-
фектов, полностью отрицается. А получаемые из решения пред-
218

сказания этих эффектов признаются кинематическими, фиктив-


ными, кажущимися, являющимися следствием математического
формализма и т.д. [119-121]. По СТО свойства тела, которое
движется в пустом пространстве без взаимодействия, должны
оставаться неизменными, а эффекты «... выявляются только в
результате наблюдений (сравнений), т.е. в порядке отношения
одного движущегося тела к другому» [16].
Такой подход к объективной реальности резко ограничивает
сферу рассмотрения физических явлений и, конечно, предсказа-
тельность теории. Это подтверждает и анализ результатов экспе-
римента Саньяка, выполненный с позиций теории относительно-
сти. По нему возможно проведение только одного варианта экс-
перимента, в полном соответствии со схемой (74), и при этом вся
конструкция должна вращаться в вакууме. Световые лучи, двига-
ясь навстречу друг другу и ударяясь о зеркала S1, S3, изменяют
свой импульс и свою скорость (?), что и регистрируется интер-
ферометром К. Никаких других изменений и предложений по
новым экспериментам на основе анализа (рис. 74) сделать не
представляется возможным.
По Г. Лоренцу, тяготеющий эфир, образующий пространство
внутри полого диска при его вращении, сепарируется и распола-
гается так, что более тяжелые частицы прилегают к ободу вра-
щающегося диска, легкие же перемещаются к оси вращения.
Поэтому структура пространства внутри вращающегося полого
диска меняется и возникает локальное тяготение, направленное от
оси к ободу. Одновременно сам эфир внутри полости увлекается
диском. Световой луч, летящий навстречу вращению, встречает
более сжатую зону эфира и ускоряется, а летящий по направле-
нию вращения — менее сжатую и замедляется. Именно это явле-
ние фиксируется интерферометром.
Полученная из анализа эксперимента по теории Г. Лорентца
физическая картина расширяет представление о сути явления,
позволяет предсказать новые эксперименты и сделать следую-
щие выводы:
• все окружающее пространство образовано телесным эфи-
219

ром;
• частицы телесного эфира являются самотяготеющими и се-
парируются полым вращающимся диском;
• сепарация эфира образует внутри полого вращающегося
диска локальное гравитационное поле;
• гравитационное притяжение передается близкодействием от
частицы к частице, т.е. так, как это предполагал И. Ньютон [20],
хотя это не вытекает из его теории.
Появление в полости вращающегося диска локального грави-
тационного поля может быть проверено экспериментально:
• видоизменением эксперимента Саньяка;
• по изменению частоты света, движущегося как в на-
правлении притяжения, так и против;
• по изменению скорости течения времени внутри диска;
• по изменению линейных размеров тел, помещенных в ло-
кальное гравитационное поле, а также другими экспериментами.
Прежде чем приступить к описанию экспериментов, под-
тверждающих образование локального гравитационного поля,
замечу, что отрицание эфира имело своим последствием посту-
лирование принципиальной невозможности локализации грави-
тационного поля, а, следовательно, и его экранирования [61,122-
125]. Потомкам судить, какой вред был нанесен этим запретом
науке, но до сих пор физики-теоретики и экспериментаторы даже
помыслить не могут об экранировании гравитационных полей.
А теперь снова об эксперименте Саньяка. Теория относи-
тель-ности не предполагает никаких изменений в его проведении.
Теория эфира такие изменения предполагает в следующем виде
(рис. 75). Внутри полого диска А, способного вращаться, уста-
навливается неподвижный диск-короб В, к стенке которого кре-
пятся зеркала S1, S2, S3, отражающие световые лучи и полупро-
зрачная пластинка G, которая расщепляет луч света на два луча,
идущих в противоположных направлениях. В остальном схема
эксперимента (рис. 75) ничем не отличается от схемы экспери-
мента Саньяка (рис. 74) и от эксперимента по локализации гра-
виполя (рис. 22). Возникает вопрос: Можно ли обнаружить
220

вращение диска А, находясь внутри покоящегося короба В?


Ответ теории относительности отрицателен. Поскольку диск
В не вращается, световые лучи, двигаясь от зеркала к зеркалу, не
изменяют своего импульса и, следовательно, двигаются с посто-
янной скоростью. Интерференционная картина изменяться не
будет. Вращение внешнего диска обнаружить невозможно.

Рис. 75
По теории Г. Лорентца, вращающийся диск А приводит во
вращение и сепарирует эфир во всем объеме диска, включая
неподвижный короб В. Конечно, сепарация в неподвижном
коробе в диске должна происходить медленнее, но и в этом
случае световые лучи будут идти навстречу друг другу с раз-
личными скоростями, и при сложении их интерференционная
картина будет изменяться, свидетельствуя о вращении наруж-
ного диска. Эффект будет усилен, если зеркала S1, S2, S3, укрепить
на неподвижной основе внутри диска А в вакууме.
Таким образом, измененный эксперимент Саньяка не просто
зафиксирует возможность определения состояния наружного
диска приборами, находящимися внутри него, но и позволит од-
нозначно выяснить, какая из релятивистских теорий (Г. Лорентца
или А. Эйнштейна) более адекватно отражает природные процес-
сы.
Известно, что фотоны света, движущиеся от гравитирующе-
го тела, уменьшают частоту волны — так называемое красное
221

смещение, и наоборот, — движущиеся к гравитирующему телу


фотоны увеличивают свою частоту, т.е. испытывают фиолетовое
смещение. Это свойство фотонов можно использовать для дока-
зательства появления локального гравитационного поля внутри
полого, вращающегося диска, заменив систему зеркал Саньяка
источником света и его приемником на ободе или на оси.
Естественно, что, обладая направленной системой мышле-
ния и пройдя школу механицизма и теории относительности,
ученые не могли предвидеть возможности проведения таких
экспериментов, но могли наткнуться на них случайно. Именно
такая случайность произошла с группой английских исследовате-
лей, проводивших эксперименты по подтверждению теории отно-
сительности [126]. То, что произошло в результате, хорошо опи-
сано у В.Н. Демиденко [127]:
«... В 1961 г. Чампни и Мун решили подтвердить поперечный эф-
фект Доплера с помощью нового метода — эффекта Месбауэра. Они
расположили приемник и источник фотонов на противоположных концах
диаметра ротора (рис. 76, а). В роторе было просверлено сквозное от-
верстие, где фотоны могли бы путешествовать.
Так как источник двигался относительно приемника под прямым
углом, то по теории относительности здесь должен был бы наблюдать-
ся поперечный эффект — красное смещение — уменьшение частоты
волны. Однако эффект оказался нулевым.
Американские физики Хей, Шиффер, Креншоу, Эгелфаст решили
выяснить, а что будет, если источник поместить в центре ротора? Поя-
вился эффект, истолкованный как красное смещение (1962 г.). Кон-
диг повышает точность эксперимента и обнаруживает странное рас-
ползание резонансной линии, но сам эффект опять считается крас-
ным смещением.

Рис. 76, а-в


222

Наконец годом позже (в 1969 году) Чампни, Иссаак и Кан произвели


предварительный сдвиг резонансных линий. Для этого они нанесли
источник гамма квантов — радиоактивные атомы железа на пластинча-
тую основу — мягкую медь и вновь замерили эффект. Источник был в
центре ротора (рис. 76, б). Когда ротор привели во вращение, то не-
ожиданно для экспериментаторов резонансная линия поползла в
сторону фиолетового смещения. Резонансные линии источника и
приемника совместились, а затем разошлись. Сомнений быть не могло.
Наблюдался не красный, а фиолетовый сдвиг. Результат был настоль-
ко ошеломляющим, что заметка о нем была предельно краткой. Ника-
ких выводов не делалось (курсив мой – А.Ч.), а приводились лишь
данные экспериментов».
Ничего удивительного: искали подтверждение теории отно-
сительности, а получили подтверждение существования эфира (в
период, когда он однозначно отсутствовал по постулату),
выраженное в форме локализации гравитационного поля. И хотя
исследователи не исключали возможности существования эфира,
в этой конкретной постановке эксперимента его наличие не пред-
полагалось. И снова мировоззрение, вслед за Саньяком, помеша-
ло сделать открытие локализации гравиполя. Кстати, анализируя
эффект группы Чампни, некоторые ученые несколько позднее
предположили, что в данном случае имеет место локализация
гравиполя [128]. Но к ним не прислушались.
Занимаясь изучением экспериментов с прохождением лучей
света во вращающемся полом диске, В.И. Демиденко в следую-
щей работе [129] нашел объяснение опытам английской группы
исследователей: «... Пусть на окружности вращающегося ротора нахо-
дится приемник. Фотон налетает на него, в результате чего импульс
фотона относительно приемника увеличивается, происходит вектор-
ное сложение двух импульсов. Обнаруживается фиолетовый сдвиг
частоты. Если же вращается источник, то масса виртуального фотона,
который может быть испущен, находится в движении, обладая на-
чальным импульсом. В процессе излучения этот импульс векторно
отнимается от квантового импульса фотона (импульс излучения), и в
результате приемник, находящийся в центре ротора, регистрирует
уменьшение энергии и частоты приходящих фотонов — красное сме-
223

щение (рис. 76, в)».


