Вы находитесь на странице: 1из 1

1.

Так, Волгоградский областной суд принял отказ прокурора от обвинения Сутчева


в части ст. 205 УК РФ, согласился с переквалификацией его действий на ст. 207 УК РФ.
Согласно приговору Сутчев зашел на портал Президента РФ, создал и отправил
электронное обращение в адрес Президента РФ. В своем обращении Сутчев посетовал на
длительное неисполнение судебного решения суда Волгоградской области о
внеочередном предоставлении жилья ему и его сыну администрацией городского округа,
высказав Президенту просьбу оказать содействие в принятии мер по исполнению
указанного решения суда. Кроме того, в этом обращении Сутчев высказал угрозу
произвести взрыв в одном из учреждений органов власти: прокуратуре, суде,
администрации или службе судебных приставов - путем подрыва себя и сына взрывчаткой
в случае отказа в обеспечении их жильем в течение одного месяца после обращения. Суд
указал, что Сутчев не имел реальных намерений осуществить высказанную угрозу, о чем
свидетельствует в том числе и то обстоятельство, что в означенный им срок
террористический акт совершен не был, мер, направленных на приготовление к его
совершению, не предпринималось.

2. Так, Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда РФ признала


законным приговор Московского окружного военного суда от 23 августа 2018 г., которым
действия М., задержанного при прохождении пограничного контроля в аэропорту при
попытке вылета в Стамбул в целях последующего вступления в МТО на территории
Сирии, были переквалифицированы с покушения на участие в деятельности организации,
которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана
террористической, на приготовление к этому преступлению. Судом установлено, что для
реализации умысла на вступление в запрещенную в России МТО "Исламское
государство" (далее - МТО ИГ) на территории Исламской Республики Афганистан М.
установил посредством использования сети Интернет связь с участниками МТО ИГ,
выполняя указание которых, приобрел билет на рейс Санкт-Петербург - Стамбул, а также
личные вещи и предметы для следования в другое государство. Действия, связанные с
перепиской с целью инструктажа о способе прибытия в Афганистан с участниками МТО
ИГ, приобретение авиабилета и вещей, необходимых для поездки, суд квалифицировал
как создание условий для совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.5 УК
РФ. Отклоняя апелляционное представление государственного обвинителя, Верховный
Суд указал, что объективных действий, связанных с участием в деятельности
террористической организации, М. не совершил по независящим от него обстоятельствам,
поэтому содеянное им следует квалифицировать по ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 205.5 УК РФ

3. С. совершил взрыв мемориальной памятной плиты императорской семьи


Романовых на Ваганьковском кладбище в Москве, причинив значительный материальный
ущерб, и был признан судом виновным в совершении акта терроризма. Судебная коллегия
Верховного Суда РФ изменила приговор, приняв во внимание показания С. о том, что он
по своим убеждениям является противником монархизма и был возмущен расположением
мраморной плиты в районе историко-революционных событий в Москве в 1905 г.
Поэтому он преследовал цель только осквернить и повредить памятник, для чего выбрал
время (раннее утро) для взрыва и небольшое количество взрывчатки, чтобы не создать
опасности для здоровья и жизни людей. Отсутствие цели оказания воздействия на
принятие решения органами власти поставило под сомнение правильность квалификации
действий С., и они были переквалифицированы со ст. 205 на ст. 214 (вандализм) и ч. 2 ст.
167 (умышленное повреждение взрывом чужого имущества) УК.