Вы находитесь на странице: 1из 43

1

Н.В. Гоголь МЕРВЫЕ ДУШИ

№1 ВСТУПЛЕНИЕ Ревизская сказка Увертюра

№2 ДЕТСТВО ЧИЧИКОВА(чтец на музыке до 8) мелодекламация

Темно и скромно происхождение нашего героя. Родители


были дворяне. Лицом он на них не походил: по крайней мере,
родственница, бывшая при его рождении, взявши в руки ребенка,
вскрикнула: "Совсем вышел не такой, как я думала! просто, как
говорит пословица: ни в мать, ни в отца, а в проезжего молодца".
Жизнь при начале взглянула на него как-то кисло-неприютно, сквозь
какое-то мутное, занесенное снегом окошко: ни друга, ни товарища в
детстве!
Но в жизни всё меняется быстро и живо: и в один день с первым
весенним солнцем, отец, взявши сына, выехал с ним на тележке,
которую потащила мухортая пегая лошадка. На третий день утром
добрались до города. Перед мальчиком блеснули нежданным
великолепием городские улицы, заставившие его на несколько минут
разинуть рот. Тут жила родственница их, дряблая старушонка, всё
еще ходившая всякое утро на рынок и сушившая потом чулки свои у
самовара. Она потрепала мальчика по щеке и полюбовалась его
полнотою. Тут, наш герой, должен был он остаться и ходить
ежедневно в классы городского училища. Отец, переночевавши, на
другой же день выбрался в дорогу.

В ТИШИНЕ

При расставании слез не было пролито из родительских


глаз; дана была полтина меди на расход и лакомства и, что гораздо
важнее, умное наставление: "Смотри же, Павлуша, учись, не дури и не
повесничай, а больше всего угождай учителям и начальникам. С
товарищами не водись, они тебя добру не научат; а если уж пошло на
2

то, так водись с теми, которые побогаче, чтобы при случае могли быть
тебе полезными. Не угощай и не потчевай никого, а веди себя лучше
так, чтобы тебя угощали, а больше всего береги и копи копейку: эта
вещь надежнее всего на свете. Товарищ или приятель тебя надует и в
беде первый тебя выдаст, а копейка не выдаст, в какой бы беде ты ни
был. Всё сделаешь и всё прошибешь на свете копейкой". Давши такое
наставление, отец расстался с сыном, и с тех пор уже никогда он
больше его не видел, но слова и наставления заронились глубоко ему
в душу.
"Береги копейку, Павлуша! Люби копейку!"

Мелодекламация №3 ПОРТРЕТ (до начало 6) или ПОЛЬКА из


Мёртвых душ»
Или ПОЛЬКА из «Мёртвых Душ»

Присутственные места: большой трехэтажный каменный дом, весь


белый, как мел, вероятно для изображения чистоты души,
помещавшихся в нем должностей.

Чичиков. Бесчисленны, как морские пески, человеческие


страсти, почтеннейший.
Секретарь. То-то бесчисленны. Попроигрывались в карты,
закутили и промотались как следует. Имение-то ведь расстроено в
последней степени. Кто же возьмет его в заклад?
Чичиков. Зачем же быть так строгу, почтеннейший? Расстроено
скотскими падежами, неурожаями, плутом приказчиком.

Чичиков вынимает взятку и вручает ее Секретарю.

Секретарь. Да ведь я не один в совете, есть и другие.


Чичиков. Другие тоже не будут в обиде. Я сам служил, дело знаю.
3

Чичиков. Но только вот какое, между прочим, обстоятельство:


половина крестьян в этом имении вымерла.

Секретарь. Ну, по ревизской-то сказке... они числятся?


Чичиков. Числятся.
Секретарь. Ну, так чего ж вы оробели? Один умер, другой родится,
а все в дело годится...
Чичиков (вдруг изменившись в лице). А-а!!..
Секретарь. Чего?
Чичиков. Ничего.

В ТИШИНЕ

Ах я, Аким-простота!... Ищу рукавиц, а они, вон они, за поясом!.. Да


накупи я всех этих, которые вымерли... Приобрети их, положим,
тысячу, да, положим, опекунский совет даст по двести рублей на душу:
вот уже двести тысяч капиталу. Ах, без земли нельзя ни купить,
ни заложить. А я куплю на вывод. Земли в Херсонской губернии
отдаются даром, только заселяй. Туда я их всех и переселю,
мертвых. В Херсонскую! В губернию! (Крестится.) Пусть их там живут,
покойники. (акцент – контрабас,Рояль контр регистр кластер,гонг)
Дан же человеку на что-нибудь ум! Да никто не поверит. Никто!
Предмет покажется ему невероятным. Никто не поверит. Еду.
Еду!!..

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ №4 ШИНЕЛЬ (1 такт до7)

В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно


красивая рессорная небольшая бричка. В бричке сидел господин, не
красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком
тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком
молод.
Пока приезжий господин осматривал свою комнату, внесены
были его пожитки. Чемодан внесли кучер Селифан, низенькой человек
4

в тулупчике, и лакей Петрушка, малый лет тридцати, в просторном


подержаном сюртуке, как видно с барского плеча.
Покамест слуги управлялись и возились, господин велел
подать себе обед. Покамест ему подавались разные обычные в
трактирах блюда, он с чрезвычайною точностию расспросил, кто в
городе губернатор, кто председатель палаты, кто прокурор, словом --
не пропустил ни одного значительного чиновника; но еще с большею
точностию, если даже не с участием, расспросил обо всех
значительных помещиках, сколько кто имеет душ крестьян, как далеко
живет от города, какого даже характера и как часто приезжает в город.

В ТИШИНЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ

Дом Губернатора

Кабинет Губернатора.
Губернатор в халате, с "Анной" на шее, сидит за пяльцами,
мурлычет.

Слуга. К вашему превосходительству коллежский советник Павел


Иванович Чичиков.
Губернатор. Дай фрак.

Слуга подает фрак.

Проси.

Слуга выходит.

Чичиков (входя). Прибывши в город, почел за непременный


долг засвидетельствовать свое почтение первым сановникам... Счел
долгом лично представиться вашему превосходительству.
Губернатор. Весьма рад познакомиться. Милости прошу садиться.
5

Чичиков садится.
Вы где служили?
Чичиков. Поприще службы моей началось в казенной палате.
Дальнейшее же течение оной продолжал в разных местах. Был в
комиссии построения...
Губернатор. Построения чего?
Чичиков. Храма Спасителя в Москве, ваше превосходительство.
Губернатор. Ага!
"Благонамеренный человек", - подумал Губернатор.
"Экая оказия, храм как кстати пришелся", - подумал Чичиков.
Чичиков. Служил и в надворном суде, и в таможне, ваше
превосходительство. Вообще я незначащий червь мира сего.
Терпением повит, спеленат и сам олицетворенное терпение. А что
было от врагов по службе, покушавшихся на самую жизнь, так это
ни слова, ни краски, ни самая кисть не сумеют передать. Жизнь мою
можно уподобить как бы судну среди волн, ваше превосходительство.
Губернатор. Судну?
Чичиков. Судну, ваше превосходительство.

Губернатор. Любезнейший Павел Иванович, прошу вас


пожаловать ко мне сегодня на домашнюю вечеринку.
Чичиков. Почту за особую честь, ваше превосходительство. Честь
имею кланяться. Ах... Кто же это так искусно сделал каемку?
Губернатор (стыдливо). Это я вышиваю по тюлю.
Чичиков. Скажите (любуется). Честь имею... (Отступает, выходит.)
"Ученый человек", - подумал Губернатор.
"Дурак этот губернатор", - подумал Чичиков.

МОЖНО СОЛЬНЫЙ НОМЕР ОРКЕСТРА №5 ШИНЕЛЬ (1 такт


до 7 и до 13)
6

БАЛ - МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ №6 Бал (до 9)

Бал у губернатора

Гостиная в доме Губернатора. За портьерой карточная комната.

Выплывает Губернаторша, Губернатор и Дочка. Председатель,


Почтмейстер и Чичиков кланяются.

Губернаторша. Павел Иванович, не знаете еще моей дочери?


Институтка, только что выпущена.
Чичиков. Ваше превосходительство, почту за счастье.

Дочка приседает, Губернаторша, Губернатор и Дочка уплывают.