Это объяснение может считаться подтверждением теории
относительности. Но, рассматривая источник и приемник фото-
нов в движении с ротором, В. Демиденко упустил вариант, по
которому и источник и приемник могут быть неподвижными, а
ротор вращающимся. В этом случае ударное увеличение и
уменьшение импульса фотона будет отсутствовать, а красное или
фиолетовое смещение останется. Что тогда? Ведь эта постановка
эксперимента не предусматривается ОТО. Схема (рис. 77) соот-
ветствующего эксперимента аналогична схеме 75 проведения
опыта Саньяка с использованием полого вращающего диска с
неподвижной коробкой в нем. Места крепления источника света
и приемника переносятся с обода диска А на неподвижную ос-
нову коробки В, заключенную внутри диска А в условиях вакуу-
ма. Если при движении от неподвижного источника 1 к непод-
вижному приемнику 2 и при движении от неподвижного источни-
ка 3 к неподвижному приемнику 4 частота фотонов останется
неизменной как при вращении диска А, так и при его покое, то
справедлива гравитационная теория А. Эйнштейна.
Если же при неподвижных
источниках и приемниках света
и вращающемся диске А частота
фотонов в направлении 1-2 бу-
дет иметь фиолетовое смеще-
ние, а в направлении 3-4 красное
смещение, то это будет свиде-
тельствовать в пользу грави-
тационной теории Г. Лоренца,
подтверждать существование
Рис. 77 механического эфира и образова-
ние в полости вращающегося ротора локального гравитационного
поля.
Отмечу, что проблема с теоретическим объяснением данных
экспериментов так и не была решена, если не считать [130-132].
Во всяком случае, я такого объяснения не встречал, а что касает-
224

ся самих экспериментов, то их, похоже, больше никто не повто-


рял, и постепенно забывается о том, что они проводились. Итак,
все описанные эксперименты (рис. 74-77) фиксируют одно и
тоже явление — локализацию (экранирование) гравитационного
поля в объеме полого вращающегося диска. Причем важнейшим
условием экранирования является полное отграничение динами-
ческим объемом приборов, фиксирующих локализацию поля.
Напомню, что гравипритяжение со времен Ньютона считается
центральным, проходящим по прямой, соединяющей центры
взаимодействующих тел, и многие эксперименты проводились
таким образом, чтобы «прервать» зону данного взаимодействия
как статическими, так и динамическими экранами (дисками, вра-
щающимися либо в промежутке между телами, либо над притя-
гиваемым телом, либо под ним). Но ни один из таких экс-
периментов не был успешным. А это, в свою очередь, свидетель-
ствует о том, что гравитационное притяжение передается вне-
центренно и может экранироваться только объемными динами-
ческими стенками. Естественно также, что все эксперименты с
локализацией гравиполя вращающимся пустотелым диском объ-
ясняются формулой (3.17).
Это очень показательный пример ортодоксального от-
ношения к экспериментам, не вписывающимся в рамки совре-
менных теорий. И таких экспериментов не три, не четыре. Их
десятки, а возможно, и сотни практически в каждом разделе фи-
зики, начиная с классической и кончая квантовой механикой.
Даже в самом разработанном разделе физики — в классической
электродинамике в достаточно узкой ее области электромагне-
тизме Г.В Николаев приводит и пытается объяснить в работе
[133] почти полсотни экспериментов, противоречащих теории.
Понятно, что необъяснимость эта связана напрямую с отрицанием
эфира и вместе с ним вещественной структуры эфирного про-
странства.
225

Дополнение И. Горячко
к закону притяжения

Обычно дополнение приводится автором в конце работы


для разъяснения или обогащения текста некоторым новым
материалом. Здесь я нарушаю традицию и привожу дополнение
к главе, используя материал из книги И.Г. Горячко [45], который
иным путем пришел почти к таким же выводам, по-своему
формулируя законы механики. Считая его интерпретацию очень
важной и оригинальной (хотя и не во всем совпадающей с изла-
гаемым мной материалом), привожу отрывок из его книги.
«Рассмотрим задачу о движении планеты вокруг Солнца. Выбор
планеты в качестве объекта исследования обусловлен тем, что харак-
тер движения любой планеты оказывает самое непосредственное
влияние на ход различных процессов, происходящих на планете и в ее
атмосфере вследствие гравитационной составляющей, присутст-
вующей в любых этих процессах. Известно, что движение любой пла-
неты происходит по замкнутой эллиптической орбите. В полярных
координатах уравнение эллипса имеет вид [54,55]
r = P/l +e·cosφ, (3.19)
где r – модуль радиуса-вектора траектории движения центра мас-
сы планеты; Р = L2Tp/m2fM = а(1 – е2) = const – параметр орбиты; LTp =
rmwTp – модуль момента импульса планеты; т – масса планеты; М –
масса Солнца; wTp – трансверсальная скорость планеты; е – эксцентри-
ситет орбиты планеты; f = const – гравитационная постоянная; а = const
– длина большой полуоси орбиты планеты; φ – полярный угол радиуса-
вектора планеты.
Безразмерная пространственная координата планеты в ее плоском
движении, как очевидно, равна:
r' = r/а = (1 – е2 )/(1 + e·cosφ) = f1(е,φ) (3.20)
Вид функции r' = f1(e,φ) для одной из планет солнечной системы
(Земли) представлен на рис. 23 (кривая r')
Подставляя значение Р в равенство (3,19), находим:
w2Тр = fМ(l +e∙cosφ)2/P = fM(l + e∙cosf)/r. (3.21)
Согласно работе [56], равенство (3.21) соответствует квадрату
трансверсальной скорости планеты; квадрат же ее радиальной скоро-
226

сти равен:
w2r = jMe2sin2φ/P = fMe2sin2φ/r(l + e∙cosφ), (3.22)
(Крайне важно иметь в виду, что трансверсальная и радиальная
Рис. 23.
составляющие полной
скорости взаимно перпенди-
кулярны, т.е. wТр ортогональна
wr).
Поскольку квадрат,
полной скорости планеты в
плоском движении равен
2 2
w = wТр+w r, то с помощью равенств (3.21) и (3.22) находим
[56]:
w2= fМ(1+ 2e·cosφ +e2)/P= fM(1 + 2e·cosφ +е2)/r(1 + e·cosφ) =
γfM/r. (3.23)
где γ = (1 + 2e·cos + е2)/(1 + e·cosφ) = f2(e,φ) – некоторый
безразмерностный переменный параметр (назовем его коэффици-
ентом Горячко – А.Ч.) учитывающий волновой (т.е. периодический)
характер распространения гравитационной энергии в пространстве.
Он же определяет и форму плоской траектории движения тела в про-
странстве. Равенство (3.23) можно получить и другим путем, если
использовать известное из физики выражение для квадрата полной
скорости планеты [57]:
w2 = fM(2/r – 1/a),
заменяя в нем величину r с помощью уравнения (3.19) и подстав-
ляя величину а = Р/(1 – е2)
Нетрудно показать, что истинная траектория движения планеты
в пространстве, формирующаяся под воздействием гравитации, пред-
ставляет собой пространственную косинусоидальную кривую,
форма которой определяется величиной параметра γ с некоторой
(~2,8%) погрешностью. Поэтому для полного адекватного описания
пространственного движения тела следует лишь уточнить вид этой
математической зависимости. Для этого достаточно учесть, что одно-
временно с движением планеты вокруг Солнца перемещается и само
Солнце. Поскольку, однако, точный вид этого параметра не имеет прин-
ципиального значения для всех дальнейших выкладок, то на данном этапе
227

исследования можно ограничиться рассмотрением плоского движения пла-


неты. Вид функции γ = f2(e,φ) для планеты Земля представлен на рис. 23
(кривая γ).
Проводя простейшие преобразования, из равенства (3,23) можно полу-
чить ряд новых и весьма важных количественных и качественных результа-
тов. Так, умножая крайние члены этого равенства на массу планеты т,
получаем ранее неизвестное соотношение [56]:
mw2 = γfMm/r, (3.24)
или
2Е = γП, (3.24')
2 2
где, в общем случае Е = mw /2 + γω /2 - кинетическая энергия планеты;
П = JMm/r – потенциальная энергия системы «планета-Солнце»: J – момент
инерции планеты: ω – угловая скорость вращения планет, вокруг своей оси.
Поскольку, однако, для планеты Jω2 << mw2, то с большой степенью точно-
сти можно принять Е = mw2/2.
Равенство (3.24) свидетельствует о взаимопревращаемости кинети-
ческой и потенциальной энергии при обращении планеты вокруг притяги-
вающего центра (Солнца). В связи с этим выражение закона сохранения
энергии для системы «планета-Солнце» (имея в виду знак минус для П),
приобретает вид:
W = E – П = (γ – 2)П/2 = (γ – 2)Е/γ = const.
(3.25)
Paвeнcтвa (3.24) и (3.25) свидетельствуют о том что распространение
гравитационной энергии в пространстве представляет собой волно-
вой процесс. Для условий плоского движения планеты (полагая
Солнце неподвижным) ее полная скорость равна:
w = ωr = 2πr/τ, : (3.26)
где ω – круговая частота; τ – период обращения планеты вокруг
Солнца. Поэтому из равенства (3 23) находим
γ = 4π2r3/τ2fМ (3.27)
Отсюда следует, что коэффициент Горячко равен  = f3(r,τ). Это
означает, что параметр  является пространственно-временным
параметром волнового процесса распространения гравитаци-
онной энергии. Он определяет пространственную удаленность
планеты (в общем случае — тела), от ее притягивающего
центра в любой момент времени. Подставляя в равенство (3.27)
уравнение (3.19) и равенство Р= а(1 – е2), получаем:
228

а3/τ2 = γfM(1 + e·cosφ)/(1 – е2)/4π2 = γγtfМ/4π2, (3.28)


2
где t = [(1 + e∙cosφ)/(l – e )] = f4(e,φ) – также безразмерный периоди-
ческий параметр. Равенство (3.28) отличается от выражения третьего
закона Кеплера лишь наличием множителей t. Из этого равенства
следует чрезвычайно важный качественный (гносеологический)
результат:
r = 2π√(а3/γγtfМ) = f5(е,φ), (3.29)
или (в безразмерностном виде):
τ' = τ/τк = 1⁄√γγt = f6(е,φ), (3.29')
3
где хк = 2π√(a /fM) = const – период обращения, определяемый
третьим законом Кеплера.
Этот результат свидетельствует о том, что ход времени, как фи-
зического параметра волнового процесса, всецело определя-
ется текущими значениями параметров орбиты. Вид функции
τ = f6(е,φ) для планеты Земля, представленный на рис. 23 (кривая τ),
противоречит утверждению первого закона классической механи-
ки о равномерно текущем времени:
В то же время кривые r, , τ на рис. 23 свидетельствуют о том, что
пространственно-временные параметры тел, находящихся на пла-
нете Земля, самосинхронизированы с параметрами орбиты пла-
неты.
Совершенно аналогичный вид имеют кривые r, , τ и для других
планет Солнечной и любой другой орбитальной системы, отли-
чаясь друг от друга лишь абсолютными величинами этих парамет-
ров, между которыми существует простое соотношение:
γ = r3∕τ2.
В этой зависимости заключена огромной важности информация о
действительной роли пространства и времени в Природе, которую
нам еще предстоит разгадать и понять.
Если теперь подставить выражение (3.29) в (3.27), то получим:
r = а3√γt = f7(е,φ).
И вновь сталкиваемся с противоречием; изотропности про-
странства, регламентируемого первым законом классической
механики, не существует. Относя, как это принято в физике [53,57],
величины М и r к условиям планеты, из (3.23) получаем:
w = √(γfM/r). (3,30)
Формула (3.30) отличается от известных формул физики [53,57]
229

