Вы находитесь на странице: 1из 8

CHAPTER 09

Перевод: Bergamottchi

[Его величество Тархан получил новые боевые заслуги.]

[Хм.]

Услышав отчет помощника, король Айруго погладил подбородок.

[Не похоже, что Вы рады.]

[Как я могу быть рад. Но я подумал, что с этим снова мог бы пойти к Тархану.] /для какого-либо дела.
Там также есть речь о покупке чего-то, предложении денег за что-то

Убийца отправлен не из враждебной страны – Сильваноса, а из его родной – Айруго.

[Вы не собираетесь приложить к этому свою руку?]

[Для чего? Он должен разобраться с этим сам.]

Сказав это, король поднял бутылку алкоголя и перелил её в стакан.

Однако.

Звяк-. Бутылка вина, которую король держал в руках, покатилась по полу, и янтарная жидкость
запачкала ковер.

Испуганный слуга подошел и поспешил собрать осколки. /прибраться/расчистить

[Я принесу Вам новую бутылку.]

Король покачал головой, услышав его слова.

[Не стоит. Проваливай.] /если характеру не очень подходит «проваливай» лучше просто «Оставьте
меня», «Можешь идти» и т.п.

Все, кто присутствовал в его покоях, включая помощника, молча вышли вон.

[Хоть он и сказал, что Тархан должен справить с этим самостоятельно, похоже, он все-таки
беспокоился о нем.]

[Так и есть. Он же его любимый ребенок…]

[Даже если бы он был рожден аристократкой.]

Поверхность воды задрожала, когда слуга и помощник разговаривали снаружи.

Это все, что показало королевское око.


Аристина задумчиво качнула головой, размышляя о видении, оставшемся в памяти.

‘Неправильно’. /что-то пошло вразрез с тем, что она представляла видимо

Все они долгие годы посвящали себя служению королю, но все оказалось напрасно.

Король выронил бутылку не по этой причине.

‘Ваше Величество, эти желе очень нравятся Енике, так что даже Ваше Величество…’
Прошептала Еникарина, очаровательно улыбаясь Королю.

‘…?!’
Все застыли из-за внезапных действий Аристины.

‘ч-что…’
‘только что произошло?!’
Оба глаза были в порядке, но осознать ситуацию не удавалось.
Невозможно было поверить в то, что видишь своими глазами.

Даже Тархан, который не вмешивался в разговор, занимаясь анализом позиций отступления, на этот
раз был определенно удивлен.

‘Принцесса?’
Король пришел в себя первым.

Нефтер посмотрел на желе прямо перед своими губами.

Оно было несравнимо с обычным желе, имело светло-желтый цвет, было кисло-сладким на вид и
соблазнительно сияло.
Конечно же Нефтер не нанизывал желе на вилку, а занимался этим кто-то другой.
И тем человеком была как раз принцесса Аристина.
‘Ваше Высочество отец.’
Еникарина, как и все остальные вокруг, застыла от того, как Аристина обратилась к вице-королю.
‘В-ваше Высочество отец?!’
Нашему отцу?!
Еникарина крикнула на Аристину.
“Еника, тебе не нравится, что я называю Его Высочество отцом?”
Ты же говорила, что я – часть семьи?
Когда Аристина посмотрела на нее таким взглядом, Еникарина сразу умолкла.
“Ведь если я выйду замуж за Тархана, я буду звать Его Высочество так. Потому, что Его Высочество
станет моей семьей, моим отцом.”
“….Так и есть.”
“Это ведь не проблема, если я начну обращаться к нему так на пару дней раньше?”
Аристина вела себя вполне спокойно, но ее глаза немного дрожали.
Возможно, она боялась, не отвергнет ли её действия Нефтер и не в плохом ли он настроении.
Это был взгляд человека, который привык к отказам.
Однако в этот момент она тут же взяла себя в руки и набралась храбрости.
Чтобы измениться и равнодушно принять отказ.
Губы Нефтера разомкнулись.
“Нет проблем.”
После слов короля Еникарина чуть было не упала в обморок.
Глаза Аристины задрожали.
Впервые Нефтер почувствовал себя так, словно увидел искренность молодой принцессы, пришедшей
в этот гибнущий/дурной мир.
Нежное сердце, спрятанное за твердой оболочкой.
Щеки Аристины слегка покраснели.
“Я рада…”
Внезапно пробормотала она.
Но в следующий момент, Аристина, которая была в хорошем настроении, вдруг изменилась в лице и
извинилась.
“Нет, это… Его Высочество ведь тоже знает о моей ситуации. Я просто…”
Отчего-то я была по-настоящему рада, что у меня появился отец.
Я просто собиралась обращаться так в будущем, так что решила спросить разрешения заранее.
Не придавайте этому большого значения.
Но мне вспомнилась сцена, которую я видела через королевское око в детстве.
Образ младшей сестры, кормящей короля, сидя на его коленях.
Аристина тоже хотела похвалиться перед отцом своим знанием этикета, покормив его желе.
Поэтому она скатала комочки и нанизала их на вилку.
“И что это такое? Ты собираешься дать это мне?”
Сказал Нефтер, прервав несвязное бормотание Аристины.
Глаза Аристины заслезились.
“Да!”
Ответила она энергично и слегка протянула вилку ближе.