Установившиеся пары танцующих притиснули Чичикова к


стене, он, заложивши руки назад, глядел на них минуты две очень
внимательно. Многие дамы были хорошо одеты и по моде, другие
оделись во что бог послал в губернский город. Мужчины здесь, как и
везде, были двух родов: одни тоненькие, которые всё увивались около
дам.
Другой род мужчин составляли толстые или такие же, как
Чичиков, то-есть не так чтобы слишком толстые, однако ж и не тонкие.
Увы! толстые умеют лучше на этом свете обделывать дела свои,
нежели тоненькие.

В ТИШИНЕ

Председатель. Да вот, Павел Иванович, позвольте вам


представить помещика Манилова.

Чичиков. Приятно познакомиться.

Чичиков и Манилов раскланиваются, усаживаются.


7

Манилов. Как вам показался наш город?


Чичиков. Очень хороший город, общество самое обходительное.
Манилов. Удостоили нас посещением. Уж такое, право,
доставили наслаждение. Майский день, имянины сердца.
Чичиков. Помилуйте, ни громкого имени не имею, ни ранга
заметного!
Манилов. О, Павел Иванович!.. Как вы нашли нашего
губернатора? Не правда ли, препочтеннейший человек!
Чичиков. Совершенная правда, препочтеннейший человек
Манилов. Но, позвольте, как вам показался полицеймейстер?
Чичиков. Чрезвычайно приятный человек, и какой умный

Манилов. А какого мнения вы о жене полицеймейстера?


Чичиков. О, это одна из достойнейших женщин, каких только я
знаю.

Чичиков (в сторону). О, скука смертельная!

Манилов. Павел Иванович, убедительно прошу сделать мне честь


своим приездом в деревню. Деревня Маниловка.

Чичиков. Не только с большой охотой, но почту за священный долг


Собакевич (внезапно, из портьеры). И ко мне прошу.

Чичиков вздрагивает, оборачивается.

Собакевич. Собакевич я.
Чичиков. Чичиков. Вас только что вспоминал председатель
палаты Иван Григорьевич.

Садятся.

А прекрасный человек...
Собакевич. Кто?
8

Чичиков. Председатель.
Собакевич. Это вам показалось. Он только что масон, а дурак,
какого свет не производил.
Чичиков (озадачен). Конечно, всякий человек не без слабостей. Но
зато губернатор - какой превосходный человек.
Собакевич. Первый разбойник в мире.
Чичиков. Как, губернатор - разбойник? Признаюсь, я бы этого
никогда не подумал. Скорее даже мягкости в нем много. Кошельки
вышивает собственными руками, ласковое выражение лица...
Собакевич. Разбойничье лицо. Дайте ему только нож да
выпустите на большую дорогу - он вышьет вам кошелек, он вас за
копейку зарежет. Он да еще вице-губернатор - это Гога и Магога.
Чичиков. Впрочем, что до меня, мне, признаюсь, более всех
нравится полицеймейстер.
Собакевич. Мошенник. Я их всех знаю. Весь город такой.
Мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все
христопродавцы. Ладно. Прошу ко мне в имение!
Чичиков кланяется
МАРШ (ФРАГМЕНТ)
Мелодекламация № БАЛ (с 5 до 15 ц.чтец на музыке)

Появляется Ноздрев.

Ноздрев. Ну, господа, поздравьте, продулся в пух. Верите, что


никогда в жизни так не продувался!.. Не только убухал четырех
рысаков, но, верите ли, все спустил! Ведь на мне нет ни цепочки, ни
часов.
Ноздрев. Ба-ба-ба... (замечает Чичикова) Какими судьбами в наши
края? Свистун ты, скотовод этакий! Поцелуй меня, душа моя. Или нет
- дай я тебя расцелую! Вот это хорошо! (Целует Чичикова.)
Поедем ко мне, пять верст всего.
Чичиков. Изволь, я к тебе приеду послезавтра. Ну, чур, не
задерживать, мне время дорого.
Ноздрев. Ну, душа моя, вот это хорошо! Я тебя поцелую за это. И
славно. (Целует Чичикова.) Ура, ура, ура!
9

ОРКЕСТР ЗАКАНЧИВАЕТ СОЛЬНО

В ТИШИНЕ

Кучеру Селифану отдано было приказание рано поутру


заложить лошадей в известную бричку; Петрушке же приказано было
оставаться дома, смотреть за комнатой и чемоданом.

С громом выехала бричка из-под ворот гостиницы на улицу.

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ (проезда) №8 Шинель (тема проезда до


4 ц) или ПТИЦА-ТРОЙКА
Едва только ушел назад город, как уже пошли писать по
нашему обычаю чушь и дичь по обеим сторонам дороги. Попадались
вытянутые по шнурку деревни, постройкою похожие на старые
складенные дрова. Мужики по обыкновению зевали, сидя на лавках
перед воротами в своих овчинных тулупах. Бабы с толстыми лицами и
перевязанными грудями смотрели из верхних окон; из нижних глядел
теленок или высовывала слепую морду свою свинья. Словом, виды,
всем нам известные.

В ТИШИНЕ

Дом господский стоял одиночкой на юру, то-есть на


возвышении.
Подъезжая ко двору, Чичиков заметил на крыльце самого
хозяина, который стоял в зеленом шалоновом сюртуке, приставив руку
ко лбу в виде зонтика над глазами, чтобы рассмотреть получше
подъезжавший экипаж.
Оба приятеля очень крепко поцеловались, и Манилов увел
своего гостя в комнату.
10

Мелодекламация №9 Портрет (с6 до 15) или № В Доме


МАНИЛОВА

Один бог разве мог сказать, какой был характер Манилова.


Есть род людей, известных под именем: люди так себе, ни то, ни сё,
ни в городе Богдан, ни в селе. На взгляд он был человек видный;
черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность,
казалось, чересчур было передано сахару.
Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, говорил он о том,
как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход
или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по
обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали
разные мелкие товары, нужные для крестьян. При этом глаза его
делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное
выражение, впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только
одними словами.

В ТИШИНЕ

Входят в кабинет.

Манилов. Вот мой уголок.


Чичиков. Приятная комнатка.
Манилов. Позвольте вас попросить расположиться в этих креслах.
Чичиков. Позвольте я сяду на стуле.
Манилов. Позвольте вам этого не позволить. (Усаживает.)
Позвольте мне вас попотчевать трубочкою.
Чичиков. Нет, не курю. Говорят, трубка сушит.
Манилов. Позвольте мне вам заметить.
Чичиков.(перебивая) Позвольте прежде одну просьбу.
(Оглядывается.)

Манилов оглядывается.
11

Я хотел бы купить крестьян.


Манилов. Но позвольте спросить вас, как желаете вы купить
крестьян - с землею или просто на вывод, то есть без земли?
Чичиков. Нет, я не то чтобы совершенно крестьян... Я желаю
купить мертвых... (акцент рояль и ударные)
Манилов. Как-с? Извините, я несколько туг на ухо, мне
послышалось престранное слово?
Чичиков. Нет, нет. Я полагаю приобресть мертвых, которые,
впрочем, значились бы по ревизии как живые.

Манилов уронил трубку. Пауза.

Чичиков. Мне кажется, вы затрудняетесь?


Манилов. Я? Нет. Я не то... Но не могу постичь. Извините… Я не
насчет того говорю, чтобы иметь какое-нибудь, то есть
критическое предосуждение о вас! Но позвольте доложить, не
будет ли это предприятие, или, чтобы еще более, так сказать,
выразиться - негоция, - так не будет ли эта негоция
несоответствующею гражданским постановлениям и дальнейшим
видам России?
Чичиков. Не будет, никак. Казна получит даже выгоду, ибо
получит законные пошлины. Теперь остается условиться в цене.
(акцент )
Манилов. Как в цене? Неужели вы полагаете, что я стану брать
деньги за души, которые, в некотором роде, окончили свое
существование! Если уж вам пришло этакое, так сказать,
фантастическое желание, я вам их... дарю!
Чичиков. Почтеннейший друг, о! (Жмет руку Манилову.)
Манилов (потрясен). Помилуйте, это сущее ничего, а умершие
души, в некотором роде - совершенная дрянь.
Чичиков. Если бы вы знали, какую услугу оказали сей, по-
видимому, дрянью человеку без племени и без роду! Да и
действительно, чего не потерпел я! Как барка какая-нибудь среди
12

свирепых волн… (Внезапно.) Не худо бы купчую совершить


поскорее. Вы уж, пожалуйста, сделайте подробный реестрик всех
поименно.

Чичиков берет шляпу.

Манилов. Как, вы уже хотите ехать?