того же назначения лишь наличием параметра  и поэтому является


более общей. Так, при  = 1 с ее помощью можно определить первую
космическую скорость; при  = 2 – вторую космическую скорость, при
более высоких значениях параметра  – третью и другое космические
скорости.
Если разделить обе части равенства (3.23) на r и отнести вели-
чины М и r к условиям планеты, то получим:
g = γgо, (3.31)
2
где g° = – fMr/r r – ускорение свободного падения тела (напря-
женность гравиполя в русской механике. – А. Ч.) в данной географи-
ческой точке планеты. Например, для Земли: gо = 9.78 м/с2 – на
экваторе; g° = 9.83 м/с2 на полюсах. Умножая обе части (3.31) на
массу тела, получаем весьма важный новый результат:
Р = γmg°, (3.32)
который свидетельствует о том, что вес тела на планете не
является постоянной величиной, а также, как и ход времени,
зависит от текущих значений параметров орбиты планеты.
С ростом параметра γ вес тела в данной географической точке
планеты увеличивается.
Разделив, наконец, обе части (3.24) на r и записав полученное
выражение в векторном виде, находим (так как γω2 << mwr2):
mwt2r/r·r'/r = – γfMmr/r2·r, (3.33)
F'цс = – γF'цб, (3.34)
где F'цc – центростремительная сила; Fцб – центробежная сила.
Правая часть равенства (3.33) соответствует умноженной на
параметр γ силе F', определяемой формулой всемирного тяготения
И. Ньютона (3.12), а левая – центростремительной силе. (Здесь
учтено, что wTp ортогонально wr, вследствие чего скалярное произ-
ведение wTpr/r = 0, и поэтому mw2Tp/r∙r'/r = 0.)
Соотношения (3.24), (3.25) и (3.34) имеют предельно общий вид.
Это означает, что они применимы для любых орбитальных систем. В
частности, с их помощью могут быть получены развернутые зависи-
мости, описывающие движение электрона вокруг ядра атома (то
есть электромагнитное взаимодействие), которое также является
волновым процессом, полностью аналогичным процессу распро-
странения гравитации.
Движение электрона по орбите принципиально не отличает-
230

ся от движения планеты. Поэтому плоская траектория движения


электрона в пространстве и временные особенности его
движения полностью определяются функцией  = f2(e,φ) = fз(е,τ), где
е – эксцентриситет электронной орбиты.
Отсюда следует вывод принципиальной важности: процессы
распространения различных видов энергий в пространстве и
во времени являются физически подобными.
Этим объясняется возможность и законность использования в
классической механике метода обобщенных потенциалов и обоб-
щенных координат.
Далее, если на графики функций r' = f1(e,φ),  = f2(e,φ), τ' = f3(e,φ),
построенные для какой-либо планеты Солнечной системы, нанести
графики функций ri = f1(ei,φ), i = f2(ei,φ), i, = f3(е,φ), построенные для
электронов, вращающихся на стационарных орбитах атомов хими-
ческих веществ, составляющих таблицу Д. И. Менделеева (из кото-
рых состоит данная планета), то окажется, что эти графики совер-
шенно однотипны. Это означает, что независимо от положения во
времени и в пространстве, планета и электроны атомов постоянно
пребывают в состоянии пространственно-временных соответ-
ствий друг с другом. При этом часть электронов атомов (те из них,
эксцентриситеты орбит которых близки по значению эксцентрисите-
ту орбиты самой планеты) находятся с этой планетой в состоянии
пространственно-временного резонанса (т.е. являются энергети-
чески скомпенсированными). Эти электроны ответственны за созда-
ние сил гравитационного происхождения на самой планете. Другая
часть орбитальных электронов тех же самых атомов остается энер-
гетически нескомпенсированной, образуя внутри и вокруг любого
тела и самой планеты энергетические поля различной природы
(тепловое, электромагнитное, химическое, гравитационное), то есть
находящийся в беспрестанном движении эфир.
В связи с этим интересно отметить, что в геологии с некоторых
пор существует классификация, разделяющая все химические эле-
менты таблицы Д.И. Менделеева на четыре группы (отвечающие
за степени дифференциации их по глубинам залегания в Земле):
центробежные, центростремительные и океанического происхожде-
ния. Указанная классификация имеет важное практическое значение
при определении месторождений тех или иных полезных ископае-
231

мых [58] и косвенным образом подтверждает справедливость изло-


женного.
Физическое подобие равносильно возможности описания про-
цессов различной природы с помощью универсальных уравнений,
представленных в обобщенных потенциалах и в обобщенных коор-
динатах, в которые лишь следует подставить соответствующие
рассматриваемому типу взаимодействия значения физических вели-
чин. Поскольку во все полученные соотношения входит пространст-
венно-временной параметр целесообразно остановиться на этом
факте подробнее.
γ = 2Е/П = (1 + 2e·cosφ + е2)/(1 + e·cosφ) = f2(е,φ)= f3(r,τ)
(А)
Из физики [53,57] известно, что отношение кинетической и
потенциальной энергии тела определяет форму его траектории
в пространстве. При этом оказывается, что для замкнутых эллип-
тических траекторий полная энергия W < 0, для разомкнутых пара-
болических W = 0 и для гиперболических W > 0. Из геометрии [54]
плоских конических сечений (эллипс, парабола, гипербола), кроме
того, известно, что вид конического сечения всецело определяется
величиной эксцентриситета е: для эллиптических сечений 0 < е < 1,
(0 <  < 2); для параболических е = 1, ( = 2) и для гиперболических е
> 1, ( > 2). Таким образом, форма траектории тела в пространстве
может быть полностью определена либо знаком и величиной полной
энергии W, либо величиной ее эксцентриситета е, либо величиной
параметра γ по соотношению (А).
Для замкнутых эллиптических траекторий при нахождении тела
(планеты, электрона в атоме) в перигелии орбиты (φ = 0°) параметр
, согласно формуле (А), принимает максимальное значение: р = 1+ е,
а в случае же нахождения тела в афелии орбиты (φ =180°) этот пара-
метр принимает минимальное значение: а = 1 – е. Для Земли (е =
0,017), р = 1,017 и а = 0,983. Таким образом, погрешность, вносимая
неучетом параметра , в равенстве (3.34) составляет для Земли всего
±1,7% (см. рис. 23). Этим во многом объясняется тот факт, что второй
и третий законы Ньютона, не содержащие этого параметра, оказыва-
ются достаточно точными для земных условий. Однако уже для таких
планет, как Меркурий (е = 0,2066) и Плутон (е = 0,2530) эти законы
оказываются ограниченно верными. И совсем неприменимыми
232

они становятся для описания движения электронов на орбитах ато-


мов (где реализуется диапазон 0<  <2), а также для тел, движущих-
ся по параболическим ( = 2) и гиперболическим ( > 2) траекториям.
Среднее же (для эллиптических орбит) значение параметра  равно ср
= (а + р)/2 = 1. Амплитуда кривой  = f2(e,φ) на рис. 23 равна, таким обра-
зом, а – р = 2е.
Здесь следует обратить внимание на следующие принципиально
важные обстоятельства.
Согласно соотношению (А), параметр  = f2(e,φ) = f3(r',τ') уже для
электронных орбит атомов различных химических веществ приобре-
тает смысл регулируемого параметра, способного при искусствен-
ном управлении им изменять как свою абсолютную величину, так
и знак (вследствие периодичности функции cosφ). Очевидно, что это
справедливо и для более глубоких уровней строения вещества, где
происходят аналогичные беспрестанные движения соответствующих
микротел вокруг притягивающих центров.
При е = 1, γмах= 2 и тин = 0. Это означает, что при достижении величи-
ны эксцентриситета е = 1 происходит разрыв орбиты и она превра-
щается в разомкнутую параболическую траекторию, характеризуемую
величиной полной энергии W = 0. Последнее свидетельствует о вели-
чине минимально необходимой полной энергии, требуемой для того,
чтобы материальное тело начало движение по параболической траек-
тории, при котором реализуется наиболее экономичный режим его
движения. Согласно соотношениям (3.24) и (3.25) при этом Е – П, т.е.
происходит полная взаимопревращаемость кинетической и потенци-
альной энергии. Именно так движется фотон, который излучается или
поглощается в период перехода электронов с одной на другую орбиту
атома. При этом полная энергия фотона оказывается равной:
W = 2Е = 2П = тс2 = 2hω,
где h – постоянная Планка, ω – круговая частота.
2
Эта формула в части W = тс находится в полном соответствии с
формулой А. Эйнштейна для полной энергии фотона, а в части W =
2hω в полном противоречии с формулой корпускулярно-волновой тео-
рии А. Эйнштейна для полной энергии фотона [59] где, как известно,
W = hω.
Если е = 0 (т.е.  = 1), движение любого материального тела
должно было бы происходить по идеальной круговой траектории,
233

