Вы находитесь на странице: 1из 2

№1. А.

был признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью


И., опасного для жизни и повлекшего по неосторожности его смерть. Однако судебная
коллегия приговор изменила, посчитав, что данных о причинении А. тяжкого вреда
здоровью И., повлекшего по неосторожности его смерть, в материалах дела не имеется.
Применяя прием и роняя И. на землю, А. не желал и не предвидел тяжких последствий и
смерти потерпевшего, хотя должен был и мог это предвидеть. В связи с этим действия А.
были переквалифицированы с ч. 4 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ по признакам
причинения смерти по неосторожности .
№2. Действия Т. в ходе судебного разбирательтства были переквалифицированы с
ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ.
Согласно обстоятельствам дела Т., находясь в состоянии алкогольного опьянения,
на лестничной площадке умышленно на почве возникших в ходе ссоры неприязненных
отношений с незнакомым В. без цели убийства нанес тому клинком имевшегося при нем
ножа один удар в область расположения жизненно важных органов, причинив В. тяжкий
вред здоровью.
Подсудимый Т. в стадии предварительного следствия умысел на убийство В.
отрицал, пояснив, что нанес один удар В. клинком ножа лишь для того, чтобы
беспрепятственно пройти к себе в квартиру.
По смыслу закона покушение на убийство может быть совершено только с прямым
умыслом на лишение жизни потерпевшего, то есть когда содеянное свидетельствовало о
том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий, предвидел
возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее
наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от его воли
обстоятельствам.
В данном случае, нанеся одно ножевое ранение В., Т., имея реальную возможность
убить последнего, не предпринимал каких-либо мер для лишения жизни потерпевшего, а
свободно прошел к себе в квартиру, где попросил свою родственницу вызвать В. скорую
медицинскую помощь.
При изложенных выше обстоятельствах, суд квалифицировал действия Т. по ч. 1
ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни
человека.

№3 Суд первой инстанции пришел к выводу, что вследствие неисполнения и


ненадлежащего исполнения И. родительских обязанностей у ее шестимесячной дочери
возникли инфекционные заболевания верхних дыхательных путей и кожных покровов,
развитие выраженной гипотрофии, в результате которых наступила смерть.
Суд, квалифицируя действия И. по п. п. "в", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, указал в
приговоре, что виновная осознавала общественную опасность своего бездействия,
предвидела возможность наступления общественно опасных последствий в виде
наступления смерти ее малолетней дочери, не желала, но безразлично относилась к
наступлению этих последствий, и сделал вывод о том, что И. умышленно причинила
смерть потерпевшей.
Вместе с тем из приведенных в приговоре показаний осужденной следует, что она
самостоятельно лечила свою дочь: давала ей парацетамол, ставила детские свечи
эффералган, смазывала потерпевшую зеленкой, поила соком, думала, что дочь перестала
есть, и, как следствие, похудела, поскольку режутся зубы, при этом она умысла на
лишение жизни дочери не имела.
Данные показания осужденной в приговоре не опровергнуты, а наоборот, из
показаний судебно-медицинского эксперта и других видно, что какая-то помощь ребенку
оказывалась.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия пришла к выводу о том, что
осужденная не предвидела возможности причинения смерти потерпевшей в результате
своих деяний, но по обстоятельствам дела должна была и могла предвидеть это, если бы
действовала с большей осмотрительностью, в связи с чем переквалифицировала эти
действия с п. п. "в", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 109 УК РФ.

№4. По приговору Верховного Суда Республики Татарстан Иванов и Попов


осуждены к лишению свободы по п. п. "а", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и п. "в" ч. 4 ст. 162
УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ на 20 лет в исправительной колонии строгого
режима.
Попов, действуя согласованно с Ивановым, с целью причинения смерти А. нанес
ему не менее одного удара ножом в брюшную полость, причинив телесные повреждения,
от которых А. через непродолжительное время скончался в больнице.
Иванов, согласно отведенной ему роли, в составе группы лиц по предварительному
сговору напал на Б. и с целью завладения деньгами и причинения ей смерти нанес не
менее двух ударов ножом в область сердца и левой боковой поверхности живота,
причинив ей повреждения, от которых она скончалась на месте происшествия.
В силу положений ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем признается лицо,
непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его
совершении совместно с другими лицами (соисполнителями).
В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой
лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся
о совместном совершении преступления.
Судом установлено, что Иванов и Попов не оказывали друг другу какого-либо
содействия в убийстве потерпевших, каждый из них совершил убийство одного
потерпевшего: Иванов. - Б., Попов. - А.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия пришла к выводу об отсутствии в их
действиях квалифицирующего признака убийства "совершенное группой лиц" и
переквалифицировала действия Иванова и Попова на п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, смягчив
назначенное им наказание.