Чичиков. Здесь, здесь, вот где, да, здесь, в сердце, пребудет
приятность времени, проведенного с вами! Прощайте,
почтеннейший друг. Не позабудьте реестрик.

Чичиков исчезает.

Манилов (один). Не пошутил ли он?! Не спятил ли с ума


невзначай! А?.. Нет, глаза были совершенно ясны!.. Но…. Мертвые?!.
(акцент)
Мелодекламация №10 ШИНЕЛЬ до 4 тема проезда или
ТЕМА ПТИЦА-ТРОЙКА

Чичиков только улыбался, слегка подлетывая на своей кожаной


подушке, ибо любил быструю езду. И какой же русский не любит
быстрой езды? Кажись, неведомая сила подхватила тебя на крыло к
себе, и сам летишь, и всё летит: летят версты, летят навстречу купцы
на облучках своих кибиток, летит с обеих сторон лес, летит вся
дорога нивесть куда в пропадающую даль. Только небо над головою,
да легкие тучи, да продирающийся месяц одни кажутся недвижны.

В ТИШИНЕ
Скоро, однако ж, показавшаяся деревня Собакевича рассеяла
его мысли и заставила их обратиться к своему постоянному предмету.
Подъезжая к крыльцу, заметил он выглянувшие из окна почти в
одно время два лица: женское в чепце, узкое, длинное, как огурец, и
мужское, круглое, широкое, как молдаванские тыквы, называемые
13

горлянками, из которых делают на Руси балалайки, двухструнные,


легкие балалайки. (акцент-шутка ЗАИГРАЙ МОЯ ВОЛЫНКА 4+7)

Чичиков.
Древняя римская монархия, многоуважаемый Михаил
Семенович, не была столь велика, как Русское государство, и
иностранцы справедливо ему удивляются. По существующим
положениям этого государства, ревизские души, окончивши
жизненное поприще, числятся до подачи новой ревизской сказки
наравне с живыми. При всей справедливости этой меры, она
бывает отчасти тягостна для многих владельцев.

Собакевич. Вам нужно мертвых душ? (акцент)


Чичиков. Да, несуществующих. (акцент)

Собакевич. Извольте, я готов продать.


Чичиков. А, например, как же цена? Хотя, впрочем, это такой
предмет… что о цене даже странно...
Собакевич. Да чтобы не запрашивать с вас лишнего - по сту
рублей за штуку.
Чичиков. По сту?!
Собакевич. Что ж, разве это для вас дорого? А какая бы, однако ж,
ваша цена?
Чичиков. Моя цена? Мы, верно, не понимаем друг друга. По восьми
гривен за душу - это самая красная цена.
Собакевич. Да чего вы скупитесь? Другой мошенник обманет вас,
продаст вам дрянь, а не души; а у меня, что ядреный орех, все на
отбор: вот, например, каретник Михеев... Сам и обобьет и лаком
покроет. Дело смыслит и хмельного не берет.
Чичиков. Позвольте!..
Собакевич. А Пробка Степан - плотник! Я голову прозакладаю, если
вы где сыщете такого мужика. Служи он в гвардии. Трезвости
примерной.
14

Чичиков. Позвольте!!
Собакевич. Милушкин, кирпичник! Мог поставить печь в каком
угодно доме. Максим Телятников, сапожник! Что шилом кольнет - то и
сапоги, что сапоги - то и спасибо! И хоть бы в рот хмельного! А
Еремей Сорокоплехин! В Москве торговал! Одного оброку приносил
по пятисот рублей!
Чичиков. Но позвольте! Зачем же вы перечисляете все их
качества?! Ведь это все народ мертвый!
Собакевич (одумавшись). Да, конечно, мертвые... А, живые лучше
что ли? (Пауза.)
Чичиков. Я покупаю не для какой-нибудь надобности... а так, по
наклонности собственных мыслей... Два с полтиной не хотите,
прощайте.
Собакевич. Ну, Бог с вами, давайте по тридцати и берите их
себе.
Чичиков. Нет, я вижу - вы не хотите продать. Прощайте,
Михаил Семенович.
Собакевич. Право, у вас душа человеческая все равно что
пареная репа. Уж хоть по три рубля дайте.
Чичиков. Не могу.
Собакевич. Ну, нечего с вами делать, - извольте. Убыток, да уж
нрав такой собачий: не могу не доставить удовольствия ближнему.
Пожалуйте задаточек.
Чичиков. Не знаю, сколько вам дать... Да вот десять рублей есть.
Собакевич. Дайте, по крайней мере, хоть пятьдесят.
Чичиков. Нету.
Собакевич. Знаю, что Есть.
Чичиков. Пожалуй, вот вам еще пятнадцать. Итого двадцать
пять. Пожалуйте только расписку.
Собакевич. Да на что ж вам расписка?
Чичиков. Не ровен час... Все может случиться...
Собакевич. Дайте же сюда деньги.
Чичиков. У меня вот они, в руке. Как только напишете расписку, в ту
же минуту их возьмете.
Собакевич. А женского пола не хотите? Я бы недорого и взял. Для
15

знакомства по рублику за штуку.


Чичиков. Нет, в женском поле не нуждаюсь. Я хотел вас попросить,
чтобы эта сделка осталась между нами.
Собакевич. Да уж само собой разумеется... Прощайте,
благодарю, что посетили.
Чичиков. Прощайте. (Уходит.)
Собакевич. У-у-у... Мошенник.

ВОЗМОЖЕН НЕБОЛЬШОЙ СОЛЬНЫЙ НОМЕР ОКЕСТРА


№11 Детство Чичикова с 8 до конца или МАРШ из сюиты
фрагмент

№12 ШИНЕЛЬ мелодекламация до 4 тема проезда или №12


ПТИЦА-ТРОЙКА

Прежде, давно, в лета моей юности, в лета невозвратно


мелькнувшего моего детства, мне было весело подъезжать в первый
раз к незнакомому месту.
Подъезжая к деревне какого-нибудь помещика, я любопытно
смотрел на высокую, узкую деревянную колокольню или широкую,
темную деревянную старую церковь. (музыкальный образный
акцент колокол, церковь)
Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и
равнодушно гляжу на ее пошлую наружность; моему охлажденному
взору неприютно. И, безучастное молчание хранят мои недвижные
уста. О моя юность! о моя свежесть! (можно повторить короткий
акцент-колокол)

В ТИШИНЕ
16

Сделав один или два поворота, герой наш очутился наконец перед
самым домом, который показался теперь еще печальнее. Толпа
строений наполняла двор. Всё говорило, что здесь когда-то хозяйство
текло в обширном размере, и всё глядело ныне пасмурно.
У одного из строений Чичиков скоро заметил какую-то фигуру,
которая начала вздорить с мужиком, приехавшим на телеге. Долго он
не мог распознать, какого пола была фигура: баба или мужик. Платье
на ней было совершенно неопределенное, похожее очень на женский
капот, только один голос показался ему несколько сиплым для
женщины.
"Послушай, матушка", сказал он, выходя из брички: "что
барин?.. "
"Нет дома", прервала ключница, не дожидаясь окончания
вопроса, и потом, спустя минуту, прибавила: "а что вам нужно?"
"Есть дело".
"Идите в комнаты!" сказала ключница, отворотившись и
показав ему спину, запачканную мукою, с большой прорехою пониже.

"Что ж барин? у себя, что ли?"


"Здесь хозяин", сказал ключник.
"Где же?" повторил Чичиков.
"Что, батюшка, слепы-то, что ли?" оказал ключник. "Эхва! А
вить хозяин-то я!"(акцент) (МЕТРОНОМЫ)

№12а МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ на музыку ЮНОСТЬ


ПЛЮШКИНА
Пауза.