а при е =  ( = ) по идеальной прямолинейной траектории. Оба


эти предельные случая соответствуют равномерному движению
тела постоянной массы без сопротивления окружающей среды,
т.е. движения тела с постоянной скоростью в условиях абсолютного
вакуума, чего в Природе не наблюдается. Это позволяет сделать
заключение о том, что параметр  имеет следующие допустимые
пределы изменения:
0 < γ < ∞.
Согласно соотношению (3.23) это означает, что никакое тело
не может пребывать в состоянии абсолютного покоя. Тот факт
что  ≠  означает, кроме того, что принцип равномерного пря-
молинейного движения, постулируемый первым, законом И. Ньюто-
на, а также являющийся основой теории относительности А. Эйн-
штейна и ее математического аппарата (линейных преобразований
Э. Лоренца), ошибочен. Но в таком случае закономерен вопрос: в
чем должна заключаться истинная роль первого закона механики?
Вводя чрезвычайно важные объективные и субъективные прин-
ципы, перечисленные в начале этой главы, отметим, что указанный
закон, во-первых, оказался неполным (ибо не учитывает случая иде-
ального равномерного кругового движения тела), а во-вторых, явля-
ется фактически невыполнимым во всех своих положениях. Эта пара-
доксальная ситуация может быть разрешена, если условиться, что
первый закон механики должен играть роль правила, вводящего
естественные ограничения на возможность построения какой-
либо физической теории, основанной на принципах, противоре-
чащих принципу существования находящейся в вечном движе-
нии и взаимодействии материи как вещества.
Если согласиться с предложенным условием, то первый закон
новой механики может быть изложен в следующей редакции.
Всякое тело продолжает удерживаться в состоянии покоя,
равномерного кругового или равномерного прямолинейного
движения, пока и поскольку оно не понуждается приложенными
силами изменить это состояние.
При этом необходимо помнить о том, что любая физическая тео-
рия, основанная на принципах покоя, равномерного кругового, либо
равномерного прямолинейного движения (т.е. не учитывающая
взаимодействия тел с окружающей средой), обречена на провал.
234

Подводя итоги изложенного, особенно важно отметить, что про-


веденный анализ выявил существование равенства (3.34), находяще-
гося в явных формальных противоречиях со вторым и треть-
им законами классической механики, не содержащими параметра .

3.3. Гравитационная деформация тел

В статической аксиоматике Евклидова пространства, все об-


ласти последнего обладают одинаковой мерностью, и перенос
измерительного инструмента (например, жесткого метра) из
одной области пространства в другую по определению не изменя-
ет его геометрических размеров. Эта математическая аксиомати-
ка привнесена без изменений в механику Ньютона и использова-
на для описания взаимодействия тел в гравитационном поле.
Такой подход неявно постулирует изотропность пространства,
отсутствие воздействия внешнего гравитационного поля на нахо-
дящиеся в нем тела, а, следовательно, и отсутствие влияния на-
пряженности внешнего гравиполя на параметры тела. Таким
образом, в классической механике постулируется, что тело при
перемещении во внешнем гравиполе не испытывает воздействия
со стороны последнего и не деформирует, т.е. остается тождест-
венным самому себе. Поэтому как система тело либо не взаимо-
действует с внешним гравиполем, либо это взаимодействие не
является физическим. Оставим последнее предположение без
внимания как не имеющее отношения к физике. Рассмотрим при-
тяжение тел как следствие взаимодействия между системами
свойств притягиваемых тел.
Надо отметить, что механика Ньютона отождествляет тело с
гравитирующей точкой и потому все описание притяжения меж-
ду телами проводится как взаимодействие гравитирующих цен-
тров — точек. Поскольку гравитирующие центры — абстракция,
а точка — геометрическая фигура, не имеющая объема и не об-
ладающая физическими свойствами, то и никаких деформаций
с ней происходить не может.
Однако тела — не точки. Они, как системы, образуют свое
235

пространство, поверхность которого связана как со свойствами


самого тела, так и со свойствами внешнего пространства. И если
в системе тела или во внешнем пространстве происходит изме-
нение количественной величины некоторых свойств (например,
напряженности внешнего гравиполя), то эти изменения должны
отражаться и на величинах свойств самого тела. В частности, сле-
дует ожидать деформации геометрических параметров (объема)
тела. Это обстоятельство является важнейшим для понимания
сущности гравитационного взаимодействия.
Гравитирующие тела достаточно условно можно полагать
точками только тогда, когда напряженность гравиполя в их ней-
тральной зоне на три-четыре порядка меньше, чем на поверхно-
сти. Во всех остальных случаях рассмотрения гравитационного
взаимодействия отсчет расстояния между телами производится
не от их центров, а от поверхности. Именно такой подход к опи-
санию гравитационного взаимодействия проводится в русской
механике. И именно он приводит к пониманию сущности грави-
тационной деформации тел. Рассмотрим его.
Тело, находящееся в пространстве над поверхностью, взаи-
модействует с внешним гравиполем и потому притягивается
Землей. В этом взаимодействии участвуют все свойства тел,
однако в закон притяжения входят только массы тела и Земли,
расстояние между телами, гравитационная «постоянная» и сила
притяжения между ними. Особо подчеркну то обстоятельство,
что само притягиваемое тело в законе представлено только «не-
изменной» массой. Другие свойства данного тела в последующих
расчетах явно не участвуют ни во взаимосвязи, ни по отдельно-
сти.
Можно предложить множество экспериментов, под-
тверждающих наличие гравидеформации тел при изменении
напряженности внешнего гравиполя. Некоторые из них, связан-
ные с перемещением мерного инструмента по высоте над по-
верхностью, уже приводились ранее. Как отмечалось, измери-
тельные инструменты из различных материалов, отрихтованные
на мерной миле в долине и перенесенные на такую же милю на
236

плато, будут давать различное значение ее длины. Данное разли-


чие является следствием того, что внутреннее строение, химиче-
ский состав тела и его свойства влияют на характер деформации
при изменении напряженности внешнего гравиполя. А это означа-
ет, что гравидеформация вызывает изменение не только линей-
ных параметров тел, но и их массы и веса при статическом из-
менении положения тела по высоте, а при динамическом — раз-
личные ускорения при падении. В последнем случае сопротив-
ление внутренних сил тела грависжатию вызывает возникнове-
ние внешних тормозящих воздействий, обусловливающих различ-
ное ускорение «свободно» падающих тел.
Можно проделать более простой эксперимент. Достаточно
уравновесить на рычажных весах с разрешающей способностью
~10-7 два тела из различных материалов (например, вода и свинец)
на одной высоте и, подняв их на высоту 1 км, убедиться, что
достигнутое равновесие на высоте нарушается больше, чем это
следует из классической механики. Не корректируя показания
весов, опустить их вместе с грузами на прежний уровень и по-
лучить начальное равновесие рычагов. Это и будет сви-
детельством изменения веса тел по высоте.
Эти достаточно простые и относительно дешевые экс-
перименты не проводились не из-за технологических сложно-
стей, а потому, что противоречили постулату изотропности
пространства и принципу эквивалентности. Согласно последне-
му, по К. Уиллу, «все тела в гравитационном поле падают с од-
ним и тем же ускорением вне зависимости от их массы или внут-
реннего строения» [11].
В конце 1986 г. группа физиков во главе с Э. Фишбахом
опубликовала в журнале Phys.Rev.Letters гипотезу о возможном
падении тел в вакууме с различным ускорением. Гипотеза про-
тиворечила основам классической механики (все тела, незави-
симо от своих свойств, падают в вакууме с одинаковым ускоре-
нием) и опиралась на ряд экспериментов группы австралийских
геофизиков во главе с Ф. Стейси по измерению значения грави-
тационной «постоянной» G в глубоких шахтах. При опускании
237

приборов в них фиксируется постоянное возрастание силы


притяжения. Аналогичный результат, был получен при опускании
гравиметров в полуторакилометровую скважину, пробуренную
во льдах Гренландии, и при подъеме на 600 метровую телевизи-
онную башню в штате Северная Каролина. Более того, проведя
тщательный анализ результатов классических эксперимен-тов Г.
Этвеша, группа Фишбаха обнаружила в них подтверждение
своей гипотезы. Таким образом, гипотеза имела достаточно дока-
зательное обоснование и претендовала стать настоящей науч-
ной сенсацией.
Объясняя эти эксперименты, Фишбах выдвинул пред-
положение о существовании в природе пятой силы — силы от-
талкивания, с радиусом действия в несколько сот метров и при-
мерно на два порядка более слабой, чем сила гравитационного
притяжения. Предполагалось, что величина пятой силы не зави-
сит от массы, а определяется общим барионным числом на еди-
ницу массы (обусловливается числом протонов и нейтронов в
теле). Основой существования сил отталкивания между одина-
ковыми телами разного химического состава становится отсут-
ствие пропорциональности между барионным зарядом и массой
тел.
Гипотеза вызвала широкую дискуссию по проблеме пятой
силы и стремление эмпирического доказательства ее существова-
ния. В течение ряда лет было проведено несколько десятков
экспериментов по проверке гипотезы и предложены различные
физические обоснования возможности существования этой си-
лы. Тем не менее, однозначного доказательства реальности пя-
той силы получено не было. Часть экспериментов подтверждала
наличие такой силы, но большая часть ей противоречила.
Международный симпозиум, состоявшийся в августе 1988 г.
в Австралии по проблеме пятой силы и выработке теоретическо-
го и экспериментального, подхода к этому явлению оказался
безрезультатным и ограничился рекомендацией о необходимо-
сти дальнейшего изучения данного явления. Отсутствие одно-
значного эмпирического доказательства существования пятой
238