“Скажите «А~», отец.”

Над чайным столиком повисла гробовая тишина.

‘Нет, ты разве не смогла догадаться, что только что имел в виду отец?’

Паэлья Миен хотела схватить её за волосы.


Его вопрос был не просто «ты собираешься дать это мне?».
‘Что это такое? Ты ведь не собираешься и правда дать это мне? Убери это быстро.”
Вот, что это означало.

По крайней мере это то, что услышали Паэлья, Мартен и Сталлина.

Кем же был Нефтер?


Он был великим королем, который правил этой равниной диких и свирепых зверей.
Более того, недостаточно просто нанизать желе на вилку и протянуть королю, говоря «скажите
«А~»».
Глядя на это, у меня сердце замирает. /сердце сжимается
Не подозревая об этом, Аристина ждала, когда же король откроет рот.
“А?”
Нефтер словно онемел.
Он открыл рот не потому, что Аристина попросила, это было скорее чувство: «А? Ты попросила меня
сказать «А»?».
Нет, это было не чувство, он был уверен в этом. /звучит деревянно… надо перефразировать.
Голубые глаза Нефтера стали холоднее, чем когда-либо прежде.
Паэлья Миен желала, чтобы хотя бы сейчас Аристина взяла себя в руки и просила прощения за свою
грубость.
До тех пор пока я не пришла сюда по приказу королевы, я шла с легким сердцем, а что это сейчас
такое?
Однако, когда же Аристина оправдает ожидания Паэльи Миен?
Несмотря на то, что она могла видеть происходящее через королевское око, навык ее социального
взаимодействия был близок к нулю.
Это больше походило на то, что она всю жизнь обучалась разговорам с людьми и переписке с ними
по телевизору.
Даже ее прошлая жизнь, которую она испытала на собственном опыте, была лучше «видна» через
королевское око, нежели ее воспоминания…
Ранее она нервничала и много размышляла, продвигаясь вперед, но по факту всегда радовалась,
воспринимая речь людей за чистую монету.
Как только губы Нефтера разомкнулись, она тут же вложила ему в рот желе.
Он рефлекторно закрыл рот.
“Вкусно ведь?”
Спросила Аристина короля с улыбкой на лице.
Все затаились в ожидании реакции короля, который даже забыл как дышать.
Однако.
Вопреки ожиданиям, король не разразился в гневе.
“хм…”
Он лишь по-прежнему издавал невнятные звуки.
И, кажется, не выглядел сильно рассерженным.
Нет, точнее вообще не выглядел рассерженным.
Сейчас никто не мог полностью понять и принять случившейся ситуации.
Звяк~!
Резкий звук нарушил тишину, повисшую в чайной комнате.
Побледневшая Еникарина уставила на чайный столик.
Чай, вылившийся из чашки, окрасил/намочил скатерть. Красные пятна все больше расползались по
белоснежной скатерти.
Это случилось потому, что рука Еникарины случайно ударила по чашке. /задела чашку
Её руки все еще мелко дрожали.
“Что такое, Еника?”
“А..”
Еникарина посмотрела на Аристину. Постепенно её внимание начинало возвращаться. /фокус,
сосредоточенность
“Что-то не так?”
Вздрогнувшая от такого вопроса, Еникарина чуть улыбнулась уголками рта.
“Что может быть не так? Все хорошо.”
Аристина перевела взгляд на запятнанный стол.
“П-похоже… Кто-то сделал неправильную чашку. Она упала, так как была неустойчива.”
Сказав это, она посмотрела на придворных.
“Вы должны проверять все как следует! Как вы посмели допустить такое?! Вы в своем уме?”
Её голос отличался от обычного, в котором проскальзывали милые нотки.
Еникарина, которая хотела нравиться всем, впервые так оплошала в царском дворце.
Придворные чувствовали несправедливость, но им не оставалось ничего, кроме как послушаться
принцессу.
Аристина посмотрела на все это и наклонила голову.
‘Вы так испугались?’
Не было точно известно.
Причина, по которой король уронил бутылку,
В том, что у него болело правое запястье.
Обычно оно не болит, но когда нужно прикладывать силу или задействовать запястье, случаются
небольшие судороги.
Это желе – особое желе Айруго, его поверхность очень гладкая, к тому же оно такое упругое, что его
довольно сложно нанизать на вилку.
Знать в Айруго и даже во враждебном ему Сильваносе используют это желе, чтобы научиться
этикету во время еды.
Практика заключается в том, что нужно с первого раза суметь нанизать желе на вилку.