...если бы Чичиков встретил его у церковных дверей, то,


вероятно, дал бы ему медный грош. Но перед ним стоял не нищий,
перед ним стоял помещик.
Чичиков. Наслышан об экономии и редком управлении имениями,
почел за долг познакомиться и принести личное свое почтение...
Плюшкин. А побрал черт бы тебя с твоим почтением. Прошу
17

покорнейше садиться. (Пауза.) Я давненько не вижу гостей, да


признаться сказать, в них мало вижу проку. Завели пренеприличный
обычай ездить друг к другу, а в хозяйстве-то упущения, да и
лошадей их корми сеном.
Чичиков. Вон оно как. Мне, однако ж, сказывали, что у вас
более тысячи душ.
Плюшкин. А кто это сказывал? А вы бы, батюшка, наплевали в
глаза тому, который это сказывал! Последние три года проклятая
горячка выморила у меня здоровый куш мужиков.
Чичиков. Скажите! И много выморила?
Плюшкин. До ста двадцати наберется.
Чичиков. Вправду, целых сто двадцать?
Плюшкин. Стар я, батюшка, чтобы лгать. Седьмой десяток живу.
Чичиков. Соболезную я, почтеннейший, соболезную.
Плюшкин. Да ведь соболезнование в карман не положишь.
Чичиков. Мое соболезнование совсем не такого рода. Я готов
принять на себя обязанность платить подати за всех умерших
крестьян. (акцент)

Плюшкин (отшатываясь). Да ведь как же? Ведь это вам самим-то в


убыток?!
Чичиков. Для удовольствия вашего готов и на убыток.
Плюшкин. Ах, батюшка! Ах; благодетель мой! Вот утешили
старика... Ах, Господи ты мой! Ах, святители вы мои... (Пауза.) Как
же, с позволения вашего, вы за всякий год беретесь платить за них
подать и деньги будете выдавать мне или в казну?
Чичиков. Да мы вот как сделаем: мы совершим на них купчую
крепость, как бы они были живые и как бы вы их мне продали.
Плюшкин. Батюшка! Батюшка! Желаю всяких утешений вам и
деткам вашим. И деткам вашим...

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ №13 СКАЗКА СТРАНСТВИЙ (история


Плюшкина - нежно, любовно, трогательно)
18

И на этом деревянном лице вдруг скользнул какой-то теплый луч,


выразилось не чувство, а какое-то бледное отражение чувства. А ведь
было время, когда он только был бережливым хозяином! был женат и
семьянин, и сосед заезжал к нему пообедать, слушать и учиться у него
хозяйству и мудрой скупости. Все текло живо и совершалось
размеренным ходом.
Но добрая хозяйка умерла, и стало пустее... Плюшкин стал
беспокойнее и, как все вдовцы, подозрительнее и скупее. Старшая
дочь Александра Степановна скоро убежала с штабс-ротмистром, бог
весть какого кавалерийского полка, и обвенчалась с ним где-то
наскоро, в деревенской церкви, зная, что отец не любит офицеров по
странному предубеждению, будто бы все военные картежники и
мотишки. Отец послал ей в дорогу проклятие. Александра
Степановна как-то приезжала раза два с маленьким сынком пытаясь,
нельзя ли чего-нибудь получить; видно, походная жизнь с штабс-
ротмистром не была так привлекательна, какою казалась до свадьбы.
Плюшкин, однако же, ее простил и даже дал маленькому внучку
поиграть какую-то пуговицу, лежавшую на столе, но денег ничего не
дал.

В ТИШИНЕ

Итак, вот какого рода помещик стоял перед Чичиковым! Должно


сказать, что подобное явление редко попадается на Руси, где всё
любит скорее развернуться, нежели съежиться.

Плюшкин. Ведь вот не сыщешь, а у меня был славный ликерчик,


если только не выпили. Народ такие воры. А вот разве не это ли он?
Еще покойница делала. Мошенница-ключница совсем было его
забросила и даже не закупорила, каналья. Козявки и всякая дрянь
было понапичкалась туда, но я весь сор-то повынул, и теперь вот
чистенькая, я вам налью рюмочку.
Чичиков. Нет, покорнейше благодарю... нет, пил и ел. Мне пора.
Плюшкин. Пили уже и ели? Да, хорошего общества человека: не
19

ест, а сыт. Прощайте, батюшка, да благословит вас Бог.

СОЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ ОРКЕСТРА №14БАЛ с10до15 или


ПОЛЬКА

В ТИШИНЕ

Между тем экипаж Чичикова подкатил уже к крыльцу дома Ноздрева.


В доме не было никакого приготовления к его принятию. Посередине
столовой стояли деревянные козлы, и два мужика, стоя на них, белили
стены, затягивая какую-то бесконечную песню.

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ №15 с 27 по 31

Ноздрев был в некотором отношении исторический человек. Есть


люди, имеющие страстишку нагадить ближнему, иногда вовсе без
всякой причины. Иной, например, даже человек в чинах, с
благородною наружностью, со звездой на груди, будет вам жать руку,
а потом, смотришь, тут же, пред вашими глазами и нагадит вам. И
нагадит так, как простой коллежский регистратор, а вовсе не так, как
человек со звездой на груди. Такую же странную страсть имел и
Ноздрев.

В ТИШИНЕ

Ноздрев. (Вооружаясь колодой.) Ну, для препровождения времени,


держу триста рублей банку.
Чичиков. А, чтоб не позабыть: у меня к тебе просьба.
Ноздрев. Какая?
Чичиков. Дай прежде слово, что исполнишь.
Ноздрев. Изволь.
Чичиков. Честное слово?
Ноздрев. Честное слово.
Чичиков. Вот какая просьба: у тебя есть, чай, много умерших
20

крестьян, которые еще не вычеркнуты из ревизии?


Ноздрев. Ну, есть. А что?
Чичиков. Переведи их на мое имя. (акцент)
Ноздрев. А на что тебе?
Чичиков. Ну, да мне нужно.
Ноздрев. Ну, уж, верно, что-нибудь затеял. Признайся, что?
Чичиков. Ох, какой любопытный. Ну, просто так, пришла фантазия.
Ноздрев. Так вот же: до тех пор, пока не скажешь, не сделаю.
Чичиков. Ну, вот видишь, душа, вот уж и нечестно с твоей стороны.
Слово дал, да и на попятный двор.
Ноздрев. Ну, как ты себе хочешь, а не сделаю, пока не скажешь, на
что.
Чичиков (тихо). Что бы такое сказать ему... Гм... (Громко.)
Мертвые души мне нужны для приобретения весу в обществе...
Ноздрев. Врешь, врешь...
Чичиков. Ну, так я ж тебе скажу прямее... Я задумал жениться; но
нужно тебе сказать, что отец и мать невесты - преамбициозные
люди...
Ноздрев. Врешь, врешь...
Чичиков. Однако ж, это обидно... Почему я непременно лгу?

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ №16 БАЛ с 27 по 31 или ПОЛЬКА

Ноздрев. Ну да ведь я знаю тебя: ведь ты большой мошенник,


позволь мне это тебе сказать по дружбе. Ежели бы я был твоим
начальником, я бы тебя повесил на первом дереве.
Чичиков. Всему есть границы... Если хочешь пощеголять подобными
речами, так ступай в казармы. (Пауза.) Не хочешь подарить, так
продай.
Ноздрев. Продать? Да ведь я знаю тебя, ведь ты подлец, ведь ты
дорого не дашь за них.
Чичиков. Эх, да ты ведь тоже хорош! Что они у тебя,
бриллиантовые, что ли?
Ноздрев. Ну, послушай: чтобы доказать тебе, что я вовсе не какой-
нибудь скалдырник, я не возьму за них ничего. Купи у меня жеребца, а
21

души я тебе дам в придачу.


Чичиков. Помилуй, на что ж мне жеребец?
Ноздрев. Как на что? Да ведь я за него заплатил десять тысяч, а
тебе отдаю за четыре.

Чичиков. Да не нужен мне жеребец, Бог с ним!


Ноздрев. Ну, так купи собак. Я тебе продам такую пару, просто
мороз по коже подирает. Брудастая с усами собака...
Чичиков. Да зачем мне собака с усами? Я не охотник.
Ноздрев. Если не хочешь собаки, купи у меня шарманку.(можно
шуточный акцент – шарманка на гуслях тема из ПОРТРЕТ )
Чичиков. Да зачем мне шарманка?! Ведь я не немец, чтобы,
тащася по дорогам, выпрашивать деньги.
Ноздрев. Да ведь это не такая шарманка, как носят немцы. Это
орган..давай( ШИРОКИМИ АРПЕДЖИО на ГУСЛЯХ )…(сделать акцент
на гусляршу,апплодисменты) Вся из красного дерева. (Тащит
Чичикова к шарманке.)