силы притушило интерес к данной проблеме, и к настоящему


времени упоминания о ней появляются в научных публика-
циях от случая к случаю. Тем не менее, проблема остается.
Чем же она вызвана?
Как известно, ньютоновская механика не предполагает из-
менения количественной величины свойств тела, на-
ходящегося в гравитационном поле, в результате изменения
напряженности этого поля. Следовательно, тела лежащие на
поверхности Земли, остаются тождественными самим себе и
при подъеме их на некоторую высоту над поверхностью. Тож-
дественность тел при перемещении в гравитационном поле
обусловливает постоянство ускорения при их падении в ва-
кууме (в эфире).
Постулирование тождественности тел с изменением
внешнего гравитационного поля физически означает, что
гравиполе данных тел не взаимодействует с внешним грави-
полем, и поэтому становятся необъяснимыми как причины,
вызывающие их падение, так и «переливы» потенциальной и
кинетической энергий с изменением высоты.
Тем не менее, тело, находящееся на поверхности, своим
гравитационным полем взаимодействует с гравиполем Земли
и только поэтому притягивается ею. Поскольку внешние и
внутренние свойства тела взаимосвязаны, то изменение любо-
го из них вызывает соответствующее явное или неявное изме-
нение всех остальных свойств (например, напряженности соб-
ственного гравиполя, массы, геометрических размеров и т.д.)
[5].
Поэтому при движении тела вверх или вниз относительно
поверхности явственно изменяется величина двух параметров:
напряженность внешнего гравиполя g и расстояние R между
центрами масс тел. А так как напряженность гравиполя тела
g1, связана с напряженностью внешнего гравиполя g0, то изме-
нение последнего должно вызывать соответствующее измене-
ние напряженности гравиполя тела, а вместе с ним и всех ос-
тальных свойств. Поскольку произведение напряженности
239

гравиполя g1 на квадрат радиуса r есть инвариант, то из-


менение напряженности гравиполя тела при подъеме вызывает
пропорциональное изменение его геометрических параметров.
То есть, изменение напряженности внешнего гравиполя со-
провождается гравита-ционной деформацией тела. А это
главное для понимания и объяснения гравитационных взаимо-
действий.
Рассмотрим пример [44]:
Рис. 24.
Предположим, что на
поверхности по отвесу возведена
башня высотой h = R (где R – ра-
диус Земли) и длиной основания l,
а верхней площадки l1 (рис.24).
На полу башни лежит тело – шар,
радиусом r. Поднимем этот шар
на верхнюю площадку и опреде-
лим его радиус. Поверхностная
напряженность гравиполя тела на
полу g1 гравиполя Земли gо. На-
пряженность гравиполя тела на
верхней площадке g2, Земли g.
Если в системе тело-Земля напряженность внешнего грави-
поля gо пропорциональна напряженности гравиполя тела g1 то
с подъемом шара на площадку напряженность поверхности его
гравиполя меняется пропорционально напряженности грави-
поля Земли, а вместе с ней меняется и радиус сферы r1. Зави-
симость напряженностей определяется уравнением:
g1/go = g2/g. (3.35)
Напряженность внешнего гравиполя g на верхней пло-
щадке башни находим из уравнения:
g = A/(h + R)2 = gо/4, A = R2gо. (3.36)
Подставляем в уравнение (3.36) значение g из (3.35) и на-
ходим g2:
g2 = g1/4. (3.37)
240

Напряженность гравиполя сферы связана с радиусом инва-


риантом g1r2 = const, и количественная величина инварианта не
изменяется с подъемом тела на верхнюю площадку. Поэтому
имеем:
g1r2 = g2r12 (3.38)
Подставляя в (3.38) значение g2 из (3.37), получаем величину
радиуса шара r1 поднятого на верхнюю площадку башни:
r1 = 2r. (3.39)
Равенство (3.39) показывает, что с подъемом тела (сферы)
на высоту его геометрические размеры возрастают пропорцио-
нально изменению напряженности наружного гравиполя, а физи-
ческие параметры остаются постоянными. Физический жесткий
метр на полу башни отложится столько же раз, сколько и на
верхней площадке. Поэтому длина стороны пола башни l физи-
чески равна длине стороны верхней площадки l1 :
l = l1 – физически,
а геометрические размеры их различны и l ≠ l1:
l =1/2l.
Все тела, как и жесткие измерительные стержни, с возраста-
нием напряженности внешнего гравиполя «геометрически» сжи-
маются (деформируют), а при уменьшении – расширяются. (Это
и есть гравитационный аналог температурного эффекта, описан-
ного А. Пуанкаре.) Геометрические размеры тел определяются
их местом во внешнем гравитационном поле. Изменение геомет-
рических размеров и есть гравитационная деформация тела.
Последняя определяет количественную величину взаимоперехода
потенциальной и кинетической энергии при подъеме или опуска-
нии тела во внешнем гравиполе. Именно гравитационная дефор-
мация обуславливает режим «свободного» падения тел в эфире.
Рассмотрим, учитывая гравитационную деформацию тел, ре-
зультаты некоторых экспериментов, необъяснимых с позиций
ньютоновской механики. Их можно достаточно условно разде-
лить на две группы: эксперименты в статической и динамиче-
ской постановке. Еще раз отмечу, что и классическая механика,
и теория относительности, и другие гравитационные гипотезы
241

постулируют тождественный характер поведения тел при


этих качественно разных взаимодействиях.
Различие статической и динамической природы грави-
тационных взаимодействий обусловлено дихотомией понятия
«ускорение свободного падения» g. С одной стороны, оно являет-
ся именно ускорением тел в падении (в динамике), с другой —
выполняет функции напряженности гравиполей тел (в статике).
Поэтому при статической постановке эксперимента более сказы-
вается участие во взаимодействии свойств, связанных со сжи-
маемостью тел в условиях, когда время и скорость сжатия не
существенны. И потому состояние поднятых (опущенных) отно-
сительно своего первоначального положения тел определяется
изменением плотности ρ и сжимаемости х.
При «свободном» падении тел в возрастающем внешнем
гравитационном поле (динамическое взаимодействие) сопротив-
ление сжатию обусловливает движение их с различным ускоре-
нием. В свою очередь и скорость гравитационного сжатия в па-
дении и величина деформации определяются физическими и
химическими свойствами тел.
Для определения деформации поднимаемых (опускаемых)
над поверхностью Земли тел можно предложить расчетную
формулу, выведенную Д.В. Черняевым [43]:
∆z = 9h2(l/x2ρ2 – 1/x1ρ1)/gR2, (3.40)
где ∆z – расчетное расстояние между телами, брошенными с
высоты h, g – напряженность гравитационного поля (ускорение
свободного падения), R – радиус Земли, ρ1, ρ2 – плотности опу-
щенных тел, ѕ1,ѕ2 – коэффициенты сжимаемости опущенных
тел.
Формула (3.40) позволяет определить расстояние z между
двумя как бы одновременно опущенными телами после опуска-
ния их с высоты h = 1 км и в пересчете этой разницы на собст-
венный вес тела на новой высоте. Расчет по (3.40) производился
для 6 типов материалов, имеющих одинаковый первоначальный
вес, равный Р = 2,13865∙104 г, и, как видно из табл. 8, на новой
высоте все тела имеют уже различный вес. По закону Ньютона
242

вес всех опущенных с одной высоты тел должен оставаться оди-


наковым и равным 2,14032113∙104 г.

Таблица 8
Материалы Х, 10-12 ρ, г/см3 Рп, 104 г
смс/г
1 Стекло 1,3 2,6 2,14048928
2 Сталь 0,6 7,7 2,14048913
3 Медь 0,7 8,93 2,14048902
4 Свинец 2,3 11,34 2,14048879
5 Платина 0,36 21,4 2,14048896
6 Уран 1,8 19,05 2,14048877
Коэффициенты сжимаемости Х достаточно приблизительны,
поскольку свойство сжимаемости тел для одного и того же мате-
риала варьируется в широких пределах (до порядка) в зависимо-
сти от технологии получения образца, его химической чистоты,
кристаллической структуры и т.д. А поэтому при подготовке
подобных тел к эксперименту необходимо фиксировать парамет-
ры каждого образца на высоте проведения эксперимента.
В статической постановке проводились эксперименты Р. Эт-
веша, Дж. Эйри, С. Стабса, Э. Адельберга, П. Бойнтона, П.
Тибергера и большинство других. В этих экспериментах отсут-
ствуют свободно падающие тела и используются различные
конструкции крутильных весов или гравиметров.
Наиболее известен в статической постановке классический
эксперимент Р. Этвеша, проведенный более 80 лет назад. По-
пытка двух исследовательских групп Бойнтона, а также Стабса
и Адельберга повторить эксперименты Этвеша с применением
пробных тел из других материалов не привели к получению
аналогичных результатов.
В эксперименте Этвеш использовал крутильные весы,
подвешенные на упругой нити (рис. 25). На коромысле весов
закреплялись одинаковые по массе m пары пробных тел из
243

различных материалов (всего 13 пар), помещаемые в экспери-


менте с одной стороны от массивных тел М. Если сила притя-
жения пробных тел к массивным будет неодинакова, то коро-
мысло повернется на некоторый угол и приборы зафиксируют
этот поворот [5]. Результаты эксперимента, проделанного с
точностью до 10-9-10-10, были интерпретированы Этвешем в
отчете как доказательство того, что ускорение свободного па-
дения для любых тел с данной точностью постоянно. Однако
по отчету в 9-м знаке обнаруживаются заметные статические
различия в ускорении 10 пар пробных тел. Именно эти разли-
чия и использовал
Рис. 25
Фишбах для подтверждения своей гипотезы. Поскольку в
экспериментах Этвеша фигурирует не ускорение свободного
падения, а изменение собственной напряженности гравитаци-
онного поля пробных тел, то анализ, результатов Эксперимента
надо начинать с выяснения ответа на вопрос: на одном ли уровне
проводилось вывешивание пробных тел и эксперимент с ними?
К сожалению, это важнейшее условие для корректного объяс-
нения эксперимента не зафиксировано ни в отчете Этвеша, ни в
публикациях Стабса, Адельберга, Бойнтона и ни в каких других
публикациях, И это не удивительно, поскольку, как уже говори-
лось, механика Ньютона не предполагает никаких изменений в
напряженности поднимаемого или опускаемого тела.
А потому, проводя статические гравитационные опыты, экс-
периментаторы очень тщательно готовят и вывешивают образцы,
проводят и регулируют измерительную аппаратуру, продумыва-
ют и отсеивают возможные помехи, но, по-видимому, не обра-
щают внимание на то, на какой высоте относительно поверхности
Земли готовятся образцы и на какой проводится эксперимент. И
если высота подготовки пробных тел отличается от высоты, на
которой эксперимент с этими телами проводится более чем на 10
м, то получаемые уже в 9-м знаке результаты очень сложно ин-
терпретировать на основе ньютоновской механики.
Результаты, полученные в эксперименте Этвешем, по-
244