‘В ситуации, когда сложно использовать мышцы запястья, ни за что не получится так сделать.’ /так –
нанизать желе на вилку и кушать
Таким образом образуется довольно простая причинно-следственная связь.
Нефтеру нравится это желе. Но из-за болей в запястье ему тяжело самостоятельно есть его.
К тому же он не хочет распространяться о своей травме.
Все эти три пункта сводятся к одному.
‘Его может кормить кто-то другой.’
Нет ничего яснее этого.
Но, кажется, в реакции короля есть что-то странное… /странное, тревожное, беспокойное
‘А, неужели ему не нравится тот, кто его кормит?’
Этого не удалось увидеть через королевское око.
Или же ему не нравится то, что с ним обращаются как с ребенком?
“Как Вам?”
“….Вкусно.”
После непродолжительного молчания тихо ответил король.
Его голубые глаза обратились в сторону желе.
‘Он просит еще?’
Аристина нанизала еще одно желе на вилку и протянула Нефтеру.
Король, правивший дикой страной, тихонько приоткрыл рот, чтобы съесть угощение.
Конечно, лицо короля, принимающего еду, было преисполнено величия и благородства, и очень ему
подходило.
‘А, он ест больше, чем я думала.’
Аристина продолжала нанизывать желе на вилку и кормить короля, словно кормящая птенцов мать.
‘Независимо от того, насколько тебе это нравится.’
Это было слишком.
Всего было 7 желе, а он уже ел пятый кусочек.
Эти желе придавали энергии. Как правило люди едят только один кусочек, так как кисло-сладкий
вкус слишком выражен.
‘Когда его запястья были в порядке он специально приказал принести их, поэтому съел 2-3 кусочка.
Может, это потому, что прошло так много времени?’
Когда я смотрела через королевское око, максимум был 3 желе.
Аристина позаботилась о том, чтобы желе не выскользнуло и проткнула скользкую поверхность
вилкой.
Это шестое.
‘Это немного раздражает. Нужно так заботиться о раненых.’
А возможность делать это для того, кого можно назвать отцом, немного… немного радовала.
Аристина положила желе в рот королю.
Теперь остался лишь один кусочек.
Честно говоря, она немного волновалась.
‘Я тоже хотела попробовать…’
Эти бархатные желе. Она их так часто видела через королевское око, но так ни одного и не
попробовала.
‘Говорят, правда очень вкусно. Кислый и сладкий вкусы сливаются воедино так, что начинает
казаться, что у вас во рту целая вечеринка в разгаре.’
Даже то, что сейчас перед моими глазами, сделано в городе, славившимся этими желе.
Это продукт высочайшего качества, который преподносят королю.
‘Эх!’
Аристина нанизала последний кусочек на вилку.
Ничего не поделать.
Сегодня я здесь не для того, чтобы есть бархатное желе.
Продать лекарства… Нет, показать Тархану насколько я способная.
Ради великого нужно жертвовать. /досл. способ пожертвовать коровой ради великого
Она закрыла глаза и отдала последнее желе королю.
Естественно, король с большим аппетитом съел его.
Выглядит очень вкусно. Он съел 7 желе подряд, даже не запивая чаем.
‘Хорошо…’
Я так думала, но слышала как слабеет его дыхание рядом.
‘Почему?’
Аристина с удивлением посмотрела на Тархана.
Почему его дыхание такое затрудненное? В чем причина?
Аристина по-настоящему гордилась собой.
Она думала, что теперь нравится Тархану.
Она хотела заполучить благосклонность тех, кто стоит у власти.
Разве это как раз не показывает ее ведущих умений?
Но его дыхание…
И хотя чувствовалось, что взгляд скорее обращен на короля, а не на нее, они в любом случае сидели
рядом.
‘Что ж, Тархан не знает о состоянии запястья короля, так что это может показаться слегка странным.’
Однако король был доволен, так как благодаря ей он смог, наконец, насладиться любимым
угощением, которое не ел годами.
‘К тому же мне даже не стоит об этом переживать.’
Кто бы мог вообразить, что именно Аристина позаботится о раненом короле и накормит его?
Думать таким образом обычно считается подозрительным. /не то что бы подозрительным, а «болезнь
подозревать всех» как паранойя наверное? Надо получше перефразировать.
Кроме того, догадывается ли кто-то о том, что Аристине известно больше, чем королевским слугам?
Об этом не знает даже сама королева.
В этом мире это известно лишь двоим.
Королевскому доктору и
‘Принцессе Еникарине.’