ПОД ШАРМАНКУ №17 можно без темы только по первым долям


Чичиков. Эк, тебя неугомонный бес как обуял!
Ноздрев. Ну, послушай, хочешь, метнем банчик? Я поставлю всех
умерших на карту... шарманку тоже... Будь только на твоей стороне
счастье, ты можешь выиграть чертову пропасть. (акцент). Не
хочешь играть?
Чичиков. Нет.
Ноздрев. Ну, дрянь же ты. ТЬФУ на тебя,ТЬФУ на тебя..
Чичиков (обидевшись). Селифан. Подавай... (Берет картуз.)
Ноздрев. Постой. Ну, послушай... сыграем в шашки, выиграешь -
все твои. Ведь это не банк; тут никакого не может быть счастья или
фальши. Я даже тебя предваряю, что совсем не умею играть...
Чичиков. Изволь, так и быть, в шашки сыграю.

Ноздрев. Сколько же ты мне дашь вперед?


Чичиков. Это с какой стати? Я сам плохо играю.
22

Играют.

Ноздрев. Знаем мы вас, как вы плохо играете.


Чичиков. Давненько не брал я в руки шашек.
Ноздрев. Знаем мы вас, как вы плохо играете.
Чичиков. Давненько не брал я в руки шашек.
Ноздрев. Знаем мы вас, как вы плохо играете.
Чичиков. Давненько не брал я в руки... Э... э... Это что? Отсади-ка
ее назад.
Ноздрев. Кого?
Чичиков. Да шашку-то... А другая!.. Нет, с тобой нет никакой
возможности играть! Этак не ходят, по три шашки вдруг...
Ноздрев. За кого же ты меня почитаешь? Стану я разве
плутовать?..
Чичиков. Я тебя ни за кого не почитаю, но только играть с этих
пор никогда не буду. (акцент малый барабан дробь)
(Смешал шашки.)
Ноздрев. Я тебя заставлю играть. Это ничего, что ты смешал
шашки, я помню все ходы.
Чичиков. Нет, с тобой не стану играть.
Ноздрев. Так ты не хочешь играть? Отвечай мне напрямик.
Чичиков (оглянувшись). Если б ты играл, как прилично честному
человеку, но теперь не могу.
Ноздрев. А, так ты не можешь? А, так ты не можешь? Подлец!
Когда увидел, что не твоя берет, так ты не можешь? Сукина дочь!
Бейте его!! (барабанная дробь) БЕЕЕЕЙ!!!
(Бросается на Чичикова, тот взлетает на буфет.)
..."Бейте его!" (тарелка)

ТРЕВОЖНАЯ ВИБРИРУЮЩАЯ НОТА

Ноздрев. Бейте его!.. Порфирий! Павлушка!


23

Ноздрев хватает шарманку, швыряет ее в Чичикова, та


разбивается и играет. (ПОД ШАРМАНКУ) Портрет 4 и 5 с цезурами
без разрешения

Послышались вдруг колокольчики, с храпом стала тройка.

Капитан-исправник . Позвольте узнать, кто здесь господин


Ноздрев?
Ноздрев. Позвольте прежде узнать, с кем имею, честь говорить?
Капитан-исправник. Капитан-исправник.

Я приехал объявить вам, что вы находитесь под судом до времени


окончания решения по вашему делу.
Ноздрев. Что за вздор? По какому делу?

Капитан-исправник. Вы замешаны в историю по случаю нанесения


помещику Максимову личной обиды розгами в пьяном виде.
Ноздрев. Вы врете! Я и в глаза не видел помещика Максимова!
Капитан-исправник. Милостивый государь!! Позвольте вам...

ЧИЧИКОВ исчезает

Ноздрев (обернувшись, увидев, что Чичикова нет, бросается к


окну).
Держи его!.. Ребята! Ребята!

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ №20 ПОРТРЕт с 26 до конца

Чичиков. ...зачем же заехал к нему? зачем же заговорил с ним


о деле?! Поступил неосторожно, как ребенок, как дурак! Ноздрев
24

человек дрянь, Ноздрев может прибавить, наврать, распустить черт


знает что!.. Просто дурак я! Дурак!

Вдруг Сильный удар грома заставил его очнуться и посмотреть


вокруг себя: все небо было совершенно обложено тучами, и пыльная
почтовая дорога опрыскалась каплями дождя. Наконец громовый удар
раздался в другой раз громче и ближе, и дождь хлынул вдруг как из
ведра.
Дождь, однако же, казалось, зарядил надолго. Чичиков уже
начинал сильно беспокоиться.
Бричка качалась на все стороны и наделяла его пресильными
толчками.
"Держи, держи, опрокинешь!" кричал он ему.
"Нет, барин, как можно, чтоб я опрокинул", кричал Селифан.

В ТИШИНЕ

Но в это время, казалось, как будто сама судьба решилась над


ним сжалиться. Издали послышался собачий лай. Обрадованный
Чичиков дал приказание погонять лошадей. Русский возница имеет
доброе чутье вместо глаз, от этого случается, что он, зажмуря глаза,
качает иногда во весь дух и всегда куда-нибудь да приезжает.

сольно оркестр - финал первого действия №21 ШИНЕЛЬ с


1 такт до 7 до 11 (10 в репризе 3 раза)

АНТРАКТ
25

2 отделение

СОЛЬНО ОРКЕСТР № 1 Чиновники мелодекламация с 5


цифры

Чичиков только заметил сквозь густое покрывало лившего дождя


что-то похожее на крышу. Он послал Селифана отыскивать ворота.
Свет мелькнул в одном окошке. Селифан принялся стучать, и скоро,
отворив калитку, высунулась какая-то фигура, покрытая армяком, и
барин со слугою услышали хриплый бабий голос: "Кто стучит? чего
расходились?"
"Приезжие, матушка, пусти переночевать", произнес Чичиков.
"Вишь ты какой востроногой", сказала старуха: "приехал в
какое время! Здесь тебе не постоялый двор, помещица живет".
"Что ж делать, матушка: видишь, с дороги сбились. Не
ночевать же в такое время в степи".
"Да, время темное, нехорошее время", прибавил Селифан.
"Молчи, дурак", сказал Чичиков.
"Да кто вы такой?" сказала старуха.
"Дворянин, матушка".

В ТИШИНЕ
26

(сразу)Слово дворянин заставило старуху несколько подумать.


Ворота отперлись. Бричка въехала на двор, и остановилась перед
небольшим домиком.
Минуту спустя вошла хозяйка, женщина пожилых лет, в каком-
то спальном чепце, надетом наскоро. Одна из тех небольших
помещиц, которые плачутся на неурожаи, убытки и держат голову
несколько набок, а между тем набирают понемногу деньжонок в
маленькие мешочки, размещенные по ящикам комодов.

Чичиков. Извините, матушка, что побеспокоил неожиданным


приездом...
Коробочка. Ничего, ничего... Гром такой... Вишь, сумятица какая...
Эх, отец мой, где так изволили засалиться?!
Чичиков. Еще, слава Богу, что только засалился; нужно
благодарить, что не отломали совсем боков. Уж извините, матушка!
(Начинает снимать фрак.)
Коробочка. Ничего, ничего. Чайку, батюшка.
Чичиков. Недурно, матушка. А позвольте узнать фамилию вашу...
Коробочка. Коробочка, коллежская секретарша.
Чичиков. А имя, отчество?
Коробочка. Настасья Петровна.
Чичиков. Хорошее имя. У меня тетка, родная сестра моей матери,
Настасья Петровна.
Коробочка. А ваше имя как? Ведь вы, чай, заседатель?
Чичиков. Нет, матушка, чай, не заседатель, а так - ездим по
своим делишкам.
Коробочка. А, так вы покупщик? Как же жаль, право, что я продала
мед купцам так дешево. Ты бы, отец мой, у меня, верно, его купил.
Чичиков. А вот меду и не купил бы.
Коробочка. Что ж другое? Разве пеньку?
Чичиков. Нет, матушка, другого рода товарец... Скажите, у вас
крестьяне умирали?
27

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ № 2 БАЛ с 9 цифры или ТРАУРНЫЙ


МАРШ

Коробочка. Ох, батюшка, осьмнадцать человек. И умер такой все


славный народ. Кузнец у меня сгорел...
Чичиков. Разве у вас был пожар, матушка?
Коробочка. Бог приберег. Сам сгорел, отец мой. Внутри у него
как-то загорелось, чересчур выпил. Синий огонек пошел от него,
истлел, истлел и почернел, как уголь.
Чичиков. На все воля Божья, матушка. Против мудрости Божией
ничего нельзя сказать. Продайте-ка их мне, Настасья Петровна.

В ТИШИНЕ

Коробочка. Кого, батюшка?