казывают, что большинство пробных тел из твердых материалов


вывешивались на несколько десятков метров выше (ниже?) уров-
ня проведения эксперимента, вероятно, в некоторой мастерской.
А три пары тел из мягких материалов вывешивались в другом
месте, скорее всего в лаборатории, где проводился эксперимент.
Результаты от этих трех пар противоречили гипотезе Фишбаха и
потому им не рассматривались. И получилось, что, проведя вы-
вешивание пробных тел в мастерской, Этвеш привел напря-
женности их гравиполей к одной и тoй же величине относи-
тельно гравиполя Земли в данном месте.
Подъем (опускание?) тел к месту проведения эксперимента
сопровождались изменением напряженности гравиполей тел. Это
и повлекло за собой последующее отличие их во взаимодействии с
массами М на один, два последних знака. Для трех пар тел, вы-
вешиваемых на месте эксперимента, такого отличия уже не
наблюдалось.
Группа П. Тибергера из Национальной физической ла-
боратории (Брукхейвен США) использовала в эксперименте
полую медную
Рис. 26
сферу с удельным весом,
равным удельному весу
воды, и плавающую в ней
вблизи горы (рис.26). По-
видимому, изготовление
сферы и вывешивание ее в
воде производилось в не-
котором месте, в удалении от горы. И перемещение готовой
сферы, а, возможно, и воды, в гору сопровождалось рассо-
гласованием напряженностей их собственных гравиполей.
Поэтому медная сфера под действием сил F притяжении
горы двигалась к ней, как бы подтверждая гипотезу Фишбаха.
Исследуя изменения напряженности гравитационного поля g в
глубоких шахтах Австралии, Дж. Эйри регистрировал систе-
матическое завышение эмпирической величины гравитацио-
245

ной «постоянной» G относительно ее официального значения


[61]. Величина гравитационной постоянной в шахтах состав-
ляет Gф = 6,672∙10-11(±0,024) м3кг-1с-2, тогда как ее значение,
принятое международной комиссией по фундаментальным
константам., равно G = 6,67259∙10-11 (±0,00085) м3кг-1с-2 и,
следовательно, с опусканием в шахты сила притяжения воз-
растает, что согласуется с экспериментом Тибергера и как бы
соответствует гипотезе Фишбаха.
Зная стандартное значение G, можно, используя формулу
(2.49), найти среднюю глубину R,p, на которую опускались
приборы в шахты:
G2/R = (6,6725910-8)2/6,378∙108 = 6,98079∙10-24 = А.
Подставляем фактическое Gф и получаем:
Rф = G2/A = 6,3769 км.
Откуда средняя глубина шахт равна:
R – Rф = 1,1 км.
Группа ученых под руководством К. Стабса и Э. Адель-
берга поместили установку типа Этвеша (крутильные весы) с
пробными телами из меда и бериллия у склона горы и не получи-
ли подтверждения существования пятой силы. (Можно предпо-
ложить, что материалы готовились на одной высоте с местом про-
ведения эксперимента или, что также вероятно, совокупность
свойств меди и бериллия обусловливает им одинаковую количе-
ственную величину деформации.)
Теперь остановимся на динамических экспериментах. По по-
становке эксперименты с падающими телами сложнее статиче-
ских, диапазон варьирования ими скуднее и потому проводятся
они реже. Но именно в этих экспериментах можно наблюдать за
изменением ускорения свободного падения.
Если в падении происходит механическая деформация тела,
а, следовательно, скорость сжатия не может превосходить ско-
рость звука в теле, то можно получить следующую качествен-
ную формулу для максимального изменения расстояния ∆z меж-
ду одновременно отпущенными и «свободно» падающими с вы-
соты h телами:
246

∆z = h2[(c12 – c22)/R2]/g, (3.41)


где с1 и с2 – скорость звука в падающих телах. В табл. 8 показано
расчетное изменение расстояния по отношению к стали между
одновременно отпущенными телами — шарами одного радиуса и
относительное ускорение: ∆а = (gc – gt)/g при падении их с вы-
соты 1 м. Из нее следует, что все пробные тела за один и тот же
промежуток времени должны проходить участки пути различной
длины и, следовательно, падать с неодинаковым ускорением.
Причем быстрее всех будет падать тело из стали, а медленнее
всех — свинцовое тело.
Таблица 8
Материалы с 105 см/с ∆z 10-6см ∆а 10-8
1 Стекло 5,00 0,4 4,0
2 Сталь 1,159 – –
3 Медь 3,066 3,3 3,3
4 Свинец 1,350 6,2 6,2
5 Платина 2,688 4,9 4,2
6 Уран 2,010 5,7 5,7

В классической постановке эксперимент с падающими в ва-


кууммированной камере телами был проведен группой Дж. Фал-
лера в Колорадском университете [61]. С помощью интерферо-
метра определялось ускорение свободного падения пробных тел,
изготовленных из меди Сu и урана U. Луч света от лазера 1
расщеплялся полупрозрачным зеркалом 2 на два луча 3, по-
следние, попадая на призмы 4, укрепленные на падающих
телах 5 и преломляясь ими, направляются в интерферометр 6.
Если тела падают с различным ускорением, то интерференци-
онные полосы от световых лучей в интерферометре испытают
относительное смещение (рис. 27).
По гипотезе Фишбаха, урановое тело должно было падать
с большим ускорением, 10-9, чем медное. Однако эксперимен-
ты показали, что медное тело падает быстрее уранового с относи-
тельным ускорением (a2 – a1)/g = 5∙10-10, что противоречит резуль-
татам Этвеша, но оказывается достаточно близко к расчетной
247

величине, найденной по формуле (3.41) и равной ~10-9. Возмож-


но, эта близость — следствие достоверности результатов экспе-
риментов, а отсутствие равенства 10-9 ≠ 10-10 может вызываться
следующими причинами:
• различием в свойствах используемых тел,
• различием в параметрах опытных образцов,
• сглаживающим воздействием стабилизирующей ап-
паратуры и т.д.
Рис. 27.
Сиэтлская группа П.
Бойнтона использовала смешан-
ную статико-динамическую модель
гравитационного воздействия на
пробное тело. Вместо крутильных
весов они использовали кольцо,
одна половина которого была сде-
лана из алюминия, а другая из бе-
риллия. Закрутив кольцо, и, таким
образом, заменив статические гра-
вивоздействия на движение вра-
щения, они исследовали динамику
вращающе-гося мaятникa. И обна-
ружили, проводя эксперимент вблизи отвесной скалы, что «пo
виду колебаний кольца можно судить о различном статическом взаи-
модействии массы скалы с каждой из половин маятника».
И это естественно. Сжимаемость алюминия и бериллия раз-
лична. Когда кольцо поворачивалось к горе одной стороной,
например алюминием, оно сжималось медленнее и происходило
торможение вращения. Когда же у горы двигался бериллий, это
сжатие было более быстрым, и скорость кольца относительно
движения берилия возрастала. Эксперимент требует высокой
точности наблюдения и правильной интерпретации. Результат
можно значительно улучшить, заменив кольцо гантелью из тех же
материалов и фиксируя одновременно с вращением колебание
подвеса относительно вертикали.
248

Примерно аналогичный по конструкции установки экспе-


римент, переводящий статическое воздействие внешнего грави-
поля во вращательное движение пробного тела, а потому и более
эффективный, проводился в России Б.Н. Додоновым [44]. Ис-
пользовалась следующая схема эксперимента: В круглой метал-
лической плите 1, прямоугольного сечения имеется отверстие 2, в
котором может размещаться кольцо 3 из пробного материала. В
плите прорезаются пазы 4, направленные по касательной к коль-
цу 3. Пазы изменяют перпендикулярное воздействие сжимающе-
го гравитационного поля сплошной плиты на касательное сжатие
совокупностью образовавшихся отдельных плит. Если кольцо 3
повесить горизонтально на нити 5 и, дав ему успокоиться, над-
винуть без соприкосновения отверстием плиту 1 (показано на
рис.28 штрихами), то касательное сжатие кольца гравиполями
плит, вызовет его вращение в направлении, противоположном
сжатию. Под этим воздействием кольцо совершает до двух и
более оборотов.
Рис. 28
Угол поворота зависит от упру-
гости нити подвеса и материалов,
из которых изготов-лено кольцо.
Таким образом, для объясне-
ния экспериментов, фиксирую-
щих отличную от законов Нью-
тона, напряженность гравиполя
тел при перемещении по высоте
или различное ускорение при
«свободном» падении, нет не-
обходимости привлекать гипо-
тезу о «пятой силе». Эти разли-
чия обусловливаются неодина-
ковым сжатием перемещаемых
по высоте тел или соответствующим торможением их в па-
дении гравиполем Земли.
Отмечу еще раз, что всякое перемещение тела по высоте
249

сопровождается изменением напряженности внешнего гравипо-


ля, деформацией тела, а также изменением его энергетическо-
го состояния. Возникающая деформация увеличивает кине-
тическую энергию тела при опускании (тело, деформируясь,
уменьшается, кинетическая энергия накапливается, потенци-
альная убывает). При подъеме же тела происходит его разде-
формация, процесс накопления энергии меняется на противопо-
ложный. Именно взаимное превращение кинетической и потен-
циальной энергии при подъеме и опускании тела, связанное с
деформацией, обусловливает механизм возвратно-поступа-
тельного движения маятника (рис. 29).
Маятник, тело-груз, подвешенное на невесомой нити в грави-
поле Земли с неподвижной точкой закрепления О, при макси-
мальном отклонении в точке А и симметричной ей точке В име-
ет наименьшую деформацию, а следовательно, и максимальную
потенциальную энергию.
Рассмотрим структуру колебания маятника с неподвижной
точкой подвеса О. На рис. 29 схематично показано движение
маятника за один период. Оно складывается из двух одинаковых
полупериодов АД и ВА. На схеме путь АВ разбит на 10 участ-
ков. Точки 1...11 первого полупериода показывают место нахож-
дения маятника в каждую последующую единицу
Рис. 29
времени при движении от
точки А в точку В. И соответ-
ственно, точки 11 .... 21 при
движении от В к А. Из рис.
29 видно, что АВ и ВА пол-
ностью симметрич-ны. Так
же симметричны АО1 и O1B.
Маятник, выходя из точки А, за полный период проходит через
все точки дважды (кроме точки 11). В каждой точке (кроме 1
и1l) маятник два раза имеет одинаковую по модулю скорость
движения. Таким образом, структура движения маятника в обо-
их полупериодах одинакова. Она сохраняется при колебании в
250

