Вы находитесь на странице: 1из 2

1) Различия в судебной практике обусловлены тем, что ВС РФ, констатируя ошибки

в применении положений о видах лиц, соучаствующих в совместной преступной


деятельности при вовлечении в занятие проституцией, дает порой существенно
разнящиеся предписания. Так, изменяя квалификацию действий Иванова по ч. 3 ст. 33, ч.
3 ст. 240 УК РФ, признанного приговором Томского областного суда от 09.07.2010
организатором вовлечения в занятие проституцией в отношении пяти потерпевших, ВС
РФ указал: "Суд установил, что указанные преступления совершены в составе
организованной группы, которой Иванов не только руководил, но и непосредственно
через остальных ее членов, а также сутенеров решал вопросы о возвращении проституток
в "конторы" и принуждения их к занятию проституцией, руководил наказанием
провинившихся проституток. Таким образом, умыслом Иванова как руководителя
организованной преступной группы охватывались совершение ее членами указанных
преступлений. С учетом изложенного действия Иванова подлежат квалификации как
исполнителя указанных преступлений, совершенных соответственно Адылбаевым и
Золотовым, Ереминым, Адылбаевым и другими неустановленными лицами без ссылки на
ч. 3 ст. 33 УК РФ" [2].

МАША 2) Приговором Нижегородского областного суда содеянное А. квалифицировано,


помимо прочего, по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК как убийство, совершенное группой лиц
по предварительному сговору и сопряженное с разбоем. Однако Судебная коллегия по
уголовным делам ВС РФ приговор изменила, разъяснив, что, поскольку А.
непосредственного участия в процессе лишения жизни не принимала, а лишь оказывала
содействие исполнителю преступления (передала ему шпагат для удушения
потерпевшей), содеянное ею не может быть квалифицировано как совершенное группой
лиц по предварительному сговору, а подлежит квалификации как пособничество в
совершении убийства, сопряженного с разбоем, по ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК <5>.

3) Судом установлено, что М. Зязикова и Л. Зязикова обратились к Евлоеву с


просьбой совершить убийство З., с которым у них сложились неприязненные отношения.
Все остальные действия, направленные на убийство потерпевшего, такие как определение
времени, места, способа совершения убийства, а также непосредственное его исполнение
были совершены Евлоевым.
Данных о том, что М. Зязикова совершила какие-либо действия, направленные на
организацию убийства, в материалах дела нет и в приговоре не приведено.
Поскольку убийство потерпевшего было совершено Евлоевым общеопасным
способом - путем взрыва гранаты, о чем была осведомлена М. Зязикова, то ее действия
подлежат переквалификации с ч. 3 ст. 33, п. "е" ч. 2 ст. 105 УК на ч. 4 ст. 33, п. "е" ч. 2 ст.
105 УК как подстрекательство к убийству, совершенному общеопасным способом.
В этом случае суд вменил подстрекателю квалифицирующий признак "совершение
убийства общеопасным способом", руководствуясь тем, что применение исполнителем
этого способа убийства охватывалось умыслом подстрекателя (хотя в процессе склонения
исполнителя к убийству подстрекатель не конкретизировал его способ; он был избран
исполнителем самостоятельно).

Х 4) Приговором Новосибирского областного суда Е. осужден по ч. 1 ст. 30, п. "з" ч.


2 ст. 105 УК РФ за приготовление к убийству по найму. Он признан виновным в том, что
обратился к ранее знакомому ему В. с просьбой подыскать исполнителя убийства А.,
перед которым у него имелись долговые обязательства. В., не желая принимать участие в
совершении преступления, обратился в правоохранительные органы, которым сообщил о
поступившем от Е. предложении помочь в организации убийства А. Далее, действуя в
рамках оперативного эксперимента, В. принял от Е. инструкции и денежные средства на
расходы, связанные с убийством. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного
Суда РФ приговор оставила без изменения <10>.

5) Ленинградским окружным военным судом З. и Ш. признаны виновными, наряду


с другими преступлениями, в подстрекательстве и в организации убийства. Рассмотрев
дело в кассационном порядке, Военная коллегия исключила из приговора указание об
осуждении З. и Ш. за подстрекательство к совершению убийства, поскольку все
действия З. и Ш. по соучастию в убийстве, в том числе и склонение другого лица к
совершению преступления, полностью охватываются вмененной им ч.3 ст.33 УК РФ
(определение ВК N 6-100/00 ).