Чичиков. Да вот этих-то всех, что умерли. (акцент)
Коробочка. Да как же? Я, право, в толк не возьму. Нешто хочешь
ты их откапывать из земли? (акцент)
Чичиков. Э-э, матушка!.. Покупка будет значиться только на
бумаге, а души будут прописаны как бы живые.
Коробочка (перекрестясь). Да на что ж они тебе?!
Чичиков. Это уж мое дело.
Коробочка. Да ведь они же мертвые. (акцент)
Чичиков. Да кто ж говорит, что они живые! Я дам вам пятнадцать
рублей ассигнациями.
Коробочка. Право, не знаю, ведь я мертвых никогда еще не
продавала.
Чичиков. Еще бы! (Пауза.) Так что ж, матушка, по рукам, что ли?
Коробочка. Право, отец мой, никогда еще не случалось
продавать мне покойников. Боюсь на первых порах, чтобы как-нибудь
не понести убытку. Может быть, ты, отец мой, меня обманываешь, а
28

они того... они больше как-нибудь стоят?


Чичиков. Послушайте, матушка. Что ж они могут стоить? На что
они нужны?
Коробочка. Уж это точно, правда. Уж совсем ни на что не нужно. Да
ведь меня только и останавливает, что они мертвые. Лучше уж я
маленько повременю, авось понаедут купцы, да применюсь к ценам.
Чичиков. Страм, страм, матушка! Просто страм. Кто ж станет
покупать их? Ну, какое употребление он может из них сделать?
Коробочка. А может, в хозяйстве-то как-нибудь под случай
понадобятся?
Чичиков. Воробьев пугать по ночам?
Коробочка. С нами крестная сила!
Чичиков. О чем вы думаете, Настасья Петровна?
Коробочка. Право, я все не приберу, как мне быть. Лучше я вам
пеньку продам.
Чичиков. Да что ж пенька? Помилуйте, я вас прошу совсем о
другом, а вы мне пеньку суете! (Пауза.) Так как же, Настасья
Петровна?
Коробочка. Ей-богу, товар такой странный, совсем небывалый.
Чичиков. Чтоб тебе! Черт, черт!

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ (по усмотрению), если что, можно и в


тишине оставить № 3 БАЛ 2 до 15 и до 19 или ТРАУРНЫЙ МАРШ

Коробочка. Ох, не припоминай его, Бог с ним! Ох, еще третьего дня
всю ночь мне снился, окаянный. Такой гадкий привиделся, а рога-
то длиннее бычачьих.
Чичиков. Я дивлюсь, как они вам десятками не снятся. Из
одного христианского человеколюбия хотел: вижу, бедная вдова
убивается, терпит нужду. Да пропади она и околей со всей вашей
деревней!
Коробочка. Ах, какие ты забранки пригинаешь!
Чичиков. Да не найдешь слов с вами. Право, словно какая-
нибудь, не говоря дурного слова, дворняжка, что лежит на сене. И
сама не ест, и другим не дает.
29

Коробочка. Да чего ж ты рассердился так горячо? Знай я прежде,


что ты такой сердитый, я бы не прекословила. Изволь, я готова
отдать за пятнадцать ассигнацией.

В ТИШИНЕ

Чичиков. Ну, вот и отлично. (Вручает деньги.) Ну, прощайте,


матушка.
Коробочка (долго крестится). Батюшки... Пятнадцать
ассигнацией... В город надо ехать... Промахнулась, ох, промахнулась
я, продала втридешева. В город надо ехать... Узнать, почем ходят
сегодня мертвые.

СОЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ ОРКЕСТРА №4 БАЛ БАЛ(МАЗУРКА) с


19 по 24

В ТИШИНЕ

Наутро Чичиков проснулся, потянул руки и ноги и


почувствовал, что выспался хорошо. Полежав минуты две на спине,
он щелкнул рукою и вспомнил с просиявшим лицом, что у него теперь
без малого четыреста душ. Тут же вскочил он с постели, не посмотрел
даже на свое лицо, которое любил искренно и в котором, как кажется,
привлекательнее всего находил подбородок.

Ему хотелось поскорее кончить всё, не откладывая в долгий ящик. Он


переменил свой шотландский костюм на европейский, стянул
покрепче пряжкой свой полный живот, вспрыснул себя одеколоном,
взял в руки теплый картуз и с бумагами подмышкой отправился в
гражданскую палату совершать купчую.
МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ №5 Чиновники Чтец на музыке оркестр
доигрывает с 5 по 13 купюра не играть (или фрагмент из
Интродукции до бубенцов)
30

В казенном доме шум от перьев был большой и походил на


то, как будто бы несколько телег с хворостом проезжали лес,
заваленный на четверть аршина иссохшими листьями.

"Позвольте узнать, здесь крепостная экспедиция?" сказал Чичиков.


"Здесь", сказал Иван Антонович, и поворотил свое кувшинное рыло.
"Куплены мною у разных владельцев здешнего уезда крестьяне на
вывод: купчая есть, остается совершить".

"А просьбу принесли?"


"Принес и просьбу. Я бы хотел... мне нужно кончить дело сегодня?"
"Да, сегодня! сегодня нельзя", сказал Иван Антонович. "Нужно
навести еще справки, нет ли еще запрещений".
"Впрочем, Иван Григорьевич, председатель, мне большой друг..."
"Да ведь Иван Григорьевич не один; бывают и другие", сказал сурово
Иван Антонович.
Чичиков понял заковыку, которую завернул Иван Антонович, и
сказал: "Другие тоже не будут в обиде, я сам служил, дело знаю..."

ОРКЕСТР ДО КОНЦА (образ раздачи взяток)

В ТИШИНЕ

Председатель принял Чичикова в объятия, и комната присутствия


огласилась поцелуями.
Спросили друг друга о здоровье; оказалось, что у обоих побаливает
поясница, что тут же было отнесено к сидячей жизни.
"Итак", сказал председатель, когда всё было кончено: "остается
теперь только вспрыснуть покупочку".
"Я готов", сказал Чичиков. "От вас зависит только назначить время.
"Нет, вы не так приняли дело. Вы у нас гость: нам должно угощать.
Знаете ли что, господа! Отправимтесь-ка все, так, как есть, к
полицеймейстеру; он у нас чудотворец.

МАЛЕНЬКИЙ СОЛЬНЫЙ НОМЕР ОКЕСТРА, ПЕРЕХОДЯЩИЙ В


31

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЮ №6 Портрет 19-26 соло оркестр ,чтец


подключается

Полицеймейстер. Виват, ура, Павел Иванович!


Председатель. |
Почтмейстер. } Ура!
Прокурор.
Прокурор. Но, позвольте, Павел Иванович, узнать, как же вы
покупаете крестьян без земли? Разве на вывод?
Чичиков. На вывод.
Прокурор. Ну, на вывод - другое дело. А в какие места?
Чичиков. В места? В Херсонскую губернию.
Губернатор. О, там отличные земли.
Председатель. Рослые травы.
Почтмейстер. А земли в достаточном количестве?
Чичиков. В достаточном. Столько, сколько нужно для купленных
крестьян.
Полицеймейстер. Река?
Почтмейстер. Или пруд?
Чичиков. Река, впрочем, и пруд есть.
Губернатор. За здоровье нового херсонского помещика.
Все. Ура!
Председатель. Нет, позвольте...
Анна Григорьевна. Чш... Чш...
Председатель. За здоровье будущей жены херсонского помещика!

МОЖНО ДОИГРАТЬ ОРКЕСТРУ

в тишине

Появляется Ноздрев.

Ноздрев. Ваше превосходительство... Извините, что опоздал...


32

(замечает Чичикова) А, херсонский помещик! Херсонский помещик!


Что, много наторговал мертвых?

Общее молчание.

Ведь вы не знаете, ваше превосходительство, он торгует мертвыми


душами! Ей-богу. Послушай, Чичиков, вот мы все здесь твои
друзья. Вот его превосходительство здесь... Я б тебя повесил, ей-
богу, повесил... Поверите, ваше превосходительство, как он мне
сказал: продай мертвых душ, - я так и лопнул со смеху!

Послушай, Чичиков, ты скотина, ей-богу. Послушай, Чичиков, ведь


тебе, право, стыдно. У тебя, ты сам знаешь, нет лучшего друга, как я.
Позволь, душа, я влеплю тебе один безе. Уж вы позвольте, ваше
превосходительство, поцеловать мне его... Да, Чичиков, уж ты не
противься, одну безешку позволь напечатлеть тебе в белоснежную
щеку твою…

Чичиков приподнимается с искаженным лицом, ударяет Ноздрева


в грудь. Тот отлетает.