любой плоскости. Время колебания во всех последующих пе-


риодах равно первому.
Это внешняя картина наблюдаемого движения. Если же
рассматривать колебания маятника как процесс взаимодействия
грузика с гравитационным полем Земли, то каждый полупериод
необходимо разделить на два такта, соответствующих стадиям
деформации и раздеформации тела грузика в движении.
I такт. Когда в точке А грузик отпускается, то под действи-
ем внешнего гравиполя и нити в падении он начинает двигаться к
точке О1. Движение определяется деформацией тела-грузика и
накоплением кинетической энергии, которая в точке О1, достига-
ет максимума. Здесь первый такт — деформация — заканчивает-
ся и начинается второй — раздеформация.
 т а к т. Перейдя точку О1 грузик, используя нако-
пившуюся, кинетическую энергию, продолжает движение с раз-
деформацией до тех пор, пока в точке В вся кинетическая энергия
не перейдет в потенциальную. Второй такт — раздеформация —
закончился, и процесс повторяется в обратном порядке.
Все параметры колебания маятника сохраняются симметрич-
ными до тех пор, пока напряженность внешнего гравиполя оста-
ется горизонтально однородной, вертикально уменьшающейся с
высотой. Само колебание маятника по своему характеру анало-
гично колебанию, вызываемому механическим растяжением
пружины.
Равномерное или ускоренное перемещение подвеса с маят-
ником в любом направлении нарушает однородность воздейст-
вия внешнего гравиполя на маятник, обусловливает асиммет-
рию его колебания. Характер асимметрии определяет-ся про-
цессом перемещения, вызывающим деформацию или раздефор-
мацию как тела, маятника, так и окружающего гравитацион-
ного поля. А это означает, что состояния маятника с непод-
вижным или движущимся подвесам качественно раз-
личаются между собой, и это различия будет фиксироваться
приборами, находящимися, например, внутри закрытой тележ-
ки. Ниже я использую асимметрию колебания для доказатель-
251

ства абсолютности всякого движения. Здесь же приведу опи-


сание и объяснения одного очень интересного эксперимента с
маятником, проведенного И.М. Крюковым.
Почти четверть века назад И.М. Крюков сформулировал
простенькую задачу о движении маятника, которая до настояще-
го времени ставит в тупик специалистов механиков, как теорети-
ков, так и экспериментаторов, своей кажущейся неразрешимо-
стью. И это притом, что процесс колебания маятника представ-
ляется наиболее изученным механическим процессом, а элемен-
ты ответа на вопрос излагаются во всех учебниках физики.
Задача может быть сформулирована в следующей форме:
Как значительно (на десятки процентов) изменить эмпири-
ческий период колебания маятника, не изменяя длину его под-
вески и напряженности внешнего гравитационного поля?
Если, согласно механике, принять что период колебания маятника
определяется только этими двумя параметрами, то никаких способов
его значительного изменения просто не может быть. И именно к тако-
му выводу чаще всего приходят специалисты, рассматривая эту за-
дачу. Однако такой вывод нельзя признать удовлетворительным, по-
скольку кроме вышеуказанных физических параметров существует и
возможность изменения взаимного положения подвески и грузика
маятника. Другими словами, грузик может быть неподвижным относи-
тельно подвески (иметь одну степень свободы) или свободно двигать-
ся относительно ее, превращаясь в некоторое подобие ротора (иметь
две степени свободы). И именно эта возможность оказывается факто-
ром значительного варьирования периода колебания маятника. Рас-
смотрим, что происходит с периодом при колебании с одной и двумя
степенями свободы. Имеем грузик 1 на подшипнике 2 установленном
на оси 3 (см. рис. 30). Подшипник 2 обеспечивает возможность сво-
бодного поворота грузика относительно подвески 4, а сама подвеска 4
вращается в подшипниках 5. Устройство 6 – замок, который может
заклинивать грузик, обусловливая ему в движении одну или две сте-
пени свободы. Покажем, в полном соответствии с ньютоновской ме-
ханикой, что частота колебания при одной степени свободы будет
значительно отличаться от частоты колебания того же маятника с
252

двумя степенями свободы. Рассмотрим колебания маятника с одной


степенью свободы. (Грузик за-
клинен, массой подвески пре-
небрегаем.) 1. Введем следую-
щие обозначения: J – момент
инерции грузика 1 относительно
оси 3; m – масса грузика: l – дли-
на подвески (расстояние от цен-
тра оси 3 до центра оси 5-5); Q –
угол отклонения маятника; g –
напряжённость внешнего грави- Рис. 30.
тационного поля (ускорение свободного падения); Т3 – кинетическая
энергия маятника с одной степенью свободы; Тn – кинетическая энер-
гия маятника с двумя степенями свободы.
Отметим, что при колебании с одной степенью свободы грузик
маятника участвует как в падении (изменение положения по высоте),
так и в повороте вместе с подвеской 2 относительно гравиполя Земли
и его кинетическая энергия определя-ется уравнением:
Т3 = JQ2/2 + тl2Q/2. (3.42)
Тогда функция Лагранжа будет равна:
L = (J + ml2)Ò/2 + mglсosO. (3,43)
Для O(t) имеем уравнение:
(J + ml2)Ö = – mglsinO. (3/44)
Если угол O мал, то уравнение (3.43) может быть записано иначе:
Ö + g/l·O/(1 + J/ml2) = 0. (3.45)
И частота малых колебаний ω3 равняется:
ω3 = √(g/l(1 +J/ml2)] = (1 + J/mll2)1/2√g/l (3.46)
Это хорошо известное уравнение движения физического маятни-
ка.
2. При двух степенях свободы незакрепленный грузик в своем
падении независим от вращения подвески (не поворачивается относи-
тельно гравиполя), следствием чего становится другая величина его
кинетической энергии, потому будет иметь место иная частота коле-
бания. Обозначим угловую скорость поворота грузика на оси 3 через
к. Тогда кинетическая энергия Тк равна:
253

Тк = ml2Ò2/2 +J/2к2, (3.47)


а функция Лагранжа;
L = ml2Ò2/2 + J/2k2 + mglcosO. (3.48)
И для угла О получаем уравнение:
ml2Ö = mglsinO. (3.49)
Откуда находим частоту малых колебаний ω:
ωк = √g//l. (3.50)
А это (3.50) не менее известное уравнение движения матема-
тического маятника.
Однако в современной механике никакой физической связи
между уравнениями (3.46) и (3.50), кроме подобия в форме запи-
си, не просматривается и потому предполагается, что они описы-
вают как бы различные виды движения. Что касается поворота
грузика вокруг оси 3, то для угла поворота ω имеем уравнение:
d(Jк)/dt = 0.
Откуда, при угловой скорости поворота грузика равной углу
поворота подвески, получаем: к = const.
Превращение маятника из физического в математический
только за счет изменения степени свободы грузика, сопровож-
даемой изменением кинетической энергии колебания, при неиз-
менной потенциальной энергии возможно только в том случае,
если период колебания маятника определяется силовым взаимо-
действием с каким-то внешним полем и величина взаимодейст-
вия зависит от формы закрепления маятника.
Из формул (3.46) и (3.50) явствует, что единственным внеш-
ним силовым полем, которое может влиять на период колебания
маятника, является гравитационное поле. В формулы входит
напряженность гравитационного поля и, следовательно, только
она определяет период колебания маятника при неизменной дли-
не подвески, но с изменением способа его закрепления.
По логике рассуждения, принятой в ньютоновской механике,
мы не можем перейти от (3.46) к (3.50), что и обусловливает как
бы независимое существование в физике математического и физи-
ческого маятников. Но такой переход должен наличествовать.
Ибо это не две независимые формулы, отображающие различные
254

движения маятника, а формализация одного процесса проте-


кающего в различных условиях, определяемых формой его закре-
пления, а, следовательно, и взаимодействие маятника с гравита-
ционным полем окружающего пространства. Формулы (3.46) и
(3.50) отличаются на величину к, равную:
к = (1 +J/ml2)-1/2.
И создается впечатление, что эта величина к = const является
постоянным параметром, поскольку включает в себя неизменные
величины m, l, r. Поэтому предполагается, что между физическим
и математическим (?) движением маятника существует некий
необъяснимый скачок, например типа квантового.
Однако более вероятно, что механизм взаимодействия маят-
ника с гравиполем обусловливает возможность постоянного
изменения к в зависимости от движения подвески и грузика от-
носительно осей 3 и 5. Исходя из этого можно провести преобра-
зования, изменяющие формализацию коэффициента к, и получить
следующую зависимость:
к = (1 + r2/l2)1/2. (3.51)
И в числителе и в знаменателе дроби правой части (3.51)
стоят радиусы грузика r и подвески l. Так как скорость вращения
обода грузика равна произведению его радиуса на частоту, то в
общем случае будем иметь для него скорость v1:
v1 = rω.
Откуда:
r = v1/ω. (3.52)
И для подвески:
l = v/ω1. (3.53)
Поскольку в формулах (3.52) и (3.53) частота ω имеет, в слу-
чае физического маятника, одинаковую количественную величи-
ну, то, подставляя (3.52) и (3.53) в (3.50), находим зависимость
коэффициента к от скорости поворота обода ротора относительно
поворота подвески:
к = (1+ v12/v2)-1/2. (3.54)
И окончательно формула (3.46) имеет вид:
ω = √g/l∙(1 + v12/v2)-1/2. (3.55)
255