Ноздрев. Один безе. ( ВДРУГ Обнимает губернатора и целует его.)

Губернатор. Это уже ни на что не похоже. Вывести его!

Слуги начинают выводить Ноздрева.

Губернатор дает знак музыке.

ВАЛЬС СОЛЬНО ОРКЕСТР №7 Портрет с 26 оркестр по 29


В ТИШИНЕ
33

Дверь открывается, и в ней появляется Коробочка..

Коробочка. Почем ходят мертвые души? (акцентрояль и


контрабас)

Чичиков начинает пробираться к выходу.

В тишине

...Весь город заговорил про Чичикова, мертвые души и


губернаторскую дочку. И все, что ни есть, поднялось. Как вихорь,
взметнулся дотоле, казалось, дремавший город. И заварилась каша.
Поутру, из дверей оранжевого деревянного дома с мезонином
и голубыми колоннами выпорхнула дама в клетчатом щегольском
клоке. Дама вспорхнула в стоявшую у подъезда коляску: "Пошел!"
Дама везла только что услышанную новость и чувствовала
побуждение непреодолимое скорее сообщить ее. Коляска
остановилась перед деревянным же одноэтажным домом темно-
серого цвета, В этом доме жила искренняя приятельница
приехавшей дамы. она называлась дамою приятною во всех
отношениях. Это название она приобрела законным образом, ибо,
точно, ничего не пожалела, чтобы сделаться любезною.
Другая же дама, то есть приехавшая, не имела такой
многосторонности в характере, и потому будем называть ее: просто
приятная дама.

ХОРОШО БЫ МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ

Софья Ивановна (влетая). Вы знаете, Анна Григорьевна, с чем я


приехала к вам?
Анна Григорьевна, Ну, ну!
Софья Ивановна. Вы послушайте только, что я вам открою.
Ведь это история...
Анна Григорьевна. Ну, ну!.. №ФЕРДИНАНД VIII (или Портрет с 1
34

по 10)
Софья Ивановна. Вы послушайте, что рассказала протопопша.
Коробочка, оказывается, остановилась у нее. Приезжает бледная
как смерть и рассказывает. В глухую полночь раздается у Коробочки
в воротах стук ужаснейший... и кричат: "Отворите, отворите, не то
будут выломаны ворота!.."
Анна Григорьевна. Ах, прелесть, так он за старуху принялся?.. Ах,
ах, ах...
Софья Ивановна. Да ведь нет, Анна Григорьевна, совсем не то,
что вы полагаете.
Софья Ивановна. Вообразите себе только, является вооруженный
с ног до головы, вроде Ринальдо Ринальдини, и требует: продайте
говорит Коробочке, все души, которые умерли...
Анна Григорьевна. Ай, яй, яй...
Софья Ивановна. Коробочка отвечает очень резонно. Говорит: я
не могу продать, потому что они мертвые... Нет, говорит, не
мертвые... Кричит, не мертвые... Это мое дело знать!..
Анна Григорьевна. Что бы такое могли значить мертвые души?
Это просто выдумано для прикрытия. А дело вот в чем: он хочет
увезти губернаторскую дочку!
Софья Ивановна. Ах, Боже мой. Уж этого я бы никак не
могла предполагать. Но как же Чичиков, будучи человеком заезжим,
мог решиться на такой пассаж? Кто мог помогать ему?
Анна Григорьевна. А Ноздрев? Он родного отца хотел продать или
лучше - проиграть в карты.
Софья Ивановна. Ну, душечка, Анна Григорьевна, я еду, я еду...
Анна Григорьевна. Куда?
Софья Ивановна. К вице-губернаторше.
Анна Григорьевна. И я с вами. Я не могу! я так
перетревожилась.

В ТИШИНЕ
35

Полицеймейстер. Скажи, пожалуйста, что за притча в самом деле,


эти мертвые души? Верно ли, что Чичиков скупал мертвых?
Ноздрев. Верно.
Прокурор. Логики нет никакой.
Председатель. К какому делу можно приткнуть мертвых?
Ноздрев. Накупил на несколько тысяч. Да я и сам ему продал,
потому что не вижу причины, почему бы не продать.
Полицеймейстер. А зачем сюда вмешалась губернаторская
дочка?
Ноздрев. А он подарить ей хотел их.
Прокурор. Мертвых?!
Полицеймейстер. Не шпион ли Чичиков?
Ноздрев. Шпион. Еще в школе - ведь я с ним вместе учился -
его называли фискалом. Мы его за это поизмяли так, что нужно
было потом приставить к одним вискам двести сорок пиявок.
Прокурор. Двести сорок?

Полицеймейстер. А не делатель ли он фальшивых бумажек?


Ноздрев. Делатель. Узнали однажды, что в его доме на два
миллиона фальшивых ассигнаций. Ну, натурально, опечатали дом
его. Приставили караул. На каждую дверь по два солдата. На другой
день снимают печати... все ассигнации настоящие.
Полицеймейстер. Вот что, ты лучше скажи, точно ли Чичиков
имел намерение увезти губернаторскую дочку?
Ноздрев. Да я сам помогал в этом деле. Да если бы не я, так и не
вышло бы ничего.
Прокурор. Страшно даже сказать... Но по городу распространился
слух, что будто Чичиков... Наполеон.
Ноздрев. Без сомнения. Выпустили его англичане с острова Елены.
Вот он и пробирается в Россию, будто бы Чичиков. А в самом деле
он вовсе не Чичиков.
Полицеймейстер. Черт знает что такое. Да ну, ей-богу. А ведь похож
на портрет Наполеона!
Ноздрев. Одно лицо.
36

Почтмейстер. А знаете ли, господа, кто это Чичиков?


Все. А кто?!..
Почтмейстер. Это, господа, судырь мой, не кто другой, как
капитан Копейкин...
Председатель. Кто таков этот капитан Копейкин?
Почтмейстер (зловеще). Так вы не знаете, кто таков капитан
Копейкин?..
Полицеймейстер. Не знаем!
Почтмейстер. После кампании двенадцатого года, судырь мой, -
вместе с ранеными прислан был и капитан Копейкин. Ему оторвало
руку и ногу. Безногий черт, на воротнике жар-птица!..

Послышался стук деревянной ноги. Чиновники притихли.

...Куда делся капитан Копейкин, неизвестно, но появилась в


рязанских лесах шайка разбойников, и атаман-то этой шайки был,
судырь ты мой, не кто иной, как... Капитан Копейкин.

Стук в дверь.

Фельдъегерь Фельдъегерского корпуса. Примите пакет.


Полицеймейстер. (Вскрывает и читает.) Чичикова арестовать как
подозрительного человека.

МУЗЫКАЛЬНЫЙ НОМЕР ОРКЕСТРА №9 Чиновники с 11

В ТИШИНЕ
….. Чичиков попробовал было зайти кой к кому, чтобы узнать, по
крайней мере, причину, почему его не принимают, и не добрался
никакой причины!
37

...Как полусонный, бродил он по городу, не будучи в состоянии


решить, он ли сошел с ума, чиновники ли потеряли голову, во сне ли
все это делается или наяву заварилась дурь почище сна... Ну, уж
коли пошло на то, так мешкать более нечего, нужно отсюда убираться
поскорее!

Номер в гостинице. Вечер. Свеча.

Чичиков. Петрушка! Селифан!


Селифан. Чего изволите?
Чичиков. Будь готов! На заре едем отсюда.
Селифан. Да ведь, Павел Иванович, нужно бы лошадей ковать.
Чичиков. Подлец ты! Убить ты меня собрался? А? Зарезать? А?
Разбойник! Страшилище морское! Три недели сидели на месте, и
хоть бы заикнулся, беспутный, а теперь к последнему часу пригнал.
Ведь ты знал это прежде, знал? А? Отвечай!
Селифан. Знал.
Петрушка. Вишь ты, как оно мудрено получилось. И знал ведь,
да не сказал.
Чичиков. Ступай, приведи кузнеца, чтоб в два часа все было
сделано. Слышишь? А если не будет, я тебя в рог согну и узлом
завяжу.

Селифан и Петрушка выходят. Чичиков садится и задумывается.

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ №10 Холминов АЛЁНА ДМИТРИЕВНА


(2 фрагмента attaca)

...В продолжение этого времени он испытал минуты, когда человек


не принадлежит ни к дороге, ни к сидению на месте, видит из окна
плетущихся в сумерки людей, стоит, то позабываясь, то обращая
вновь какое-то притупленное внимание на все, что перед ним
38

движется и не движется, и душит с досады какую-нибудь муху,


которая жужжит и бьется под его пальцем. Бедный, не едущий
путешественник!..