Формула (3.55) показывает, что период колебания маятника


обусловливается отношением квадрата скорости его поворота v1
к квадрату скорости поворота подвески v, а потому при жестком
закреплении грузика, когда его скорость относительно подвески
v1 = 0, мы имеем дело с математическим маятником, который с
началом свободного поворота грузика превращается в физиче-
ский. А это позволяет посредством изменения жесткости за-
крепления грузика варьировать период колебания маятника, как в
сторону возрастания, так и в сторону замедления, что кажет-
ся невозможным по механике Ньютона.
Эксперименты с изменяемой степенью свободы маятника (а
это и названо маятником Крюкова), проведенные в 1988 г. в
ЦАГИ В.П. Якуниным и Н.Г. Панферовым, показали, что изме-
нение степени свободы с одной на две меняет частоту колебания
маятника на величину, превышающую 30%.
Теоретически можно показать; что максимальный период дос-
тигается только тогда, когда коэффициент становится равным к =
√2 = 1,414...
Формула (3.55) свидетельствует о безразличном положении
подвески относительно горизонта, а потому эксперимент с из-
менением степеней свободы ротора-грузика может иметь множе-
ство разновидностей, как бы не имеющих никакого отношения к
маятнику.
Один из вариантов вертикального закрепления роторов по
обе стороны оси 5 описан в данной работе. Второй, не имеющий
на первый взгляд никакого отношения к маятникам, предложен
самим И. М. Крюковым и назван мною «Рамка Крюкова» [48].
Суть эксперимента заключается в следующем (рис. 31):
Внутри металлической рамки l, установленной на оси АВ в
подшипниках, расположены планки 7 и 8 с грузиками 2, способ-
ными свободно перемещаться по планкам. Грузики с одной
стороны прикреплены к боковинам рамки пружинами, а с дру-
гой имеют петли 3 и, передвигаясь, растягивают пружины до
крючков 4, которые и удерживают пружины в растянутом поло-
жении. Крючки 4 тягами 6 соединены со спусковой кнопкой 9.
256

Если в таком положении (грузики имеют одну степень свободы)


рамку раскрутить вокруг оси АВ (сообщить ей определенный
момент количества движения) и оставить ее вращающейся, то до
останова пройдет две-три минуты.
Если же после
раскручивания, на-
жать кнопку 9 то
освобожденные
грузики 2 под дей-
ствием пружин уст-
ремятся к оси АВ
(грузики получают
две степени свобо-
Рис. ды). Пока они схо-
31
дятся к оси, рамка раскручивается в соответствии с «законом»
сохранения количества движения. Но достаточно грузикам
перейти ось АВ, как вращение рамки мгновенно тормозится
почти до полной ее остановки. Грузики раздеформируются. Мо-
мент их импульса нейтрализуется, количество движения умень-
шается и сохраняется только момент импульса рамки. «Закон»
сохранения количества движения как бы нарушается, посколь-
ку система останавливается за счет «внутренних» сил.
Все вышеописанное позволяет сделать следующие выво-
ды:
• маятник является гравитационным прибором и характер
его движения определяется способом деформации с гравитаци-
онным полем Земли:
• «физический и математический» маятники различаются
эмпирически только количеством степеней свободы, а, следова-
тельно, и способом взаимодействия с гравиполем.

3.4. Инерциальные и гравитационные


силы и массы
257

Провозглашение классической механикой эквивалентности


инерциальной и гравитационной масс при распространении на
взаимодействия логически приводит к заключению, что эффект,
вызываемый ускорением, экспериментально невозможно отли-
чить от аналогичного эффекта, вызываемого гравитационным
притяжением. Этот эффект, используемый Д. Эйнштейном в
построении теории гравитации, предполагает возможность рас-
смотрения в течение малого промежутка времени и в пределах
небольшой области пространства гравитационного поля как при-
близительно постоянного и однородного. Вот как иллюстриру-
ется принцип эквивалентности в работе [61]:
«Предстают себе космическую ракету, пролетающую так далеко
от гравитирующих тел — звезд или планет, что гравитационные силы,
действующие на ракету, ничтожно малы. Пусть мощность ракетных
двигателей подобрана так, чтобы ускорение, с которым движется ра-
кета, в точности равнялось ускорению свободного падения g. На
космонавта, который сидит в ракете, действует единственная сила —
реакция опоры со стороны кресла N. Именно эта сила сообщает кос-
монавту ускорение: согласно второму закону Ньютона N = mg, где т –
инертная масса космонавта. Космонавт помнит, что перед стартом,
когда ракета стояла неподвижно на Земле, на него со стороны кресла
действовала сила N, уравновешивающая силу притяжения к Земле,
т.е. N' = m'g. И в том, и в другом случае у космонавта создавалось
ощущение, что какая-то сила вдавливает его в кресло. Если т = т', то
N = N'. Значит, если гравитационная и инертная массы совпадают, то
и в том и другом случае космонавт должен испытывать совершенно
одинаковые ощущения: т.е. он, закрыв наглухо иллюминаторы, не смог
бы угадать — неподвижна ли ракета, но вблизи есть тело, создающее
гравитационное поле с напряженностью g, или гравитационное поле
отсутствует, но ракета движется с ускорением g».
И далее следует сильный вывод: «никакой локальный экспери-
мент, т.е. эксперимент, проводимый в малой части пространства, в
изолированной лаборатории, не позволяет отличить гравитацион-
ное поле от ускорения».
Уверенную аргументацию авторов, физиков-экспери-
ментаторов по профессии, достаточно легко опровергнуть,
258

предложив им провести простой эксперимент с маятником, по-


мещенным вместо ракеты в обыкновенный лифт, движущийся с
постоянным ускорением.
В своем движении лифт, изменяя положение точки за-
крепления маятника по высоте, а вместе с ней и напряженность
внешнего гравиполя. воздействует на деформацию и раздефор-
мацию тела-маятника, и, следовательно, на процесс перехода
потенциальной энергии в кинетическую и наоборот. Отсутствие
данного перехода приводит к быстрому затуханию колебания
маятника. Поэтому в своем колебании тело маятника будет прохо-
дить один первый такт. Второй — раздеформация — зависит от
количественной величины ускорения и при ускорении, превы-
шающем проекцию амплитуды на вертикальную составляющую,
наблюдаться не будет, что и зафиксирует наличие в кабине лиф-
та инерциального поля. Таким простейшим способом не только
космонавт, но и лифтер может достаточно быстро убедиться в
том, что имеет дело не с мощным внешним гравитационным
полем, а с движущейся ускоренно «изолированной» ла-
бораторией.
Убеждение, что сила инерции и сила тяготения есть разные,
но сводимые друг к другу силы, лежит в основе всех гравитаци-
онных теорий и сопровождается предложением иных мыслимых
экспериментов, как бы подтверждающих принцип эквивалентно-
сти и способных создать условия, при которых силу тяготения
невозможно отличить от силы инерции. Так в работе [62] предла-
гается следующий опыт по его подтверждению:
«Представим себе совершенно закрытый вагон, который дви-
жется по горизонтальному полотну дороги с постоянным ускорением
(рис.32, 1). В таком вагоне отвес будет отклоняться от направления,
которое мы на Земле называем вертикальным. Равнодействующая силы
инерции и силы тяжести отклонит отвес к задней стенке вагона. В вагоне
все будет так, как если бы вагон поднимался с постоянной скоростью в
гору (рис. 32, 2). А величина силы тяжести равнялась бы сумме дейст-
вительной сил тяжести и силы инерции в ускоренном, но горизонтально
движущемся вагоне (понятно, что надо брать геометрическую сумму
259

векторов). Так как в обоих случаях все тела получают совершенно оди-
наковые ускорения, нельзя узнать, что происходит с вагоном на самом
деле: движется он равномерно в гору при увеличении силы тяжести
или ускоренно по ровному месту, если пользоваться только приборами,
регистрирующими вес, и не знать подлинной величины силы притяжения
к Земле. Если за окнами будет темно, то никакого способа различить
силы, нет. Сила притяжения к Земле и сила инерции проявят себя как
физически тождественные».
Рис. 32
Данная задача сформулиро-
вана более хитро, чем эксперимент
с ракетой, хотя заключение столь
же категорично — нет способов
различения инерции и гравитации.
Автор задачи — теоретик помнит,
что при движении с ускорением а
вес тела меняется, и при длитель-
ном наблюдении в ускоренном ва-
гоне это изменение буде зафик-
сировано. Вот почему нельзя пользоваться весами. По этой же
причине второй вагон не стоит наклонно, а движется в гору с
постоянной скоростью. В нем тоже будет наблюдаться эффект
уменьшения веса.
Поскольку в классической механике свойства не зависят
друг друга, то иных способов обнаружения состояния движения
больше не предлагается, хотя таких способов множество. Про-
стейший из них позволяет обнаружить движение вагона с уско-
рением с помощью обыкновенного метра. Для этого достаточ-
но, оказавшись в вагоне, замерить расстояние h от пола до грузи-
ка отвеса. Подождав некоторое время, повторить замер, и если
обнаружится изменение h, то, значит, вагон движется с ускоре-
нием. Если h осталось неизменным, вагон с равномерной скоро-
стью поднимается в гору.
Более сложные эксперименты, например, с помощью зеркала
и зайчика от направленного на него и отраженного на отдален-
260

ный экран луча света или с помощью интерферометра Майкель-


сона, позволяют, находясь в закрытом вагоне, визуально наблю-
дать его перемещение с ускорением в сантиметрах и даже в долях
миллиметра, т.е. с меньшим, чем развивает улитка.
Чем же обусловлены столь серьезные заблуждения в пони-
мании сути физических процессов, связанных с движением тел?
Эти заблуждения определяются постулативным ха-
рактером начал механики, отсутствием системной взаимосвязи
между ними, полным совпадением результатов теоретических
расчетов элементов движения с экспериментальными данными
и некоторой предсказательной способностью механики. В част-
ности, при описании движения наличествуют следующие явные
и неявны