ВОЗМОЖНО ЗАКОНЧИТЬ ОРКЕСТРУ (недолго)

В ТИШИНЕ

Стук в дверь

Входят Полицеймейстер, Жандармский полковник и Квартальный.


№11 Холминов Колокол(чтец на музыке)
Полицеймейстер. Павел Иванович, приказано вас сейчас же в
острог.
Чичиков. Алексей Иванович, за что?.. Как это?.. Без суда?..
Безо всего!.. В острог... Дворянина?..
Жандармский полковник. Не беспокойтесь, есть приказ
губернатора.
Полицеймейстер. Вас ждут.
Чичиков. Алексей Иванович, что вы?.. Выслушайте... Меня
обнесли враги... Я... Бог свидетель, что здесь просто бедственное
стечение обстоятельств...
Полицеймейстер. Взять вещи.

Квартальный завязывает шкатулку, берет чемодан.

Чичиков. Позвольте. Вещи... Шкатулка... Там все имущество,


которое кровным потом приобрел... Там крепости...
Жандармский полковник. Крепости-то и нужны.
Чичиков (отчаянно). Ноздрев! (Оборачивается.) Ах... Мерзавец!
Последний негодяй. За что же он зарезал меня?!
39

Квартальный берет его под руку.

Спасите! Ведут в острог! На смерть!

ОРКЕСТР СОЛЬНО (недолго) траурно №Холминов Колокол

В ТИШИНЕ

Его уводят, Селифан и Петрушка стоят безмолвны, смотрят друг на


друга.

Промозглый, сырой чулан, с запахом сапогов и онуч гарнизонных


солдат, некрашеный стол, два скверных стула, с железной решеткой
окно, дряхлая печь, сквозь щели которой только дымило, а тепла не
давало, вот обиталище, где помещен был наш "герой". Не дали даже
ему распорядиться взять с собой необходимые вещи, взять шкатулку,
где были деньги, быть может, достаточные. Бумаги, крепости на
мертвые души, всё было теперь у чиновников.

МЕЛОДИКЛАМАЦИЯ (нагнетания) №12 Подгайц Концерт


для мандолины с38 до 42 (чтец на музыке) ЗАВЕЩАНИЕ
(как вариант)

Он повалился на землю, и безнадежная грусть плотоядным червем


обвилась около его сердца. И, не в силах будучи удержать порыва
вновь подступившей к сердцу грусти, он громко зарыдал голосом,
проникнувшим толщу стен острога и глухо отозвавшимся в отдаленьи,
40

сорвал с себя атласный галстук и, схвативши рукою около воротника,


разорвал на себе фрак.

КОДА

Ударился головою в стену, а рукой хватил по столу так, что разбил в


кровь кулак, но ни боли в голове, ни жесткости удара не почувствовал.

В ТИШИНЕ

Чичиков. Покривил!.. Покривил, не спорю, но ведь покривил, увидя,


что прямой дорогой не возьмешь и что косою больше напрямик.
Но ведь я изощрялся... Для чего? Чтобы в довольстве прожить
остаток дней! Кровью нужно было добыть насущное существование!
Кровью! За что же такие удары? Где справедливость небес? Я
разве разбойник? От меня пострадал кто-нибудь? Разве я сделал
несчастным человека? А эти мерзавцы, которые по судам берут
тысячи, и не то чтобы из казны, не богатых грабят, последнюю
копейку сдирают с того, у кого нет ничего. Сколько трудов, железного
терпения, и такой удар... За что? За что такая судьба?

Стук. Входят Полицеймейстер и Жандармский полковник.

Чичиков (прикрывая разорванный ворот фрака). Благодетели...


Жандармский полковник. Что ж, благодетели. Вы запятнали
себя бесчестнейшим мошенничеством, каким когда-либо пятнал
себя человек. (Вынимает бумаги.) Мертвые?
Чичиков. Я скажу... я скажу всю истину дела. Я виноват, точно,
виноват... Но не так виноват... Меня обнесли враги... Ноздрев.
Жандармский полковник. Врешь! Врешь. (Распахивает дверь. В
41

соседнем помещении видно зерцало и громадный портрет


Николая I.)

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ (величественно, страшно) №13


Мусоргский Богатырские ворота фрагмент

Воровство, бесчестнейшее дело, за которое кнут и Сибирь!


Чичиков (глядя на портрет). Губитель!.. Губитель... Зарежет меня
как волк агнца... Я последний негодяй! Но я человек, ваше
величество! Благодетели, спасите, спасите... Искусил, шельма,
сатана, изверг человеческого рода, секретарь опекунского совета...
Жандармскии полковник (тихо). Заложить хотели?
Чичиков (тихо). Заложить. Благодетели, спасите... Пропаду,
как собака...
Жандармский полковник. Что ж мы можем сделать? Воевать с
законом?
Чичиков. Вы все можете сделать! Не закон меня страшит. Я перед
законом найду средства... Только бы средство освободиться... Демон-
искуситель сбил, совлек с пути, сатана... черт... исчадие... Клянусь
вам, поведу отныне совсем другую жизнь.

В ТИШИНЕ

Полицеймейстер (тихо, Чичикову). Тридцать тысяч. Тут уж всем


вместе - и нашим, и полковнику, и генерал-губернаторским.
Чичиков (шепотом). И я буду оправдан?
Полицеймейстер (тихо). Кругом.
Чичиков (тихо). Но позвольте, как же я могу? Мои вещи, шкатулка...
Все запечатано.
Полицеймейстер (тихо). Сейчас все получите.
Чичиков. Да... Да...

Полицеймейстер вынимает из соседней комнаты шкатулку, вскрывает


ее. Чичиков вынимает деньги, подает Полицеймейстеру.
42

Жандармский полковник (тихо, Чичикову). Убирайтесь отсюда как


можно поскорее, и чем дальше - тем лучше. (Рвет крепости.)
№Цайгер СРОНИЛА КОЛЕЧКО балалайка соло одно
проведение темы

Раскрывается дверь, входят Селифан и Петрушка.

Чичиков. Ну, любезные... (Указывая на шкатулку.) Нужно


укладываться да ехать...
Селифан (страстно). Покатим, Павел Иванович! Покатим!..
Дорога установилась. Пора уж, право, выбраться из города, надоел
он так, что и глядеть на него не хотел бы!
Петрушка. Покатим, Павел Иванович! (Накидывает на Чичикова
шинель.)

Все трое выходят. Послышались колокольчики.

...В дорогу! В дорогу! Сначала он не чувствовал ничего и


поглядывал только назад, желая увериться, точно ли выехал из
города. И увидел, что город уже давно скрылся. Ни кузниц, ни
мельниц, ни всего того, что находится вокруг городов, не было видно.
И даже белые верхушки каменных церквей давно ушли в землю. И
город как будто и не бывал в памяти, как будто проезжал его давно, в
детстве!..

МЕЛОДЕКЛАМАЦИЯ №Свиридов Зимняя дорога

О, дорога, дорога! Сколько раз, как погибающий и тонущий, я


хватался за тебя, и ты всякий раз меня великодушно выносила и
спасала. И сколько родилось в тебе замыслов и поэтических грез…
Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого
народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить. И
не хитрый, кажись, дорожный снаряд, не железным схвачен винтом, а
43

наскоро живьем, с одним топором да долотом, снарядил и собрал


тебя ярославский расторопный мужик. Не в немецких ботфортах
ямщик: борода да рукавицы, и сидит чорт знает на чем; а привстал, да
замахнулся, да затянул песню -- кони вихрем, спицы в колесах
смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога да вскрикнул
в испуге остановившийся пешеход! и вон она понеслась, понеслась,
понеслась!.. (ОРКЕСТР ЗАКАНЧИВАЕТ ВМЕСТЕ СО МНОЙ ИЛИ
РАНЬШЕ)

В ТИШИНЕ
Что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая
сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за
кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой
вашей жилке? Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и
становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо всё, что
ни есть на земли, и косясь постораниваются и дают ей дорогу другие
народы и государства.
Русь, куда ж несешься ты, дай ответ? Не дает ответа.

ФИНАЛЬНЫЙ СОЛЬНЫЙ НОМЕР ОРКЕСТРА


№ШНИТКЕ ГАЛОП (или БАЛ ГАЛОП с31 до конца)